[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Hana Matsuri (PG-13 - Umi/Rui [Vistlip])
Hana Matsuri
KsinnДата: Вторник, 23.07.2013, 22:02 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Hana Matsuri

Автор: Alice_Redrose (Grey-September)
Беты: kodomo_no_tsuki

Фэндом: Vistlip
Персонажи: Umi/Rui, Tomo
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Романтика, Мистика
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Иногда стоит просто попросить прощения, чтобы его получить...

Посвящение:
Руи, который сегодня начал постить в твиттере и полдня переписывался с Уми ^^

Примечания автора:
Очередной фанфик из серии vistlip, а точнее - новая история об Уми и Руи *_*
Предыдущие можно прочесть здесь:
1)サイコ
2)Apple Green Ice-Cream
3)Вирус счастья
4)House Of Cards
5)Flirt [With Me]
6)[Head]Ache
 
KsinnДата: Вторник, 23.07.2013, 22:02 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Sun Kil Moon – Blue Orchids


- Вот сволочь, - процедил Руи, когда понял, что остался посреди торгового центра один. Если, конечно, не считать огромного скопления народа, что буквально сметало товары с прилавков, готовясь к празднику.
Томо нигде не было видно. Вокалист едва ли не на коленях уговорил Руи выбраться из номера и пойти с ним за покупками в предпоследний день тура, но сейчас словно сквозь землю провалился.
Томо был единственным, с кем басист поддерживал хоть какое-то подобие приятельских отношений; лид-гитарист и драммер для него переставали существовать сразу же после репетиций. Простить им их злую шутку Руи не мог. Своей ложью они сделали ему слишком больно, чтобы он мог так быстро обо всем забыть.
Поблуждав по торговому залу, Руи убедился в том, что вокалист исчез основательно. Психуя и мысленно клянясь себе больше никогда не соглашаться на его уговоры, Руи полез в сумку, куда при входе бросил мобильный, но через минуту поисков понял, что тот пропал. Чехол был на месте, но вместо телефона в нем находился сложенный вчетверо листок бумаги. Руи, предчувствуя очередную пакость, развернул его и увидел всего несколько слов:
"Ветер у фонтана желаний", - гласило таинственное послание.
Руи непонимающе на него уставился, прочел еще пару раз и понял, что это - очередная игра. То, что в этом замешан вокалист, он даже не сомневался. Только у него была возможность незаметно влезть в сумку и поменять мобильный на бумажку. Что Томо задумал, Руи знать не хотелось. Он уже порядком наигрался. Последняя игра стоила ему слишком много нервов и едва не расстроила отношения с Уми.
Пытаясь не закипеть, Руи снова осмотрелся по сторонам, уверенный в том, что Томо где-то рядом. Должен же он убедиться, что Руи записку прочел?
Но предпраздничный ажиотаж сводил все попытки найти вокалиста на «нет». Руи, плюнув на это, снова покосился на листок, все так же зажатый в руке, и прокрутил в голове его содержимое. Фонтан желаний он знал - было такое место в этом небольшом городке. Они с Томо, добираясь до торгового центра, как раз его видели. Что значило слово "ветер", Руи пока что не понимал, но ему все равно предстояло по пути к автобусной остановке пройти мимо фонтана, так почему бы заодно и ветер не поискать?
Тяжко вздохнув, Руи сунул записку в карман куртки и решительным шагом двинул в сторону выхода.
На улице было не просто тепло - жарко как для начала апреля. Накинутая поверх майки куртка быстро превратилась в пыточный инструмент, но подхватить простуду на таком изменчивом ветру было делом пары секунд. Особенно для Руи, который цеплял любой плохо лежащий вирус. Так что приходилось преть, ощущая себя вяленой рыбой.
Добравшись до фонтана и пару раз обматерив аномальную жару, Руи остановился и принялся осматривать красивой кладки бассейн, что всеми цветами радуги переливался на свету. Лучи солнца, преломляясь в брызгах вздымающейся к небу воды, рисовали на черном полотне мрамора замысловатые картины, напоминавшие полярные огни над заснеженными просторами далекого севера.
Не понимая, о каком ветре могла идти речь в записке, Руи принялся неторопливым шагом обходить фонтан и вдруг услышал ее. Мелодию. Приглушенный перезвон колокольчиков, что тонул в шуме низвергающейся с неба воды. Оглядевшись по сторонам, Руи заметил источник звука. Им была обычная мелодия ветра, подвешенная к невысокому фонарному столбу, что в ночное время суток долженствовал освещать искристое достояние площади.
Так как на ум больше ничего не проходило, а одинокие колокольчики выглядели довольно странно для центра города, Руи направился к ним. Внутри подняло голову волнение. Сам того не желая, Руи оказался втянутым в игру. Его манил этот звук, манили загадочные послания, которые нужно было расшифровывать. Было любопытно узнать, к чему же они в итоге приведут. То, что он в очередной раз поддался на провокацию, было не очень приятно осознавать, но друзья знали, как его зацепить, чтобы он на время позабыл обиду.
Подойдя к столбу, который, выкрашенный стойкой черной эмалью, сейчас притягательно блестел крупными каплями воды, Руи осмотрелся по сторонам, а затем ловко вскочил на парапет фонтана, чтобы лучше рассмотреть сталкивающиеся друг с другом колокольчики. Тех было пять, но только один из них оставался глухим к ласкам ветра. К его язычку был тонкой шелковой ниткой примотан кусочек бумаги.
Руи осторожно снял мелодию ветра и, опустившись на бордюр, принялся бережно разматывать нитки, боясь повредить отсыревшую бумагу. Нить оставила на ней неглубокие вмятины, и край немного надорвался, но, в общем, записка была спасена и прочитана адресатом.
"Найди нефритового ангела", - чуть размытыми чернилами было написано в ней.
Руи, скомкав послание, отправил его вместе с колокольчиками на дно сумки и осмотрелся по сторонам. Он чутко улавливал на себе чей-то пристальный взгляд. За ним следили, дабы убедиться, что он идет верным путем.
Руи, чувствуя себя участником реалити-шоу, передернул плечами. Ему не нравилось быть объектом столь пристального внимания. Радовало лишь то, что это проделки кого-то из согруппников. А как подсказывала интуиция, то всех сразу. Их мотивы были неясны, и Руи с сожалением понимал, что не узнает их, если не будет следовать инструкциям, предоставленным в виде непонятных записок.
Нефритовые ангелы были явлением более экзотическим, нежели мелодия ветра на уличном фонаре. Но это не должно было быть чем-то запредельно сложным. Руи бы не заставили искать то, что невозможно найти. Значит, это находилось на виду.
Руи, на секунду задумавшись, привалился к краю бассейна и тут же попал под атаку солнечных зайчиков. Те, смешиваясь с брызгами воды, осадили его волосы и плечи, заставляя поежиться. От контраста ощущений по коже побежали мурашки. Вода освежала, но как-то слишком.
Руи решительным шагом отошел от фонтана и снова принялся осматриваться по сторонам. Фонтан находился между торговым центром и остановкой, Руи никак не мог проскочить мимо. Значит, и ангелы были где-то поблизости.
То, что они были нефритовыми, сужало круг поисков. Руи знал, что из нефрита вырезают поделки, значит, и искомый ангелочек должен быть высеченной из камня безделушкой. Статуэткой. Сувениром. А сувениры стоило искать в сувенирной лавке. Подобных в центре города было больше, чем нужно, но нефрит был материалом не из дешевых, значит, в обычном магазинчике, торгующем предметами декоративно-прикладного искусства, его искать не стоило.
Руи помнил, что видел пару сувенирных отделов в торговом центре, но вряд ли его собирались вернуть назад. Значит, стоило искать магазин, торгующий довольно дорогими поделками, в обозримом пространстве.
- Ну только это окажется очередной ерундой, - выдохнул Руи и отправился на поиски подходящего магазина. Полагаться только на свои силы Руи считал глупым, поэтому, пройдясь по площади, обратился за помощью к местным жителям.
Женщина среднего возраста, лекторским тоном отчитывающая девчонку лет пятнадцати, была вынуждена оторваться от своего занятия и уделить внимание обратившемуся к ней молодому человеку. Ее дочь, глупо открыв рот, во все глаза уставилась на него, видимо, признав в обычном смертном басиста известной группы.
Руи, которому случалось быть узнанным на улице, улыбнулся девочке, отчего та едва не потеряла сознание, издав странный скулящий звук, и тут же полезла в карман за мобильным, понимая, что без материальных доказательств ей никто не поверит.
Ее мать, закатив глаза, с предельной внимательностью выслушала вопрос и, поняв, о чем именно ее спрашивают, назвала сувенирную лавку и объяснила, где ее искать.
Девочка за это время успела сделать несколько размытых снимков, тихо проклиная дрожащие руки.
Руи, поблагодарив женщину, раскланялся и удалился, а девчонка, не дождавшись, когда музыкант отойдет подальше, начала объяснять отставшей от времени матери, с кем она только что говорила.
Магазинчик, торгующий изделиями из нефрита, находился на другом конце площади и носил говорящее название "Нефритовый мир". Толкнув дверь, Руи оказался в мире, действительно нефритовом. Все, от прилавка и полок с товарами до потолочной люстры, было сделано из нефрита. Нежно-зеленый и белый, он гармонично сочетался с позолотой и черненым серебром. Все в этом заведении дышало дороговизной и утонченной изысканностью. Опасливо ступая по выложенному темной плиткой полу, Руи подошел к прилавку, за которым, вежливо улыбаясь всему человечеству, замер идеально вышколенный продавец. На него из двух углов поглядывали камеры видеонаблюдения, а за неплотной шторкой, отделявший зал от служебного помещения, можно было рассмотреть фигуру бдительного охранника.
- Мне нужен нефритовый ангел, - чувствуя себя идиотом, обратился к продавцу Руи, но тот понимающе улыбнулся и спросил:
- Вас зовут Руи?
- Да, - Руи не стал скрывать удивления.
- Тогда у меня для Вас кое-что есть, - продавец быстро склонился над прилавком, доставая из-под него плоский конверт из фирменной бумаги. Пастельно-зеленый, он отразился от матовой поверхности столешницы и был вручен получателю. Руи, растерянно кивнув в знак благодарности, отступил к стеллажам с нефритовыми шкатулками и, осторожно надорвав конверт, вытащил оттуда такой же нефритовый листок бумаги, на котором латинскими буквами было выведено: "Madam Chou".
Госпожа Бабочка.
Руи, не выпуская из рук письма, вновь оказался перед прилавком.
- Вы не подскажете, где я могу найти госпожу Чо?
- Подскажу, - загадочно улыбаясь, ответил мужчина. Видимо, его поставили в известность о том, что такой вопрос будет задан и разрешили просветить в нем Руи. Госпожа Чо держала свой салон в нескольких минутах езды от центра города и предоставляла не совсем обычные услуги. Из слов продавца следовало, что она - гадалка. Руи ощутил странное волнение, осознав, что сейчас ему придется посетить женщину, занимавшуюся колдовством. Парень еще никогда не бывал в подобных местах и не сталкивался с людьми, промышлявшими подобным занятием.
Пока мужчина объяснял, как лучше всего добраться до госпожи Чо, а Руи размышлял на тему своего отношения к паранормальному, его взгляд блуждал по застекленным витринам, где были выставлены мелкие изделия из нефрита. Кое-что привлекло его внимание, и когда продавец закончил рассказывать, попросил ему это показать. Тот, окинув Руи долгим взглядом, вдруг понимающе кивнул и показал выбранную вещь, хоть Руи уже знал, что не уйдет из магазина без нее. Идея, что родилась в его голове, стоило желанному предмету попасться на глаза, была слишком соблазнительной и, Руи был уверен, - не даст ему покоя, пока не будет реализована.
Бережно прижимая к груди покупку, Руи совсем скоро занял место в автобусе. Ехали действительно недолго, и спустя десять минут парень вновь оказался под палящим послеполуденным солнцем. То, словно извиняясь, медленно клонилось к земле, удлиняя тени, что готовы были вот-вот превратиться в вечерние сумерки.
Руи не особо улыбалось путешествовать по малознакомому городу с наступлением темноты, но добраться до цели стало делом принципа.
Салон мадам Чо работал до шести вечера. Клиентов у нее оказалось немного. А точнее - один. В приемной, отделенной от главного помещения лишь полупрозрачной занавеской, царил приглушенный полумрак. В воздухе витал пряный запах благовоний. В углу тлели ароматические палочки, отчего сумерки были расчерчены тонкими струйками дыма. Сизый, он красиво клубился под потолком, создавая иллюзию ночных облаков.
Руи, единственный посетитель, нервно переминался с ноги на ногу, дожидаясь, когда к нему кто-то выйдет. Госпожа Чо, как это и принято у людей, соприкоснувшихся с вечностью, не торопилась почтить его своим вниманием.
Прошло минут десять, прежде чем занавески покачнулись, и перед Руи предстала владелица салона. То, что это была именно мадам Чо, не было никаких сомнений. Увидев Руи, она расцвела в самой лучезарной из своих улыбок и протянула к парню руку, усыпанную тяжелыми перстнями, и лишь только безымянный палец левой оставался незанятым украшениями.
- Я ждала Вас, молодой человек, - пропела она и, взяв растерявшегося Руи за руку, повела за собой вглубь салона.
Комната, служившая ей рабочим местом, оказалась такой, какой ее себе рисовал Руи. Полумрак, томные, глубокие тона, тяжелая старинная мебель, шелковые ширмы с красивыми цветочными орнаментами, а посреди всего этого мистического антуража - стол. Пустой. Рядом - столик поменьше, а на нем - несколько свечей и колода карт. Таро, как понял Руи.
Мадам Чо, подведя несопротивляющегося парня к центру комнаты - самому освещенному месту, - остановилась и посмотрела ему в лицо, тут же проникая взглядом чуть глубже, чем Руи позволял кому бы то ни было. Кроме Уми. Только ему было дозволено заглядывать парню в душу, но лишь потому, что тот позволял читать свою.
Но гадалка не нуждалась в позволении, чтобы читать самые сокровенные мысли. Она долго вглядывалась Руи в глаза, видя в них такое, что заставляло ее дыхание меняться, то ускоряясь, то затихая, а затем тихо спросила:
- Позволите? - и, взяв ладонь Руи обеими руками, повернула ее к себе внутренней стороной, тут же прикипая к ней взглядом.
Еще никто не читал его судьбу по линиям руки. Руи молча смотрел на колдунью, а та, поднеся его ладонь к свету, принялась что-то невнятно шептать, словно переговариваясь с кем-то.
Наверное, с духами общается, произнес внутренний голос, и хоть Руи не был суеверным, но поежился, словно и впрямь ощутил рядом с собой потустороннее присутствие.
В комнате стало заметно прохладней, а затем женщина тяжело вздохнула и подняла свои непроницаемые глаза на Руи.
- Это странно, молодой человек, но... совсем недавно я читала точно такую же судьбу. Это такая редкость - встретить в один день двух людей со столь похожими линиями! - Она явно была растеряна, и это не было игрой. Руи чувствовал смятение, которое переполняло женщину в это мгновение. Она действительно видела нечто необычное в том, что читала по руке Руи.
- А этот человек... - начал неловко Руи, не зная, что хочет спросить, но госпожа Чо его перебила, поняв, о чем он говорит лучше него самого:
- О, очень странный молодой человек. Такой темный. В нем за версту чувствуется сила... Кажется мне, Вы должны его знать...
- Уми... - едва слышно прошептал Руи, а потом торопливо добавил, уточняя. - А как он выглядел, можете описать?
- Он... похож на демона. - Это все, что она сказала, но Руи уже знал, что совсем недавно госпожа гадалка принимала в этой комнате его любовника.
- Вы же Руи, верно? - через секунду снова обратилась она к парню. - Я должна передать Вам послание, - улыбнулась, чуть сощурившись, от чего кожа в уголках ее глаз покрылась лучистыми морщинками, и Руи понял, что эта женщина в обычной жизни очень часто улыбается.
- Вы должны отправиться в дом старых книг и отыскать там последнее послание.
- Дом старых книг?
- Именно.
- А что это может быть? - Руи на мгновение растерялся, но ответ сам пришел ему в голову и был удивительно простым.
Смутившись, он опустил глаза, а женщина, покачав головой, отошла к своему столу, поворачиваясь к Руи спиной.
- Не смейте, - вдруг громко отрезала она, а Руи замер. Он лишь подумал о том, что, наверное, стоит расплатиться с гадалкой, но та успела прочесть его мысли.
- Я ничего не сказала, а за то, что вижу, я денег не беру.
Объяснять ей, что она сказала больше, чем думает, Руи не захотел. Распрощавшись, он торопливо покинул пропитанное ароматами благовоний и тайн помещение. Как оказалось, он провел там времени больше, чем думал, и когда вышел за порог салона госпожи Чо, то оказался на улице, залитой затухающим светом закатного солнца.
Библиотека должна была быть одна, иначе Руи грозился колесить по городу до полуночи. Как оказалось, их было две, но только одна из них работала до восьми вечера.
Руи рассказали, каким маршрутом до нее добираться, и он потратил еще час на то, чтобы дождаться автобуса и доехать на нем до противоположного конца города.
Библиотека в праздничный день выглядела уныло пустой. Скучающий библиотекарь пила кофе и читала книгу. Явно не ту, что можно было взять по читательскому билету. Крикливая обложка всемирно известного бестселлера выглядела слишком уж... не зачитанной.
Подняв глаза на Руи, девушка зевнула и отложила чтиво в сторону. Руи, не зная, как объяснить, что ему от нее нужно, выдал первое, что пришло в голову.
- Я - Руи, - проговорил он, нервно сжав край столешницы, но библиотекарь, как и все, кто был до нее, понятливо кивнула и сказала, что ему нужно в отдел поэзии, а затем протянула парню тонкий прямоугольник бумаги, оказавшийся очередным посланием.
Взяв его, Руи проследовал в указанном направлении.
Нужный отдел представлял собой несколько высоких стеллажей, плотно заставленных изъеденными временем томами. Книг было слишком много, чтобы Руи мог отыскать среди них нужную самостоятельно. Видимо, поэтому ему оставили подсказку в виде короткой записки.
"Бодлер" было написано в ней. Бодлера Руи помнил с уроков зарубежной литературы в школе. Нужно было искать книги в разделе "В". Это было символично, хоть догадаться Руи вряд ли бы смог. Как-то в тот момент он не задумывался о синглах собственной группы.
Бодлера он нашел относительно быстро. На полках было несколько книг, но Руи с уверенностью потянулся за одной. "Цветы зла". Взяв том в руки, он быстро пролистал страницы и наткнулся на еще одно послание. Листок кальки был сложен фигуркой оригами. Осторожно расправив его края, Руи опустил на раскрытую книгу цветок сакуры. Сердце, пропустив удар, быстро погнало кровь по жилам, и парень, сорвавшись с места, бросился к библиотекарю.
Да, конечно, у нас есть парк. Да, там есть сакура, - кивала она, отвечая на вопросы Руи.
Конечно у них был парк и, конечно же, там имелись вишни. И все это находилось недалеко от библиотеки.
Мир окунулся во мрак ранней весенней ночи. Руи торопился, хоть сам и не знал, почему. Ему некуда было спешить - парк от него никуда не денется, но что-то настойчиво толкало в спину, заставляя едва ли не на бег перейти.
Парк - зеленый и розовый, а в сумраке - черный и бледно-сиреневый, - никогда не запираемыми воротами встал на пути парня. Быстро пройдя под ярко освещенной праздничными огнями аркой, Руи оказался на его территории.
На календаре еще с утра значилось восьмое апреля, поэтому дорожки парка были запружены прогуливающимся народом. Яркие огоньки подсвечивали их всеми цветами радуги, а скамейки и фонарные столбы украшали гирлянды цветов.
Руи, не зная, что делать дальше, остановился у входа, оглядываясь по сторонам. Гадалка сказала, что в доме книг его ждет последнее послание, значит, он в нужном месте. Но почему же ничего не происходит? Или он еще не все отгадал?
В очередной раз скользнув потерянным взглядом по площади, Руи замер, увидев того, кого увидеть надеялся, но не ожидал. Ему навстречу гуляющей походкой шел Томо. Он направлялся именно к нему, потому что именно его и дожидался.
Поравнявшись с Руи, вокалист вынул руки из карманов и протянул басисту его телефон.
- Ты быстро, однако, - улыбнулся он и, когда Руи забрал мобильный, добавил. - А теперь найди китайский фонарик.
- Что? Томо, здесь же полно фонариков! - Руи так удивился, что забыл спросить, а что, черт возьми, вообще происходит?!
Томо загадочно улыбнулся и сказал:
- Он особенный, Руи.
- Томо... - Но тот уже шагал к выходу, на ходу салютуя возмущенно-растерянному другу рукой.
Руи вспыхнул и на секунду замешкался, не зная, как поступить: броситься следом за согруппником и, взяв его за грудки, потребовать объяснений или, все же, отправиться на поиски особенного фонарика. Второе желание перевешивало ввиду его загадочности и какой-то романтичной притягательности. Казалось, за ним скрывается нечто такое, о чем Руи не пожалеет.
- А ну вас всех! - Руи, сдаваясь, устремился вглубь парка, выбрав для поисков центральную аллею. Широкая, она тянулась далеко-далеко вперед, и конец ее был подернут мерцающим желтовато-розовым туманом.
Чем дальше Руи уходил от входа в парк, тем меньше людей ему попадалось на пути. Затем дорожка кончилась, а от нее, словно ветви, потянулись неприметные тропинки, ведущие к деревьям, что росли в глубине парка. Склонившиеся до земли сакуры и сливы роняли ароматные цветы на темную траву, а та, мягкая, заглушала шаги. Руи тонул в этой пахучей тишине, торопливо подымаясь на небольшой холм. Вдалеке он различал смутное сияние. Он не знал, на верном ли пути или нет, но куда-то идти было нужно, поэтому он шел, все глубже и глубже погружаясь в цветочную темноту.
Когда огни парка остались позади, и дорожка, ведущая вперед, превратилась в часть звездного неба, Руи вспомнил о телефоне, зажатом в руке. Можно было позвонить Томо и обматерить его всеми возможными способами, но вместо этого парень просто включил подсветку дисплея, используя ее как аналог отсутствующего фонаря.
Свет, что манил его все это время, так же мягко пульсировал во мраке, служа путеводной звездой. Руи шел, уткнувшись взглядом в землю, чтобы не споткнуться и не упасть, но иногда вскидывал голову и оглядывался по сторонам, дабы убедиться, что движется в верном направлении.
Тишина, наполненная тихим биением жизни, в какой-то миг была нарушена странным звуком. Он донесся откуда-то из тени деревьев, оставшихся за спиной. Парень напрягся. Тревога, проснувшаяся в груди, стала ощутимо касаться сердца своими ледяными руками. То сжималось, заставив Руи сбавить шаг и прислушиваться к любому шороху.
Звуки стали более отчетливыми, и Руи распознал в них осторожные шаги. Кто-то шел за ним.
Нервно сглотнув, парень незаметно погасил телефон и перешел на медленный шаг, а затем и вовсе остановился, дожидаясь преследователя во мраке. Возможно, кто-то просто заблудился, а возможно - это какой-то тронутый на всю голову психопат, который, заприметив блуждающего по темному парку парня, решил удовлетворить свои аморальные потребности.
Шаги стали громче, а затем Руи услышал, как шуршит трава совсем близко от него. В темноте было сложно определить что-то с точностью, но Руи никак не ожидал того, что последовало через секунду. Он, прислушиваясь, незаметно для себя отступил назад и спиной налетел на... кого-то. Только ужас, сковавший горло, не дал ему завизжать на весь парк.
Резко обернувшись, Руи уже собирался ударить ожившую темноту и броситься прочь, как был остановлен таким родным:
- Осторожно, растопчешь!
- Уми... - у Руи моментально отлегло от сердца. Страх улетучился, а темнота перестала быть столь непроницаемой - Руи даже показалось, что он видит, как Уми ему улыбается. Вот так, чуть насмешливо, так... до дрожи...
- А ты ждал кого-то другого?
- Томо, - честно признался Руи, пытаясь унять дрожь в руках, которыми едва не покалечил любовника.
- А я тебе уже надоел? - Продолжал улыбаться сквозь мрак Уми. Его дыхание касалось лица Руи, отчего по коже стелили свое грубое полотно мурашки. Удовольствием. Это было так приятно - чувствовать Уми рядом, ощущать, как он дышит, как невесомо касается его взглядом.
Руи задумался и не заметил, как Уми сделал крохотный шаг вперед, давая почувствовать, как он умеет касаться еще и губами... нежно, по грани скулы...
- Я соскучился, - тихо прошептал он. Волос Руи, спутанных и тяжелых от вечернего тумана, так же осторожно, как и лица - губы, коснулись пальцы.
- Мы не виделись полдня, а ты уже скучаешь? - Пытаясь не ослепить темноту своей счастливой улыбкой, прошептал Руи, закрывая глаза и позволяя себя ласкать.
- Конечно, - без обиняков ответил Уми, прижимая Руи к себе. Хотел добавить еще что-то, но передумал, решив, что тишина скажет все, что нужно, вместо него.
- Что же с тобой будет дня через два или три без меня...
- А ты куда-то собрался?
- Нет, просто интересно. Тур заканчивается, мы не будем так много времени проводить вместе...
- Ты переедешь жить ко мне, - это был не вопрос, а утверждение, заставившее Руи оцепенеть, а затем резко вскинуть голову, носом ударившись о скулу Уми.
- Ты что, серьезно? - Потирая ушибленную часть лица, проговорил он и понял, что будет очень обидно, если Уми пошутил.
- Давай потом поговорим об этом?
- Но ты же серьезно?
- Да, я серьезно.
- Но...
 
KsinnДата: Вторник, 23.07.2013, 22:03 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Потом, Руи. Нам еще нужно найти китайский фонарик. И если я не ошибаюсь, мы практически у цели, - и Уми кивнул в направлении того самого мерцания, что вело за собой Руи.
- А... - Руи в сотый раз за день растерялся. - У тебя что...
- Записки, ага, - понимая его без пояснений, ответил Уми. - Пойдем: мне же интересно узнать, что они там удумали, в конце-то концов!
Руи послушно кивнул, двигая следом за Уми. Тот, в темноте отыскав его ладонь, крепко ее сжал и не отпускал до тех пор, пока они не взобрались на холм, с высоты которого открывался чудесный вид на небольшую поляну. Внизу, зазывно подмигивая нежно-пурпурным светом, на ветку раскидистой сакуры был подвешен одинокий китайский фонарик. Но он был и не нужен: казалось, дерево светится изнутри. Ярко-розовые лепестки таинственно мерцали в темноте, завораживая.
- Вау, - вырвалось у Руи, что заставило Уми обернуться и посмотреть на него с улыбкой.
- У меня есть одна догадка. Она довольно прозаичная, но все же... Надо проверить, - и, не дожидаясь реакции басиста, потащил его за собой вниз с холма.
При ближайшем рассмотрении выяснилось, что сакура - самая обычная, и цветы на ней тоже ничем не отличаются от тех, что усыпали ветви прочих деревьев. Свет, разливающийся вокруг нее, принадлежал фонарикам. Тем самым китайским фонарикам, но подвешенным изнутри разлапистого дерева. Сакура была настолько старой и так широко разрослась, что, уставшая, опустила свои ветви до самой земли.
Медленно обойдя его вокруг, музыканты остановились у того самого, единственного пурпурного фонарика. К нему была прикреплена еще одна записка.
Уми аккуратно ее снял и, развернув, бросил короткий взгляд на послание, после чего, не дав Руи на него взглянуть, отправил записку в карман джинсов.
- Что там написано? - Руи было интересно, и он едва не подскакивал на месте от нетерпения.
- Увидишь, - неопределенно ответил Уми и поманил его за собой, первым проскальзывая под цветочный навес.
От неловких движений ветви пришли в движение, обрушивая на землю и головы музыкантов целый снегопад из прозрачно-розовых лепестков.
Руи, зажмурившись, нырнул в светящееся розовым марево, а когда открыл глаза, - изумленно замер.
- О, черт, - вырвалось у него совсем не приличествующее моменту ругательство, что заставило Уми громко рассмеяться, покачав головой.
- Ты, я посмотрю, такой у меня романтик, - продолжая смеяться, он потянул ошарашенного Руи дальше.
У самых корней сакуры, на траве, была расстелена цветастая подстилка, которая показалась Руи смутно знакомой. На ней, продавливая шерстяную ткань, были расставлены столовые приборы. Только чудом все это оставалось в вертикальном положении, не переворачиваясь на нетвердой почве.
Вместе с корзинкой для пикника и парой фонариков, скатерть была завалена лепестками вишни и цветами, что были принесены вместе со всем остальным, а в нескольких стеклянных вазочках, тут и там расставленных по периметру покрывала, нервно дрожали огоньками свечи.
- Я думаю, это у нас так просят прощения, - задумчиво проговорил Уми, внимательным взглядом окидывая приготовленный для них пикник на траве. Это было мило и до безобразия романтично. И Руи был в восторге. Все это было немного странно, но не мешало откровенно-счастливо улыбаться.
- Я так понимаю, ты сейчас простил все человечество? - Криво усмехаясь, констатировал Уми.
- А? Я? Не знаю, - Руи тут же перестал улыбаться. В том, что его друзья искренне раскаялись, он убедился воочию, но неприятный осадок воспоминаний все еще тяготил душу, не позволяя отпустить обиду слишком далеко.
- Руи...
- Что?
- Ладно, я не могу найти оправдания их поступку, ибо они действительно повели себя как козлы, но они вон как постарались, придумали все это, оббегали полгорода, даже гадалку нашли! - На последних словах любовника Руи обернулся и посмотрел на него более пристально, что не скрылось от внимательных глаз Уми. - Она что-то тебе сказала? – Спросил он вкрадчиво, на что получил уклончивый ответ:
- Кое-что. Я потом расскажу.
Уми согласно кивнул, но еще некоторое время внимательно смотрел на Руи.
- Так что будем делать-то? - Все же спросил он, когда пауза начала затягиваться.
- А что ты хочешь?
- Что я хочу, делать в общественных местах запрещено.
- У меня есть несколько вариантов...
- Иди к черту! - Руи, последовав совету, рванул прочь, понимая, что одним посылом за подобные намеки не отделается, но бегать под низко склонившей свои ветви сакурой было опасно, по крайней мере, для глаз, отчего от слишком активных передвижений пришлось отказаться.
Уми моментально оказался за спиной и очень долго мстил, заставляя Руи пугать местных маньяков своим истерическим смехом.
- Хватит, я тебя умоляю! Уми! - Руи, все же, удалось вырваться и отбежать от своего мучителя на достаточное, чтобы его руки до него не дотянулись, расстояние.
- У тебя щеки раскраснелись, - улыбаясь, Уми коснулся своих щек, показывая, где именно лица Руи коснулся предательский румянец.
- А ты и рад,- тут же закрыв лицо ладонями, пробубнил Руи.
- Да, я рад. Я счастлив, - вдруг серьезно ответил мужчина, шагая к Руи и отнимая его ладони от пылающих щек. А у того больше не возникло желания убегать, потому что Уми смотрел на него так, что убегать от него было преступлением.
Сверху, словно желая рассмотреть ближе, что творится между этими двумя, снова начали падать розовые лепестки. Но Руи их уже не замечал. Он не видел ничего, кроме взгляда, что проникал глубже, чем в душу или сердце. Руи никогда не думал, что такое может быть. Чтобы кто-то, вот так, смотрел на него, и видел... видел столько... и принимал, все это... любил вот так, как любил Уми. И сам он... Руи не мог представить какие-то три месяца назад, что в праздник цветов будет любоваться не сакурой, а человеком, которого знал столько лет, который столько лет был рядом, который столько лет мог принадлежать ему…
- Поцелуй меня, - едва слышно попросил Руи, потому что хотелось. Именно попросить. Чтобы в бесчисленный раз его просьба была исполнена. С таким трепетом, с такой отзывчивостью и такой нежностью, что замирает душа.
Уми целовал его так, словно боялся причинить боль, словно Руи мог исчезнуть, раствориться в его руках и на губах. Он целовал его, как в последний раз, и это было каждый раз, как в первый. Так волнительно, до дрожи, когда сердце пропускает удары, а в коленях поселяется такая слабость, что едва с ней борешься.
- Думаю, стоит простить их, - когда Уми перестал его целовать, прошептал Руи. Говорить громко казалось богохульством. Каждый резкий звук срывал с дерева очередной цветок, роняя на землю благоухающие слезы.
- Мы сделаем так, как хочешь ты, - Уми не настаивал.
- Они нам устроили первое свидание.
- Кстати, да...
- Думаю, они заслужили.
- И я так думаю.
- Ты теплый...
- Ты замерз?
- Немного...
Голоса стихали, растворяясь в цветочной дымке, что, поднимаясь высоко в небо, таяла, становясь звездами.
____________________________
Hana Matsuri(яп. 花祭) — Фестиваль цветов. Японский неофициальный праздник, посвящённый дню рождения Будды. Проходит ежегодно 8 апреля.

OWARI

12/01/13
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Hana Matsuri (PG-13 - Umi/Rui [Vistlip])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz