Главная » Архив текстов » Интервью

Поделиться:     Закладки:     Мне понравилось:  


11:02
Интервью с группой BAAL





Бушующий BAAL с отточенным, но все еще сырым звучанием индастриал-метала надвигается вместе с TETSOU и шокирующе-трезвым реализмом. хотите узнать, на что действительно похож Токио?

THE DOSE: BAAL образовались в июне 2005 года из вашего предыдущего проекта Chronotrigger. Что из себя представляли Chronotrigger? И что привело вас к новому названию и новой концепции?
MIKITO: Chronotrigger – это прототип BAAL. В течение тех лет, когда мы играли в Chronotrigger, я все больше и больше осознавал, чего же я хочу на самом деле. Размышляя о музыке и своей работе, о тех эмоциях, которые надо выражать, и о направлении, в котором следует двигаться, я понял, что нужно добавить еще больше хардкора. Когда-то я играл в группе CHAPTER, однако мне казалось, что нам необходимо название, которое бы более подходило к тому жесткому звучанию, которое мы собирались создавать. Baal – это имя божества, кроме того, я как-то слышал, что это слово также означает «трехголовый». И поскольку наша группа состоит из трех человек, я почувствовал, что это название идеально подойдет – вот так наша группа сменила имя.

THE DOSE: Как вы попали на сцену? И как вы решились собрать свою собственную группу?
MIKITO: До Chrontrigger я был участником группы под названием CHAPTER. Мы играли некую смесь готического рока и индастриала. Мое пребывание в CHAPTER оказало впоследствии большое влияние как на BAAL, так и на меня, как на артиста. Эта группа была проектом KOIL’а – президента новозеландского рекорд-лейбла Death Elektro, который в то время проживал в Токио. Благодаря работе с ним я многому научился области программирования и записи. В качестве основы он пользовался Pro-Tools от Digidesign (Прим. перев.: система записи, редактирования и микширования звука), и, вероятно, это и стало причиной того, что я тоже в дальнейшем начал использовать эту систему. У нас была куча выступлений, и именно тогда я начал задуматься о том, что хочу свой собственный проект. В CHAPTER мне ни разу не доводилось заниматься текстами, идеи относительно группы целиком исходили от KOIL’а. Так что я решил собрать команду, в которой я смог бы выражать свое собственное музыкальное мировоззрение. На сегодняшний день мои мысли несильно отличаются от тогдашних. Я хотел создать абсолютно самобытную индастриал-группу, в творчестве которой бы смешивались технологии и сырое звучание. Мне реально нравятся такие группы, как NIN (Nine Inch Nails), Tool и Ministry. Я всегда восхищался этими музыкантами. Однако я собирался сам стать участником группы, поэтому наша музыка не должна была походить на музыку никакой другой группы – я должен был сделать ее настолько неповторимой, насколько это было в моих силах. Итак, я занялся поиском остальных участников.

Мне пришлось выслушать свыше 50 претендентов. Я разместил объявления о поиске участников в группу везде, где только было можно. Но, несмотря на все усилия, все было тщетно. Я общался с самыми различными людьми – многие из них воспринимали музыку как «хобби», другие концентрировались на собственном музыкальном видении, остальные хотели играть вижуал-кей. Большего я не смог добиться. Я начал испытывать разочарование и полнейшую апатию от состояния японской музыкальной сцены и искусства в целом. И как бы то ни было, но таких людей на сцене по-прежнему большинство. Мне же был нужен кто-то, кто стремился бы полностью посвятить себя музыке. Примерно в то же время распадается группа U-tarou. Они играли что-то между панком и альтернативой, что на тот момент было довольно-таки популярно. По своему звучанию они напоминали некую смесь поп-панка No Doubt и Stone Temple Pilots, но с более «скримовым» вокалом. Я понял, что именно такое звучание я старался получить, и что ее скрим-вокал подходит как нельзя кстати. В идеале я искал вокалиста, который не вписывался бы в концепцию мужского и женского начала. Мне казалось, что обычный вокалист или вокалистка всегда ограничены определенными рамками. И хотя U-tarou в то время все еще боролось со своим собственным стилем, я почувствовал ее потенциал и пригласил в свою группу.

На сегодняшний день я не могу представить, что в мире существует еще одна такая вокалистка с таким гибким и непрерывно совершенствующимся скримом, как она. Спустя какое-то время после этого я начал оставлять объявления в репетиционных студиях Токио в надежде найти барабанщика. Одно из таких объявлений заметил CHIHIRO и связался со мной. После однократного прослушивания стало совершенно ясно, что он станет ударником нашей группы. На самом деле у нас был и басист, но я особо не распространяюсь об этом. Скажу только, что это был не басист, а тот еще урод! Короче, мы выставили его из группы. Таким было начало Chronotrigger. Мы устраивали концерт за концертом, оттачивая свои выступления и свое мастерство, и, в конце концов, решили, что хватит. Нам приходилось неоднократно выступать с преотвратными вижуал-кей группами. Нам не хотелось работать с этими погаными группами, главным образом потому, что усаживались вокруг и ныли, непрерывно харкая, словно пафосные малолетние панки. Я хочу сказать, что если вы собираетесь жаловаться всем и каждому, то докажите, что сами хоть на что-то способны. Такое вот продолжение…

THE DOSE: Будучи заметной фигурой на токийской сцене (помимо прочего, вы являетесь создателем еще одной группы, а также лейбла), что вы можете сказать о ней? Какие перемены произошли, насколько конструктивной и плодотворной сцена для вас является? Как часто появляются новые группы и ди-джеи? На что похожа ваша клубная жизнь?
MIKITO: Думаю, сейчас я должен пояснить, на что похожа нынешняя токийская сцена. Говоря по-простому, я не особо замечаю что-то стоящее, на что можно было бы смотреть. В Европе, кажется, японские вижуал-кей группы набирают популярность. Ни вокруг готики, ни вокруг индастриала не раздувается такого ажиотажа, как вокруг них. Европа позиционирует такие группы как «японскую готику». В Японии такое внимание , естественно, ударяет им в голову, и все эти группы, их модные клоны, копии зависают на вечерниках семь дней в неделю. С моей точки зрения – неважно, как сильно бы мне хотелось, чтобы Европа меня ассоциировала с «японской готикой», я не собираюсь для этого уходить в вижуал-кей, и я не перестану презирать их. В Японии все эти вижуал-кей группы НЕ выступают на готик-ивентах, и, тем более, не попадут на мероприятия, спонсируемые BSL (Brain Scan Laboratory). Вижуал-кей бум, который сейчас так ожидается в Европе, заглохнет и забудется – не пройдет и года. Большинство этих групп, возможно, больше не будут активно выступать. Серьезно. С одной стороны, мы стараемся понемногу, шаг за шагом, продвигать сцену, однако до сих пор в Токио вы встретите этих ди-джеев, у которых в запасе всего 10-20 пластинок и которые едва ли не всю жизнь стоят за вертушками, беззастенчиво выдавая плохо сведенный сет. Именно из-за этого мы решили организовать BSL.

THE DOSE: Вы также устраивает вечеринки под именем Brain Scan Laboratory. На своей странице в MySpace вы упоминаете, что вечеринка под названием Junk Children: Slaves Midnight Riot была посвящена болезням и трудностям современного японского общества. Пожалуйста, расскажите нам о проблемах и пороках нынешней Японии!
MIKITO: На решение создания BSL влияние оказали несколько факторов, общее имя которым – Токио. «Токио» - это попросту безумный метрополитен, этакий «винегрет» из японской и мировой культуры. Как говорится, это то место, где можно все что угодно сделать популярным, если это приносит деньги. Если на этом можно делать деньги – неважно, нишевой ли это рынок (Прим. перев.: рынок, имеющий относительно некрупное число потребителей, объединенных характерным признаком - в противоположность крупному рынку, который охватывает большое число разнородных потребителей), либо же рынок, рассчитанный на массового потребителя, - все, что на нем представлено: музыка, мода и остальное, - искажается, копируется и наводняет этот рынок. Понятие «реального» здесь отсутствует. Такова правда о Токио.
Тем не менее, многие люди в Токио стремятся к реальным вещам, и я в их числе. Мы взяли на себя ответственность донести до наших слушателей настоящий звук со своей сцены. Мы чувствовали, что настало время заявить о себе в этом пластмассовом, показном мире посредством настоящей рок-музыки, внести в него настоящее индастриал-звучание. И первая вечеринка JUNK CHILDREN имела огромный успех. Вероятно, это был первый в Японии подлинный индастриал-ивент. Каждая из групп, принимавших участие, сумела передать слушателям безумие толпы и получить на это такой отклик, которого мне раньше не приходилось видеть ни на одном мероприятии. Мы поняли, что люди действительно хотят слушать истинную хардкор и индастриал-музыку. Я был по-настоящему тронут. Я почувствовал, что слушатели действительно понимают то, что мы стремимся выразить на сцене.

THE DOSE: Вы также упоминали, что JUNK CHILDREN знаменует собой рассвет новой эры готической и андерграундной музыки. Что послужило причиной столь масштабного утверждения? И какое продолжение будет у JUNK CHILDREN?
MIKITO: Полагаю, мы открыли новый аспект андерграундной музыки. Я считаю, что основополагающим фактором стало то, что мы привлекли к этому только тех музыкантов и ди-джеев, которые по-настоящему преданны своему делу. На каждой вечеринке мы готовим три «Смертельных Напитка» - оригинальных коктейля, состав которых определяется тематикой выступающей группы. Кроме того, мы создали и окружающее оформление, которое отражает сущность BSL. На BSL мы никогда не пригласим пачку групп, чье предназначение – развлекать гостей типичной воскресной вечеринки. Мы намерены продвигать только те группы и ди-джеев, которые смогли сохранить собственное «Я» на огромной сцене, и если нам не удастся добиться результатов, которые бы полностью нас удовлетворяли, мы лучше откажемся от этого занятия. Если бы нам пришлось решать, что меньше всего отвечает нашим стандартам, так это те, на чей путь мы бы никогда не вступили.

THE DOSE: Среди артистов, оказавших на вас влияние, вы называете только американских и европейских исполнителей – таких, как Nine Inch Nails, Ministry или Atari Teenage Riot. Существуют ли для вас японские или азиатские музыканты, заслуживающие внимания?
MIKITO: Разумеется, существуют. Оглядываясь назад, не могу не вспомнить такие группы, как Y.M.O. и X Japan, а также ZILCH, фронтменом которых был Hide. Есть еще Mad Capsule Markets. Еще я слушал многие индии-группы 80-х годов. Также слушаю множество японских хардкор-групп вроде LIPCREAM, ROSE ROSE и S.O.B., которые, более чем уверен, приезжали в Европу.

THE DOSE: Что вы слушаете сейчас?
MIKITO: A Perfect Circle, Punish Yourself, Combichrist, Ministry.

THE DOSE: Вы руководите небольшим рекорд-лейблом под названием digiblade kustom arts TOKYO. Расскажите нам о нем подробнее!
MIKITO: В целом в Токио, да и во всей Японии, не существует индастриал-лейблов. Digiblade kustom arts – это частный лейбл, который был создан для распространения продукции Chronotrigger. Диски BAAL, вероятнее всего, будут выпускаться через BSL. BSL – это не только команда, организующая вечеринки. Мы также планируем задействовать ее в качестве платформы для выпуска CD. Фактически, до сегодняшнего дня мы бесплатно раздавали CD на мероприятиях, спонсируемых BSL, в то время, когда могли впускать по-настоящему высококачественный продукт. В любом случае, мы надеемся, что люди будут ждать последующих релизов от BSL.

THE DOSE: Нам известно только о трех треках BAAL, двух ремиксах с CD, а также треки, размещенные на MySpace. Когда вы выпустите полнометражный альбом? Или, может, вы планируете какие-либо новые релизы? Будут ли новые композиции отражать настроение предыдущих?
MIKITO: Этой осенью мы планируем выпустить альбом, который будет включать в себя семь треков. Альбом будет хронологическим продолжением всего того, что BAAL создавали до сих пор, хотя некоторые новые яркие элементы тоже будут присутствовать. Работа над буклетом, звукозапись и выпуск альбома – процесс довольно трудоемкий. Тем не менее, я никогда не выпущу то, чем не буду полностью доволен, и никогда не пойду на какие-то компромиссы, потому что хочу, чтобы люди слышали в нашей музыке лучшее, что мы только могли создать. Еще мы также работаем над выпуском DVD. Надеюсь, вы тоже будете его ждать.

THE DOSE: Вы сами определяете свой стиль как «самобытный кибернетический тяжелый индастриал-рок». Что дает вам этот стиль, и почему другие направления – такие, как EBM, брейк-бит, метал или джаз, - не смогли вам этого дать?
MIKITO: BAAL вобрали в себя все от той музыки, которая когда-либо оказала на меня непосредственное влияние. Разумеется, все это могло вылиться только «самобытное кибернетическое тяжелое индастриал-звучание». Это звучание включает в себя элементы EBM, хэви-метала и брейк-биты, однако я не могу выражать себя, ограничиваясь каким-либо определенным жанром. На самом деле, очень многие люди не представляют, что такое самовыражение. Столько людей изливаются в своих нудных, словно переписанных под копирку блогах о своей рутинной жизни, и называют это «самовыражением». Как же они ошибаются. Когда я говорю о самовыражении, я подразумеваю создание чего-то того, что пропускается через мои собственные фильтры, полируется, доводится до совершенства и, наконец, выходит на свет. Потому что я есть тот, кто я есть, я бы никогда не смог выражать себя посредством копирования или заимствования. То же самое касается и моей музыки. Все, вплоть до отдельного звука синтезатора, должно содержать частицу меня – иного я просто не приемлю.

THE DOSE: Расскажите, пожалуйста, на что обычно похоже выступление BAAL? Насколько длинным, жестким, тяжелым, громким, шокирующим и мощным оно может быть?
MIKITO: Выступления BAAL на самом деле очень и очень мощные. Образно говоря, это словно металл деформируется под воздействием акустического давления, и земля дрожит у вас под ногами. Что-то вроде этого… Мы сочетаем индастриал-звук с импульсивностью рока, думаю, нашим слушателям нравится. Мы полностью уверены в своих выступлениях. Это нечто, что стоит пережить.

THE DOSE: Ранее японская индастриал-сцена была известна нам лишь благодаря таким мрачным фильмам, как Tetsuo, Akira, Burst City и т.д., а также некоторым японским нойз-проектам – таким, как Merzbow. Если бы вам пришлось указать книги, фильмы или какие-либо иные произведения, связанные с индастриал/андерграунд-сценой, то что бы вы выбрали?
MIKITO: Если говорить об искусстве, то всякий раз, когда обсуждение выходит на тему кибер-панка, нельзя не упомянуть многосерийный фильм группы M.M.M. Норимидзу Амея под названием “SKIN”. Просто отличная работа. Сюда же стоит отнести и Шодзина Фукуи с его фильмами «Любовь к резине» и «Пиноккио 964.». Эти работы принесли ему славу и признание в качестве режиссера, отличного от других. У него потрясающий талант.

THE DOSE: Как в Японии обстоят дела с защитой интеллектуальных прав? Как вы защищает свои права? Что вы думает об MP3, насколько правильным вам представляется использование файлообменников и для чего?
MIKITO: Независимые артисты вроде нас люди далеко не состоятельные, а получать доход со всех своих произведений, защищенных авторским правом, довольно тяжело. Кстати, мы обнаружили один из наших треков в немецком сборнике, продаваемом по сети. Нам бы очень хотелось знать, как и где используется наша музыка, так что мы не защищаем mp3 и файлообменники как таковые. Работа BAAL включает в себя не только музыку, но также и разработку буклета, и прочее оформление. Когда кто-то требует нового релиза BAAL - неважно, сингла или полноценного альбома, - нам всегда кажется, что это требование подразумевает комплект «все включено». Что касается mp3, то здесь, думаю, главная проблема не столько в защите авторских прав, сколько в качестве звучания.

THE DOSE: На что будет похожа Япония и японская сцена через 15 лет? Поделитесь с нами своими мыслями по этому поводу.
MIKITO: Это прозвучит довольно пессимистично, но мне кажется, что японское общество становится все холоднее и жестче. Технология создает новую продукцию, делающую нашу жизнь более комфортной, но она не делает ее более мирной. В нынешней Японии слишком много мира… или нет, скажу несколько иначе. Это не мир, а больше психологическое восприятие, что войны и раздоры, происходящие на планете, очень далеки и несущественны. Но ведь нельзя так считать бесконечно, верно? Это – то общество, которому однажды придется стать перед фактом, что смерть и несчастья вокруг действительно существуют.

THE DOSE: Спасибо, что уделили нам время для этого интервью. У вас будет какое-либо заключительное послание к читателям THE DOSE?
MIKITO: Спасибо, что проявляете интерес к японской культуре. Думаю, замечательно, что THE DOSE стремится открывать своим читателям различные культуры и направления искусства со всего мира. В наше время вокруг очень много информации, однако, я надеюсь, что читатели THE DOSE сумею найти то, что им действительно нравится, и я верю в их собственные чувства. Полагаю, люди должны верить в себя и делать то, что им хочется. Вот так мы пришли к той ступени, на которой мы сейчас находимся, и так мы приобрели многочисленных друзей в других странах. Это действительно наш шанс, что мы сможем отправиться в европейский тур этой осенью. Если это произойдет, мы по-настоящему будем надеяться встретить всех тех, кто читал о нас в THE DOSE. Мы обещаем вам наш лучший альбом и лучшее выступление, на которые мы только способны! Спасибо всем, что нашли время прочитать.

Перевод: Mizari @jrokku.net ( kaede777@mail.ru)
Размещение перевода без указания источника и переводчика запрещено!



Категория: Интервью | Просмотров: 770 | Добавил: Spady_Madik | Теги: интервью с музыкантами, интервью с джей-рокерами, j-rock группы, интервью, BAAL, j-rock интервью, BAAL интервью | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 3
3 Koganei   (10.09.2016 22:11)
Товарищи! А есть по ним музыка? клипы? Дискография?
Что либо, дабы ознакомиться...
Буду крайне благодарен!

0  
1 Spady_Madik   (17.08.2014 12:34)
Большое спасибо за перевод! smile141 smile141 smile141

0  
2 Mizari   (17.08.2014 12:47)
Пожалуйста! d_daisy

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Хостинг от uCoz