Главная » Архив текстов » Интервью

Поделиться:     Закладки:     Мне понравилось:  


14:27
Интервью L'Arc~en~Ciel журналу Le Ciel EXTRA за июль 2012


Интервью L'Arc~en~Ciel журналу Le Ciel EXTRA к 20-летию группы.


Интервью Хайда

Интервьюер: Совсем недавно завершился Мировой тур и майские концерты в Японии. Что Вы можете сказать о них сейчас, оглядываясь назад?
hyde: Мы смогли пройти этот долгий путь только благодаря общим усилиям и теперь смогли достичь этого поворотного момента — 20-летия и отпраздновать его всем вместе. Это очень важно, это было замечательно. Конечно, сами мы чувствуем большое удовлетворение, но еще больше чувства по отношению к другим. Хочется сказать всем спасибо за то, что мы столько лет трудились вместе.

И: Кого вы имеете в виду, говоря «все»?
Н: Всех, кто имеет отношение, всех. Есть сотрудники, которые сейчас уже не работают вместе с группой, их я тоже имею в виду. Было вовлечено очень много людей, именно поэтому мы смогли дойти до настоящего момента.

И: Во время мирового тура были страны, где вы выступали впервые. Каковы были Ваши мысли и чувства во время этих концертов?
Н: Было много мест, далеких во всех отношениях, куда мы не смогли приехать. Например, мы не смогли попасть в Южную Америку, где сейчас очень велика популярность. Хотелось приехать еще и в другие места. И это чувство не изменилось, я думаю, оно останется и впредь. Но маршрут пока не проложен. И в этот раз это чувствовалось особенно сильно.
Однако очень хорошо, что мы смогли впервые приехать и успешно выступить в Бангкоке, Джакарте и Сингапуре. Когда мы действительно приехали, то чувство было одно: в тех местах, где еще не пролегла тропа, жажда увидеть была очень сильной. Поэтому прием был очень горячим.

И: «Тропа» - Вы имеете в виду места, где выступала группа L'Arc~en~Ciel или же японские артисты вообще?
Н: Японские артисты вообще. Например, в Японии валюта — йена. И это островная страна. В других странах система ценностей совсем иная. И нужно приехать в такое место с иной системой ценностей и выступить успешно. Невозможно действовать точно так же, как в Японии, потому что здесь и законы другие, и вообще могут возникнуть разные неприятные последствия. Поэтому провести один концерт и добиться успеха очень трудно. Но зато и получаешь от этого очень многое. В этот раз таким местом, где особенно чувствовалась другая система ценностей, была Джакарта. Здесь много мусульман, и на зрительских местах было много людей, скрывающих свою кожу. Только посмотрев на них, сразу чувствовалась чужая страна. Но когда они смотрели концерт, их чувства были такими же, как в других странах, как и в Японии. Все вместе пели на японском языке, все вместе радовались, и это ощущалось очень явно. И когда я это видел, возникло чувство открытия пути. До этого мы были в Америке, и я радовался, видя на концерте людей с разным цветом кожи. Я почувствовал, что мы преодолели расовые различия. И теперь в Джакарте возникло чувство, что мы преодолели и религиозные различия, поэтому я был очень счастлив.

И: Понятно. В этот раз группа L'Arc~en~Ciel проложила дорогу. Вы хотели бы, чтобы за ней последовали и другие японские артисты?
Н: Ну... честно говоря, я серьезно не задумывался об этом. Но если бы перед нами впереди были старшие товарищи, предшественники, нам было бы легче. Так как мы были первыми, то пришлось действовать наощупь, стаффу пришлось очень нелегко. Было затрачено и немало напрасных усилий. Так что тем, кто пойдет вслед за нами, будет уже легче.

И: Понятно. А теперь подробнее о содержании концертов. Мировой тур, затем выступления в Йокогаме, Осаке и Токио — концепция концертов везде была различной?
Н: Да. Мы решили, что в Мировом туре основой должно стать «Лучшее L'Arc~en~Ciel». В каждой стране ждущие нас давно фанаты хотели услышать не альбом «Butterfly”, но то, что из себя представляет группа вообще. Поэтому в Мировом туре мы решили проявить все лучшее и добавить к тому, что мы обычно делаем в Японии, чтобы показать, что такое современная L'Arc~en~Ciel.

И: Откуда возникла идея зрительных образов, которые были показаны во время представлений?
Н: Прежде всего, было решено сделать главной составляющей представления использование LED (светодиодов). Сейчас без использования светодиодов невозможно провести успешный концерт. Затем встал вопрос о изображениях. Здесь концепция по сравнению с прошлым изменилась. Раньше считалось, что есть светодиоды, что-то такое двигается — и этого достаточно (смех). Но сейчас настали другие времена. Захотелось сделать шаг вперед. Поэтому в этом туре изображения на экране очень важны. Качество клипа CHASE получилось очень высоким, так что мы решили поработать сообща с режиссером, который его снял, и придумать что-то интересное. Попросили его быть режиссером по видео. Конечно, работа над этим заняла время. Но во время тура выявились места, которые очень захотелось сразу изменить. Пришлось работать над этим самим вместе с работниками сцены. Хорошо, что режиссер сцены разбирался в этом, и мы вместе что-то такое сотворили (смех). Но очень хорошо, что все получилось так оперативно.

И: Получилась словно цельная история. Это производит большое впечатление.
Н: Ну, единая история, пожалуй, не получилась, но мы исходили из того, что общая энергетика, цельность на протяжении всего концерта очень важны. Например, в средней части «MY HEART DRAWS A DREAM”. Здесь среди дикого поля гитара Кен-чана словно создает возрождение, и это одна из главных тем 20-летия, и мы по-разному повторяли ее, начиная с концертов на стадионе Адзиномото. Будь то война или разрушения, но в конечном итоге все превращается в прекрасный земной шар. И хотя «L'Anniversary» это был праздник, но если в сердцевину его добавить такие вещи, то получится концерт, который останется в памяти надолго. В какой бы стране мы не выступали, мы всегда оставляли эту часть, считая ее очень важной.

И: Ясно... Но почему возникла эта тема «возрождения», была ли конкретная причина или повод?
Н: Наверное, концерт на стадионе Адзиномото. Ведь он состоялся вскоре после землетрясения. Поэтому тогда хотелось сделать что-то глубокое. Но если теперь, когда прошел всего лишь год, все это отбросить и лишь радоваться как ни в чем ни бывало, это было бы нехорошо. И я думаю, это касается не только землетрясения. Такая часть, которая обязательно должна стать контр-темой. Проще говоря — бывают горы, бывают долины. Бывают взлеты и падения. И двадцатилетняя история группы тоже такова. Поэтому мне обязательно хотелось добавить эту тему, и мы делали это в каждом концерте.

И: Теперь я хочу подробнее поговорить о концертах в Японии. Что вы изменили, когда выступали в Йокогаме?
Н: Поскольку были намечены выступления на стадионах в двух городах — в Йокогаме и Токио, то одинаковые представления делать было нельзя. Прежде всего встала тема «Butterfly», ведь мы выпустили альбом, но тура не провели. И поэтому, чтобы повысить ценность каждого концерта, решили, что в Йокогаме мы исполним все песни альбома, а в Токио проведем последний концерт 20-летия, без песен альбома. Главной идей стал праздник. Так что вектор был очень разным.

И: А Осака?
Н: Там так же, как в Йокогаме. Разве добавилась специфика USJ(смех).

И: Да, гости из USJ произвели сильное впечатление. Так же как и открытие на Национальном стадионе в Токио.
Н: Это была идея Кен-чана — устроить что-то вроде триумфального шествия. Он и не предполагал, чем это кончится, но идея понравилась и получила развитие.

И: Эти два дня стояла отличная погода.
Н: Да... Когда подумаешь о годе 20-летия, то на стадионе Адзиномото, где все началось, шел дождь, а закончилось ясной погодой. В этом тоже есть свой смысл.

И: Каким Вы представляли себе этот проект «Год двадцатилетия» - перед его началом? И теперь, когда все завершено, были ли отличия от того, как все произошло в реальности?
Н: Честно говоря, перед началом проекта я не видел в нем особого смысла (смех).

И: Что это Вы такое говорите!!
Н: Честно говоря... Конечно, было чувство: «Все же 20 лет, надо что-то сделать...», но в то же время было и чувство: «Если делать, так делать хорошо.» Однако примерно в это время во мне произошли просто революционные изменения по отношению к пению. Я начал получать удовольствие от пения. Для меня это очень большое внутреннее изменение. И это очень совпало с концертами группы. До сих пор пение само по себе не доставляло мне радости. Но теперь, когда я не играл на гитаре, а все внимание сосредоточил на пении, к радости от этого добавилась еще и радость от исполнения ларковских песен, и я получил еще большее удовольствие. И вкус этих выступлений совсем иной, чем прежде, и я просто счастлив, что смог петь песни L'Arc~en~Ciel. Вот она, реальность 20 лет. И поэтому тур был очень радостным. И самое лучшее то, что мы смогли совершить мировой тур сейчас, когда группа находится в наилучшей форме.

И: Например, даже Niji, которую Вы постоянно исполняете, Вы теперь поете с другими чувствами?
Н: Конечно! И ритм чувствую по-другому, и голос звучит совсем иначе. Многое изменилось. Грубо говоря, теперь мне хочется все изменить. Думаю, что и фанаты это поняли, поэтому считают, что нынешнее исполнение лучше. Сейчас я часто получаю письма и мэйлы с просьбой спеть ту или другую песню снова.

И: Вы, наверное, рады получать такие письма?
Н: С одной стороны, рад, с другой стороны, я теперь не могу слушать старые песни (смех). Как-то монотонно звучат. Конечно, в молодости это нормально, но певец должен стараться больше передавать чувства.

И: Если вспомнить весь этот год двадцатилетия, что было для вас самым счастливым моментом?
Н: Конечно, выступления. Если все идет хорошо, то это очень здорово. Конечно, приезжая в разные места, порой не все получается так, как хотелось бы. Может быть, другие участники группы довольны не всем, но я лично думаю, что у нас получились хорошие концерты. И конечно, очень радостно, что мы вчетвером смогли это сделать. Ведь наша группа не выступает постоянно, так что есть ощущение, что сейчас было самое подходящее время, которое больше не повторится. И сейчас, сосредоточившись, все четверо, мы провели отличный тур.

И: Как вы думаете, то, что Вы получили за этот год, окажет большое влияние на Вашу дальнейшую жизнь?
Н: Ммм... конкретно я пока не знаю. Но вот что интересно. Возможно, что если бы я пел только в L'Arc~en~Ciel, то такого изменения по отношению к пению во мне бы не произошло. Равно, как если я пел бы только в Вампс. Я понял, что добился успеха именно потому, что выступал и там, и там. Поэтому нынешние Вампс так хороши. Но это получилось потому, что я работал в L'Arc~en~Ciel. А когда закончится период Вампс, то и L'Arc~en~Ciel будет еще лучше. Этот способ роста просто замечательный... Что-то я сам себя хвалю (хохот).

И: Вы занимаетесь музыкой 20 лет. В чем за это время Вы почувствовали очевидный прогресс?
Н: Нет-нет, такого нет. Мне кажется, в том, что касается пения, если рассматривать голос как музыкальный инструмент, я сейчас ищу с самых основ, какие чувства можно им выразить. И я думаю, что это невозможно делать, если тебе не нравится сам процесс. Именно потому, что мне это нравится, мне хочется делать это совершенно, делать лучше всех. И я очень рад, что теперь у меня есть это чувство!


Интервью Тетсуи

Интервьюер: Сейчас, когда закончился мировой тур, каково ваше настроение?
Тетсуя: Есть своего рода чувство удовлетворения. Конечно, если поискать, то есть другие японские группы, которые дали больше зарубежных концертов, но групп, которые бы выступали в залах класса арена, я думаю, до сих пор не было, так что если посмотреть и с точки зрения зрителей, это был грандиозный тур. Впервые наш тур получил название «мировой». Хотя и тур 2008 года, я думаю, тоже можно было назвать мировым. Однако тогда в Европе концерт был только в Париже, так что назвать так тур показалось тогда неудобным. А в странах Азии мы не раз выступали с концертами. И если подумать, то сейчас становится понятно, что именно благодаря этому опыту мы смогли осуществить столь масштабный тур.

И: Когда речь идет о L'Arc~en~Ciel, то нельзя сказать: «Внезапно отправились в мировой тур».
Т: Конечно. Вот недавно я получил CD и ДВД Адама Ламберта. Вскоре после дебюта он неожиданно отправился в мировой тур. Конечно, ведь он является англоязычным артистом. Раз английский язык является его родным языком, то автоматически он может выступать по всему миру. А мы используем японский язык, так что, естественно, прежде всего, должны выступать в Японии, наш рынок более узок. В этом и есть различие. Однако если взять BIGBANG (тоже азиатская группа), то они провели мировой тур по 16 странам, полностью побив нас. Все же танцевальная группа и рок-группа — это разные жанры, их невозможно сравнивать.

И: Да, ведь L'Arc~en~Ciel — это рок-группа!
Т: Когда мы давали интервью американским СМИ, то поняли, что, похоже, сейчас в Америке нет рок-групп, которые бы могли делать туры по залам класса арена. Хотя они и ездят по миру, но нам говорили, что американских рок-групп, способных сделать такой тур, сейчас почти нет. Видимо, так и есть. Так что думаю, что сейчас редкая рок-группа может провести такой тур.

И: Так что сейчас настали трудные времена для того, чтобы рок-группа могла добиться успеха.
Т: Ведь современные дети больше начинают учиться танцевать, чем играть на музыкальных инструментах, не так ли? Думаю, что это направление преобладает. И тех, кто танцует, гораздо больше, чем тех, кто играет на музыкальных инструментах. Если подумать о концерте, то для рок-выступления нужно затратить и средства, и труд. Нужны инструменты, аппаратура для концерта, нужно проводить репетиции. Для танцоров, я думаю, гораздо меньше сложностей, нужно лишь свое тело. Поэтому рок-группы постепенно исчезают.

И: Вы это начали чувствовать еще с тура 2008 года?
Т: Я давно думал об этом, и сейчас получил подтверждение.

И: Что еще было интересного во время интервью в Америке?
Т: В Нью-Йорке как раз перед концертом в газете поместили статью о нас. И почему-то мою большую фотографию. И после концерта была статья в «Нью-Йорк Таймс», и опять поместили именно мою большую фотографию. Наверное, мой наряд и прическа были самыми наглядными.

И: Да, это так, Вы вполне можете представлять собой «COOL Japan». Раз зашел разговор об одежде, то в этот раз примечательным был жакет с надписью «yuumei”.
Т: Да, это в честь группы «Loudness”. Это были первые японские артисты, которые стояли на сцене в Мэдисон Сквер Гарден. А мы - японская рок-группа, которая вышла на эту сцену спустя 20 лет, и хотелось отдать им дань уважения. Это надпись была на футболке вокалиста «Loudness”, и я попросил стилиста сделать мне такую же.

И: Вот оно что. А новая прическа? Вы решили выбрить обе стороны?
Т: Я давно хотел себе сделать такую, наверное, еще лет десять назад. Первый раз я увидел такую у гитариста DIE IN CRIES Мурохиме Шин. Как только я увидел, я подумал: «Как здорово! Я тоже так хочу!» Так что я хотел себе сделать такую же.

И: А почему именно в это время?
Т: В Гонконге среди местного стаффа было много людей с такими прическами. Увидев это, я и сам загорелся! (смех). А когда прилетели в Бангкок, то по местному ТВ я снова увидел парня с такой прической. Значит, пора!

И: Но вначале вроде как была всего одна сторона побрита, а в середине тура на концерте в честь 20-летия Ki/OON оказалось, что и вторая сторона тоже выбрита.
Т: Японцы очень консервативны. И резкие изменения встречают обычно негативный отклик. Поэтому вначале я подстраховался, подумав, что даже если покажу одну сторону, то противников будет немало. А сейчас, во время мирового тура, я еще раз убедился, что японцы очень консервативны. Наверное, самая консервативная нация. Мне еще в ранней юности нравился яркий стиль. Но как зайдешь в метро, бабки вокруг сразу делали такие недовольные лица, что неприятно становилось. Но за границей, если проводишь съемки, например, в лондонском метро, то нигде не увидишь откровенно недовольных лиц.

И: Окружающие все воспринимают как естественное?
Т: Да. Поэтому за границей мне очень удобно (смех). Можно расслабиться.

И: А в каком месте Вы хотели бы жить?
Т: Я смотрел здания в Сингапуре. Высокие! Выше, чем в Токио. Так же и в Гонконге. Но в одном месте - нет, не получится. Самое лучшее — это 3-4 места в зависимости от времени года.

И: Однако вернемся к Мировому туру. В каждой стране вас ждало множество фанатов, которые любят музыку L'Arc~en~Ciel. Вы с самого начала верили в такие возможности вашей музыки?
Т: С самого начала, как мы начали играть в группе, я верил в нашу музыку, но тогда я считал, что это музыка будет интересна только для японцев. Тогда я не думал о выходе на мировую арену, о том, чтобы стать артистами, выступающими по всему миру. Но все получилось естественно, как бы само собой. Уже издавна мы получали письма из-за границы и уже тогда знали, что там есть наши фанаты. Так как Sony Music, с которой мы работаем, имеет представительства по всему миру, то сотрудники часто сообщали нам, что в той или иной стране много фанатов группы и что есть неофициальный фан-клуб. Так что я давно знал, что за границей есть наши фанаты. Но несмотря на это, мы не могли сразу отправиться туда с концертами. Нужна была соответствующая подготовка. Так что все это заняло много времени.

И: Да, ведь L'Arc~en~Ciel — это группа, которая выступает не в клубах, и это тоже является одной важных причин.
Т: Да. Мы хотели выступать за границей так же, как выступаем и в Японии. Вот, например, многие индисовские рок-группы ездят с турами по Японии, просто выступая в клубах, даже не собирая полный зал. Но мы не делали так даже в самом начале. Нам говорили — приезжайте, наберется клуб - 500 человек, 1000 человек. Но ради этого L'Arc~en~Ciel не может поехать за границу. Если делать концерты такого уровня, это значит, гитары нести в руках, ударную установку и другую аппаратуру арендовать на месте. Вопросы со звуком и светом тоже решать с местными работниками в последний момент. Очевидно, что это не приведет к успеху. Нет, L'Arc~en~Ciel не может позволить себе такого. Еще в первой половине деятельности - может быть, но не сейчас. Сейчас мы и на самолетах эконом-классом не летаем.

И: Ха-ха-ха. Да уж.
Т: Да, подумав обо всем этом, в настоящее время это невозможно. L'Arc~en~Ciel везет с собой все. Аппаратуру и сценические устройства из Японии, сотрудники тоже едут вместе с нами. Конечно, организовать тур такого уровня очень сложно.

И: После возвращения из-за границы вы дали концерты в Японии. Было ли какое-то отличие от концертов за рубежом?
Т: Было. На стадионе Ниссан мне пришлось часто воодушевлять зрителей. За границей этого делать не приходилось!

И: Неужели?
Т: За границей, если даже ничего особого не делаешь, все воспринимали «на ура». Приветственные крики были очень громкими. Их слышно было, даже если не снимать ушные мониторы. И так в любой стране. И вот вернувшись в Японию, во время концерта на стадионе Ниссан: «Э? Ничего не слышно...» Слишком привык к громким крикам за границей, и теперь их не хватало. Может, это обидно слышать японским фанатам, но это так. Среди японцев слишком много застенчивых людей, тут уж ничего не поделаешь. А за границей, куда не приедешь, и кричат все громко, и даже баллады поют все вместе. Они были очень рады просто увидеть нас.

И: Вы любите футбол, наверное, выступление на Национальном стадионе вызвала сильные чувства?
Т: По размерам стадион Ниссан больше, но Национальный стадион имеет свою историю, это прославленное место в истории футбола. Выступить в таком месте, где редко бывает возможность дать концерт, это ведь подобно редкому товару. Место, где мало кто может выступить. И поэтому хотя Токио Дом по вместимости больше, но я загорелся выступить на Национальном стадионе.

И: А потом прошли финальные выступления на Гаваях. Как все прошло?
Т: Сложные чувства. Как бы это сказать... Это я предложил устроить концерт на Гаваях. L'Arc~en~Ciel означает «радуга», а Гаваи — это «Радужный рай». Поэтому завершить тур именно там показалось мне красивой идеей.

И: И как раз на этом концерте 31 мая был объявлен в Гонолулу днем L'Arc~en~Ciel.
Т: Да. Как я и говорил, у меня сложные чувства. Как раз в этот день ушел из жизни один дорогой человек, погиб на Гаваях в результате несчастного случая. Многие люди, которые видели меня в этот день на сцене в слезах, возможно думали, что это вызвано глубокими чувствами из-за окончания мирового тура. Но на самом деле причиной стала глубокая печать из-за гибели дорогого человека. Честно говоря, психологически не было никаких сил для концерта. Так что этот день, 31 мая, я запомню на всю жизнь. Но что нам остается — только продолжить жить, стараясь изо всех сил. С мыслями о других людях. Но когда-нибудь мы сможем встретиться. И я хочу жить так, чтобы потом сказать им: «Было трудно, но я сделал все, что мог!».

И: Понятно. Каким, по-Вашему, стал 20-й год существования группы?
Т: Один человек говорил: «20-й год — это переломный год. Произойдут драматические события, выпадут испытания, но если их преодолеть, то можно будет двигаться дальше вперед.» И действительно, так оно и вышло.

И: И в самом конце, пожалуйста, несколько слов для фанатов, которые 20 лет поддерживали группу.
Т: Фанаты L'Arc~en~Ciel — это фанаты, которыми можно гордиться во всем мире. Именно потому что есть японские фанаты, мы смогли выступать во всем мире. Если бы не было фанатов в Японии, не было бы популярности, то и за границей на нас не обратили бы внимания. Так что все это благодаря вас всем. Огромное спасибо!


Интервью Кена

Интервьюер: Когда вы решили провести столь масштабный мировой тур, какие чувства Вы испытывали, какой именно тур вам хотелось бы осуществить?
Кен: Конечно, мы знали, что есть люди по всему миру, которые слушают музыку L'Arc~en~Ciel. Однако когда мы выбирали залы, вставал вопрос - а сможем ли мы собрать такой зал. И тогда возникло чувство: «Надо смочь!» Кроме того, важно не только выразить то, что мы бы хотели выразить. Безусловно, это важно, но не хотелось бы зацикливаться только на себе. Ведь существует еще и атмосфера самого зала. Именно зрители создают атмосферу каждого зала, поэтому очень хотелось воспринять ее, проникнуться ей и дать концерт в соответствии с этим. Я всегда думаю этом, так же было и в этот раз.

И: Каковы были месяцы подготовки к туру?
К: С конца 2011 по начало 2012 года мы выпустили сингл CHASE и альбом BUTTERFLY, были заняты промоушеном и выступлениями на телевидении. После этого начались репетиции концертов мирового тура. Хотя умом я понимал это, но до самого начала не чувствовал этого. Но вот начались репетиции, начался отбор песен для тура, повторение этих песен, просмотр видео для сцены. И постепенно накал чувств возрастал. Кроме того, начались обсуждения с техниками, какие именно звуковые нюансы я хотел бы для той или иной песни. Так постепенно в репетициях и обсуждениях и возникло чувство начала тура.


И: В 2008 году между выступлениями проходила целая неделя, в этот раз расписание было более напряженным, наверное, это было трудно?
К: В связи различными обстоятельствами мы смогли составить только такое расписание. И в таком плотном графике я нашел наиболее удобный способ игры на гитаре. Даже если график достаточно плотный, всегда есть время расслабиться, и можно позабыть песни. Поэтому мне важно было найти оптимальный баланс между упражнениями и концертами. Два дня до концерта я полностью в одиночестве играл на гитаре. Честно говоря, во время этого тура я все время упражнялся играть боса-нову.

И: Но почему именно боса-нова?
К: В конце прошлого года кто-то из стаффа попросил меня сыграть песню. Сначала это был хард-рок, а следующей стала боса-нова. Так что думаю, она повлияла на меня, и на игру, и на сочинение музыки. Например, чтобы сочинить музыку, не идешь специально на берег моря, но вспоминаешь то, как ты там был, и это находит свое отражение в музыке.

И: Понятно. Казалось бы, и нет прямой связи, но любой пережитый опыт отражается в произведении. И в этом все люди творчества, каким бы искусством они бы не занимались, едины. Напрасного опыта нет.
К: Да, это так. Боса-нову я играю пальцами. Но во время концерта я почти всегда играю медиатором, так что ощущение в правой руке другое. И если слишком много упражняться в боса-нове, то во время концерта пальцы не будут слушаться! Вот что я заметил в самом начале тура (смех). Так что за 1-2 часа до концерта надо обязательно поупражняться в игре медиатором. До сих пор я в основном играл на концертах под влиянием чувств, но в этот раз мне хотелось утвердить свой собственный стиль игры и играть, осознавая форму. Во время репетиций я старался помнить: «Пальцы ставить так», «Локоть держать так». И на концерте решил придерживаться этого, идя путем проб и ошибок. Сначала во время выступления больше внимания уделял стилю, а уже потом чувствам. После окончания концерта понял, что слишком много думать о положении рук - это тоже что-то не то, надо делать что-то попроще. На следующем концерте пробовал что-то другое.

И: И во время тура Вы продолжали упражняться, так что постепенно исполнение менялось?
К: Мне кажется, уже как минимум пять лет я непрерывно упражняюсь! (смех). Пробую то одно, то другое, и это продолжается постоянно. В этот раз, во время концертов в Японии, когда я, наконец, утвердил свой стиль и это начало давать результаты, выступление доставило большое удовольствие. Думаю, что именно во время концертов в Японии я достиг пика. И хотя, казалось бы, успех достигнут, и это заняло много лет, но успокаиваться рано, можно сделать еще что-то, и в голове у меня уже есть новые идеи.

И: В этот раз вы впервые выступали в Сингапуре, Бангкоке и Джакарте. Какова была реакция публики в этих странах, далеких от Японии?
К: Я слышал, что в Джакарте многие играют на музыкальных инструментах, и есть люди, исполняющие песни L'Arc~en~Ciel. Но когда начался концерт... все зрители пели замечательно! Во время концерта даже голоса Хайда было не слышно. «Надо же, как громко Хайд поет» - а это поют зрители. (смех). В разных странах приветствия зрителей были немного разными, но везде знали японские слова песен, знали участников группы. Улыбки зрителей были такими же, как и в Японии. В Шанхае и Сеуле мы выступали уже не первый раз, так что хорошо знаем атмосферу, а в первый раз было так же, как и нынче в Юго-Восточной Азии — не понятно, чего ожидать. И теперь, действительно выступив в разных странах, мы поняли: «В какую страну не приедешь, фанаты L'Arc~en~Ciel везде фанаты L'Arc~en~Ciel.» И понять это было очень радостно.

И: Наверное, концерт в Madison Square Garden явился особым событием. Ведь со времен дебюта музыка L'Arc~en~Ciel была ближе к Англии.
К: Думаю, что сейчас различия между американским и английским направлением в музыкальных жанрах становятся гораздо меньше, чем раньше. Так что в какую страну ни приедешь, в Нью-Йорке ли, в Лондоне ли, везде мы старались выразить себя. И повсюду есть люди, которые любят музыку, которую любим и мы, музыку, которую мы играем. И мы даем концерты с чувством признательности к ним.

И: Первой песней на концертах вопреки ожиданиям стала «Ibara no namida”. И в Японии были исполнены редкие песни, например, «Се ля ви». Как вы выбирали песни для сет-листа?
К: Да, это было неожиданно. Уже несколько лет сет-лист и концепцию выступлений определяет Хайд. «Ibara no namida” обычно исполняется под гитарные арпеджио. Аранжировка для пианино и голоса — это была идея Хайда. Я ждал, что же он придумает. Но когда услышал, удивился.

И: В этот раз фанатов очень удивили и порадовали выступления в Осаке — с персонажами «SESAME STREET» и праздник на Национальном стадионе. Особенно, последний день, где Вы танцевали с чир-лидерами.
К: В Осаке с самого начала мы не планировали такого. Но стафф предложил позвать Эльмо. Так и сделали. В Токио в первый день я делал МС 21 века. Но что же сделать на второй день? И я подумал: «А что если, не говоря другим участникам группы, неожиданно начать танцевать, они, наверно, поразятся и засмеются!» Прямо перед концертом я попросил лидера группы чирлидеров научить меня простым танцевальным движениям. Я немного потренировался, затем начался концерт. Я волновался, когда же нужно начинать танец. Но потом прозвучала команда, и я понял, когда начинать. А после танца я, не задумываясь, бросил помпон зрителям. «Что же я наделал!» Это должно быть, важная вещь! Эта группа чирлидеров завоевала второе место на всемирном чемпионате, так что для них наверняка помпоны — как для меня гитара... Однако я все равно бросил зрителям помпон, а потом и другой.

И: Во время зарубежных выступлений Вы дарили подарки участникам группы, это было очень интересно.
К: В Гонконге перед концертом я гулял по городу и вдруг подумал: «Если завтра во время МС я подарю участникам группы сувениры, наверное, зрители обрадуются.» Правда, я не знал, обрадуются ли сами участники группы (смех). Как и ожидалось, фанаты обрадовались, так что я решил повторить это и в следующем городе. Постепенно я старался сделать более интересные подарки. Порой времени не хватало, интервью, репетиции... а мне надо было скорее бежать в город покупать сувениры. Иногда не удавалась сразу найти подходящую вещь, шел в следующий магазин, потом в следующий...

И: Действительно, такой плотный график, наверное, тяжело было еще и сувениры покупать.
К: Да. Однако, никто мне не говорил, я сам это начал, и потом загорелся довести до конца. Так что довел дело вплоть до Гаваев и очень доволен собой (смех).

И: Какие чувства вы испытали, когда закончилось выступление на Гаваях?
К: Словно пробежал марафон: «Устааал!»(смех). Концерт в Токио — это финиш, а концерт на Гаваях — это словно близкие люди жмут руку после финиша. Больше всего запомнились счастливые улыбки и слезы радости на лицах зрителей из разных стран.

И: Если бы Кена двадцатилетней давности привезти на машине времени и показать нынешний концерт L'Arc~en~Ciel, что бы он сказал?
К: «В одежде теперь столько хороших цветов! И можно говорить в МС!»(смех). Когда я только присоединился к L'Arc~en~Ciel, на концертах была такая атмосфера, что ни участники группы, ни зрители, никто ничего не смел говорить. «Смеяться нельзя ни в коем случае!» Между зрителями и артистами было расстояние. Так что увидев нынешний концерт, где можно и смеяться, и танцевать, я бы, наверное, удивился.

И: Сейчас объявлено о голосовании среди фанатов о месте проведения следующего мирового тура. Что бы вы хотели делать дальше?
К: В этот раз я до глубины души был тронут тем, что люди во всем мире слушают нашу музыку, празднуют с нами двадцатилетие группы. Есть много фанатов и в Южной Америке. В Париж приезжали фанаты из Италии, просили приехать и в Италию, но мы не смогли. В следующий раз хотелось бы приехать в разные страны, в которых мы пока не смогли побывать. И тогда снова появится желание сыграть еще лучше, чем сейчас, так что я буду продолжать упражняться и дальше.


Интервью Юкихиро

Интервьюер: Теперь, когда закончился Мировой тур, скажите пожалуйста откровенно, какие у Вас впечатления?
Юкихиро: Все было хорошо. Мы смогли побывать в разных странах (смех).

И: Хорошо, что состоялись концерты в разных странах или же хорошо, что побывали в разных странах?
Ю: И то, и то.

И: Понятно. В прошлом году в интервью Вы говорили о том, что хорошо уже то, что концерты доставляют удовольствие. Были ли такие концерты во время этого тура?
Ю: Да, концерты действительно доставили удовольствие. Хотя, конечно, не все получилось как надо. Так что были моменты, которые не принесли удовлетворения.

И: Конечно, такое тоже было, но в основном в этот раз во время концертов за рубежом Вы выступали с удовольствием?
Ю: Да, в основном да.

И: А что конкретно Вас особенно порадовало?
Ю: В Париже мы выступали уже второй раз, кроме того, это был тот же зал, что и в прошлый раз. Было приятное чувство, что мы снова сюда приехали и снова смогли здесь выступить.

И: Конечно, в первый раз Вы выступали с другими чувствами?
Ю: Конечно, все было по-другому. Когда выступаешь в первый раз, то бываешь сбитым с толку — другая страна, другая культура...

И: В Париже был отличный концерт. Вы, Юкихиро-сан, просто зажигали!
Ю: Правда? (смех). Ну, да, в Париже получилось хорошо.

И: Как прошла первая половина тура в Азии?
Ю: В Бангкоке было очень хорошо. Такое чувство, что второй концерт прошел на одном дыхании. И сам я вдруг осознал: «Надо же, мы уже здесь!»

И: У Вас есть большой предыдущий опыт. Ведь не с самого начала возникает ощущение, что тур уже идет?
Ю: Хотя в этот раз репетиций было мало, но перед тем, как отправиться за границу, мы имели возможность выступить на стадионе в Йокогаме, благодаря этому возникло ощущение концерта, и начало тура не было таким трудным.

И: То есть тур начался сравнительно ровно, естественно.
Ю: Да, поэтому с энергией, полученной в Бангкоке, мы отправились в Шанхай и Тайпей.

И: Понятно. Ну, а как Вам MSG? Это был один из самых ярких моментов тура, с какими чувствами Вы ожидали это выступление?
Ю: Сначала, когда мы узнали, что будем там выступать, все вокруг пришли в восторг, а я нет.

И: Неожиданно!
Ю: Это место, где часто проходят баскетбольные матчи, так что сразу вспоминается Майкл Джордан (смех).

И: Но ведь в этом зале выступали также и многие артисты, которых Вы любите и уважаете, начиная с Депеш Мод, разве не так? Разве вы не вспомнили об этом?
Ю: Если честно, я этого реально не осознавал. Совершенно не ощущал.

И: Вот как? Ну, хорошо, а когда прибыли в Нью-Йорк, постепенно наступило осознание реальности происходящего?
Ю: Когда прибыли в Нью-Йорк, нужно было справляться с плохим самочувствием. Действительно, смена часовых поясов во время прибытия в Нью-Йорк переносится хуже всего. Так что я больше всего был озабочен именно этим. Концерт в MSG стал очень важным, так что я беспокоился (смех).

И: А когда Вы Вышли на сцену — каково это было?
Ю: Когда мы вошли в зал, я увидел это на потолке: «О!!» и не раздумывая, сфотографировал.(смех).(В центре зала с потолка спускался 8-сторонний экран).

И: Да, это сразу создало чувство реальности. А как прошел сам концерт?
Ю: Концерт для меня был неудачный. Конечно, слишком переволновался, так что было трудно.

И: Конечно, понимание важности...
Ю: Было слишком много суеты и волнений. Как бы это сказать.. давно уже не было такого чувства, что «не дома». И сам зал, и куча местного стаффа. Как выйдешь из гримерки — все время говорят по-английски, а о чем — непонятно... (смех).

И: Во время концерта Вы могли хорошо видеть все происходящее?
Ю: Нет, у меня не было возможности.

И: А когда все закончилось, у Вас было чувство: «Ура! Мы это сделали!» ?
Ю: Нет, скорее было чувство: «Эх, ну и наделали делов...»

И: Но на послеконцертной пати Вы сказали памятные слова: «Думаю, что это было великое начинание».
Ю: Ну, в отношении этого концерта слово «первый» уже стало непременным выражением и в этом смысле он, конечно, имеет важное значение. Тем не менее, я хотел бы сыграть там еще раз. Перед этим подготовившись получше (смех).

И: Понятно. Но я считаю, что выступить в MSG это действительно великое дело.
Ю: Так оно...

И: И спустя небольшой промежуток времени после этого у вас состоялись два концерта в Европе. В Лондоне, насколько я могу судить, Вы были в превосходной форме.
Ю: После Нью-Йорка я решил, что в Лондоне надо исправить то, что не получилось в Нью-Йорке. Однако в Лондоне был самый маленький зал во всем туре. А мы давненько не выступали в таких залах, так что возникло некоторое несоответствие и некоторые усилия были напрасны. Так что в Лондоне кое-что исправили, и в Париже уже все было как следует. В Париже было чувство: «Мы снова смогли вернуться сюда!»

И: После этих европейских концертов у вас состоялось специальное выступление в LIQUIDROOM, после чего вы отправились в Сингапур и Джакарту.
Ю: С этого момента у нас уже были стабильные концерты.

И: В Джакарте был концерт на открытом воздухе? Очень зажигательный концерт.
Ю: В Джакарте было жарко во всех смыслах этого слова. Хотя в отеле было ужасно холодно! (смех).

И: В это время, когда началась уже вторая половина тура, у Вас возникло какое-то особое понимание значения происходящего?
Ю: Как сказать... В этот раз мы смогли приехать в эти страны, провести концерты, если и в следующий раз мы сможем так же дать здесь концерты, то можно сказать , что L'Arc~en~Ciel - это действительно группа, которая может добиться такого.

И: Понятно. А затем было триумфально возвращение домой. Прежде всего, концерты в Йокогаме и Осаке. Что Вы чувствовали, выступая на родине после перерыва? Что-то бросилось в глаза по сравнению с зарубежной публикой?
Ю: Так как стадионы были достаточно велики, я, честно говоря, не понял (смех).

И: И сет-лист изменился по сравнению с заграничными выступлениями.
Ю: В том, что касается порядка песен, самого выступления, я никогда не раскрываю рта. «Буду как спартанец». Так что все сделал добросовестно, и все прошло хорошо.

И: Через неделю после Осаки прошли концерты на Национальном стадионе, где снова был другой сет-лист, и само представление было другим.
Ю: «Как спартанец». (Смех).

И: С какими чувствами Вы ожидали концерта на Национальном стадионе, ведь выступить там — это большая удача?
Ю: Было сложно. Я знал, что провала быть не должно. Все должно было быть сделано наилучшим образом. Вообще, концерт — это волны. И если не привык к сет-листу, бывает, что не удается попасть в их движение. Если же попасть в течение концерта, то можно управлять этими волнами.

И: На второй день, после окончания концерта, Вы прошли всю сцену с края до края. Для вас это редкое действие. Что вы при этом чувствовали?
Ю: До чего широкая! Не пройти ли с краю до краю! (смех).

И: Затем было выступление на Гавайях.
Ю: Гавайи — это была словно послеконцертная пати. Хотя концерты там были интересными. Но для меня нынешний тур закончился в Осаке. На концерте на Национальном стадионе завершилось празднование 20-летия группы. Поэтому раз концерт в Осаке прошел хорошо, то и весь тур для меня был удачным.

И: Итак, какие мысли прошедший мировой тур вызвал у Вас о группе L'Arc~en~Ciel?
Ю: Как я уже сказал, важно, что будет следующим этапом. Сможем ли отправиться в новый мировой тур или же будем в основном выступать по Японии. Сам я почти не имею отношения к этому планированию. Но все участники группы и сотрудники приобрели в этом туре опыт, и теперь важно, какие откроются новые возможности.

И: Какое значение этот имеет этот тур? И лично для Вас, Юкихиро-сан, и для всей группы? Будет ли группа и дальше развивать деятельность по всему миру?
Ю: Если мы сможем, думаю, это было бы хорошо. Хотя конечно, если и сложности, но думаю, что преодолев их, выйти вперед было бы хорошо. Если мы сможем провести следующий такой тур, значит, нынешний тур послужил хорошим опытом. Конечно, и в этот раз мы смогли добиться всего только благодаря предыдущему опыту.

И: И последнее. Что вы можете сказать о прошедшем годе — годе 20-летия группы? Каким стал для вас этот год?
Ю: Конечно, это был очень насыщенный год. И поскольку деятельность была разнообразной, это был интересный год. Когда работаешь в таком напряженном графике, то некогда думать о посторонних вещах (смех). Хотя иногда хотелось и отдохнуть, но передышки тоже бывали. Но раз мы все смогли - значит, все было правильно. Деятельность была разнообразной — и концерты, и сочинение музыки, и синглы выпустили, и альбом. Еще и тур по стране.

И: Да, график был очень плотным. Итак, несколько слов для фанатов и на этом закончим.
Ю: До встречи в следующий раз! (смех).

Перевод: Chachanidze Liubov


Категория: Интервью | Просмотров: 1269 | Добавил: Yuki-sama | Теги: Интервью L'ArcenCiel, интервью, Interview, журнал Le Ciel EXTRA июль 2012 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 1
+1   Спам
1 Ditricha7572   (15.11.2012 02:49)
Занятное интервью. В больше всего запомнились две части. Как Тетсуя всё чётко обозначал: только большие залы для группы такого уровня. Очень ясная позиция. Пожалуй, надо радоваться, что они собирают такие залы, но... Эх, такими темпами они до нас точно не доедут.
А Юкихиро...сначала "хорошо, хорошо, хорошо", а потом это неудачно, там не удалось сделать всё как следует, здесь не доволен своей работой. Хорошо, что его хоть к концу более менее разговорили.
P.S. Хайд как всегда прекрасен. Распробовал наконец за 20 лет певческое дело)). А у Кена очень было интересно узнать об истоке вручения таких подарков участникам группы (или я пропустила, когда этот момент уже озвучивали).

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Хостинг от uCoz