Главная » Архив текстов » Интервью

Поделиться:     Закладки:     Мне понравилось:  


19:00
Интервью Ruiza (D) для Fool’s Mate vol.366


«Эмоции на пределе»


Прошло 6 долгих лет с момента выхода первого альбома «Amenity gain», и вот, наконец, планируется выход второго.Когда вы начали работу над «Abyss»?

Р: Где-то в октябре. Я как раз провел семинар в MI Japan. На самом деле мне часто присылали подобные предложения, но плотное расписание вынуждало меня отказывать снова и снова.


Да, D действительно очень занятая группа.

Р: На этот раз мне удалось скорректировать расписание, чтобы я смог провести семинар в филиале MI в Осаке где-то в конце февраля - начале марта. Естественно это означало, что необходимо подготовить какой-то новый материал. Мне подумалось, что участники семинара хотели бы услышать то, что рассказало бы им, кто я сейчас. В таком настроении я начал сочинять музыку, и постепенно это переросло в работу над альбомом.


Результат этой работы – совершенно новые композиции. Манера их написания полностью отличается от тех работ,которые вы делаете для группы.

Р: Да. Новый альбом по стилю отличается также и от «Amenity gain». Над ним я работал как «участник группы D».


То же самое о первом альбоме вы говорили и 6 лет назад.

Р: Значит, за 6 лет мои взгляды не изменились. Однако на этот раз моей задачей было рассказать слушателю о том, кто я есть как личность. Но надо понимать, что и всё, чему я научился как член группы - неотъемлемая часть моей личности. «Я-личность» и «я-член группы» неразделимы.


Расскажите, пожалуйста, о том, как вы сочиняете музыку. Думаете ли вы о каких-то специальных техниках, которые нужно включить в композицию в процессе её написания?

Р: Нет. Когда я пишу, то больше думаю о тех чувствах, которые хочу выразить в музыке. Кроме того альбом основан на материале, который я использовал при проведении семинара. Он уже содержал богатый набор техник, поэтому мне не нужно было беспокоиться о том, чтобы включить ту или иную технику. Но может быть я пишу именно так из-за приятной неожиданности, случившейся со мной во время прошлогоднего мирового тура D.


Расскажите, пожалуйста, подробнее.

Р: В туре я получил много положительных отзывов о «Amenity gain», хотя он вышел 6 лет назад. Это помогло мне стать более уверенным в себе. Я был так счастлив, что мне удалось выразить то, что я хотел и получить одобрение фанатов за верность себе. Поэтому при написании второго альбома основной задачей для меня стало выразить эмоции, лежащие в основе каждой композиции.


И какими эмоциями вы хотели поделиться с фанатами?

Р: Как ни странно, я написал то, что приходило мне в голову, стоило взять в руки гитару. Я не ограничивал себя какой-то конкретной темой. Первая композиция, которую я написал – это «Deep Blue» – последний трек с альбома.


«Deep Blue» – прекрасное произведение, которое раскрывает всю глубину чувств.

Р: Она исполнена моих самых сокровенных чувств. Первоначальная идея была очень расплывчата, я просто хотел написать то, что мне самому нравилось бы слушать. В конце концов я решил – добавлю-ка «частичку меня» и посмотрю, что из этого выйдет.


Похожие чувства вызывает ещё один трек – «Serendipity». Однако смысл названия песни («Serendipity» – интуиция) противоречит идее «неукротимые чувства – в каждой песне».

Р: А, да. Я сочинил «Serendipity» совместно с «Faith».


Это сюита?(Сюи́та — циклическая музыкальная форма, состоящая из нескольких самостоятельных контрастирующих частей (многочастное произведение), объединённых общим замыслом)

Р: Я не задумывал это специально, так получилось. Но я дал композиции название «Serendipity» именно для того, чтобы подобное несоответствие названия и стиля отразило моё собственное удивление полученным результатом.


Отсюда и название «Faith» (здесь верность, лояльность), символизирующее верность себе при написании альбома.

Р: Да. Я придаю большое значение верности. Поэтому песня «Faith» важна для меня так же, как «Amenity gain» - заглавный трек с предыдущего альбома. В этом смысле «Faith» было очень легко сочинять, да и само название пришло в голову мгновенно.


«Faith» вызывает трепет при прослушивании, и в то же время в ней есть и танцевальные нотки.

Р: Это быстрая композиция с синкопированным ритмом (Синко́па - смещение ритмической опоры (акцента) с сильной доли такта на слабую).Спокойные и энергичные части в равной степени похожи. В каком-то смысле такая музыка правдиво отражает мою натуру.


Вы вкладываете много усилий и размышлений в свою работу. Думаю, «Sphere» также имеет предысторию.

Р: В ней я раскрываю собственное понимание слова «Sphere» ( с англ. «сфера, шар», но также и «небесное светило») .У меня оно ассоциируется с луной. Представляю, как смотрю на луну, заливающую светом открытое море.


Фантастическое зрелище.

Р: Я очень люблю море и прибрежные пейзажи. Пока я писал «Sphere», то непрерывно представлял себя где-то в океане, смотрящим в небо в ожидании увидеть луну. Хотя нет. Если подумать, лунный свет не может глубоко проникнуть в толщу воды (смеется). Скорее я представлял себя на дне океана. Мне очень хотелось увидеть луну, но это было невозможно. Это чувство стремления и тоски я передал в музыке.


Вы использовали новые аккорды, их вибрирующее звучание очень красиво.

Р: Спасибо. Стоит признать, что здесь пришлось приложить сознательные усилия, хоть я и говорил, что писал первое, что придет в голову (смеется). В конце концов, это очень долгожданный альбом, поэтому я позволил себе немного повеселиться.


Вы обдумываете всю лирику и музыку до мелочей. Думаю, так же было и с «Crepuscular rays». Что вас вдохновляло на этот раз?

Р: Здесь название говорит само за себя. «Сrepuscular rays» в переводе с английского означает «тусклые лучи света». По существу это те робкие лучики, которые пробиваются сквозь разрывы облаков. Кстати, вы знаете про солончак Уюни в Боливии? Я наткнулся на его фотографии, когда искал подходящие изображения.


Я видел только фотографии в Интернете.

Р: Это место мне хотелось бы посетить. Во время засухи соляные дюны выглядят как сугробы. Все пространство будто покрыто снегом. А в муссонный период соль пропитывается водой и буквально сияет. Когда я увидел снимки, то был просто поражен великолепием этого «чуда природы».


Так значит, стоит соляным дюнам впитать дождевую воду, они фактически становятся огромными зеркалами, отражающими небо?

Р: Мне хотелось смотреть на этот вид снова и снова. Какое-то время кроме образов солончака в моей голове ничего не было (смеется). Я думал примерно так, когда сочинял музыку: « Представим, что я нахожусь там, погруженный в сияние». Моей основной целью было с помощью гитары воссоздать таинственную красоту солончака.


Вы сказали – «таинственную»…Кажется, есть некая двойственность в том образе природы, который вы пытаетесь отразить в альбоме. Что-то в духе «Природа величественна и прекрасна, но непостижима»?

Р: Я представляю солончак Уюни как место, где небо встречается с землей, неудивительно, что моя интерпретация противоречива. Я «перевел» этот образ на язык музыки с помощью акустической гитары. Чтобы отразить соединение двух противоположных сущностей, я намеренно добивался резкого звучания, чередуя естественный звук акустической гитары с негармоничным ритмом.


Как источники вдохновения вы упомянули луну, море, небо и землю. Похоже, тема природы является основной в альбоме.

Р: Именно так. Я представляю человека, хоть и не способного постичь природу, но завороженного её красотой. И альбом – это доказательство моего изумления.


В то же время в изумлении присутствует частица страха.

Р: Разве красота природы не в богатстве интерпретаций? У каждого человека своё представление о ней. Возьмем, например, такие неизменные явления, как солнечный свет и скорость или время – эту непреодолимую силу. Оно проходит независимо от того, как мы его проводим. Все эти свойства ассоциируются у меня со стремнинами. Я люблю смотреть, как вода бежит на перекатах. Ради этого я специально выбираю время, у меня даже есть DVD с фотографиями. Знаю, это скучно (смеется). Течение воды меня завораживает.И всегда хочется узнать, как и почему она так плавно течет. Это и удивительно и пугающе.


В противоположность композициям, внушающих благоговение перед природой, «Erosion» выделяется своим тяжелым, мрачным звучанием. Это ваша попытка сохранить в альбоме «рок-гитариста»?

Р: «Erosion» появился благодаря обстоятельствам, в которых я тогда находился. Во время тура с D я писал много, но не позволял себе увлечься настолько, чтобы пренебречь работой в группе. Поэтому за прошедший год мне удалось написать только 3 песни.


Что было дальше?

Р: В начале года на творческом подъеме я дописал ещё 4 песни. Сразу после этого мне пришлось вернуться к работе с D. В феврале должно было состояться празднование 5 годовщины нашего фанклуба, и мы работали над диском, чтобы отметить её. Не стоит и говорить, что группа для меня более приоритетна, чем сольная карьера, поэтому всю связанную с альбомом работу пришлось отложить.


То есть все материалы для альбома были оставлены в незавершенном состоянии до лучших времен?

Р: Да. В течение года мне редко удавалось поработать над альбомом. Но к счастью, запись диска для группы закончилась неожиданно быстро, и у меня появилась возможность запереться в студии.


Вам даже пришлось снять комнату [на студии] во время записи, чтобы работать больше.

Р: У меня не было выбора. Вот в таких условиях создавался «Erosion», отсюда и соответствующее название (горькая улыбка).


Как и следовало ожидать, «Erosion» - демонстрация безумной скорости.

Р: В смысле темпа я получил именно то, чего добивался, но не это главное. Прежде всего я старался передать это ощущение стресса от висящих над тобой сроков [окончания работы]. Думаю, что преуспел и в этом. Я даже добавил звук метронома (Метроно́м — прибор, способный производить произвольное количество тактовых долей времени на слух. Служит как вспомогательный прибор для установления точного темпа в музыкальном произведении). Как оказалось, это действительно лучший способ сделать «время» осязаемым в музыке.


То есть вы приступили к работе над альбомом с намерением сделать каждую композицию реальным отражением вашей индивидуальности и придерживались его до конца?

Р: Да, и я рад, что так и получилось (смеется).


Что ж, вам осталось рассказать только о последнем, заглавном треке «Abyss».

Р: Я хорошенько покопался у себя в душе и выставил свои чувства на всеобщее обозрение. Это не такое уж приятное зрелище. «Abyss» - композиция о проникновении в потаённые уголки человеческой души. Я попытался отразить этот процесс с помощью сложных видов открытых тактов. При написании музыки я заново узнавал, что я за человек. Нравится мне это или нет, «Abyss» отражает «меня» точнее, чем все остальные, поэтому я сделал её заглавной.


Ваш альбом раскрывает перед слушателями очень глубокий мир.

Р: Как я уже говорил, я честно спросил себя, что мне самому хотелось бы слышать в альбоме. Мне было тяжело над ним работать, поэтому для меня это не просто музыка, которую я искренне люблю, но также и доказательство моей уверенности в себе. Думаю, «Abyss» понравится и тем, кто обожает гитару, и тем, кто ничего о ней не знает, а просто любит хорошую музыку.


Слушатели получат столько же удовольствия от альбома, сколько и вы.

Р: Думаю, я преодолел некий предел своих способностей в игре на гитаре. Я все увеличивал и увеличивал уровень сложности до тех пор, когда уже больше не мог ничего придумать …это было очень интересно. Надеюсь, слушателям будет так же интересно (скромная улыбка).


© перевод: Utka@jrokku.net


Категория: Интервью | Просмотров: 1836 | Добавил: Utka | Теги: интервью, j-rock группы, интервью Ruiza для Fool’s Mate, D Asagi, Fool's Mate, Ruiza интервью, J-Rock, Ruiza, Interview | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
1 shanara   (23.05.2012 13:23)
Рюйза классный гитарист.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Хостинг от uCoz