Главная » Архив текстов » Интервью

Поделиться:     Закладки:     Мне понравилось:  


18:09
Интервью с Sakurai Atsushi для ROCK AND READ 42: Несколько противоречий





В этом году группе BUCK-TICK исполняется 25 лет с момента дебюта.
Их мировоззрение можно было бы назвать упадочническим...... но несмотря на то, что внешне их эстетика выглядит как "эстетика разрушения", они никому и ничему не позволяют разрушить свою 25-летнюю группу, и более того, за это время они ни разу не изменили состав. На протяжении 12 лет в конце года они играют концерты в Будокане и продолжают удерживать лидерскую позицию. Это группа настолько же противоречивая, насколько и феноменальная.
Впервые в нашем журнале мы публикуем интервью с вокалистом Sakurai Atsushi, в котором он, не в первый для себя раз, оглядывается на пройденный им удивительный и противоречивый путь.

RR: Ну что ж, здравствуйте.
AS: Здравствуйте.

RR: В нашем журнале герои интервью рассказывают свои жизненные истории, истории своих групп. Что вы думаете о том, чтобы рассказать вашу историю с самого начала в хронологическом порядке, так, как видите ее вы?
AS: ...... Я в этом не силен, знаете *улыбка*. Кроме меня есть другие участники, ответственные за историю, так что, может быть, будет лучше, если вы переключитесь на них *улыбка*.

RR: Ахаха. Тогда в этот раз мы отойдем от такой схемы. Давайте я буду задавать тему, а вы, отталкиваясь от нее, будете рассказывать разные эпизоды или связанные с ней ваши мысли.
AS: Хорошо.

RR: Кстати, вы будете на специальной обложке. Поэтому сейчас я хотел бы еще раз устроить презентацию силы ваших чар и чар вашей группы даже знакомым с BUCK-TICK читателям.
AS: Хорошо.

RR: Мне бы хотелось услышать от вас рассказ в том числе и про те эпизоды, которые, скорее всего, уже всем известны, о которых вы уже рассказывали прежде. Пускай даже фаны, которые с давних пор хорошо знают группу, подумают с усмешкой: «О-о-о, опять Сакураи про это». Я рассчитываю на их понимание.
AS: Угу *улыбка*.

RR: Пусть стержнем всего интервью будет тот факт, что в группе под названием BUCK-TICK и в человеке по имени Атсуши Сакураи живет несколько противоречий, и они преобразуются в сильную харизму.
AS: Несколько противоречий?

RR: Да. Я имею ввиду то, что группа с чрезвычайно упадочническим взглядом на мир, воспевающая эстетику разрушения, живет и здравствует на протяжении 25 лет без единого видимого признака упадка.
AS: Ахахаха.

RR: В любом случае в первую очередь я подниму самый традиционный вопрос: вы достигли отметки «25 лет».
AS: Нам часто говорят: «Это так круто! Таких, как вы, даже в мире почти не найти» или «Что у вас за секрет?» *улыбка*. Но нам не совсем понятно, почему люди интересуются этим. Говорят, что вещи надо оценивать объективно, и поэтому мы пытаемся быть объективными.

RR: *улыбка*.
AS: Итак, если посмотреть на нас объективно, то можно сказать, что мы делаем одно и то же дело на протяжении 25 лет. Например, вы хотите сложить побольше блоков, и в дальнейшем вы будете хотеть того же. В этих повторах, в этих наслоениях, за разными идеями проходят день за днем...... Если разобраться, то сегодняшнее интервью - это тоже блок.

RR: *улыбка* Хорошо, тогда будучи объективным, как вы оцениваете тот статус, который занимает группа? На мой взгляд, ваша группа занимает совершенно уникальную нишу. Но что вы сами думаете об этом?
AS: Вы меня озадачили. Хахаха. Когда меня спрашивают о статусе, я честно не знаю, что ответить. Поэтому я согласен на тот статус, на который указывают профессиональные редакторы и интервьюеры. Но если меня спросить, ощущаю ли я себя значимой фигурой, то я могу сказать, что значим только выслугой лет *улыбка*. Несмотря на возраст, в чем-то мы все еще так и не повзрослели окончательно. Хотя, разумеется, у нас есть опыт, накопленный за все это время......

RR: Группа, участники которой, несмотря на опыт, по привычке чувствуют себя неопытными?
AS: Да *улыбка*. Есть у нас такая привычка. И любопытство...... в нас до сих пор живы стремления и любознательность по отношению к звуку группы, к происходящим в группе химическим реакциям, к вокалу, к лирике. Как говорят, есть еще порох в пороховницах. Хотя лет нам уже не столько, сколько раньше. Так же, как и этим людям *указывает на лежащий рядом ROCK AND READ*.

RR: Мне кажется, добиваться того, чего добились вы, - довольно трудное занятие.
AS: Я бы не сказал, что мы намеренно добиваемся. Ведь это то, что приносит нам удовольствие, то, что мы любим делать. Хотя ради того, чтобы делать любимое дело, иногда приходится делать и то, что не нравится. Тем не менее, создание музыки - это незаменимая составляющая нашего существования в этом мире.

RR: Думаю, ради того, чтобы продолжать заниматься любимым делом, ваша группа обуздала противоречия и нашла равновесие. Является ли причиной достигнутого результата то, что вы ставили себе целью стать сверхзнаменитой группой? Или же вы культовая группа, для которой и прошлый, и нынешний успех продаж является скорее сюрпризом, чем целью? *улыбка* Мне кажется, что BUCK-TICK всегда остаются точно посередине между тем и этим.
AS: Честно говоря, трудно тут сказать что-то конкретное. Наверное, этот баланс установился благодаря тому, что все участники неизменны. Когда мы дебютировали, естественно, мы хотели успешно продаваться, но у каждого участника градация этого желания была своя. Если среди нас был кто-то, кто хотел, чтобы нашу музыку оценили, то вместе с этим кто-то другой хотел делать музыку на свой собственный вкус. Может быть, благодаря этому в результате и установилось равновесие.

RR: А чего хотели вы, Сакураи-сан?
AS: Кажется, коммерческий успех меня мало волновал *улыбка*. Вспомнить хотя бы, что я думал о выступлениях на телевидении. Я постоянно говорил, что терпеть не могу это, хотя это способ заявить о себе. Но мне достаточно было, чтобы остальные участники сказали: «Не так уж плохо мы по ТВ выступили, а?». Наверное, поэтому я соглашался на это.

RR: Вон оно как. Но мне понятно то, о чем вы говорите, Сакураи-сан. Сейчас и каналов, и программ так много, что у меня это уже не вызывает никаких эмоций, а в то время, даже просто глядя со стороны на то, как группы выступают в этих так называемых песенных программах, я испытывал довольно неприятные ощущения.
AS: Ну, лично во мне говорила молодецкая спесь *улыбка*. Я думал: «Это же наша песня! Почему я должен петь ее под минус, как в караоке? И почему мы должны 4-минутную песню сыграть за 2 минуты?».

RR: Ахахаха. Должно быть, если ты участник группы, даже просто выступая там, ты чувствуешь себя неуютно.
AS: Еще и отвечаешь на непонятные анкеты...... ведешь праздные беседы с людьми, которых видишь впервые в жизни...... Ходишь с важным видом. Вот и у нас в группе, моя обязанность - ходить с важным видом *улыбка*. А у кого-то, например, обязанность - общаться *улыбка*.

RR: Понятно. Несмотря на установившееся с самого начала равновесие, вы, не размениваясь по мелочи, шокировали всех своим появлением. Насколько вы это осознавали?
AS: Ну как вам сказать...... Не буду сравнивать нас с другими, тем не менее, мы дебютировали почти ничего не умея. Грубо говоря, мы дебютировали с изяществом булыжников *улыбка*.

RR: Не драгоценных камней? *улыбка*.
AS: Для драгоценных камней мы производили слишком много грохота *улыбка*.

RR: Учитывая, какой фурор вы произвели... В первую очередь своим внешним видом. Гребни, мейкап, все дела.
AS: В то время ставить волосы дыбом все-таки было прерогативой панков, и нам казалось, что это стильно, и мы чувствовали в этом дух независимости. Однако про нас часто говорили, что вопреки внешнему виду мы очень мягкие и музыкальные *улыбка*.

RR: Да-да. Но в этом, тем не менее, было свое очарование.
AS: Мы выглядели так, как нам хотелось, но были такими неотесанными *улыбка*. Думаю, наше желание вздыбить волосы был вполне закономерным. Мы подражали STALIN, Мичиро-сан (Эндо) был для нас образцом стиля, так же как и наши земляки BOØWY. При виде людей, которые нам казались привлекательными, естественно мы тоже забрызгивали себе волосы лаком *улыбка*.

RR: То есть это было не столько отражением вашего музыкального мировоззрения, сколько результатом того, что на тот момент вам страшно хотелось показать, какие вы «колючие»? Молодости это свойственно.
AS: Наверное. Импульсы и желания.

RR: В прошлом году в Будокане (THE DAY IN QUESTION 2011) промофотографии времен дебюта демонстрировались на экране среди прочих. Как вы оцениваете их с вашей нынешней точки зрения?
AS: Они...... были сделаны непосредственно после нашего мэйджор-дебюта, поэтому то, как мы там выглядим, - заслуга стилистов. А вот инди-период... это что-то неописуемое *улыбка*.

RR: Хахахаха.
AS: Мы же были булыжниками *улыбка*. Для нас было главным то, что нам сегодня это нравится, а там - хоть потоп.

RR: Какой образ жизни был у вас до группы?
AS: Мой образ жизни был таким же нелепым, как мой английский *улыбка*.

RR: *улыбка* Вы чувствовали, что вы не годитесь на роль участника группы?
AS: Да. Остальные что-то делали, старались, а я даже на работе долго не мог продержаться, сидел на шее у родителей, дожидался какого-нибудь концерта, который случался раз в месяц, и ничего другого в моей жизни не было. У меня на самом деле не было ничего, о чем бы я мог сказать людям.

  RR: Получается, до того, как вы создали группу, у вас вообще абсолютно ничего не было......
AS: Да. Когда мы были в старших классах, Имаи слушал много разной музыки, Хошино был спортивным подростком и производил впечатление человека, ведущего здоровый образ жизни, Онии-сан (Ягами) усердно барабанил в группе, Юта (Хигучи) много общался...... А у меня даже не было никакого занятия, которое бы мне нравилось. Я довольно часто говорил это в разных интервью, тем не менее, в ту пору я перестал поддерживать связь с теми приятелями, с которыми раньше проводил время.

RR: Ааа, начались какие-то проблемы, и компания развалилась.
AS: Потом один приятель позвал меня пойти домой к Имаи. Там мы слушали музыку, и знакомую, и незнакомую. Слушали, шумели. Весело было.

RR: Музыкой вы стали увлекаться именно с тех пор?
AS: Нет, она мне и прежде нравилась, кое-что я слушал. Упрашивал родителей купить мне стереомагнитолу. Да, стереомагнитолу *улыбка*. Но это не значит, что я был одержим музыкой. Я ничем не был поглощен до такой степени.

RR: Вы держались на расстоянии от всех людей и вообще от всего.
AS: Я находился в состоянии дрёмы.

RR: Гармоничная атмосфера - это......
AS: ... что-то, что было мне недоступно. По каким-то причинам со мной тяжело было иметь дело.

RR: Однако относительно BUCK-TICK... Слово «гармоничная» тут, может быть, немного неуместно, но в вашей группе атмосфера не то что не плохая, а очень-очень хорошая.
AS: Не плохая. Все-таки если бы она была плохой, наверное, группы уже не было бы *улыбка*.

RR: Мне кажется, что для вас, Сакураи-сан, участие в BUCK-TICK было возможностью начать осознавать, насколько интересны и важны знакомства с людьми и глубокая вовлеченность в совместные дела.
AS: У нас в группе есть братья, четверо из нас учились в одной школе. И в этот мир, называемый группой, позвали меня. До этого я никогда не был вовлечен в какую-то деятельность вместе с другими людьми, даже если работа обязывала.

RR: Если бы вы не были в группе, если бы вы не были в BUCK-TICK, кем бы вы сейчас были?
AS: ...... кем бы я был... Трудно сказать. Сидел бы где-нибудь в закоулках Шинджуку в лучшем случае. Хахахаха!

RR: Хм, может быть, вам бы это подошло. Нигилистичненько.
AS: Ну, возможно, с такой мыслью я бы там и сидел *улыбка*.

RR: Все-таки то, что вы организовали группу, многое для вас изменило, правда?
AS: Да, то, что мы собрали группу, изменило многое, но для меня главным поворотным пунктом было то, что я стал вокалистом, как того и хотел.

RR: Вы ведь сначала были на ударных, да?
AS: Сидя на ударных, я думал что-то вроде: «Главное, что мне это интересно сегодня, а там будь что будет». Я не относился к этому серьезно. С этим чувством я жил день за днем.

RR: А взять да растолкать других и вылезти вперед, заявив о себе?......
AS: Мне это совершенно не было свойственно. Так же, как и сейчас впрочем.

RR: Вот еще одно противоречие, добавляющее вам очарования. Но разве вокалист не должен вести себя так, чтобы выдаваться вперед? Как вон в объявлениях пишут: «Требуются участники на все позиции, кроме вокала».
AS: Хахаха. Да я и сам удивляюсь, как так вышло *улыбка*. Остальные участники не слышали, как я пою. Поэтому, когда я сказал, что хочу попробоваться на вокале, мне сказали: «Что? У тебя есть основания для этого?» *улыбка*. А я сказал, что все равно хочу. Это было впервые за все 20 лет жизни, чтобы я настолько упорно о чем-то просил.

RR: И все-таки, что же настолько сильно повлияло на юного Сакураи?
AS: Хмм, трудно сказать. Наверное, это все-таки была реакция. Когда мы созрели для группы, я стал присматриваться к разным артистам, и мне самому хотелось... гореть...... Как бы театрально это ни прозвучало, но я думал: «Наверное, состояние полудрёмы мне больше подходит, но сейчас я хочу гореть, я хочу сгореть без остатка».

RR: Вы понимали, что рок-музыка тронула вас, и оказавшись в группе, вы заново родились.
AS: Да, по фитилю побежал огонь.

RR: Наверное, это был тот момент, когда молодой человек, избегающий прямого взгляда на общество и даже на самого себя, решив встать на вокал, впервые встретился с самим собой лицом к лицу.
AS: О, здорово. Давайте пусть будет так *улыбка*.

RR: Вы говорили, что не в вашем характере выпячивать себя и еще недавно пошутили про «закоулки Шинджуку». Я считаю, что в этих словах достаточно правды о вас, Сакураи-сан. Но правда есть и в противоположном. А именно в том, что вы так или иначе привлекаете внимание. Быть на виду - это ваша прямая обязанность. Разве вы не сам добились этого?
AS: Ну, как сказать *улыбка*. Намерение встать на вокал в общем-то было импульсивным, раньше оно у меня не возникало. Когда же я попробовал спеть, мне понравилось. Я был настолько взвинчен и взволнован, что мое сердце готово было выпрыгнуть изо рта. Хотя едва ли это можно было назвать пением. С тем же успехом я мог бы просто кричать *улыбка*. Во время выступления в клубе мы провели на сцене всего 40 минут или около того, но пот тек с меня в три ручья, и я был окрылен чувством полноты и завершенности. Вот что за мир это был для меня.

RR: Кстати, альбом BUCK-TICK инди-периода (HURRY UP MODE, Taiyou Records, апрель 1987) - это альбом типично бит-роковой группы. Но качество песен и сейчас неизменно.
AS: *улыбка* Большое спасибо.

RR: А какими они слышатся вам, Сакураи-сан?
AS: Я их не слушаю *улыбка*.

RR: Ахаха. Вы их стыдитесь?
AS: Да *улыбка*.

RR: Но ведь там столько юношеского задора.
AS: Да уж, хватает.

RR: Вахахаха! Нравилось ли вам быть в центре внимания? Ведь если это совершенно не в радость, проще застрелиться, чем продолжать такую работу.
AS: Больше моей радости от внимания был культурный шок, который я получал от всего того, что кроме музыки к этому вниманию прилагалось. Мы проходили через несчетное количество интервью за день для всех журналов, независимо от жанра, и появлялись даже в айдол-журналах. Мы даже не понимали, зачем это все, что это вообще такое «мэйджор». Это был беспрерывный поток всевозможного опыта.

RR: Наверное, у вас уже само от зубов отскакивало, когда вы в не-знай-сколько-сотый раз отвечали на вопрос о том, как вы образовались.
AS: Ахахахаха. Да, честно говоря, я уже думал, как бы было хорошо, если бы на вопрос «Как вы образовались?» можно было включать запись на пленке. «Как вы образовались?», «...» *молча нажимает воображаемую кнопку воспроизведения* *улыбка*. Или «Как вы ставите волосы дыбом?» - щелк!

RR: *улыбка* Похоже, этим вопросом вас тоже замучили. Масса интервью и прочая суета в любом случае окружает новичков в мэйджор, но не перешло ли это все ту границу, за которой это уже было неприятно?
AS: Хмм, было ли нам это в радость? Мы пытались понять, куда мы попали после дебюта. В промежутке между первым мэйджор-альбомом и вторым (мини-альбом ROMANESQUE) у нас было очень плотное расписание. Мы ездили с туром одного альбома и параллельно уже записывали следующий. Но хуже всего было с автографами. Мы брали домой чудовищное количество цветной бумаги, что бы все это подписать. От запаха маркеров нам всем уже дурно делалось.

RR: *улыбка* Однако BUCK-TICK не только не сломались под этим напором, но и укрепили свои позиции. И при этом даже сейчас остаются мэйджор-группой. А ведь есть люди, которые противятся тому, чтобы уйти в мэйджор.
AS: Да...... Я много всякого слышал об этом от людей, трудящихся в инди-сфере.

RR: Ааа, припоминаю. Сейчас уже не так, а раньше стена между инди и мэйджор была высокой. Уход в мэйджор считали предательством. Такая вот царила атмосфера *улыбка*.
AS: Действительно *улыбка*. Хотя и это я знаю с чужих слов. Когда один за другим происходили разные инциденты, я был слишком поглощен работой, чтобы интересоваться этим.

RR: Однако, несмотря на такую занятость, вы были группой, тщательно искавшей свой идеальный облик. Хотя вы произвели сильнейший эффект, появившись с поднятыми вверх волосами, но никто ахнуть не успел, как вы ушли от этого образа.
AS: За это время много чего было. К двум мэйджор-альбомам добавился SEVENTH HEAVEN, затем записанный в Лондоне TABOO. К этому моменту ставить волосы дыбом мы уже чисто физически устали *улыбка*.

RR: *улыбка*.
AS: А, кроме Ани *улыбка*. Ани потрясающе постоянен *улыбка*. Мы устали, потому что мы должны были делать эти прически даже ради одной фотосессии. Мы стали думать, не лучше ли ли будет уйти от этого. Но человек из рекорд-компании, занимавшийся в ту пору нашей рекламой, сказал: «Нет. Если у вас волосы будут не подняты, у нас возникнут трудности».

RR: Ааа... Но я его понимаю. Наверное, я бы тоже так сказал, будь я в то время на его месте.
AS: Да, я бы тоже это понял, если бы это произошло сейчас. Но тогда мы подумали: «Ах вот значит как, мы не мы, если у нас нет гребней......» *улыбка*.

RR: Наверное, если бы поднятые волосы были достоверным отражением вашего воззрения на музыку, которую вы играли, затрачиваемые на них усилия были бы оправданы. Но это было не так, правильно?
AS: Да, примерно с тех пор мы действительно сильно почувствовали, что хотим действовать свободно. TABOO - странный альбом...... в хорошем смысле, но все-таки странный *улыбка*. С тех пор мы бесповоротно изменились во многих смыслах.

RR: Это был тот период, когда вы, не страшась перемен, решили действовать свободно и тем самым смогли создать прообраз нынешних BUCK-TICK.
AS: Согласен с вами. В тот альбом была включена сингловая JUST ONE MORE KISS, но эта песня совершенно оторвана от альбома *улыбка*. С тех пор мы стали четко говорить, что хотим делать все на свое усмотрение. Именно в этот момент я стал говорить, что хочу мрачных песен.

RR: И лирика тоже стала мрачной.
AS: Я тогда подумал: «Даа, вот мир, который мне нравится». Наконец-то, через 2 или 3 года после дебюта, я впервые осознал это.

RR: Что ж, а какие мысли у вас возникают, когда вы видите ту манеру, с которой сейчас дебютируют молодые группы?
AS: Честно говоря, я не слишком сведущ в этом. Но, тем не менее, я считаю, что все они очень крутые. И в плане костюмов, и в плане грима. И в том, что касается песен, всё тоже отточено и безупречно, на мой взгляд.

RR: В этом смысле, если послушать все альбомы BUCK-TICK по порядку, самые ранние из них трудно назвать отточенными, но все-таки в них столько живости. Это наталкивает меня на мысль, что в вашей группе очень сильно чувствуется документальность.
AS: Ааа, понятно. Это ощущение документальности есть и сейчас.

RR: Вероятно, стыд, который вы испытываете по отношению к альбому инди-периода, обусловлен тем, что у вас сильно развита способность творческой обучаемости. Например, вы подумали: «Да разве это песня о любви?», и это стимулировало вас к тому, чтобы попытаться немного превзойти себя.
AS: Ну... В то время мне казалось, что у меня нет ничего, о чем бы я хотел сказать. Я очень смутно все это себе представлял. Просто думал: «А не сочинить ли мне песню о любви?». Но постепенно, все еще блуждая в тумане, я нащупывал то, что мне было нужно.

RR: Четвертый альбом (AKU NO HANA, февраль 1990) - это период, когда направление движения группы и мир, в который хотелось погрузиться вам, сошлись вплотную.
AS: Может быть, конечно, кто-то в группе не был в восторге от идеи связать BUCK-TICK только с мрачной музыкой, но для меня это наконец-то был тот мир, в котором я почувствовал себя уютно. Было большой удачей, что мы нашли характер группы...... характер в широком смысле.

RR: Великолепие вашей следующей работы, KURUTTA TAIYOU, - показатель того, насколько успешно вы применили этот характер. Я считаю, что это апогей. Тогда появились такие известные песни, как SAKURA и JUPITER. Человек живет, затем умирает...... Вы смело посмотрели прямо в лицо этой истине.
AS: Большое спасибо. Правда, свои личные соображения остальным участникам я отчасти навязал. Однако у меня не было выбора. Если бы это происходило сейчас, возможно, я действовал бы иначе, но в то время единственное, что я мог сделать - исторгнуть это из себя. Тогда умерла моя мать...... И этот альбом относится к тому периоду, когда я мог думать только лишь о ее смерти. Вообще, я думаю, что содержание лирики этого альбома таково, что не каждый может его слушать. Потому что это моя сугубо личная вселенная.

RR: Да, несомненно, это сфера личного. Однако эти тяжелые переживания приняла на себя вся группа и она дала вам возможность сублимировать эти переживания в альбом группы. И потом, людей, которые по-прежнему любят его, очень много. Это отличный альбом.
AS: Меня очень поддерживают такие слова.

RR: Хотя вы говорите, что это ваша личная вселенная, но с другой стороны благодаря этому альбому вы смогли ощутить благородство группы.
AS: Несомненно. Если бы мне по этому же поводу сказали это еще раз, я бы снова согласился. Хотя в то время я был не в состоянии об этом думать. Я благодарен всем участникам, я у них в долгу *улыбка*.

RR: Угу.
AS: Мы ведь собрались не через объявления о наборе участников...... Хотя, конечно, в кругу товарищей, собравшихся по объявлению, тоже бывают свои исключительные особенности. Но я думаю, может быть, у нас все же есть единая, присущая только нам частота, на которой мы резонируем друг с другом.

RR: Угу, все-таки тот факт, что вы друзья, имеет свое значение. Прически, мейкап, костюмы - все было безупречно, и в том, что касается «мрачного» мировоззрения и музыки, все было так, что комар носа не подточит. Однако тут снова противоречие. То, что выходило за пределы музыки...... короче говоря, что вы думаете, когда пытаетесь почитать ваши интервью в журналах?
AS: «Ну что за болваны эти парни!» *улыбка*.

RR: Извините. Я серьезно *улыбка*.
AS: Ахахахахаха!

RR: Нет, конечно, там было много интересного, но неужели вы не думали о том, чтобы привести все составляющие вашего имиджа к одному знаменателю? Так сказать, согласовать стиль ваших ответов в интервью со стилем музыкальных композиций и лайвов. Ведь нельзя не заметить, что тут есть явное противоречие *улыбка*.
AS: Мы ничего не понимали в вопросах стратегического имиджестроения. Бестолковые были *улыбка*.

RR: *улыбка* Ну нет.
AS: Первое время про нас говорили: «BUCK-TICK не разговаривают!». Но мы не не разговаривали, мы просто не умели *улыбка*. «Молчание - золото».

RR: Ахахахаха! Однако, возможно, ваша молчаливость пошла на пользу имиджу группы *улыбка*. Эдакая непоколебимо невозмутимая, молчаливая группа *улыбка*.
AS: Хорошо, если вы можете выразить это словом «молчаливость». Но если сейчас пересмотреть записи тех лет, то захочется сказать: «Слушай, ты, говори уже!» *улыбка*. Мы стеснялись. Да мы и в обычных обстоятельствах не были многословными.

RR: Однако на сравнительно ранних этапах во время интервью вы не всегда олицетворяли пословицу «молчание - золото» *улыбка*. Вы там выглядели весьма расслабленными и, вопреки внешнему виду, производили впечатление очень добродушных и веселых парней *улыбка*.
AS: Ааа, например, Drinker’s Diary? (Drinker’s Diary по частям публиковались в журнале ROCKIN’ON JAPAN). Там нас изображали с изрядной долей юмора. При этом участвующие люди сами не осознавали, насколько все смешно получается *улыбка*.

RR: *улыбка*. Ну, это потому, что все были изрядно пьяны. Но вы и сейчас, во время нашего разговора, такой...... искренний и добродушный, без единого намека на жеманство.
AS: Мы никогда особо не задумывались о чем-то вроде: «Мы должны вести себя вот так-то, потому что мы вот такие-то». Будет нечем дышать, если думать об этом слишком много.

RR: Несомненно, так и есть. Кстати, а как у вас обстоят с этим дела в настоящий момент? Количество интервью, через которые вы прошли за все это время, наверное, превысило отметку в несколько сотен.
AS: ...... Знаете, недавно, в здании Tokuma Japan мы записывали комментарии. И в глубине души я понимал, насколько я неуклюжий.

RR: Ахахаха! Ааа, это вы записывали отдельные комментарии для слушателей разных радиостанций страны? Каждый музыкант должен проходить через это.
AS: Да. Поэтому казалось бы я уже должен привыкнуть. Но это был полный провал *улыбка*. Я безнадежен *улыбка*.

RR: Честно говоря, мне кажется, что петь на площадках всех уголков страны значительно труднее.
AS: Не-е-ет, труднее разговаривать *улыбка*. По сей день я не умею произносить рекламные речи.

RR: Ну-у-у, если бы BUCK-TICK начали произносить складные рекламные речи, я бы, наверное, немного огорчился.
AS: Ахахахаха!

RR: Ничего плохого нет в том, что у вас в этом плане все без изменений. Иметь свои человеческие слабости - это нормально.
Представительница рекорд-компании: Да, совершенно нормально.

RR: Видите? Даже рекорд-компания это подтвердила *улыбка*.
AS: Но должен же я уметь говорить, например: «Бак-Тик. Скоро и в твоем городе......» *нарочито претенциозно*.

RR: Вахахаха! Я хочу услышать, как вы будете говорить это на полном серьезе.
AS: Не-е-ет, я все еще не умею такое говорить. Хотя сейчас я ляпнул что-то, сам не знаю что *улыбка*.

RR: Что-то вроде «Добро пожаловать на концерты нашего тура!» звучит вполне приемлемо, по-моему *улыбка*. Но неужели вы действительно считаете, что вы неумелый вокалист? Я не могу заключить, что вы неуклюжий, видя с каким мастерством и стойкостью вы управляетесь с этими неистовыми музыкальными трансформациями, перекатывающимися из альбома в альбом.
AS: Ну как сказать? Неумелый необязательно плохой, правда? Но я не умею хорошо делать так называемый промоушн со времен дебюта...... Если я предпринимаю попытку немного усовершенствоваться в этом плане, то чувствую, что где-нибудь проглядывает фальшь. Я действительно хочу, чтобы нас видело много людей, но при этом я не умею грамотно нас рекламировать *улыбка*.

RR: Понятно. С вашего позволения я вас еще немного порасспрашиваю. Можно ли сказать, что вы человек, который умеет, если можно так выразиться, переключаться между режимами вкл. и выкл.?
AS: Я умею именно включаться. Я осознаю это состояние, когда я включаюсь. Во время записи, на сцене, когда я стою перед микрофоном - я включен. То состояние, когда заканчивается энкор...... я бы не сказал, что в этот момент я выключаюсь. Это что-то более естественное.

RR: Не тяжело ли вам переносить этот перепад?
AS: Разве было бы менее тяжело, если я бы не умел переходить в обычное состояние? Честно говоря, я думаю, так называемым «звездам» приходится по-настоящему трудно.

RR: Например, звезды рок-н-ролла со склонностью к деструктивному поведению кидались телевизорами из гостиничных окон. У вас нет к этому тяги?
AS: Наверное, не хорошо так поступать *улыбка*.

RR: Угу *улыбка*
AS: Знаете, за пределами сцены у меня нет желания привлекать к себе внимание выходками в стиле «Вот он я! Посмотрите на меня!». Хотя кто знает, что бы я вытворял, если бы оно у меня появилось *улыбка*. Я не трачу на это силы. Но, по всей видимости, есть и такие люди, у которых энергии столько, что они не могут сдерживать ее.

RR: И вы к ним не относитесь?
AS: Это так утомительно. Это ж сначала надо напрячься, чтобы телевизор поднять......

RR: Вон оно что! *улыбка*
AS: Потом еще возмещать ущерб *улыбка*.

RR: Вахахахаха. Какой, однако, занимательный разговор получился!
AS: Угу *улыбка*.

RR: Однако это еще одно очаровательное противоречие BUCK-TICK. У вас есть песни, в которых в темных тонах изображен ваш взгляд на смерть, есть прекрасные в своей мрачности альбомы. Но несмотря на это, я бы не сказал, что вы относитесь к деструктивному типу людей. Как зритель и слушатель я могу получать большую радость от того, что вы делаете. И я вижу, как энергично поют и танцуют зрители на ваших лайвах.
AS: Понимаю.

RR: Так что я не думаю, что и зрители, и группа идут дорогой, ведущей к гибели. Скорее, это близко к удовольствию, к ощущению полноты жизни.
AS: Угу. Мне бы хотелось, что бы так и было. Конечно, когда я слушаю мрачные песни разных артистов, читаю тексты песен, по сути, я получаю что-то вроде побудительного импульса. Однако вместе с этим я понимаю, что этот импульс лучше всего направить только на тот момент, когда я пою песню. Лично я могу, пусть даже только в песне, изменить свой облик. Могу, пусть всего на 4 минуты, стать великим и ужасным повелителем демонов.

RR: Понятно. Наверное, в песне вы могли бы стать даже зверски жестоким серийным убийцей.
AS: Да, наверное, я мог бы стать даже убийцей.

RR: Ясно. Я недавно сказал, что в вас есть документальность. Но у вас так же есть превосходная фантазия и желание играть разных персонажей. Это противоречиво, но интересно.
AS: Например, читая детективный роман, я сопереживаю происходящему, и у меня бешено колотится сердце от того, как искусно организовано преступление. Однако я мало того, что хочу постоянно получать заряд впечатлений от того мира, находясь внутри него, я хочу, чтобы так было на самом деле. И, если вам все еще интересны мои деструктивные стороны, по этой причине я пью в деструктивных количествах. Как-то так.

RR: Ахахаха.
AS: И поэтому я не чувствую себя рок-н-ролльщиком 24 часа в сутки *улыбка*.

RR: Кстати, это справедливо и в отношении всех остальных участников группы?
AS: Ну а как же? Хотя на счет Имаи-сана...... даже не знаю. Кажется, сейчас Имаи наслаждается жизнью *улыбка*. Блог ведет, дружит с разными людьми. Раньше он был сгустком человекобоязни и разговаривал даже меньше, чем я. А сейчас он очень разговорчивый. Если вкратце.

RR: *улыбка* Каждый раз, когда я слышу от вас такие пояснения и эпизоды, я возвращаюсь к мысли о том, насколько сильна связь между участниками BUCK-TICK, и о том, что вы единственные в своем роде в том, насколько сильно в вас чувство отождествления с группой. Не могу не вспомнить и о том, что для того, чтобы выпустить ваш первый сольный альбом AI NO WAKUSEI (июнь 2004), вам, Сакураи-сан, потребовалось 17 лет.
AS: Получается красиво, если говорить так. Хотя если без прикрас, то это просто результат хлопот и усилий.

RR: *улыбка*...... Хм.
AS: Хаха. Однако в BUCK-TICK я смог осуществить многое из того, что хотел. Даже когда у меня что-то не получалось, благодаря группе я прочно стоял на ногах.

RR: ...... Это, в самом деле, замечательно.
AS: Затем мало-помалу скопился запас мыслей. Это длилось довольно долго, и в результате это привело меня к сольной работе. К этому моменту у меня было представление, какое настроение там должно быть, и как это реализовать.

RR: Наверное, люди из вашего окружения говорили: «Сакураи-сан, для вас самое время попробовать сделать сольную работу».
AS: Да. Было очень много и тех людей, которые спрашивали: «Почему бы тебе не записать сольный альбом?», и тех, кто предлагал мне объединиться на это время.

RR: Вторая сольная работа будет спустя 17 лет после AI NO WAKUSEI? Или через 9-10 лет от нынешнего момента?
AS: Сомневаюсь, что она будет *улыбка*. Потому что, если бы я ее делал, мне бы хотелось, чтобы она была лучше первой. В первом случае была концепция, что и послужило входом в сольную работу...... Когда есть хороший зачин, естественно, есть желание осуществить это.

RR: Звучит многообещающе. Я все ждал, когда вы скажете, что вам нравятся хлопоты.
AS: Ааа, кажется, опять противоречие.

RR: *улыбка*.
AS: Однако пока я получаю от людей так много откликов, я действительно хочу все это делать.

RR: Даже на фоне того факта, что любой группе нужен отклик, вы производите впечатление группы, которая держится особняком...... Честно говоря, я думаю, что так и есть...... но с другой стороны ваши возможности культурного обмена с артистами, участвующими в BUCK-TICK FEST и трибьюте, значительно увеличиваются, и стремительно расширяется ваш мир, ваш круг общения.
AS: Да, наверное, складывается такое впечатление, будто мы страшные и не пускаем к себе случайных гостей *улыбка*. Когда меня зовут на разные мероприятия, там я встречаю людей, которых не встречал раньше, и они мне говорят: «Я думал, вы более пугающий».

RR: *улыбка* Прямо так и говорят?
AS: Да. А я: «Вот как?......». А они: «Но пообщавшись с вами, я вижу, что вы очень добрый!», а я думаю: «А что если вам показалось?».

RR: *улыбка*.
AS: В моем представлении, таким поведением я защищаю группу. Эта моя личная склонность сильна во мне даже сейчас.

RR: Несмотря на это, ваш мир расширился. Вот и в этом году будет BUCK-TICK FEST, а значит будет релиз трибьюта.
AS: Расширился настолько, что превратился в столпотворение? *улыбка*.

RR: Думаю, нет.
AS: Хахаха. Ну, это расширение происходило постепенно, естественным образом. Мы получали приглашения от разных людей, выходили за пределы группы, опять встречались с разными людьми...... Это происходило на протяжении нашей 25-летней истории.

RR: Наверное, даже можно сказать, что BUCK-TICK FEST - это результат вашей истории.
AS: Да. Это такое дело, к которому можем быть причастны не только мы. Окружающие люди в значительной степени подстроились под нас. Именно благодаря их заботе о нас, мы смогли осуществить эту затею с людьми, с которыми, казалось бы, мы не выступали на постоянной основе.

RR: Если бы такая картина складывалась в прежние времена, что бы вы думали об этом?
AS: Мне кажется, по меньшей мере, отвергал бы. Я не шел навстречу даже благоприятным обстоятельствам. И, как я недавно говорил, я был полон решимости защищать нас собой. Действуя в таком духе, людей, желающих залезть нашей группе за пазуху, я нередко заставлял думать, что я ходячая жуть, и давал им понять, что здесь им будет отказано.

RR: Однако было бы заблуждением только поэтому полагать, что BUCK-TICK сами по себе не дружелюбны и не собираются никого встречать с распростертыми объятиями.
AS: *улыбка* На индивидуальном уровне остальные участники - совершенно замечательные. Но меня как представителя BUCK-TICK отправляют в разные места, потому что вокалист - это что-то вроде вывески группы, роль которой я и исполняю *улыбка*.

RR: И в том числе в интервью, таких, как это, вы как раз ее исполняете, так?
AS: Да, и, честно говоря, по этой причине я становлюсь напряженным и надменным. Однако лучше всего обходиться только вывеской «Осторожно. Злой Сакураи». «Осторожно. Злые BUCK-TICK» - никуда не годится. Сложная это штука - бизнес *улыбка*.

RR: Ахахаха! Но не кажется ли вам, что сейчас, хотя и спустя долгое время, вы идете на большой компромисс?
AS: ...... Ну, то, что я хочу защитить, я защищаю, то, что я могу открыть, я открываю. Угу, да.

RR: И к таким вещам, как интервью, это тоже относится. То, что вы отпустили пустячную шутку, совсем не значит, что вы навредили миру музыки BUCK-TICK.
AS: Угу. Я очень вам благодарен, что вы так точно меня поняли.

RR: Именно поэтому вы можете продолжать? Не посещали ли вас мысли о том, чтобы уйти из группы?
AS: Нет, никогда не думал уйти.

RR: Все-таки групп, которые распадаются, - подавляющее большинство......
AS: Угу.

RR: Это значит, что и внутри групп, и за их пределами, происходит огромное количество инцидентов, провоцирующих распад, в то время как к BUCK-TICK все это не имеет ровным счетом никакого отношения.
AS: Понимаю. Хотя я не могу сказать, что у меня ни разу не проскальзывала мысль о том, что возможно мы не сможем продолжать. Но я глубоко не вовлекался в такие мысли ...... Хотя я это уже говорил в начале, но все же, мы собрали группу просто ради собственного удовольствия, поэтому мне даже в голову не приходило уйти. Мне лень уходить, это так хлопотно *улыбка*.

RR: Так вот в чем секрет *улыбка*.
AS: Ахахаха. Мы - единый механизм...... Конечно, среди нас есть родные братья, но в конечном счете наша сплоченность делает казалось бы чужих друг другу людей братьями по духу. Бывает, у себя в мыслях вякнешь в адрес одного из участников: «Сделай так!». Не без этого.

RR: Угу.
AS: Однако обычно намек не доходит до получателя *улыбка*, и такие недостойные мысли у меня проскакивают по несвязанным с музыкой поводам. Если исключить это, все остальное - возможность заниматься любимым делом в студии, получать удовольствие от концертов. Если группа распадется, я лишусь всего этого.

RR: Да, в самом деле, никто не хочет распадаться. Нет людей, которые бы создавали группу для того, чтобы потом распасться *улыбка*.
AS: В этом смысле нам действительно повезло.

RR: Вот поэтому в том, что касается BUCK-TICK, думая о уже прошедших 25 годах, я надеюсь на следующие 25 лет.
AS: И в этом, опять же, я полагаюсь на естественный ход вещей. Хотя, бывает, я непроизвольно прокручиваю в уме всякие фантазии. Но все равно продолжать - само по себе не является целью.

RR: Понятно. А задумываются ли участники BUCK-TICK о том, как они выглядят сейчас? С моей точки зрения, вы все выглядите молодо.
AS: Не-е-ет. К нам постепенно подкрадывается старость, это неоспоримый факт, хахахаха. Но это тоже естественный процесс. Бесполезно отрицать и сопротивляться этому. Конечно, можно барахтаться, всячески убеждать себя. Хотя, кто знает, может, когда я сделаюсь всемирно известной поп-звездой, я возжелаю вечной молодости и нацелюсь на бессмертие *улыбка*.

RR: Хахахаха.
AS: Как-никак моя профессия требует от меня быть немного на виду......

RR: Совсем даже не немного *улыбка*.
AS: Напрасных попыток сопротивления я не предпринимаю, но думаю, что немного следить за собой было бы кстати *улыбка*. Хотя на самом деле, будь моя воля, я бы целыми днями плевал в потолок *улыбка*.

RR: Опять противоречие *улыбка*. А что насчет остальных участников, с вашей точки зрения?
AS: Тут все неизменно. Хотя у каждого своя повседневная жизнь и свои обязательства, но когда мы собираемся вместе, балуемся музыкой, развлекаемся, мы начинаем чувствовать себя детьми. Начинаем, как дети, переговариваться: «Если это сделать так, будет гораздо круче!», «Нет, будет круче, если сделать вот так!»

RR: ...... Здорово.
AS: Если мы в туре, значит, мы все вместе выпиваем, что в свою очередь значит, что мы неизбежно начинаем травить байки про прошлое *улыбка*. «Помните, как тогда-то было то-то?», «Дааа, точно!». Разговариваем, смеемся.

RR: *улыбка* Угу.
AS: У нас даже не возникает чувство тоски по тем временам. Ведь мы и сейчас продолжаем делать то, что делали раньше. Мы просто вспоминаем: «А помните тот случай?», «Забавно было, ага».

RR: Это действительно восхитительно. Почти никто не может постоянно поддерживать связь с теми друзьями, с которыми водил знакомство в молодые годы. Но благодаря музыке, благодаря группе, дружба может продолжаться. И это то, в чем группе BUCK-TICK можно искренне позавидовать.
AS: Буду ли я что-то менять? Ну, кто знает, может, я подумаю: «Всё, не могу больше... Убейте меня кто-нибудь!» *улыбка*. Но я хочу наслаждаться любимым делом, так долго, как это возможно. И сейчас, и впредь.

RR: Это воодушевляет. А между тем наш разговор близится к завершению. Наверное, это странный вопрос, но что вы думаете о своей внешности?
AS: *улыбка* ...... Помню, меня с младших классов часто спрашивали, не полукровка ли я. Ну, вы знаете, в то время в деревнях полукровки были редким явлением.

RR: Да, раньше их было мало. Хотя сейчас это самое обычное дело.
AS: Угу. Хотя, конечно, это не значит, что я хочу сказать, будто знаю, каково приходится полукровкам...... Просто всегда, когда мне говорили что-то такое про мое лицо, у меня возникало неприятное ощущение.

RR: Понятно. Я вот почему задал такой вопрос. Я на самом деле считаю, что когда вы уверенно, с осознанием своих обязанностей вокалиста выходите к публике, вы сногсшибательно прекрасны.
AS: Большое спасибо *улыбка*.

RR: Однако в том, как я понимаю вашу лирику, Сакураи-сан, я не могу отделаться от мысли, что ваше отношение к своему внешнему виду подобно вашим внутренним метаниям между самовлюбленностью и ненавистью к себе.
AS: Ааа...... интересная тема. Но все-таки трудно самому говорить о собственной внешности *улыбка*.

RR: Извините.
AS: ...... Да ничего. Но честно говоря, я ненавижу себя и ничего не могу с этим сделать. Конечно, самовлюбленность во мне тоже есть. Когда люди говорят, что я привлекательный, я страшно радуюсь. Но когда я ловлю себя на этом, у меня возникает желание поиздеваться над собой. Вот опять - балансирование моих внутренних противоречий. Это - очаг поражения во мне. Более того, я даже думаю, что это - движущая сила моего самовыражения. Это было со мной постоянно и, думаю, это никогда не изменится.

RR: С каких же пор в вас этот очаг поражения?
AS: ...... Трудно сказать. Примерно с тех пор, как я стал себя осознавать, наверное. Но не с трех лет, конечно. Мне безумно приятно, если обо мне говорят: «Какое красивое лицо», «Какой привлекательный», но с другой стороны я продолжаю думать: «Нет, это не так. Ты размазня, ты урод». Мне очень жаль, что я не могу ответить хоть сколько-нибудь вразумительно, но в следующем альбоме снова будет этот мир, в котором я заглядываю в лицо своим противоречиям.

RR: Что ж, давайте ждать его выхода.
AS: Простите. Что-то под конец я заговорил так, будто пытаюсь впарить вам новый альбом *улыбка*.

RR: Нет-нет, ничего подобного. Однако это значит, что вы сумели написать настолько убедительную лирику, что можете так говорить.
AS: Да. Пожалуйста, ожидайте.

Источник: ROCK AND READ 42, июль, 2012
Источник: http://pikopiko.diary.ru
Перевод с японского: Freaky Moon aka Pikopiko
Сканы: akemi_ryoko




Категория: Интервью | Просмотров: 1863 | Добавил: Spady_Madik | Теги: ROCK AND READ 42, интервью с музыкантами, j-rock группы, Sakurai Atsushi, Sakurai Atsushi интервью, интервью с джей-рокерами, BUCK-TICK | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Хостинг от uCoz