Главная » Архив текстов » Интервью

Поделиться:     Закладки:     Мне понравилось:  


16:10
Dustar-3: «Группа это клево, так что мы хотим и дальше идти по этому пути»





У нас состоялось эксклюзивное интервью с сумасшедшей и замечательной группой Dustar-3.

Сегодня, в полдень 14 ноября, я готовлюсь взять интервью у Dustar-3. Как и каждое воскресенье, в Сибуе толпы народа, но я каким-то образом умудряюсь добраться до отеля, где должен буду встретиться с группой. Я прибываю на 10 минут раньше назначенного для интервью времени, но они уже там, сидят на диване. Химавари, которого я уже немного знаю, поднимается и дружелюбно машет мне рукой. Мы направляемся в близлежащую чайную комнату и интервью можно начинать.


Общее

Привет всем! Представьтесь, пожалуйста, Европе.

Химавари: Привет! Меня зовут Химавари, я барабанщик.

Юки: А я Юки, гитарист.

Нойзи: Я Нойзи, басист и вокалист.

Что на вас повлияло?

Химавари: Я люблю хеви-метал и хард-рок. Что касается японских музыкантов, очень люблю X Japan.

Юки: На самом деле, я тоже очень люблю американский хард-рок, группы типа Extreme или Bon Jovi. А в Японии особенно нравится Хиде из X Japan.

Нойзи: Мне нравятся Blue Hearts (японская рок-группа). А еще Metallica, Slayer. Также я немного слушал трэш-метал.

Кто в группе композитор?

Химавари: на самом деле, мы все. Каждый приносит в студию идеи, а дорабатываем песни мы вместе.

Так вы никогда не сочиняете каждый сам по себе?

Юки: Конечно, иногда один из нас приносит в студию всю мелодию, уже завершенную, после чего каждый немного добавляет, чтобы закончить оставшуюся часть песни.

Вы не пытаетесь разделить работу, когда сочиняете? Например, сначала работать над словами песни, а потом - над музыкой?

Хамавари: Случается, но, как правило, у всех нас своя часть работы. Например, я часто сочиняю 60 % песни.

Нойзи: Я главным образом сочиняю припевы.

Химавари: Юки создает 100 % инструментальных партий, а мы – все остальное.

Получается, вы смешиваете все ваши идеи, тексты песен, музыку, инструменты, а затем вместе заканчиваете песню во время работы в студии?

Химавари: Да, песня завершается в студии.

Вы поступаете так всегда? Никто никогда ничего не сочинял сам по себе?

Химавари: Да, с тех пор как мы стали Dustar-3, песни заканчиваем вместе в студии.

Это, должно быть, очень долгий процесс, не так ли?

Юки: Так к нам приходит большинство идей - в студии. Например, из барабанного ритма мы можем сразу развить и закончить песню.

И вы записываете песню сразу после этого?

Юки: Да, сразу, так что ничего не забываем. И каждый берет домой копию, чтобы поработать и предоставить окончательный проект, когда мы встретимся в студии в следующий раз.

Sex Machineguns [=SMG] – хеви-метал-группа, а Dustar-3 – скорее панк. Вам нравятся оба стиля?

Химавари: Все потому, что Нойзи по корням – панк.

Нойзи: Вообще я бы так не сказал, но, как вы уже знаете, на меня очень повлияли Blue Hearts. Должно быть, все оттуда.

Химавари: Вообще в нашей музыке слышно гораздо больше панка Нойзи, чем хард-рока, из-за его пения, которое, безусловно, очень панковское.

Нойзи: То есть я пою не очень по-металлически, эх.

Юки: Даже если бы мы играли хард-рок, а Нойзи при этом пел попсово, атмосфера все равно была бы другой. Это наша сильная сторона, я считаю.

К тому же, есть кое-что в ваших текстах, что я не мог бы перевести… Скажем так, у ваших песен довольно бредовые тексты.

Юки и Химавари: Да, забавно, что мы сумасшедшие! (смеются)

И кажется, вы тащитесь от таких текстов! (смеется)

Химавари: Когда точно ты подумал, что они бредовые?

Мм, ну, например, в Toilet Paper.

Химавари: А, да, да, мы любим сленговые слова!

Нойзи: Да, на самом деле, мы записываем все, что бы ни пришло нам в голову, и храним это.

Юки: Мы живем во время, когда в музыке не особо принято говорить прямо. Мы просто хотим как-нибудь помягче изменить эту ситуацию.

Зачем вам это?

Юки: Потому что это беспокоит.

Химавари: Да, скажем так: приторно-милые тексты нам не подходят, так что мы придерживаемся своего стиля в текстах.

А в какие моменты к вам приходят такие идеи?

Юки: Ну, например, когда Нойзи вышел из ванной и сказал, что бумага и правда была жесткой (смеется).

Химавари: Да, и это его разозлило (смеется).

А, ясно, ты злишься и - хоп! – получаешь новые идеи для песен, м?

Все: (хохочут).

Вы выпустили 3 мини-альбома и сразу после них – альбом лучших песен. Почему так быстро?

Химавари: Ну, чтобы те, кто не мог послушать мини-альбомы, получили хоть какое-нибудь представление о том, какую музыку мы играем.

Какие критерии вы использовали при выборе песен для альбома лучшего?

Юки: Ну, по правде говоря, мы хотели включить все наши песни, но это невозможно, поэтому решили просто выбрать наши любимые.

Химавари: Да, выбирать было очень сложно, потому что для нас все наши песни «лучшие». Мы в этом уверены.

Чем же тогда особенные те песни, что вы выбрали?

Химавари: Мы старались выбрать такие песни, чтобы их последовательность образовала связный рассказ.

Так мы, в конечном счете, можем рекомендовать альбом лучшего, а не другие альбомы?

Химавари: Нет, слушайте все! (смеется) Как уже говорилось, мы все наши песни считаем «лучшими», так что выбирать сложно. Поэтому да, эти песни лучшие, но только из-за статуса альбома, и это не значит, что это все наши лучшие песни.


Интервью Химавари

Химавари, не мог бы ты рассказать нам о своей карьере, для начала с CleiR, где ты уже играл с Circuits V Panther, который потом присоединился к тебе в SMG?

Химавари: Я встретил Panther, когда играл в группе еще в Осаке. Поскольку он был отличным гитаристом, я общался с ним. Затем я присоединился к новой группе, сделал так, чтобы гитариста уволили, и попросил Panther присоединиться к нам, потому что считал, что он гораздо лучший гитарист. А во времена SMG наш гитарист ушел, так что я предложил остальным взять к нам Panther.

Теперь у меня личный вопрос. Твое настоящее имя - Джун. Почему ты изменил его на «Химавари» (перевод: подсолнух)?

Химавари: Джун – мое настоящее имя. Я захотел изменить его, потому что не хотел уподобляться SMG, а хотел имя, которое было бы одновременно оригинальным и забавным.

Юки (говорит Химавари): Оригинальным? Давай, скажи им!

Химавари: Ееее, да, оригинальным. Ну, вы, вероятно, знаете об Эксле Роузе из Guns'n'Roses. Я хотел цветочное имя, как у него, и выбрал подсолнух, потому что был блондином: когда волосы отросли, корни стали черного цвета – как у цветка.

А, да, сверху.

Химавари: Да-да, как подсолнух.

Так это не потому, что тебя так прозвали?

Химавари: Нет-нет, это история, на самом деле, моя собственная выдумка.

Откуда взялась ваша страсть к музыке?

Химавари: Женщины!

Все (выглядят удивленными): Правда???

Химавари: Да, конечно, я занимаюсь этим, потому что мне нравится, но поначалу я стал заниматься музыкой, потому что хотел быть успешным у девушек, пусть даже сегодня моя главная цель – иметь возможность играть и сочинять как можно лучше.

Ты с самого начала был барабанщиком?

Химавари: Да, хотя, признаюсь, в былые времена я также играл на пианино… Но поскольку мне нравился хеви-метал, я захотел играть на гитаре, даже купил ее и начал тренироваться, но когда решил начать играть в группе, нам понадобился барабанщик…

И правда, барабанщики довольно редки.

Химавари: Да, действительно. Так или иначе, я человек простой: раз уж могу играть музыку с группой, а не в одиночку на гитаре в своем маленьком мирке, то все нормально - раз барабанщика не хватало, я предложил свою кандидатуру.

Какая у тебя цель в музыке?

Химавари: Я бы хотел продолжать писать песни, чтобы приносить счастье и улыбки нашим фанатам.

Это с самого начала было твоей целью?

Химавари: Да, я люблю счастливую музыку. Самое важное для меня, когда я слушаю музыку, - чтобы она приносила мне ощущение благополучия.

Так ты никогда не слушаешь немного более грустные песни?

Химавари: Мм, нет, правда нет.

И наконец, хотел бы ты сказать что-нибудь твоим фанатам в Европе?

Химавари: Я очень счастлив, что Европа узнала о нас и ценит нас, благодаря аниме. Но у музыки есть и другие стороны, даже более интересные. Зная, что есть люди широких взглядов, у которых такое видение мира и которые помогают развивать музыку из разных уголков мира, я бы хотел, чтобы такой образ мышления развивался еще больше.


Интервью Нойзи

Нойзи, ты ведь уже пел, когда был в SMG, не так ли?

Нойзи: Историю SMG, на самом деле, можно разделить на 4 части. В первый период Anchang, лидер, организовал группу в Кагошиме. Во второй период, когда группа переехала в Токио, я немного пел, но меня очень быстро уволили! (смеется)

Но ты ведь уже пел на концерте SMG?

Нойзи: Да, я, должно быть, спел, по крайней мере, одну песню, а также много припевов.

Наверное, было нелегко покидать группу после стольких лет?

Нойзи: Мм, да, это было тяжело для меня, но было много других вещей, которые я хотел делать, что и помогло мне решиться на этот разрыв.

Почему ты создал Dustar-3?

Нойзи: Потому что хотел начать собственный проект.

И это всегда было чем-то типа панка?

Нойзи: Я всегда создавал музыку, которую хотел, не заботясь о стиле или о том, какой был результат, что вы можете слышать и по сей день.

Трудно создавать музыку, которая тебе нравится, если ты артист мэйджор-лейбла (прим. мэйджор-лейблы – 4 основных звукозаписывающих компании, которые контролируют 70 % мирового музыкального рынка)?

Нойзи: Если бы существовали крупные лейблы, которые принимали бы музыку, которую мы играем, то почему нет. Но так как, думаю, таких нет, то нам не важно, крупный лейбл или нет, нам и как индисам** (прим. инди-лейбл – независимая от музыкальных корпораций компания звукозаписи) вполне неплохо.

Откуда взялось твое прозвище?

Нойзи: А, да, все началось, когда я играл с SMG, где я был вторым гитаристом. Моя гитара тогда издавала странный звук – что-то типа «пииии-пииии». Это было довольно «шумно», потому я сказал что-то типа: «Я Оода, Парень, который шумит, когда играет». Оттуда все и пошло.

Сначала гитара, потом бас. Ты играешь на нескольких инструментах!

Нойзи: Мм… да, но на самом деле, пока еще не великолепно.

Все: (смеются).

Ты используешь гитару, когда сочиняешь?

Нойзи: Мм… На самом деле, это зависит от того, напеваю я в это время мелодию или нет.

Тебе хотелось бы отыграть концерт в Европе?

Нойзи: Да, конечно!

Нойзи, заключительное сообщение для твоих фанатов в Европе.

Нойзи: Кхм. Так вот: хочу, чтобы вы знали, что в Японии есть такие придурки, как мы, и пока жив, я бы хотел играть концерты там, где вы живете!


Интервью Юки

Λucifer, твоя прежняя группа, имеет мало общего с музыкой Dustar-3. Не мог бы ты рассказать нам немного о ней?

Юки: И правда, стили этих групп очень отличаются. Я всегда любил американский хард-рок. У меня не было возможности играть хард-роковые гитарные рифы, когда я играл с Λucifer, в то время как сейчас, с Dustar-3, могу.

Им обоим (Нойзи и Химавари) нужен был гитарист, так что они позвали меня, и тогда мы начали. Они сказали, что играют что-то типа панка, но все еще в поиске. Я знал, что они звучат так, как когда были в SMG, и мне стало любопытно, как мы будем звучать втроем, и поэтому решил, что мог бы попробовать сделать что-то с ними.

Поначалу я думал, что буду только играть на гитаре, но когда мы начали сочинять песни, появились идеи припевов, в которых мы все могли бы петь. До этого я никогда не пел, и мне очень понравилось, когда попробовал, это так здорово (смеется). Я обнаружил, что люблю петь.

Так у тебя легко получилось петь?

Юки: Эм… Легко, думаю, нет. Но это все оттого, что я не доверял себе в плане пения, но я смог решить эту проблему, когда начал петь в студии и на концертах – там я понял, что звучу не так уж плохо.

Ты используешь специальные приемы для тренировки голоса?

Юки: О, нет, вовсе нет.

Химавари: На самом деле, никто из нас подобного не делает.

Юки: До настоящего момента я всегда играл на гитаре и только, но, конечно, в группе часто все крутится вокруг вокальных партий, поэтому я решил практиковать игру на гитаре, совмещенную с пением и понял принцип этого. Мне часто говорили, что моя гитара слишком громкая по сравнению с вокальной партией, и я понял, что просто играть на гитаре – недостаточно, важно играть что-то такое, что хорошо звучало бы вместе с вокальной партией. И я открыл, как приспособиться к вокальной партии, когда начал петь с Dustar-3. Мне это очень понравилось, таким образом я понял множество других вещей, и только после этого у меня появилось мышление гитариста.

Так теперь ты знаешь, что от того, что поется, зависит, должен ты играть на гитаре мелодию или нет, должен ли играть в этот момент или в другой?

Юки: Да, я раньше думал, что быть хорошим гитаристом – значит впечатляюще играть технически, поэтому начал практиковать сложные техники. А как только начал петь, понял, что люди не уделяют особенного внимания этому на выступлениях. Я люблю отличные техники, но понимаю, что не должен сильно заострять внимание на них, самое важное – играть что-то, что хорошо звучит при добавлении голоса. Это было отличное открытие.

Вы все чувствуете то же самое?

Химавари: Да, я тоже пытаюсь играть ритм, который бы хорошо звучал с вокальной партией. То же самое, когда сочиняю: стараюсь следовать тем же правилам.

Создавая технически простые мелодии?

Химавари: Да, пытаясь сделать так, чтобы песня стала хорошей технически и легко слушалась.

Юки, напоследок сообщение для твоих европейских фанатов.

Юки: Я был бы очень счастлив сыграть концерт в Европе. Если это случится, пожалуйста, приходите, каждый из вас!


Снова общее

Есть ли мечта, которую вы бы хотели воплотить в будущем как музыканты? Что-нибудь типа создания каждым собственной группы, сольной карьеры или даже собственной музыкальной техники или чего-то другого.

Все: Все, что ты только что сказал! (смеются)

Юки: Да, мы также хотим еще больше совершенствоваться, творчески и как музыканты, в плане использования наших инструментов.

Химавари: Проще говоря: совершенствоваться, иметь возможность жить нашей музыкой, есть, жить, как никто другой. Группа это клево, так что мы хотим и дальше идти по этому пути, каждый совершенствуясь технически, и продолжать жизнь нашей группы.

Вы всегда вместе, когда едете в тур. Похоже, вы все в отличных отношениях, но есть ли какие-то неудобства?

Химавари: Нет, сейчас мы очень весело проводим время. Юки: А, да, исключая моменты, когда мы спим все в одной комнате и кто-нибудь из нас ужасно громко храпит! (смеется)

Химавари: На самом деле, мы никогда не находимся друг от друга очень далеко.

Нойзи: Это не значит, что мы постоянно вместе, но мы часто ужинаем или выпиваем вместе, например, после концерта.

Когда вы в туре, есть ли места, куда вы любите ходить? Хорошие рестораны, которые вы могли бы порекомендовать?

Нойзи: Да, есть, особенно после нашего последнего тура. Мы смогли открыть для себя новые места в Японии, о которых не знали раньше. Это было очень здорово.

Химавари: Да, это правда было здорово, но еще приятнее было видеть улыбки и радость, которые мы принесли нашим фанатам. Можно подумать, что я говорю это, только чтобы лучше выглядеть, но на самом деле это искренне. Это был отличный тур.




Источник: Jigsaw
Перевод: Yuu
Размещение перевода без указания источника и переводчика запрещено!



Категория: Интервью | Просмотров: 258 | Добавил: Aki_Satou | Теги: интервью с музыкантами, dustar-3, интервью с джейрокерами, J-Rock, японская музыка, j-rock band | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Хостинг от uCoz