Главная » Архив текстов » Интервью

Поделиться:     Закладки:     Мне понравилось:  


08:39
Sakura (L'Arc~en~Ciel): интервью из журнала Newsmaker 1995





Sakura (L'Arc~en~Ciel): интервью из журнала Newsmaker 1995

Он думал одно время, что они лузеры, собравшиеся играть вместе, дополняя слабости друг друга. Но знакомство с Хайдом, Тетсу и Кеном перевернуло весь его мир. В этой главе мы проследим за мыслями и чувствами Сакуры в его «ларковский» период.

Когда он начал в Токио на индисовской сцене в конце 80-х его имя уже было довольно широко известно. Тем не менее, в то время у него не было нужды присоединяться к какой-либо группе. Вместо этого он хотел продолжать свою карьеру как драммер-профи. Но тогда произошло нечто. Он изменил свои намерения и присоединился к L'Arc~en~Ciel незадолго до записи их первого, индисовского альбома, DUNE.

Если я присоединюсь к этим ребятам, мы обогатим друг друга своими различными точками зрения и далеко пойдем.

Как уже упоминалось в разговоре Сакуры и Тетсу, опубликованном в октябрьском номере, все началось, когда Тетсу однажды позвонил Сакуре в дом его родителей.

С: Как я сказал в предыдущий раз, я не имел ни малейшего представления о L'Arc~en~Ciel. Это уже после того звонка я нашел музыкальный журнал и получил первое впечатление о участниках группы. Во всяком случае, когда они прислали мне свою запись, я решил, что попробую. Это была песня 'Voice', которая содержится в одной из версий альбома (DUNE). Едва я прослушал эту одну-единственную песню, как мое сердце забилось как сумасшедшее. Некоторое время спустя, случилось так, что у группы, где я был саппорт-барабанщиком, был концерт в Осака и я тоже поехал, тогда-то мы и договорились встретиться.

В декабре 1992 Сакура познакомился с троими Ларками – Хайдом, Тетсу и Кеном в Осака. Уже на следующий день они отправились в студию. Впечатление он получил сильнейшее, тот день до сих пор ярок в его памяти.

С: До этого момента у меня было стойкое предубеждение насчет парней, играющих в группах, я думал большинство из них музыкально очень узко мыслит. Но когда я взглянул на ЭТИХ ребят, увидел, что у них была в этом свобода. Вот после этого я в первый раз и подумал о том, что быть в группе может быть весело. К тому же так вышло, что мы все были ровесниками, а это предполагало, что мы слушали одну и ту же музыку. Другими словами, музыкально мы говорили на одном языке. Более того, они показали очень высокий уровень техники в их песнях. Это и заставило меня думать, что если я к ним присоединюсь, мы сможем показать друг другу мир с разных сторон и взлетим высоко. Смысл группы в том, чтобы играть музыку как одно целое, а из этого появляется также и духовный смысл. Я сам дошел до этого, и могу вам сказать, что для меня группа это химическая реакция между людьми, а музыка инструмент и результат этой реакции. Everything's about people. Я полагаю, это то, что я чувствовал по отношению к L'Arc~en~Ciel.

Я ненавидел бы это, если бы не мог выразиться как драммер.

В январе 1993-го Сакура присоединился к L'Arc~en~Ciel официально. За неделю до записи «Дюны». Он уже был профессионалом, и одной недели ему оказалось более чем достаточно, чтобы вписаться в звучание группы. Его первое официальное участие (в создании музыки) дало ему сильную мотивацию.

С: Что было важно для меня как для драммера. Я бы это ненавидел, если бы не мог выражаться в музыке. Я хотел внести мои собственные идеи, мое видение, мои фразы, что сделают звучание уникальным. Иначе не было бы никакой разницы кто сидит за барабанами. Это словно выход материала, что собрал мой внутренний художник – техника, знания, творчество… Процентов 80-90 от того, что я мог в то время. Полагаю, мои усилия и прошлый опыт окупились. Как вы знаете, инженером записи в тот раз был Джек Дэнджер (он же Оиси, представитель менеджмента компании, DANGER CRUE INC, к которой L'Arc~en~Ciel и Сакура принадлежали). Хотя у меня уже был опыт записи, я в первый раз работал со специалистом такого высокого уровня в технике и по части знания музыки. Я действительно многому научился. Звук, что он записал, был великолепен, это создало у меня сладкую иллюзию вроде: «О, оказывается я могу быть так хорош!». Это словно когда девушка впервые приходит к профессиональному стилисту, и макияж, что он ей сделает, становится для нее откровением: «О, я могу быть такой красавицей!?». Мои чувства отличались немногим.

«Дюна», выпущенная в апреле 1993, заняла первое место в индис-чартах. Вдобавок тур "Close by DUNE" (10 представлений в 10 местах) прошел успешно. Без сомнений, это было отличное начало. Первая группа, к которой Сакура присоединился официально, день за днем набирала обороты. Он принял это положение вещей спокойно.

С: Где мы в чартах, сколько продали… Если честно, это меня особо не касалось. Я такой до сих пор. Я был безумно счастлив уже от того, что могу создавать такую удивительную музыку с такими удивительными людьми, в такой удивительной обстановке. Поэтому, узнав, что «Дюна» на первом месте, все, что я подумал, было: «Это ведь просто совпадение, да?» и все. Конечно, я был рад, что музыка, которой я гордился, была услышана многими, и тому, что много народу приходило на наши лайвы. Это то, что невозможно проигнорировать. Но как я только что сказал, счатливее всего меня делало то, что мы могли создавать такую великолепную музыку. Пока наша группа расцветала, я не могу сказать, что был этим сбит с толку, но я испытывал только чувство постороннего. «О, это очень хорошо» -- и ничего более.

Это значит лишь то, что я мог выразить себя только посредством музыкальных инструментов.

Будучи способным создавать музыку с такими блестящими музыкантами как Хайд, Тетсу и Кен, Сакура был счастлив от одного этого. Одно это могло быть смыслом жизни. Но кроме этого ничто не вызывало его интереса. Интервью, фотосессии, промоушен… когда приходилось выполнять такого рода не имеющую отношения к музыке работу, у него это вызывало напряг.

С: Например, во время интервью, я не хотел говорить о моей личной жизни, потому что в то время я был гораздо более замкнут и молчалив, чем сейчас. И для фотосессий я не годился. Лучше бы они делали фотографии во время лайвов. Думаю, именно в такие моменты я выглядел бы лучше всего. Но для фотосессий нужно было одеваться и краситься, а я это терпеть не могу. Если вы меня спросите, значат ли что-либо эти фотографии, я скажу вам, что они все фальшивка. Мы давали интервью и снимали PV, чтобы больше людей узнало нас. Я понимал это, но все равно, это составляло большую проблему для меня. В этом аспекте я был словно ребенок по сравнению с другими участниками группы. Будет это продаваться или нет, или мы должны сделать так, чтобы это продавалось… это для меня было мучительно. Сказать больше – я мог по-настоящему высказаться только посредством музыки, посредством моего инструмента. Это так и осталось по сей день. Что музыканты должны уметь делать, это не болтовня и не красноречие, а передача своих мыслей и чувств посредством своих музыкальных инструментов. Если вы хотите высказать свои мысли целому миру, вы можете стать комментатором или диктором, да? Я всегда думал так – музыка выражает мысли и образы, которые не могут быть переданы словами. Все же спустя годы я стал думать чуть-чуть иначе. Теперь я думаю, что пока я нахожусь на публике, я должен представлять для них нечто интересное. Конечно, мой взгляд на музыку не изменился. Но я также думаю, что если я могу объяснять вещи ясно и выразить мою точку зрения, при этом в легкой манере, смеша людей там, где нужно, то это еще лучше. Но во времена «Дюны» я еще не был способен так думать.

Оглядываясь назад, я понимаю, что это было важно для меня – остаться верным моим принципам.

В настоящее время все больше и больше групп готовы принести их индивидуальность и музыку в жертву деньгам и популярности. То, что Сакура всегда и во всем верен своим принципам – это нечто из ряда вон выходящее. Взять хотя бы его стиль в одежде…

С: Я не стану носить одежду, если она не черная. Тут я не уступлю ни шагу. Когда вы в группе, бывают ситуации вроде «а теперь все участники должны представлять одну белую тему (в одежде)». Даже в таких ситуациях я не шел на компромисс. Тогда Хайд спросил меня: «Сакура, скажи… было бы красиво, если бы ты надел что-то белое поверх своей черной одежды?» Какое позитивное внушение, не так ли? Но это что-то непоколебимое во мне… Знаете, оглядываясь теперь, я верю, что это то, что поддерживает меня. Для меня было важным оставаться верным своим принципам, и это меня сохранило. Возможно потому, что тогда я не отказался от того, во что верил, я и могу теперь сказать, что преуспеваю.

Вернемся к нашей истории. L'Arc~en~Ciel тогда начали распространяться с огромной скоростью. В октябре 1993 было выпущено видео "TOUCH OF DUNE". Тур "FEEL OF DUNE", который шел с ноября по декабрь (14 выступлений в 13 местах). И еще один, "Nostalgy no Yokan" (3 концерта в 3 местах), в апреле следующего года. С каждым лайвом они выкладывались по полной. Наконец, в июле 1994, с выпуска видео-сингла "Nemuri ni Yosete" начался их мейджерский дебют.

С: Это была уже не та атмосфера чуда, что во время релиза «Дюны» Danger Crue. Как только мы стали мейджерами, она сошла на нет. У нас стало больше стаффа, кто помогал нам, чтобы о L'Arc~en~Ciel узнало еще больше людей. И как результат, количество работы, не имеющей отношения к музыке, стало во много раз больше. Таким образом моя настоящая работа – драмминг -- была ограничена. Думаю, это и ввергло меня в депрессию.

Я чувствовал, что для меня звук, призванный выражать мысли, образы и чувства, рисовать их, отравлен.

Спустя две недели был выпущен второй альбом "Tierra". «Тиерре» Сакура обязан первым опытом метода проб и ошибок.

С: Наш мейджерский релиз привлек столько производителей, изготовителей и прочих… Множество людей со стороны были привлечены. Многие из них требовали сделать нашу музыку «проще и понятнее». Песни, что нравятся большинству, видимо и есть те, что легко понять, да? Я ничего не имею против. Но по мне, такие «легкопонимаемые» песни есть просто бедность души и разума. Например, в игре на барабанах были партии, что я хотел играть пианиссимо, но мне сказали сделать звук более отчетливым. Тогда-то я и почувствовал, что изображающий картину саунд, тот самый, которым я руководствовался с тех пор как был ребенком, ускользает от меня. Выходит, что я отклонился тогда от своего пути, но я знал, что вернусь на него.

На «Тиерре» есть песня "Inner Core", музыку которой написал Сакура. Эта песня первая демонстрация Сакурой его чувств как композитора, это заслуживает упоминания.

С: Я радовался, создавая эту песню, не как барабанщик, но как композитор. Я испытывал интерес к написанию песен, но как драммер… если бы это был народный танец, я мог бы, возможно, обойтись барабанами… Однако, так как я написал нечто, что можно петь, у меня в руках должна была быть гитара. Когда Кен-тян это увидел, он сказал: «Ты прикасаешься к гитаре очень странно, как человек, который совсем ничего не знает о композиции». Конечно, если бы я все-все знал, возможно, я никогда бы не смог написать ничего подобного "Inner Core". Недавно я пытался сыграть гитарные партии из нее, но это оказалось настолько трудно… (смеется)

После мейджерского дебюта с первым туром "Sense of time '94"(8 в 7), первым синглом "Blurry Eyes" и видео "Siesta ~ Film of Dreams", график L'Arc~en~Ciel во второй половине 1994 года был забит полностью. Группу уносило потоком популярности, а Сакуре все труднее было уживаться с коммерциализацией их творчества.

С: Если бы вы спросили остальных троих, хотят ли они продаваться хорошо, вы получили бы положительный ответ. Разумеется, это совершенно нормальный ход мысли. Но тогда я особо не заботился об этом… и в случае поддержания взаимоотношений с людьми тоже. Может потому, что у меня была другая интерпретация «межличностных отношений» тогда. Возможно тогда я был несколько нелюдим.

Группа росла не по дням, а по часам. Когда они оказались окружены многими-многими людьми, Сакура начал скрывать свое неприятие этого. Третья глава о том, как Сакура работал и учился вместе с L'Arc~en~Ciel.

L'Arc~en~Ciel стали мейджерами в 1994 и быстро набирали популярность. В то же время перед ними возникали трудности и помехи. Но все они способствовали их прогрессу. Однако как музыкант Сакура пришел к дилемме. Он разрывался между искусством и коммерцией в своей карьере. И чем дальше, тем острее эта дилемма становилась.

На концерте вы должны выложиться по полной, иначе следующего просто может не быть.

С момента их дебюта в 1994 развитие группы пошло очень быстро. В мае 1995-го у них проходил тур "in CLUB '95" (19 площадок). Это был автомобильный тур; перемещаясь от места к месту на машинах, они таким образом покрыли дистанцию в пятнадцать тысяч четыреста семь километров. Конечно, условия были жесткими…

С: В девяносто пятом нашей целью было сделать все, что мы можем как группа. И одним из предложений было как следует проехаться по провинции во время тура. Был фургон для членов группы и грузовик для аппаратуры. Но я большую часть времени путешествовал в грузовике вместе с оборудованием. Вы знаете, это был такой же грузовик, какой мне приходилось водить раньше. Фантастическая панорама. Я люблю ощущение дороги. Не надо думать ни о каких продажах… это чувство вроде «неважно, насколько трудна жизнь, я все переживу!» (кажется, это цитата откуда-то). В течение того времени я понемногу общался со стаффом и могу припомнить эти разговоры сейчас. Сам по себе live tour был хорошим, хоть и туго приходилось. Ну, мой взгляд на живые выступления не изменился. Концерт это нечто такое, где ты должен выложиться по полной, иначе следующего может не быть. Ты должен быть в наилучшей своей форме и играть идеально с самой первой ноты. Это и впрямь требует от тебя всех твоих способностей.

Вклад Сакуры в группу состоял в непрерывном улучшении senses и исполнительского мастерства. Третий альбом "heavenly", выпущенный в сентябре 1995-го, занял третье место в Oricon Chart. В такой ситуации, он мог найти баланс между «коммерцией» и «известностью».

С: Все, что я скажу дальше, всего лишь мое скромное мнение. В случае «Тиерры», старались передать все, что хотим выразить, используя возможности, что дает мейждер-лейбл. А в случае с «Хэвенли», направление было все то же, однако источник его несколько изменился. Другими словами, этот альбом должен был быть адресован более «широкому круг читателей». И тот альбом мы сделали «человеческим, слишком человеческим», чем что-либо прежде. Мы попробовали множество интересной фигни, вроде переодевания для журналов, наряжались в костюмы животных и т. д. Мы хотели развеять тот привычный но несколько заколдованный имидж, что имели, и показать людям, что мы тоже отлично умеем по-настоящему дурковать и веселиться. Что-то вроде «Вы не представляете себе, что мы можем выкинуть!». Это ирреально и забавно, правда? Когда парень, который всегда был с виду сдержанным и мужественным, вдруг наряжается как женщина, так или иначе, это должно было немного ослабить давление, я полагаю. И фотосессии, и интервью в тот период были для меня словно откровение. Или можно сказать, что я нашел свою нишу, наконец.

В октябре того же года Ларуку начали их первое постоянное шоу на радио, "Midnight Rock City". Сакуре не терпелось в этом поучаствовать.

С: Пока я оставался самим собой, возможно, некоторые люди нашли бы, что это классно, но от этого моя нелюдимость никуда не девалась. Это потому, что я держал дистанцию с нашими «потребителями». Вместо этого, не было бы много лучше, оставаясь самим собой, попытаться приблизиться к другим? Но для этого я должен был измениться. Так я тогда понял. Более того, ведь это неправильно, раздражаться на тех, кто нас любит? Во время живых выступлений мы влияем на жизни этих людей так или иначе, через нашу музыку. Нехорошо растрачивать такое понапрасну… Возможно, я слегка преувеличиваю, но это то, что я начал осознавать. Я стал доверять этому чувству только в ZIGZO.

Человеком себя считать не буду, если не выдам все, на что способен, прямо здесь, прямо сейчас.

27-го декабря у L'Arc~en~Ciel был знаменательный лайв. Это был последний день "TOUR heavenly '95" в Будокане. Билеты были распроданы за 28 минут. Для Сакуры этот лайв имел самое важное значение.

С: В первый раз в Будокане я чувствовал себя не в своей тарелке, и все-таки я не задумывался об этом тогда. Во-первых, там места расположены на 360 градусов вокруг сцены, и во вторых, Будокан это священное место для любого рок-музыканта. Легендарные рок-музыканты, которых я уважаю, там выступали. Это означало, что L'Arc~en~Ciel собираются расти дальше, а после этого момента тем более. Но понимаете, это же означает, что пути назад нет. Я не хотел рассматривать Будокан как случайность на нашем пути. «С того дня как мы решили сделать это в Будокане, я был сосредоточен на этом и в голове у меня включился обратный отсчет» -- сказал Сакура. Это не преувеличение. Для него это действительно первая веха на его пути как драммера и как музыканта.

С: Я решил для себя, что «уважать себя не смогу, если не выложусь на 200%, прямо здесь, прямо сейчас». Это должен быть один из самых незабываемых моментов в моей жизни, без разницы, хороший или плохой. Это не просто еще один концерт, а скорее чувство, что «я через многое прошел, чтобы наконец дойти до этого места». Я думаю, что из-за этого дня я никогда больше не буду паниковать, даже когда мне впоследствии придется выступать перед гораздо большей аудиторией. Перед этим выступлением я не спал двое суток. Я был словно перетянутый барабан. Вот почему после этого концерта я не чувствовал ни своих рук, ни своего тела. Но я должен был позволить себе быть услышанным. Тем вечером, первый концерт в Будокане, был словно бы последний в жизни Сакурадзавы Ясунори. И это до сих пор остается со мной. Разве это не чудо?

У меня было чувство холода и исключенности из происходящего.

Успех в Будокане был как трамплин, помогающий группе сделать следующий прыжок вперед. В марте 1996-го было выпущено их четвертое видео "heavenly~films~", после этого с апреля стартовал их самый большой тур, "kiss me deadly heavenly '96" ( 25 в 23 ). Затем один за другим вышли 4-ый, 5-ый и 6-ой синглы "kaze ni kienaide", "flower" и "Lied and Truth", все оказались в десятке лучших. L'Arc~en~Ciel тогда абсолютно выделялись из толпы.

Но Сакура одновременно вел совсем иную борьбу.

С: У меня было чувство, что мы постепенно переходим к позиции «популярность превыше всего». Музыка, которую мы должны создавать, неповторимость каждого концерта, мое обнаженное сердце, когда я за барабанами… все это словно скрылось в это время… Поймите, я думал, что «желание хорошо продаваться» это жалкий способ мышления. Мне это не нравилось. Теперь-то я пришел к мысли, что ничего плохого нет в желании хорошо продаваться. Если вы хотите выразить свои взгляды или что бы то ни было, первым делом потребуются деньги. Это ясно. Но тогда я просто не знал, что должен делать. Да, дела у группы шли хорошо, но у меня было чувство холода и исключенности из происходящего.

Касательно записи в таких условиях четвертого альбома "True", он признался: «Честно, я понятия не имел, что происходит».

С: Вы знаете, я и правда вел себя отвратительно. Я не заботился ни о росте группы, ни о том, станут ли наши песни популярными или нет. В действительности, это просто доказывает то, что я не чувствовал достаточно ответственности за группу. Я должен был сразу уйти, если не испытывал желания нести эту ответственность. Оставаться с L'Arc~en~Ciel было сопряжено с большим сопротивлением во мне. Сейчас я думаю, было бы много лучше, если бы высказывал свои чувства, а не оставлял их при себе. И я знаю, что сделал нечто очень плохое всем участникам. Но я могу говорить о прошлом таким образом, потому что мы с Ларками и по сей день остаемся друзьями. Если бы наша дружба была разорвана, думаю, мне пришлось бы искать далекие обходные пути. Я глубоко благодарен, что могу теперь говорить об этом спокойно.

Я понял, что быть в группе это все, чего я хочу.

Будучи выпущен в канун Рождества 96-го года, альбом "True" в первую неделю занял второе место в Oricon Chart. Шесть недель спустя, в январе 97-го, он достиг первого места в чартах, и стал лонг-селлером, оставаясь в десятке лучших еще девять недель. Как бы то ни было, произошел инцидент, в перипетиях которого Сакура и L'Arc~en~Ciel были разлучены. Сакуру арестовали за хранение наркотических веществ.

В апреле он принял решение покинуть группу и не появлялся на публике два года, вплоть до 1999-го.

С: Между уходом из L'Arc~en~Ciel и формированием ZIGZO прошло два года, за которые я успел многое передумать. Вначале я совершенно растерялся. До этого инцидента все, что я делал, получало признание от людей. Например, я получал хороший отклик от публики на каждое усилие, вложенное в каждое выступление. Но во время этого двухгодичного периода, вне зависимости от того, что я делал, я не мог рассчитывать ни на какой отклик. Это было самое горькое, что со мной случилось. В общем, как это делают другие, я погрузился в депрессию и все время напивался… Но где-то в глубине души я знал, что должен вернуться в шоу-бизнес. И первое, что я должен был сделать, это подготовить себя к возвращению. Я возобновил занятия фортепиано, на которое раньше у меня просто не было времени. И я заставил себя держать барабанные палочки снова пять-шесть дней в неделю. Делая так, я смог не только совершенствовать и мои знания, и мое мастерство, но вдобавок это делало меня сильнее. Да, я хотел быть таким artist, который может быть достаточно крепок, чтобы выжить даже когда потерял все, кроме себя.

«Это был основной вклад в того человека, которым я являюсь сейчас» -- так Сакура говорит об этих двух годах. Хотя он оказался в изоляции, его страсть к музыке была неизменной. Будучи совершенно один в этот период, он вновь стал ценить магию, которой можно достичь, лишь будучи в группе.

С: После всего происшедшего я понял, что быть в группе это все, чего я хочу. Исполнять музыку вместе с другими людьми… это как раз то, чего я не мог один. И этого нельзя было достигнуть, просто наняв несколько музыкантов. Нет, я хочу создавать музыку с людьми, которые мне нравятся, вот тогда-то я и стану играть для группы. Для меня это самое лучшее. Конечно, в связи с тем скандалом в то время я покинул L'Arc~en~Ciel, я знал, что разочаровал многих людей. Я послужил причиной множества проблем для разных сторон. Но все же я хотел продолжать создавать музыку. И я хотел вернуться только таким образом, чтобы присоединиться к той группе, которая мне будет по сердцу. Достигнув этого и доказав, что я в полном порядке, может, я смогу воздать тем людям, кому послужил источником проблем, и мало-помалу превращу их разочарование в надежду. Я просто уверовал в это тогда. Но внутри меня все еще шла борьба. И еще, я не хотел возвращаться, пока не буду полностью к этому готов…

После падения в бездну, в конце концов Сакура преодолел все печали и недоразумения. Он вернулся на музыкальную сцену с новой группой. У них состоялся «шикурету райбу» (Shibuya La.ma.ma) в феврале 1999-го, а официально название группы -- "ZIGZO" было представлено на радио-шоу "All Night Nippon" в марте. ZIGZО, это Тетсу (вокал, гитара), Рё (гитара), Дэн (бас) и Сакура, их официальный дебют состоялся на free live "STANDING!!" (Akasaka BLITZ) тринадцатого апреля.




Категория: Интервью | Просмотров: 668 | Добавил: Spady_Madik | Теги: L'ArcenCiel интервью, Sakura интервью, интервью, j-rock интервью, интервью с музыкантами, интервью с джей-рокерами, Sakura, L'ArcenCiel | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Хостинг от uCoz