[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 3«123»
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Дорога в тысячу лет. I. Пока боги спят (PG-13 - Ryoji/Leda [Deluhi, Versailles, GYZE])
Дорога в тысячу лет. I. Пока боги спят
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:45 | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 5.

- Мне даже неловко пересказывать, в какие места мне заглянули, - кипятился Рёджи по окончанию обязательного медицинского осмотра, когда они с Ледой выходили из небольшого одноэтажного здания больницы.
После званого обеда, лишившего Рёджи всех моральных сил, прошло не более полутора часа, а они уже успели пройтись по городу и посетить по требованию главного врачевателя больницу. Леда решил, что в этот раз они отправятся пешком: Хайдалар был невелик, согласно данным им пояснениям идти было недалеко, а пешая прогулка располагала к тому, чтобы они лучше пригляделись к необыкновенному городу.
- Не стоит негодовать из-за того, что ты не в силах изменить, - глубокомысленно заметил Леда, выслушав длинную недовольную тираду Рёджи.
- Очень даже в силах, - возмутился тот. – Господа начальники забываются! Мы не лечиться сюда приехали, а значит, нечего к нам приставать со своими правилами. Ишь, выдумали, осмотр врачевателя…
- Больница здесь будто ненастоящая, - ни к кому не обращаясь, негромко произнес Леда, от чего Рёджи моментально осекся.
- Почему ненастоящая? – спросил он.
- Пока тебя осматривали, я прошелся по коридорам, - объяснил эльф. – Пациентов вообще нет, палат немного, но в них никто не лежит. Тишина да покой, ни врачевателей, ни врачуемых.
- Ну так это… У них же тут чудо-источник, - пожал плечами Рёджи. – Все вечно молодые, вечно здоровые. Больницу, наверно, так построили, на всякий случай.
- Да, это понятно, - кивнул по-прежнему задумчивый Леда. – Ясное дело, иной раз может случиться несчастный случай, периодически здесь кто-то рожает. И само собой, осмотры вновь прибывших тоже проходят в больнице.
- Тогда что тебя смущает? – не сообразив, к чему клонит его друг, спросил Рёджи, на что Леда только неуверенно пожал плечами.
- Пока не могу сказать точно, - честно признался он. – Надо подумать.
О чем собрался думать Леда, Рёджи не понял, однако послушно замолчал. У градоначальника эльф выяснил, как пройти к особнякам потерпевших, и именно туда они и направились. Рёджи не запомнил путаные объяснения, по каким улицам следует пройти, потому полностью положился на Леду, который должен был знать, куда ведет его.
День постепенно клонился к вечеру. Хотя прохладней пока не становилась, на улицах все чаще встречались люди. Рёджи глазел на прохожих и порой не мог удержаться от удивленного вздоха. Только теперь он понял, что говоря о гостях из невиданных стран, Камиджо нисколько не приукрасил: на улицах Хайдалара встречались представители рас, о которых Рёджи даже слышать не доводилось. Какие-то люди были совсем невысокого роста, другие наоборот казались великанами по сравнению с Рёджи. Цвет кожи, волос, разрез глаз встречались совершенно разнообразные – прежде Рёджи не знал, что бывают люди с кожей темно-коричневого или желтоватого цвета, или же с красными волосами, или с фиолетовыми глазами… От увиденного голова шла кругом, и сам он озирался по сторонам, уже не думая о том, что пялиться на людей в открытую просто неприлично.
- Никогда бы не подумал, что бывает такое, - заявил он, провожая взглядом очередное жутковатое на первый взгляд семейство: супружеская пара и двое их детей выглядели вполне заурядно, если не считать того, что в их глазах не было ни радужки, ни зрачков. Издалека можно было предположить, что их скрывали бельма, вот только вели себя эти люди отнюдь не как слепые.
- Это жители Карсонских гор, - пояснил Леда, мельком взглянув на прошедшую мимо них семью. – Они живут в пещерах, считай – в подземельях, карсонцы выстраивают под горной грядой целые города. Всю свою жизнь они обходятся без света, используя иные органы чувств. Глаза им попросту не нужны, они и так неплохо ориентируются.
- Да я не только о них, - вздохнул Рёджи. – Я вообще обо всех, кто здесь ходит… столько необыкновенных людей…
- Само собой разумеется, - согласился с ним Леда. – Многие желают приобщиться к силе магического источника.
- Надо хоть посмотреть на него. Что это за чудо такое…
- Посмотрим, мне самому это интересно. Только сперва узнаем ответы на волнующие нас вопросы. Следует установить, желал ли кто-то смерти членам совета.
- Тут и устанавливать нечего. Уже даже я желаю им смерти, - усмехнулся Рёджи. – Меня этот обед вывел из себя. Что приторный градоначальник, что этот поганка Жасмин, что Юки, который только прикидывается простым. Ты заметил, что он хлещет, но не пьянеет?
- Вестимо, заметил, - хитро прищурился Леда. – А еще пришел к выводу, что перед нами разыграли представление, только театр вышел какой-то дешевый. То ли члены совета слишком давно жили при дворе и разучились плести интриги, то ли никогда и не умели этого делать.
- А почему ты думаешь, что они что-то плетут? – заинтересовался Рёджи. – Я просто заметил, что начальник порта, как для разбитного и праздного аристократа, слишком внимательно по сторонам зырит.
- Вот именно это он и делал – зырил. И тем же самым занимались остальные члены совета, - кивнул Леда. – Они изучали нас, а заодно разыгрывали свои роли. Сердитый и всем недовольный медик, к которому даже обращаться не хочется, в противовес ему – веселый и простой в общении начальник порта, и градоначальник – золотая середина между ними. Не удивлюсь, если при личном общении они начнут поливать друг другу грязью и давать нам какие-то ложные наводки.
- Думаешь?.. – неуверенно протянул Рёджи. – Может, они и правда такие, не особо дружные…
- О, нет, в этом вопросе у меня даже не возникло сомнений, - отрицательно мотнул головой эльф. – В чем наш заказчик Теру был безоговорочно прав, так это в том, что совет работает слажено. Едва заметные взгляды, которыми они периодически обменивались, однозначно свидетельствовали о том, что они нам пели песню в унисон.
- Чего-чего они пели? – не понял Рёджи, запутавшись в длинной тираде эльфа, но Леда ему уже не ответил.
- Кажется, мы пришли, - произнес он, и Рёджи только тут понял, что незаметно они добралась до искомого ими дома. – Видимо, это и есть особняк того самого Масаши.
Судя по открывшейся им картине прочим членам совета полагались дома попроще, чем градоначальнику. Хотя, быть может, обиталище Камиджо было фамильным и перешло ему по наследству. Дом Масаши выглядел в разы скромнее, хотя по меркам Рёджи, у которого вообще не было никакого жилища, особняк являлся двухэтажными хоромами.
От посторонних глаз двор скрывала опять же живая изгородь, а через бутафорские ворота можно было рассмотреть, что растительности там росло значительно меньше, чем в саду градоначальника. Более того, после роскошного парка, принадлежавшего Камиджо, дворик с парочкой одиноких кустиков и таких же одиноких деревьев выглядел достаточно скромно.
В отличие от дома градоначальника ворота не были приветливо распахнуты, а дом, не смотря на всю свою ухоженность, казался необитаемым.
- Похоже, нет там никого, - заметил Рёджи спустя несколько минут после того, как Леда постучал специальным кованным молоточком, закрепленным на боковой калитке. Гул разнесся по маленькому саду, но после снова повисла тишина.
- Думаю, хоть один стражник должен быть, - возразил Леда, постучав снова, и будто в ответ на его слова где-то за изгородью раздались шаркающие шаги и сварливый старческий голос:
- Да иду. Иду же я. Зачем колотить?
Еще через секунду за решетчатой калиткой появился щупленький, невзрачного вида дедок весьма пропитого вида.
- Чего изволят господа? – подбоченившись, поинтересовался он, когда увидел, кто стоит перед ним.
До Рёджи только теперь дошло, какое впечатление они с Ледой производили, разгуливая в вычурных нарядах, которые эльф не позволил снять, заявив, что нечего тратить время на переодевания. Неожиданно Рёджи подумал, что у красивых тряпок нашлась хоть одна полезная особенность: при виде мнимых господ низшее сословие, к которому, по большому счету, Рёджи тоже относился, становилось покладистым и на все готовым.
"Неужели я тоже так себя веду при виде аристократов?" – с досадой подумал Рёджи и сразу решил, что нет, он не такой, как все. Чем себя и успокоил.
- Приветствую вас, - эльф доброжелательно поздоровался с охранником. – Нам необходимо осмотреть дом. Вот разрешение.
Полученное у градоначальника письмо Леда извлек из внутреннего кармана жилета, а старичок, взяв бумагу, шмыгнул красным носом:
- Вижу, вижу… Печать самого господина градоначальника… Ну что же. Проходите же.
Повернув засов, стражник гостеприимно распахнул перед ними калитку, и едва гости вошли, поспешил к дому, звеня невесть откуда взявшейся связкой ключей.
- Смотрели же уже. Все смотрели. Нет, неймется, надо еще раз поглядеть, - беззлобно ворчал старик. – И господин начальник порта приходили – смотрели, и господин медик – тоже приходили, и самый главный…
- Весь Совет пятерых приходил сюда? – ничего не выражающим голосом уточнил Леда.
- А как же! Приходили, все приходили, - старательно закивал старичок, пробуя то один ключ в замке, то другой.
- Вместе приходили или по очереди? – не унимался Леда.
- Да кто ж упомнит-то? – удивился старичок. – И так, и эдак. И вперемешку. Много народу было.
- Ты тут не ворчи, дед, а нормально ответь, - потребовал Рёджи. – Кто когда приходил и с кем. Вспоминай.
- Что вы, добрый господин, я же не все время здесь, - всплеснул руками стражник. – Сперва все набежали. А потом уж и не скажу, ходили, бродили, туда-сюда…
- Это бесполезно, - тихо произнес Леда, призывая не тратить время на расспросы, и, когда дверь наконец поддалась и отворилась, потянул Рёджи за рукав.
В дом старик за ними не пошел, а Рёджи, попав в полумрак после яркого света, не сразу оценил обстановку и пару раз моргнул, прежде чем смог рассмотреть хоть что-то. Таких длинных витиеватых коридоров, как в особняке градоначальника, здесь не было: незваные гости сразу оказались в просторном холе. Наверх вела широка лестница, а на первом этаже за нею виднелись какие-то закрытые двери.
- Видимо, тут все и произошло, - объявил Леда и дернул за шнур портьеры, которая тут же послушно собралась у левого края окна, пропуская в помещение дневной свет.
При освещении дом моментально потерял свою мрачную гнетущую атмосферу. Рёджи увидел, что вокруг все сияло чистотой, а убранство хотя выглядело скромней, чем обстановка в доме Камиджо, все равно казалось богатым. Добротная мебель красного дерева, полированный паркет, ковры и соответствующие по стилю безделушки, вроде ваз и подсвечников, создавали впечатление достаточно обжитого очага. Про себя Рёджи отметил, что этот дом ему нравится значительно больше неуемной богатой роскоши особняка градоначальника.
Пока Рёджи озирался, Леда подошел к подножию лестницы, окинул ее внимательным взглядом, потом присел на корточки, рассматривая ступеньки. Поглядев на возившегося на полу эльфа, Рёджи зевнул и направился к первой в ряду закрытых дверей на первом этаже…
Детальный осмотр не принес ничего интересного. Дом оказался действительно не слишком большим, на первом этаже располагалась просторная столовая и помещения для слуг – такая же большая кухня, пара кладовых, прачечная и гардеробная, в которой Рёджи не обнаружил ни единого наряда.
Исследование второго этажа тоже не порадовало. Имевшиеся наверху три спальни с примыкавшими к ним гостиными, были так же пусты и безлики, как номера дорогого постоялого двора – все необходимое на своих местах, но ничего лишнего не встретишь.
- Великолепно. Отлично сработано, - хмуро констатировал Леда после того, как обошел дом в третий и, видимо, последний раз. – Ничего не оставили.
- Ну, вроде как не совсем ничего, - попробовал возразить Рёджи, однако Леда упрямо мотнул головой.
- Ничего, Рёджи, просто ничегошеньки. Ни личных вещей, ни писем, ни даже средств гигиены. Я заглянул во все ящики. Все вымыто подчистую.
- Хм… - призадумался Рёджи. – Они ж сказали, что ждут новых членов Совета, которых назначит король.
- У меня такое чувство, что ждали они именно нас, - невесело заметил Леда. – Вот и подготовились. А члены совета может через полгода прибудут. Подобные дела так сразу не решаются.
- Но ведь они не сами убирали, - осенило Рёджи новой идеей. – Есть слуги, которые вычищали тут все, можно спросить, не попалось ли им что-то необычное.
- Это уже не поиск доказательств, это сбор сплетен, - невесело усмехнулся Леда. – Слуги, я уверен, нашли массу всего интересного, и кто знает, может, даже полезного для нас. Вот только знать бы, что важно, а что нет.
- И что ты предлагаешь тогда делать? – поинтересовался у эльфа Рёджи, когда они выходили на крыльцо.
- Пока что смотреть в оба и думать. Что тут еще сделаешь? – пожал плечами тот и предложил. – Давай еще по саду пройдемся. Может, заметим что.
Дом они обошли дважды, но ничего занимательного Рёджи не обнаружил. Сад и правда был невелик, ухожен и не богат растительностью. Выискивать здесь было особо нечего, хотя Леда старательно крутил головой и останавливал внимательный взгляд едва ли не на каждой травинке.
- Будьте добры, подскажите нам, - обратился эльф к старику-охраннику, когда они, ничего не обнаружив, покидали пустой двор. – А в ту ночь, когда погиб хозяин, вы были здесь? На своем посту?
- А как же, - тут же подбоченился стражник. – Где же еще нам быть? Здесь держали караул.
"За что вы его держали?" – чуть было не сыронизировал Рёджи, но удержался.
- А приходил ли кто-то в ту ночь к хозяину? – задал следующий вопрос Леда.
- Никак нет, - с готовностью доложил охранник. – Никто не входил, никто не выходил.
- Точно? – на всякий случай уточнил Леда, и Рёджи искренне разделил его невысказанные опасения: неубедительного вида дед вполне мог выпить и проспать полночи. Видимо, в Хайдаларе особо не от кого было сторожить дома, а охранник выполнял функцию превратного, не более. Рёджи не удивился бы, если б узнал, что по ночам старик регулярно мертвецки пьян и видит сны.
- Конечно. Да. Конечно. Как же иначе, - зачастил старичок с самым искренним видом: если он и врал, то сам верил в то, что говорил.
- Хорошо. Благодарю вас за оказанное внимание, - привычно учтиво поклонился ему Леда и сделал шаг на улицу. Однако Рёджи не поспешил за ним, а замешкался на миг.
- А скажи-ка, дед, - задумчиво протянул он. – В ту ночь, когда хозяин помер, был дождь?
На сморщенном от старости лице стражника отразилось удивление, потом замешательство, после – растерянность.
- Это была не просто ночь. Утром начался переполох. Ты точно должен помнить. Если не спал, конечно, - строго чеканил Рёджи, с каждой фразой все больше наступая на старичка, отчего тот совсем перепугался.
- Не было дождя, не было… - зачастил дед и, как показалось Рёджи, выдал первое, что пришло на ум. – Вовсе не было.
- Ну хорошо, - кивнул Рёджи с таким видом, будто собирался в случае обнаружения обмана вернуться и поквитаться. – Смотри мне.
- Что смотреть? Куда смотреть? Я и так смотрю! – лепетал дед, но гости уже не слушали, покидая дом погибшего члена Совета.
- Хорошо придумал, молодец, - похвалил его Леда, и Рёджи не смог сдержать довольной улыбки.
- Пока неизвестно, - все же был вынужден признать он. – Если дождя все же не было, это ничего нам не даст.
- А если был, мы утвердимся в подозрении, что старый пьяница все проспал, и грош цена его заверениям о том, приходил кто-то в тот вечер или не приходил, - возразил Леда, но тут же безрадостно констатировал: – Впрочем, с таким охранником цена показаний в любом случае невысока.
- Но учитывая, что больше у нас все равно ничего нет… - развел руками Рёджи. – Нет же? Ты ничего не заметил интересного?
- Я заметил только то, что дело здесь нечисто, - поморщился Леда. – Теперь я однозначно в этом уверен. Поведение членов Совета вкупе с вычищенным до блеска домом говорит о том, что от нас старательно что-то пытаются скрыть. И безоговорочно уверен, что в доме Хизаки мы увидим все то же самое.
- А что же тогда делать? – растерялся от такого заявления Рёджи. – Где и что нам тогда искать?
- Будем смотреть по обстоятельствам, - уклончиво ответил на это Леда, и если бы Рёджи знал эльфа не так близко, решил бы, что тот в тупике. Однако приглядевшись внимательней к другу, Рёджи понял, что тот о чем-то напряженно думает и сдаваться определенно не торопится.
…Дом второго погибшего был расположен недалеко от дома Масаши, и добрались они до него за какую-то четверть часа. Как уже понял Рёджи, в небольшом городке, который будто сетью оплетали многочисленные улочки, если знать, как пройти и где срезать, любой путь не казался долгим.
Рёджи ожидал, что у Хизаки окажется примерно такой же особняк, как у первого покойного члена совета, ведь статус в обществе они имели примерно одинаковый. Каково же было его удивление, когда, повернув за угол, они увидели трехэтажных дом, едва ли не более роскошный, чем у Камиджо.
- Я чего-то не пойму, - пожаловался Леде Рёджи. – У них что, жалованье такое разное? И почему у одного резиденция, а у другого шалаш?
- Рёджи, барский костюм на тебя плохо влияет, - негромко рассмеялся эльф. – Просторный и добротный дом ты теперь считаешь шалашом.
- Вовсе нет, - обиделся Рёджи. – Я просто сравниваю. Этот домина не в пример шикарней будет.
- Это мы еще проверим, - кивнул ему Леда, а после дал ответ на поставленный вопрос. – На самом деле, аристократ аристократу рознь, и фамильное богатство тоже разным бывает. Кому-то досталось больше, кому-то меньше, и неравенство есть даже в кругах знати. Думаю, особняки членам Совета пятерых раздавали в соответствии с рангами.
- Стало быть, Хизаки – большая шишка. Была. То есть, был, - пришел к выводу Рёджи, и эльф снова кивнул:
- Очень похоже на то.
Опасения Леды относительно того, что в доме второго покойного они найдут стерильную чистоту и глухую тишину, отчасти не подтвердились. Резиденция Хизаки – а именно это слово в наибольшей мере подходило такому полу-дворцу – оказалась не такой вычищенной, как дом первого погибшего. И как скоро догадался Рёджи, причина этого была проста: дом просто не успели освободить, уж слишком много всего здесь было.
В первую очередь друзей удивило то, что они не увидели запустенья, как в доме Масаши. Хотя Жасмин говорил, что семьи у Хизаки как таковой не было, и ничто подобное его не интересовало, с первого взгляда складывалось впечатление, будто жизнь в доме продолжала кипеть.
- А вы к кому? – дружелюбно поинтересовался у них подошедший рыжий курносый и не слишком опрятно выглядящий парень, как только они вошли в распахнутые ворота.
- От Камиджо мы, в дом надо, - решительно объявил Рёджи, не желая слушать, как эльф полчаса будет рассыпаться в приветствиях.
- А мне с чего верить? – нагловато улыбнулся парень.
- А нам с чего тебе что-то доказывать? – в тон ему ответил Рёджи. – Ты вообще кто такой?
- Я вместо охранника, - шмыгнул носом парень. – Отец прихворал, вот я и подменяю. А вообще я тут конюх.
- В этом доме тоже только один стражник? - спросил Леда, протягивая охраннику-конюху бумагу с печатью градоначальника.
- А сколько надо? – удивился парень, с любопытством рассматривая оттиск на сургуче, будто и правда что-то понимал в печатях. – Все равно ничего никогда не случается. Самое страшное, если пьяный сосед калиткой ошибется.
- Говорят, хозяин перед смертью себя толпой стражи окружил, - вспомнил недавний разговор Рёджи, на что его собеседник лишь плечами пожал:
- А это мне неведомо. Вся знать с причудами, а этот похуже прочих был, - выражение лица слуги на секунду стало будто брезгливым, однако уже через миг он улыбался, возвращая письмо Леде: - Милости прошу, уважаемые.
- Какие же причуды были у покойного хозяина? – как будто равнодушно спросил Леда, из чего Рёджи понял, что странное выражение на простодушном лице слуги не укрылось и от него.
- Да мне почем знать? – тут же вспылил конюх и отступил немного. От недавней доброжелательности не осталось и следа. – Это вы у друзей его спросите, знатных господ. А мое дело маленькое – конюшню убирать да лошадей чистить.
Глядя на такую реакцию, Рёджи заподозрил неладное. Слишком странно повел себя слуга, услышав вполне невинный вопрос, из-за чего закрадывалось подозрение, что у Хизаки причуды были далеко не такие невинные, как можно было предположить изначально.
"Он чего-то боялся", - вспомнил Рёджи. – "И, быть может, отнюдь не бесплотного призрака?.."
- Рёджи, пойдем, - позвал его эльф, поворачивая в сторону дома, и Рёджи понял, что пытать дальше конюха Леда не пожелал.
- Если б на него поднажать, может, и выдал бы чего, - укоризненно заметил Рёджи, когда они отошли на небольшое расстояние.
- Никогда не стоит применять силу, если в ней нет крайней необходимости, - ответил на это эльф.
- Я не предлагал силу, - возразил Рёджи. – Я предлагал на словах поднажать.
- Сила не только в кулаках, - вздохнул Леда. – Унижение и оскорбление души может причинить более сильную боль, чем ранение тела.
- Это слишком умно, как для меня, - недовольно протянул Рёджи, которому не нравилось, когда Леда начинал умничать. Но тот улыбнулся ему неожиданно тепло:
- Не слишком. Ты просто вредный, а еще ленивый. Никогда не хочешь учиться.
- Это я ленивый?! – неподдельно вознегодовал Рёджи. – Да я всю жизнь от зари до зари…
- Само собой. Из-под палки все люди от зари до зари. А по доброй воле ты палец о палец не ударишь.
- А вот и нет, - очень веско ответил на это Рёджи и сердито засопел, потому что Леда спорить дальше не стал, отчего в душе поселилось чувство, будто последнее слово осталось все же за эльфом.
Сад возле дома Хизаки был так же велик, как сад Камиджо, хотя растительностью не особо отличался. Рёджи крутил по сторонам головой и отмечал, что уже видел такие деверья и кусты. Когда они подошли ближе к дому с белыми стенами и скульптурами по всему периметру, изображавшими прекрасных юных дев, он заметил справа длинное невысокое строение, которое безошибочно определил как конюшню. Через открытую дверь доносилось негромкое ржание.
- Чьи же теперь лошади будут? – недоуменно спросил Рёджи.
- Наверное, поступят как с остальным имуществом, - предположил Леда. – Может, распродадут, а может, найдутся наследники. Кстати, туда мы тоже зайдем на обратном пути.
Тяжелая высокая дверь в дом оказалась незапертой, Леда не без усилия потянул ее на себя, а Рёджи решительно переступил порог, чтобы уже через секунду, оглядевшись, прийти к выводу, что местная знать перестает его удивлять. Как и можно было предположить, убранство в доме было дорогим и чопорным, и он даже не стал задерживать взгляд на великолепных люстрах, гобеленах и коврах – от всей этой неописуемой роскоши у непривыкшего к подобному Рёджи пестрело в глазах.
Как и в доме Масаши вокруг царила гробовая тишина, и только шторы были подняты, отчего просторный холл заливал свет вечернего солнца.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:46 | Сообщение # 17
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Может, разделимся? Ты обыщешь верхние этажи, а я тут рассмотрю кухню и все подсобные помещения - предложил Рёджи, на что эльф только усмехнулся.
- Ты плохого мнения об этом доме, - заметил он. – Кухня в таких богатых особняках находится в отдельной пристройке, чтобы не донимать господ шумом и неприятными запахами. Но разделиться можно.
На этих словах эльф решительно направился к лестнице наверх, а Рёджи подумал о том, как странно, что Леда не напомнил ему быть внимательным при обыске.
"Наверное, думает, что здесь тоже все убрали до нас", - догадался Рёджи и вскоре понял, что был совершенно прав.
- Ничего, - констатировал Леда, когда больше чем через час они встретились в холле, откуда начали поиски, и Рёджи невесело улыбнулся:
- У меня тоже.
Хотя то, чем они занимались, Рёджи категорически не нравилось – изображать из себя ищейку ему было не по душе – он проявил недюжинное усердие, чтобы только не расстраивать Леду очередным провалом.
В отличие от первого особняка, где они побывали, в этом доме обстановка была не столь безликой. Часто Рёджи попадались дорогие безделушки, определенно принадлежавшие бывшему хозяину, которые, видимо, пока никуда не определили, а выбрасывать посчитали расточительством. В частности, на каминной полке Рёджи увидел золотые песочные с таким же золотым песком внутри. А в гостиной прямо на полу стоял ряд из пяти вычурных фарфоровых ваз. Взяв ради интереса одну в руки, Рёджи понял, что несмотря на большой размер, она почти ничего не весила. Очевидно, диковинка была привезена откуда-то издалека и стоила немалых денег.
- В кабинете я нашел тайник, - сообщил Леда, задумчиво покусывая нижнюю губу. – Даже два тайника.
- Ого, - неподдельно удивился Рёджи. – И что там?
- В том-то и дело, что ничего, - хмуро ответил Леда. – Они оба совершенно пусты. И знаешь, что это означает?
- Что же?
- Что уборкой занимались отнюдь не слуги. По крайней мере, не только они, - объяснил эльф. – Слуги никогда не полезли бы в хозяйский тайник. Себе дороже выйдет. Это явно был кто-то заинтересованный.
- В чем заинтересованный? – не понял Рёджи.
- В том, чтобы никто никогда не узнал, что из себя представлял погибший. И чем он жил тоже.
- Значит, в этом и есть разгадка, - сделал вывод Рёджи. – Если узнать, чем он занимался, или о каком-то отдельном событии в его жизни, мы поймем, кто его убил.
- Может, так, - потер кончиками пальцев лоб Леда. – А может, никто его не убивал, и кто-то просто хочет скрыть нечто иное.
- Иное?
- Иное. В смысле, кто-то не хочет, чтобы в ходе расследования вскрылось что-то еще. Какие-то некрасивые делишки, которыми занимался член Совета. Причем, вполне вероятно, занимался не один.
На этих словах Леда развернулся и направился к выходу, а Рёджи поспешил за ним следом.
- Ле-еда, - несчастным голосом протянул он. – Если честно, я ничего не понимаю и не соображаю, что нам тут вообще делать. Никаких следов, никаких объяснений. Что искать – непонятно. Мы даже не знаем точно, а было ли убийство…
- И поэтому ты предлагаешь собраться и уехать сегодня же, - бодрым голосом продолжил за него эльф.
- Ну не то чтобы прямо сегодня, - замялся немного обескураженный такой догадливостью Рёджи. – Можно завтра…
- Не спеши сдаваться, - мотнул головой Леда. – Мы еще не проработали все данные нам факты.
- А нам что, дали еще какие-то зацепки? – недовольно вздохнул Рёджи, понимая, что неприятный город они так быстро не покинут.
- Конечно, - уверенно заявил Леда. – У меня еще много подозрений, которые надо обдумать. Признаюсь тебе честно, я возлагал большие надежды на обыск. Верил, что найдем хоть что-то, однако здесь нас опередили. Но это еще не повод сдаваться.
На этих словах Леда бодрым шагом спустился по мраморным ступенькам крыльца и начал огибать дом по чистенькой аккуратной дорожке, а Рёджи уныло побрел за ним, безрадостно констатируя, что вся эта история рискует затянуться надолго.
Как оказалось, эльф направлялся к тем самым подсобным помещениям, которые были расположены в отдельном флигеле. Когда они переступили порог большой просторной кухни, дверь которой была настежь распахнута, они увидели немолодую женщину, видимо, кухарку, которая старательно чистила большой котел.
- Приветствую вас, - громко поздоровался с ней Леда, пока Рёджи удивленно моргал: тишина и покой в доме навели его на мысль, что здесь они тоже не встретят ни единой живой души. От того было удивительно увидеть прислугу, да еще и за работой.
- И вам день добрый, - ответила женщина, поднимая на вошедших тусклые усталые глаза.
- Мы здесь по воле градоначальника, - пояснил ей Леда. – Совет пятерых беспокоит участь вашего погибшего хозяина, и нас попросили разобраться. Не будете ли вы так любезны ответить на кое-какие вопросы?
- Да уж спрашивали сто раз, - безрадостно вздохнула женщина, возвращаясь к своей работе. – Я уж все рассказала.
- И все-таки позвольте нам тоже поинтересоваться кое о чем, - не унимался вежливый и настойчивый Леда, а Рёджи только глаза к потолку возвел, думая о том, что будь эльф чуть строже, просто стукнул бы кулаком по столу, и служанка выдала бы ему все, о чем он пожелал бы спросить.
Пока Леда задавал вопросы о том, чем жил и занимался ныне покойный хозяин, а кухарка невнятно мямлила, что знать ничего не знает, Рёджи с любопытством озирался по сторонам. Кухня оказалась и правда немаленькой – на такой при наличии нужного количества слуг можно было спокойно приготовить банкет на пару сотен особ. Целых три печи, два длинных больших стола и еще парочка поменьше, вертел и бессчетное количество котлов – вот что увидел Рёджи вокруг, но даже при наличии такого количества добра все равно на просторной кухне оставалось немало свободного места.
- А Хизаки когда-нибудь заходил сюда, на кухню и в другие подсобные помещения? – спрашивал Леда.
- Нет, никогда, - бесцветным голосом отвечала кухарка, не отвлекаясь от своей работы. – Он же господин. Зачем ему ходить сюда?
Пройдя вдоль стены, на которой ровными рядами висели многочисленные ложки и поварешки, Рёджи увидел перед собой две неприметные двери, совершенно одинаковые и расположенные рядом. Кухарка и Леда не обращали на него внимания, потому, пожав плечами, Рёджи, не спрашивая разрешения, приоткрыл одну. За дверью была кромешная темнота, вниз уходили ступеньки, и по запаху Рёджи безошибочно определил, что ведут они в самый обыкновенный погреб. Интерес сразу пропал, и Рёджи, притворив эту дверь, открыл соседнюю. Картина открылась ему точно такая же – уходящие вниз ступени и темень, только из этого подвала не пахло плесенью и овощами, напротив, Рёджи показалось, что воздух там был относительно свежим.
- А почему вы здесь и работаете, когда всех других слуг нет? – не унимался дотошный Леда, который к тому моменту выспросил все о привычках Хизаки и, не получив ни одного внятного ответа, зачем-то переключился на личность самой служанки.
- Мы по очереди выходим, - вздохнула женщина. – Работаем через день. Надо готовить дом к приезду нового хозяина, но так как дел теперь немного, никто не хочет платить жалованье сразу всем слугам…
- Эй, а что у вас здесь? – окликнул женщину Рёджи, совершенно не заботясь о том, что невежливо перебивает.
Взглянув на него и сообразив, к чему относится вопрос, кухарка пояснила:
- Погреб для овощей и винный погреб.
- О, винный! – тут же воодушевился Рёджи и с любопытством поглядел вниз во мрак, куда уходили узкие высокие ступени. – А можно поглядеть?
- Глядите на здоровье, - пожала плечами равнодушная женщина.
Рёджи думал, что Леда одернет его и скажет не тратить время на глупости, однако эльф сам заинтересовался и, забыв о своем допросе, направился в сторону Рёджи.
Захватив со стоявшего рядом стола огарок свечи, видимо именно для посещения погребов тут и оставленный, Леда чиркнул маленьким карманным огнивом, с которым никогда не расставался, и поджег фитилек.
Неверный свет дрожащего пламени плясал на стенах, создавая причудливые тени, и разглядеть что-либо толком не представлялось возможным, однако Рёджи и так видел, что смотреть тут особо не на что. По узкой лесенке, где не разминулось бы и два человека, они спустились в погреб, и Леда тут же от свечи зажег пламя в большой керосиновой лампе, болтавшейся под низким потолком у самого входа.
- Ну ничего себе… - изумленно выдохнул Рёджи, когда неяркий свет затопил просторную подземную комнату.
Рёджи подозревал, что винный погреб должен быть большим, полным винными бочками и пузатыми бутылками, однако такой богатой сокровищницы не ожидал увидеть. Слева длинные многоярусные стеллажи были всплошную заставлены бутылками – все они лежали на боку, темные от заполнявшего их вина и покрытые толстым слоем пыли. Справа расположилось целых пять огромных бочек с небольшими латунными краниками, открутив которые наверняка можно было отведать удивительного вина. В том, что напиток окажется очень вкусным, Рёджи даже не сомневался – в таком богатом доме не могло быть иначе.
- Я смотрю, Хизаки был не прочь хорошо выпить, - заметил Леда, меряя шагами погреб и внимательно приглядываясь к бутылкам. Потом взял одну, посмотрел на просвет и покрутил в руках.
- Как думаешь, если я чуть-чуть, ну совсем чуть-чуть попробую, ничего ведь не будет? – заискивающим тоном произнес Рёджи, присаживаясь на корточки у одного из бочковых краников. – Бутылку бы взять, да это нехорошо будет, воровство все ж… А если просто попробовать…
- На твоем месте я не стал бы этого делать, - ответил Леда, и Рёджи только вздохнул. В том, что эльф запретит, он даже не сомневался, однако слова, которые Леда произнес дальше, поразили Рёджи до глубины души. – Ты же не хочешь отправиться в мир теней следом за хозяином этого богатства?
- Это… Это ты к чему? – удивился Рёджи и тут же выпрямился. – Каких еще теней?
- Сдается мне, нашего друга Хизаки отравили, - негромко, будто разговаривая с самим собой, ответил Леда. – А подсыпать отраву удобней всего в вино. Вино сильно пахнет и обладает ярко выраженным вкусом. Далеко не каждый сможет распробовать, если с ним что-то не то. И в отличие от пищи, в жидкости легче растворить порошок или другую жидкость. Вот только знать бы, в каких бутылках мог оказаться яд…
- Что-то я ничего не понял, - возмущенно прервал его невнятное бормотание Рёджи. – Откуда такие выводы, и почему я ничего об этом не знаю?
- Это не выводы, это предположения, - ответил Леда. – Пока ничем не подтвержденные. Но употреблять пищу и, тем более, напитки в этом доме я бы тебе не советовал.
- Но почему именно отравление? – не унимался Рёджи.
- Ты заметил, что никто ни разу не упомянул о том, что у Хизаки было больное сердце? – ответил вопросом на вопрос Леда. – Ведь если бы он страдал такой хворью, логично было б еще во время званого обеда, когда нас вводили в курс дела, упомянуть об этом. Но сердце у него, видимо, было здоровым.
- И что? – не понял Рёджи. – Я не понимаю, почему если сердце здоровое, Хизаки должны были именно отравить…
- Выдать за остановку сердца проще всего удушение или отравление, - пояснил Леда. – Но в удушение верится меньше, потому что дом был полон народу, слуг и стражи. Подкрасться к спящему человеку и накрыть его лицо подушкой было сложней, чем просто подсыпать отравы.
- Но докторишка сказал же нам, что это была остановка сердца. Он и вскрытие делал.
- Насчет последнего у меня тоже большие сомнения, - ответил на это Леда.
Положив бутылку на свое место, он развернулся и неторопливо направился вверх по лестнице, очевидно, решив, что больше искать в погребе им нечего.
- Почему сомнения? – не отставал от него Рёджи. – И куда ты собрался? Ты не хочешь сперва обыскать погреб?
- Сомнения у меня потому, что в этой больнице даже нет операционного стола, чтобы делать вскрытие. Я сегодня это доподлинно установил, - ответил на первый вопрос Леда. – А обыскивать тут что-либо не имеет смысла. Я уже окинул взглядом: погреб как погреб. Тут слишком грязно и слишком часто топчутся слуги. Если мы начнем искать, найдем массу всего подозрительного, и только больше запутаемся. Чтобы искать, надо понимать, что ищешь.
- Может, операционный стол где-нибудь в подвале, - сделал предположение Рёджи, на что Леда только улыбнулся.
- Ты слишком часто слушал страшные истории о пыточных камерах локстенских темниц, - добродушно ответил он. – Операционный стол не может быть в подвале. Для проведения операции надо много света, и все помещения, где их могут проводить, я обошел, пока тебя осматривали. Благо, больница не слишком велика. У меня серьезные подозрения, что доктор нам соврал: операции, вскрытия и тому подобное там не делали очень давно.
- Но как же так, - удивился Рёджи. – Больница, где никого не штопают и не зашивают…
- А вот запросто, - заявил на это Леда. – У них ничего не происходит. Ни драк, ни схваток. Чтобы какой-нибудь воришка в сумерках пырнул ножом зазевавшегося горожанина для них вообще невероятное событие. Вскрывать подозрительных мертвецов тоже нет нужды, потому что никто никого не убивает, и если человек умер, ясно, что умер он по естественным причинам. Вот тебе и объяснение.
- Какое-то просто нереальное место, - пробормотал Рёджи. – Ну а если несчастный случай? Если кто-то случайно сильно поранится?
- Понятия не имею, - пожал плечами Леда. – И вообще, я же говорю, что не настаиваю. Это лишь мои допущения и предположения. Возможно, операции в больнице проходят, а нужные приспособления просто убирают за ненадобностью. Но у меня возникли сомнения, когда я обыскивал больницу.
Когда они выбрались из погреба и попрощались с кухаркой, Леда напоследок поинтересовался:
- Подскажите. А ваш покойный хозяин любил выпить?
- А то вы по количеству бутылок в погребе сами этого не поняли, - иронично заметила та. – Любил еще как. За ужином одну бутылку в одиночку приговаривал.
- А какое именно вино он предпочитал?
- Да всякое, никто никогда предсказать не мог, - отмахнулась женщина. – Какое заказывал перед ужином, такое ему и несли.
- А в тот вечер, когда он умер, он тоже просил принести ему вина? – не отставал Леда.
- Чего не знаю, того не знаю, - пожала плечами женщина. – Не было меня в тот день. После заката слуги с кухни расходятся всегда. Только кто-то один остается дежурить, если вдруг хозяину захочется поесть на ночь глядя.
- А кто дежурил в тот вечер? – задал вполне ожидаемый вопрос Леда.
- Дайте-ка подумать, - нахмурилась женщина и даже на миг прекратила тереть свой котел. – Кажется, Одли, наш младший поваренок… Да, именно он. Его тоже потом расспрашивали, что да как, не видал ли он чего, не слыхал ли в ту ночь…
- И как? – влез в разговор Рёджи. – Видал? Слыхал?
- Вот у него и спросите, - резко ответила женщина, возвращаясь к работе. – Не мое это дело, совать свой нос в барские дела да выпытывать, чем хозяин перед смертью занимался.
Рёджи открыл рот, чтобы ответить что-то ироничное – сердитый тон женщины ему не понравился, но Леда сделал едва заметный жест, давая понять, что разговор окончен. На этом они распрощались с недружелюбной прислугой и покинули кухню.
…Когда до особняка градоначальника, на время ставшего им домом, оставалось не более пары кварталов, Рёджи не выдержал. Хотя по-настоящему сердиться на эльфа у него никогда не получалось, сейчас он испытывал чувство, очень похожее на раздражение.
- Слушай, Леда, ты со всеми собираешься разговаривать так трепетно, а? – сердито поинтересовался он.
- Как это – трепетно? – удивился эльф и перевел на него изумленный взгляд.
- Да вот так! Все эти слуги определенно что-то знают, да не говорят, - терпеливо отчеканил Рёджи. – Если бы на них немного надавить, мы бы узнали немало интересного. И чего ты с ними нежничаешь, я вообще понять не могу.
В своей правоте Рёджи был безоговорочно уверен. Когда они вышли из дома и направились к конюшне, там им встретился уже знакомый рыжий конюх. Но на прислугу Рёджи особо не смотрел, а во все глаза пялился на длинный ряд стойл, в которых стояли роскошные и невероятно красивые скакуны.
Конюшня у погибшего члена Совета оказалась воистину замечательной. Пока Леда донимал конюха очередными вежливыми ненавязчивыми вопросами, Рёджи ходил взад-вперед и рассматривал длинноногих красавцев самых разных пород и мастей.
- Ваш хозяин любил ездить верхом или в упряжке? – учтиво интересовался у конюха Леда.
- Да, - сердито ворчал тот в ответ – видимо, расположение духа после их первого разговора к конюху не вернулось.
- Что да? – не понял Леда. – Да – верхом?
- Да, верхом, - раздраженно подтвердил невоспитанный парень. – Только так и ездил. Вы что, видите тут карету?
- Место кареты не в конюшне вообще-то, - заметил подошедший к ним Рёджи, которому совсем не нравился строптивый тон конюха.
- У него что, вообще не было никакой упряжки? – в свою очередь удивился эльф, и парень передернул плечами:
- Да есть одна, только я сам не помню, когда ею в последний раз пользовались. За конюшней в сарае стоит…
Стоит ли действительно упряжка в сарае, Леде и Рёджи установить не удалось, потому как на двери болтался увесистый и изрядно проржавевший замок. Даже если бы они отыскали ключ, вряд ли засов удалось бы легко отпереть.
- Его не открывали уже несколько зим, - поделился своими наблюдениями Леда, рассматривая оставшуюся на пальцах после прикосновения к замку ржавчину.
- Странно как-то, - хмыкнул в ответ Рёджи. – Аристократ, который не ездит в упряжке, а постоянно скачет верхом…
- Да ничего странного, - возразил на это Леда, вытирая руки платком и поворачивая в сторону выхода. – Тут расстояния небольшие, чем запрягать да распрягать, проще пешком пройтись. А если надо преодолеть дальний путь, он предпочитал ездить верхом.
- Ну и с чего ты такой довольный? – поинтересовался у эльфа Рёджи. – Тебя как будто радует то, что Хизаки любил верховую езду.
- Посуди сам, - только и покачал головой в ответ Леда. – Человек любил ездить верхом, глушил вино бутылками и еще имел какое-то не слишком приличное увлечение, о котором все знают, но теперь не хотят говорить. А потом внезапно умер от остановки сердца. Мягко говоря, странно для того, кто был здоров и полон сил.
- Может, от того и скопытился, - не заметил ничего загадочного в словах эльфа Рёджи. – Бухать меньше надо.
- Так внезапно не скопычи… не умирают, - возразил Леда. – То есть, теоретически, подобное может случиться, но чаще от нездорового образа жизни люди начинают чувствовать недомогание, слабость, и лишь потом угасают.
- Вовсе необязательно, - заявил на это Рёджи. Признавать, что член Совета действительно был убит, не хотелось, и про себя Рёджи мечтал, что все это загадочное дело окажется простым и прозаичным несчастным случаем. – В селе, где я родился, был один старикан. Говорят, ему лет семьдесят было, не меньше. Так вот он каждый день был пьян, заливался по уши наливкой, которую сам же делал, и ничего! До последнего по бабам ходил – уж не знаю, чего они в нем находили, да видать, дед что-то знал по этой части. И помер внезапно – как раз на одной местной красавице и скопытился. Не выдержал собственной страсти.
Рассказанная Рёджи история развеселила эльфа: Леда негромко рассмеялся и насмешливо поглядел на него, а тот только нахмурился.
- Чего? Не веришь мне?
- Верю, конечно, - добродушно улыбнулся Леда. – Всякое бывает. Я просто подумал, что некоторые истории о людях не перестанут меня удивлять.
- Ну, вот видишь, - удовлетворенно кивнул Рёджи, когда понял, что эльф смеется не над ним. – Так, по-твоему, что мешало этому Хизаки просто допрыгаться в определенный момент?
- По-моему, в этой истории слишком много таких внезапных определенных моментов, - задумчиво произнес Леда. – Все бывает, ты безусловно прав, но мне настойчиво чудиться, что слишком уж много у нас получается допущений и исключений.
Что значили последние непонятные слова эльфа, Рёджи не понял, но донимать расспросами не стал. Он только подумал о том, что если они и дальше будут вести себя деликатно и вежливо, их горе-расследование продлится весьма долго. А Рёджи даже за первый день успел надоесть этот город, такой неестественно чистый и благополучный. Большую часть пути они провели в молчании, и лишь когда почти добрались до дома градоначальника, накрутивший сам себя Рёджи снова возмутился и поинтересовался, почему эльф ведет себя так бесконечно вежливо со всеми подряд.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:47 | Сообщение # 18
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Если на кого бы то ни было "давить", как ты говоришь, и насильно выбивать информацию, все равно самого важного не узнаешь, - объяснил ему Леда, сворачивая на улочку, ведущую к особняку Камиджо. – Люди будут бояться, врать или давать в ответ какой-то ничтожный факт о погибшем, который нам не поможет и только больше запутает.
- Но мы за сегодня не узнали ровным счетом ничего, - возмущенно перебил его Рёджи. – Если честно, я вообще не могу понять, что ты дальше собираешься делать, когда мы в тупике.
- Почему же в тупике? – ничуть не обиделся на резкий тон Леда. – Мы еще не выслушали самых главных потенциальных соучастников всего этого дела, а именно – оставшихся членов Совета.
- Да мы же только сегодня с ними говорили, - удивился Рёджи.
- Мы с ними обедали, а не говорили, - возразил на это Леда. – А завтра мы нанесем им непосредственный визит. Обоим. Быть может, при личной встрече они захотят рассказать нам несколько больше, чем при посторонних ушах.
- Вообще-то их не двое, а трое, - напомнил эльфу Рёджи.
- Трое, - не стал спорить тот. – Но с господином градоначальником стоит повременить, я думаю. Сдается мне, он не расскажет нам вообще ничего. По крайне мере, пока что.
К этому момент они добрались до по-прежнему широко распахнутых ворот в сад и ступили на широкую дорогу, ведущую непосредственно к особняку. Рёджи хотел уточнить, почему Леда делает такие выводы о Камиджо, почему думает, что разговор с ним не будет для них полезен, но решил, что в стенах его же резиденции не стоит вести подобные беседы – о том, что уши есть даже у кустов и деревьев, Рёджи ни на миг не сомневался.
День клонился к вечеру. Солнце уже давно скрылось за горизонтом, и сад затапливали поздние вечерние сумерки. Только теперь Рёджи почувствовал, что успел проголодаться за этот такой долгий и полный неинтересных событий день и уже открыл рот, чтобы предложить Леде сходить куда-нибудь поужинать, когда эльф заговорил первым:
- Завтра с утра пораньше отправимся на море.
- Это зачем же? – неподдельно удивился Рёджи. Какие дела у них могут быть на побережье, он не понимал, и как море связано с их расследованием, представить не мог.
- Учиться плавать, Рёджи, - искоса поглядел на него эльф. – Неизвестно, сколько мы пробудем здесь, потому не стоит откладывать.
- Эй, стой, мы так не договаривались, - возмутился Рёджи. – Я не готов! И вообще не уверен, что мне это нужно и получится…
- Ты чего так разнервничался? – неподдельно развеселился из-за его поведения Леда. – Не переживай, я все время буду рядом с тобой, и ты точно не утонешь.
"Это меня беспокоит меньше всего!" – чуть было не огрызнулся Рёджи. Перспектива лезть в воду в компании своего полуголого друга пугала намного больше, и Рёджи подумал, что лучше ему утонуть сразу, чем стать объектом пристального наблюдения Леды, который точно увидит его реакцию на такую близость. А в том, что реакция будет, и будет она совершенно однозначной, Рёджи не сомневался.
- Умение плавать однажды может сослужить тебе добрую службу, - неожиданно серьезно проговорил Леда. – Быть может, когда-то ты будешь благодарен мне за то, что я научил тебя. Вдруг когда-то это спасет твою жизнь?
- Я плаваю как топор, - недовольно проворчал Рёджи, стараясь, чтобы ответ звучал не слишком грубо. – Сомневаюсь, что у тебя получится научить меня.
- А это мы посмотрим, - слабо улыбнулся Леда. – Обычно у меня получается научить даже более сложным вещам, чем плавание. Кто-то раз, пару десятков лет назад…
Но договорить эльф не успел. В этот момент они повернули за угол большого особняка, чтобы проследовать по тропинке к домику для гостей, куда их поселил Камиджо, и едва ли не нос к носу столкнулись с Айри, дочкой градоначальника, которая неспешно шла прямо им навстречу.
- О, какая неожиданность, - обворожительно улыбнулась девушка и присела в неглубоком реверансе. – Вы уже успели прогуляться по нашему городу? Вам понравился Хайдалар?
"С ума сойти, какая неожиданность встретиться во дворе дома, где мы все теперь живем", - очень хотелось огрызнуться Рёджи. Светская болтовня за этот день ему уже осточертела, но он сдерживался, как мог, и старался не думать о том, что сейчас девушка их заговорит, и ужин придется отложить еще на какое-то время.
Айри почему-то неотрывно смотрела только на Рёджи. Глаза ее сияли, словно она встретила дорогого друга, а эльфа будто специально игнорировала. Заметив это, Рёджи подумал, что если даже ему такое поведение бросилось в глаза, уйти от внимания проницательного Леды оно точно не могло.
- Благодарим, ваш город воистину чудесен, - учтиво кивнул эльф, однако Айри и теперь даже не взглянула на него.
- Прямо благостный и неповторимый, - проворчал в тон своему другу Рёджи и краем глаза заметил, как губы Леды едва заметно дрогнули в с трудом сдерживаемой улыбке.
- О, знала, что вы проникнитесь атмосферой Хайдалара, - очаровательно улыбнулась Айри. – У нас тут и правда замечательно, не то, что в других городах. Вот только скучно порой немного. Лишь приезжие и могут скрасить досуг скучающих местных жителей.
На последних словах она кокетливо опустила ресницы и наградила Рёджи еще одним многозначительным взглядом.
"А ты хоть бывала в других городах?" – очень хотелось поинтересоваться ему, но как вежливо сформулировать вопрос он не придумал. Вместо этого Рёджи поймал себя на том, что уже не смотрит в глаза девушки, а невольно пялится прямо в ее декольте, которое на этом платье оказалось не в пример более глубоким, чем на том, в котором Айри была за обедом.
- Вы знаете, Рёджи, на набережной есть одна чудесная чайная, где подают вкуснейшее мороженое, - продолжила тем временем красавица, обращаясь непосредственно к нему одному. – Вы когда-нибудь пробовали мороженое?
- Чего пробовал? – растеряно переспросил Рёджи и с усилием заставил себя поднять глаза.
- О, вы обязательно должны попробовать, - звонко рассмеялась девушка, верно расценив недоумение в его вопросе. – Я знаю, что о мороженом никто в мире даже не слышал. Это изобретение одного нашего повара.
- Вообще-то мы собирались поужинать… - начал было Рёджи и повернулся к Леде.
Только эльфа, который всего минуту назад стоял рядом, в поле зрения не обнаружилось. Совершенно пустынная аллейка, ведущая к домику для гостей, была пустынна: видимо, Леда успел тихо ретироваться, пока Рёджи хлопал ресницами, пялился в разрез платья и слушал щебечущую дочку градоначальника.
- Вот и отлично, - обрадовалась Айри, тут же цепляясь за локоть Рёджи и увлекая его в обратную от дома сторону. – Я, знаете ли, тоже проголодалась и не отказалась бы прогуляться до ближайшей чайной. Составите мне компанию?
Несмотря на всю свою хрупкость, девушка держала его под руку крепко, и Рёджи ничего не оставалось, кроме как обреченно кивнуть и последовать за новой знакомой. От перспективы ужина со знатной девушкой настроение испортилось окончательно, а из-за учтивого поведения эльфа, который незаметно ушел, когда понял, кто именно интересует Айри, стало по-детски обидно.
"Предатель", - мысленно обратился Рёджи к Леде, бросив через плечо взгляд на домик для гостей, где скрылся его друг, и обреченно последовал за Айри, которая уже на все лады расписывала красоты Хайдалара, не обращая ни малейшего внимания на то, что хмурый спутник ее почти не слушает.


Глава 6.

Когда Рёджи проснулся от того, что кто-то легко прикоснулся к его плечу, он сперва улыбнулся и только после этого открыл глаза. Жизнь давно приучила спать чутко и с ножом под подушкой, ведь порой случались ситуации, когда даже секундное промедление между сном и явью могло стоить жизни. Иногда Рёджи подскакивал как ужаленный просто от того, что сквозь сон слышал скребущуюся за стеной мышь. Но он запомнил твердо: лишь одно живое существо могло подкрасться к нему настолько бесшумно, что он не просыпался вплоть до того момента, пока к нему не прикасались.
- Солнце встало, и тебе пора, - негромко объявил Леда, и по голосу было слышно, что эльф улыбается.
- Неа, - возразил Рёджи, и хотя покидать страну грез вовсе не хотелось, желание увидеть своего друга пересилило, он разлепил веки.
- Ты зачем на пол улегся? – недоуменно поинтересовался Леда, весело улыбаясь при этом, и Рёджи только тут сообразил, насколько, должно быть, забавно выглядит со стороны.
- Угадай с трех раз, - предложил он эльфу, принимая сидячее положение и потирая глаза.
- Хм… - будто бы призадумался Леда, зачем-то тоже усаживаясь на пол рядом с Рёджи. – Учитывая, что в комнате огромная удобная кровать, которая занимает почти все свободное пространство, а ты не хочешь на ней спать, могу предположить лишь одно: на постели тебе неудобно.
- Неудобно? Неудобно было спать над пропастью в Морсонских горах на выступе в полметра, – возмутился Рёджи, вспоминая один не столь давний эпизод, когда метель застала их на перевале, и ночевать пришлось на маленьком уступе над обрывом. - А здесь спать просто невозможно.
- Ты слишком категоричен, - мягко возразил Леда. – Это перина из лебяжьего пуха.
- Не знаю, из чего она, но было чувство, будто меня засасывает куда-то. И дышать нечем. И жарко, хоть сдохни. Отвратительная постель, - безапелляционно заявил Рёджи, и эльф негромко рассмеялся.
- Признаться честно, я тоже перебрался на пол, - покаялся он. – Привычки сильней здравого смысла, а мое тело уже приспособилось отдыхать на земле. Но ничего. У нас еще будет время полюбить сон на кровати.
- Э-э… - только и промямлил Рёджи, желая уточнить, как долго Леда собирается оставаться здесь, что рассчитывает полюбить спать в господских покоях, но эльф не дал ему договорить.
- Собирайся. У нас на сегодня очень много дел, - потребовал он, решительно вставая. – Но в самую первую очередь мы отправимся к морю, чтобы я начал учить тебя плавать.
- П-плавать? – аж запнулся от этого известия Рёджи: спросонья он и думать забыл о том, что наутро у них запланировано обучение. – Ты все еще хочешь учить меня?
- Мои желания тут абсолютно неважны, - невозмутимо заявил Леда. – Я просто чувствую себя обязанным сделать это. Любой человек должен уметь плавать. И неважно, кто он – оборванец, крестьянин или король.
Рёджи настолько не хотел и боялся идти учиться такому полезному навыку, что мог бы еще долго препираться. Сон как рукой сняло, и сам он уже открыл рот, готовый выдать с десяток аргументов против занятия плаваньем, но встретившись глазами с суровым взглядом эльфа, только осекся и промолчал. Всем своим видом Леда показывал, что не уступит, и проще будет согласиться.
- Купальный костюм не забудь, - только и сказал он, разворачиваясь и покидая комнату. – Он в комоде в нижнем ящике. Видимо, это правило хорошего тона снабжать приезжих всем необходимым.
- Купальный… что? – переспросил Рёджи, с опаской поглядев на комод в углу, но Леда уже не ответил, прикрыв за собой дверь.
…Время было ранним, солнце едва поднялось над морской гладью и играло бликами на поверхности воды, в этот час казавшейся серо-стальной. Рёджи не особо смотрел по сторонам, когда уверенной походкой шагал рядом с Ледой, который куда-то его вел. В этот момент он думал о вчерашнем вечере и приходил к выводу, что город Хайдалар и все с ним связанное не нравится ему все больше. В частности, не нравятся навязчивые девицы из знатных семей.
Ничего интересного или выдающегося накануне, когда он гулял с дочкой градоначальника, не произошло. Сперва они сходили в какую-то определенную, очень дорогую чайную, где отведали мороженого – которое, к слову, Рёджи понравилось – а потом, пройдясь по набережной, вернулись назад. У дверей в хозяйский дом Рёджи и оставил девушку, пожелав ей спокойной ночи, и направился в гостевой домик. К его превеликому разочарованию Леда уже спал: в его комнате не горел свет, а, прислушавшись, за дверью спальни друга Рёджи не услышал ни единого шороха. Почему-то в этот момент с какой-то совершенно не свойственной ему сентиментальностью Рёджи подумал о том, что впервые за долгое время ложится спать, не пожелав другу спокойной ночи. Настроение испортилось окончательно и Рёджи побрел в свою комнату.
Но больше всего угнетало то, что сегодня он пообещал снова погулять с Айри: девушка буквально вцепилась в его локоть, заверяя, как ей здесь скучно одной и упрашивая на следующий день повторить приятный моцион. Рёджи ничего не оставалось, как покорно кивнуть. Перспектива общения со знатной красавицей не радовала – Рёджи ума не мог приложить, что с ней делать и о чем беседовать.
Несмотря на ранний час, Рёджи заметил на пляжах немногочисленных людей, которые купались и общались друг с другом о чем-то. Преимущественно старички и дети, все в купальных костюмах, представлявших собой белые длинные штаны и белые рубашки с длинными рукавами. Наверняка приезжие гости не поленились встать в такую рань и плескались в слабых волнах, которые накатывали на песчаный берег, но Леда почему-то не спешил останавливаться ни на одном из пляжей и уверено шел дальше.
- Я думаю, нам подойдет более укромное место, - коротко объяснил он, хотя Рёджи его ни о чем не спрашивал.
- Вот вопрос, а где весь этот приезжий народ живет? – в свою очередь поинтересовался он. – Не градоначальник же всем предоставляет свой особняк…
- В городе немало своего рода постоялых дворов, - с готовностью пояснил Леда. – Там все прибывшие в Хайдалар и обитают. Кроме того, местное население предоставляет за плату свои покои. К слову, стоит это весьма недешево, и мало того, что приходится платить в казну за сам вход в вольный город, так еще и проживание обходится здесь очень и очень дорого.
- А ты откуда все это знаешь? – насторожился Рёджи, и эльф охотно ответил:
- Вчера, когда ты отправился на прогулку с дочкой градоначальника, я прошелся по городу и немного прислушался ко всему, что здесь происходит.
- Чего-о?.. – ошарашенно протянул Рёджи и даже непроизвольно замедлил шаг. – Так. Это ты что сейчас хочешь сказать? Ты не спать лег, а отправился что-то выяснять в город?
- Не выяснять, а просто погулять. И заодно послушать, о чем говорят люди, - невозмутимо ответил Леда.
- А меня взять с собой никак нельзя было? – возмутился Рёджи, чувствуя при этом самую настоящую детскую обиду.
- Но ты же пошел гулять с девушкой, - в свою очередь удивился такой реакции эльф. – А я просто прошелся по набережной, посидел в разных чайных, слушая, о чем общаются приезжие…
- А ты не мог сказать девушке, что у нас дела? Что мы собирались заняться вечером нашим расследованием? – никак не мог успокоиться Рёджи, который в этот миг неподдельно негодовал из-за того, что Леда оставил его на растерзание девице, а сам мало того что отправился в город один, еще и занимался попутно чем-то важным и интересным.
- Да какие еще дела? – в свою очередь неподдельно изумился Леда. – Я просто посмотрел на город. А тебе тоже надо иногда отдыхать. У тебя в последнее время вообще не находится времени на женщин.
- Я не хочу его находить! – совсем грубо рявкнул в ответ Рёджи, отчего Леда на секунду опешил.
- Ты же всегда был неравнодушен к слабому полу, - уверенно ответил он, на что Рёджи только с досадой вздохнул.
- Я и сейчас неравнодушен, - заверил он друга. – Только слабый пол пригоден для единственной цели. Сам знаешь какой. И это точно не общение. Я не знаю, о чем разговаривать со знатной дамой, учитывая, что делать с ней больше ничего нельзя.
- Отчего же? – лукаво улыбнулся Леда. – Если ей скучно здесь, и только приезжие скрашивают досуг…
- С ума сошел, чтобы я на такое повелся? – возмутился Рёджи. – Чтоб меня потом ее родственники по стене размазали? Прикасаться к знатным нельзя. Даже дышать на них не позволено. И если лишишь чести, потом сам пожалеешь.
- Существует немало способов порадовать обоих влюбленных, не лишая при этом чести, - философски заметил эльф, но Рёджи, услышав это, чуть было не подскочил на месте.
- Окстись, Леда. Совсем рехнулся? Я не буду прикасаться к аристократским дочкам! Тем более, не думаю, что даже если сделаю это, кто-то обрадуется. С их-то запросами и пониманием того, какими должны быть мужчины…
- Ты говоришь так, будто думаешь, что знатные барыши чем-то лучше простых, - все так же спокойно заметил эльф.
- И пню понятно, что они лучше, - уверенно ответил Рёджи. – Знатные все из себя такие холеные, красивые, нарядные. Дышать на них страшно. А простые… Ну, они как простые – смотришь, и сразу понимаешь, что с ними делать.
- Не стоит судить по одежде, - серьезно возразил на это эльф и, когда Рёджи только хотел сказать, что больше ему судить не по чем, объявил. – Думаю, здесь мы сможем остановиться.
Заговорившийся Рёджи только теперь оглянулся и понял, что они добрались до маленькой бухточки, которую от общего длинного городского пляжа закрывала невысокая скала. Вероятно, в течение дня тут было тоже немало купающихся – защищенная от волн открытого океана, бухточка казалось тихой и обособленной, да и течение тут было не таким сильным. Однако в столь ранний час никто из обитателей города так далеко не добрался.
- То, что нужно, - удовлетворенно кивнул эльф, видимо, думая о том же, о чем и Рёджи, и свернул с дороги, направляясь в сторону пляжа.
А сам Рёджи только теперь понял, что его час настал и запоздало еще раз испугался. Хотя на этот раз Леда не собирался перед ним разоблачаться – благо местные аристократы придумали какие-то глупые купальные костюмы, – все равно оставаться вдвоем в непосредственной близости было до ужаса неловко.
- Хорошая задумка с этими купальными костюмами, - вещал тем временем эльф, разуваясь и стаскивая с себя верхнюю одежду. – Защищает от солнца людскую кожу, которая так подвержена ожогам. Позволяет не делить пляжи на мужские и женские. А еще говорят, что ткань моментально высыхает на воздухе. Я вчера узнал, что нитки для этих костюмов привозят из самого Тусона. Вроде как только там растет какое-то невиданное растение, из волокон которого можно соткать подобный материал.
- Чего только не придумаешь, чтобы прикрыть свой срам, - сердито резюмировал сообщение эльфа Рёджи, и тот только улыбнулся:
- И то верно. Ладно, пора приступать. Готов?
- Если я скажу, что нет, это избавит меня от необходимости плавать? – хмуро поинтересовался Рёджи, нарочито медленно выбираясь из собственного плаща.
- Нет, не избавит, - мотнул головой Леда. – На самом деле, ты зря упираешься. Вот научишься плавать, тебя потом насильно из воды не вытащишь. Потому что этот процесс может доставлять неземное наслаждение.
- Меня вытащат багром, - безрадостно констатировал Рёджи. – Сколько тут глубина, не знаешь?
- В самом глубоком месте ярдов пять, - пожал плечами Леда. – А что?
- Я пытаюсь установить, сколько я проплыву, - объяснил Рёджи.
- И сколько?
- Ярдов пять. Четко до самого дна.
- Да хватит уже, - рассмеялся эльф и решительно направился к воде, а Рёджи ничего не оставалось, как со вздохом последовать за ним.
На деле все оказалось не так страшно, как опасался Рёджи. Вода поутру казалась очень холодной, кроме того, в маленькой бухточке не было пологого спуска, и почти сразу он оказался на глубине, после чего думать забыл обо всех смущающих обстоятельствах этого обучения.
- Учиться плавать надо на животе. Так плавать проще, а вот когда уже умеешь держаться, на спине будешь просто отдыхать, - объяснял Леда и попутно командовал. – Попробуй держать меня за руки, а ноги при этом оторвать от дна.
Рёджи слушался и покорно пытался делать все, что говорил ему эльф, однако проку от обучения не было. Прошел едва ли не целый час, прежде чем синий от холода Рёджи и изрядно уставший Леда решили передохнуть.
- Я же говорил, что ничего не получится, - уныло констатировал он, когда они оба выбрались на песок и уселись у самой кромки воды.
- Получится, - убежденно возразил эльф. – Подобным вещам люди лучше учатся в детстве, когда не так остро чувствуют страх. Но и у взрослого может получиться. Просто не все сразу.
В ответ Рёджи только тяжко вздохнул – уверенность Леды свидетельствовала только об одном: ходить по утрам плавать они будут столько, сколько просидят в этом городе. Уехать из Хайдалара захотелось еще сильней.
Вслед за этим Рёджи предался невеселым раздумьям о том, как решительно и бодро они скакали верхом и размахивали мечами, выполняя прошлый заказ, и как это было приятно и просто в отличие от ломания головы над сложными задачами, которые подкинули им местные аристократы. Рёджи вообще не мог ума приложить, как Леда собирается распутывать клубок из интриг, смертей и лжи, и как он определит, хотя бы кто говорит им правду, а кто врет.
Глядя прямо перед собой, Рёджи отстраненно любовался солнечными бликами на поверхности воды, и когда на морской глади он заметил какое-то движение, то сперва решил, что ему чудится. Однако спустя пару секунд движение повторилось, и Рёджи едва ли не подскочил, когда понял, что недалеко от берега из воды выпрыгивают какие-то существа, чтобы тут же нырнуть обратно.
- Это что такое?.. – севшим от волнения голосом прошептал он. В голову настойчиво полезли воспоминания о русалках и прочей нечисти, о которой покойная мать перед сном часто рассказывала сказки, когда он был еще совсем маленьким.
- Дельфины, - тоже почему-то тихо произнес сидящий рядом Леда, и Рёджи не сразу понял, что эльф затаил дыхание. – Уже больше двух сотен лет не видел их…
- Дельфины? – удивился Рёджи. – Это что за чудеса такие?..
Ни о каких дельфинах он никогда не слышал, но незнакомое слово показалось красивым: Рёджи подумал, что злобное существо не назвали бы так. И словно в подтверждение этого предположения Леда поднялся на ноги и смело направился к воде.
- Ты бы это… Не спешил так, - неуверенно попытался остановить его Рёджи, но эльф, видимо, знал, что делал.
Войдя в воду по пояс, Леда прикоснулся раскрытыми ладонями к поверхности воды, а Рёджи, тоже поднявшись на ноги, замер, во все глаза глядя на происходящее.
Позвал ли его друг каким-то неведомым образом дельфинов, либо же те сами заинтересовались происходящим на берегу, но уже через полминуты Рёджи понял, что они стремительно плывут к пляжу. Их была целая стая, штук десять, не меньше, как понимал Рёджи по мере того, как неведомые животные приближались. Они то выпрыгивали из воды, то снова скрывались из виду, и когда один огромный дельфин выпрыгнул и сделал сальто в воздухе всего в паре ярдов от эльфа, окатив его брызгами, у Рёджи едва ли сердце из груди не выпрыгнуло
Но Леда откуда-то знал, что существа настроены мирно, и даже не дрогнул, протянув вперед правую руку. А уже через секунду один из дельфинов толкнулся в его ладонь носом, будто желая, чтобы его погладили.
- Рыбы, - глазам своим не поверил Рёджи. – Ну ничего себе…
- Дельфины – не рыбы, что ты, - улыбнулся Леда, взглянув через плечо. – Иди сюда, не бойся.
Рёджи хотел возмутиться, что ничего он не боится. И это была истинная правда: удивительные кружившие у берега существа, так похожие на обычных огромных рыбин, не вызывали страха, скорее – непреодолимое волнение. Как будто приблизиться к ним означало прикоснуться к чему-то волшебному. И, наверное, именно поэтому у Рёджи не нашлось слов, и он лишь не смело шагнул к воде.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:49 | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- А они не утащат на глубину? – на всякий случай спросил он, входя в воду и приближаясь к своему другу, который уверенно гладил одного из дельфинов.
- Ни в коем случае, скорее наоборот, - ответил эльф.
Рёджи хотел спросить, что значит это "наоборот", но тут же лишился дара речи, когда один из дельфинов стремительно и быстро скользнул к нему. Странный зверь, по-прежнему напоминавший Рёджи обыкновенную рыбу, явно не собирался нападать: он скользнул своим гладким боком о бок Рёджи, оплыл по кругу, и когда Рёджи опустил руку в воду, толкнулся острым носом в его ладонь.
- Ты ему понравился, - улыбаясь, произнес Леда. – А дельфины никогда не ошибаются в людях. И никогда не подплывут к тому, чьи помыслы нечисты.
- С ума сойти, - не прислушиваясь к его словам, прошептал Рёджи, осторожно поглаживая под водой гладкую серую голову красивого гибкого существа. Было непонятно, нравится это дельфину или нет, но уплывать тот не спешил. – Что же оно такое?..
- Говорят, что дельфинами становятся погибшие в море люди, - с непривычными мечтательными интонациями в голосе произнес Леда. – Дельфины спасают утопающих, приплывают туда, где случилась беда, и выносят людей на берег.
- Что, правда? – неподдельно удивился Рёджи и поймал себя на том, что с каждой секундой проникается все большей симпатией к необыкновенным существам. – Никогда о таком не слышал.
- Дельфины спасают не любого, - ответил на это эльф. – Но случаи, когда они выносили на берег утопающих, неоднократно упоминаются во многих летописях разных народов.
Покружив еще немного, дельфины как по команде дружно развернулись и поплыли прочь. Лишь напоследок один из них снова выпрыгнул из воды и шлепнулся обратно, поднимая фонтан брызг. Но Рёджи даже не зажмурился и не отвернулся, глядя на потрясающую картину и улыбаясь от уха до уха.
- Это самое лучшее, что я видел в своей жизни, - только и смог выдохнуть он через некоторое время после того, как они вернулись на берег и снова уселись на песок.
- О да, дельфины воистину восхитительны, - согласился с ним Леда, затуманенным взором глядя прямо перед собой. – Когда видишь их, понимаешь, что прежде боги были мудрей, создавая таких удивительных существ.
Рёджи не нашелся, что ответить на это, и только кивнул, соглашаясь, хотя Леда в этот момент не смотрел на него и не мог видеть этого.
…После злополучных, не принесших никакого результата занятий плаваньем Леда и Рёджи наспех перекусили и отправились в местную больницу с официальным визитом к главному медику. При этом Рёджи выразил свои сомнения, окажется ли холеный, явно не злоупотребляющий работой доктор на месте, на что эльф возразил, что выбор у них невелик, и прежде чем ломиться к нему в дом, следует попытаться поискать официальной встречи.
Хотя в это время года солнце немилосердно шпарило уже после завтрака, легкий бриз приносил прохладу, и даже на солнцепеке Рёджи не чувствовал изнуряющей духоты. Невольно приходилось признавать, что не так уж отвратителен был город Хайдалар, но Рёджи, стиснув зубы, все равно повторял про себя, что мечтает отправиться обратно на север, в столицу или еще куда-то, где его ждала нормальная работа, а не игры в следопытов.
- А что это, интересно, такое? – спросил он, когда оторвал взгляд от земли и поднял голову.
Вдалеке на фоне синего неба он увидел на утесе, высящемся над городом, белую беседку с высокими колоннами и крышей. Должно быть, располагалась она на самой окраине Хайдалара, а может, даже за его пределами, и наверное, была видна как из любой точки вольного города, так и с моря.
- Я еще вчера заметил ее, - ответил Леда. – Как я понял, в восточной части города раскинулся огромный и невероятный по красоте парк. Там, к слову, находится и сам магический источник. А эта беседка на скале – часть украшения парка. Вроде как с нее открывается умопомрачительный вид и на море, и на город.
- Прекрасно. Мы должны туда отправиться, - решил Рёджи. – Заодно глянем на это чудо вечной молодости.
- Обязательно, - согласился с ним эльф. – Я выяснил, что к источнику надо идти вечером, когда начинает смеркаться.
- Чего это? – хмыкнул Рёджи. – По вечерам молодеть быстрей будешь?
- Молодеть будешь и по вечерам, и по утрам одинаково, - отмахнулся Леда. – Но вечером вроде как от воды исходит поразительное свечение и необычное мерцание. Люди говорят, что это невероятно притягательное волнующее зрелище.
Рёджи только усмехнулся, подумав про себя, что люди говорят намного проще, чем пересказал Леда, но комментировать никак не стал. Тем более, в поле зрения появилась уже знакомая больница, которую со вчерашнего дня он ненавидел кабы не сильней, чем вычурный особняк градоначальника.
Когда они зашли в прохладный холл и прошли по коридору к комнате, где по идее должен был располагаться кабинет главного начальника, Рёджи отметил, что в своих вчерашних наблюдениях Леда был абсолютно прав: в больнице царили несвойственные подобным заведениям тишина и покой.
В том, что врачевателя не окажется на месте, Рёджи ошибся. Стоило Леде вежливо постучать в дверь, как из-за нее донеслось тихое приглашение войти.
Кабинет оказался просторным и светлым, с окном почти в целую стену – Рёджи не сразу понял, что на самом деле это была своего рода стеклянная дверь, за которую можно выйти и оказаться во дворе больницы. Что там происходило, не было видно из-за скрывающей ее гардины, но почему-то не возникало сомнения, что за нею взору откроется очередной райский сад. Немногочисленная мебель в кабинете была сделана из светлого дерева и изысканно дополняла интерьер – о последнем Рёджи не мог судить наверняка, но предположил это по тому, что вся комната выглядела просто, гармонично, но при этом все равно дорого. Совсем не так, как, по его мнению, должно было смотреться рабочее место.
Жасмин, к которому они пришли, сидел за столом и старательно выводил что-то роскошным пером на белоснежной бумаге. Увидев своих посетителей, он сперва нахмурился и выдавливать из себя вежливую улыбку не стал. Однако все равно поднялся и учтиво кивнул, одним взглядом предлагая гостям располагаться в креслах, которые стояли напротив его стола и, очевидно, для посетителей и предназначались.
- Чем обязан? – не слишком дружелюбно спросил он, когда с официальными приветствиями было покончено.
- Мы хотели переговорить с вами относительно нашего дела, - широко улыбнувшись, пояснил Леда.
Эльф сидел в кресле с выпрямленной спиной и неотрывно смотрел на собеседника, а Рёджи, украдкой поглядывая на своего друга, приходил к выводу, что тот точно был знатного происхождения, и только удивлялся, как раньше сам не определил это. Хотя на второй день своего пребывания в городе они оделись абсолютно просто, как в повседневной жизни, само поведение эльфа однозначно свидетельствовало о том, что он привык к подобным интерьерам, разговорам и обществу.
- Я вчера уже все вам сказал, - бесцветным голосом произнес Жасмин и откинулся на спинку своего кресла, не моргая глядя на Леду, который тоже не спешил отводить глаза.
- Мы прекрасно это помним, - едва заметно кивнул тот. – Но подумали, что при личной неформальной встрече вы, быть может, вспомните что-то еще о погибших и поделитесь с нами.
- Мне нечего о них вспоминать, мы почти не общались, - пожал плечами Жасмин.
- Ни с одним, ни с другим? – уточнил Леда.
- Именно. Масаши с Юки дружил, вечно они вдвоем закладывали, вот и поинтересуйтесь у начальника нашего порта, какого черта его друг снова набрался в ту ночь. А Хизаки вообще никто из местной знати не интересовал. И тут вам никто ничего не подскажет.
- А что его интересовало? – влез в разговор Рёджи, и Жасмин, быть может, впервые с момента их прихода удостоил его взглядом.
- Много чего, - уклончиво ответил Жасмин. – Лошадей он привозил со всего мира, мишуру всякую, дорогие безделушки.
- Да, мы видели у него дома немало изысканных и роскошных вещей, - кивнул Леда.
- Ну, так а зачем тогда спрашиваете? – криво усмехнулся Жасмин. – Посмотрев на дом человека, можно многое о нем рассказать. Если ума хватит, конечно.
- А том-то и дело, что мы почти ничего не увидели, - честно признался ему Леда, проигнорировав издевку, и вздохнул как правдоподобно, что Рёджи призадумался, не печалится ли его друг в действительности. – Дом вычищен, личные вещи большей частью убраны…
На этой фразе Леда демонстративно замолчал и выжидающе уставился на врачевателя, который отреагировал совершенно неожиданным образом. Рёджи думал, что тот так и будет сидеть с кислой миной, но неожиданно на его лице явно отразились эмоции, напоминающие смесь злорадства и ехидства.
- Само собой разумеется, - чуть ли не по слогам отчеканил он, и губы его тут же растянулись в улыбке, показавшейся Рёджи неприятной. – Кто бы сомневался, что все быстро подметут и спрячут.
- Не могу вас понять, - вкрадчиво ответил Леда и склонил голову немного на бок, с любопытством наблюдая за лекарем, а тот, лишь тяжело вздохнув, будто не зная, хочет он отвечать или нет, вместо каких-либо слов просто встал и шагнул к секретеру, в котором обнаружился длинный ряд из разнообразных бутылок.
- Не хотите выпить? – неожиданно предложил он, и хотя Рёджи в такую жару мечтал только о стакане холодной воды, Леда тут же согласился.
- Не откажемся, - ответил он за них обоих. – Хорошая выпивка является неотъемлемой частью приятной беседы.
- Это у Юки она является, - сразу же огрызнулся Жасмин. – Я пока в состоянии общаться и без этого. Но, сдается мне, выпить все же надо. У меня есть тетуанский ликер. Пойдет?
- Вполне, - не стал отказываться Леда, а Рёджи, который вообще не представлял, о чем идет речь, ничего не оставалось, как покорно кивнуть.
Жасмин неторопливо разливал тягучий желтый ликер по маленьким фужерам и никуда не спешил, о чем-то напряженно думая. А Леда терпеливо ждал и не задавал вопросов.
- На самом деле, я не обязан рассказывать вам что-либо о членах совета, - наконец заговорил Жасмин, протягивая гостям фужеры.
- Разумеется, - согласил с ним Леда. – Но ваше содействие поможет нам ускорить…
- Да плевать я хотел, что у вас там ускорится, а что нет, - сердито прервал его врачеватель, из-за чего Рёджи почувствовал, что начинает закипать. Очень хотелось ответить доктору все, что он о нем думает, и только понимание того, что Леда за такую откровенность не похвалит, заставило сдержаться. – Но мне меньше всего хочется, чтобы вы собирали грязные сплетни по слугам и прохожим…
Замолчав на миг, Жасмин сделал глоток из своего фужера, поморщился, будто отведал какой-то гадости, и добавил:
- Впрочем, в случае Хизаки грязней, чем есть, не придумаешь.
Услышав последнее заявление, Рёджи невольно заерзал на месте, в то время как Леда даже не шелохнулся, весь обратившись в слух. Ждал ли от них какой-то реакции сидевший перед ними член Совета, было непонятно: он о чем-то напряженно думал, будто гадал, говорить или нет, и если говорить, то что именно.
- В общем, я думаю, если вы будете копать, то в итоге сами все узнаете. Потому не будет вреда, если обо всем расскажу вам я, - решил наконец он и поднял на Леду тяжелый взгляд. – Только все, что вы здесь узнаете, останется в этих стенах. Вы должны пообещать.
- Разумеется, мы даем свое честное слово, - медленно кивнул Леда, и Рёджи ничего не оставалось, кроме как, с трудом сдерживая раздражение, тоже пару раз кивнуть. О чем именно собирался поведать сидящий перед ними аристократ, он не имел ни малейшего представления, однако заранее предчувствовал, что пафосное предисловие не стоит и половины той истины, которую им откроют.
- Видите ли, наш покойный член Совета имел некоторую особенность интимного характера, - словно нехотя наконец заговорил по сути Жасмин. – У него было одно своеобразное увлечение.
"А то мы не поняли", - мысленно огрызнулся Рёджи, которого эти длинные предисловия порядком утомили.
- Хизаки предпочитал тех, кем интересоваться запрещено…
"Мужиков", - по себя закончил за него Рёджи.
- Маленьких детей, - выдал Жасмин.
- Чего-о? – не поверил своим ушам Рёджи, в то время как Леда даже не вздохнул удивленно.
- Что вы подразумеваете под маленькими детьми? – спокойно уточнил эльф.
- Маленьких девочек, - холодно объяснил врачеватель. – А может, и мальчиков. Насчет последних ничего не могу сказать точно.
- Дело в том, что в Локстене не установлен нижний порог возраста для невест, - заметил на это Леда. – Формально ограничений не существует, и в любом возрасте девочка может быть выдана замуж со всеми последствиями.
- Леда, ты с ума сошел? – не выдержал Рёджи, на миг забывая, что они не одни. – Существует же здравый смысл для таких дел…
- Вы совершенно верно заметили, - немного подался вперед врачеватель, обращаясь исключительно к Рёджи. – Есть здравый смысл и негласное понимание того, чего делать нельзя. Но как тоже верно сказал ваш друг, формально ограничения отсутствуют, и за растление малолетних в Локстене не предусмотрена никакая ответственность. И потому ничто не мешало нашему дорогому покойному коллеге вытворять то, что захочется. Согласно велению собственной похоти, так сказать.
На этих словах Жасмин снова откинулся на спинку кресла и поднес к губам свой фужер, чтобы тут же пригубить немного ликера. Рёджи, в свою очередь, о выпивке и думать забыл, только растерянно глядел перед собой, переваривая полученную информацию.
- Гадость-то какая, - наконец негромко произнес он и залпом выпил содержимое своего фужера.
- Не то слово, - усмехнулся Жасмин, задумчиво поглаживая кончиками пальцев стеклянную ножку.
- И у пострадавших детей, разумеется, были родители, - негромко заметил эльф, после чего глаза его собеседника хитро прищурились.
- Вот именно, господин высокородный, - почти торжественно объявил Жасмин. – Не так-то мало людей желали Хизаки смерти. Еще больше вздохнули с облегчением, когда тот отправился в мир иной. И, тем не менее, при всем при том готов вам с уверенностью сообщить: это был несчастный случай. Каким бы поганцем ни был мой коллега, он умер от остановки сердца. Всего лишь.
На этих словах Жасмин снова поднялся на ноги и шагнул к секрету с выпивкой, готовый обновить содержимое фужеров. Рёджи искоса посмотрел на Леду, но тот этого не заметил, в свою очередь глядя на члена Совета.
- Скажите, а прежде Хизаки жаловался на боли в сердце? – после недолго молчания поинтересовался он.
- Понятия не имею, - пожал плечами Жасмин. – Я же говорю, я не общался с ним близко.
- Но вы же врачеватель, - заметил на это Леда. – И если бы у него были какие-то проблемы со здоровьем, очевидно, он обратился бы к вам.
- Сказать вам честно, мы не нравились друг другу, - едко улыбнулся Жасмин, снова присаживаясь за свой стол. – Допускаю, что он не стал бы ко мне обращаться, даже если бы загибался от какого-нибудь недуга.
- А разве в Хайдаларе есть какая-то иная больница, куда можно пойти со своими хворями? – вопросительно поглядел на врачевателя эльф.
- Нет, никакой другой нет. Но покидать наш город никому не запрещено, а уж для члена Совета это вообще не проблема, - пожал плечами Жасмин. Леда хотел спросить еще что-то, однако главный врачеватель опередил его: - На этом, думаю, нам пора попрощаться. Все, что мог, я рассказал вам, и даже больше. Теперь мне пора работать.
- Не смеем больше задерживать вас, - учтиво кивнул эльф, отставляя на стол свой почти не тронутый фужер с ликером. Но прежде чем подняться на ноги, он произнес: - Позвольте все же задать вам последний вопрос. Скажите, а вскрытия вы здесь проводите? В стенах больницы?
На недовольном лице врачевателя отразилась тень недоумения, прежде чем он медленно протянул:
- Ну разумеется. Не дома же мне это делать.
- Покорно благодарим за предоставленные сведения, - встав с кресла, Леда поклонился чересчур учтиво, как на взгляд Рёджи. Сам же Рёджи решил проигнорировать правила этика и скучающим взглядом уставился в стену, не говоря ничего на прощание доктору, который так ему не понравился.
Но когда они уже покидали кабинет, Рёджи осенило одной идеей, и прежде чем выйти, уже стоя в дверях, он обернулся и спросил:
- А вы не помните, в ту ночь, когда произошел первый несчастный случай со вторым членом Совета, с Масаши, был дождь?
Теперь Жасмин удивился по-настоящему. Его глаза широко распахнулись, а после выражение лица стало задумчивым, и он неуверенно потер кончиками пальцев переносицу.
- Не помню, - честно, как показалось Рёджи, признался он. – Наутро точно светило солнце. Я это знаю, потому что сидел в своей гостиной, когда ко мне пришли и сообщили печальное известие. А перед этим я просил опустить шторы, чтобы не светило в глаза… Но насчет ночи ничего не могу сказать.
Услышав не слишком полезное для их дела объяснение, Рёджи только кивнул и вышел в коридор, где его уже ждал Леда.
- Почему ты не уличил его в том, что никакого вскрытия не было? – выпалил мучивший его на протяжении всего разговора вопрос Рёджи, едва они вышли из здания больницы.
- Уличать слишком рано, да и не в чем пока, - флегматично заметил на это эльф, напряженно думая о чем-то и хмурясь.
- Как не в чем? Ты же сам мне говорил!
- Это все домыслы, Рёджи. Не подкрепленные ничем домыслы. Кроме того, мне кажется, что не стоит раньше срока демонстрировать членам Совета собственную наблюдательность.
- Эти члены Совета меня злят все больше, - признался недовольный Рёджи, вышагивая рядом с Ледой. – Один цены себе не сложит, второй огрызается постоянно, а этот померший вообще ненормальным извращенцем оказался. Я даже вообразить себе такое не мог!
- Что-то тут не сходится, - негромко произнес Леда, игнорируя всю пылкость заявления Рёджи. Казалось, будто он вообще не слушал своего напарника, размышляя о чем-то.
- Что не сходится? – не понял Рёджи. – То есть… То есть ты думаешь, что Жасмин соврал нам?..
- Нет, думаю, он не соврал, - неопределенно мотнул головой Леда. – По крайней мере, в вопросе относительно предпочтений покойного члена Совета не соврал. К слову, это может быть одной из причин, почему в его доме все так зачищено. Совет не хочет огласки…
На этой фразе Леда осекся и замолчал, а Рёджи, не выдержав и полминуты повисшей тишины, требовательно поинтересовался:
- Ну и? Что тогда тебе не нравится?
- Не то чтобы не нравится… - все так же неуверенно протянул Леда и снова повторил. – Что-то тут не срастается…
- Да что не срастается? – вспылил окончательно потерявший терпение Рёджи. – Можешь сказать нормально, а? Я не такой умный, как ты, и мне вообще ничего не понятно!
Но Леда только отрицательно покачал головой, а чтобы Рёджи не сердился, наградил его слабой улыбкой.
- Не сейчас. Мне надо подумать, - ответил он и, пока его друг не начал возмущаться и негодовать, миролюбиво добавил: - Предлагаю не терять времени даром и сразу отправиться к начальнику порта. Послушаем, что он нам скажет, и тогда будем делать выводы. А то есть у меня кое-какие подозрения, которые наверняка подтвердятся.
- Это ж какие такие подозрения? – насторожился Рёджи, но Леда снова лишь головой покачал:
- А вот об этом поговорим после, - и так как Рёджи хотел снова возмущенно ответить что-то, Леда неожиданно легко прикоснулся к его запястью и улыбнулся: - Не сердись. Я просто действительно пока сам не могу ничего сказать однозначно. А болтать обо всем сразу и ни о чем конкретном – пустая трата времени. Всему свое время.
Леда произнес еще пару вкрадчивых фраз, но Рёджи уже даже не слушал, глядя на своего друга и тоже невольно улыбаясь. Сердиться и обижаться на эльфа у него и прежде не получалось, а когда тот смотрел на него так тепло и почти ласково – тем более.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:50 | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
…Как и предложил Леда, не теряя времени, они направились в порт. Меряя шагами мостовую, Рёджи думал о том, что никогда еще не ходил пешком так много, а еще что за полтора дня успел порядком соскучиться по Веснушке. Пообещав самому себе наведаться в конюшню, как только вернется назад, Рёджи решил быть терпеливым и выдержать еще один долгий и неинтересный разговор теперь уже с начальником порта.
Как пройти к своей цели они выяснили у какого-то прохожего, хотя заблудиться было сложно: идя по набережной, Рёджи уже издалека увидел немногочисленные корабли, пришвартованные у берега. Дорога заняла у них не менее получаса и, вышагивая по солнцепеку, Рёджи снова думал о Веснушке, который мог помочь им сэкономить немало времени.
Бывать в морских портах Рёджи не доводилось. Более того, всего раз в своей жизни он оказался в небольшом речном порту в городе Тандер на востоке страны. Рёджи слышал, что речной порт есть также в столице, однако слишком короткие визиты в Саруну не располагали к просмотру достопримечательностей, и что тот из себя представлял, Рёджи понятия не имел.
Порт Тандера запомнился Рёджи грязью, вонью, немытыми рыбаками, которые разгружали свой улов, выбрасывая сети с рыбой прямо на землю. Но теперь он даже не удивился, когда ничего подобного не заметил вокруг. В порте Хайдалара было тихо и пустынно, у чисто выметенного причала качался на волнах один единственный шлюп, невдалеке стояла на якоре пара-тройка небольших суден. Пахло здесь исключительно солью и морем, и даже не было намека на нечистоты или неприятные запахи.
- И порт тут как игрушечный, - убежденно констатировал Рёджи, решив не упоминать, что других портов он толком и не видал прежде.
- Здесь нет рыбаков, - ответил Леда. – Рыбаков и всего, что с ними связано. А еще нет нищих, попрошаек и прочих нежелательных представителей общества. Но они здесь в принципе не наблюдаются. Вероятно, порт оживает, когда приходит очередной корабль с новыми гостями. Только смею предположить, такое здесь нечасто случается.
В отличие от главного лекаря, начальник порта встретил их едва ли не распростертыми объятиями и поприветствовал как старых добрых друзей. Юки не страдал избытком работы, и когда друзья постучались в дверь его кабинета на втором этаже благообразного здания, выкрашенного в бирюзовый цвет, они застали своего нового знакомого за дегустацией какого-то напитка.
- Прошу, прошу, - гостеприимно принимал их радушный начальник порта, рассаживая в удобные кресла. – Я уж думал, вы ко мне и не зайдете! Чего изволите выпить? Чем вас угостить?
Как Рёджи ни присматривался к нему, он не мог разглядеть подвоха: поведение Юки казалось естественным и никак не наигранным. Пока Рёджи отмалчивался и пробовал резко пахнущую пряностями, но приятную на вкус наливку, эльф поддерживал светскую беседу о погоде и последних тенденциях в кораблестроительстве, вежливо улыбался и соглашался с чем-то. Прошло не менее получаса, прежде чем ему удалось повернуть разговор в нужное русло.
- Скажите, вы были дружны с погибшими членами Совета? – спросил он, стоило уже изрядно подвыпившему Юки ненадолго замолчать.
- А как же! Отличные были ребята! – воодушевленно, но, правда, отнюдь не печально провозгласил тот и поднял свой бокал. – Помянем…
- Может, вы тогда можете рассказать о них что-то, что может помочь в нашем деле? – задал следующий вопрос Леда, игнорируя очередное приглашение выпить.
- Ну… Тут смотря что вам может помочь, - как будто даже удивился такому вопросу Юки. – Что вас интересует?
- Нас интересует вполне себе прозаичный вопрос, - обезоруживающе улыбнулся ему Леда. – Могла ли кому-то быть на руку смерть кого-то из членов Совета?
В ответ Юки неожиданно рассмеялся и снова плеснул в бокал из бутылки прозрачной жидкости, пока Леда, замерев, терпеливо ждал пояснений такой реакции на вполне себе прозаичный вопрос.
- Нет такого человека, который кому-нибудь да не мешал бы. Вот, - на этих словах Юки поучительно поднял палец вверх. – И желать смерти можно всем вокруг по несколько раз на день. Только это вовсе не означает, что угрозы будут исполнены.
- Вот поэтому мы и пытаемся разобраться, был ли у погибших в окружении кто-то, готовый сделать такой решительный шаг, - не давал сбить себя с толку Леда, а Рёджи вздохнул, подумав о том, что все это обсуждение затянется надолго: начальник порта был дружелюбен и настроен на пространный разговор, но общаться по сути явно не торопился.
- Я думаю, про Хизаки вам уже и без меня рассказали всякого, - облокотившись на столешницу, Юки подался всем корпусом вперед, и тон его стал доверительным. При этом он продолжал сдержанно улыбаться, отчего у Рёджи сложилось впечатление, что вся эта беседа его только забавляет.
- Рассказали, - не стал спорить Леда. – Признаться честно, мы поражены.
- Ну еще бы, - усмехнулся Юки. – Вы поражены, хотя подробностей не знаете. Представьте, какие пораженные мы ходили все эти годы.
- Формально он не нарушал закон, - осторожно заметил Леда, за что Рёджи снова возмущенно уставился на него во все глаза, но все-таки нашел в себе силы промолчать.
- Да никто ж не спорит, не нарушал, - пожал плечами Юки. – Вот потому ему ничего за это и не было. Только сами понимаете, что о нем думали люди, и сколько народу его ненавидело.
- Сколько же? – глаза Леды прищурились, но Юки только снова захохотал.
- Избавьте меня от необходимости копаться в чужом грязном белье, - бодрым тоном потребовал он. – Кроме того, я не считал грехи Хизаки, делать мне больше нечего. Я вам могу только сказать, что обиженных им людей было весьма немало.
Слушая эти объяснения, Рёджи думал о том, что ему вовсе не хочется внимать подробностям этой отвратительной истории. Про себя он решил, что каковы бы ни были причины смерти Хизаки, на тот свет этот член Совета отправился вполне заслуженно. И больше всего Рёджи опасался того, что выведывать детали и мелочи им все же придется, ведь как иначе узнать, в чем причина смерти погибшего? Однако Леда удивил его, когда внезапно легко сдался и сменил тему разговора.
- Ладно, с этим все ясно, - заявил он, кивнув. – Ну а насчет второго погибшего? У него же не было таких страшных грехов?
- У Масаши был только один серьезный грех – азартность, - с готовностью поделился Юки. – И, признаюсь честно, мне это до ужаса нравилось. Даже не представляете, сколько золота он спустил мне в оген-су. Чего Масаши никогда не умел, так это вовремя остановиться.
Фамильярно подмигнув Леде, Юки опрокинул в себя содержимое стакана, пока Рёджи пытался вспомнить, что такое оген-су. Если память ему не изменяла, это была какая-то карточная игра, в которой делают ставки, и очевидно именно о ней говорил начальник порта.
- Масаши часто проигрывался? – уточнил Леда.
- Постоянно, - уверенно кивнул Юки. – На моей памяти он за все время выиграл хорошо если пару раз.
- А с кем он играл? – задал следующий вопрос эльф.
- Как с кем? Со мной и играл! – хохотнул развеселившийся начальник порта. – Теперь не знаю, что и делать. Без Масаши этот город окончательно превратится в унылое болото. По крайней мере, для меня.
На этих словах Юки заметно приуныл и замолчал, а Леда, с трудом подавив вздох, что не укрылось от Рёджи, выдержал вежливую паузу и поинтересовался:
- А у него были долги?
- А то! – гордо выпятил грудь Юки, определенно считая это своей заслугой. – В долгах как в шелках, как говорится. Мне он остался должен не менее полутысячи золотых. По правде говоря, я в последнее время уже и считать перестал…
- А мог он еще играть с кем-то, кроме вас? – решительно остановил начинающийся пространный монолог Леда.
- Да мог, конечно, - не стал спорить Юки, тоже вздохнув, теперь, вероятно, о безвременно почившем приятеле. – На самом деле, в городе у него было немало знакомых, готовых сделать приличные ставки в какую угодно игру. А еще учтите, сколько у нас приезжих. Нет-нет да найдется кто-то настолько же ненормальный, как Масаши. Видели бы вы, как он играл…
На этих словах Юки откинулся на спинку кресла и мечтательно поглядел в потолок, из-за чего у Рёджи сложилось впечатление, будто Масаши играл не в карты, а как минимум на ситаре, чем его друг и восхищался.
- Он всегда так злился, так негодовал, шумел… - вспоминая, рассказывал начальник порта. – Да только чтоб смотреть на его реакцию, стоило играть с ним. Это выглядело так забавно.
Леда слушал невозмутимо, даже не моргая, а вот Рёджи удивленно поднял брови: представить, чтобы было забавно глядеть на играющего в карты человека, он не мог.
- А однажды во время игры он даже подрался со своим соперником, - доложил Юки. – Масаши был парень немаленький, и не покалечил он того парня лишь чудом.
- Как его звали, этого человека? – сразу полюбопытствовал Леда.
- Да как же мне помнить такое? – только и развел руками начальник порта. – Кажется, это кто-то из приезжих был, но я не уверен. Вот и получалось, что из-за своих эмоций у Масаши совсем не выходило блефовать. И как следствие, выигрывать тоже. Эх, отличный был парень… Жаль, что так вышло.
На последней фразе Юки попытался налить себе еще, но обнаружилось, что бутылка уже опустела. Однако этот факт его ничуть не обескуражил, и, поднявшись из-за стола, он направился к шкафу, где за дверцей обнаружился целый ряд других склянок.
Тем временем, как догадался Рёджи, Леда решил, что все интересующее он уже выяснил, и попытался свернуть разговор. Однако так сразу это не получилось: Юки еще раз угостил их каким-то диковинным вином, пожаловался на унылую жизнь в Хайдаларе, посоветовал искупаться в море в закатных лучах, и когда друзьям наконец удалось с ним попрощаться, горячо попросил их заходить почаще, потому что одному ему здесь было бесконечно скучно.
- Слушайте, - в последний момент, едва ли не на пороге опомнился Рёджи. – А вы не помните, в ту ночь, когда погиб Масаши, какая погода была?
- Отчего ж не помнить? Помню, конечно, - даже не задумавшись, ответил Юки. – Лило, как из ведра! Громы, молнии, ветер… Зловещая погода, прямо как по заказу для такой прискорбной ночи.
- Да ну? – Рёджи даже не пришлось изображать удивление, и Леда тоже озадаченно поглядел на начальника порта.
- Вы точно уверены? – на всякий случай уточнил эльф. – Нам просто говорили, что наутро сияло солнце.
- А наутро и сияло, - нисколько не смутился Юки. – Лето же сейчас. Любая гроза не больше получаса длится. К утру просохло уж все.
Логика в словах Юки определенно была, и действительно, если Жасмин и тот же стражник проспали полночи, они могли не слышать шума непогоды. А наутро небо вполне могло быть уже чистым, а земля – подсохшей. Вот только если Юки не ошибался, получалось, что охранник в доме Масаши или спал, или просто отсутствовал, и достоверно знать, приходил ли кто-то в ту ночь в особняк погибшего члена Совета, он не мог.
Попрощавшись с гостеприимным Юки, друзья покинули его кабинет.
Когда Рёджи вышел из здания порта, он почувствовал, что у него голова идет кругом от полученной информации, выпитого и душного воздуха в комнате.
- Какие у тебя планы на вечер? – поинтересовался он у Леды, когда они вышли с пирса на набережную. Спрашивать о том, вынес ли эльф что-то полезное из разговора с Юки, Рёджи не спешил – дело с погибшими членами Совета успело настолько осточертеть ему, что хотелось помолчать либо же поговорить о чем-то отвлеченном.
- Никаких, - пожал плечами Леда, и Рёджи про себя отметил, что в последнее время задумчивое выражение почти не покидало лица его друга. – А что?
- Просто спросил. Я вот вечером иду гулять с Айри. Опять, - помрачнел он.
- А ты как будто не рад, - лукаво улыбнулся ему эльф.
- А чему радоваться? – буркнул Рёджи. – Знаешь ли, всю жизнь мечтал проводить свое время, слушая глупости.
- Ты всегда волен отказаться, - Леда только плечами пожал, не разделив его грусти, отчего Рёджи даже рассердился немного.
- Легко сказать, - язвительно ответил он. – Нас, в отличие от вас, этикету не учили, и так отделываться от навязчивых девиц, мы не знаем.
- Я смотрю, тебя сильно утомило общение с высшим сословием, - не обиделся на его тон эльф. – Первый раз вижу, чтобы ты злился и огрызался.
- Я не огрызаюсь, - сразу рассердился Рёджи. – Мне просто надоело все, что тут происходит, а заодно и все местные жители!
- На самом деле, общение с этой девушкой тоже может быть интересным, - заметил на это Леда. – Главное, не настраивать себя заранее негативно. А еще, кто знает, вдруг она тебе расскажет что-то полезное?
- Ага, как же, - проворчал Рёджи и даже руки на груди скрестил. – Вчера рассказывал преимущественно я. Как кишки выпускал валарцам. А она хлопала ресницами и чирикала, какой я мужественный. Я уже который год топчу эту землю и думаю: какой я? А она пришла и сразу глаза мне открыла, представляешь!
Но эльф его уже не слушал, потому что впервые за последние дни от души смеялся.
- Чего смешного-то? – насупился Рёджи, с подозрением глядя на друга.
- Рёджи, ты что, правда, рассказал ей, как вспарывал брюхо врагам? – с трудом подавив еще один смешок, спросил Леда.
- А что мне было делать? – еще больше помрачнел от этого вопроса Рёджи. – Она сказала, чтобы я рассказал что-то о себе. Ну, я и поделился… Леда, почему ты опять смеешься?!
Но эльф ему не ответил, потому что теперь хохотал уже в голос. Совсем некстати Рёджи отметил, что у эльфа был звонкий радостный смех, никак не присущий мужественному воину. А еще Леда казался очень красивым, когда улыбался так весело. Залюбовавшись, Рёджи даже забыл, что должен не на шутку рассердиться, а Леда, отсмеявшись, провел тыльной стороной ладони по глазам, утирая невольно выступившие слезы.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:50 | Сообщение # 21
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- В следующий раз, когда она спросит что-то такое, попроси ее в ответ рассказать о себе, - посоветовал он. – Женщинам это нравится, заодно избавишь себя от необходимости стращать юную особу историями о своих похождениях.
- В следующий раз я ей о тебе расскажу, - хмуро парировал Рёджи. – Расскажу, какой ты замечательный, и что ты ей больше меня подходишь. Пусть к тебе пристает, раз ты такой умный и знаешь, что надо говорить.
- А вот обо мне ничего рассказывать точно не нужно, - неожиданно строго произнес Леда и серьезно посмотрел на Рёджи. – Пообещай мне, что не будешь упоминать обо мне в ваших беседах.
- Хо… Хорошо, - растерялся от такого напора и неожиданной перемены в настроении эльфа Рёджи, даже забыв пошутить на тему того, что эльф сам испугался навязчивой девицы. – Я вообще-то это так сказал… Я и не собирался, на самом деле. Еще догадается, какой ты чудесный, вцепится в тебя, и с кем мне тогда лазать по пустым домам, барахтаться в волнах и заниматься прочими глупостями?
Рёджи старался говорить весело, и Леда улыбнулся ему, вот только взгляд оставался все таким же настороженным, словно эльфа не на шутку напугало предположение того, что Рёджи может рассказать о нем что-то.
- Ладно, тогда прощаемся? – вместо ответа спросил он, отчего Рёджи сразу встрепенулся.
- Эй, чего это прощаемся?
- Тебе же надо идти на встречу к Айри? – вопросительно поглядел на него Леда, и его друг решительно мотнул головой.
- У меня еще где-то час или полтора в запасе, - объявил он и выжидающе уставился на эльфа, а тот только кивнул, словно соглашаясь с какими-то своими мыслями.
- Тогда, если есть желание, можем прогуляться по пляжу, - предложил он спустя несколько секунд раздумий. – Шум волн успокаивает и способствует мыслительному процессу. А мне как раз надо обдумать все, что мы сегодня выяснили.
- А мы что, выяснили что-то? – усмехнулся Рёджи, но тут же поспешно кивнул несколько раз. – Я только за. Давай прогуляемся. Должно же быть хоть что-то приятное в этот день.
…Прогулки как таковой у них не вышло. Отойдя недалеко от порта, они не сговариваясь решили передохнуть и опустились прямо на белый чистый песок недалеко от воды. Вечерело, от моря веяло прохладой, и людей на пляже почти не было – только немногочисленные чайки, бродившие по песку и останавливавшиеся, чтобы почистить перышки, составляли им компанию.
Леда вытянул вперед ноги, оперся на выпрямленные руки и, глядя прямо перед собой, задумался, вероятно, опять о загадочном деле, которое свалилось на их головы. Рёджи, в свою очередь, думать ни о чем не желал: сперва он лениво озирался по сторонам, потом начал украдкой поглядывать на своего друга.
Ветер растрепал волосы Леды, которые в лучах закатного солнца казались медными, и теперь Рёджи мог в свое удовольствие любоваться профилем эльфа, а еще необычной сережкой-перышком в его ухе. В этот момент Рёджи очень хотелось прикоснуться кончиком пальца к острому краешку уха, а потом провести по шее эльфа к самой ключице. Но он торопливо одернул себя, заставил перевести взгляд на морскую гладь и попробовал подумать о чем-то отвлеченном. О поразивших его дельфинах, например, которых, правда, все равно не было видно в поле зрения.
- Кажется, мы зашли в тупик, - нарушил повисшую тишину Рёджи, когда поймал себя на том, что снова невольно пялится на Леду и, что самое ужасное, мечтает вытянуться на теплом песке, пристроив голову на его коленях. От понимания собственного желания Рёджи передернуло, и он поспешил заговорить, осознавая, что рано или поздно его друг заметит нескромные взгляды.
- Не зашли, - спокойно возразил ему Леда, даже не отрывая взгляда от морской дали. – Мы просто не сдвинулись с места в нашем расследовании.
- И что ты предлагаешь? – тут же поинтересовался Рёджи. – Как двигаться-то? После всех этих странных разговоров я вообще не пойму, куда бежать.
- Почему же? – наконец повернул голову Леда и вопросительно поглядел на него.
- А то ты сам не знаешь, - отмахнулся Рёджи, но его друг проявил неожиданную настойчивость.
- Ну а все же, как ты видишь ситуацию, в которой мы оказались? – спросил он.
- В смысле, что я запомнил из того, что на нас вывалили? – усмехнулся Рёджи, и когда его напарник утвердительно кивнул, только плечами пожал. – Я вижу какой-то колтун из сведений, которые на нас льют, как из помойного ведра.
- Отличная метафора, - удовлетворенно кивнул Леда. – Что дальше?
Рёджи не знал, что такое "метафора", но когда понял, что эльфу хочется послушать его, посчитал, что можно вывалить все, что он думает.
- Итак. Что нам сказали изначально, - выпрямив спину, Рёджи начал загибать пальцы. – Первое. В чудесном городе померло два чудесных члена Совета. Боль и смерть кружат над вольным, единственным, великолепным, или как там его еще зовут. Так нам сказали. Второе. Мы приехали, мы увидели змеиное гнездо, а вовсе не чудесный город. Члены Совета один другого злобней и подлее. Ну, так я считаю, по крайней мере.
- Это я понял, - кивнул Леда, и слабая улыбка тронула его губы.
- Третье. Мы занялись смертью первого члена Совета, - продолжал Рёджи, все больше увлекаясь и не особо сосредотачиваясь на формулировках. – Выяснили, что дом его обчистили, свидетелей нет, приходил ли к нему кто-то в ночь смерти – непонятно. И еще что у него вполне возможно были карточные долги.
- И неуравновешенный характер, - охотно добавил Леда.
- Да! – горячо поддержал его Рёджи. – Что может означать кучу врагов. Теперь четвертое.
- Слушаю внимательно, - Леда подтянул колени к груди и оперся на них локтем, всем своим видом показывая, что обратился в слух.
- Четвертое – это смерть Хизаки, - продолжал Рёджи. – Тут все еще путаней и непонятней. Его дом тоже обчищен, он умер от болезни, которой никогда не страдал, причем подтвердить это наверняка никто не может. У него была масса аристократических привычек, вроде коллекционирования дорогих безделушек или разведения лошадей, одно нелицеприятное увлечение, а еще полгорода врагов. Кто угодно мог желать его смерти. Вот.
- Это все? – вопросительно поднял брови Леда, на что Рёджи передернул плечами.
- А что, мало? По-моему, это и так прорва подозреваемых и врагов. И я уж молчу о том, что неизвестно, где здесь правда, а где – враки, придуманные специально для нас.
- Ты совершенно прав, Рёджи. Даже не представляешь насколько, - согласился с ним эльф и снова перевел взгляд на море. – Что бы ты сделал, если бы сейчас принимал решение относительно дальнейших шагов?
- Я? Не знаю. Я б, наверно, уже вздернулся, - честно признал он. – Но у тебя же есть идеи получше?
- Нет, у меня нет никаких идей, - к удивлению Рёджи эльф только пожал плечами, а потом искоса и насмешливо поглядел на своего друга: - Не надо так на меня смотреть. Вешаться мы пока не будем.
- У тебя правда нет мыслей по поводу… Ну, по поводу этого всего? – недоуменно протянул Рёджи. Такого поворота он никак не ожидал, потому что у Леды всегда все было продумано на пару шагов вперед. Однако как оказалось тут же, со своими выводами Рёджи поторопился.
- Знаешь, что меня смутило, когда мы еще утром посещали больницу? – невпопад спросил Леда, пропуская вопрос мимо ушей. – А потом я только утвердился в этом неясном смутном чувстве после визита к начальнику порта.
- Что же? – моргнул Рёджи, слушая как можно внимательней.
- То, что сперва дома покойных были вычищены до блеска, словно кто-то пытался замести следы, а потом их же ближайшие друзья и местные главные начальники так легко и непринужденно выдали про них самую грязную подноготную. Зачем тогда было прятать улики в их домах?
- Хм… - озадачился Рёджи, который такими вопросами не задавался, просто не сопоставив эти два факта. – Может, убирал в доме кто-то другой, а Юки и Жасмин сами от себя поделились информацией?
- Я сперва тоже так подумал, - согласился Леда. – И даже сейчас это предположение имеет право на жизнь. Но потом меня смутило то, что мы же сами пришли к умозаключению, что Совет работает дружно и слаженно, хотя старательно пускает пыль в глаза, когда его члены будто бы поливают друг друга грязью за спиной. То есть, если допустить, что они все же работают сообща, получается, сперва они вычистили до блеска особняки умерших, а потом их же и изобличили в наших глазах.
- Но зачем? – неподдельно удивился этому предположению Рёджи.
- У меня есть только одна версия, - вздохнул Леда, устало потирая кончиками пальцев веки. – За показными грязными делишками погибших скрывается что-то еще, что от нас усиленно прячут, бросив нам как кость вопиющие факты в виде их разгульного образа жизни.
Что ответить на это Рёджи нашелся не сразу. Он обескуражено замолчал и поглядел в ту сторону, куда смотрел Леда. Слова эльфа с одной стороны будто проясняли ситуацию, расставляли все факты в логическую цепочку и много объясняли, но с другой стороны свидетельствовали о том, что все ими узнанное за эти два дня они никак не могли использовать в своем расследовании.
- То есть, ты хочешь сказать, что искать всех врагов и возможных кредиторов умерших мы не будем, - сделал вывод Рёджи.
- Не будем, - согласился с ним Леда. – Потому что теперь от нас именно этого и ждут. Нас старательно запутывают и ведут к такому шагу. А шаг этот, в свою очередь, ведет в пустоту. Не имея никаких улик, даже примерный список подозреваемых составить нельзя, когда погибших не любит едва ли не половина города.
- И что тогда делать? Кому верить? – неуверенно спросил Рёджи. – Мы же должны верить хоть кому-то?
- Разумеется. И верить мы будем только Теру. В настоящий момент очевидно, что это единственный человек, который был заинтересован в этом расследовании и, скорей всего, не соврал нам. Хотя, как теперь мне кажется, по своей наивности он не замечал многих очевидных вещей.
- Да уж куда ему, - мрачно протянул Рёджи. Упоминание об аристократе, который всю эту кашу заварил и перевернул их с Ледой благополучный устоявшийся образ жизни, Рёджи не обрадовало. – Вот только что ему верить, если ничего полезного он почти не рассказал? А то, что рассказал, мы уже использовали так сказать…
- Не совсем все, - возразил Леда. – В одной важной детали мы еще не разобрались.
- Это в какой же? – не понял его друг.
- Неужели ты не помнишь того, что вся история началась с появления призрака? – мягко, но при этом немного укоризненно напомнил Рёджи Леда, и тот с трудом удержался, чтобы не хлопнуть себя по лбу.
- Ле-еда… - только и протянул он. – Ты что, правда думаешь, что это какая-то зацепка? Еще неизвестно, а был ли призрак…
- Само собой, - не стал спорить Леда. – Вот только Теру рассказал о нем в первую очередь, а члены Совета лишь раз упомянули вскользь. Тебе не кажется это странным? Ведь именно призрака так боялся Хизаки.
- Ну, допустим, это и правда странно, - нехотя согласился Рёджи. – Но где ты собрался искать привидение? И как?
- Пока не знаю, но обязательно придумаю, - заверил его эльф. – Только этим мы, пожалуй, займемся завтра. Тем более, тебе уже пора идти.
- Так, я надеюсь, ты сегодня не пойдешь в разведку без меня? – насторожился Рёджи, которому совсем не понравилось, что его выпроваживают к приставучей девице.
- Не пойду, - ответил Леда. – Сегодняшний вечер я планировал посвятить чтению. Надо дать голове отдохнуть.
Рёджи ума не мог приложить, как можно отдыхать за чтением, когда читать так сложно, но возражать ничего не стал. Однако Леда, очевидно, подумал о том же.
- Мы пропустили несколько наших занятий, - сокрушенно напомнил он. – Завтра обязательно будем снова читать.
- Эй, где пропустили-то? – тут же вознегодовал Рёджи. – Мы сегодня занимались плаванием, если ты забыл.
- Плаванье – это одно, а чтение и счет – другое, - Леда был неумолим и теперь смотрел на своего ученика более чем строго. – Завтра встанем пораньше. Сначала занятие плаваньем, потом – чтение. И не упрямься, Рёджи. Ты и так долго отдыхал.
У Рёджи была масса вариантов ответа. Начиная с того, что он невыносимо устал, чтобы еще и учиться, заканчивая тем, что в Хайдаларе они на отдыхе, как перед отъездом ему сказал Леда. А если отдыхать, то отдыхать следовало от всего.
Но глядя в лучистые глаза эльфа, который в этот момент смотрел на него как-то непривычно и странно, Рёджи проглотил собственное возмущение. Меньше всего ему хотелось, чтобы друг считал его глупым или ленивым. А значит, надо было с благодарностью принимать то, чем Леда щедро делился с ним – его знания и умения. И потому Рёджи только покорно кивнул и опустил взгляд, не без страха подумав о том, что глядя на него так внимательно, эльф легко читает все мысли и чувства по глазам.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:51 | Сообщение # 22
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 7.

Рёджи трясло, словно в лихорадке, дрожали даже руки, и он не представлял, как заставить себя успокоиться. За весь свой недолгий век он не мог припомнить ни одного случая, чтобы пугался так сильно, а ведь в жизни Рёджи бывали всякие, порой весьма опасные передряги. Но все былые ужасы и приключения казались мелочью на фоне того, что Рёджи испытал в этот вечер. И одно он знал точно – увиденная картина будет стоять перед глазами до конца жизни, а спать спокойно он не сможет еще очень и очень долго.
- Успокойся, ну же, - уговаривал его Леда, поглаживая по плечу, но даже прикосновение Рёджи будто не замечал. Он хотел ответить хоть что-то, но губы дрожали так сильно, что говорить не получалось.
В небольшой общей гостиной домика, в котором они с Ледой обустроились, было светло как днем – Рёджи потребовал, чтобы Леда зажег все свечи и лампы. Разбуженный эльф выглядел взъерошенным и сонным, его волосы были растрепаны, а наспех одеваясь, Леда успел застегнуть рубашку только до середины ряда пуговиц. В иной ситуации такое зрелище наверняка взбудоражило бы Рёджи, но в настоящий момент он вообще мало что замечал вокруг.
В конце концов, потеряв надежду успокоить Рёджи словами, Леда отлучился на минуту в спальню, а вернулся со своей небольшой дорожной сумкой. Рёджи уже приходилось видеть, как эльф достает из нее совершенно неожиданные предметы, какие-то непонятные книжонки или амулеты неизвестного предназначения. В этот раз вышло так же: Леда, немного порывшись в ней, извлек на свет маленький пузырек непрозрачного стекла и вылил несколько капель в стакан с водой.
- Выпей, - мягко попросил он, протягивая стакан Рёджи, и так как пальцы у того дрожали слишком сильно, придержал стакан, пока Рёджи не выпил все до дна.
Легче сразу ему не стало, но, видимо, Леда ожидал быстрого эффекта, потому что опустился на кушетку напротив него и выжидающе поглядел на своего друга. А сам Рёджи все пытался унять внутреннюю дрожь и сжимал зубы, чтобы те не стучали так сильно.
- Меня никогда не перестанут удивлять люди, - невесело улыбнувшись, покачал головой эльф. – Я видел, как ты сражался с толпой отчаянных, опасных врагов, иногда один против пятерых. И ты ничего не боялся. А что теперь? Уже четверть часа дрожишь, как осенний лист на ветру. И из-за чего?
- Как из-за чего? – подскочил на месте Рёджи, от возмущения на миг забывая о пережитом ужасе. – Я… Я ничего кошмарней в жизни не видел!
- Это всего лишь призрак, - абсолютно спокойно произнес Леда.
- Всего лишь?! – поперхнулся воздухом Рёджи и тут же почувствовал, что от одного упоминания о приведении, он снова слабеет и бледнеет – того гляди в обморок упадет.
- Трое вооруженных валарцев опасней одного призрака, - заверил его Леда.
- Вот уж не сказал бы, - язвительно процедил Рёджи.
- Даже один валарец страшней призрака.
- Да что вы говорите!
- Да, потому что призрак не может причинить вреда человеку. При всем желании. Потому что призраки, Рёджи, бесплотны.
Возмущенный Рёджи открыл рот и набрал побольше воздуха в легкие, чтобы выдать Леде все, что он думает о таких рассуждениях, о привидениях и о городе Хайдаларе, в котором теперь он категорически отказывается находиться. Но внезапно Рёджи осознал, что его больше не трясет. Состояние оставалось все таким же возбужденным, но неконтролируемая дрожь ушла.
- Так валарцы, они ж это… Понятные, - пожал плечами он, чувствуя, что больше не хочет возмущаться. – А что делать с… с этим – я вообще не представляю.
От воспоминания о жутком призраке Рёджи всего передернуло, и он пожелал самому себе поскорей забыть ту жуть, которую довелось узреть сегодня. Но вопреки его мыслям Леда тихо произнес:
- Ты должен вспомнить в подробностях все, что и при каких обстоятельствах сегодня видел. А потом все это пересказать мне, подробно и до последних деталей.
- Только не это… - жалобно протянул Рёджи и бросил на Леду умоляющий взгляд – пересказывать подробности пережитого кошмара не было ни сил, ни желания. Но эльф был неумолим.
- Это важно, Рёджи, действительно важно, - вкрадчиво и серьезно проговорил Леда. – Мне бесконечно жаль, что я сам не увидел привидение. По внешнему виду призрака можно сделать немало выводов о том, кем он был при жизни и какой смертью умер. И теперь ты должен стать моими глазами, чтобы я понял, где нам искать следы этого человека, оставленные им при жизни.
Леда как-то непривычно тянул слова, разговаривая будто с маленьким ребенком, а его голос успокаивал и убаюкивал. И, конечно, Рёджи только вздохнул, но противиться больше не стал, понимая, что он по внешнему виду призрака не может сделать вообще никаких выводов.
…Вечер в компании Айри прошел точно так же, как предыдущий – скучно и неинтересно. Послушавшись совета Леды, Рёджи попросил ее рассказать о себе, и девушка тараторила на протяжении двух часов. Сперва это утомляло, а потом Рёджи понял, что достаточно молчать и периодически кивать, при этом особо не прислушиваясь. Когда замаячило избавление в виде возвращения домой, Рёджи не на шутку обрадовался, и, проходя по саду к особняку градоначальника, с удовольствием воображал, как сейчас отправится в гостевой домик. Время было достаточно поздним, но Рёджи надеялся, что эльф еще не спит.
Однако надежды на скорое избавление от Айри пошли прахом, когда на пороге дома она вцепилась в его руку и потащила за собой.
- Пожалуйста, ну пожалуйста, зайди ненадолго, - начала канючить она. – Я тебя угощу чаем. Так не хочется прощаться.
Рёджи не мог признаться, что ему этого как раз очень хочется и о прощании он мечтал последние полтора часа. Но Айри была настроена так решительно и тянула его в дом так беспардонно, что он не представлял, как отказать, чтобы при этом не обидеть.
В знакомой гостиной, той самой, где их впервые принимал Камиджо, они с девушкой расположились на софе, и Айри распорядилась, чтобы принесли чай. Рёджи с трудом сдержал вздох, понимая, что вечер медленно и верно растягивается на неопределенное время.
Айри уселась совсем близко к нему, их разделяла всего пара дюймов. К тому же девушка невзначай придвигалась все ближе, а Рёджи так же осторожно отодвигался от нее в противоположную сторону, пока не уперся в подлокотник софы. Еще Рёджи понял, что Айри его вообще не привлекает, и дело было даже не в том, что та была знатной барышней – почему-то Рёджи просто не хотел сближаться с ней, несмотря на всю ее внешнюю привлекательность.
- Ах, Рёджи, ты не поверишь, но я так надеюсь, что вы вообще никогда не раскроете эти преступления, - ворковала она, склоняясь к его уху.
- Почему это? – хмуро спросил Рёджи.
- Тогда вы подольше останетесь в Хайдаларе, - объяснила Айри и мечтательно улыбнулась. – Так грустно думать о том, что вы уедете.
- Да мы только приехали, - проворчал на это Рёджи и немного отклонился вбок, когда девушка придвинулась к нему еще ближе.
- Рёджи, а из твоих краев все такие же прекрасные храбрые воины, как и ты? – никак не унималась красавица и будто невзначай прикоснулась к тыльной стороне его ладони.
- Понятия не имею, - торопливо убрал руку Рёджи. – Я ж говорил, всю деревню вырезали, никого не осталось, ни храбрых, ни…
Но договорить реплику Рёджи не успел, потому как боковым зрением заметил какое-то непонятное шевеление возле стены напротив.
Сперва Рёджи решил, что ему чудится. Странное видение было похоже на марево, которое можно увидеть в жаркий день на дороге, когда на определенном участке как будто начинает дрожать воздух. А потом в груди Рёджи что-то оборвалось, когда он понял, что это непонятное марево начинает обретать вполне однозначный силуэт.
Очевидно, на лице Рёджи отразился весь ужас от увиденного, потому что Айри резко обернулась и интуитивно подалась назад, прижимаясь к нему.
- Что это?.. – слабым голосом еле слышно прошептала она, но ответ на вопрос уже не требовался. Даже Рёджи, который никогда прежде своими глазами не видел призраков, понял, что сейчас предстало перед ними.
Призрак будто набирал силу, становился все более четким и уже не напоминал странное видение. Рёджи не сразу сообразил, что нежданный гость прошел сквозь стену и теперь явился им во всей красе. За несколько мучительно долгих секунд образ привидения стал до того четким, что сквозь него Рёджи уже почти не видел предметов интерьера, настолько плотным тот казался. И даже через призму ужаса, когда Рёджи хотелось то ли броситься наутек, то ли заорать, он успел хорошо рассмотреть призрака.
Это была старуха, невзрачная и совсем дряхлая. Ростом она была чуть ли не на две головы выше Рёджи, седые всклоченные волосы рассыпались по плечам, а огромные миндалевидные глаза казались черными провалами. Призрак парил в паре дюймов над полом и едва заметно дрожал, как от слабого дуновения ветра. А потом он протянул вперед правую руку. Отстраненно Рёджи подумал, что сейчас увидит костлявую старческую руку, но рукав белого длинного савана оказался слишком длинным и полностью скрыл кисть старухи. Однако в том, что она указывала именно на него и Айри, у Рёджи не возникло сомнений.
"Каме-елия", - вдруг отчетливо услышал он, и сперва не понял, было ли незнаковое слово его же мыслью, или кто-то произнес это вслух. Однако через мгновение оно повторилось: - "Каме-елия…"
Призрак беззвучно открывал рот, а лицо старухи было искажено таким неподдельным страданием, что Рёджи передернуло. С опозданием он понял, что невнятный шорох, похожий на отголоски его собственных мыслей, был голосом призрака, который говорил о какой-то камелии. Что это такое, Рёджи не знал и задуматься не успел, потому что именно в этот момент, негромко охнув, Айри совсем неграциозно завалилась в его руки, наконец лишившись чувств. И в тот же миг призрак начал таять, растворяясь в воздухе, все так же протягивая вперед руку и глядя то ли на Рёджи, то ли на девушку с таким неподдельным страданием во взгляде, что на секунду вместо тошнотворного ужаса Рёджи почувствовал сострадание.
Видимо, в состоянии аффекта Рёджи нашел в себе мужество поднять на ноги весь дом и сохранил лицо до того самого момента, когда, сдав бесчувственную дочку ее перепуганному отцу и путано объяснив, что произошло, вернулся в домик и отчаянно забарабанил в дверь спальни Леды, который в столь поздний час уже мирно спал. Лишь теперь пережитый страх нашел выход, и Рёджи едва ли не рухнул на пол, когда Леда наконец открыл. Выглядеть слабым рядом с другом Рёджи не стеснялся, и теперь последние силы покинули его.
- Вот и все, - резюмировал свой рассказ Рёджи, а Леда, молчавший и не перебивавший его на протяжении всего повествования, медленно кивнул.
- Высокого роста, говоришь? – задумчиво переспросил он. – И большие черные глаза?
- Да-да, - пару раз кивнул Рёджи. – Огромные просто, на пол-лица.
- И белый саван? – уточнил Леда.
- Да, в самый пол. От горла до пола, потому кроме лица ничего не было видно, - на всякий случай пояснил Рёджи, хотя не особо понимал, как это могло помочь.
- Я понял, - еще раз кивнул Леда и откинулся на спинку софы, а Рёджи шумно выдохнул и потер ладонями лицо.
То ли от эльфийского лекарства, то ли от самого успокаивающего присутствия Леды, он чувствовал себя значительно лучше и уже был в состоянии соображать. Рёджи с трудом сдержал смешок, представив, как живописно выглядела бы картина, хлопнись он в обморок на пару с Айри. Как не хотелось бы это признавать, но Рёджи был недалек от этого.
- Ты что-то можешь сказать по поводу всего этого? – спросил он у Леды, и тот покачал головой.
- Кое-что могу, но немного, - честно признался эльф. – То, что образ был четким, почти непрозрачным, как ты говоришь, свидетельствует о том, что человек умер естественной смертью. Привидения самоубийц или жертв насилия всегда неясные и размытые. Кроме того, раз образ был так явственно виден, с большой вероятностью можно утверждать, что при жизни этот человек выглядел так же, как выглядит его дух. То есть, это была пожилая женщина, которая умерла от болезни или от старости.
- Почему так? – не понял Рёджи, и Леда охотно пояснил:
- Призраки жертв насильственной смерти мало того, что эфемерны и плохо различимы – их образы обычно не соответствуют тому, кем они были при жизни. Чаще всего такие призраки схожи с дикими зверьми или какими-то инфернальными сущностями. А ты говоришь, что видел нечто, вполне похожее на человека.
- Очень похожее, - заверил его Рёджи и невольно обнял себя руками, потому как перед глазами опять встал жуткий образ. – Похожее на высокую тощую старуху.
- Занятнее здесь другое, - будто не слушал его и рассуждал сам с собой Леда. – Занятнее то, что призрак говорил.
- Я не уверен, мне так показалось, - решил уточнить Рёджи.
- Скорей всего, так и было, - не стал сомневаться в его правоте эльф. – В древних манускриптах я читал, что когда боль и душевная мука человека при жизни была так остра, что приносила невыносимое страдание, сила этой боли наделяет призрака способностью говорить. То есть мы имеем дело с призраком человека, мучившегося так ужасно, что его дух обладает невиданной силой.
- Это что, в способности говорить сила? – недоверчиво уточнил Рёджи.
- Да. Призраки эфемерны и слабы, они не могут двигать предметы или нападать на людей, как говорят досужие сплетни, но если призрак может разговаривать, это значит, что дух упокоенного человека жаждет справедливости. Значит, что человек при жизни слишком сильно любил или так же сильно ненавидел. А может, и то, и другое сразу.
- Ну замечательно, - мрачно прокомментировал услышанное Рёджи. – А нам что теперь делать? Как нам это все поможет?
- Определенно поможет, - заверил его оптимистичный Леда. – У меня уже есть кое-какие соображения, и я уже знаю, что мы будем делать завтра.
- Что? – сразу поинтересовался Рёджи, но эльф только отрицательно покачал головой.
- Давай все обсудим утром, - предложил он. – Мне надо еще хорошенько все обдумать, а сейчас самое время ложиться спать – время позднее, а встать придется рано.
Рёджи мог бы ответить, что теперь еще долго не сможет уснуть, а еще ему очень хотелось попросить Леду не оставлять его одного. Но это стало бы вопиющей демонстрацией слабости, а к Рёджи уже вернулась прежняя сила духа, чтобы так позориться перед Ледой. Теперь было стыдно даже за то, что он паниковал и дрожал перед всегда уравновешенным и отважным другом.
- Ты быстро уснешь, - словно подслушав его мысли, произнес Леда. – Масло листьев кагуаского дерева успокаивает даже большее волнение.
- А я и не волнуюсь, - проворчал Рёджи и выпрямил спину, показывая так, какой он решительный и уверенный в себе.
- Вот и правильно, - кивнул ему эльф. – Ничего страшного не произошло. Напротив, нам крупно повезло. За все последнее время это первая дельная подсказка в нашем расследовании.
На этих словах Леда встал, потянулся всем телом и направился в свою спальню, а Рёджи проводил его несчастным взглядом. Теперь, когда перспектива остаться одному замаячила так близко, вся решительность покинула его, и он титаническим усилием сдержался, чтобы не попросить Леду пустить переночевать к себе в спальню.
- А глаза у призрака были раскосыми? – вдруг остановился и обернулся Леда.
- Ну… вроде да, - неуверенно пробормотал Рёджи, не особо понимая, что значит такое определение.
- Разрез похож на кошачий? – подсказал ему эльф, и теперь Рёджи кивнул уверенней.
- Да, точно, как кошачий. Только это все равно были человеческие глаза.
- Я понял. Спасибо, ты молодец, Рёджи, - похвалил его эльф и на этих словах скрылся за дверью, а Рёджи окинул взглядом гостиную и, поднявшись на ноги, неуверенно побрел в свою комнату. В то, что сможет уснуть, он по-прежнему не верил.
…То, что его напарник – безжалостная сволочь, Рёджи понял в пять утра следующего дня, когда Леда разбудил его и бескомпромиссно заявил, что ночное происшествия никак не отменяет урок плавания. Слабые протесты и демонстративные стоны Рёджи его ни в чем не переубедили.
Занятие было потрачено впустую, как решил Рёджи: научиться плавать ему не удалось, а заверения Леды, что в этот раз он плескался в волнах более уверено, впечатления не производили. И дураку было ясно, что эльф его просто утешает.
А вот после завтрака, когда Леда сообщил, что по своим дальнейшим делам они поедут верхом на лошадях, Рёджи испытал настоящую благодарность и даже радость. По Веснушке он успел соскучиться, а ходить пешком уже не на шутку надоело.
- А куда едем-то? – Рёджи вспомнил, что не мешало бы поинтересоваться планами, когда они уже выехали из двора особняка градоначальника.
- На кладбище, - немногословно ответил эльф и замолчал, а Рёджи пожал плечами. Зачем смотреть на могилы, он не знал, но раз Леда так решил, ему было определенно видней.
Кладбище – одно единственное на весь Хайдалар, как удалось выяснить Леде – находилось в другом конце города. Верхом на лошадях они добрались туда всего-то за двадцать минут, и то лишь потому, что никуда не спешили. Около самого кладбища не было жилых домов, только какие-то здания неопределенного вида, напоминавшие складские строения.
- Тут хранятся продукты и мелкие товары, прежде чем поступить в продажу, - пояснил эльф, хотя Рёджи ни о чем его не спрашивал.
А вот само кладбище было обнесено невысоким решетчатым забором, таким же фигурным и вычурным, как ворота во дворах аристократов, и со стороны больше напоминало прогулочный парк, чем место вечной скорби. Еще даже не въехав на его территорию, Рёджи увидел, что оно было невероятно чистым и ухоженным, никак не похожим на то, что ему обычно доводилось видеть – в других городах Локстена об умерших родственниках заботились с явно меньшим усердием, чем в вольном городе. Еще между могил высились древние деверья, а вдоль дорожек все было засажено желтыми и темно-синими цветами, названия которых Рёджи не знал.
- Ты хочешь посмотреть на могилы погибших членов Совета? – спросил он, когда Леда у самых ворот кладбища, потянув за поводья своего коня, спрыгнул на землю.
- Не только, - отрицательно мотнул головой эльф. – Больше я хочу посмотреть на другие свежие могилы, чтобы найти ту, что принадлежит женщине, призрак которой ты видел.
- Почему ты думаешь, что могила должна быть именно свежей? – удивился Рёджи, привязывая Веснушку у кладбищенских ворот. – Может, это какой-то древний призрак.
- Никогда меня не перестанет удивлять то, что смертные люди, проживая столь краткий век, не интересуются и ровным счетом ничего не знают о смерти и о том, что происходит после нее, - сокрушенно вздохнул эльф и, прежде чем Рёджи успел что-либо возразить, пояснил: - Не бывает древних призраков, Рёджи. Душа усопшего с каждой минутой теряет свою силу, и даже самый сильный дух не может продержаться в бренном мире без телесной оболочки дольше полугода.
- А как же призраки, которые толпами бродят по заброшенным кладбищам? – неподдельно удивился Рёджи. – Ну и в старых домах разве не живут привидения?
- Это байки, - уверенно ответил Леда. – Не бывает такого. И если ты в заброшенном доме встретил призрака, знай, что человека убили совсем недавно. В старых домах, как и на кладбищах, живут только воспоминания.
На такой неожиданно лирической ноте Леда уверенно направился к сторожке, которая находилась немного в отдалении. А Рёджи ничего не оставалось, как поспешить за ним.
Сторожа на месте не обнаружилось, хотя его домик не выглядел заброшенным. Рёджи предположил, что тот обходит порученную ему территорию, либо же отсутствует по каким-то иным причинам, а Леда на это заявил, что тратить время на ожидания они не станут – кладбище не казалось большим, и искомое они наверняка могли обнаружить и без посторонней помощи.
Однако, как выяснилось вскоре, с такими выводами они поторопились. Две совершенно одинаковые свежие могилы, усыпанные ворохом цветов и лент, обставленные по периметру бумажными фонариками, необходимыми для призыва духов-проводников в мир иной, они обнаружили почти сразу. Но, обойдя все кладбище, скрупулезно вымеряв шагами каждую дорожку и аллейку и заглянув в самые укромные закоулки, ни одного более-менее нового захоронения они не обнаружили.
- Очень странно, - задумчиво потирал лоб Леда, оглядываясь по сторонам. – Мы внимательно смотрели и не могли пропустить…
Несмотря на то, что кладбище было невелико, времени они потратили немало: судя по стоявшему в зените солнцу, дело близилось к полудню. Однако на тихом кладбище было прохладно, почти свежо, и если бы не сама печальная суть этого места, Рёджи даже не отказался бы задержаться здесь подольше.
- Что странно? – отмахнулся он от жужжавшей над ухом пчелы. – Грохнули бабку, труп в море утопили…
- Ее не гро… не убили, - убежденно возразил Леда. – Ты сказал, что призрак даже не просвечивался почти. Это значит, что пускай душа ее осталась неуспокоенной, умерла она в мире. То есть, естественной смертью.
- Значит, умерла естественной, а труп потом бросили в море, - проявил чудеса логики Рёджи.
- Зачем прятать тело того, кто умер по естественным причинам? – удивился эльф. – Трупы прячут, когда хотят скрыть сам факт смерти либо же виновника убийства.
- Может, есть какие-то иные причины, - не стал спорить Рёджи. – Может, кому-то выгодно, чтоб о смерти старухи не знали. Например, приехала какая-то знатная особа и склеила ласты в чудесном-прекрасном городе Хайдаларе. А кто-то не хочет, чтобы узнали, как в чудо-городе помирают отдыхающие.
- Неправдоподобно, - покачал головой Леда и неторопливо направился по аллее к выходу. – Рано или поздно все равно это станет известно. Да и нет ничего странного в том, что пожилые люди умирают.
- Может, надо какое-то время не находить труп… Зачем-то. Не знаю зачем, - продолжал генерировать идеи Рёджи. – А может, ее просто не нашли? Лежит себе дома мертвая, а никто не находит, потому что близких у нее нет.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:51 | Сообщение # 23
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Это можно допустить, - словно нехотя согласился эльф. – Но прошло так много времени… Тело уже разлагалось бы, и кто-то из соседей должен был заметить…
- Если б дело было в Ставроне, одном пакостном городишке, через который мне как-то пришлось проезжать, даже если бы воняло с десяток старых трупов, никто и не заметил бы, - хохотнул Рёджи. – Там такая вонь стояла, что и не поймешь – то ли полгорода умерло, то ли на ходу гниет…
- Но мы не в Ставроне, - возразил на это Леда. – Тут следят за порядком, чистотой и благополучием. Посмотри вокруг. Я таких ухоженных кладбищ не видел за все те столетия, что нахожусь среди людей.
Леда взмахнул рукой, призывая Рёджи полюбоваться, и тот равнодушным взглядом еще раз поглядел по сторонам. Белые чистенькие памятники, все совершенно одинаковые, выстроились рядами, будто кто-то специально замерял ровные линии для их установки. Различие было лишь в цветах, которые росли на могилах – очевидно, в вопросе украшения последних пристанищ умерших людей выбор предоставлялся родственникам усопших.
- А какие у эльфов кладбища? – поинтересовался Рёджи, подумав, что у детей лесов последние пристанища должны выглядеть так же, как кладбище в Хайдаларе: вычищенными и аккуратными.
- У эльфов нет кладбищ, - спокойно ответил на это Леда, и Рёджи не на шутку удивился.
- А что же вы тогда делаете с мертвецами? Нет, ну понятно, что вы бессмертные создания и все такое, но может же случиться, что эльф умрет? С утеса там свалится или кинжалом в шею получит…
- Может, конечно, - вздохнул Леда. – Перед насильственной смертью мы так же бессильны, как и люди. Тела умерших друзей мы сжигаем.
- А пепел развеиваете по ветру? – догадался Рёджи.
- Вроде того, - сдержанно улыбнулся Леда.
- А где же тогда бродят неупокоенные эльфийские души, если кладбищ нет? – не унимался любопытный Рёджи, пока они шли в сторону сторожки.
- Души эльфов нигде не бродят, - еще раз вздохнул эльф. – Они умирают вместе с телом.
От такого заявления Рёджи на секунду опешил, замерев на месте, но тут же опомнился и поспешил вперед.
- Подожди. Как такое может быть? – не захотел поверить в услышанное он. – Душа – она же бессмертная. Дух живет вечно и… Ну и все такое.
- Совершенно верно, - не стал спорить Леда. – У людей так и есть. Человеческую душу нельзя убить.
- А эльфийскую, стало быть, можно? – еще раз уточнил Рёджи.
- Да, в этом и заключается вечная ирония, - не без грусти, как показалось Рёджи, произнес тот. – Считается, что эльфы бессмертны, а людской век краток и быстротечен. Но на деле дух человека не подвластен времени, а эльфы умирают один раз и навсегда. Именно поэтому у нас нет кладбищ – нет смысла приходить и поминать того, кого больше не существует.
Услышанное так сильно поразило Рёджи, что он растерянно замолчал. О существовании бессмертной души любой ребенок знал с самого раннего возраста, и теперь ему было дико слышать, что удивительное существо, которое должно было прожить еще немало столетий, а то и тысячелетий, рано или поздно канет в небытие, не оставив вообще ни следа. Отчего-то Рёджи стало бесконечно жаль и Леду, и других эльфов, которых в конечном итоге не ждало ничего.
- Но что же происходит с эльфами после смерти? – уныло спросил он.
- Ничего. После смерти мы исчезаем. Просто исчезаем, - пожал плечами Леда. – Есть легенда, что каждый умерший эльф становится звездой на ночном небосводе, чтобы до скончания веков дарить свет и указывать путь живым товарищам. Но мне кажется, это просто выдумка.
- Очень хорошая легенда, - убежденно заверил его Рёджи. Мысль о том, что после смерти эльфы становятся звездами, казалась ему более ободряющей, чем безнадежное исчезновение.
- Ты как будто расстроился? – весело поглядел на него Леда и Рёджи тут же смутился.
- Мне бы не хотелось, чтобы однажды от тебя ничего не осталось, - тем не менее, честно признался он. – Я, конечно, по твоим меркам вообще очень скоро помру, но все равно чего-то мне не нравится, как ты будешь себя вести без меня.
Конец фразы прозвучал немного шутливо, но Леда даже не улыбнулся, а наоборот почему-то нахмурился и отвернулся. Рёджи хотел сострить и сказать в тон другу, что тот как будто расстроился, но в этот миг невдалеке на безлюдной аллее мелькнул силуэт, и друзья, не сговариваясь, поспешили в сторону незнакомца, который наверняка должен был оказаться сторожем.
Так оно и вышло. Неприметного вида старик остановился, пока ждал, когда незнакомцы приблизятся, выслушал краткие приветствия, хмуро кивнул и поинтересовался, что понадобилось приезжим господам на кладбище хайдаларцев.
- Подскажите, а когда происходило последнее захоронение, если не считать погибших членов Совета? - задал вопрос Леда после того, как показал сторожу бумагу градоначальника и в двух словах объяснил, чем они занимаются.
- Да с прошлого лета вроде ни одного не было, - почесал макушку старик. – Стало быть, около года назад.
- Вы уверены? – уточнил Леда, который даже не выглядел удивленным.
- А то, - флегматично поглядел на него тот. – Мальчишка с окраины на дерево влез, ветка под ногой треснула, он и свалился, шею свернул. Жалко.
- Жалко, - эхом ответил ему Леда, будто даже не вдумываясь в услышанное. – А скажите, в Хайдаларе нет еще кладбищ?
- Что вы, ни одного, - помотал из стороны в сторону головой сторож. – У нас и на этом хоронить некого.
- Возможно, захоронения проходят еще где-то? – не унимался настойчивый Леда. – Может, у стен храмов духов или у старых капищ?
- Зачем хоронить у храма, когда есть кладбище? – удивился старик. – А капищ у нас отродясь не было.
Леда замолчал ненадолго, будто обдумывая, сможет ли старый сторож помочь им еще чем-то, и тут Рёджи осенило неожиданной идеей.
- А далеко отсюда до ближайшего поселения? – спросил он. – Деревни там какой-нибудь или села побольше?..
- Далеко, - перевел на него взгляд тусклых старческих глаз старик. – За горным хребтом, через перевал, да и оттуда путь неблизкий.
- А возле самого города, за стенами, что, ни одной маленькой деревушки не будет? – настаивал Рёджи.
- Вольный город Хайдалар, единственный, благостный и неповторимый, и так не слишком велик, чтобы обрастать деревеньками, - не особо воодушевленно сообщил старик.
- И слишком дрожит над своим источником, чтобы подпустить к нему кого-то, - пробурчал Рёджи.
- Что? – не расслышал его слов сторож, но Рёджи только отмахнулся.
Когда они с Ледой вышли за ворота и немного отъехали в сторону, Леда похвалил его.
- Молодец, хорошая идея насчет ближайших сел, - произнес он. – Мне не пришло это в голову, а на самом деле, это первое, что можно было подумать. Человек, призрак которого является членам Совета, мог жить не в самом Хайдаларе, а где-то поблизости.
- Мог ли призрак перебраться через хребет? – спросил польщенный похвалой Рёджи, и Леда только улыбнулся.
- Преград в мире людей для призраков не существует, но беда в том, что они не могут уходить далеко от своих бренных останков, - пояснил он.
- Далеко – это насколько далеко?
- Думаю, место нахождения мертвого тела должно быть все-таки в городе или в непосредственной близости от него, - ответил эльф.
- М-да уж, - пробормотал Рёджи. – Так можно до скончания века искать. Копаться под каждым деревом, не зарыл ли кто старушку.
- Поэтому этого мы делать не будем, - согласился с ним эльф, а Рёджи тут же спросил:
- Тогда что делать? Похоже, призрак тоже завел нас в тупик.
- Пока что мы отправимся домой и займемся чтением, - недолго думая, вынес свой вердикт Леда, отчего Рёджи аж в седле подскочил.
- Так нельзя, Леда! – возмутился он. – У нас задание нерешенное, а ты думаешь о таких глупостях.
- Пока ты будешь читать, я буду думать о нашем задании, - явно веселясь, улыбнулся ему эльф. – А вечером, когда начнет смеркаться, мы отправимся в парк смотреть на легендарный источник.
- Это что, это ты сейчас хочешь сказать, что мы будем читать до вечера? – не поверил своим ушам Рёджи.
- Еще считать, - уточнил Леда. – Мы давно не занимались счетом. Ты, наверно, уже позабыл, как складывать и вычитать.
- Я надеюсь, это шутка была? – мрачно уточнил Рёджи, но Леда только коня пришпорил и, обогнав его, быстрей поскакал по улице. – Эй, Леда, я вообще-то спросил тебя сейчас!
- Я не шучу такими вещами, как наука, - бросил через плечо эльф и тронул поводья, приказывая коню скакать быстрей.
Рёджи не успел рассмотреть точно, но ему показалось, что Леда от души смеется, потому, коснувшись пятками боков Веснушки, Рёджи поспешил за другом, пока еще не зная, что сделает, когда догонит его.
…Огромный, в несколько гектар парк, издалека больше походивший на ухоженный лес, как ни странно начинался с храма духов. Никогда прежде Рёджи не видел, чтобы храм строили в таком проходном месте, ведь одним из главных условий призыва добрых, благосклонных к людям инфернальных существ были покой и тишина. Наверняка духи не пожелали бы приходить в места, где царят беспорядок и неразбериха.
Поклоняться духам жители Локстена начали еще тысячелетия назад: еще тогда удалось доподлинно установить, что если задобрить благосклонных духов и прогнать злых, человеческая жизнь может стать в разы успешней и благополучней. Тогда же были построены многочисленные храмы, которые выросли по всей стране, как грибы после дождя. Придя в такой храм и сделав небольшое пожертвование, любой человек мог получить маленький бумажный фонарик с крохотной свечкой и, прошептав известные слова, для каждого духа свои, заручиться поддержкой незримого помощника. Правда, совсем не факт, что дух захотел бы откликнуться, а если захотел бы, не обязательно нашел бы в себе силы помочь. Однако в желающих попытать счастья отбоя не было – в любом городе Локстена у храмов всегда толпились люди.
- Не хочешь зайти? – спросил Рёджи, кивнув в сторону храма. Почему-то с этот момент он вспомнил о своей матери, которая каждый выходной ходила в храм и зажигала свечку, прося духов уберечь семью от невзгод. Только в итоге духи никак не помогли, и вспомнив об этом, Рёджи подумал, что в храм заходить уже не хочет.
- Нет, - тоже не выразил желания Леда. – Культура моего народа далека от поклонений незримым сущностям и от поклонения духам, в частности, тоже.
- Что же, эльфы совсем ни в кого не верят? – удивился Рёджи и огляделся по сторонам, желая понять, надо ли Веснушку оставить у входа, или же можно и дальше следовать верхом. Привязанных лошадей не было видно, и Рёджи предположил, что Веснушка никому не помешает.
- Я верю в силу собственного ума и силу воли, - улыбнулся эльф и зачем-то погладил шею своего вороного коня.
- Ну это разумеется, ум у тебя во какой, - проворчал Рёджи, вспоминая, как не далее пары часов назад эльф старательно вбивал знания в его голову, а Рёджи как болван ничего не мог запомнить. – Ну а во что-то, что как бы выше вас, не верите?
- Разумеется, у эльфов есть верования, - не стал скрывать Леда. – Но это не поклонение, это именно вера. Мы верим в существование богов, которые этот мир создали и управляют… То есть, управляли им когда-то.
- Боги? – заинтересовался и мгновенно воодушевился Рёджи. – А что за боги? И как они выглядят? И почему теперь не управляют?..
- Не так много вопросов, - тихонько рассмеялся эльф и поднял руку в предупреждающем жесте, призывая Рёджи не частить. – Никто не может знать, как выглядят боги. Их же никто никогда не видел, доподлинно неизвестно, существуют ли они вообще. Даже существовали ли они хоть когда-то.
- Ну а почему вы тогда считаете, что они ничем не управляют? – не отставал от него Рёджи. – Если вы даже не знаете, какие они…
- В последние столетия в мире творится столько зла и ужаса, что в существование какого-то высшего разума не получается верить, - вздохнул эльф, и в его голосе Рёджи послышалась неподдельная скорбь, как будто Леда говорил о чем-то, крайне важном для него. – И тут одно из двух: либо богов не существует больше, либо они спят.
- Разве боги могут спать? – неуверенно улыбнулся Рёджи, пока не понимая, не разыгрывает ли его Леда.
- Сейчас происходит столько всего, что безучастность богов может оправдать только их отсутствие, - жестко ответил Леда. – Или сон. Тут уж кому какая версия больше по вкусу.
- А что происходит-то? – окончательно растерялся Рёджи, и теперь уже Леда вздохнул глубоко и шумно.
- Очень скоро этот мир изменится, и не в лучшую сторону. Он уже меняется, только люди не чувствуют этого. Не все люди чувствуют, скажем так, - будто нехотя пояснил эльф.
- Я ничего не чувствую, - честно покаялся Рёджи.
- Это хорошо, на самом деле, - Леда искоса взглянул на него и тепло улыбнулся, как будто до этого не говорил о каких-то серьезных и важных для него вещах. – Ты простой и честный, и вся эта гадость тебя не касается пока. Но потом, когда грянет гром, пострадают все, и в первую очередь такие, как ты.
- Так. Это ты что сейчас выдумываешь такое? – возмутился Рёджи. – А ну-ка объясни мне нормально, что происходит, и о чем это ты говоришь.
- Пока не могу, - будто бы даже виновато признался Леда. – Всему свое время, Рёджи. Но я обещаю, что однажды обо всем тебе расскажу.
- Понимать бы еще, о чем это, обо всем… - проворчал Рёджи, но Леда бросил на него такой потерянный и несчастный взгляд, что он приказал себе замолчать, догадываясь, что и так коснулся какой-то крайне неприятной другу темы.
Широкая аллея постепенно сужалась, и когда они доехали до того места, где проторенная дорога превращалась в узкую пешеходную тропку, пришло время оставить лошадей.
- Веди себя хорошо, - потрепал по гриве Веснушку Рёджи. – Не приставай ни к кому. К источнику не ходи, а то напьешься и будешь жить еще сто лет.
Веснушка громко заржал, выражая свое согласие слушаться, а Рёджи поспешил за Ледой, который немного ушел вперед.
По мере приближения к целительному источнику дорожка спускалась все ниже, и вскоре ее полностью закрыл деревянный дощатый настил, который, как догадался Рёджи, защищал ноги посетителей от грязи и влаги, неизбежных с таким сыром ущелье. Хотя час был еще не поздним, кроны высоких древних деревьев почти полностью ограничивали проникновение света, и лишь косые лучи закатного солнца, пробивавшиеся то тут, то там, напоминали о том, что вечер только начинался. В остальном же аллея возле источника не особо отличалась от обычных парковых: гости города и хайдаларцы прогуливались неторопливо, парами и поодиночке, кто-то переговаривался, кто-то громко смеялся. Девушки в забавных старомодных нарядах предлагали прохожим купить маленькие букетики цветов или сладости, невдалеке, расположившись прямо на земле, играл на неизвестном Рёджи струнном инструменте музыкант. Направляясь в сторону источника, Рёджи и Леда поравнялись с ним. В отличие от нищих попрошаек, пытающихся заработать пару монет своим заунывным воем, этот музыкант не походил на оборванца, да и деньги не просил – будто играл и пел в свое удовольствие. Рёджи подумал, что они с Ледой в обычной, привычной им одежде, выглядят проще и беднее, чем этот уже немолодой человек. А подойдя еще ближе, Рёджи понял, что музыкант слепой, и что поет он очень даже неплохо.
Как раз по мере их приближения тот доиграл незнакомую Рёджи песню, замолчал ненадолго, а потом продолжил. Теперь мелодия была какой-то особенно печальной и трогательной, Рёджи заслушался невольно и даже не сразу заметил, что Леда замер на месте и, не двигаясь, слушает.
- Что?.. – начал было Рёджи, обернувшись, но Леда поднял руку в предупреждающем жесте, призывая молчать и не мешать.
Вокруг сновали люди, которые шумели и переговариваясь, но Рёджи даже в такой ситуации смог оценить красоту и печаль мелодии. И только он подумал о том, что слова испортят все очарование, как музыкант запел.

Она всегда была кошка, а он был драконом,
И лунные ночи на теплом бетоне
Она проводила, греясь его огнем.
Они смотрели вниз, они ходили по крышам,
И этой ночью я тоже их слышал -
Их тени ловил иногда тусклый свет фонарей.
Прекраснее пары я не видел нигде.
Он пел ей песни на своем языке.
Ни одна кошка в мире не поспорила бы грацией с ней.

Как ни странно, слова прозвучали в унисон с музыкой, очень гармонично и как будто бы правильно, и лишь когда начался проигрыш, Рёджи тряхнул головой и негромко проговорил:
- Странная песня, - дал наиболее подходящее определение он.
- Эльфийская, - шепотом ответил ему Леда, и Рёджи изумленно поглядел на него.
Хотя Леда смотрел на музыканта, глаза эльфа словно видели пустоту, и Рёджи показалось, что мысленно тот сейчас бесконечно далеко. Почему-то Рёджи это не понравилось: захотелось встряхнуть Леду за плечи и попросить вернуться в реальный мир, чтобы он снова стал правильным и занудным напарником, к которому Рёджи так привык. Но в этот миг Леда выглядел таким потерянным и непривычным, каким Рёджи не видел его никогда прежде. И он не смог ни сдвинуться с места, ни сказать ни слова, потому что понимал: сейчас ему открывается какая-то незнакомая сторона характера его друга, о которой он даже не подозревал.

Око полной луны, даже ветер затих,
Казалось, ночь была только для них,
Но утро зевало из окон,
И я, проходя открытым пролетом,
Видел, как дракон прощается с ней.
Могучие крылья наполнили воздух.
Наверное, он полетел к своим звездам,
Она мягко скользнула с крыши в мир привычных страстей.
С тех пор я никогда уже не слышал о ней.

Безусловно, песня была печальной, хотя Рёджи не слишком понимал, о чем в ней поется. Он решил, что обязательно спросит об этом у Леды потом, когда дослушает до конца. И как по заказу, музыкант закончил петь и мягко коснулся струн в последнем аккорде.

Наверное, когда-нибудь, лет через сто,
Я тоже взлечу, разбив собою окно,
И буду сидеть на крыше, и греться огнем.

Когда музыка стихла, Рёджи поймал себя на желании поаплодировать, но это показалось неуместным. Вокруг все так же прогуливались люди, кто-то куда-то торопился, кто-то, напротив, глядел по сторонам и мечтал о чем-то, и пока Рёджи растеряно озирался, музыкант снова заиграл какую-то новую песню.
А Леда будто из транса вышел, тряхнул головой и сделал решительный шаг к неизвестному слепому певцу, но тот уже начал играть снова, и эльф не решился прервать его. Рёджи не знал, что именно друг хотел сказать ему, но предполагал, что слова благодарности.
- Я как будто на родину вернулся, - сообщил эльф Рёджи, когда они отошли немного. Вероятно, именно эти слова предназначались музыканту. Глаза Леды были широко распахнуты, и он даже дышал чуть более учащенно, словно испытывал невероятные эмоции.
- Откуда он знает эльфискую песню? – подивился Рёджи, бросив взгляд через плечо назад.
- О, в этом нет ничего удивительного, - отмахнулся Леда, которому, видимо, постепенно удавалось взять себя в руки. – Немало эльфийских песен известно в мире. Просто часто люди не знают, какому народу они принадлежат. А эта просто более редкая, чем какие-то другие.
- И непонятная, - добавил Рёджи. – Какие-то кошки, драконы…
- Это все метафоры, - покачал головой Леда, но, поймав недоуменный взгляд Рёджи, пояснил. – В смысле, в песне поется вовсе не о животных. Скорей всего, тот музыкант сам не осознавал, о чем рассказывал.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:53 | Сообщение # 24
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- И о чем же? – начал терять терпение Рёджи – ему хотелось поскорей узнать, что было в той песне, а Леда будто нарочно не торопился или не хотел делиться.
- На самом деле, это песня о любви эльфа и человека, - немного замявшись, произнес тот, а Рёджи почувствовал, как у него шире распахиваются глаза.
- О че-ем? – недоверчиво протянул он.
- О любви эльфа и человека, - повторил Леда, но Рёджи перебил его.
- Да это я понял, - нетерпеливо заявил он. – Просто… Просто разве бывает такое?..
Последний вопрос будто завис в воздухе, потому что молчание Леды показалось Рёджи мучительно долгим, словно их обоих куполом накрыла тишина.
- А почему нет? – только пожал плечами тот. – В чем-то люди и эльфы похожи, и все может быть.
Рёджи только раскрыл и закрыл рот. Все то время, что он был знаком с Ледой, напарник казался ему высшим существом, не похожим ни на кого на свете, прекрасным и недостижимым, на которого можно только молиться, но не стоит даже приближаться. И теперь так просто Леда рассказывал о том, что "все может быть", да еще и сообщал, что о любви людей и эльфов даже песню сочинили.
- Просто такая любовь заранее обреченная, - негромко продолжил Леда. – Людской век слишком недолог, и однажды человек оставит эльфа, чтобы никогда не вернуться. Тому, кто остается, всегда хуже, чем тому, кто уходит.
- Получается, дракон – это человек, а кошка – эльф? – догадался Рёджи, все еще немного растерянный от полученных сведений.
- Так и есть, - согласился Леда и добавил. – Тот музыкант не допел песню до конца. Но это и к лучшему.
- Почему к лучшему?
- Потому что конец там совсем печальный, - объяснил Леда, и не успел Рёджи спросить, как же заканчивается эта грустная песня, и что стало с кошкой и с драконом, когда эльф неожиданно строго одернул его: - Так, соберись. Сейчас надо будет говорить и отвечать крайне осторожно.
Рёджи перевел удивленный взгляд на аллею перед ними и сразу понял, почему так напрягся и насторожился Леда: навстречу к ним неторопливой походкой шел сам градоначальник под руку со своей дочерью.
- Какая неожиданная и приятная встреча, - произнес Камиджо с учтивой улыбкой, когда поравнялся с Рёджи и Ледой. Эльф улыбнулся в ответ и кивнул, а Рёджи замер рядом со скучающим видом. – Вы решили поглядеть на магический источник?
- Совершенно верно, - подтвердил его предположение Леда. – Нам бесконечно интересно своими глазами увидеть таинство, о котором так много говорят.
"И мы бесконечно торопимся", - хотел добавить Рёджи. Накануне вечером он покинул дом градоначальника в переполохе, и Айри не успела заручиться его обещанием прийти на следующий день. Теперь Рёджи опасался, что девушка снова вцепится в него мертвой хваткой, и уповал лишь на то, что присутствие отца сдержит ее.
Однако надеялся Рёджи напрасно – стоящий рядом и слышащий все до последнего слова Камиджо ничуть не смущал ее, и без зазрения совести девушка тут же принялась флиртовать.
- Рёджи, я вам несказанно благодарна за проявленное мужество, - кротко пролепетала она и опустила ресницы. – Если бы не ваше присутствие, я бы умерла от страха.
- Я тоже чуть не откинулся, - честно признался ей Рёджи. Выглядеть смелым и прекрасным перед юной барышней он не желал, напротив, надеялся, что та поскорей разочаруется и оставит его в покое.
- О нет, что вы! Мне рассказали, что вы были спокойны и уверены, когда… увидели привидение, - хотя поведение девушки было жеманным и неестественным, на последних словах она едва заметно побледнела. Очевидно, призрак на самом деле сильно напугал ее.
- Милая, не стоит бояться духов, - вкрадчиво произнес Камиджо и ласково погладил ее руку, которой девушка держалась за его локоть. – Они не могут причинить вреда человеку.
- Все равно, это было жутко, - покачала головой Айри, и Рёджи тоже решительно закивал, соглашаясь, что зрелище представляло собой тот еще кошмар. – Такая старая, отвратительная старуха…
- А вы не знаете, кто может быть этим призраком? – поинтересовался эльф, проницательно поглядев на градоначальника. – В смысле, кем этот человек был при жизни? Рёджи говорит, что видел образ высокой худощавой старухи.
- Даже представления не имею, - и бровью не повел градоначальник, так же спокойно и уверено глядя на Леду, как тот смотрел на него.
"Ты лжешь", - почему-то подумал в этот миг Рёджи, хотя что являлось основанием для этого домысла, он сам не знал: Камиджо говорил уверенно и убежденно.
- А Хизаки знал? – вдруг спросил эльф, немного прищурившись, на что Камиджо только изумленно поднял брови.
- Никак не могу знать, - заявил он. – Если Хизаки что-то и знал, он унес эту тайну с собой. Земля ему пухом.
- Ваш сын говорил, что незадолго до смерти он пришел к вам рассказать о призраке и несколько раз повторил фразу "это была она", - не отступал Леда. – Может, это была та самая старуха, образ которой появился в вашем доме?
- Мой сын слишком много болтает, - приторно-сладко улыбнулся градоначальник. – Я не помню, о чем говорил Хизаки незадолго до смерти, но никаких призраков мы с ним не обсуждали. Он свихнулся после того, как увидел привидение, окружил себя охраной и хотел даже выписать из Саруны некроманта, который смог бы прогнать духа. Но со мной лично он ничего такого не обсуждал.
- И почему не вызвал? – спросил Рёджи. – Некроманта, в смысле, почему не вызвал?
- Так Совет и не позволил, - пожал плечами градоначальник. – Хайдалар - закрытый город, чтобы приглашать сюда всякую шваль лишь потому, что кому-то что-то померещилось.
На последних словах Камиджо поморщился, а Рёджи безошибочно определил, что они с Ледой первые в списке швали, которую тот не желал видеть в родном городе.
- Скажите, а нет ли в непосредственной близости от города каких-то жилых поселений? – проигнорировал нехороший подтекст в его словах Леда.
- Какие ж тут поселения? – вместо отца произнесла Айри и удивленно захлопала ресницами, вполне искренне, как показалось Рёджи.
- Мало ли, - пожал плечами Леда. – Какая-то небольшая деревушка. Может, небольшое рыбацкое селение.
- Нет, ничего такого за стенами города нет, - ответил на его вопрос градоначальник. – Видите ли, Хайдалар стоит на совсем небольшом пяточке на берегу моря. Северная стена вплотную прилегает к горному утесу – там просто негде строить дома. А с других сторон в зимнее время года город омывают волны, которые порой бывают крайне сильными. Любое поселение, построй его кто-то поблизости, смоет в первую же непогоду. Стена защищает нас не только от непрошеных гостей, но и от сил природы.
- Вот оно что… - задумчиво пробормотал эльф, а Камиджо кивнул:
- Да, все именно так. На мили вокруг от Хайдалара нет ни одной деревушки. И кстати, вы можете сами в этом убедиться, если подниметесь в беседку.
На этих словах градоначальник взмахнул рукой, и, поглядев в указанном направлении, Рёджи увидел то самое красивое строение с белыми колоннами, которые высилось далеко на утесе, и на которое он обратил внимание еще вчера.
- Это место мы называем беседкой надежды и боли, - пояснил градоначальник. – С нее открывается изумительный вид на море, город, а также на все ближайшие окрестности. Если вы заберетесь наверх, что сделать достаточно просто – туда ведет широкая хоженая аллея – то сами убедитесь: в округе нет никаких поселений.
- Благодарим за совет, - учтиво поклонился ему Леда. – Обязательно последуем ему. А почему у беседки такое странное название?
- Потому что с давних времен на этом месте молодые люди признавались своим избранницам в любви и даже делали предложение руки и сердца, - тихо произнесла Айри и будто смутилась от того, что рассказала.
- И так как порой девушки отказывали, место и получило название надежды и боли, - закончил за нее отец. – Своей жене я делал предложение именно там. Впрочем, почти все супружеские пары в Хайдаларе начали свой путь с этой беседки.
- А еще неоднократно имели место случаи, когда люди бросались с утеса в море, - снова заговорила Айри, и теперь ее глаза заблестели от волнения. – Когда возлюбленная или возлюбленный отказывали во взаимности, несчастные влюбленные прыгали со скалы и разбивались насмерть.
Услышав эту часть истории, Рёджи недоверчиво хмыкнул. Ему с трудом верилось, что подобное возможно, и он в принципе не представлял, чтобы кто-то наложил на себя руки по такому никчемушному поводу, как отказ девушки. Проблемы здесь он вообще не видел: отказал одна, поищи себе другую. Однако вслух он произнес иное.
- А что, удобная беседка, - пожал плечами он. – Пришел и сразу решил все проблемы. Отказала девушка – берешь, прыгаешь в море.
- О, Рёджи, вам доводилось страдать от неразделенной любви? – по своему истолковала его слова Айри и в драматичном жесте прижала руку к сердцу.
- Нет. Я же всем нравлюсь, - проворчал Рёджи, которому показушное поведение девушки не нравилось.
- А выжил хоть кто-нибудь из тех, кто прыгал со скалы? – поинтересовался эльф, и Рёджи показалось, что он с трудом сдерживает улыбку.
- Нет, никто, - убежденно заверил его Камиджо. – Дело в том, что даже если человеку, падающему с такой высоты, удастся не разбиться о воду, внизу его встретит очень сильное течение, перебороть которое не в силах даже самый умелый пловец.
- Печально, - заметил на это вежливый Леда, а Рёджи подумал, что ничего печального в том, что померла пара идиотов, нет. И мысленно посоветовал всем потенциальным самоубийцам десять раз подумать, прежде чем влюбляться в кого попало.
- Пожалуй, на этом мы откланяемся, - начал прощаться первым градоначальник. – Меня ждут неотложные дела, а вам я желаю получить удовольствие от созерцания источника вечной молодости.
- Благодарим, - поклонился ему Леда. – Уверен, что это зрелище мы будем помнить на протяжении всей жизни.
- Рёджи, я жду вас вечером, - улыбнулась Айри, а Рёджи, который уже топтался на месте, чтобы поспешить к источнику и поскорей отделаться от не в меру общительного градоначальника, замер на месте. – Я сегодня хотела бы прогуляться по берегу ночного моря. Вам доводилось видеть лунную дорожку?
- Не доводилось, - упавшим голосом признался Рёджи и бросил умоляющий взгляд на Леду, без слов прося прийти ему на помощь. Однако эльф смотрел куда-то в сторону и спасать Рёджи не спешил.
- О, это удивительное зрелище, - заверила его девушка. – Просто потрясающее по своей красоте. Сейчас как раз полнолуние, а погода обещает быть хорошей, и мы увидим дорожку во всей красе.
- Если только ваш отец не будет против, - вспомнив, как ведет себя всегда вежливый эльф, Рёджи попытался скопировать жест и неуклюже поклонился градоначальнику.
В глубине души Рёджи надеялся, что тот не одобряет общение собственной дочери с простолюдином. Однако Камиджо, видимо, действительно обладал широкими взглядами и о незначительности титулов говорил не только ради красивого слога.
- Разумеется, нет, - сдержанно улыбнулся он Рёджи. – Я только рад, что Айри проводит время с таким достойным молодым человеком.
Достойный молодой человек в лице Рёджи хотел в отчаянии возвести глаза к небу, но усилием воли сдержался и только покорно кивнул. На этом они раскланялись с градоначальником и пошли каждый своей дорогой.
- Леда, ты мне друг или пустое место? – взорвался Рёджи, когда они отошли на приличное расстояние, и Камиджо с Айри не могли больше слышать их.
- О чем ты? – удивился такому вопросу эльф.
- О том, что надо было соврать, что у нас на вечер дела, и ты меня не отпускаешь! – сурово отчеканил Рёджи.
- Кто я такой, чтобы не отпускать тебя? – неподдельно удивился Леда.
- Ты мой напарник, и ты тут главный, - безапелляционно заявил Рёджи. – Когда я в следующий раз буду смотреть на тебя с мольбой, значит, надо меня спасать. Понятно?
- С мольбой – это как? – решил на всякий случай уточнить эльф, а Рёджи от злости скрипнул зубами: его друг откровенно развлекался и не видел никакой беды в том, что Рёджи потратит еще один вечер в компании скучной и неинтересной девицы.
- Тебя боги твои накажут за такое издевательство, - вместо ответа с обидой заявил Рёджи, и эльф негромко рассмеялся. – Еще один вырванный из жизни вечер…
- Лунная дорожка очень красива, - заметил на это Леда. – Я думаю, созерцание ее принесет тебе немало приятных эмоций.
- Вот и пошли бы вместе на нее смотреть! Так нет же, опять эта Айри… - то ли в голосе Рёджи звучала неприкрытая обида, то ли Леде надоело с ним спорить, но эльф только вздохнул и не сказал больше ни слова.
…Лунная дорожка и правда оказалась красивой, хотя Рёджи представлял ее себе несколько иначе. Однако вечер не приносил радости, потому что рядом с ним на расстеленном на песке плаще сидела девушка и старательно прижималась к его плечу. Скосив взгляд, Рёджи отметил, что с каждым разом декольте знатной барышни становится все глубже, и невольно засмотрелся, что не укрылось от внимания Айри.
- И что было дальше? – проворковала та, прижавшись еще сильней, а Рёджи с усилием отвел глаза.
- Дальше я спросил у Леды, что надо делать с источником, нужно ли в нем купаться или что, и на меня, как на врага Хайдалара посмотрели все, кто у того источника толпился.
- Рёджи… - Айри звонко рассмеялась и крепче сжала тонкими пальчиками его локоть. – В источнике ни в коем случае нельзя купаться! Это же… Это же кощунство! Из него можно только пить, и не более одного глотка в день!
- Спасибо, я уже в курсе, - проворчал Рёджи. – Леда, как оказалось, все это знал, но не успел мне рассказать, потому что я сначала сам поинтересовался.
На самом деле, источник не произвел на Рёджи особого впечатления. Когда они с Ледой дошли до конца аллейки, деревянный настил перешел в такой же деревянный мостик, перейдя который, они оказались у самого источника. Тот имел совершенно неприметный вид, напоминал собой слабый ручеек, бивший из-под земли и тут же под землю уходивший. Чтобы облагородить священное место, по краям источник был обложен мелкими белыми камешками, однако он все равно походил на небольшую неприметную лужицу. И лишь одна единственная деталь выдавала его магическую суть: над местом, откуда била вода, воздух мерцал, словно в полуметре над землей зависли крохотные переливающиеся блестки.
Леда сказал, что это странное явление можно увидеть только в сумерках, вечером или на рассвете, а в иное время суток источник ни чем не отличается он обычного горного ручейка, с той лишь только разницей, что ручей бьет из-под земли и течет куда-то в сторону. Вода же из источника никуда не утекала – она выходила из недр земли и уходила туда же.
- Никогда такого не видел, - признался Леда, внимательно разглядывая чудо Хайдалара. Рёджи пожал плечами – он тем более не встречал ничего подобного.
Возле источника держала караул пара стражников, которая так же следила за тем, чтобы посетители брали маленькие стаканчики, которые выдавали тут же, и делали не больше одного глотка. Рёджи тоже не отказался попробовать, и понял, что на вкус вода ничем не отличалась от обыкновенной. Чувствовать себя юнее и прекрасней он тоже не начал.
- Обязательно ходи к источнику каждый день, - с придыханием произнесла Айри. – Он целительный, и вода из него принесет тебе ни мало пользы.
- Да-да, я стану вечно молодым и прекрасным, - пробормотал Рёджи и немного отодвинулся: казалось, еще чуть-чуть, и девушка заберется к нему на колени.
Прежде Рёджи даже подумать не мог, что знатные барышни бывают такими же навязчивыми, как крестьянские дочки. Но если сговорчивость вторых ему всегда льстила, то к столь близкому общению со знатью Рёджи был не готов. Чтобы занять себя хоть чем-то и отвлечь внимание от девушки, которая так старательно пыталась его привлечь, Рёджи набрал в жменю песка и принялся бездумно просеивать его сквозь пальцы.
- Как продвигается ваше расследование? – уже почти промурлыкала Айри и вытянула согнутые до этого в коленях ноги.
Длинная юбка немного задралась, и взору Рёджи открылись лодыжки девушки. Только теперь он подумал о том, до чего кукольно хрупкой была Айри. Ноги у нее были тонкими и белыми, как у фарфоровой статуэтки, и теперь Рёджи уже с усилием отвел глаза.
- Нормально, - немногословно ответил он. – А что?
- Мне просто интересно, - с придыханием шептала Айри. – Уверена, что такой умный и проницательный человек, как ты, обязательно догадается, что там и к чему.
- Умный и проницательный у нас Леда, а не я, - от упоминания о друге Рёджи улыбнулся и набрал еще песка в ладонь. Не к месту он вспомнил, как Камиджо назвал эльфов детьми луны, и подумал, что в лунном свете Леда должен выглядеть особенно красиво, даже нереально. Наверняка кожа эльфа в неверном освещении казалась особенно белой, а глаза глубокими и черными. Впрочем, таких красивых глаз, как у Леды, Рёджи еще не видел ни у единого живого существа.
- Я уверена, ты преуменьшаешь свои достоинства, - ответила Айри с легким раздражением в голосе, которое Рёджи все равно не разгадал.
- О нет, не преуменьшаю, - фыркнул Рёджи, перед глазами которого все еще стоял образ друга. – Леда все-таки не человек, и ни одно существо в мире не сравнится с ним ни по уму, ни по ловкости, ни по красо… В общем, не сравнится.
- Ну еще бы, - без особо энтузиазма протянула Айри и наконец перестала прижиматься к Рёджи. В чем причина такой перемены в поведении он не понял, но временной передышке обрадовался. – Если жить вечно, можно многое выучить и узнать. Сколько ему лет?
- О, ты не поверишь, - рассмеялся Рёджи. – Ему аж целых…
И Рёджи чуть было не выдал возраст своего напарника, когда внезапно вспомнил, как строго смотрел на него Леда, требуя ни при каких обстоятельствах не обсуждать его самого с Айри.
- Много ему, очень много, - осекшись, сообщил он, а девушка нахмурилась:
- Это что, такой секрет? Или ты сам не знаешь?
- Знаю, - признался Рёджи. – Но я не думаю, что это правильно, обсуждать моего друга с кем попа… С тобой. Вот.
Если Айри и обиделась от этого заявления, она никак не выказала своих чувств. Подтянув ноги к груди, она обняла их обеими руками и посмотрела в сторону морской глади и лунной дорожки, а Рёджи порадовался долгожданной тишине и тому, что Айри перестала его обнимать.
"Надо мне все же как-то отдохнуть с какой-нибудь красивой девушкой", - подумал Рёджи, глядя на струйку песка, льющуюся из его ладони. – "С какой-нибудь красивой, но обычной. А то я и правда как-то совсем давно…"
Но додумать мысль до конца Рёджи не успел, потому как в этот миг взял еще пригоршню песка и неожиданно почувствовал в руке какой-то странный чужеродный предмет.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:53 | Сообщение # 25
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Это что такое? – пробормотал он, глядя на собственную раскрытую ладонь.
Айри, заинтересовавшись, подалась к нему ближе, а Рёджи взял странную находку пальцами свободной руки и отряхнул ладонь от песка.
Необычный камешек был совсем маленьким, с полфаланги пальца, белым и гладким. Рёджи даже предположить не успел, что бы это могло быть, когда Айри убежденно произнесла:
- Невероятно! Ты нашел жемчужину! Еще и такую крупную…
- Крупную? – удивился Рёджи и покрутил находку в руках. Жемчуг он прежде не видел, а именно эта жемчужина казалась совсем крохотной.
- Конечно, - убежденно заверила его Айри. – За такую можно выручить порядка пятнадцати-шестнадцати золотых. Она очень большая для жемчуга, а еще она правильной формы. Все это увеличивает ценность.
- А какая форма правильная? – поинтересовался Рёджи, все еще не веря в то, что нашел нечто действительно важное.
- Правильная – это идеально круглая, - объяснила Айри. – Тебе сейчас в темноте не видно, но при свете дня жемчуг очень красив. У него приглушенный матовый цвет, отчего тот выглядит весьма благородно.
Рёджи плохо представлял, что такое приглушенно матовый, и как малюсенький камушек может выглядеть благородно, а Айри, почему-то лукаво прищурившись, вкрадчиво добавила:
- Существует такое поверье, что если ты нашел на побережье жемчужину, ее надо подарить кому-то, кого ты знаешь совсем недавно. Тому, кто тебе нравится, и с кем ты хочешь сблизиться. Считается, что если сделать такой подарок, твои чувства обязательно разделят и ответят взаимностью.
- Да ты что-о? – зачаровано протянул Рёджи и поглядел на свою находку с большим интересом. Идея такого подарка ему очень понравилась, и теперь жемчужина казалась действительно чем-то особенным.
- Да, так и есть, - кивнула Айри и снова немного придвинулась к нему. – Жемчуг называют слезами океана. И считается, что тот, с кем связывают слезы, никогда тебя не забудет.
- Но слезы – это ж, наверное, плохо? – нахмурившись, предположил Рёджи. – Плохо, если с человеком связывают слезы.
- Бывают же и слезы радости, - пожала худенькими плечиками Айри и кокетливо опустила ресницы. – Например, когда твое искреннее чувство внезапно оказывается разделенным…
- Ладно, уговорила, - принял решение Рёджи и засунул жемчужину в карман штанов. – Подарю ее Леде. То-то он обрадуется.
Вообразив, как эльф удивится и наверняка спросит, где Рёджи отыскал такую диковинку, он улыбнулся и мечтательно уставился вдаль на лунную дорожку, которую все равно в этот миг не видел, потому что думал только о своем друге.
На Айри Рёджи даже не взглянул, потому не заметил, как зло блеснули глаза девушки.
…Лунный свет затапливал сад за домом градоначальника, и даже без фонарей, которые давно погасили, Рёджи было все отлично видно. В доме хозяев свет тоже не горел – он заметил это, когда прощался с Айри у порога. Видимо, с прогулки они вернулись далеко за полночь, и Рёджи печалило то, что эльф наверняка уже спал. Девушка вела себя непривычно холодно, и он заподозрил, что чем-то обидел ее, но гадать, чем именно, не собирался.
"Отлично! Может, не потащит меня гулять завтра", - обрадованно подумал он и, тут же позабыв о знатной красавице, зашагал по дорожке к их с Ледой домику.
Однако еще за несколько ярдов до крыльца Рёджи понял, что его ждет сюрприз. Сердце забилось чаще, когда он понял, что его друг не спит, а вместо этого сидит прямо на ступеньках, прислонившись спиной к поручням, и читает книгу. Позднее время Леду явно не смущало: он так зачитался, что даже не заметил приближения своего друга, а Рёджи замер на расстоянии, разглядывая эльфа и чувствуя, как непривычно замирает сердце.
Эльф был одет совсем просто: в темные штаны и белую рубашку с широким воротом. А еще почему-то он не был обут, однако судя по всему, несмотря на ночную прохладу, все равно не замерзал. Рёджи предположил, что друг уже собирался спать, но в последний момент передумал и вышел почитать под луной – поступок, мягко говоря, странный, но только не для эльфа. Порой друг удивлял Рёджи намного больше.
В самой позе Леды, в том, как он склонил голову над книгой и подтянул к себе одну ногу, было столько грации и при этом естественности, что у Рёджи перехватило дыхание. Даже не хотелось, чтобы эльф шевелился – Рёджи мог часами наблюдать за ним, и откуда-то он знал, что зрелище не наскучит.
- Ты там, часом, не уснул? – негромко, чуть насмешливо спросил Леда и перевернул страницу, хотя на Рёджи даже не взглянул. А сам Рёджи только теперь будто из оцепенения вышел.
- Уснешь тут, как же, - пробормотал он, направляясь к другу. – Между прочим, я замер, пораженный.
- И что тебя поразило? – оторвав взгляд от страницы, прямо посмотрел на него Леда.
- Поразило, как ты читаешь в темноте, - соврал Рёджи и, подойдя вплотную, уселся на ступеньку рядом с другом. – Ничего ж не видно.
- При свете луны эльфы видят так же хорошо, как и при свете солнца, - пояснил Леда и закрыл книгу, тут же погладив переплет кончиками пальцев.
А Рёджи снова смотрел на него и не мог отвести взгляд. Незадолго до этого он думал, как эльф должен быть хорош в лунном свете, и теперь приходил к выводу, что даже представить не получилось бы, насколько. В слабом неуверенном освещении волосы Леды казались не рыжеватыми, как всегда, а светлыми. Ресницы отбрасывали длинные тени, глаза затягивали своей чернотой, и Рёджи не мог перестать любоваться, даже не озадачиваясь, что подумает об этом Леда.
- Ну хватит уже, - неожиданно тихо произнес эльф и отвел глаза. Рёджи будто очнулся и даже головой мотнул, пытаясь избавиться от наваждения и захлестнувших его мыслей.
- Что хватит? – только и спросил он, на мгновение прикрыв и снова открыв глаза.
- Хватит смотреть на меня так… восхищенно, - запнувшись, подобрал правильное слово эльф.
Рёджи немного смутился от того, что Леда разгадал его мысли и эмоции, но тут же чувство неловкости вытеснило безграничное удивление, когда он понял, что его друг растерян и как будто тоже немного смущен.
- Как хочу, так и смотрю, - улыбнулся Рёджи и, убрав мешающую прядь за ухо, весело поглядел на Леду.
- И все же не стоит, - серьезно возразил тот. – Я самый обыкновенный. А ты меня идеализируешь.
- Позволь это мне решать, - заявил Рёджи и гордо дернул подбородком.
Что значит слово "идеализируешь", он представления не имел, но посчитал, что сейчас это можно не выяснять. Вместо этого Рёджи полез в карман и вытащил свой подарок, крепко сжав его в кулаке.
- У меня для тебя кое-что есть, - заявил он, и прежде чем Леда успел задать вопрос, протянул вперед руку и раскрыл ладонь.
- Ничего себе, - прошептал эльф, сразу безошибочно определив, что сейчас перед ним.
Он осторожно взял жемчужину с ладони Рёджи и покрутил ее так и эдак. В лунном свете, который здесь, в саду, почему-то казался более ярким, чем у моря, Рёджи заметил, что круглый камушек невиданного происхождения действительно не совсем белый, а будто перламутровый, с красивым, едва заметным блеском.
- Слеза океана, - покачал головой Леда. – Где ты взял ее?
- Нашел на пляже, - честно признался Рёджи.
- Редкое везение, - сообщил ему эльф. – Ныряльщики за жемчугом за такую большую многое отдали бы. А ты просто нашел.
На этих слова Леда поднял голову и улыбнулся, а Рёджи тут же подбоченился.
- Ну так! Я ж сказочно везучий. А ты знаешь легенду?
- Какую легенду? – удивился эльф, и Рёджи, обрадованный тем, что хоть как-то может удивить друга, принялся торопливо объяснять.
- Ее мне Айри рассказала. Хоть какая-то от нее польза. В общем, если найдешь жемчужину, надо подарить ее тому, с кем ты недавно познакомился и кто тебе сильно нравится. И тогда дружба будет крепкая и навеки, вот. Поэтому я дарю ее тебе.
Глаза Леды широко распахнулись, он перевел взгляд с Рёджи на жемчужину, потом обратно, а после внезапно рассмеялся, чем несказанно удивил Рёджи.
- Что? Что-то не так? – заволновался он, но Леда только рукой махнул, показывая что все в порядке, но перестать смеяться все равно никак не мог.
- Это… Это тебе Айри рассказала эту легенду? – чуть успокоившись, уточнил он, и Рёджи медленно кивнул, а Леда опять расхохотался.
- Я не вижу ничего смешного, - уже всерьез обиделся и насупился Рёджи, а Леда замотал головой, будто желая попросить его не сердиться. – Что, в легенде что-то не так? Не надо было дарить?
- Все так, - выдохнул Леда, вытирая тыльной стороной ладони выступившие слезы. – Все просто замечательно. И мне очень приятно, правда… Просто нет такой легенды.
- Как нет? – растерялся Рёджи. – А зачем же она тогда это придумала?
- Она хотела, чтобы ты подарил эту жемчужину ей, - просто пояснил Леда и снова поглядел на свой подарок.
- Так бы и сказала тогда, - пробормотал обескураженный Рёджи, который чувствовал себя совсем неловко. – Мне ж не жалко. Я просто не думал, что такой богатой девушке нужны такие подарки.
- Дело не в стоимости, - заметил на это Леда. – Дело в твоих чувствах. Когда она говорила о том, с кем ты недавно познакомился, и кто тебе сильно нравится, она намекала на саму себя.
- Так она мне не нравится! – от возмущения Рёджи аж на месте подскочил. – И с чего вдруг я буду ей что-то дарить, если я ее вообще не знаю. Другое дело ты…
- Надеюсь, ты не сказал ей, что собираешься подарить жемчужину мне, - улыбнулся Леда и сжал подарок в руке.
- Сказал. Что тут такого? – передернул плечами Рёджи. Только теперь он начал догадываться, почему перед прощанием девушка уже была не столь благосклонной к нему. Но, в конце концов, откуда Рёджи было знать, что та говорила о себе?
- Рёджи, Рёджи… - покачал головой Леда и слабо улыбнулся, а Рёджи только ниже опустил голову, чувствуя себя редкостным дураком.
- Чего она вообще ко мне привязалась? – еле слышно пробормотал он. – И так понятно, что я ей не пара. Да и уедем мы скоро…
- Мало ли, - пожал плечами эльф. – Может, именно этим ты ее и привлек – своей непохожестью. А может, причина в ином. Она спрашивала, удалось ли что-то выяснить по нашему делу?
- Да… Вроде того, - неуверенно ответил Рёджи. – Спрашивала, как продвигается расследование. А как-то вздыхала, что мы скоро уедем.
- Понятно, - задумчиво протянул Леда, но прежде чем Рёджи спросил, что именно ему понятно, улыбнулся и произнес: - Спасибо тебе большое за такой подарок. Я всегда буду хранить эту жемчужину. Мне еще никто не дарил ничего с таким важным значением.
- Ну так это… Значения вроде как и нет никакого, раз легенды нет, - Рёджи смутился от того, что слова эльфа звучали так серьезно, а сам он улыбался настолько искренне, будто и правда получил самый лучший подарок в жизни.
- Главное, что ты в нее верил, когда дарил, - возразил Леда и поглядел на жемчужину. – Завтра же поищу местного ювелира. Наверняка ей можно придумать достойную оправу.
Того, что Леда еще и будет носить его подарок как украшение, Рёджи вообще никак не ожидал, но услышать это было до того приятно, что он уставился на собственные сложенные на коленях руки. А когда через секунду поднял глаза, увидел, что Леда смотрит на него все так же – с необъяснимой щемящей теплотой. Только это Рёджи заметил вскользь, будто между прочим, потому что все внимание привлекло происходящее за спиной эльфа.
В глазах Рёджи отразились сразу все чувства, и Леда, в отличие от Айри, соображал не долее секунды и глупых вопросов не задавал. Он резко обернулся и тут же вскочил на ноги.
- Нет… Опять… - застонал Рёджи и почувствовал подступающую к горлу тошноту.
Параллельно аллее, ведущей от хозяйского дома к домику для гостей, через парк шла дорожка поменьше, она огибала гостевой домик на расстоянии всего в десяток ярдов и уходила куда-то вдаль. И именно по этой дорожке скользил призрак – тот самый, которого Рёджи видел накануне.
Высокая тощая старуха не шла, а скользила в нескольких дюймах над землей, а ее белый саван дрожал, словно потревоженный ветром. Растрепанные седые космы в беспорядке рассыпались по плечам и скрывали лицо, ссутуленная спина издалека казалась горбатой, а длинные рукава одеяния доставали почти до самых ступней старухи, которые были видны из-под края одеяния.
Душу Рёджи сковал леденящий ужас, но еще хуже ему стало, когда он увидел, что вытворяет Леда. Эльфа ничуть не смутило потустороннее видение. Забыв в своих босых ногах, да и вообще обо всем на свете, он плавно и осторожно, но достаточно быстро зашагал в сторону привидения, которое, не обращая внимания на живых, ускользало прочь, в глубину сада.
- Куда ты?! – сдавленным шепотом произнес Рёджи, понимая, что голос его не слушается. Но Леда не ответил: он уже ступил на мокрую от вечерней росы траву и направился за призраком.
- Сумасшедший… - выдохнул Рёджи и сорвался с места, бросаясь вслед за другом, позабыв даже о собственном страхе.
Чего хотел добиться Леда, желал ли он просто рассмотреть призрака получше, Рёджи не знал. Но в какой-то момент старуха поняла или почувствовала, что за ней идут, остановилась и медленно обернулась. Эльф тоже замер на месте, остановившись прямо напротив привидения и глядя на него в упор – в этот миг их разделяло не более ярда.
Рёджи думал, что старуха снова начнет указывать на них рукой и шелестеть что-то о какой-то непонятной камелии, но этого не произошло. Скорби на лице призрака он тоже не увидел. Привидение как будто равнодушно глядело на Леду и замершего за его плечом Рёджи, а спустя какие-то полминуты начало медленно растворяться в воздухе. Вскоре уже ничего не напоминало о жуткой гостье, и Рёджи неуместно задался вопросом, уж не привиделось ему все.
Однако то, что призрак не был игрой воображения, он понял через секунду, когда Леда резко обернулся и поглядел на него счастливым, невероятно радостным взглядом.
- Леда… - осторожно начал Рёджи, желая убедиться, что его друг не спятил внезапно, однако тот перебил его.
- Почему ты мне сразу не сказал? – выпалил эльф, и глаза его едва ли не сияли в темноте. – Это же все объясняет!
- Что не сказал? Что объясняет? – опешил от такого заявления Рёджи, а Леда нетерпеливо мотнул головой, будто не желая говорить об очевидном.
- Теперь понятно, где искать могилу, - прижав ладонь ко лбу, эльф на миг прикрыл глаза. – О боги, как я сразу не догадался. Это же так просто!
В ответ у Рёджи даже слов не нашлось: он только удивленно раскрыл рот и уставился на друга в ожидании объяснений.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:54 | Сообщение # 26
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 8.

Сказать, что Рёджи был сердит, означало ничего не сказать. Так зол он не был уже давно, а может, вообще никогда в жизни. И виной этому состоянию, как ни странно, являлся Леда, который мало того что отказался объяснить свое странное ликование при виде призрака, еще и отправился куда-то, не предупредив Рёджи.
- Это был не саван, - единственное, что удалось выведать у эльфа Рёджи. – На призрака… То есть на человека был надет не саван.
- А что тогда? – спросил недоумевающий Рёджи. Он чувствовал себя бесконечно глупым и, что самое обидное, не мог ума приложить, какая эльфу была разница, как называлось облачение привидения.
Но энтузиазм Леды пропал так же быстро, как появился. Не прошло и минуты с момента исчезновения призрака, а радость друга заметно потускнела, сам он призадумался и нахмурился.
- Ну же? Что ты понял? – потребовал объяснений Рёджи, но бессердечный эльф только головой покачал и направился в их домик.
- Я подумал, что понял, где искать могилу, - только и сказал он. – Но я забыл на миг, в каком городе мы находимся. Похоже, это снова тупик…
- Ничего не понимаю, - пожаловался Рёджи. – Сначала ты так обрадовался, будто тебе сделали подарок ко дню летнего солнцестояния. А теперь скис.
- Давай я кое-что проверю, а потом расскажу, - еще немного подумав, решил Леда. – Не хочу забивать твою голову глупостями. А моя догадка именно ею и может оказаться.
На этом Леда пожелал негодующему Рёджи спокойной ночи и удалился в свою спальню. Рёджи полночи пролежал без сна, мучимый самыми разнообразными чувствами, начиная от досады на собственную тупость, в результате которой он не мог угнаться за мыслью Леды, и заканчивая первобытным страхом от того, что в его комнате в любой момент может возникнуть страшное привидение. Забыться удалось только ближе к рассвету, а когда Рёджи проснулся, за окном палило полуденное солнце.
- Ничего себе поспал… - пробормотал он, а уже через секунду подскочил, как ошпаренный.
То, что Леда не разбудил его на рассвете, могло означать все что угодно, но самая вероятная догадка оказалась верной: когда Рёджи толкнул дверь в спальню друга, он увидел застеленную постель и абсолютно пустую комнату. Эльф ушел, даже не став его будить.
"Мне надо уйти по делам. Вернусь вечером. На столе задания, которые я для тебя подготовил", - сухо и лаконично гласила записка, выведенная аккуратным почерком Леды на почтовой бумаге. Познаний Рёджи в чтении уже хватало, чтобы осилить такое простенькое письмо, о чем он тут же пожалел. Если бы Рёджи до сих пор не уметь читать, Леде пришлось бы разбудить его, и так легко он уже не ушел бы.
Что Рёджи испытывал в большей мере – обиду из-за того, что его бросили, досаду на задание в виде стопки исписанных математическими примерами листков или опасение за друга, который отправился в неизвестном направлении в городе, напоминавшем Рёджи гнездо с клубком змей – он не знал.
В первую очередь Рёджи пошел на конюшню и убедился, что конь Леды был на месте. Стало быть, эльф не покинул пределы Хайдалара, и уже этот факт порадовал Рёджи. После он отправился то ли позавтракать, то ли пообедать, а вернувшись назад, не придумал ничего лучше, как, подавив раздражение, сесть за учебу.
Кроме решения алгебраических примеров, эльф пожелал, чтобы Рёджи прочитал еще какой-то отрывок из книги. Чтение Рёджи не любил больше, чем математику. Во-первых, потому что оно тяжелей давалось, во-вторых, каждый раз Леда не удовлетворялся простым пересказом прочитанного, а начинал выпытывать, что Рёджи думает о том или ином произведении. Только книги Леда всегда выбирал неинтересные и заумные, потому выводы Рёджи в большинстве случаев делал неправильные.
- Кретинами были, вот и устроили революцию против короля, хотя жили так счастливо, - бурчал Рёджи под пристальным взглядом Леды, который в очередной раз ждал от него каких-то умных выводов из прочитанного.
- Автор хотел сказать, что переизбыток – тоже не всегда благо. И что для равновесия общество должно трудиться с меру сил и получать в соответствии со своими заслугами, - пытался донести до него Леда. – А когда человек не знает ничего, кроме роскоши, он теряет остроту ума, перестает мыслить здраво, оценивая все через призму собственного незаслуженного благополучия.
- Проще говоря, с жиру они бесились, - пробормотал хмурый Рёджи, который не знал и половины слов в тираде эльфа.
- Совершенно верно, - кивнул тот. – Видишь, ты все правильно понял.
Рёджи знал, что он ничего не понял, но переубеждать друга не стал.
И вот, обнаружив, что вечером Леда захочет подискутировать с ним над очередным головоломным текстом, Рёджи решил именно с него, как более неприятного, и начать.
Подавить в себе негодование было сложно. Мысленно Рёджи постоянно возвращался к своему другу, то гадая, чем тот занимается сейчас, то негодуя, что самое интересное Леда забрал себе, оставив напарнику скучную науку. За окном пели птицы, день клонился к вечеру, а жара постепенно спадала. Рёджи снова начинал чувствовать голод, заодно подумывал о том, что было бы неплохо прогуляться. Но до заложенной Ледой закладки оставалось еще не менее десяти страниц, и Рёджи, скрепя зубами, продолжал чтение, изо всех сил пытаясь хотя бы запомнить прочитанное, раз понять что-то он даже не надеялся.
И когда со стороны двери в общую гостиную раздался мелодичный голосок, Рёджи, погруженный в свое невеселое занятие, едва ли не подскочил на месте
- Здравствуй, Рёджи, - непривычно тихо и придыханием произнесла Айри, и когда он поднял на нее глаза, кокетливо склонила голову к плечу.
Сегодня девушка выглядела как-то непривычно. Прежде всегда аккуратно уложенные в замысловатую прическу волосы рассыпались золотыми локонами по плечам, а вместо дорогого изысканного платья Айри надела что-то смутно напоминавшее ночную рубашку. Впрочем, простота эта была насквозь фальшивой – даже неопытный Рёджи сразу разглядел в складках белой свободной туники сверкающие камни, а также заметил тонкое бриллиантовое колье на шее девушки.
Но всей привлекательности своей гостьи он не оценил и даже почти не заметил.
"Теряю былую бдительность", - с досадой подумал Рёджи. Прежде даже самым опасным противникам не удавалось подкрасться к нему незамеченными. А теперь усыпленные самой атмосферой мирного города чуткость и внимательность оставляли желать лучшего – какой-то благородной девице удалось застать его врасплох.
- Здравствуй, Айри, - с небольшим опозданием поприветствовал девушку он и, отложив книгу в сторону, торопливо встал. Вроде бы делать так было правильно – по крайней мере, Леда всегда вставал, когда в комнату входили дамы.
- Так неожиданно видеть тебя с книгой, - томным голосом произнесла Айри, сделала шаг в комнату и зачем-то медленно провела рукой по дверному откосу. Рёджи как завороженный проследил за этим движением.
- Меня Леда учит, - проворчал он, про себя удивляясь тому, что Айри ведет себя как-то странно и непривычно. – В смысле, читать учит.
- Вот оно что. Как это мило с его стороны, - девушка рассмеялась, неискренне и совсем не весело, и тут же поинтересовалась: - Кстати, а где он? Твой друг?
"Понятия не имею", - хотел огрызнуться Рёджи, но вовремя прикусил язык. Выдавать первому попавшемуся человеку какие бы то ни было подробности их расследования – а Рёджи был уверен, что Леда ушел именно по делам – было неправильно, потому, проглотив недовольные слова, он равнодушно пожал плечами:
- У него дела в городе. Он ушел, а я пока занимаюсь.
- Какие же дела? – не особо заинтересованно спросила Айри.
- Личные, - сделал неопределенный жест рукой Рёджи и, сам не осознавая зачем, добавил. – Не только же расследованием заниматься.
- И то верно, - сдержанно улыбнулась девушка, делая еще пару шагов в сторону Рёджи. – Тем более, когда и так понятно, что никакого преступления не было. Так, несчастные случаи…
И хотя Рёджи прекрасно знал, что эльф придерживается диаметрально противоположной точки зрения, он зачем-то кивнул, соглашаясь:
- Похоже на то. Мы сами уже так думаем. Но все равно не можем уехать, не уточнив всех деталей.
"Так и передай папочке", - мысленно добавил он. Рёджи не знал, вынюхивает ли что-то дочка градоначальника или праздно любопытствует, но решил, что сказать так будет правильно.
Айри тоже явно удовлетворилась его ответом. Она улыбнулась чуть более довольно, чем до этого, а потом провела рукой по собственной шее, убирая в сторону волосы.
- Жарко сегодня, - вместо ответа произнесла она. – Тебе не кажется?
- Нет, не кажется, - честно признался Рёджи и пару раз моргнул, наконец догадавшись, к чему клонит девушка.
Так уж получилось, что за всю свою жизнь Рёджи приходилось обхаживать и соблазнять барышень. И хотя в большинстве случаев те быстро соглашались – а кто не соглашался, Рёджи и не настаивал особо – ни разу такого не было, чтобы кто-то настолько откровенно с ним заигрывал и провоцировал к вполне однозначным действиям. Рёджи вообще пребывал в уверенности, что мужчины как-то больше удовольствия получают от этого процесса, а женщинам это все вообще не особо нужно. И уж тем более Рёджи не ожидал, что он настолько заинтересует знатную красавицу.
- А когда вернется твой друг? – снова пропустив его слова мимо ушей, спросила Айри. – Надеюсь, нескоро?..
Рёджи моментально почувствовал, что надо сказать, будто Леда будет с минуты на минуту, и свои замыслы Айри лучше оставить до лучших времен. Но, видимо, ее не особо смущала вероятность появления постороннего, и эти разговоры девушка вела просто так, потому что тут же она потянула кончик тонкого белого шнурка в корсете, и ее одеяние, и без того не скрывавшее все прелести фигуры, соскользнуло с плеч и упало к ногам.
Такого поворота Рёджи не ожидал и до последнего не мог поверить, что ему не чудится, и что девушка так беззастенчиво предлагает себя. Под туникой у нее была только какая-то совершенно прозрачная, воздушная ткань, и Рёджи подумал, что такой изысканной красоты еще никогда в жизни не видел – все женщины, с которыми он имел дело, были далеко не такими холеными, а нацепить на себя настолько своеобразное нижнее белье в жизни не додумались бы.
Но самым удивительным было то, что, хотя тело мгновенно отреагировало, Рёджи почувствовал острое желание оказаться отсюда как можно дальше. Связь со знатной девушкой не то чтобы пугала, а скорее казалась какой-то неправильной. И хотя у Рёджи давно никого не было, он точно мог сказать, что не хочет.
- Вот не надо так делать… - не придумав ничего лучше, пробормотал он и постарался не попятиться, когда Айри плавно, по-кошачьи шагнула к нему.
- Как не делать? – шепотом спросила она. – Так? Или вот так?..
Задавая свои вопросы, Айри сперва прикоснулась кончиками пальцев к его шее, а потом и вовсе губами к щеке.
По спине побежали мурашки, и Рёджи понял, что еще немного, и он сдастся. В эту минуту он решительно проклял долгое воздержание, которое теперь сказывалось едва ли не болезненным возбуждением. Но отчего-то перспектива близости с Айри не нравилась ему, и он сам не смог бы объяснить, почему не может легко отдаться собственным физиологически потребностям.
- Нет. Я не хочу, - твердо произнес он, даже зажмурившись, лишь бы не видеть перед собой обнаженную красавицу, решительно оттолкнул ее руку и сделал шаг назад.
А когда через мгновение он открыл глаза, то чуть было не попятился от неожиданности, до того злобно, почти свирепо глядела на него прежде кроткая и томная девушка. Под этим взглядом Рёджи стало немного не по себе, он сглотнул и хотел попросить не сердиться на него, но не успел.
- Ты еще ответишь за это, - голос Айри больше походил на шипение. Она рывком подхватила с пола свое платье и прижала к груди, будто теперь начала стесняться наготы. – Ты даже не представляешь, что я тебе сделаю за такое унижение.
- Какое унижение? – попытался слабо возразить Рёджи. – Я же не виноват, что…
- В чем не виноват? – с ледяными нотками в голосе произнесла Айри. – Да ты знаешь, сколько людей мечтает оказаться на твоем месте?
- Э… Сколько? – с не самым умным видом поинтересовался Рёджи, и тут же понял, что опять ляпнул что-то не то.
Глаза девушки будто остекленели, а брови сошлись на переносице. Такая она уже не казалась милой и привлекательной, а больше напоминала беса, изображение которого Рёджи видел в одном храме, когда путешествовал по стране.
- Десятки мужчин грезят обо мне. Даже сотни! – выплюнула злые слова Айри. – А тебе, значит, не надо!
"А в городе наберется столько?" – хотел наивно поинтересоваться Рёджи, но благоразумно промолчал, подозревая, что любой его ответ вызовет лишь больший гнев.
- Мне очень жаль. Прости, - попытался выкрутиться он, но и это не возымело эффекта.
- Куда уж мне, когда у тебя есть такое прекрасное существо для плотских утех, - ядовито процедила Айри, и теперь на ее лице отразилось что-то смутно похожее на отвращение.
- Какое существо? – искренне удивился Рёджи, а Айри рассмеялась, звонко и неприятно.
- Вот только не надо строить дурачка, - бросила она. – Все знают, что из себя представляют эльфы. И об их страсти к мужеложству тоже все наслышаны.
- Че… Чего-о? – не сразу понял, о чем она говорит, Рёджи, а когда через миг смысл сказанного достиг понимания, едва ли воздухом не подавился. – Какого мужеложства? Ты свихнулась, что ли?
Но его реакция не переубедила Айри. Наоборот, девушка будто уверилась в своем мнении, выпрямила спину и расправила плечи, насколько это было возможно, учитывая, что платье она по-прежнему прижимала к груди.
- Не прикидывайся, Рёджи, - с победным блеском в глазах произнесла она. – Думаешь, я не заметила, как ты на него смотришь? Да я в жизни не поверю в вашу крепкую дружбу. А еще я в жизни не поверю, что нормальный мужчина откажется от меня!
На последних словах девушка решительно выпятила подбородок вперед, а Рёджи вместо растерянности наконец почувствовал, что в груди поднимается злость.
- Мне плевать, что ты думаешь и во что веришь, - начал он, но Айри снова его перебила.
- Ты даже не представляешь, от чего сейчас отказался, - продолжала сыпать словами она. – И пускай эльфы умеют делать эти свои штуки, уж поверь! Моя любовь и нежность не хуже будут… Были бы! Но теперь ты ничего не получишь, даже если будешь умолять на коленях!
- Какие еще штуки? – оторопело переспросил Рёджи, пропустив конец фразы мимо ушей, и на это раз растерянность отразилась уже на лице Айри.
- Поверить не могу… - медленно произнесла она спустя секунду молчания, а после губы ее расплылись в ехидной улыбке. – С ума сойти. Он тебе еще и не дает…
В этот миг Рёджи показалось, что происходящее с ним – какой-то нереальный сон. Потому что не может быть, чтобы аристократичная барышня произносила такие слова. И тем более, никто не мог позволить себе говорить так о Леде.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:54 | Сообщение # 27
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- По-моему, тебе пора, - с трудом сдерживая гнев, тихо и угрожающе произнес Рёджи. Но Айри ничуть не испугалась.
- Ты еще больший идиот, чем я думала, - будто бы даже с сочувствием в голосе произнесла Айри. – Бегаешь за ним, прислуживаешь и даже ничего за это не получаешь. Дурачок…
- Мне не надо от него ничего получать. Леда – мой друг, - отчеканил Рёджи, не понимая, зачем и перед кем оправдывается, но девушка только передернула худенькими плечиками.
- Говори почаще, может, сам себе поверишь, - хмыкнула она. – Только запомни, что эльфы никого не любят. Этого ты, похоже, тоже не знаешь.
- Выметайся, - потребовал Рёджи, понимая, что этот разговор его бесконечно вымотал. Он сам не знал, отчего так расстроился, но одно мог сказать точно – видеть Айри и слушать ее ядовитые речи больше не хочет.
- У эльфов нет души, Рёджи. Иногда они позволяют себя любить. Иногда даже разрешают пользоваться своим телом. Но, по сути, им плевать, кому себя отдавать. Раз тебе ничего не досталось, значит, все, что ему нужно, ты и так даешь. Эльфы ничем не отличаются от животных.
На этих словах Айри резко развернулась и чуть ли не бегом бросилась вон из комнаты. А Рёджи проводил ее тяжелым взглядом и только спустя минуту медленно опустился в стоящее рядом кресло.
Чувствовал он себя так, будто его долго избивали ногами, потому что даже после тяжелых сражений Рёджи не испытывал такой безграничной усталости.
- Это неправда, - одними губами произнес он, однако в памяти тут же встала давно забытая сцена.
"А ты бы мог взять тепло у того же Веснушки?"
"Веснушка не испытывает ярких эмоций, он не любит, не страдает, не мечтает. Только у человека есть это тепло, и только человек может им поделиться"
"А эльф? Эльф смог бы помочь тебе?"
"Эльфы так не умеют, увы".
"Получается, эльфы как Веснушка".
"Получается, что да".
Верить в слова Айри Рёджи не собирался, но девушке удалось расшевелить в его душе то, что он так долго старательно подавлял. Теперь перед глазами кружились воспоминания, образы, случайно обороненные Ледой слова… И как бы Рёджи не хотелось не поверить, получалось, что Айри была права.
Закрыв глаза, Рёджи прижал пальцы к вискам и шумно выдохнул, осознавая, как невыносимо разболелась голова.
…Леда вернулся поздно вечером, когда за окном уже стемнело, и застал он Рёджи за тем, как тот, расположившись в гостиной, прилежно корпел над сложными математическими примерами.
За время, прошедшее до возвращения эльфа, тот нашел в себе силы собраться, успокоиться и хотя бы попытаться выбросить из головы слова Айри. Рёджи убеждал себя в том, что даже если девушка и была в чем-то права, ему до этого не было никакого дела. Леда был его напарником, уже не раз доказавшим, что имеет право называться другом. А что касалось его личной жизни, кого он там мог или не мог любить, Рёджи не должно было волновать. Как не касались его и интимные предпочтения эльфов. Так сказал себе Рёджи и пришел к выводу, что ничего не изменилось, и ничего важного оскорбленная девушка ему не сообщила. Вот только почему мысленно он постоянно возвращался к ее словам, Рёджи не мог объяснить.
Когда эльф, взволнованный и как будто даже радостный, переступил порог гостиной, Рёджи, оторвавшись от учебы, поднял на него взгляд и выдавил из себя улыбку, которая, впрочем, тут же померкла, когда он увидел, как странно Леда одет.
- Это что за карнавал? – вместо приветствия недоуменно спросил он, и Леда негромко рассмеялся.
- Пришлось немного пофантазировать, чтобы достигнуть цели, - отмахнулся он и присел на софу. – Люди неохотно делятся информацией с приезжими, а тем более – с эльфами.
Рёджи только нахмурился и смерил Леду долгим взглядом. По его мнению, тот и сейчас не сильно походил на человека, однако подумав немного, пришел к выводу, что жители Хайдалара, в жизни не видавшие эльфов, могли принять его друга за равного.
Зачем-то Леда оделся очень просто, еще и натянул дурацкую синюю шапочку, чтобы скрыть свои удивительные уши, как догадался Рёджи, и теперь напоминал обыкновенного ремесленника. Очевидно, целый день он расхаживал в таком виде и не привлекал к себе особого внимания. Или, по крайней мере, привлекал его меньше, чем когда они степенно шествовали по городу вдвоем и задавали вопросы возможным свидетелям и участникам печальных событий.
- И что ты узнал? – поинтересовался Рёджи, отмахнувшись от всех своих неуместных мыслей.
- Много чего, - выдохнул Леда и улыбнулся устало, но довольно. – Теперь я могу рассказать тебе обо всем, что подумал еще вчера, когда увидел призрака, потому что мои предположения с высокой степенью вероятности подтвердились. А заодно я тебе поведаю о наших дальнейших планах. Давай только сперва приведу себя в порядок.
На этих словах, не дожидаясь ответа друга, Леда поднялся на ноги и направился в свою комнату. А Рёджи проводил его задумчивым взглядом и только вздохнул. Примеры по математике все равно не решались, потому что сосредоточиться на них не получалось: Рёджи думал вовсе не о науке, а о том, что испытывал в этот момент. Ему было по-прежнему обидно из-за того, что напарник не стал с ним делиться планами, неприятно от слов, услышанных от Айри, радостно от того, что эльф наконец вернулся, и любопытно в предвкушении открытия тайны, ведь Леда догадался о чем-то и собирался теперь поведать ему о своих предположениях.
Еще раз тяжко вздохнув, Рёджи решил вообще ни о чем не думать. Однозначно, получалось это у него плохо и доставляло только ненужные мучения.
Леда вернулся через двадцать минут, освежившийся, переодевшийся и с двумя чашками чая, одну из которых сунул Рёджи в руки. Никому, в особенности каким-то чужим слугам, Леда не доверял приготовление любимого напитка. Чай у него всегда получался вкусным, пряно пахнущим и успокаивающим. Не без облегчения Рёджи отодвинул листочки с заданием в сторону и приготовился слушать.
- В первую очередь, расскажу тебе о том, что я понял вчера, глядя на призрака, - начал с самого начала Леда. – Во-первых, еще по твоему описанию я догадался, что пожилая женщина, привидение которой мы наблюдаем, была приезжей, родом из Атлона.
- Из Атлона? – переспросил Рёджи. Он вроде бы точно помнил, что никогда не слышал о такой стране, но с другой стороны ему почудилось, что название смутно знакомое, будто кто-то не так давно упоминал его.
- Да, именно из Атлона, - кивнул эльф. – Жители этого сурового края выглядят крайне своеобразно. Они выше на голову, а то и на две привычных тебе людей, а еще у них огромные, по вашим меркам, глаза.
- Все как у той старухи, - кивнул Рёджи, не без внутренней дрожи вспоминая увиденного им призрака.
- Вот именно, - согласился эльф и, прежде чем продолжить, решил сделать для Рёджи небольшую географическую ликвидацию безграмотности. – Наверное, ты не в курсе, потому я расскажу тебе немного об этой стране. Атлон находится на крайнем севере, далеко за эльфийскими землями, и царит там извечная зима. И большую часть года там не всходит солнце.
- Как такое может быть? – удивился Рёджи, но Леда нетерпеливо мотнул головой, давая понять, что вдаваться в такие подробности он не настроен.
- Об устройстве нашего мира мы погорим в другой раз, - ответил он. – А пока просто пойми, что Атлон – холодная, покрытая льдами страна, не знающая тепла, лета и даже света. В лучшем случае атлонцы наблюдают серые сумерки, но никак не палящее в зените солнце. Именно поэтому они сильны физически и мало похожи на тех людей, которых тебе доводилось видеть.
- Понятно, - задумчиво протянул Рёджи и тут же поинтересовался: - Но как старуха из Атлона попала в Хайдалар? Приплыла из такой далекой дикой страны?
- Ответ на этот вопрос нам и надо найти, - заявил на это Леда. – И с чего ты взял, что Атлон – дикая страна? Это высокоразвитое богатое государство. В его землях кроются несметные богатства природы – драгоценные камни, золото и прочее, которые они добывают и продают по всему миру. Рядовой атлонец разы богаче локстенца, и порой мне кажется, что такой высокий уровень развития страны – следствие непростых природных условий, в которых приходится обитать ее жителям. Постоянное преодоление трудностей формирует сильный характер и, чаще всего, правильную систему ценностей. Вот, кстати, ты и вся твоя жизнь – яркий пример подтверждения этой моей теории. Как и жизнь атлонцев.
Рёджи только открыл рот, слушая непонятные рассуждения эльфа, в конце которых почему-то прозвучало еще и его собственное имя. Однако размышлять долго Леда ему не позволил.
- Собственно, это все, что я хотел поведать тебе об Атлоне и его жителях, - заявил он. – Удивительно, что из столь далекой страны эта дама не поленилась приехать в Хайдалар. Наверное, у нее были для того какие-то особенно веские основания, ведь путь должен был занять ни один месяц. Но это все мы попытаемся выяснить. Важнее другое, что я понял вчера, когда увидел призрака.
Неосознанно Рёджи подался вперед, внимая эльфу, а тот выдохнул и негромко рассмеялся, как оказалось, над собственной недогадливостью.
- Я сам не пойму, как не понял сразу, - признался он и зачем-то спросил. – Кого не хоронят на городских кладбищах, Рёджи?
- Преступников, - не задумываясь, ответил тот. – При тюрьмах есть свои… э… Ну, вроде котлованов. Туда сбрасывают тела, а когда их становится много…
- Ну а кроме? – нетерпеливо прервал его Леда.
- Хм… Еще тех, кто лечится при больницах для бедных и в этих, в домах для умалишенных…
- Вот! – эльф щелкнул пальцами. – Совершенно верно! Помнишь, я сказал, что на призрака был надет не саван?
- Да… - пробормотал Рёджи, смутно чувствуя, что начинает понимать, к чему клонит его друг.
- Это была смирительная рубашка! – поднял указательный палец вверх Леда. – На немолодой женщине смирительная рубашка с непропорционально длинными рукавами. Вероятно, она в ней и умерла. А это значит, что она находилась в доме для умалишенных, на кладбище которого теперь и похоронена.
Рёджи замер на месте, пораженный, как такая простая мысль не пришла в его голову, а Леда откинулся на спинку дивана и победно улыбнулся, явно довольный произведенным эффектом. Рёджи никогда не видел смирительных рубашек, не представлял, как те выглядят, и потому было немудрено, что он, в страхе глядя на призрака, не догадался сразу, что имеет дело с покойной умалишенной старухой. Однако о домах скорби он был наслышан, как знал и то, что в Локстене было непринято хоронить отбросы общества, которыми считались, в том числе, и сумасшедшие, рядом с добропорядочными гражданами. И раз могила не нашлась на общем кладбище, стало быть, ее следовало искать возле тюрьмы или сумасшедшего дома.
- Гениально, - выдохнул Рёджи, но Леда недовольно поморщился.
- Ничуть, - хмуро возразил он. – Я – бездарь, который сразу не додумался до такого очевидного факта.
- Я бы вообще никогда не додумался, - честно признался Рёджи, который на самом деле даже не стал бы раскручивать ниточку, ведущую к признаку, расследуй он это дело самостоятельно. – Получается, теперь нам надо просто найти дом скорби в Хайдаларе… А, кстати, здесь есть такой?
- Вот именно, - несколько раз кивнул Леда, словно соглашаясь с уместностью этого вопроса. – Я сам вчера так обрадовался, что догадался насчет дома умалишенных, а потом растерялся, где же его искать. Может ли быть в таком городе, как Хайдалар, такое место, как дом скорби?
"Я забыл на миг, в каком городе мы находимся", - вспомнились Рёджи произнесенные Ледой накануне слова, и все встало на свои места. Ну, или по крайней мере, стало ясно, почему эльф смутился из-за собственной догадки. Леда, как и Рёджи теперь, подумал о том, что не найдет дом умалишенных в вольном городе, а стало быть, они снова зашли в тупик.
- Как ты сам помнишь, нам сказали, что поблизости от города нет деревень или сел, где может находиться такое заведение, - напомнил Рёджи Леда. – Именно поэтому сегодня я решил отправиться на поиски не как официальный представитель сына градоначальника, а как простой работяга в поисках места при каком-нибудь богатом доме. И, общаясь с простыми людьми, мне удалось выяснить немало.
Глаза Леды блестели победным блеском, а Рёджи заерзал на месте от нетерпения. Печальные мысли и неприятные раздумья сегодняшнего дня потускнели – невозможно было думать обо всем, услышанном от Айри, когда эльф сидел рядом, такой красивый и воодушевленно рассказывающий о загадочной истории, которую в одиночку Рёджи никогда не раскрыл бы.
- Ну же? Что ты узнал? – поторопил он эльфа, и просить дважды Рёджи не пришлось.
- Узнал, что такой дом все же есть, - победно расправил плечи Леда.
- Вот те раз, - хмыкнул Рёджи. – А Жасмин нам рассказывал, что его больница единственная на всю округу. Выходит, врал.
- Необязательно, - отрицательно мотнул головой эльф. – Я допускаю, что он просто не посчитал заведение, где содержатся умалишенные, больницей. Но обо всем по порядку.
- Да-да, - торопливо закивал Рёджи и приготовился слушать.
- Значит, поутру я отправился на ближайший рынок, приобрел простенькую одежду и, переодевшись в одном безлюдном переулке, отправился в город.
- Зачем переодеваться в переулке? – сразу же перебил Рёджи. – Почему было не прийти сюда?
- Потому что по всему парку вокруг бродят стражники, - невесело усмехнулся Леда. – Их не заметишь сразу, но вчера, пока я читал при лунном свете, насчитал как минимум четверых. Гостеприимно раскрытые ворота – это для видимости, уж поверь. А показывать посторонним глазам мой маскарад точно не стоило.
- Думаешь, они следят за нами? – спросил Рёджи и сразу задал следующий вопрос. – А почему ты тогда не переоделся, прежде чем вернуться?
- Думаю, что за нами в том числе, - пожал плечами эльф. – Хотя, вероятней, их первоочередная задача – охрана именно особняка. А переодеваться не стал, потому что не хотел тратить время. Прокрасться мимо стражников в темноте для меня не такая уж проблема.
- О, ясно, - согласился с его доводами Рёджи. – Ну а что было дальше?
- Дальше я отправился к побережью и начал наведываться в некоторые наиболее богато выглядящие дома, чтобы спросить, не найдется ли работа. Именно богатые особняки я выбирал потому, что в таких чаще всего с работой туго, потому что штат слуг и так велик, и своих бездельников хватает, чтобы нанимать новых. Как тебе прекрасно известно, работа мне была нужна меньше всего – требовался только повод заговорить с местными прислужниками.
- Ты не похож на слугу, - хмыкнул Рёджи, представив на миг, как эльф, выражаясь своим высокопарным слогом, пытается найти место чернорабочего. Впрочем, тут же он был вынужден признать, что перевоплощаться его друг тоже умел, например, когда договаривался с тем или иным заказчиком. Вставить пару крепких словечек для него не было проблемой.
- Тебе так кажется, потому что ты меня хорошо знаешь, - широко улыбнулся ему Леда. – А также потому что тебе известно, что я – воин и вообще не человек. Местные же привыкли видеть самую разнообразную публику, и благодаря моему наряду ни у кого не возникло никаких сомнений.
- Примерно это я и подумал, - кивнул Рёджи, и эльф продолжил свою историю.
- В общем, пересказывать все я не буду, потому что достаточно долго не мог выяснить ничего интересующего, а именно – о существовании дома скорби, а также о приезде атлонцев в город. Насчет последнего – тут в принципе так много гостей бывает, что люди не запоминают экзотическую внешность. Необычные прохожие в Хайдаларе – в порядке вещей. Боюсь, мы не найдем никого, кто помнил бы о приезде гостей с далекого севера.
- Это пожалуй, - согласился с ним Рёджи, припоминая, каких удивительных людей видел на улицах вольного города. Теперь он и сам вряд ли смог бы сказать, представители каких именно народностей ему встречались.
- Так вот, все мои поиски грозили оказаться тщетными, потому что не всегда получалось разговорить слуг, а когда получалось, не удавалось выяснить ничего полезного. И в итоге я решил рискнуть и отправиться в дом погибшего члена Совета.
- Тебя служанка могла признать, - недовольно отметил Рёджи, вспоминая, как долго эльф мучил вопросами пожилую женщину в доме Хизаки. То, что в случайном работяге могли узнать эльфа, Рёджи не казалось опасным, но почему-то все равно становилось не по себе, когда он думал о том, что у Леды могли возникнуть какие-то проблемы.
- Туда я и не пошел, - будто согласился с его словами эльф. – В дом Хизаки мы сходим еще, только позже. Надо все же выяснить, пил ли погибший вино перед смертью. А направился я в дом Масаши, где старый и подслеповатый стражник меня все равно не узнал бы.
- Но там же нет никого, - вспомнил Рёджи. – Какая там может быть работа, если не живет никто?
- Я и не стал говорить, что ищу работу, - возразил Леда. – Я сказал, что ищу кухарку, что я – ее дальний родственник. Если ты помнишь, именно она видела призрака, когда тот появился в доме.
- Да, было такое, - припомнил, о чем говорит его друг, Рёджи. – Вроде как пожилая кухарка и молодая служанка видели привидение. И служанка еще свалилась в обморок.
- Вот-вот, - подтвердил его предположение Леда. – В общем, дед-сторож оказался небезнадежен и принес хоть какую-то пользу: сообщил, где ее искать. Старушка нашла себе место в соседнем доме, где теперь и работает. Именно туда я и отправился. Если бы не наш с ней разговор, можно было бы считать, что день безнадежно потерян для расследования.
- Ты надо мной специально издеваешься? – несчастным голосом спросил Рёджи. – Давай уже по делу, а?
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:55 | Сообщение # 28
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Я просто хочу, чтобы ты понимал, как мне удалось все это узнать, - миролюбиво пояснил эльф, но тут же перешел к сути, наверняка разжалобленный грустным видом своего напарника. – В общем, никакой работы в доме не нашлось, зато старушка оказалась весьма общительной и была рада скоротать за беседой время, пока чистила овощи. Она спросила, где я работал раньше, я наврал с три короба, а потом будто между прочим сообщил, что у меня пожилая прабабушка совсем не в себе стала, и я подумываю о том, что ей было бы лучше в каком-то специальном месте, вроде дома для престарелых, ведь следить за ней негде и содержать дорого, да где ж такое найдешь в Хайдаларе? На что старая служанка ответила мне, что подобное место когда-то существовало здесь, но сохранилось ли оно до сих пор, она не знает, потому как уже много лет ничего о нем не слышала.
- Как можно не слышать о психушке, ну или о доме престарелых, в таком маленьком городе? – изумился Рёджи. – Она либо есть, либо нет.
- Я тоже так подумал, - согласился с ним Леда. – Но на деле оказалось, что в черте города как раз ничего такого и не было никогда. Однако если выехать за Восточные ворота и подняться на холм, можно обнаружить одну старую часовню. Якобы раньше там было что-то вроде приюта для изгоев, как сказала служанка, но живет ли там теперь хоть кто-то и не разрушилась ли часовня со временем, она не ведает. В любом случае, она не рекомендовала мне отправлять туда мою больную родственницу.
- Отлично, - обрадовался услышанному Рёджи. – Стало быть, завтра мы отправимся за Восточные ворота и попробуем отыскать эту часовню?
- Вот именно, что попробуем, - вздохнул Леда. – К сожалению, женщина ничего не смогла сказать мне по поводу того, где именно искать древнее строение. Более того, она не уверена, что оно существует до сих пор и что там живет хоть кто-то.
- Но мы все равно попытаемся, - решительно заявил на это Рёджи, чувствуя непривычный для последнего времени подъем. Он сам не знал, что его радует в большей мере: возможность прокатиться верхом или же перспектива хоть ненадолго покинуть этот город, который так сильно ему не нравился.
- Разумеется, - кивнул Леда. – Пока это единственная зацепка, по которой можно узнать хоть что-то о странном призраке, который являлся погибшим незадолго до смерти. Ну а кроме того, мне удалось выяснить еще одну крайне важную вещь. Признаюсь честно, я даже не ожидал такой удачи.
Леда сделал эффектную паузу, глядя, как шире распахиваются глаза Рёджи, но долго молчать не стал.
- В общем, я попробовал поговорить с ней о призраке, - продолжил Леда. – Начал осторожно, издалека, наговорил глупостей опять же про прабабушку, что хотя она является обузой для меня, я собираюсь ухаживать за ней, потому как не хотел бы, чтобы ее неупокоенный дух являлся мне после смерти. Ну а служака сразу вспомнила о том, как видела призрака в доме Масаши, и начала делиться со мной подробностями.
- И ты смог сделать еще какие-то выводы? – восхитился Рёджи, который не сомневался, что из мелких деталей Леда мог составить полную картину едва ли не всей жизни призрака.
- Напротив, - мотнул головой тот. – О призраке я не узнал ничего нового. К сожалению, при слугах тот не произнес ни слова. Зато, заговорив после этого о скоропостижной кончине Масаши, старуха обмолвилась, что в день смерти своего предыдущего хозяина, члена Совета, после работы уже достаточно поздно вечером была вынуждена вернуться в особняк, потому как забыла свою шаль. Видишь ли, у нее больная спина и даже летом она греет поясницу. Без шали ей никуда.
Рёджи понимал, что сейчас Леда дословно пересказывает слова служанки, но от того не менее нетерпеливо махнул рукой, призывая пропустить детали и рассказывать по сути.
- Когда она вошла с черного входа на кухню, забрала шаль и хотела уже уходить, она услышала, как у парадной двери хозяин разговаривал с кем-то, - изобразив загадочное выражение лица, произнес Леда. – Кухарка не стала подглядывать – ей это было попросту неинтересно, тем более, ничего необычного ей не послышалось. Вроде бы Масаши просто сердечно приветствовал вошедшего друга и предлагал ему войти.
- Ага! А стражник сказал, что никто не приходил! – взмахнул рукой Рёджи. – И с дождем он, очевидно, напутал!
- Стражник у Масаши – старый пропойца, - согласился Леда. – Получается, он действительно проспал в ту ночь и визит неизвестного гостя, и дождь, который поливал город.
- А служанка не поняла, кто приходил? – без особой надежды спросил Рёджи.
- Увы, - пожал плечами эльф. – Она не поняла и, мало того, сказала, что теперь рада этому. Когда после печального инцидента ее расспрашивали, видела ли она кого-то или что-то, та соврала, что ушла после работы и не возвращалась. Как она сказала, ее слова делу вряд ли помогли бы, хозяина в живых не вернули бы, зато ей спокойней. Никто не пристает с расспросами, да и мало ли – если убийца все же существует, он мог прийти и за ней, узнай, что кто-то его слышал в тот вечер.
- Вот так всегда, - с мрачным видом кивнул на это Рёджи. – Любят люди сделать вид, что ничего не видели и не слышали. Как она только рискнула тебе все рассказать?
- Могу только самоуверенно предположить, что умею располагать к себе людей, - улыбнулся Леда. – На момент ее признания о том, что она узнала, вернувшись за шалью, мне пришлось выслушать больше часа стенаний и больной спине, загубленной жизни и трудностях в поисках работы в вольном городе.
- Ну, хорошо, а чем это все нам поможет? – вздохнул Рёджи, про себя охотно соглашаясь со старенькой служанкой в том, что эльф вызывал доверие, мог быть интересным собеседником и располагал к себе. – Теперь мы знаем, что Масаши в ночь смерти был не один. Но мы и так думали, что он не просто так с лестницы летел…
- Сейчас мне очень хочется предположить очевидное, - хмыкнул Леда и скрестил руки на груди. – Помнишь, когда ты спросил про дождь в ночь его смерти доктора, Жасмин удивился вопросу, долго думал и в итоге не смог с уверенностью сказать, какая погода была в ту ночь. Просится вывод, что он спокойно спал себе и о погоде ничего не знал.
- А вот Юки сразу уверенно рассказал про дождь! – не удержавшись, Рёджи вскочил с места, но тут же смутился своего порыва и снова сел. – Да и с Масаши он дружил… И еще нам говорили, что тот был пьян, когда упал с лестницы! Может, он пил не один, а со своим другом? Они ж любили вместе набраться, да еще и в карты часто играли…
- Вот именно это мне теперь и хочется думать, - охотно согласился со всеми предположениями Рёджи эльф. – Так мы хотя бы могли предположить, что Юки знает немного больше, чем говорит, и попробовали бы задать ему правильные вопросы…
- Да он и есть убийца, точно тебе говорю! – запальчиво перебил его Рёджи, снова вставая и делая несколько быстрых шагов из стороны в сторону. – Надо прижать начальника порта к стенке! Чего он нам мозги пудрит?
- Погоди, не торопись так, - тихо рассмеялся эльф. – Пока у нас нет фактов, только предположения. И предполагаем мы только то, что в тот вечер он был у покойного в гостях, о чем почему-то промолчал. У Юки вроде как не было причин убивать друга. По крайней мере, не было таких, о которых мы знаем.
- Да кто еще мог его убить? – не переставал кипятиться Рёджи. – И зачем он тогда соврал, что не был в доме Масаши в ту ночь?
- Он не соврал, он просто не сказал, - уточнил Леда, и прежде чем Рёджи разразился очередной тирадой, предположил: - Может, именно из-за того, что все подозрение пало бы на него, он и не стал признаваться, что был в доме погибшего в ту ночь?
- Ну еще бы подозрений не возникло! – возмутился Рёджи. – Леда, ты просто живешь в лесу среди своих легких и воздушных друзей и не представляешь, что такое бухой игрок в карты! У Масаши был какой-то безразмерный долг! Да они шеи и за меньшее могут посворачивать!
В ответ на его слова Леда только негромко рассмеялся, а когда Рёджи недовольно уставился на него, миролюбиво развел руками.
- Я уже достаточно долго живу среди людей, - пояснил он свою реакцию на слова друга. – И я согласен, что всякое бывает, у знати в том числе, а Масаши был вспыльчив, как мы поняли. Но это еще вовсе не означает, что его убил Юки. Пока что мы даже не знаем, действительно ли Юки приходил к нему в ту ночь.
- Ладно, пускай, - нехотя согласился Рёджи и снова опустился на стул. – Но как ты предлагаешь вывести его на чистую воду?
- Я подумаю об этом, - заверил его эльф. – Но на ближайший день у нас совершенно другие планы. Завтра, как обычно, встанем пораньше, чтобы заняться плаваньем, а потом отправимся к Восточным воротам. Что делать с погибшими членами Совета, подумаем позже. Сдается мне, сейчас мы прикоснемся к некой более давней и загадочной истории, чем та, в которой нас попросил разобраться Теру.
Глаза Леды, когда он говорил о расследовании, сияли непривычным блеском – очевидно, история с призраком, о которой они узнали совершенно случайно, интриговала и вдохновляла его. Рёджи было непривычно видеть всегда уравновешенного и спокойного друга таким воодушевленным, будто впервые за долгое время с ним случилось нечто действительно интересное. И таким, взволнованным и светящимся изнутри, Леда казался Рёджи еще более красивым, более притягательным. Почему-то даже хотелось прикоснуться к нему, чтобы хоть на миг почувствовать тело этой невероятной энергии, которая переполняла эльфа.
- Наверно, тогда надо ложиться, - произнес Рёджи вслух, намеренно прогоняя все неуместные мысли о Леде. – Ну, чтобы завтра рано встать, много успеть и все остальное…
- Конечно, давай так и сделаем, - легко согласился с ним Леда, первым поднялся с софы и потянулся всем телом. – Долгий выдался денек. Надо хорошо выспаться.
- Ага, - кивнул Рёджи и с усилием отвел от Леды глаза. – Спокойной ночи.
Ему самому это прощание показалось каким-то скомканным и не похожим на привычное пожелание мирных снов. И потому, когда Рёджи взялся за ручку двери в собственную комнату, он даже не удивился, что эльф окликнул его.
- Рёджи, с тобой все нормально? – почему-то спросил тот, и Рёджи замер на месте и постарался придать лицу равнодушное выражение, прежде чем обернуться.
- Да. А что со мной должно быть не так? – спросил он и натянуто улыбнулся, однако собственный голос звучал неестественно, и потому Рёджи даже сам себе не поверил.
- Ты не наорал на меня, когда я пришел, за то, что я не взял тебя с собой и не предупредил, - от прежней радостной улыбки не осталось и следа, теперь Леда выглядел задумчивым и смотрел на своего друга пытливо и внимательно. – Но это я еще готов был не заметить, учитывая твое желание поскорей услышать новости. Потом ты не стал возмущаться из-за того, сколько я тебе оставил заданий. Однако и это полбеды на фоне того, что ты ни разу не возмутился по поводу того, что завтра с утра мы идем плавать.
- А что, если я начну возмущаться, ты не станешь заставляться меня делать это? – вопросительно поднял брови Рёджи, чувствуя, что начинает испытывать раздражение. Однако что тому было виной, понять не получалось. Леда и прежде был не в меру проницательным, вот только почему Рёджи начал сердиться именно теперь, он не знал.
- Стану, - пожал плечами тот. – Но ты всегда это знал, однако при этом всегда возмущался.
- Будем считать, что я поумнел, - усмехнулся Рёджи и толкнул дверь в свою спальню, искренне уповая на то, что Леда не станет больше ни о чем его спрашивать. Однако надежды его оказались напрасными.
- Это из-за Айри? – настиг его вопрос, от которого Рёджи чуть было не вздрогнул.
- С чего ты взял? – сухо спросил он, бросил на друга взгляд через плечо, однако внутри все сжалось при мысли о том, что каким-то удивительным образом эльф прознал о сегодняшнем разговоре.
- Вы не гуляли сегодня вечером, - Леда все так же стоял посреди гостиной и внимательно глядел на него. – Поссорились?
На этих словах Рёджи не выдержал и рассмеялся, не осознавая, что испытывает в большей мере: облегчение или злость на друга за то, что тот искренне верит в его симпатию к поверхностной девице.
- Ты как скажешь, Леда… - только и бросил он, заходя в комнату и захлопывая за собой дверь.
Жест выглядел откровенно некрасиво, однако этот разговор почему-то сильно расстроил Рёджи, и выносить дальше общение с другом ему казалось невозможным.
…Веснушка бодро трусил по дороге, и его не смущала ни жара, ни подъем вверх. Рёджи предполагал, что его конь застоялся в стойле, но и подумать не мог насколько, потому как порой с трудом удавалось его удерживать, когда Веснушка припускал вперед, норовя обогнать скачущего впереди коня эльфа.
Этот день начался для Рёджи вполне привычно и в общем-то безрадостно. Сперва Леда разбудил его на рассвете, потом они долго и нудно занимались плаваньем, и под занавес Леда пообещал вечером посмотреть, что Рёджи успел сделать за время его отсутствия, а именно – обсудить с ним прочитанный отрывок из книги и проверить правильность решенных примеров. Рёджи только вздохнул, но никакой неловкости в предвкушении выявленных Ледой ошибок не почувствовал. Эльф же странно посмотрел на него, наверняка безошибочно разгадав непривычное настроение друга.
В этот раз ему удалось проплыть несколько метров – четко до того момента, когда он понял, что Леда больше не удерживает его за плечи. И если несколько секунд Рёджи плыл своими силами, стоило осознать собственную самостоятельность, как он начал барахтаться и захлебываться.
- Тебе доводилось тонуть прежде? – спросил Леда, когда они сидели на берегу после занятия и глядели в сторону горизонта. Рёджи все пытался высмотреть дельфинов, однако удивительных существ не было видно.
- Где мне тонуть? – безрадостно спросил он. – Я вырос в селе на возвышенности. У нас и в колодце вода не всегда была.
- Просто ты слишком сильно боишься утонуть, - задумчиво заметил эльф. – А страх не способствует учению. Чем больше ты боишься, тем меньше у тебя получается.
- Я заметил, - хмуро ответил Рёджи, и на этом разговор исчерпал себя.
Сразу после занятия, позавтракав и собравшись, они отправились за город на поиски старой часовни, где Леда надеялся найти хоть какие-то следы умершей старухи.
Настроения у Рёджи не было совсем. Более того, настолько подавленным он не чувствовал себя очень и очень давно. Полночи ему не удавалось забыться во сне: перед глазами стояла Айри, но почему-то Рёджи воображал вовсе не ее наготу, а искаженное от ненависти лицо. Айри сыпала злыми словами в адрес Леды, и против воли Рёджи верил каждому произнесенному упреку.
Наутро он приказывал себе не думать ни о чем, кроме расследования, ведь как бы ни был умен эльф, Рёджи тоже не помешало бы подключить смекалку и постараться помочь другу в его нелегком труде. Однако собраться все равно не получалось.
Леда ехал прямо перед ним, и Рёджи буравил взглядом его гордо выпрямленную спину и развевающиеся от ветра рыжеватые пряди волос. Глядя на друга, такого прекрасного и красивого, каким Рёджи считал его с самой первой встречи, не получалось верить в его расчетливость и продажность. Намного легче было представить, что Леда был недосягаем ни для кого, как не был доступен и самому Рёджи, который радовался как подарку каждой его улыбке и просто доброму слову. Только брошенные в гневе слова Айри пожирали изнутри, не позволяли думать ни о чем, кроме якобы приоткрывшейся ему истины, и в конце концов Рёджи не выдержал. Пришпорив Веснушку, он поскакал чуть быстрей, и уже через пару секунд поравнялся с эльфом.
- Слушай, Леда. Я хотел тебя спросить, - смело начал он и тут же замолчал, а друг посмотрел на него искоса, одним взглядом давая понять, что внимательно слушает.
Смелость покинула так же быстро, как до этого Рёджи накрыл порыв необъяснимой храбрости. И он растерянно замолчал, уставившись на рыжую гриву Веснушки.
- Я внимательно слушаю, Рёджи, - произнес эльф, и Рёджи показалось, что в голосе друга ему слышится непередаваемая усталость.
- Леда. А у тебя были… - Рёджи попытался подобрать наиболее вежливые слова и наконец твердо произнес. – У тебя были отношения с людьми?
Если вопрос и удивил эльфа, он никак этого не показал, лишь отвел глаза в сторону и покачал головой, пока Рёджи, весь напрягшись, ожидал ответа.
- А ты видел рядом со мной эльфов? – ответил вопросом на вопрос Леда. – Разумеется, у меня были отношения с людьми. Они постоянно у меня есть…
- Ну вот не надо, - сердито потребовал Рёджи. – Ты прекрасно понял, о чем я спрашивал.
Эльф только вздохнул. Рёджи не знал, чем обусловлено его нежелание говорить на эту тему, но он упрямо сжал губы и во все глаза уставился на Леду, который поднял какой-то тоскливый взгляд на уходящую вперед дорогу и вздохнул.
- За столько лет, что я провел среди людей, разумеется, у меня были отношения с ними, - наконец произнес он, и Рёджи почувствовал, будто все силы разом покинули его.
Несчастным взглядом он поглядел вперед, но не увидел ровным счетом ничего, настолько его захватили тревожные ощущения и мысли. Он сам не знал, какого ответа ожидал услышать, как и не мог объяснить, что чувствовал теперь.
С самого первого момента, с первой секунды первой встречи Рёджи чувствовал, осознавал, что повстречал существо высшее и необыкновенное. При всем желании он не мог воспринимать эльфа как себе равного, как человека, и даже любое случайное прикосновение расценивал как святотатство. И вот теперь Леда совершенно спокойным голосом сообщал, что у него были отношения с людьми. Так просто, словно он был самым обыкновенным человеком.
- Я говорил тебе, что ты напрасно идеализируешь меня, - негромко заметил эльф, однако Рёджи уже не услышал, пришпорив коня и поспешив вперед.
Впрочем, отъезжать далеко вперед он не стал, понимая, что и так ведет себя странно и некрасиво. Да и дорога забирала резко вверх – разгоняться здесь определенно не стоило. Рёджи плохо понимал, куда именно они направляются, не имея никаких ориентиров, но когда выехали за Восточные ворота, лишь одна единственная дорога, едва заметная из-за проросшей травы и мелких камешков, петляя, уходила вдоль стены куда-то наверх. Выбирать не приходилось, друзья поехали по этой тропинке, и Рёджи еще долго чувствовал, как стражники буравят взглядами их спины. Почему-то Рёджи был уверен, что они обязательно донесут градоначальнику о перемещении незваных гостей. Если еще не донесли…
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:55 | Сообщение # 29
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Постепенно дорога забрала вправо, и Хайдалар со своей неприступной стеной пропал из поля видимости. Теперь друзья взбирались в еще более крутую гору, а справа и слева от них высились древние деревья. Однако, как и все в этом райском уголке, лес казался гостеприимным и безопасным. Тут и там виднелись поляны, усыпанные желтыми и белыми луговыми цветами, слышалось щебетание птиц, а далеко впереди Рёджи видел вершину неприступного горного хребта, того самого, что прикрывал вольный город с севера.
В то, что они найдут что-то в этих пустынных местах, верилось с трудом. И хотя какое-то подобие дороги здесь имелось, логичней было предположить, что она не вела куда-то, а была просто протоптана местными жителями, которые ходили в лес за ягодами, хворостом или еще за чем-то.
"А у тебя были отношения с мужчинами или с женщинами?.." – настойчиво крутился в голове Рёджи вопрос, который он никогда в жизни не рискнул бы задать другу. Рёджи сам не знал, какого ответа боялся больше услышать, как и не понимал, почему в принципе боится узнать правду. Только старательные убеждения самого себя в том, что личная жизнь друга его не касается, не помогали. Списать все на банальное любопытство тоже не получалось – от любопытства не бывает плохо, а Рёджи чувствовал, как у него мучительно тянет под сердцем.
- Рёджи, подожди, - окликнул его Леда, и Рёджи почувствовал, как в груди все замирает от страха, однако поводья он все же натянул и нехотя обернулся.
Отчего-то он был уверен, что эльф сейчас продолжит неприятный разговор, который он сам затеял и теперь больше всего мечтал взять свои неосмотрительные слова обратно. Однако одного быстрого взгляда хватило, чтобы понять: говорить его друг ничего не собирался.
Леда остановил коня в паре десятков ярдов за спиной Рёджи и смотрел куда-то в сторону, и Рёджи только теперь понял, что, погруженный в свои раздумья, проехал и не заметил еще более незаметную тропинку, уходящую вправо от основной дороги.
- Там что-то есть, - произнес Леда и, легко тронув поводья, направился в новом направлении. Рёджи тоже поспешил развернуть своего коня.
В этот раз ехать долго не пришлось. Короткая тропка быстро закончилась, и они оказались на просторной поляне. После тенистого леса Рёджи сперва был ослеплен ярким палящим солнцем и прищурился на миг, а когда, моргнув несколько раз, пригляделся, отказался верить собственным глазам.
- Кладбище?.. – неуверенно пробормотал он, но Леда, удивленно оглядывавшийся по сторонам, его будто и не услышал.
Сначала Рёджи показалось, что со своими выводами он поторопился: назвать это место кладбищем можно было с большой натяжкой. Никакого ограждения или других признаков присутствия людей здесь не было. На небольшой поляне в хаотичном беспорядке высились холмики, и предположить, что под ними покоились люди, позволяли лишь редкие памятники. Если предполагаемых могил можно было насчитать здесь силы штук пятнадцать, то памятников, древних и полуразрушенных, было всего три. Облагородить места захоронения последний раз здесь пытались не меньше сотни лет назад.
Однако то, что на холмиках росли цветы, навело Рёджи на мысль, что появившиеся здесь позже могилы тоже пытались украсить согласно принятым традициям, только для каких-то приличных надгробий не хватило то ли средств, то ли сил.
- Мы на верном пути, - вывел его из размышлений голос эльфа, который показал куда-то в сторону, и Рёджи, проследив взглядом в указанном направлении, увидел то, что не заметил сразу.
Ближе к лесу, у самого края странного кладбища высился холмик побольше, и Рёджи сразу же понял, что его просто не успело сравнять с землей время. Это была свежая могила, еще даже не поросшая травой и выделявшаяся темным пятном на фоне окружавшей ее зелени.
- Ничего себе, - еле слышно пробормотал он. – Неужели нашли…
Тронув поводья, он направился к могиле и скорее почувствовал, чем услышал, что Леда поехал за ним.
Только приблизившись, Рёджи понял, что могила была не просто безликим холмом. Хотя никакого надгробия здесь не было и, скорей всего, не намечалось, рядом стоял одинокий фонарик для духов-проводников, а еще на могиле лежало несколько алых цветков. Вероятно, кто-то принес сюда этот скромный букет, который рассыпался от ветра, и теперь увядшие цветы лежали на сухой земле в беспорядке.
- Откуда они здесь? – ни к кому не обращаясь, поинтересовался эльф, и в его голосе послышать неподдельное удивление.
Рёджи пригляделся внимательней, но ничего необычного в цветах не увидел. А в следующий миг случилось то, чего он никак не мог ожидать. Подъехал Рёджи слишком близко и даже вздрогнуть не успел, когда Веснушка внезапно склонил голову и схватил зубами сразу два лежавших рядом цветка.
- Веснушка, нет! – рявкнул Рёджи и с силой дернул поводья, но было поздно.
Секундного замешательства хозяина коню хватило, чтобы схватить оставшийся цветок, и он лишь недовольно заржал, когда Рёджи потянул его назад.
- Ну что ты наделал… - несчастным голосом произнес едва ли не скатившийся из седла на землю Рёджи, когда замер рядом со своим конем, который глядел на него с самым невинным видом. – Слопал улику…
Пока расстроенный Рёджи переводил взгляд с коня на могилу и обратно, Леда тоже спрыгнул на землю и подошел ближе, тут же присев на корточки.
- Не огорчайся, - произнес он и зачем-то потрогал землю на могиле. – Я успел рассмотреть все, что нужно. Эти цветы принесли вчера, не раньше – на таком солнцепеке они не могли пролежать долго и сохранить цвет. А еще это были камелии.
- Ты… Ты уверен? – пробормотал Рёджи, чувствуя, как по спине пополз холодок от одного упоминания названия редкого цветка и воспоминания о безжизненных глазах привидения, его загробного голоса: "Камелия…"
- Уверен, - кивнул эльф и поднялся на ноги, отряхивая руки. – Могиле от силы несколько месяцев. Земля подсохла, но не просела. То есть, совпадает с моментом первого появления призрака. И еще эти камелии…
- Ну… Тут вообще-то много цветов вокруг, - неуверенно заметил Рёджи и огляделся.
- А камелии ты видишь? – спросил эльф.
Рёджи не понадобилось много времени, чтобы признать: камелий в округе действительно не было. Более того, теперь он с уверенностью мог сказать, что не заметил их и по пути сюда. Мелкие луговые цветочки покрывали лужайки и поляны, однако таких крупных красивых и, главное, ярких цветов, которые съел недальновидный Веснушка, им не повстречалось.
- Вот и я не вижу, - кивнул Леда, правильно расценивая молчание Рёджи. - еще я не припомню, чтобы видел их в городе. Потому можно предположить, что человек, навещающий могилу, живет не в Хайдаларе.
- А где же тогда? – растерялся от такого заявления Рёджи. – И почему ты так думаешь? Может, кто-то выращивает камелии у себя дома в горшке?
- Цветы камелии растут на деревьях, - заметил на это эльф. – Иногда на кустах.
- Может, кто-то вырастил в своем саду дерево, - не сдавался Рёджи.
- Может, - легко согласился Леда. – Но что-то мне подсказывает, что неизвестный визитер приходит не из города. Похоже, за стенами Хайдалара все же живет кто-то, что бы по этому поводу ни думали градоначальник и его дочка.
- Считаешь, он соврал нам? – предположил Рёджи, почесав макушку.
- Не знаю, - пожал плечами Леда. – Или соврал, или действительно сам не ведает. Тем более, мы же спрашивали, нет ли в округе сел или деревень. Но не спрашивали, живут ли, например, в окрестностях одинокие отшельники. Надо было правильно ставить вопрос.
На этих словах Леда ловко запрыгнул в седло и добавил, глядя на Рёджи сверху вниз:
- Хорошо, что дорога здесь только одна – не заблудимся. Поехали?
На последних словах он тепло улыбнулся, а Рёджи, сглотнув, поспешил отвести глаза и потянул за поводья Веснушку.
Рёджи думал, что остаток пути, пока они не достигнут хоть какой-то цели, Леда будет молчать, обдумывая увиденное. Когда Рёджи наблюдал просто ряд каких-то малозначительных вещей, эльф умудрялся подметить кучу деталей и сделать выводы, в большинстве случаев оказывающиеся верными. Потому Рёджи дал другу возможность размышлять, а сам бесцельно крутил головой по сторонам, впрочем, не замечая ничего интересного.
- Айри вчера приходила к тебе?
Вопрос прозвучал до того неожиданно, что Рёджи чуть было ни дернулся, как будто ему грозила опасность.
- Чего? – несмело переспросил он.
- Я спрашиваю, дочка градоначальника наведывалась к тебе, пока меня не было? – повторил вопрос Леда и внимательно поглядел на своего друга. – Вечером, когда я вернулся, вы не ходили гулять. Но днем она все равно заходила, так ведь?
- С каких пор тебя интересует моя личная жизнь? – тут же вспыхнул Рёджи, хотя в душе испытывал не столько негодование, сколько удивление от того, что эльф, во-первых, догадался о визите девушки, во-вторых, заговорил об этом.
- С тех пор, как она начала касаться непосредственно меня, - спокойно ответил на это Леда.
Рёджи только открыл и закрыл рот, отказываясь понимать, как его напарник разгадал правду. Вздохнув, он отвел глаза в сторону и в тоске подумал о том, что выяснения отношений с напарником его не радуют. А то, что последующий разговор будет именно таким выяснением, Рёджи не сомневался.
- Я примерно представляю, что она тебе сказала, - не дождавшись ответа, произнес Леда. – И я знаю, почему она это сделала.
- Почему же? – вяло спросил Рёджи.
- Потому что она хочет твоего внимания, ты к ней равнодушен, но поверить в собственную непривлекательность такие девушки, как Айри, не могут. Они скорей уверят себя в мужской недееспособности своего избранника, либо же в том, что у избранника несколько иные предпочтения. В твоем случае, я полагаю, она склонилась ко второму варианту.
- Все правильно ты полагаешь, - прервал друга Рёджи. – И, если честно, я не хочу все это мусолить. Гадостей она нагородила, да и все. Давай забудем.
- Давай, - пожал плечами Леда. – Только что ж ты никак не забываешь? Что вчера, что сегодня как в воду опущенный ходишь.
Рёджи снова вздохнул, но что ответить не придумал. Слова Айри, словно брошенные в благодатную почву семена, прорастали и уже давали первые плоды. За все то время, что Рёджи был знаком с Ледой, они ни разу не поругались, а еще Рёджи не мог вспомнить ни единого случая, когда был сердит на друга. Однако испытываемые им со вчерашнего дня чувства очень сильно напоминали досаду и раздражение.
- Ты, конечно, можешь поступать, как тебе угодно, и делать, что хочешь, - устало произнес Леда, глядя прямо перед собой на дорогу, и даже головы не повернул, когда Рёджи искоса посмотрел на него. – Но прежде, чем делать какие-то выводы из чужих слов, подумай о том, что в отношениях двоих не должно быть третьего.
- Ты так говоришь, будто мы влюбленная пара, - не смог сдержать улыбки Рёджи, и Леда тоже слабо улыбнулся.
- Вовсе неважно, какие именно отношения связывают двух разумных существ, - ответил на это он. – Даже неважно, какой оттенок они носят, являются ли дружескими или, напротив, неприязненными. Но третьего быть не должно. Особенно когда этот третий преследует свои личные интересы и пытается навязать свое мнение.
Слова Леды звучали мудро и рассудительно, и Рёджи заслушался его голосом, успокаивающим и уверенным. Теперь, когда Леда бы рядом и так спокойно рассуждал о том, о чем догадался без подсказки, злые заявления Айри казались глупыми и несостоятельными. И Рёджи уже собрался было приказать себе забыть об услышанном, когда Леда неожиданно предложил:
- Давай, ты сейчас спросишь обо всем, что хотел узнать, а я постараюсь честно ответить. Потому что мне кажется, что даже если милая барышня говорила правду, из ее уст она приобрела некоторую своеобразную форму, и теперь я в твоих глазах выгляжу как-то особенно нелицеприятно.
- Ничего подобного, - горячо заверил его Рёджи. – Ты отлично выглядишь! Как всегда… То есть, в смысле, в моих глазах выглядишь. Ну и так тоже, да…
Рёджи запутался и смутился, но одно знал точно: говорил он чистую правду, и теперь ему самому было смешно от понимания того, что совсем недавно он думал плохо о своем друге. Разве мог Леда быть настолько порочным и расчетливым, насколько его рисовала в своем воображении Айри? Теперь Рёджи было дико думать о том, что совсем недавно он был готов поверить в то, что наговорила оскорбленная красавица.
- И все же, - произнес Леда, делая неопределенный жест рукой, будто призывая Рёджи быть смелее и задавать любые вопросы.
- Да что спрашивать, - отмахнулся он и вместо этого поделился. – Я вчера страдал над текстом, который ты мне оставил, а она пришла в какой-то тряпке, которую тут же сняла и полезла на меня. А я отказался, ну и выслушал, что я и ты… Что мы с тобой… Ну, ты понял.
Глаза эльфа распахнулись в неподдельном изумлении, и если бы сейчас они не ехали верхом, а шли пешком, наверняка растерянный Леда замедлил бы шаг. А Рёджи кивнул, будто подтверждая свои слова, чтобы друг не сомневался в их правдивости.
- Она разделась? – зачем-то уточнил Леда.
- Ага, - кивнул Рёджи. – Мне еще никогда так себя не предлагали. Обычно я уговариваю и все дела, а тут нате, берите. Я даже испугался.
Последнюю фразу Рёджи сказал в шутку и улыбнулся, но выражение лица эльфа оставалось строгим и почти суровым.
- Она тебе не простит такое унижение, - задумчиво протянул он. – Впредь будь осторожен. Пока мы не покинем этот город.
- Да что она мне сделает-то? – искренне удивился Рёджи. – И что за унижение? Я же не принуждал ее оголяться…
- Ты ее унизил отказом, - безрадостно возразил на это Леда. – Раз она предалась таким крайним мерам и даже – ты уж прости – разделась перед простолюдином, предлагая себя, значит, ей это было очень нужно. А ты посмел побрезговать.
- Ну, им же титулы не важны, вроде как…
- Как же. Нашел чему верить, - вздохнул Леда. – Если раньше я еще мог допустить, что ты ей действительно был интересен, теперь я уверен в том, что все это не просто так. Дочь градоначальника очень хочет расположить тебя к себе.
- Да что ей может быть от меня нужно? – перебил его Рёджи. – У меня же нет ничего…
- Кроме подробностей расследования, - хмуро заметил эльф. – А может, еще что-то. Кто знает, что там у нее на уме…
Леда ненадолго замолчал, задумчиво покусывая губы, потом тряхнул головой и решительно произнес:
- С этим мы еще разберемся. Только будь начеку. Все время.
Последнюю реплику эльф произнес с нажимом, и Рёджи, который до этого хотел просто рассмеяться над тем, что тот, такой отважный, не боящийся вооруженных врагов, струсил перед девчонкой, растерянно осекся, встретившись взглядом с серьезными глазами друга.
- Ладно, буду. Куда ж деваться, - ворчливо произнес он и тоже замолчал.
В вероятность существования опасности в лице дочки градоначальника Рёджи верилось с трудом, и было даже странно видеть, как произошедшая накануне история насторожила его друга. Рёджи с удовольствием отмахнулся бы от слов Леды, однако смущало то, что в большинстве случаев эльф не ошибался – в людских душах он разбирался удивительно тонко.
А уже через секунду Рёджи думать забыл и об Айри, и об этом разговоре, потому что впереди среди деревьев мелькнуло что-то непонятное. Привстав в седле и приглядевшись, он с замиранием сердца определил, что видит невдалеке какое-то каменное строение.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 15:09 | Сообщение # 30
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 9.

Рёджи не сразу поверил своим глазам, когда, преодолев совсем небольшое расстояние, они увидели перед собой древнее, но все еще крепкое сооружение. Представить, для чего его построили люди много столетий назад – а в том, что прошло именно столько времени с момента закладки фундамента, Рёджи даже не сомневался – было сложно.
То ли большой дом, то ли маленькая крепость состояла из двух частей. Первая напоминала невысокий, но большой дом прямоугольной формы с толстыми стенами и узенькими окнами почти под самой крышей. Вторая часть некогда была небольшой башенкой, на самом верху которой прямо на сером камне был неумело нарисован циферблат. В центре его торчал изогнутый штырь, и Рёджи, которому уже доводилось видеть солнечные часы, сразу понял, что наблюдает сейчас. Правда, одинокое облачко, как раз в этот момент скрывшее солнце, не позволило определить, который был час.
Эти два стоявших рядом строения соединяла стена, а точнее – ее остатки, облупленные и полуразрушенные. В стене была арка, которая будто приглашала пройти через нее, только даже со стороны Рёджи видел, что этот путь никуда не ведет – за аркой снова начинался лес.
Странная постройка находилась на возвышенности, и лишь покрутив по сторонам головой, Рёджи оценил, как высоко они забрались. С пригорка был виден простирающийся внизу Хайдалар, в противоположную же сторону уходили бесконечные прибрежные скалы и море.
- Кто построил это здесь? – пробормотал Рёджи, ни к кому не обращаясь. – И зачем?
- Боюсь, конечно, ошибиться, - медленно произнес эльф. – Но это здание значительно старше вольного города. Вероятно, оно было воздвигнуто тут задолго до того, как заложили Хайдалар. Быть может, даже раньше, чем обнаружили волшебный источник.
Покачав головой, будто соглашаясь с этими разумными доводами, Рёджи спрыгнул на землю, взяв Веснушку под уздцы, а Леда последовал его примеру. Хотя ни единой живой души в окрестностях не наблюдалось, почему-то не покидало чувство, что место это не было покинутым. Вероятно, из-за того, что возле странного обиталища было достаточно чисто, словно кто-то не ленился периодически убирать здесь.
Пока Рёджи рассеянно вертел головой по сторонам, Леда не стал терять времени и решительно подошел к двери в большую постройку, тут же деликатно постучав. Рёджи замер, прислушиваясь, но ответом была тишина, и когда эльф постучал уже решительней, эффект остался тем же.
- Заперто, - констатировал его друг, подергав дверную ручку, а его вороной конь всхрапнул, будто насмешливо отвечая "ну а ты как думал?", и цокнул копытами по брусчатому камню.
Рёджи подумал о том, что раньше территория вокруг постройки была мощеной, теперь же здесь остались лишь выщербленные от времени булыжники, тут и там перемежавшиеся зеленой травой, которая пробивалась между ушедшими под землю камнями.
- Можно выломать дверь, - равнодушно заметил Рёджи, но Леда только укоризненно покачал головой.
- Что за страсть к разрушению? Мы подождем хозяина. А пока можно приглядеться, что тут и как.
- Ты так уверен, что хозяин здесь есть? И что он появится именно сегодня? – Рёджи скептически огляделся по сторонам и пришел к выводу, что не стал бы утверждать подобное. Удивительный дом выглядел ухоженным, но сложно было представить, что кто-то действительно живет здесь, в горах да посреди леса.
- Появится, - убежденно заверил его Леда. – Дверная ручка отполирована до блеска от частых прикосновений. Тот, кто здесь живет, обитает постоянно, а не изредка заходит.
На этих словах Леда привязал коня к торчащему из стены штырю, бывшему в прошлом то ли украшением, то ли каким-то поручнем, и решительно направился к арке. Рёджи ничего не оставалось, как последовать за ним, только Веснушку он не рискнул оставить одного.
За домом тоже ничего интересного не обнаружилось, кроме отдельных незамысловатых предметов обихода – старого корыта, каких-то садовых принадлежностей, прислоненных к стене, самодельной метлы. Засмотревшись на все это, Рёджи не сразу понял, почему Веснушка с веселым ржанием дернулся вперед, едва не вырвав поводья из рук хозяина.
- Друг, совсем сбрендил? – возмутился Рёджи, едва успев перехватить поводья, а Леда тихо рассмеялся.
- Я вижу, твой конь полюбил камелии, - заметил он.
Рёджи хотел спросить, что тот имеет в виду, когда поднял взгляд и только после этого заметил невысокое дерево, покрытое алыми цветами.
- Ну ничего себе, - выдохнул Рёджи, и Веснушка заржал, соглашаясь – очевидно, открывшаяся картина ему тоже нравилась.
- Никогда такого не видел, - честно признался Рёджи и хотел добавить, что Веснушке грех жрать подобную красоту, когда сзади раздалось вежливое покашливание, и друзья дружно обернулись.
Возле той самой низкой арки, через которую они прошли, стоял неприметного вида старичок, очень старенький, сухонький и бедно одетый. Однако глаза его казались удивительно молодыми, а взгляд острым и проницательным. Старичок внимательно разглядывал гостей и заговаривать не торопился. Рядом с ним топтался здорового вида детина, бывший на две головы выше старика, однако Рёджи хватило быстрого взгляда в пустые глаза увальня, чтобы понять – бояться громилы не стоило.
"Блаженный", - чуть было не произнес он вслух, но вовремя прикусил язык – неосмотрительное замечание могло кого-то и обидеть. Однако в том, что парень был слабоумным, сомнений не возникало. Туповато глядя перед собой, он крутил головой, а после принялся ковырять пальцем в носу, будто ему было от силы три года.
"Искали дом для сумасшедших – вот и нашли", - понял Рёджи и даже обрадовался этому: что им даст находка в виде пристанища для отсталых среди гор, он пока не знал, но радовался тому, что предположения Леды складывались в реальную цепочку фактов и событий. По крайней мере, про дом для умалишенных и кладбище со свежей могилой эльф догадался совершенно точно.
- День добрый, - улыбнулся хозяевам этого странного места Леда и сделал шаг вперед. – Разрешите представиться…
Старичок внимательно слушал приветствия Леды, склонив голову чуть на бок, и едва заметно кивал, пока эльф объяснял, что именно ему и его напарнику понадобилось в такой дали от города. Вдаваться в подробности друг, разумеется, не стал, просто поведал, что ему требуется некоторая информация относительно пожилой женщины, которая жила здесь до недавнего времени, а теперь, очевидно, умерла.
- Мы видели свежую могилу на кладбище, - пояснил, откуда такая осведомленность, эльф, ни слова не сказав ни о призраке, ни об истинных причинах их появления в этом глухом уголке.
На протяжении всего разговора Рёджи благоразумно помалкивал и кивал, если старичок переводил взгляд с напарника на него. По непонятной причине этот человек казался Рёджи проницательным, потому он опасался ляпнуть какую-нибудь глупость или выдать хоть часть правды.
Когда эльф закончил краткие пояснения, старик кивнул, а умалишенный парень что-то невнятно промычал, наверное, приветствуя гостей.
- Что ж, милости прошу, - произнес старичок. – Мое имя вам знать не обязательно. Да и редко ко мне обращаются, используя его. Чаще называют просто смотрителем.
- Очень приятно, - заверил его Леда и поклонился, а старик, которому явно импонировало такое почтение, еще раз кивнул и предложил:
- Давайте пройдем в дом. Я угощу вас чаем и попытаюсь ответить на волнующие вас вопросы.
Такого радушия в столь заброшенном месте Рёджи никак не ожидал, но подвоха в поведении старика тоже не видел.
Некстати вспомнилась какая-то старая сказка о том, как старуха-колдунья заманила мальчика в свой роскошный дом, где время шло вовсе не так, как во всем мире, и просидев у нее в гостях один вечер, мальчик вернулся в реальную жизнь через десять лет. Пустынное место, его антураж, а также загадочные обитатели древней крепости соответствовали атмосфере вспомнившийся сказки, и Рёджи тряхнул головой, пытаясь избавиться от дурацкой ассоциации. Тем более, Леда уже поспешил за стариком, и стоять в одиночестве, считая ворон, было как минимум глупо.
Обстановка внутри вполне ожидаемо оказалась аскетической: хозяин усадил гостей за стол в маленькой прихожей, которая выполняла функции и кухни, и гостиной. Через единственную приоткрытую дверь, ведущую в жилую часть дома, Рёджи успел разглядеть, что там ничего занимательного тоже не было – обстановка напоминала небольшую казарму, не слишком просторную, со стоящими у стен простыми деревянными кроватями.
Вероятно, от того, что гости здесь бывали крайне редко, хозяин суетился и старался угодить. Хотя посуда, скатерть и прочая утварь были ветхими и старыми, Рёджи отметил, что содержалось все в чистоте. А от чая, который старичок разлил по небольшим разномастным чашкам, поднимался такой пьянящий аромат, что у Рёджи закрались подозрения, не хотят ли их одурманить.
- Трава Хилласа, - произнес Леда, взяв чашку в руки, и потом покачал головой. – Надо же, какая большая редкость.
Что это за редкость такая, Рёджи не ведал, но принюхавшись, признал, что запах у чая был определенно приятным.
- В горах можно и не такое найти, - флегматично заметил старичок и поставил на стол еще две чашки: одну для себя, вторую – для блаженного парня, имя которого он не посчитал нужным называть гостям.
- Например, цветы камелии, - осторожно заметил эльф.
- Цветы камелии – вряд ли. Дерево можно только посадить, а потом долго лелеять, чтобы хоть что-то выросло, - ответил на это старик, представившийся смотрителем. Почему-то такое прозвище не шло ему, и Рёджи никак не мог понять для себя, как называть этого странного человека.
- И что же вас привело к тому, чтобы высадить такое прихотливое растение? – вопросительно поглядел на него Леда.
Какой реакции на свой вопрос ожидал эльф, Рёджи не знал, но наверняка он не думал, что вместо ответа старик неожиданно громко рассмеется. Полоумный парень, которого смотритель усадил на табурет рядом, раскрыв рот, уставился на старика, а потом тоже неуверенно загоготал – от этого звука у Рёджи пошел мороз по коже.
- Господин эльф, - отсмеявшись, произнес старик, насмешливо глядя на Леду. – Ваша дипломатия и речи изящны, как слоны в посудной лавке. Если хотите что-то выпытать, подключите воображение. А если у вас его нет, спрашивайте прямо.
От такой наглости Рёджи подавился чаем и во все глаза уставился на старика, который весело поглядывал на его друга. Переведя же взгляд на Леду, Рёджи поразился и того больше – его напарник даже не думал сердиться, а напротив, смотрел на старика, дружелюбно улыбаясь.
- Смею надеяться, что воображение у меня все же есть, - ответил он и отодвинул от себя чашку с едва пригубленным чаем. – Но раз уж пошел такой разговор, подключать я его не стану и спрошу прямо.
- Спрашивайте, - дал согласие старик и откинулся на спинку стула, явно готовый внимать. – Мне скрывать особо нечего. Если знаю что, расскажу.
На секунду Леда нахмурился, призадумавшись, что спросить в первую очередь, пока Рёджи переводил растерянный взгляд с одного присутствующего на другого. Что это был за странный диалог, он не понял, но одно осознал точно: не сказав ничего важного, старик и эльф что-то поняли – узнали друг о друге что-то новое, но что именно – для понимания Рёджи было сокрыто. Тихо вздохнув над собственной тупостью, он решил, что расспросит друга позже – что имел ввиду старик, и почему Леда не рассердился из-за откровенного хамства. Пока же наиболее благоразумным Рёджи показалось сидеть и помалкивать.
- Нас интересует пожилая женщина, которая жила у вас здесь до недавнего времени, - наконец заговорил Леда. – Интересует все: как она сюда попала, как давно, как ее звали…
- Вы задаете вопросы, на которые нет ответов, молодой человек, - невозмутимо ответил на это старик. – Разве что, могу смело заверить вас, что пожилая дама из Атлона находилась здесь ровно двадцать семь лет. То есть, этим летом исполнилось бы ровно столько.
За все время общения со странным стариком это была его первая достаточно длинная отповедь, и Рёджи неожиданно понял, что дед перед ними был не просто отшельником, живущим в горах, а настоящим аристократом. Только благородный и образованный человек мог высказываться настолько вычурно и правильно. Еще Рёджи позабавило, что старик назвал Леду молодым человеком, когда эльф наверняка был старше его прадедов.
- Но как она сюда попала? – проигнорировал забавное обращение Леда.
- Как и все мои воспитанники, - пожал плечами старик. – Ее привез доктор из Хайдалара. То лето было удивительно знойным – как сейчас помню.
- Доктор, который Жасмин? – зачем-то уточнил Рёджи, и старик кивнул:
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Дорога в тысячу лет. I. Пока боги спят (PG-13 - Ryoji/Leda [Deluhi, Versailles, GYZE])
Страница 2 из 3«123»
Поиск:

Хостинг от uCoz