[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » [Head]Ache (PG-13 - Umi/Rui [Vistlip])
[Head]Ache
KsinnДата: Вторник, 23.07.2013, 21:56 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: [Head]Ache

Автор: Alice_Redrose (Grey-September)
Беты: kodomo_no_tsuki

Фэндом: Vistlip
Персонажи: Umi/Rui; Tomo, Tohya, Yuh
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Романтика, Ангст
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
К чему приводит желание знать правду...

Посвящение:
Уми/Руи

Примечания автора:
И снова автор эксплуатирует vistlip!
История - продолжение перипетий, что встают на жизненном пути Уми и Руи.
1)サイコ
2)Apple Green Ice-Cream
3)Вирус счастья
4)House Of Cards
5)Flirt [With Me]
 
KsinnДата: Вторник, 23.07.2013, 21:57 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Plan Three - What Have You Done


Для Руи пробуждение не было приятным. Пусть голова и не болела, но эхо вчерашней боли отдавалось в ней страшной тяжестью. Казалось, он и не спал вовсе.
Проснувшись уставшим, он первым делом обнаружил, что разбил стакан с водой, который вместе со снотворным оставил на прикроватной тумбочке, и что Уми в их номере не ночевал. Это открытие заставило моментально забыть о предыдущем.
Рывком поднявшись с кровати, Руи обежал всю комнату, заглянул в ванную и удостоверился в своей правоте - со вчерашнего вечера гитариста в номере не было. Его телефон на месте не оказался, значит, Уми, когда Руи уснул, выпив лекарство, ушел. И ушел куда-то дальше соседнего номера, привычно занятого Тоей и Ю.
Трясущимися руками басист нашарил среди какой-то ерунды, набивавшей карманы его джинсов, свой мобильный. Пропущенных или сообщений не было. Руи сразу же вызвал номер любовника, но тот оказался вне зоны действия сети.
Руи стало плохо. Он, уговаривая себя не паниковать, медленно оделся и выбрался из номера. Время было раннее, но согруппники должны были проснуться.
Первым, кто попался на пути Руи, оказался Ю. Он как раз вышел из лифта и, ловко балансируя лоточками и стаканчиками, двинул в сторону своего номера. Завидев басиста, гитарист радостно улыбнулся, отчего пакет, зажатый у него в зубах, угрожающе звякнул. Руи, пытаясь не выдать своей паники, помог Ю разгрузиться и дотащить завтрак до номера.
- Как твоя голова? - избавившись от пакета во рту, поинтересовался Ю. В номере было удивительно чисто. Это говорило о том, что и Тоя эту ночь провел в другом месте. В голове Руи мелькнула радостная мысль о том, что Уми может быть с драммером, но спросить об этом у Ю прямо не рискнул. Вместо этого он, улыбаясь, ответил:
- Как видишь, на месте. А вот кое-чего я в своем номере не досчитался. Вы куда Уми дели?
Ю замер, как-то странно посмотрев на басиста.
Руи, почувствовав что-то неладное, снова занервничал. По-честному, хотелось в панике поднять на уши весь отель, вызвать полицию, скорую и пожарную службу, но стоило представить, что с ним за это сделает Уми, как желание что-то предпринимать сразу же отпало. Даже если Уми будет угрожать опасность или он уже на том свете, он все равно не позволит Руи распространяться об их отношениях. Никогда. Ни за что.
Руи, зная это, разрывался. С одной стороны, он был согласен с Уми в его нежелании делиться подробностями личной жизни с остальными, но с другой... с другой были вот такие ситуации, когда нужно, но... нельзя.
Едва не рыдая от отчаяния, Руи невидящим взглядом пялился на Ю, а тот, поглощенный своими мыслями, долго соображал над, казалось бы, таким простым вопросом.
- Это... ну, ты вчера уснул, а мы его с собой позвали. Сходили в бар, там посидели немного, немного выпили, а потом Томо привел одну девочку и...
Руи, пропустивший первую часть фразы мимо ушей, вдруг напрягся. То, как произнес последние слова друг, показалось странным. Подозрительным. Очень, очень нехорошим. Сопоставив одно с другим, Руи почувствовал, что пол начинает уходить у него из-под ног. Намеки Ю были слишком прозрачными, чтобы их не понять.
- И... и что эта девочка, которую Томо привел? - Уже представляя, что сделает с вокалистом, выдавил из себя Руи, пытаясь не слишком откровенно цепляться за стеночку. Но ноги-предатели не держали, а вместо сердца в груди зияло огромное пустое "ничто". Само же сердце сейчас трепыхалось посреди журнального столика, на который свалил свои чашки-плошки Ю, и по субъективным ощущениям готово было разорваться на части, нет - молекулы, а скорее - атомы, а то и вовсе стать протоплазмой, возвращаясь к тому, чем было миллиарды лет назад. Когда еще не знало, что такое боль предательства.
Руи, что ты несешь?! - Вдруг осадил его внутренний голос, заставляя прийти в себя. - Ю еще ничего не сказал толком, а ты уже напридумал всякого. Вот так ты ему доверяешь?
Доверять-то Руи, доверял, но ревновать Уми так и не разучился, хоть прошлый опыт кое-чему и научил. Хотя бы тому, что выяснять отношения лучше не посреди замерзшего озера...
Пока Руи вел воспитательные беседы сам с собой, Ю попытался ответить на его вопрос. Отвернувшись к своим тарелкам, он проговорил, пожимая плечами:
- Обычная девчонка. Симпатичная. Танцовщица вроде. Имени ее я не запомнил, но она на меня внимания особого и не обращала. Она сразу нашего психа заприметила и начала обхаживать, а он, как джентльмен, последние полгода ведущий пасторский образ жизни, был обходительным и...
Руи затошнило. Пытаясь не выблевать воспоминания о таблетках прямо на завтрак друга, он медленно отошел от стола и, ломая себя, спросил:
- И что было дальше?
- Не знаю, на самом деле. Я...м-м... вынужден был их оставить, - Ю слегка покраснел, смущаясь, но Руи на него не смотрел, так что это ускользнуло от его внимания. - Но ты можешь спросить у Томо. Когда я уходил, он все еще был с ними. Ну, как - присутствовал за столом, хотя весь вечер так ни разу от своего мобильного и не оторвался. Интересно, кто же эта дама?..
Но Руи его не дослушал. Бросив что-то неразборчивое, он на ватных ногах побрел к выходу.
Томо нашелся в своем номере и буквально минуту назад закончил принимать душ. Накинув на плечи полотенце, он в одних боксерах замер перед зеркалом и героически сражался с тем, что представляла его шевелюра без бальзама-ополаскивателя.
На стук в дверь он бросил короткое «Открыто», не особо стесняясь того, кто мог нагрянуть к нему в номер в половине восьмого утра.
Руи, пытаясь по возможности хотя бы дышать, вплыл в комнату и тихо прикрыл за собой дверь. Его полумертвое состояние Томо расценил, как не прошедшую за ночь мигрень, поэтому сочувственно покачал головой, негромко предлагая Руи присесть.
Тот от предложения не отказался, понимая, что если сейчас вокалист подтвердит самые худшие из его подозрений, он явно отключится. Или сразу же протянет ноги. Все зависело от того, сколько подробностей успеет выдать ему друг до того, как сердце остановится.
Добравшись до разобранной постели, Руи опустился на самый ее краешек и, выждав, пока Томо справится с очередным колтуном, состоящим на половину из волос, а на половину - из лака, что вчера на его голову вылила стилист, он не совсем уверенно начал:
- Я сейчас Ю встретил. Он говорит, вы ходили вчера гулять?
- Ага, было дело, - согласился Томо, принимаясь за следующее скопление лака на своей голове. - Но я там больше номинально присутствовал. Я даже не помню, где мы были, - парень усмехнулся, а потом ойкнул, сильно дернув себя за волосы. - Ну вот нахрена было цементировать мне шевелюру?
- Это ты у Мари спроси, - вымученно улыбнувшись, проговорил Руи, а сам судорожно цеплялся пальцами за край матраца, понимая, что и тот начинает его предавать, странно раскачиваясь из стороны в сторону.
- Ю говорит, ты какую-то девочку привел...
- А, да. Это знакомая Тои. Он мне ее спихнул у бара и сказал познакомить с ребятами. Ну, как с ребятами - с Уми.
Руи понял, что задыхается. Воздух, еще секунду назад такой животворящий, превратился в расплавленное стекло. Горячий, он попадал в легкие и тут же застывал, раскалываясь там на миллиарды невероятно тонких и острых осколков, что резали, резали грудь, удушьем пронизывая и горло.
- И что, познакомил? - Голос ослаб и больше походил на предсмертный хрип. Так отчаянно-больно Руи не было еще никогда. В носу уже щипало от слез, но он боролся с ними, находил на это силы, потому что все еще оставался шанс, что эта история закончится комически или еще как-то, но... думать о том, что все эти разговоры приведут его к постельной сцене с участием девицы и Уми, было страшно. Просто страшно. Страшнее, чем... Руи не мог найти аналог. Просто, все, что лезло в голову, начиная от катастроф и заканчивая чем-то прозаичным, было действительно страшно, но никак не мучительно-больно, как то страшно, что ощущал басист.
- А то! Она бы и без моего участия неплохо справилась. Девчонка еще та, огонь. Не знаю, что она нашла в нашем психе. Он на нее сначала внимания не обращал, но она умеет окручивать мужиков. Если бы у меня не было девушки, я бы, пожалуй, убедил ее, что более интересный... собеседник, нежели наш социопат, - Томо улыбнулся своим мыслям, а затем снова охнул, пытаясь выдрать вконец запутавшуюся в волосах расческу.
- И что было дальше?
- А с чего вдруг такой интерес? - плюнув на зубчатое чудовище, торчащее из волос аки орлиное перо, Томо обернулся к басисту, окидывая того подозрительным взглядом.
Тот, находясь при смерти, каким-то чудом еще говорил, и даже врать умудрялся. Видимо, способность лгать в мужчине заложена как один из врожденных рефлексов.
- Я проснулся и увидел, что постель Уми не разобрана. То, что он не ночевал в номере, уже само по себе странно, а потом Ю намекнул... просто интересно - не каждый день наш п-псих обзаводится подружкой, - последние слова дались с таким трудом, что Руи решил – после, очень после, поставит себе за это памятник. Ибо вместе с каждым звуком он вырывал из себя и по куску души. Огромному, кровоточащему куску. И это уже было больше, чем просто больно.
- А, ну это да, - не мог не согласиться Томо. - Слушай, плюнул бы ты на похождения нашего ловеласа и шел к себе в номер: на тебе лица нет, - с искренним участием закончил он, не в силах смотреть на разбитого друга.
- Да я в норме, - соврал Руи и даже улыбнуться попытался, хоть ему и казалось, что кто-то живьем сдирает с его лица кожу.
- Да я бы по тебе не сказал, - покачал головой Томо, не веря ни слову басиста. - Будь альтруистом - иди и поспи немного, а то знаем мы, что нас ждет, если ты снова заболеешь. Ю точно мигрирует на Марс.
Руи ничего не ответил, хотя в другой ситуации не смолчал бы. Сейчас было искренне и на все плевать. Все вещи, которые раньше волновали, потеряли свою ценность. Ничего не цепляло, ничего не злило. Хотелось просто лечь и умереть прямо посреди комнаты Томо.
- Так, ты включил режим барана, - тяжко вздохнув, констатировал вокалист и, обойдя кровать, принялся выуживать из брошенной на пол сумки чистые вещи. - Если хочешь подробностей, иди к Тое: они втроем уходили.
Руи, кивнув сгорбленной спине вокалиста, поднялся и как лунатик вышел из комнаты, даже не удосужившись попрощаться с Томо, который что-то там крикнул ему вслед.
Тои в их с Ю номере не нашлось. Мобильный, что грелся в кармане джинсов, был вычеркнут из памяти Руи. Парень передвигался как в тумане, и все его мысли тону в аналогичной газообразной субстанции. Он не мог полностью поверить в то, что происходящее - действительность. Сознание цеплялось за мысль, что все это - сон, вызванный действием сильного лекарства. Слишком бредовым оно было, так не похожим на реальность, которой он жил последний месяц. Все это было просто так не похоже на Уми... Его Уми был не способен на такое. Он бы никогда не сделал больно. Только не ему. Потому что его Уми им дорожил. Его Уми ценил его превыше всего. Его Уми был... его Уми.
Руи практически плакал. Так обидно и гадко ему не было никогда. Боль немного отступила, убирая от басиста свои липкие щупальца. Сердце снова билось в груди, но как-то глухо. Словно лишилось плоти. Словно высохло, став как тот цветок - физалис. Хрупкая алая коробочка, которая может годами стоять в вазе. Мумия, давно лишенная жизни.
Тоя нашелся случайно. Руи спустился на первый этаж и рассеянно бродил по холлу, когда парадная дверь в бесчисленный раз отворилась, впуская вместе с запахами ранней весны и кутающегося в шарф барабанщика. Тот первым заметил потерянного басиста и двинул к нему, махая рукой и пытаясь привлечь его внимание.
Руи очнулся, когда драммер тронул его за руку. Дернувшись, парень отскочил в сторону и едва не снес пожилую даму, которая тут же зашипела не него змеей.
Невнятно извинившись, он отступил назад к другу.
Тоя, не скрывая удивления, таращился на Руи, который вел себя не просто необычно. Он вел себя неприлично-странно, не так, как должен был вести себя Руи.
Но Руи уже слабо соображал, что и как делает. Он с трудом понимал, что он и есть Руи, и едва ли осознавал, почему, собственно, здесь находится и что ему нужно от Тои. Но одного взгляда на драммера, который эту ночь провел в иных стенах, хватило, чтобы вернуть басисту память. Вместе с ней пришла и угасшая было боль.
Предательство любовника с новой силой встало перед Руи, и он решил, что должен узнать все, хоть благоразумие и кричало, что с него более чем достаточно того, что уже известно. Большего он попросту не вынесет. Но Руи был мазохистом, а еще - любил, чтобы люди были с ним предельно честны. Это было нормальное желание нормального человека.
- Ты чего здесь бродишь? - Тоя первым нарушил тягостное молчание.
Руи, который только в этом и нуждался, задал вопрос, который мучил его с момента пробуждения:
- Ты Уми не видел?
- А что? - Тоя, как и Томо двадцатью минутами ранее, подозрительно покосился на басиста.
- Он не ночевал в номере.
- Ага, знаю.
- Так где он? - Хождения вокруг да около порядком надоели. Это было слишком мучительно - оттягивать момент казни. - Томо сказал, он с тобой ушел.
- Ну, не совсем со мной. С Кейко.
- Кейко - это...
- Знакомая. Моя. Но, судя по тому, какое довольное у нее было лицо, когда она утром выходила из номера Уми, – уже его любовница.
У Руи непроизвольно задергался глаз. Затем оба запылали. Руи тут же принялся их тереть, не замечая, как ломано он это делает, не чувствуя дрожи, что пронизывала пальцы, ладони, кисти рук, предплечья...
- Эй, Руи, с тобой все в порядке?
- Ага. Это все мигрень, - Руи развернулся и, не чувствуя под собой пола, двинул в сторону лестницы.
- Эй, Руи! - Снова окликнул его Тоя, но Руи отмахнулся от него, второй рукой зажимая рот, чтобы не разрыдаться в голос.
Его еще никогда не предавали. Еще никогда ему не вырывали сердце. Еще никогда он не плакал из-за того, что его чувства растоптали. Еще никогда, Руи понял это с отчаянием, он не любил никого так, что... не мог дышать, понимая, что самый любимый человек, что он...
Руи часто-часто заморгал, но мир поплыл, словно был нарисован акварельными красками на листе рисовой бумаги, забытом художником под дождем. Все теряло свои очертания, все стекало под ноги, становясь пустотой.
Руи не помнил, как добрался до номера, не помнил, как закрывал за собой двери и забирался на кровать. И что было дальше, он тоже не помнил. Сидел себе на постели, бездумно комкая простынь, что так приятно хрустела под пальцами, и ни о чем не думал. А в груди было тесно от боли, и каждый вдох причинял еще большие муки. Сердце словно окунали в кипяток, делая это медленно, смакуя его судорогами. К горлу подкатывала тошнота, в ушах звенело, а затем носом пошла кровь. Руи, неловко разворачивая найденную на тумбочке салфетку, пытался кровь остановить, но она не желала и, смешиваясь со слезами, размазывалась по лицу и капала на грудь, пачкая вещи.
Руи плакал беззвучно, хоть губы и дрожали, иногда кривясь от слишком сильного спазма, впивавшегося в сердце. Время шло, но ничего не происходило.
Руи не знал, как долго он просидел, разрывая на кусочки окровавленную салфетку и пялясь в пустоту, когда вернулся Уми. Он буквально влетел в номер, и от него за версту веяло злостью.
Он хлопнул дверью, и Руи вздрогнул, приходя в себя.
Уми, оборачиваясь, что-то у него спросил и оцепенел, встречаясь с ним взглядом. От былой злости и раздражения не осталось и следа. Им на смену пришли растерянность и ужас.
- Руи... - едва слышно, выдохнул он и сорвался с места, за секунду оказываясь перед парнем. - Что случилось? Тебе плохо? У тебя кровь... - Уми задыхался, не понимая, что происходит. Руки его дрожали как в лихорадке, когда он принялся беспорядочно касаться то лица Руи, убирая с него спутанные волосы, ту плеч, то рук, что, наполненные слабостью, лежали на коленях.
Руи, не выдержав, резко дернулся, уходя от прикосновений.
- Не трогай меня, - выдохнул он, не в силах смотреть на Уми.
Тот, казалось, еще больше испугался.
- Тебе больно? Что болит? Руи? - шептал он, разрываемый отчаянием и ужасом.
- Ничего не болит. Просто не трогай меня. Никогда. Больше. Не трогай.
Уми замер, а затем медленно отнял руки, а Руи, чувствуя, как снова теряется в пространстве, захлебываясь болью, проговорил:
- Ты думал, я ничего не узнаю? Ты действительно так думал? Неужели... ты... я так похож на дурака?
Уми молчал. Поднялся на ноги и отступил на шаг, но взгляда от Руи не отвел. Тот чувствовал его, но поднять глаза и посмотреть на Уми боялся. Не хотел. Ему было противно. Стоило хоть мельком посмотреть на любовника, как воображение услужливо подбрасывало картинки, где он с миловидной девицей, полностью обнаженные и... Руи всего передернуло, а к горлу подкатила новая волна слез.
- Что ты должен был не узнать? - Тихо просил Уми своим привычно-спокойным голосом.
Руи задохнулся, пытаясь проглотить липкий комок, залепивший горло.
Это было уже слишком.
- Господи... - едва слышно прошептал басист, зажимая рот рукой. Вместо того чтобы расплакаться, он вдруг зашелся кашлем, но таким противным, перемежающимся со слезами, когда в груди что-то булькает, и невозможно его успокоить или откашляться, и от этого становится еще больнее, хоть и кажется, что больнее уже некуда.
- Руи, о чем ты не должен был узнать? - Напирал Уми.
Руи, сипло втянув в себя воздух, вдруг обернулся и посмотрел на Уми. Тот был непозволительно спокоен, но за пеленой черных глаз стелился такой плотный туман, что в нем ничего не стоило потеряться. И никогда больше не найти пути домой.
Руи замер, поддаваясь этим гипнотическим чарам, но болезненный укол в сердце заставил вспомнить, что этот человек предал его, унизил, растоптал его чувства!
- О той девице, Уми, с которой ты ночь провел! – Выпалил он и зажал рот рукой, не чувствуя, как дрожит все тело.
Уми на секунду прикрыл глаза, а затем, вдохнув, вкрадчиво поинтересовался:
- И кто тебе об этом сказал?
- А ты не отрицаешь?!
- Руи, кто тебе сказал, что эту ночь я провел с какой-то девицей? - Уми, казалось, не слышал вопроса Руи. Тот, понимая, что больше не может, судорожно хватал ртом воздух, а реальность стремительно ускользала у него из рук, теряясь где-то за гранью восприятия. Внутри остались лишь боль и отчаяние, тогда как снаружи свои воды расплескало непонимание. Руи ничего не понимал, потому что Уми вел себя не так... словно... не так!
- Руи, кто из них тебе это сказал?
- Все! - Руи не выдержал. Сорвался. Его вновь накрыла истерика, а Уми, вдруг шагнув к нему, проговорил:
- Пожалуйста, побудь здесь и дождись меня, - и это прозвучало так мягко, так нежно, и так болезненно-знакомо, что сердце разорвалось на части.
Всхлипнув порывисто и громко, Руи повалился на кровать, лицом уткнувшись в скомканные простыни и заходясь безудержным плачем.
Он не сразу понял, что Уми не ушел, еще какое-то время молча наблюдая за ним, но прекрасно осознал тот момент, когда он шагнул к двери, собираясь оставить его наедине со своей болью.
Руи хватило лишь до тех пор, пока не щелкнул замок. Парень, путаясь в простынях, сорвался с места, бросаясь следом за Уми. Он не знал, почему это сделал, но знал, что должен. Уми не мог так просто взять и уйти!
Выскочив в коридор, Руи тут же его увидел. Он вышел из комнаты Томо, буквально волоком таща вокалиста за собой. Томо, вжав голову в плечи, зажмурился и явно был готов к тому, что сейчас его этой головы лишат.
Увидев Руи, замершего посреди коридора, Уми остановился, отчего Томо, не сориентировавшись, влетел ему в спину. Гитарист этого даже не заметил, прикипая взглядом к парню.
- Руи, пожалуйста, вернись в номер, - попросил он, но Руи не хотел его слышать и тем более - выполнять его просьбы.
Видя, что Руи решил упрямо стоять на своем, Уми сдался, тут же возвращаясь к жмущемуся к стене Томо. Ничего не говоря, гитарист подхватил его под руку и, не очень нежничая, впихнул в номер Тои и Ю. Те были там и синхронно шарахнулись к окну, когда дверь в их комнату без стука распахнулась, пропуская сначала вокалиста, а затем - и ритм-гитариста. Руи, не дожидаясь, когда она закроется, метнулся следом. Происходящее выглядело слишком уж странно.
Когда Руи оказался в номере, вновь отрезая его от всего прочего мира легким дверным замком, Уми отпустил Томо и тот моментально пристроился к барельефной композиции у стены.
- Ну, что, умники, - хоть Уми и говорил спокойно, голос его едва заметно подрагивал. Сейчас в нем смешались ярость, отчаяние и боль. Знакомый коктейль, как заметил Руи. - Понравилось представление? И кто же был режиссером?
Томо, Ю и Тоя вжались друг в друга под пронизывающим взглядом гитариста.
- Я спрашиваю, кому принадлежала идея?
Все молчали - никто не хотел умирать.
Уми ждал. Опустил руки в карманы джинсов и скользил взглядом от одного участника немой постановки к другому.
Первым не выдержал Ю.
- Я же говорил вам, что это плохо кончится? Я говорил, что он вас зароет? Вот, пожалуйста! - Выпалил он на одном духу, а потом обратился к Уми. - Я с самого начала не хотел принимать в этом участия. Я им говорил, что они – тронутые...
- Но ты им не помешал, - напомнил Уми, на которого слова лид-гитариста не произвели ровным счетом никакого впечатления.
Руи, растерянно переминаясь с ноги на ногу, пытался понять, что происходит, но пока что удачно у него получалось лишь икать. Каждый его всхлип заставлял Томо и Тою нервно дергаться, отводя взгляд в сторону. Им было стыдно смотреть на заплаканного басиста. Потому что они были единственной причиной его слез. Истинной причиной. Признания которой Уми сейчас от них добивался.
- А они меня слушали? Что мне делать оставалось? К тому же...
- Никаких "к тому же", Ю. Тоя, это ведь твоя была идея, - внимание гитариста переключилось на драммера. Тот моментально побелел, сливаясь со стеной.
- Только твоей больной фантазии могло хватить на то, чтобы придумать такое.
- Хорошо, ладно, это сделал я! - Выпалил Тоя, сдавшись. Зажмурившись, он шагнул вперед, а Томо, выдохнув с облегчением, стек по стене на пол.
 
KsinnДата: Вторник, 23.07.2013, 21:57 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Что именно ты сделал? Я хочу, чтобы ты это сказал. Скажи это Руи. Давай.
Руи вздрогнул, когда Уми произнес его имя. Посмотрев на него растерянно, парень тут же перевел взгляд на драммера.
Дыхание того сразу сбилось, а во взгляде читалась такая глубокая вина, что Руи вдруг начал понимать, как все было на самом деле. Сразу вернулась дурнота. Тяжело сглотнув, Руи невольно коснулся пальцами горла, сдавливая его несильно.
- Слушай, Руи... - начал тем временем Тоя. Слова ему давались с трудом, а взгляд Уми заставлял нервничать, ибо барабанщик понятия не имел, что будет, когда он расскажет правду. Но той следовало быть озвученной. - Мы... короче, вчера, когда ты уснул, мы позвали Уми с собой. В бар, да. Там мы немного выпили, а потом... я у тебя пару таблеток, ну... снотворного взял и... Я ему только одну подмешал, но он сразу вырубился. Я его отвез в гостиницу, забрал мобильный и деньги, чтобы он подольше добирался обратно и... Вот...
- Ты ему про девицу расскажи, - напомнил Уми, а Тоя едва не разрыдался от отчаяния.
- Да, девица, Кейко... не было ее. Я ее придумал, чтобы проверить... Мы просто хотели знать... - Тоя отвел взгляд в сторону, голос его пристыженно затих. - Мы не могли придумать, как узнать правду и… вот...
- Ну, как, проверил? Доволен? - Отчеканивая по слову, поинтересовался Уми, а Руи, наконец-то поняв, что его одурачили, на секунду растерялся, а затем выплюнул, чувствуя, как разъедает горло яд слов:
- Вы - придурки, вы гребанные придурки! - и больше не в силах видеть их всех, вылетел из комнаты.
Его разыграли, его просто хотели проверить, заставили поверить, что Уми...
Руи снова разрыдался. Ноги не держали, отчего далеко уйти он не смог. Цепляясь за стену, басист замер посреди коридора и плакал, понимая, что это - самый ужасный день в его жизни, понимая, что только что потерял троих друзей, что больше никогда не сможет посмотреть в глаза самому родному человеку…
- Руи... - словно читая его мысли, за спиной возник Уми. Он уверенно притянул парня к себе, заключая в объятия.
Руи, обернувшись, всем телом прижался к нему, так крепко обнимая в ответ, что, наверное, сделал больно. Но Уми ничего не сказал, щекой прижимаясь к мокрой от слез щеке Руи.
- Ну же, все хорошо, - прошептал он, губами касаясь светлых волос басиста, что, наэлектризованные, тут же облепили его лицо.
- Прости, - в нос ответил Руи: от слез он не мог дышать нормально, шмыгая и глухо икая.
- Не надо, - попросил Уми. Он знал, что Руи не виноват, но... Руи был виноват.
- Я поверил им...
- Мы поговорим об этом позже, и я объясню, почему этого не могло быть в принципе, - пообещал Уми, чуть оборачиваясь, чтобы невесомым поцелуем коснуться влажного виска.
- Мне так больно...
- Я знаю... - губы тронули дрожащие ресницы, заставляя Руи закрыть глаза.
- Они придурки.
- Согласен, - невесомый поцелуй обжег своим дыханием округлость скулы.
- Они такое говорили...
- Хочешь, я сейчас пойду и сломаю им все, что ты скажешь? - Вполне серьезно предложил Уми, целуя припухлость в уголке губ.
- Не надо...
- Слышали, Руи не хочет, чтобы я вас калечил!
- Они на нас пялятся?
- Естественно.
Руи ничего не ответил, лишь сильнее прижался к Уми, лицом уткнувшись ему в шею. Теплый и такой родной, этот человек сеял в душе умиротворение. И сейчас, вдыхая его запах, Руи силился понять, как мог даже на секунду предположить, что Уми способен на предательство.
- Не спи, - улыбнувшись, прошептал Уми, щекоча своим дыханием красиво очерченное ухо Руи. - Пойдем в номер: я буду тебя успокаивать.
Руи послушно отпрянул, а Уми, взяв его ладонь в свою, мягко потянул за собой. Вслед им уже никто не смотрел, чувствуя свою вину за то, что жестокой шуткой едва не разбили настоящее чувство.

OWARI

11-12.01.13
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » [Head]Ache (PG-13 - Umi/Rui [Vistlip])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz