Главная » Архив текстов » Интервью

Поделиться:     Закладки:     Мне понравилось:  


23:29
Golden Bomber (Utahiroba Jun) - интервью для ROCK AND READ vol.035





Юноша, исполненный тревог

Красивый и энергичный мастер по хедбенгингу, человек, играющий немаловажную роль в вижуальной части группы Golden Bomber – Утахироба Джун.
Ему с детства нравились Такарадзука и Вижуал Кей, но он не мог никому об этом рассказать и решил для себя, что будет «обычным» человеком, не имеющим таланта.
И этот полный тревог и переживаний молодой человек, побывав случайно на концерте Golden Bomber, открыл для себя талант Кирюина Шо и был им просто шокирован.
Для всех читающих эту статью парней и девушек, исполненных переживаниями и беспокойством – «История перехода из “созерцания” непосредственно в “действие”».


- Расскажи нам, пожалуйста, о возникновении твоего сценического псевдонима.

До того как меня приняли в группу, в ней еще был предыдущий барабанщик, фамилии всех участников - Кирюин Шо, Кян Ютака - состояли из трех кандзи, а имя – из одного. Вот поэтому я учел это при выборе своего псевдонима. Однажды, гуляя по улице, я заметил вывеску «Караоке Утахироба». Броское, легко запоминающееся, караоке часто посещают бангяру, можно сократить – слагаемые, составившие результат моего выбора. А имя Джун – мое настоящее.


- Каким ребенком ты был в детстве?

Я был послушным, но мне также нравилось как-то выделяться. Осознание собственного «Я» пришло ко мне где-то в 21 год, поэтому я не помню всего достаточно хорошо *смеется* Потом я давал интервью и вспоминал разные моменты моей жизни, но все-таки то, что больше всего на меня повлияло и благодаря чему я такой, какой есть сейчас – это Такарадзука. В то время я жил в префектуре Хёго, в городе Нишиномия, и по соседству находился стадион, когда начинались летние каникулы, люди из Такарадзуки приезжали туда и устраивали праздники, на которых они пели и танцевали. Когда я был на первом году обучения в начальной школе, родители взяли меня с собой на этот праздник, и я совершенно случайно увидел, что из себя представляет Такарадзука, и тут же мое сердце было пленено. С детства мне нравились яркие, производящие впечатление, вещи. В толпе учеников начальной школы, одетых в шорты и рубашки, я хотел быть одетым именно так - ярко, необычно - если это было бы возможно.


- Ты очень хотел попасть на представления Такарадзуки?

Такое случалось всего лишь раз в году, но мне удавалось видеть это тогда, когда мама брала меня с собой. Меня сильно тянуло в Такарадзуку, когда я учился в старшей школе и когда стал сам зарабатывать деньги. Я ходил на выступления, покупал DVD. Соответственно, все это не могло не повлиять на то, что я пристрастился к такому направлению как Вижуал Кей. На пятом-шестом году обучения в начальной школе я смотрел по телевизору выступления группы Shazna, смотрел клипы в клубе западной музыки. Затем, в средней школе, я открыл для себя группы Rafael and Lareine - я был полностью поглощен вижуал-кей группами того времени.


- И ты не интересовался такими вещами, как спорт, например?

Моя мама настаивала, поэтому чем я только не занимался... Плавание, фортепиано, каллиграфия, соробан, джуку. К тому же, я играл в футбол. Но так как мне сказали заниматься всем этим – удовольствия я совсем не получал. Поэтому решил положить этому конец. С самого детства мне казалось: пока я каким-то образом реализую свое вдохновение, оно уже иссякнет. Но мне нравилось читать.


- Чьи произведения тебе нравились?

Рю Мураками. Тогда я еще был в начальной школе, поэтому читал, не понимая смысла между строк. Хотя считал, что описание искусное. Мне нравилось то, что он не использует прямые слова, вроде «счастливый» когда описывает счастливые моменты, как рисует обстановку и выражает эмоции.


- Ты был в начальной школе и по-прежнему различал такие вещи?

Мне нравились такие, не похожие на окружающие, вещи. Например, в моем окружении не было людей, которые интересовались бы Вижуал Кеем или Такаразукой, но для мальчика в период полового созревания это было не так уж и плохо. Я думал, что, даже если ты не понимаешь смысла содержания и читаешь трудные для чтения книги, то станешь умнее. Как это было глупо с моей стороны, не так ли? *смеется*


- Ты справлялся с учебой в школе?

Справлялся, и достаточно хорошо *смеется* У меня не было любимого занятия, которым бы я вдохновленно занимался, друзей у меня тоже не было, так что до половины учебного пути в средней школе, думаю, я действительно старался. А в начальной школе еще и был председателем юношеского сообщества. Мама часто говорит, что скучает по тем временам, когда я был адекватным мальчиком.


- То есть, «хорошим мальчиком, который учится»?

Думаю, что я был «хорошим ребенком». Но, несомненно, что-то накапливалось во мне, и в середине обучения в средней школе я не выдержал. «Я хочу заниматься тем, что мне нравится!» - взбунтовался я. Ну и после этого я полностью загорелся вижуал-кеем и альтернативной культурой.


- С детства ты был увлечен Такарадзукой - тебя не посещало желание петь или играть на выступлениях?

Насчет Такарадзуки – мне нравилось просто наблюдать. И с Вижуал Кеем было то же самое. Я ощутил такое желание уже в университете, но подумал тогда: «Я же обычный парень, как я могу этим заниматься?» Я считал, что простым людям нет необходимости как-то показывать, выражать себя.


- Что послужило фоном для такого своеобразного открытия?

Я учился в университете изобразительных искусств. «Я отличаюсь от других людей, хехе...» - когда я, самоуверенный, ходил туда, то меня практически шокировало, что там было множество таких же ребят, как и я. И, по сравнению со мной, там так же было много таких, которые совсем не понимали в искусстве. Глядя на это, я думал, что я, те люди, этот университет, не такие уж удивительные – все обычные. Я собрался научиться тому, как выразить себя, но там получилось, что и не было особой надобности делать это. С первого года обучения там уже было руководство по занятости и среди мест занятости было несколько обычных предприятий, а я думал: «Я обычный парень, у меня абсолютно нет таланта». Но после того как я встретил Кирюина Шо, у меня появилось сильное чувство: я полагал, что у меня есть способность распознать в человеке талант. Думаю, что у меня нет таланта к самовыражению, к написанию книг, но поэтому у меня есть талант держаться талантливых людей – и теперь я в Golden Bomber. Вот такие у меня мысли.


- Возвращаясь к беседе, все-таки какова была причина того, что в младшей школе ты заинтересовался Вижуал Кеем?

В то время ж по телевизору была какая музыка: пели люди, одетые в футболки и джинсы – становилось скучно от этого, не так ли? Когда Великая Четверка Вижуал-кея - Shazna, La’cryma Christi, Malice Mizer, Fanatic Crisis – были очень популярны, мне еще сильно нравился Оикава Митсухиро. Да, мне нравились эффектные, ослепительные личности.


- У тебя не было желания заниматься музыкой, создать группу?

Совсем не было. Мое отношение к людям, за которыми я наблюдал, напоминало мое отношение к Такарадзуке. Были люди, выражающие себя и был я, наблюдающий за этим – и это круто. Я придерживался такого мнения.


- А в средней школе ты интересовался чем-то кроме Вижуал Кея?

Нет. Я был полностью поглощен только этим. А, в средней школе я вступил в клуб духовых музыкальных инструментов и принимал участие в префектурных конвентах. Когда вступал, подумал, что если я смогу играть на музыкальном инструменте, то стану крутым. И каким-то образом проходил туда 3 года.
В этом клубе были одни девочки - я был единственным мальчиком. И опять же: «Мне нравится вижуал-кей, но я не могу рассказать об этом», «Другим не понять моих интересов». Этот мой принцип – не могу ничего рассказать – пребывающий со мной с самого детства, сильно во мне укоренился. На протяжении трех лет в средней школе чувство того, что нет таких людей, кто бы мог меня понять, подтверждалось полностью.


- Ты не думал об уходе из клуба духовых музыкальных инструментов?

Такая мысль меня не покидала. Я старался играть прилежно, но думал: «Я живу с таким чувством, но неужто ты думаешь, что играешь настолько безупречно, что чьи-то сердца станут едины?» Какой плохой мальчик, да? *смеется*


- Ты сказал, что учился в университете изобразительных искусств. Почему ты выбрал его?

Средняя школа была довольно неспокойным местом, но вот в старшую школу я пошел, чтобы иметь строгие требования и простую униформу. Это была школа для серьезных и приличных детей. Которые были достаточно умны, чтобы поступить в Тодай, но, когда получили рекомендацию для местных не очень престижных университетов, были довольны и решили поступить именно в такие.
В тот момент я твердо решил поступать в Токио. Я был из Чибы, но непременно хотел в Токио. В моем окружении, большинство людей были «среднестатическими», я не был очень умным, но решил учиться прилежно и поступить в токийский университет. Я поступил на факультет изобразительного искусства. «Ничидай – университет искусств, который собирает в своих стенах непослушных подростков» - гласил буклет. «Я хочу туда!» - поэтому я учился там и весьма успешно. Из моей старшей школы я был единственным, кто поступил в Ничидай, и мои учителя были очень довольны этим. Не хочу критиковать сельские районы, но желание вернуться в «большой мир» непременно пропадает там. В небольших общностях люди вполне удовлетворены разговорами на темы вроде «В той пекарне хлеб сегодня дешевый». Для меня что-то подобное было недостаточно. Тогда я не понимал, что происходит, но, в любом случае, у меня было четкое осознание того, что я хочу в «большой мир».


- В Ничидае много специальностей, какую ты выбрал?

Мне всегда нравились книги, поэтому я выбрал литературу. Еще мне были интересны фильмы и драма, но я не был одарен красивой внешностью. Поэтому я должен был либо писать прозу, либо рисовать картины. Так как мне не очень нравилось рисовать, то я подумал, что хотел бы писать. Поэтому пошел учиться этому именно на факультет литературы.


- И ты прилежно учился, чтобы сдать вступительные экзамены?

Да. Учился, слушая свой любимый альбом у Lareine “Fierte no Umi to Tomo ni Kiyu - The Last Of Romance”.


- Lareine – экс-группа Камиджо из Versailles, все было закручено в непростую историю, что создало особенный мир, не так ли? Можешь пояснить?

Кажется, что сейчас я могу это серьезно объяснить, но тогда я просто слушал Камиджо-сана, очарованный его прекрасной внешностью. Непростая история также привлекала меня, хотя я не мог ее понять. Но, когда учился, я переводил английскую лирику и заинтересовался изучением английского языка *смеется*


- Когда началась студенческая жизнь в желанном университете, ты изучал литературу?

Абсолютно... не изучал! Японский Университет Изобразительных Искусств факультет литературы – речь шла о втором по шкале спокойности факультете в Японии *саркастическая усмешка* Я был счастлив, что приехал в Токио и учился на этом факультете. Но также хотел попробовать позаниматься еще и другими вещами. Я принимал участие в работе драматического кружка, занимался рисованием, на радиовещательных курсах я учился, как сделать радио-программу, но все это было не так уж и интересно. Возможно потому, что цели не совпадали с моими желаниями. Но намерения уйти и реальность, в которой я прекратил учиться, совпали. Я успешно сдал вступительные экзамены, но, когда поступил в университет, просто внезапно начал расслабляться.


- Большую часть времени ты не посещал университет?

Ага, именно так. Прогуливать университет с первого месяца учебы оказалось довольно весело. Я уехал из дома, начал жить один, свобода вскружила мне голову. Понимание того, что такая свобода имеет свои муки и страдания, пришло значительно позднее. Я утонул в пучинах свободы. Это было похоже на истому или апатию. Но я любил Вижуал Кей. Соответствует ощущению декаданса, да? *смеется* Я веселился ночь напролет, утром, когда обычные служащие шли на свою станцию, я же, наоборот, только возвращался домой и чувствовал себя счастливым. Типичный бессовестный студент.


- Но ты сказал, что испытал муки такой свободы?

Я имел ввиду наказание за такую свободу, ибо понес ответственность за свои поступки, и практически был раздавлен ею. В мораториумный период каждый о чем-то размышляет, но я был весьма сильно измучен. Это сейчас я могу спокойно говорить об этом, а тогда это выглядело как: «Никто не понимает горя меня драгоценного». У меня был избыток осознания собственного «Я» *смеется* Я становился бесполезным, но мне нравилось становиться «бесполезным мной». У меня не было ощущения надвигающегося кризиса.


- Ты не вернулся домой?

Не вернулся. Потому что моей целью было уехать оттуда. Хотя я не понимал, что должен делать. Я хотел быть связанным с какой-то деятельностью и одно время я самозабвенно занимался собственным микси. Если вы присоединитесь к микси, вы получите возможность читать дневники друг друга, но было неправильно считать, что если я присоединюсь к этой социальной сети, то число моих друзей возрастет в реальности. Когда я прогуливал занятия в университете, я проводил время в микси, добавляя себе друзей. Глупо, правда? Я так же посещал такие страницы, как сайт онлайн-свиданий моего университета *смеется*


- Ты писал романы?

Да. Я писал неинтересно, получалось нечто вроде романов о самосознании. Я был бунтовщиком, поэтому решил не писать о любви. 99% романов, написанных людьми моего поколения, были о любви. Потому что это была наиболее близкая и интересная для нас тема. Но я вообще не собирался писать об этом, я писал историю о поедании собаки.


- Э? Историю о поедании собаки?

Мне нравились такие странности.


- Субкультура, да?

Короче говоря, да. Но мне не нравилось называть это «субкультурой». Поэтому у меня не было места, в которое я бы мог пойти. В то время я казался себе летучей мышью. Я не был птицей, которая полетит, расправив крылья. Куда бы я ни пошел, мне нигде не нравилось, поэтому я не мог никуда пойти. Да, можете думать об обычной летучей мыши. Но мне это представлялось скверным: где бы я ни находился, я всегда беспокоился, тревожился.


- В то время вижуал-кей был твоим лекарством?

Да, как, впрочем, и всегда. Факультет изобразительных искусств располагался в двух зданиях, студенты 3 и 4 курса ехали на станцию Экода. Поэтому я пользовался линией Сейбу Икебукуро и стал ходить в Ikebukuro Cyber. До этого я ходил только в холлы, но потом Ikebukuro Cyber добавился в сферу моей повседневной жизни. Когда я первый раз пошел на независимый концерт в Ikebukuro Cyber, я случайно увидел Golden Bomber.


- Э? Ты первый раз пошел в Ikebukuro Cyber и увидел Golden Bomber?

Да. На вижуальной сцене того времени был настоящий бум независимых концертов. Среди множества выступающих групп была группа Golden Bomber, такая же как и сейчас, эйр-бэнд, несомненно бросающаяся в глаза. Тогда будто кто-то выстрелил мне в грудь. Их образ сплелся со мной, с тем, кто не знал, где найти свое место. Они использовали макияж, обычный атрибут вижуал-кея, и делали такие вещи, которые не делала никакая другая группа. Я почувствовал невероятную схожесть. Это был сильный шок, это безумно взволновало меня.


- Ты предпринял что-нибудь?

В тот день я зашел на их страницу в Интернете и заинтересовался ими еще больше. Энергия, накапливавшаяся до сих пор, обратилась в этом направлении. Тогда, помню, мне нравились Ayabie с Рёхей-саном, Vidoll, Gazette. Но Golden Bomber полностью отличались от них. В тот день я переслушал все песни, доступные для прослушивания на сайте. Я подумал: «Вся музыка и все тексты Кирюина Шо, это потрясающе». А на следующий день я отправил фан-мейл.


- Что ты написал?

Написал слова похвалы. Тогда на их странице было большими буквами написано «Ищем бас-гитариста». Но на месте Кирюина Шо я бы ответил «нет» человеку, побывавшему на их выступлении только один раз, неожиданно нахваливавшему меня и просившемуся в группу на место басиста, - я так считал. Я закончил письмо словами: «Я пойду и на следующий концерт».


- Но ты тут же подумал, что хочешь стать басистом?

Что-то такое промелькнуло. Тем не менее, чувство, отполированное Такарадзукой, «если есть удивительный человек – я буду за ним наблюдать» так и осталось. Я побывал на их концерте во второй раз и, в то время как думал: «Он удивительный», думал также: «Никому этого не понять». Настроение пришедших людей было не особо хорошим, но Кирюин-сан старался от начала до конца выступления. Я был поражен: «Больше нет таких самонадеянных и мятежно настроенных людей». Не говорю, что думал, будто могу сделать что-то, но «если есть свободное место, я должен получить его». Я отослал письмо со своими впечатлениями, в надежде, что стану членом группы.
Дома у меня был бас, который достался мне от семпая. Я написал, что не умею играть, есть только желание. И от Кирюина-сана пришел ответ: «Если у тебя есть желание играть, этого достаточно». После этого мы встретились, и представилась хорошая возможность поговорить. Так или иначе, я хотел быть понятым таким человеком, и я рассказал ему о тех вещах, о которых только что упомянул. Какой я бунтарь, насколько не признан обществом, насколько я бесполезен. «Это может показаться дерзким, но я чувствую, что в чем-то похож на Кирюина-сана, в некотором роде мы близки.

Я чувствую то, что ты хочешь делать» - пылко сказал я ему. В итоге мы нашли взаимопонимание. Мне тогда было почти 21, но: «Я девственник. Кирюин-сан тоже, да?» Я сказал это и получил в ответ: «Хорошо сказано» *смеется* Кян Ютака, который, казалось, уже давным-давно потерял девственность, сидел рядом с холодным взглядом *смеется*


- *смеется* И после этого ты сразу к ним присоединился?

Сначала я просто помогал им. Например, я приносил Кян-сану арбуз, в общем, занимался чем-то вот таким. Я заметил, что группа не играла на музыкальных инструментах. Некоторое время я был их помощником, а затем стал выходить на сцену с бас-гитарой.


- Когда ты притворялся, что играешь на басу, это получалось естественно?

До этого я переслушал песни Golden Bomber, к тому же был бангяру-парнем, которому нравился Вижуал Кей, я видел множество фото и DVD. Поэтому я каким-то образом понимал, как нужно играть на басу в вижуал-кей группе. Скорее, Golden Bomber – Вижуал Кей группа, но мы не понимаем Вижуал Кей достаточно хорошо, поэтому, я думаю, мы компенсируем это нашими лицами. Я понимал вижуал-кей лучше остальных, поэтому у меня были двухцветные волосы.


- Ты помнишь свое впечатление от первого концерта?

Во-первых, на нем было мало людей. Во-вторых, я переборщил с хедбенгингом и потом не мог пошевелить головой. В то время я был на заднем плане, а позже понял, что это не имеет значения в Golden Bomber. Если двигаешься – делай это в полную силу почти по всей сцене, уходя – уходи. Группа Golden Bomber стала тем самым местом, где я мог разобраться со своими худшими чертами характера, навязчивыми идеями, бесполезной ленью, избавиться от излишней гордости. Я, бывший апатичным прежде, почувствовал невероятное увлечение, возбуждение, как рыба, выныривающая и ныряющая обратно в воду, которую ей вернули. Больше всего я безумно ценю Кирюина-сана, я его самый настоящий фанат, поэтому я был невероятно рад возможности быть рядом и наблюдать за тем, как он творит. Делать что-то для того человека, который мне нравится, до тех пор, пока я могу это делать. Я был очень счастлив, поэтому решил стараться и связал себя с группой.


После этого аудитория возросла?

Фактически, это было безнадежно *смеется* Но так как песни Кирюина Шо были замечательными, я верил, что они определенно найдут признание.


- Теперь они признаны, что ты чувствуешь?

Я невероятно счастлив. Я очень рад, что теперь множество людей могут познакомиться с творчеством Кирюина Шо. И я счастлив быть частью этого, но я еще счастливее от того, что вещи, которые я считаю хорошими, находят хорошими и другие люди.


- Ты стал популярен среди девушек?

В общем... совсем я не популярен *смеется* Я думаю, и Кирюин Шо, и Кян Ютака, оба скажут: «Я не популярен». Но я действительно не популярен. Вместо этого я хочу стать представителем бангяру. Я мечтаю, чтобы они думали обо мне: «Утахиро, разве он не старается? Ему удалось подружиться с Рёхей-куном, разве это не здорово?»
«Если вы всегда будете думать о ком-то с теплотой – это достигнет его». Если бы я смог дать такую надежду человеку, думаю, это было бы замечательно.



Источник: vk.com/golden_bomber
Перевод на русский: Оксана Локтионова



Категория: Интервью | Просмотров: 2313 | Добавил: JRokku | Теги: interwiev, Golden Bomber интервью, интервью для ROCK AND READ 035, Golden Bomber (Utahiroba Jun), Golden Bomber, Utahiroba Jun интервью | Рейтинг: 4.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Хостинг от uCoz