Главная » Архив текстов » Интервью

Поделиться:     Закладки:     Мне понравилось:  


11:35
Yuuki (Lycaon): интервью для ROCK AND READ vol.54





Yuuki (Lycaon): интервью для ROCK AND READ vol.54

Lycaon базируются в Нагое, но, Юки, вы не из Нагои, верно?
Я родился и вырос в Гифу. Я самый старший, и вырос испорченным. Сколько себя помню, я не особо любил общаться. Даже на уроках изобразительного искусства я выделялся на фоне класса. В плане выражения моих внутренних образов в вещах я всегда был лучшим.

На уроках музыки вы также были хороши?
Я ненавидел музыку.

Правда? (Смеется)
Даже хотя по природе своей я не любил петь перед людьми, я стал еще больше это ненавидеть из-за случая в начальной школе.

Да, что же произошло?
Я был вынужден петь на уроках музыки, и однажды я вышел и не стал петь, и, перед всеми в классе, я был вынужден стоять один на подиуме, и учитель надавал мне пощечин. Так как я был совсем ребенком, я заплакал, но, несмотря на это, учитель приказывал «Пой!» и постоянно проигрывал запись. Это стало для меня травмой, и я возненавидел уроки музыки, хор и тому подобное. Во время репетиций песни к выпускному из средней школы я тоже не пел, и меня снова оставили одного, а CD продолжал играть и играть (смеется). Однако наша учительница собиралась покинуть школу и выйти замуж, и мы были ее последними учениками. И это было бы плохо – оставить после себя плохие воспоминания о последних моментах, и я тоже, с мыслью «Я не могу так поступить» преодолел себя и спел. Тогда моя учительница, со слезами на глазах сказала «Ты же можешь петь! Ради выпускного вечера давайте все постараемся и споем красиво и это запомнится навсегда».

Интересная история. Но, вы так сильно ненавидели петь? (Смеется)
Нет, не то чтобы я ненавидел петь, проще говоря, это все из-за того, что я стеснялся петь. Во время моей учебы в начальной школе я переехал, и какое-то время у меня не было друзей. И в то время моим хобби стали походы в караоке. Вообще, очень много раз я ходил в караоке с моей мамой; мне очень нравилось слушать, как она поет. Но, как представился случай, когда моя мама вышла в туалет, я поставил «Tonari no Totoro», которая мне очень нравилась, и впервые попробовал спеть в караоке. Я пел и в какой-то момент мама вошла с выражением лица «Это ты поешь?!» Похоже, она слышала меня в туалете и думала, «Где этот милый ребенок, который так хорошо поет?» Она даже сейчас говорит это – «То твое исполнение «Tonari no Totoro» превосходит даже оригинал!» (Смеется)

Ахахаха! Даже в школе тебя побили за то, что не поешь (смеется).
Да, дома я постоянно пел, но в школе, перед другими людьми и все такое, я не хотел петь. Я начал с “Tonari no Totoro”, Utada Hikaru и Hamasaki Ayumi и подобного; я слушал тогда постоянно повторяющиеся популярные песни, которые слушали мои родители, и пел их в одиночестве. Но с тех пор как я решил не петь в школе, меня избили (смеется). Я не был бунтарем или что-то в этом роде, я просто стеснялся. И тот ребенок сейчас в группе на вокале (смеется). Я думаю больше всего удивились бы мои одноклассники.

Ты до сих пор ходишь с мамой в караоке?
Да, хотя временами это походит на Эдипов комплекс (смеется). В последнее время, когда мы ходим в караоке, с обоих сторон чувствуется соперничество, мы поем только то, что хорошо умеем петь, соревнуясь. Мы также ставим песни Lycaon, и, недавно, я получил сообщение «Твою “Gossip” очень сложно петь, она словно скороговорка» (смеется). Мы теперь как друзья по караоке.

Значит, когда вы занялись музыкой, вы не были против подобного?
Верно. У меня была другая мечта перед тем, как я начал петь в группе, но даже не смотря на это, я не был против.

Мечта до вашей группы, о чем же вы мечтали?
Я хотел иметь работу, связанную с авиакосмической промышленностью. Собственно, работать в компании… Я бросил это и занялся группой (смеется).

Правда?! У вас была работа?!
Когда я учился, я любил машины и прочее тому подобное, чем можно управлять, и я изучал все это. Что касается всего, связанного с машинами, здесь ты никогда не потерпишь поражение или убытки, здесь есть уверенность. Но машина, которую я водил, была куском железа, и это просто ужас.

Но с другой стороны, это как любовь, ты чинишь ее и снова едешь (смеется). В чем заключалась ваша работа?
Я изготавливал различные детали. Если кратко, в нашем сверхточном мире, если ты не сделаешь выпускное отверстие реактивного ракетного двигателя безупречно, во время полета оно слетит, поэтому я настраивал программное оборудование с точностью до 0.0001 мм, полностью исключая погрешность. Эти детали, каждая из них стоит столько, что на подобную сумму можно было бы купить бесчисленное количество домов. Я даже не смел оставлять отпечатки пальцев на них. Если бы по какой-то случайности отпечаток все-таки остался, он мог бы в дальнейшем привести металл к коррозии, что непоправимо, поэтому на этой работе мне приходилось быть крайне внимательным. Я также изготавливал детали для истребителей и пробные детали для прототипа нового Боинга 787.

Круто!!! Но, вы бросили работу и встали на тропу музыки. Вы же ушли с этой работы не потому, что вам она не нравилась?
Нет, эта работа мне нравилась. Я был ценным молодым кадром (смеется), и мои коллеги крепко держались за меня. Но я сказал «Если меня ждет провал, я вернусь сюда снова!» и они проводили меня.

Это довольно грубый труд, но в свете вашего нынешнего имиджа, это удивительно, что вы знакомы с рабочей жизнью (смеется).
Я стал более независимым играя в группе (смеется).

Что заставило тебя бросить компанию и начать играть в группе?
У нас лишь одна жизнь, верно? Было время, когда я постоянно думал «Неужели я закончу здесь, неужели мне придется заниматься этим всю жизнь? Что же я хотел бы делать на самом деле?» В тот период походы в караоке и пение стали для меня единственным способом выплеснуть свои эмоции. Изначально я слушал Jpop, и песни, которые были популярны, когда я был младше, и тому подобное, но в то время я еще не знал о существовании Visual Kei или слова «Indies». Тогда, совершенно случайно поздно вечером по телевизору я увидел рекламу The Gazette и подумал, «Такая музыка тоже существует?», и таким образом я впервые узнал о Visual Kei тех дней. Хотя, у меня были CD Kuroyume, X Japan и так далее, но я думал, что Visual Kei на этом заканчивался. И поэтому у меня возникло тогда чувство «Он до сих пор вокруг нас». Более того, он крут, и когда я поискал в караоке, я нашел много интересных песен, и заинтересовался этим стилем музыки. Из-за этого, я только и делал что ходил в караоке и искал с мыслью «Интересно, не мог ли бы я в самом деле играть в группе, или чем-то в этом роде хотя бы ради развлечения?» Перед тем как случайно встретить Lycaon, я ходил в студию посмотреть пару других групп. Но они были какие-то не такие, как мне представлялось, и после этого я на какое-то время снова погрузился в работу. В то время бывший басист Lycaon Mio связался со мной, и я пошел в студию посмотреть на них, и они настолько отличались от других музыкантов, которых я встречал до них, что я был очарован. Я чувствовал «Я хочу присоединиться к ним и петь с ними прямо сейчас! Даже если мне придется бросить работу, будет намного лучше, если я вступлю в группу!» Это были нынешние Lycaon. В любом случае, это был шок. Гитара, бас и барабаны сливались в идеальное чистое звучание, которое я до этого не слышал, и я был сильно впечатлен.

Что касается Lycaon, они тогда искали вокалиста?
Верно. По-моему, было еще около трех кандидатов на роль вокалиста, но Lycaon сочли меня лучшим, нас изначально потянуло друг к другу.

Какой была реакция родителей на ваше решение бросить работу?
Конечно, сначала они были против. Но они не хотели, чтобы я всегда сожалел об этом, поэтому сказали «Если ты этого действительно хочешь, так сделай это. Если нет, тогда ты пожалеешь об этом, верно? Так иди же до конца».

До того момента вы никогда не наносили макияж, верно?
Нет. Я переписывался с бывшим барабанщиком Lycaon, Eve, и он показал мне кое-какие фото артистов. Я все досконально изучил.

Пение в группе отличалось по ощущениям от того же занятия в караоке?
Это совершенно другое. Я недооценивал это (смеется). Я сразу же осознал, что «вокал – это не только просто пение, хм». Тем более, когда дело касается выступлений, это означает петь перед людьми, не так ли? Это началось именно так. Я впервые вошел в студию и мне пришлось спеть перед участниками группы.

Ах, у вас не получалось петь перед публикой, и вы никогда так не пели (смеется).
Да. Несмотря на то, что я говорил о желании играть в группе, даже в караоке я пел только перед близкими родственниками и друзьями. Вначале мне было реально страшно, но постепенно я преодолел это. И кстати, я тогда ни разу не был на рок концертах в клубах. Это звучит как в манге, но участники группы сказали мне «Пойдем, изучим это дело!» и повели меня на концерт. Когда я открыл дверь, люди в зале трясли головами, прыгали, в общем, были в угаре. Я даже немного отошел назад. Я спросил у участников группы «Что они делают? Так проходят концерты? У этой группы?», и мне сказали, что в той или иной мере, так всегда происходит на Visual Kei концертах (смеется).

Ахахаха! Не зная даже этого, вы думали, что хотите играть в группе? (смеется).
В общем, я только и делал, что был постоянно шокирован, и это было страшно. У нас было уже назначено выступление, и я думал «Я тоже буду стоять там, на сцене, через сколько же месяцев?», я был очень взволнован. Но у меня и мысли не было бросить группу. Я смотрел записи выступлений Lycaon и изучал их. Я даже не знал о существовании МС как части выступлений, я думал, будет хорошо если я просто буду петь. Было столько вещей, о которых я не знал (смущенно смеется).

Сейчас, концепция существования Lycaon может быть описана как «Eros»…
Да, но я думаю, экспериментируя мы изменились. Так как для меня Lycaon это первая группа, это действительно важно. И то, что было создано до этого момента, не может быть так просто разрушено.

Особенно в течение последних 2-х лет концепция группы Lycaon была довольно ясной. Более того, вы нашли способ передать ее в живых выступлениях, верно? Кроме того, Юки, я считаю большим прогрессом то, что вы начали принимать участие в создании песен.
До настоящего времени я бы вряд ли сказал что-то относительно песен, которые пишут участники группы. Даже если я думал «Если бы мы сделали здесь немного по-другому, разве это не было бы интересным?» я боялся, скажи я что-то, не обидит ли их это? Но с недавних пор я начал говорить все прямо, типа «Это вовсе не круто». И что касается этого, их это восе не обижает, на самом деле они счастливы со мной. В свете всего этого, я думаю, мы, как группа, начали приводить вещи в порядок.

Когда именно произошли подобные изменения?
Это случилось прсле релиза «Rose». Когда я повредил голосовые связки и не мог петь. Тогда моя эмоциональная боль была настолько мучительна, и я был просто морально обездвижен. После выздоровления я написал «Reibyoukou to masochist» как ознаменование возвращения к деятельности, и тогда же меня привлекли к созданиям песен.

Что вы чувствовали, когда вы были в депрессии после повреждения горла?
Хм… Я думал «Было бы лучше, если бы меня здесь не было, я хочу исчезнуть, раствориться». Я знал, что я был важен для участников группы, фанатов, но все равно я думал «Если я не могу петь, я не Юки», и мне хотелось просто исчезнуть перед всеми. Когда я не мог выступать, я получал письма от фанатов и сообщения от согруппников наподобие «Сегодня публика была такая-то, мы ждем тебя!» Это делало меня счастливым и воодушевляло, и я чувствовал, как хочу скорее вернуться. Действительно, в то время участники группы и фанаты стали мне опорой. Я больше никогда не хочу иметь подобных мыслей. Из-за того случая я переоценил свою роль как вокалиста, и когда это произошло, я подумал «Я хочу создавать вещи, которые раскроют меня еще больше».

Значит, первой именно вашей песней стала «Reibyoukou to masochist», верно?
Было бы хорошо, если бы она не использовалась в качестве песни Lycaon, но первым делом я заставил участников послушать ее, и сказать, что они думают о ней, несмотря на то, что она была короткой, всего 1 мин 40 сек. Ребята сказали, что она правда хорошая. И когда они сказали «Давайте сделаем ее нашей новой песней», я думал «Нет, лучше пусть она останется как есть». Мы записали ее на CD как демо. Это придало мне самоуверенности, и теперь, во время создания песен, я всегда выражаю свое мнение.

И благодаря твоим идеям, усилилась экспрессивность музыкантов, и, одновременно, ваши композиции стали еще лучше.
Изначально, я присоединился к группе ради своего собственного удовольствия, но после пережитой эмоциональной травмы все неожиданно поменялось, это не для себя, теперь чувствовалось, что мы хотим жить и творить ради фанатов. Контекст песни «Reibyoukou to masochist» как раз связан с этим. Теперь это стало приносить мне удовольствие. Я хочу, чтобы наша группа существовала ради счастья каждого, и я хочу, чтобы фанаты нами гордились.

Эротика является одной из концептуальных тем Lycaon, но мне интересно, откуда берет начало эта «эротическая чувственность», которую источает Юки? В последнее время, вы активно используете это как часть представления; сейчас же, вы вокалист, которому очень подходит плетка (смеется).
Когда я впервые вынес на обсуждение тему эротики, я думал, вдруг ребята это возненавидят, но они сказали «Это очень подходит Юки».

Это ваш повседневный образ, возможно не полностью искренний, но были ли вы таким же, когда работали в компании? (смеется)
В какой-то степени да, с детства я проявлял к этому интерес. У меня были женственные черты. Думаю, «Юки» внутри меня хочет существовать за пределами деления на мужчину и женщину. С давних пор это моя вторая натура, которая проявляется вовсе не только тогда, когда на мне макияж. Я не знаю, что думают обо мне остальные, но я чувствую, как мой внешний облик и мое внутреннее «Я» становятся одним целым. И я думаю, я вряд ли смогу стать мужественнее.

Мужской образ это…?
Действовать силой, с криком пробивая себе дорогу, что-то вроде того. Когда я неуверен в себе, я неуверен, и я часто становлюсь сентиментальным. Я не хочу скрывать свои эмоции, даже если это необходимо, и когда я их показываю, я показываю их в полной мере.

Но это важная составляющая деятельности артиста, не так ли?
Что касается меня, я ненавижу делать что-то против своей воли, когда меня заставляют. Поэтому если мне скажут «А если бы ты сделал так?» я запротестую «Мне это не нравится!».

Как Amanojaku (смеется).
Да (смущенно смеется). Но если мне что-то правда нравится, я скажу об этом. Я росту как личность каждый день, и, соответственно, мой способ мышления и вкусы – это вещи изменчивые. Я думаю, с группой происходит то же самое, и если бы мы не приводили эти вещи в соответствие, мы бы не смогли писать хорошую музыку.
(Amanojaku – вид антагонистического демоноподобного существа, но, в обратном смысле, это можно отнести к человеку, который не упускает возможности сделать все наоборот в противоречие тому, что ему говорят)

Я думаю, это без труда заметно по фотографиям группы, но каждый раз, с каждым новым релизом вы полностью меняетесь, не так ли? Более того, вы всегда очень оригинальны в преподнесении вещей, того, чего не делали другие группы до вас, и несмотря на удивление «В этот раз это именно так?», всегда есть чего ждать еще.
Если посмотреть на все это с точки зрения обычного человека, уместно было бы сказать «Это немного перебор, они явно сбились с пути», и когда говорят такое, я хочу спросить «Ты год назад разве был таким же как сейчас?» Что касается меня, я очень чувствительный, и легко поддаюсь влиянию, и поэтому мои чувства и предпочтения меняются очень быстро. Я всегда нахожусь под сильным влиянием вещей, которые интересуют меня в данный момент. Но, я понимаю, что мне не следует особо это показывать. Я постоянно думаю, если я сделаю это сейчас, разве потом я не смогу подобного сделать, насколько я продвинусь в совершенствовании и так далее.

Итак, касательно лично вас, какая же ваша цель как музыканта?
Что-то вроде «Не лгать себе». В любом случае, если ты лжешь сам себе, даже если ты делаешь то, что другие считают классным, рано или поздно ты сломаешься. Я считаю, что в любых обстоятельствах ты должен устремлять взор к тому, чего ты хочешь, выделить истинно верное направление и стремиться к нему во что бы то ни стало. Использовать всю силу воли, даже если это очень трудно. Потому что в группе, где есть и другие участники, просто лишь выразить мнение не поможет. Но в случае с Lycaon, в нашем общении друг с другом, даже если мы ничего не говорим, мы как-то естественным образом движемся в одном направлении. Это действительно странно, но когда, к примеру, я думаю «Я хочу сделать так» или «Я хочу написать вот такую песню», ребята думают примерно также. С тех пор, как постоянно мы одновременно испытываем одни и те же чувства, также и в плане музыки, у нас не было никаких конфликтов. И каждый выражает свое мнение свободно, не будучи рабом всех этих правил и ограничений, и музыка Lycaon раскрывает эти чувства.

Понимаю. Получается, интуиция вас не подвела, когда вы впервые встретили участников Lycaon и подумали «Давайте создадим группу!»
Думаю, да. Потому что вместе мы поддерживаем друг друга, и благодаря этому группа постепенно меняется, но что изменило меня – это группа под названием Lycaon. И даже сейчас, когда я слушаю их – гитару Сатоши, гитару Зеро, бас Хийю, и барабаны Ичиро, я считаю, что они просто невероятно круты. Я люблю Lycaon, частью которых я являюсь. Я думаю, мы можем расти и дальше. Было бы потрясающе, если бы смогли изменить каждого, кто слушает Lycaon, изменивших меня, Lycaon, часть которых есть я – я всегда думаю так.

Я думаю, время, когда вы повредили связки, было очень тяжелым для вас, но именно поэтому вы стали тем, кто вы сейчас есть, верно?
Возможно, если бы этого не случилось, я уверен, я был бы совсем другим, и Lycaon в нынешнем виде бы не существовало. Не только я это чувствую, но и ребята, мы стали сильнее. Я обрел нечто бесценное.

Я считаю, что Lycaon сейчас находятся на пути восхождения, и нам стоит еще много от вас ожидать.
Lycaon, есть много вещей, сделанных нами, которые еще никто не делал на Visual Kei сцене. Мы идем тропой тернистых роз, как никто до нас; но много раз было, когда, к примеру, после того как мы что-то попробовали, кто-то скопировал нас и преуспел в этом куда больше (горькая усмешка). Мы так часто так сильно пытались блеснуть оригинальностью, что потом сами от этого же страдали. В последнее время количество S&M (садо-мазохистких – прим. пер.) групп резко возросло, хотя я же первый это придумал (смеется). И фото музыкантов с «Masochist Red Circus», думаю никто ничего подобного раньше не видел.

Кожа музыкантов совершенно синяя. Это и правда оригинально.
Но, если бы мы сделали что-то более профессиональное, мы бы могли создать целую волну шока вокруг нас, ибо когда мы их сделали, лично мы были полностью удовлетворены – это было случайно, и это бесполезно. Эта реакция, я столкнулся с этим буквально вчера (смеется).

Вчера? (смеется) Итак, отныне и далее, презирая всякие границы, я желаю вам двигаться вперед в вашей оригинальности, хорошо?
Я кажется знаю, что скоро станет модным. Но, когда мы создаем новые вещи, если бы мы делали их не придерживаясь каких-то принципов, вышло бы совсем плохо, если мы не стали бы придерживаться канонов Visual Kei. Сердце бангя привередливо (смеется).


Перевод на русский - Серёгина Маргарита@jrokku.net
Размещение перевода без согласия переводчика запрещено!




Категория: Интервью | Просмотров: 2052 | Добавил: Spady_Madik | Теги: ROCK AND READ vol.54, Yuuki (Lycaon), Yuuki (Lycaon) интервью, j-rock группы, интервью, интервью с джей-рокерами, j-rock интервью | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 1
+2  
1 Mizari   (21.08.2014 20:13)
Вот тебе и Юки, вот тебе и няша в куцых шортах.. "Я также изготавливал детали для истребителей и пробные детали для прототипа нового Боинга 787".. Очередное подтверждение моей теории "Не суди по внешнему виду, ибо фриковатый имидж интеллекту не помеха". А вообще, конечно, он молодец - вот так вот поставить все на карту: с одной стороны стабильная, унылая работа, с другой - неизвестность, любимое дело и возможная слава.. Не побоялся рискнуть, немногие на это способны..

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Хостинг от uCoz