Главная » Архив текстов » Интервью

Поделиться:     Закладки:     Мне понравилось:  


19:15
Grieva: интервью для VSHELF





Если вы слушаете песни Grieva, то наверняка испытываете легкое чувство ностальгии. Это неудивительно, если вспомнить, что концепция группы гласит: «Мы – последователи старых добрых времен». Это и создает группе ту особую ауру котекоте-кей, присущую командам, сформировавшимся во второй половине 1990-х.

Вижуал-кей сцена как в старые добрые времена: возрождение

-Так как это первое наше с вами интервью, расскажите, пожалуйста, как образовалась группа.
Kyouki: Свое начало Grieva берет с того момента, когда я и Roku решили организовать группу. Прежде всего, мы думали о том, какую концепцию нам следует избрать, и внезапно к нам пришла мысль «возродить старые добрые деньки». Поскольку в наши дни явление котекоте-кей отсутствует как таковое, мы решили начинать в качестве группы именно этого направления. Мы принялись за поиски остальных участников, которые бы разделяли наши взгляды, участников, которые бы стремились достичь новых вершин вместе с нами. Именно это, как нам казалось, будет как нельзя кстати. Так нас стало пятеро. Мы хотели стать группой, которая бы могла шокировать (нынешнюю) вижуал-кей сцену. Мы посещали различные концертные площадки и непосредственно общались с потенциальными участниками.

-- Говоря о «возрождении старых добрых времен», вы имеете в виду вижуал-кей сцену второй половины 1990-х годов, верно?
Kyouki: Верно. Мы хотели вернуть к жизни те чувства и ощущения, которые тогда получали.
Haru: Я тоже люблю вижуал-кей тех времен и тоже слушал такую музыку. Тем не менее, когда меня пригласили в новую группу, я просто подумал: «Это будет весело!».
Rui: Grieva позиционирует себя как котекоте-кей группа, в ее творчестве много довольно жестких композиций. Однако ранее мне не приходилось играть в группе. Поэтому когда я узнал о планах относительно формирования этого нового коллектива, непроизвольно вспомнил о Dir en Grey – команде, которую я любил слушать, когда учился. Я думал: «Разве это не занятно – попробовать воспроизвести тот же самый агрессивный вижуал-кей, что и в 90-х годах!».

-- Для вашего поколения Dir en Grey наверняка являются центральной фигурой?
Kyouki: Точно. Но если говорить об этой музыке, разве вам не кажется, что она не подвластна времени? Даже если бы я не жил в настоящее время, я бы все равно слушал группы, подобные X-Japan или Luna Sea – точно так же, как и вы сможете слушать их в будущем. Тем не менее, мы не ограничивали себя только лишь Dir en Grey, мы хотели возродить музыку и стиль той замечательной эпохи.

-- Следовательно, желание соответствовать стилю коте-кей должно быть очень сильным?
Kyouki: Сейчас мы практически не наблюдаем групп, играющих в стиле котекоте-кей, верно? Разумеется, этот стиль тоже стал мене популярен.

-- Действительно, сейчас многие яркие, блистательные группы оказались не у дел.
Kyouki: Но для нас вижуал-кей – это определенная разновидность стиля. «ВОТ ЭТО и есть вижуал-кей!» - таков наш идеал. Мне кажется, что следование такому стилю в наши дни может привести к по-настоящему интересным результатам. Ситуация сейчас такова, что вижуал-кей когда-нибудь прекратит свое существование. Вот почему мы хотели создать команду, в которой абсолютно любой видел бы котекоте-группу, играющую в вижуал-кей направлении.

-- И сразу вопрос по теме – какова реакция ваших поклонников?
Kyouki: Люди, слушавшие вижуал-кей группы 1990-х годов, утверждают, что наше творчество «вызывает очень много воспоминаний». С другой стороны, поклонники, принадлежащие к младшему поколению, отмечают, что «никогда ранее не слышали ничего подобного».

-- Складывается впечатление, что ваши поклонники относятся к самым разнообразным категориям.
Kyouki: Да, это люди самого различного возраста.

-- Понимаю. Мне очень нравится, в каком направлении движется наш разговор, но все же расскажите нам, как вы начали создавать музыку. Что стало вашим мотивом?
Kyouki: Когда я начал слушать Dir en Grey, мое отношение к музыке изменилось. Я словно пробудился. Я понял, что тоже хочу быть участником такой же крутой группы и выражать себя через такую потрясающую музыку.

-- Вы начинали в качестве вокалиста, Kyouki?
Kyouki: Да. У меня были музыкальные инструменты, так что я мог исполнять основы. Но себя я видел исключительно в качестве вокалиста.

-- Как насчет вас, Hisame?
Hisame: Я хотел участвовать в группе с тех пор, как перешел в среднюю школу. В старшей школе я вступил в клуб легкой музыки. Мои друзья, с которыми я познакомился в этом клубе, любили вижуал-кей, и вскоре я тоже его полюбил. Однако мне еще ни разу не доводилось побывать на живом выступлении. Поэтому друзья из клуба взяли меня с собой на мой первый лайв-концерт. Это оказало на меня огромное воздействие. Я решил: «Я тоже хочу создавать вижуал-кей!». Когда я вступил в музыкальный клуб, я только начинал играть на басу, однако уже тогда во время игры погружался в чувства и звуки. С тех пор я начал посещать лайвы, чтобы стать басистом.
Haru: Мне поначалу нравилась западная музыка, из-за чего я и начал учиться играть на гитаре. Я слушал песни самых различных жанров, и однажды друг посоветовал мне сходить на концерт вижуал-кей группы. Так и вспыхнула моя страсть к этому эксцентричному стилю. И если мое желание освоить гитару было вызвано западной музыкой, то на стремление стать участником группы изначально повлиял вижуал-кей. Действительно, в отличие от других жанров, в вижуал-кей единство группы ощущается как нигде более. Это то, что мне по-настоящему нравится в этом стиле.
Rui: Что касается меня, то я начинал с того, что в средней школе слушал джей-поп композиции, которые крутили по телевизору. В то время мой друг, игравший в группе, как раз искал ударника. Это может показаться странным, но барабанная установка имелась в нашем доме уже с тех времен, как я пошел в начальную школу. Родители научили меня основам, так что играть немного я умел. Поэтому я сказал : «Что ж, я буду играть с вами [в качестве ударника]». Это и стало началом моей музыкальной деятельности.

-- Наличие в доме барабанной установки – довольно редкое явление, не так ли? Ваши родители требовали, чтобы Вы занимались музыкой?
Rui: Нуу, мне действительно нравилась музыка, но я не занимался ей слишком серьезно. Барабанная установка моего отца изначально принадлежала одному знакомому, который сказал: «Можешь забрать ее себе, я все равно собираюсь ее выбрасывать». Так она и оказалась у нас дома. На тот момент эта установка уже давно пережила свое лучшие времена, так что я от нее избавился, когда она совсем пришла в полную негодность. Такова моя история первого знакомства с ударными.
Kyouki: Зато теперь ты – часть элиты (Смеется).

-- Разумеется! Вполне естественно, что драммера волнует тот факт, что в его доме недостаточно места для барабанной установки.
Rui: Всякий раз, как вспомню об этом – думаю, что это был настоящий подарок судьбы.

-- Как насчет Вас, Roku?
Roku: Когда я учился в средней школе, друг дал мне послушать “Six Ugly” Dir en Grey. Мне понравилось. Мы начали обсуждать участие на концерте по поводу окончания средней школы, так я и попал в свою первую группу. Я начинал, как барабанщик, но, что ни говори, это было не мое. Для ударных созданы другие парни, вроде Rui. Обычно же далеко не каждый может позволить держать у себя дома барабанную установку. Как результат – отсутствие регулярной практики. Вот почему я начал задумываться, какой инструмент я могу позволить себе иметь дома, и выбрал гитару. Я купил дешевую гитару и начал дома тренироваться. Таким образом, тот факт, что я стал гитаристом, не имел под собой определенной мотивации.

-- С момента дебюта Grieva прошло семь месяцев, как вам удается уживаться друг с другом?
Kyouki: Думаю, довольно неплохо. Каждый выражает свою индивидуальность в полной мере.

-- Не могли бы Вы рассказать о каждом из участников по отдельности?
Kyouki: Ну, начну с нашего «камитэ» [гитарист, играющий на правой стороне сцены], гитариста Roku. Его отличает изящная манера игры. Он – тот человек, который просто потрясающе может очаровывать других людей. «Симотэ» [гитарист, играющий на левой стороне сцены] Haru отличается своими техничными, утонченными гитарными соло. Но вместе с тем он сам полностью отдается звукам, ему также присуща яркая манера игры. Басист Hisame – андрогинная личность с загадочным сценическим образом. Hisame – человек, чью неповторимую улыбку вы можете увидеть во время выступления. Rui определенно самый сумасбродный среди нас. Он будет стучать по ударным до тех пор, пока все вокруг не начнет ходить ходуном.
Roku: (Показывает на фотографию в интервью) Мне больше нравится вот этот человек. Если судить по внешнему виду, я и он выгладим практически идентично.

-- Понятно. Как журналист не могу не заметить, что у всех вас замечательный цвет волос (Смеется).
Kyouki: Нам это часто говорят (Смеется).

--Релиз вашего первого полнометражного альбома “Oni to kage” состоялся 13 февраля, однако предварительная продажа дисков началась уже 2 февраля, во время вашего сольного выступления в Meguro Rock Maykan, верно? Перед тем, как мы услышим альбом, расскажите, пожалуйста, о своих впечатлениях от этого лайва, о реакции поклонников.
Kyouki: Реакция была невероятная! Концерт был полностью в духе Grieva, насыщенный и яростный. Мы довольны.
Hisame: В тот день мы не собирались выступать на бис. Но потом мы услышали, как поклонники вызывают нас.
Kyouki: Поскольку мы действительно не собирались этого делать, мы сыграли все песни, которые у нас были.
Hisame: Но нас звали так громко, что даже наш менеджер спросил: «Вы не собираетесь выходить?», так что мы вышли на сцену снова. Мы просто вновь отыграли все вещи из основной части выступления.
Kyouki: Так что это не было настоящим выступлением на бис. Все-таки заблаговременный выбор песен для исполнения на бис – это совсем другое. Тем не менее, я счастлив, что мы вышли повторно. Думаю, это был хороший концерт.

-- Вы счастливы, потому что голоса ваших поклонников – это именно то, что вам нужно, ведь так?
Hisame: Мы ужасно счастливы!
Roku: Думаю, сейчас м уже готовы для нового сольного выступления. Полагаю, что когда мы планировали прошлый сольный концерт, это было нечто вроде первого шага, за которым последует новый. Перед тем лайвом мы чувствовали напряжение и беспокойство, но потом, попробовав, каково это, испытали много положительных эмоций.
Rui: Прошлым летом, когда мы только начинали свою деятельность, нам сразу же выпала возможность отыграть сольный концерт в Rock Maykan. Однако в тот раз мы слишком нервничали. Это, разумеется, сильно отразилось на выступлении. Тем не менее, с тех пор прошло полгода, и я думаю, нам стоит взять реванш. Полагаю, теперь во время выступления мы сможем показать более зрелых Grieva. Еще не решено окончательно, когда будет проходить наш новый сольный концерт, но мне бы хотелось отыграть его так, чтобы почувствовать, что мы выросли еще больше.
Haru: Мне кажется, что мы можем продемонстрировать, насколько Grieva выросла в музыкальном плане по сравнению с сольным концертом в прошлом августе. Поэтому лично я очень жду нового выступления. Кроме того, прошлый лайв послужил для меня огромной мотивацией. Roku уже упоминал об этом, но для меня этот концерт должен оставить не только положительный результат, мне бы хотелось, чтобы он стал своего рода новой стартовой линией. Говоря об этом, я действительно считаю, что это был наш первый шаг.

-- “Oni to kage” станет первым релизом Grieva. Теперь, когда работа над альбомом завершена, можете ли вы поделиться своими впечатлениями?
Kyouki: Когда я впервые взял бокс с диском в руки, я почувствовал, что по-настоящему счастлив. Также я активно принимал участие в оформлении обложки, и, кроме того, мне хотелось, чтобы наши взгляды нашли отражение в буклете. Вот почему мне хочется, чтобы к диску отнеслись с должным вниманием. Что касается песен, этот альбом является нашим первым релизом, поэтому мы чувствовали сильную мотивацию во время его записи. Должна ли каждая отдельная песня с этого альбома звучать так, словно выпускается в качестве сингла? Или же ее звучание должно походить на композицию со сборника лучших вещей? Вот о чем мы думали во время работы.

-- Во время прослушивания создается впечатление, что альбом действительно очень насыщенный.
Kyouki: До сих пор таких насыщенных альбомов было не так уж и много, верно?

-- Да. Даже не знаю, можно ли убрать из этого альбома какую-либо из песен, случись такая необходимость.
Kyouki: Мне бы не хотелось убирать из альбома какую-либо из композиций. Все они идеально походят.

-- Понимаю. Можете ли вы что-нибудь рассказать о том, как проходила запись песен?
Kyouki: Я и Haru записали песни, однако потом мы показали получившиеся демо-версии остальным участникам группы. Над аранжировкой мы работали все вместе. После того, как Haru написал песню и создал ее демку, а я добавил мелодию, мы дали прослушать то, что получилось, остальным согруппникам. И поскольку окончательное оформление осуществлялось всеми вместе, все кредиты указаны как “Grieva”.

-- Расскажите, пожалуйста, как в этот раз происходила запись альбома. Какие были трудности, каким деталям вы уделяли особое внимание?
Kyouki: Мне бы хотелось выделить песню “-kikei-“. Эта песня была записана не как обычно. Наше внимание было сосредоточено на том, какой объем эмоций мы можем вложить в нее во время записи. По сравнению с этой композицией другие песни были записаны довольно быстро. Но мне нравится именно это песня – неважно, сколько раз нам пришлось ее перезаписывать. Работа над ней действительно заняла определенное время.
Haru: Я бы отметил все песни. Во время записи мы использовали оборудование, отличное от того, которое применялось во время живого выступления. Из-за этого я действительно волновался относительно качества звука. Поскольку это наш первый полнометражный альбом, я, безусловно, хотел создать нечто такое, что нравилось бы мне самому. Поэтому если я начинал чувствовать, что это «не то, чего бы мне хотелось», я сразу же приступал к перезаписи. У меня был длинный путь проб и ошибок.
Roku: А для меня особенной стала “Kanashimi wa meguriyuku kisetsu to nemuru ai” [«Печаль – это череда времен года и спящая скорбь»]. Так как это баллада, я беспокоился о качестве ее звучания. Большую часть работы я проделал на «клине» [Прим. перев.: Полагаю, имеется в виду режим чистого гитарного звука], однако эта композиция сочетает в себе три различных вида данного режима. Я использовал этот инструмент во время записи и для других целей. Мне действительно пришлось повозиться. Поскольку это баллада, мне хотелось как можно полнее передать это чувство чистоты.
Hisame: Я отмечу две песни – это "Kodoku ningyou shoukougun" [«Синдром одинокой марионетки»] и "Keihou dai-39-jou dai-1-kou 'shinshin soushitsu NO koui WA kore WO baSSESU'" [«Уголовный кодекс, Статья 39, пункт 1: действие в состоянии аффекта не является уголовно наказуемым деянием»]. Так как эти две вещи идеально подходят для исполнения вживую, мне хотелось передать их грубоватое живое звучание и на CD. Поэтому, в то время, когда во время записи я играл все остальные песни в сидячем положении, эти две композиции я записывал стоя.
Kyouki: Что? Правда?
Roku: Да ладно?! Я не знал!
Hisame: На самом деле, я не акцентировал на этом внимание, но да, это действительно так (Смеется). Когда я играл их сидя, мне казалось: «Это должно звучать не так!», и это на самом деле звучало не так.

-- Вот такой случай во время записи, о котором остальные участники группы тоже только что узнали (Смеется). Как насчет Вас, Roku?
Roku: Мне бы хотелось выделить песню "Kairi-sei douitsu-sei shougai" [«Диссоциативное расстройство идентичности»]. Эта песня была закончена сравнительно недавно, однако я очень беспокоился насчет партии ударных. В первую очередь, когда я прослушивал демо-запись, я думал, что обойдусь собственными силами, однако не имел четкого представления, как это сделать. Поэтому, когда мы были в студии, я попросил помощи остальных участников группы, и мы работали над аранжировкой все вместе. Мы перепробовали много различных вариантов в поисках наилучшего звучания. В конце концов, для беспокойства не осталось никаких оснований. Звучание теперь даже лучше, чем я себе представлял. Так что я доволен.

-- Окей, и в заключение: расскажите нам, пожалуйста, каков ваш идеал группы и какие цели вы ставите перед собой, как музыканты?
Kyouki: Мне бы просто хотелось и дальше поддерживать концепцию группы. И еще, совсем небольшое желание, – чтобы песни Grieva слушали как можно больше людей. Что касается меня как вокалиста – я хочу не просто уметь хорошо петь, я хочу также вкладывать в свои песни чувства и душу. То есть, я хочу не только добиться технически грамотного исполнения песен, но и выражать себя.
Roku: А я просто хочу стать крутым гитаристом, играющим на сцене. Гитаристом, обладающим своей собственной аурой.
Rui: Мне кажется, что в настоящий момент я играю довольно агрессивно, однако когда я смотрю записи наших выступлений, чувствую, что мои движения все еще несколько неуверенны. Поэтому я хочу стать сильным, ярким драммером, как визуально, так и в плане музыки.
Haru: Мне нравится техничное исполнение, поэтому я бы хотел улучшить свою собственную технику игры. Но будучи членом действующей группы, мне хочется раскрыть сущность Grieva со всех сторон. Вот почему каждый раз я стремлюсь играть на гитарах различных типов. Я хочу, чтобы люди, глядя на меня, говорили: «Он не повторяется» и «Это интересно!».
Hisame: Я хочу стать человеком, который больше сам достоин уважения, нежели человеком, который сам уважает кого-то и стремиться на кого-либо походить. Я хочу быть не просто «лучшим». Думаю, быть «уникальным басистом» гораздо круче.

Перевод: Mizari @jrokku.net ( kaede777@mail.ru)
Размещение перевода без указания источника и переводчика запрещено!



Категория: Интервью | Просмотров: 883 | Добавил: Spady_Madik | Теги: GRIEVA интервью, интервью с джей-рокерами, интервью для VSHELF, j-rock интервью, j-rock группы, Grieva | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Хостинг от uCoz