[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Дорога в тысячу лет. I. Пока боги спят (PG-13 - Ryoji/Leda [Deluhi, Versailles, GYZE])
Дорога в тысячу лет. I. Пока боги спят
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:10 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Дорога в тысячу лет. I. Пока боги спят

Автор: Katzze
Контактная информация: kattzzee@rambler.ru , diary, twitter
Беты: Jurii

Фэндом: Deluhi, Versailles, GYZE
Персонажи: Ryoji/Leda

Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Слэш, Романтика, Фэнтези, Детектив, Экшн, AU
Размер: Макси
Статус: закончен

Описание:
Хочу странствовать по миру, отрубать людям головы, жечь города и деревни, а в свободное время гладить лошадку (с)

Посвящение:
Мне! Потому что кто, кроме меня, напишет о моих любимых персонажах в моем любимом жанре? ^^ И Леде! Потому что нельзя так сильно нравиться мне XD

Примечания автора:
Это первая часть в задуманной трилогии, она сюжетно-законченная, но тесно связанная со всеми последующими, которые, надеюсь, мне хватит сил и времени написать. В следующих историях добавятся фэндомы, и рейтинг подрастет, но где-то к самому финалу.

Так как автор ни разу не рифмоплет, все использованные стихи/песни - заимствованные.

И да, автор впервые пишет и фэнтези, и детектив – "не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет" )))

У этого фанфика есть продолжение
Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт
Дом ветра
Дорога в тысячу лет. III. Погаснут свечи
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:12 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Пролог

Безжалостны истории страницы,
Писать на них – удел не слабаков.
За каждой строчкой – чьи-то судьбы, лица,
Рев пламени, лязг стали, стук подков.

Но время – добрый друг и враг заклятый –
Неумолимо увлечет их в тень,
И станет для потомков просто "датой"
Кому-то жизнь перевернувший день.

И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя. (с)


То, что Рёджи топтал землю уже двадцать первый год кряду, было своего рода счастливой случайностью. А может, великим провидением, но в последнее как-то слабо верилось. Вряд ли богиня удачи решила когда-то обратить внимание на обычного мальчишку из деревенской семьи, которому суждено было умереть еще в возрасте девяти лет, и вероятней то, что, когда погибли и вся его семья, и селение, спасся Рёджи просто каким-то чудом.
Рёджи не повезло родиться в смутное время, когда Локстенское королевство вело кровопролитную войну едва ли не со всеми соседними державами. С востока на земли его родины постоянно совершали набеги кочевые племена дикарей из Валара, плохо вооруженные и не блещущие интеллектом, однако многочисленные и не знающие пощады к врагам. Их ярость была до того неконтролируемой, что порой справиться с небольшим отрядом не удавалось целой роте отлично вооруженных королевских всадников.
С западными границами дело обстояло не благополучней, однако битвы, проходящие на окраинных землях, выглядели более изысканно, как бы абсурдно ни звучало такое определение для обычных боевых действий. Причина конфликта с этим соседом заключалась в том, что Западная Аквилония хотела захватить часть пограничных областей, наиболее богатых и плодородных, испокон веков принадлежавших Локстену. Локстен не желал уступать собственные угодья жадным соседям, а те, в свою очередь, не торопились грабить и разорять земли, которые планировали однажды заполучить в свое пользование. Однако пока на правительственном уровне велись переговоры, о сути которых простые крестьяне, каковыми являлись родители Рёджи, знать не знали, аквилонцы совершали небольшие диверсии, разрушая отдельные дома и сжигая убогие деревни. Толку от таких на первый взгляд бессмысленных нападений не было, только смута среди простого населения росла, подогревая ненависть к королю правящей не первый век династии.
С севера Локстен тоже постоянно ждал угрозы. Хотя на памяти Рёджи в этих краях никто никогда не воевал, о врагах, которые могли прийти из-за моря, ходили особые слухи, вызывавшие тревогу и опасения в сердцах людей. За Бескрайним морем, на берегах которого заканчивалась северная граница Локстена, жили удивительные существа, о которых Рёджи только слышал, но которых никогда не видел, именовавшие себя северными эльфами. Говорили, что эльфы всем похожи на людей, только свойственна им необыкновенная внешняя привлекательность. Что у них необычайно светлая, словно фарфоровая кожа, всегда светлые волосы да форма ушей немного отличается от формы ушей человека. Но самым поразительным было то, что любой эльф мог погибнуть лишь от насильственной смерти, в то время как телесная оболочка всегда оставалась юной и здоровой, и при благополучном исходе эльф мог прожить сколь угодно долго. Еще говорили, что эльфы умеют колдовать, читать мысли, и что в их венах течет зеленая как сок травы кровь, потому что они близки к природе, миру растений и животных. Но последние утверждения казались Рёджи выдумкой.
В открытую у эльфов с Локстеном не было конфликта, однако по неведомым причинам к жителям лесных стран относились с опаской и постоянно ждали вероломного удара. Говаривали, что в столице Локстена – Саруне – порой можно было заметить иноземного бессмертного гостя, реже их встречали в других краях королевства, а Рёджи на своем веку не видел вообще ни одного. Иногда ему казалось, что эльфов просто выдумали, чтобы было о ком рассказывать детям сказки на ночь.
Лишь южные земли Локстена жили относительно счастливо и благополучно. На юге земли королевства тоже заканчивался на побережье Южного моря. Рёджи не доводилось бывать там, но он слышал, что край тот поистине чудесен, что царит там вечный покой и мир, цветы не вянут круглый год, а фруктовые деревья плодоносят каждый сезон.
Но Рёджи не посчастливилось родиться в таких удивительных местах, и на свет он появился в одной маленькой деревушке на востоке Локстена, названия которой никто уже и не помнил: в одну летнюю ночь, когда Рёджи был еще ребенком, валарские дикари, совершая очередной набег, сожгли ее дотла, вырезав все население.
Рёджи оказался единственным спасшимся тогда, и помогло ему чудо. Летнюю ночную духоту было легче переносить в примыкавшем к дому сарае, лежа на стоге с сеном, которое заранее заготавливали для скота на зиму, и в ту злополучную ночь Рёджи в очередной раз упросил мать разрешить ему не спать в жарком доме. Именно эта мелочь и сыграла в судьбе Рёджи решающую роль, сохранив ему жизнь, когда погибли его родители, две младшие сестры, а вместе с ними и все селение.
Проснувшись ночью от криков боли и ужаса, Рёджи онемел от страха и так и не смог заставить себя броситься на помощь близким. Позже, став старше, он понял, что даже если бы нашел в себе силы и храбрость поступить мужественно, беде это не помогло бы – девятилетний ребенок не был в состоянии противостоять целой ораве разбушевавшихся дикарей. И все же еще очень долго изнутри его пожирало чувство вины, и порой, бессонными ночами думая о постигшей родной дом беде, Рёджи сжимал кулаки, глотал слезы и клялся себе, что никогда в жизни больше не станет бояться врага.
Набег длился совсем недолго, должно быть, меньше часа, а потом валарцы ускакали прочь на своих черных могучих скакунах, которых, как говаривали люди, те отлавливали в диких степях. Затаившийся Рёджи просидел в сарае еще некоторое время, когда почувствовал запах гари. Страх того, что он погибнет в огне, был сильнее страха перед грозным врагом, и Рёджи опрометью бросился прочь из сарая, пока не занялось сухое сено. Однако выбежав на улицу, он понял, что боялся напрасно – валарцев и след простыл.
В те времена набеги яростных кочевников еще не стали частым явлением, и потому деревня оказалась совершенно неподготовленной к нападению врага. Через годы, когда нападения валарцев участились, не получавшие достаточной защиты от короля люди были вынуждены приспособиться обороняться собственными силами и порой даже умудрялись давать отпор страшному врагу. Но все это произошло значительно позже, когда жизнь в Локстенском королевстве ухудшилась и ужесточилась. А тогда маленький Рёджи, оставшийся один-одинешенек среди горящих домов и мертвых тел некогда дорогих и знакомых людей, испытал настоящее отчаяние, не зная, как теперь быть и куда идти.
Понимая, что просто пропадет без крова и пристанища, Рёджи вспомнил о своем дяде – брате покойного отца, который когда-то приезжал к ним по каким-то своим делам. Кажется, дядя был кузнецом и направлялся на восток страны, чтобы продать часть изготовленного им оружия. По чистой случайности Рёджи помнил название селения, где тот жил и работал, и потому не нашел никакого иного выхода, кроме как отправиться вглубь страны на поиски единственного родственника, который остался у него на этой земле – все прочие, о которых Рёджи знал, погибли в огне или от рук валарцев.
Дальнейшие злоключения Рёджи были долгими и драматичными, а рассказывать о том, как мучительно и с какими трудностями он добирался до селения дяди, как искал его, и как тот не хотел поначалу принимать ненужного ему мальчишку, можно рассказывать бесконечно. Но в итоге все свелось к тому, что, когда измученный дорогой, голодный и оборванный Рёджи взмолился, упрашивая дядю оставить его у себя, тот согласился, предлагая племяннику убогий кров и небогатый стол при условии, что тот станет помогать ему в кузне. Отчаявшийся Рёджи был согласен на все, а снисходительность дяди посчитал едва ли не лучшим даром.
Однако приют, который Рёджи нашел у дяди, не принес ни благополучия, ни утешения. Вскоре обнаружилось, что никакой симпатии ни к сыну родного брата, ни к людям в принципе дядя не питал, зато он искренне любил золото, и потому драл с Рёджи три шкуры, лишь бы тот старательней работал. Да к тому же частенько дядя прикладывался к бутылке, после чего, если Рёджи не счастливилось попадаться ему на глаза, он мог в полной мере ощутить тяжесть дядиной руки и всю прелесть побоев без вины и причины. Рёджи прожил у дяди пять лет, после чего понял, что больше не может так, и просто сбежал, прихватив с собой часть дядиных сбережений "на первое время", как он тогда сказал сам себе.
Эта кража стала едва ли не единственной, которую Рёджи довелось совершить за свою жизнь, но совесть не мучила его – он резонно полагал, что за время, прожитое с дядей, тяжким трудом заработал значительно больше. Кроме того, удирая, он мог забрать столько монет, сколько получилось бы унести, но повинуясь непонятному порыву, половину сбережений Рёджи великодушно оставил дяде.
Деревня, в которой он провел несколько лет, в чем-то стала для Рёджи домом, и связывали его с этим местом не исключительно плохие воспоминания. Дядя, сам того не желая, многому научил племянника, и тот приобрел такой полезный навык, как умение обращаться с металлом: при желании Рёджи теперь легко мог найти себе поприще, работая кузнецом или даже чеканщиком – эту нехитрую науку он тоже освоил в достаточной мере. Кроме того, постоянно работая с оружием, выковывая его и обтачивая, Рёджи по собственной инициативе научился обращаться с мечом. Порой он часами упражнялся, размахивая тяжелым оружием и сражая воображаемых врагов, не забывая тренировать обе руки, в результате чего в скором времени он мог одинаково успешно драться, сжимая меч хоть левой, хоть правой.
Тяжелый труд и постоянные тренировки привели к тому, что к пятнадцати годам Рёджи мог помериться силой со взрослыми мужчинами селения. И это было не единственным его достижением, которому завидовали местные крестьяне: несмотря на юный возраст, Рёджи успел перепортить немало деревенских невест. Чем он так привлекал красавиц, которые таяли в его присутствии и на все соглашались, не понимал даже сам Режди. Быть может, в чем-то сыграла решающую роль его необычная для здешних краев внешность – в центральных провинция Локстена крайне редко можно было встретить людей такого высокого роста, как Рёджи, да еще и с длинной гривой светлых волос. Но вероятней, было в нем что-то еще, что не позволяло даже невинным и приличным девушкам сказать нет. Когда Рёджи уходил из деревни, он не без усмешки думал о том, что многие местные вздохнут с облегчением, когда узнают от дяди, что его племянник скрылся в неизвестном направлении. А также немало девиц утрет скупую слезу, вспоминая о том, как имели неосторожность поддаться страсти и поверить в лживые слова соблазнителя.
Покидая селение, кроме денег, Рёджи позаимствовал из кузницы дяди еще и меч с ножнами, который самостоятельно выковал за пару дней до побега. Политическая ситуация в королевстве за последние годы обострилась – до деревни, в которой жил Рёджи, часто доходили слухи о том, что валарцы на востоке совсем озверели, не получая должного отпора, медленно, но верно уничтожали уже не только крохотные деревушки, но и крупные села. На западе Локстен все сильней щемили аквилонцы, и нежелание короля уступить сильному соседу часть земель повлекло за собой немало смертей. Даже в глуши люди начинали роптать, не чувствуя себя в безопасности и постоянно ожидая беды. И где-то за пару лет до побега Рёджи из дома, ставшего ему на время родным, вышло распоряжение короля о разрешении на ношение оружия абсолютно всем локстенцам, вне зависимости от пола и возраста. Лишь приезжие жители иных держав были обязаны получить специальное разрешение.
Крепя ножны к поясу, Рёджи думал о том, что королевский указ вышел очень кстати – одинокому путнику на пустых дорогах да в ночное время находиться было небезопасно, и с мечом Рёджи чувствовал себя много уверенней, понимая, что в одиночку сможет дать отпор двоим, а то и троим врагам. Рёджи думал о том, чтобы увести у кого-то из соседей лошадь: верхом у него было больше шансов скрыться поскорей из знакомых краев. Но воровать у соседей, которые его хорошо знали и порой даже были добры к нему, не позволяла совесть, потому Рёджи рассудил, что сможет купить лошадь в ближайшем более-менее крупном городе, до которого доберется – дядиных сбережений должно было хватить на такую покупку.
Вот только все сложилось несколько иначе, чем он предполагал.
Рёджи сам не мог объяснить, куда идет, да и старался не задумываться об этом. В первую очередь надо было уйти подальше из родных мест, а там поискать себе пристанище в каком-нибудь поселении. Рёджи справедливо предполагал, что найдет себе работу, а еще не планировал нигде не задерживаться надолго, желая немного попутешествовать и получше узнать родной Локстен, а там, чем черт не шутит, может, побывать и в соседствующих землях.
И уже на следующий день после побега, когда Рёджи не успел уйти далеко, у него появился первый в его жизни друг.
Проходя нехоженой тропой мимо одного из многочисленных пастбищ, Рёджи увидел пасущихся стреноженных коней, которые лениво мерили шагами луг и щипали траву. За пастбищем виднелось большое село, но Рёджи, у которого еще не закончились скудные запасы, прихваченные из дома, решил не искушать судьбу и не ходить туда – в вероятность погони верилось слабо, но Рёджи не хотел рисковать без надобности.
Когда он обходил по краю цветущий луг, неожиданно от стада лошадей оторвался один совсем маленький рыжий жеребенок и поскакал в его сторону.
- А ну иди отсюда, - сердито потребовал Рёджи, останавливаясь и пытаясь отогнать неразумное животное, но жеребенок только весело заржал и сделал пару неловких прыжков вокруг Рёджи, словно был не конем, а козленком.
Уходить по-хорошему жеребенок не желал, и Рёджи попытался напугать его, сперва прикрикнув, а потом запустив под ноги камнем. Он не ставил целью ранить животное, просто хотел заставить его вернуться к матери, однако и это не помогло. Жеребенок обиженно заржал и отбежал в сторону, тут же замирая и настороженно глядя на сердитого человека.
"Пойду отсюда, сам отстанет", - махнул рукой на сложившуюся ситуацию Рёджи, принимая собственное бессилие как данность. Возиться с глупым жеребенком не хотелось, да Рёджи и не верил, что того надолго хватит следовать за человеком.
Но он ошибся. Когда Рёджи устраивался на ночлег, найдя укромное место на лесной опушке, жеребенок топтался в отдалении и периодически украдкой поглядывал на него, а когда Рёджи проснулся на утро, тот подошел еще ближе, переступал на месте тонкими длинными ногами и смотрел на человека поразительно осмысленными глазами.
- Мне от тебя не отделаться, да? – спросил Рёджи, поднимаясь на ноги и приближаясь к жеребенку, который даже не подумал бежать. И когда он протянул руку и погладил зверя по гладкой морде, тот ткнулся теплым носом в его ладонь.
Рёджи ничего не оставалось, как принять неизбежное, и обреченно он подумал о том, что за два дня успел стать сперва вором, а потом и вовсе конокрадом. В то, что жеребенок пошел за ним по доброй воле и вопреки его желанию, никто никогда не поверил бы.
Как назвать своего нового друга, Рёджи думал недолго. Наблюдая в одно утро, как ярко-рыжий жеребенок резвится на зеленом лугу, он невольно пробормотал:
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:13 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Как веснушка… - и эта случайная мысль стала определяющей при выборе имени.
О том, насколько он прогадал, окрестив коня такой легкомысленной кличкой, Рёджи понял значительно позже. Пройдя еще изрядное расстояние и поверив, что теперь гнев дяди точно не настигнет его, Рёджи нашел себе место в одной небольшой деревне, где устроился помогать местному кузнецу. Тот был уже немолод, однако не имел ни единого сына, который смог бы помочь в его работе, и потому неожиданному опытному подмастерью обрадовался.
В печальную историю о том, как родной дом Рёджи вместе со всей семьей сгорел, а он сам отправился на поиски счастья в других краях, захватив с собой только любимого жеребенка, местные жители охотно поверили – в смутное время немало странников мерило шагами пустые небезопасные дороги в поисках лучшей доли. Рёджи выделили небольшой угол при местной кузне, а сам кузнец, рассмотрев в своем ученике не дюжий потенциал и оценив его трудолюбие, всерьез вознамерился со временем женить его на одной из своих подрастающих дочерей. Рёджи только улыбался таким рассуждениям – задерживаться так долго в забытом селении он не собирался.
Немало внимания Рёджи уделял своему жеребенку, которого лично выхаживал и кормил. Веснушка рос на глазах, и уже через несколько месяцев у Рёджи закрались подозрения, что с именем он прогадал. Когда же Веснушка превратился во взрослого коня, Рёджи лишь утвердился в том, что кличку выбрал, мягко говоря, неподходящую. Его конь был высоким и статным, едва ли не в полтора раза крупнее обычных лошадей, а еще обладал лихим норовом, из-за которого местные жители боялись подходить к животному, которое могло укусить или лягнуть. Лишь одному человеку – своему хозяину – Веснушка всегда был безгранично рад, приветливо ржал и покорно склонял голову, чтобы тот погладил его длинную морду и угостил каким-нибудь лакомством.
Как Рёджи и думал, в деревеньке он не прожил и двух лет. Оседлая жизнь быстро надоела, новые впечатления потускнели, а сам он с необъяснимым волнением и тревогой думал о том, сколько всего удивительного ждет его в мире где-то за линией горизонта, куда Рёджи изо дня в день смотрел с все большей тоской. Иногда он ловил себя на мысли, что время летит стремительно быстро, а он тратит годы на ковку и чеканку, пока где-то его ждут невероятные приключения, новые знакомства и волшебные впечатления. В конце концов, эту деревню Рёджи покинул так же, как и предыдущую, глубокой ночью и ни с кем не попрощавшись, чтобы избежать ненужных уговоров и причитаний, с той лишь только разницей, что теперь у него не было необходимости воровать, да и верный конь уже был вместе с ним.
Последовавшие за этим три года непрерывных скитаний Рёджи были наполнены самыми разными интересными и опасными событиями. Отныне он нигде не задерживался надолго, постоянно странствуя, как одинокий кочевник. Путешествуя от города к городу, Рёджи действительно немало повидал, неоднократно сталкивался с разбойничьими шайками на безлюдных дорогах, иногда лишь чудом выходя победителем из драк, подрабатывал в городах и селениях, но, заработав достаточно на неопределенное время золотых, пускался в дальнейшие странствия. Вероятно потому, что настоящего дома он лишился, когда был еще совсем ребенком, Рёджи не чувствовал тяги пустить корни в одном месте и жить сыто и спокойно, никуда не торопясь и не двигаясь с насиженного гнезда. Напротив, от одних мыслей о подобном Рёджи бросало в холодный пот, и он надеялся никогда не дожить до старости, а еще лучше – погибнуть в седле в схватке с достойным врагом, лишь бы не превратиться в медленно увядающее растение, прикованное к земле.
Менялись города и веси, менялись лица людей, встречавшихся на его пути, как менялись и многочисленные женщины, к которым Рёджи испытывал непреодолимое влечение, и только Веснушка да верный меч оставались единственной неизменной частью его жизни. Неизвестно, как долго еще Рёджи странствовал бы вот так, борясь с мелкими трудностями и почти не сталкиваясь с серьезными неприятностями, если бы однажды с ним не случилась настоящая беда.
…Все началось с того, что как-то раз Рёджи понял, насколько сильно он жаждет увидеть столицу Локстена собственными глазами: как много он ни путешествовал, добираться до Саруны ему еще не доводилось. Недолго думая, Рёджи в тот же день, когда его посетили эти мысли, сорвался с относительно насиженного места, где он жил и работал пару месяцев кряду, и отправился в путь.
Осень только начиналась, стояли теплые погожие дни, а в сердце Локстена, славившегося своим умеренным климатом, листву деревьев еще даже не тронула желтизна. Веснушка бодро трусил по широкой разъезженной грунтовой дороге, в которой постепенно все чаще начали появляться валуны, и постепенно она перешла в мощеный тракт. Рёджи с интересом озирался по сторонам: прежде ему не приходилось бывать в столь цивилизованных краях, так как путешествовал он все больше по окраинам, где даже деревенька в сотню душ не считалась маленькой. В Саруне, Рёджи слышал, обитало более десяти тысяч жителей, и он слабо себе представлял, что это за толпа народа такая – считать он умел лишь до ста, и то не был уверен, что называет числа в правильном порядке.
Когда дорога сделала очередной поворот, перед ним замаячили высокие каменные стены и остроконечные башни за ними, а сердце тут же забилось быстрей в предвкушении новых открытий. В настолько больших городах ему не доводилось бывать прежде, не встречались Рёджи даже примерно такие по величине, а потому с детской непосредственностью Рёджи ждал чудес и, въезжая в широко распахнутые городские ворота, чувствовал себя так, словно переступал порог в сказку.
В те времена Саруна мало кого могла приятно удивить. Общий упадок Локстенского королевства сказался и на его столице: мостовые убирались кое-как, обветшалые здания не ремонтировались, да и случаи воровства, а порой и вооруженного грабежа прямо на улицах города участились. Однако Рёджи в столице понравилось абсолютно все и сразу: и шум, и гам, и пестрые наряды женщин, и необычные иностранцы, приехавшие сюда из далеких, может даже заморских земель, и даже толчея.
Цели у путешествия Рёджи не было, потому он решил сперва оглядеться, а потом уже определить, где остановиться на ночлег. Проехать верхом по узким улочкам не всегда представлялось возможным, и, взяв Веснушку под уздцы, он бодро зашагал в неопределенном направлении, смутно надеясь попасть на центральную площадь, где он ожидал увидеть особенные красоты и занимательные лица.
Рёджи не прогадал: не прошло и получаса, как он вышел к широкой главной площади, где в будний солнечный день кипела привычная для города ярмарка. Никогда прежде Рёджи не видел такое пышное разнообразие публики, никогда не попадал на такие базары, где торговцы предлагали настолько богатый выбор любого товара, от экзотических тканей и меха невиданных зверей до удивительных сладостей. Рёджи жадно оглядывался по сторонам, не зная, на чем остановить взгляд, и сам не осознавал, как счастливо улыбается от новых впечатлений.
Вышагивая по длинным ярмарочным рядам, Рёджи в конце концов решил купить немного конфет с необычным, ни на что непохожим вкусом, которыми щедро угостил Веснушку, а еще получил пару предложений продать удивительного рыжего коня. С непривычки Рёджи удивляло то, что высоченный норовистый Веснушка не внушает страха отважным покупателям, и он пораженно отмечал, что жителей Саруны, видимо, ничто не могло удивить.
И именно в этот солнечный и такой счастливый, богатый впечатлениями день Рёджи угораздило попасть в неприятность, которая стремительно набрала оборотов и за считанные минуты превратилась в настоящую беду.
Все началось с того, что, прогуливаясь, Рёджи увидал впереди скопление народа: людей вокруг в принципе было много, но на отдельном относительно свободном от ярмарочных лотков пятачке собралась особенно плотная толпа зевак. Туда же неторопливо нравился и Рёджи, желая поглядеть, на что так увлеченно глазеет толпа.
Открывшееся зрелище возмутило Рёджи, и у него перехватило дыхание, когда он понял, какая драма разворачивается на глазах у глухонемой к чужим бедам толпы.
В центре круга, который образовали случайные зрители, стоял высокий полный мужчина в дорогом камзоле с множеством перстней на толстых пальцах, при этом за шиворот он держал ободранного босого мальчишку, который извивался и безрезультатно пытался вырваться. По громогласным воплям и ругательствам, которыми сыпал толстяк в адрес чумазого ребенка, Рёджи за минуту понял, что произошло. Пользуясь тем, что вокруг кишела толпа, оборванец попытался обворовать богатого горожанина, однако вытаскивая толстый кошель, имел неосторожность попасться. Безусловно, вора следовало наказать, и сперва Рёджи хотел идти дальше своей дорогой, когда события приняли неожиданный оборот.
Наоравшись вдоволь, богатый толстяк сделал неопределенный жест рукой, и к нему тут же шагнули из толпы двое статных вооруженных охранников.
"Ух ты, телохранители", - тут же догадался Рёджи, оценивающе глядя на стражников. О том, что особенно богатые и занимающие высокие посты чиновники и купцы держат при себе личную охрану, Рёджи неоднократно слышал, однако видеть своими глазами не приходилось. От того ему стало особенно любопытно посмотреть на этих людей, и он не ушел сразу, а уже через секунду понял, что сейчас произойдет.
Насколько было известно Рёджи, стража должна была защищать своего нанимателя от врагов, и потому он никак не ожидал, что один из телохранителей схватит за руку оборванного ребенка, а второй вытащит клинок.
От осознания того, что сейчас произойдет, у Рёджи на миг потемнело в глазах. Долго странствуя, ему приходилось убивать людей и видеть, как убивают другие, но чтобы кто-то поднимал меч на ребенка или женщину, Рёджи не мог представить, и уж тем более не мог такого допустить.
- Уходи, - негромко произнес он, отпустив поводья и несильно шлепнув ладонью по шее Веснушки, который, давно обученный многочисленным командам, фыркнул и отступил, оставляя хозяина одного.
Прямо перед Рёджи стоял какой-то человек в роскошном серо-зеленом плаще с капюшоном – даже в такой ситуации он успел мельком взглянуть и оценить, как красиво переливалась дорогая ткань на солнце. Незнакомца он грубовато оттолкнул в сторону, делая шаг вперед, автоматически оказываясь в центре импровизированной сцены, и тут же чувствуя, как все любопытные взгляды безучастной толпы оказались разом прикованы к нему.
- А ну не сметь! – грозно и смело рявкнул он, желая добавить еще пару слов о том, что только трусы и слабаки поднимают руку на голодных детей, но договорить ему не дали.
- Это еще что такое? – взвизгнул толстяк, гневно уставившись на человека, помешавшего ему вершить самосуд, и Рёджи несколько растерялся, не зная, что ответить на это. А богатый горожанин в ту же секунду завопил. – Прирежьте его! Воры! Воры кругом!
Такого поворота Рёджи никак не ожидал, и уж тем более не предполагал, что его прикажут убить. Он допускал, что, возможно, придется ввязаться в драку, и потому за долю секунды выхватил меч из ножен, однако обвинения в воровстве ошарашило его, а еще больше поразило то, что никто не стал разбираться в происходящем: забыв о мальчишке, оба стражника бросились к нему, одновременно замахиваясь своими короткими изогнутыми клинками.
Размышлять было некогда, оставалось только защищаться. Рёджи панически успел подумать о том, что хотя количество врагов не значительно превышало его численностью, он проигрывал им из-за собственного оружия. Длинный меч Рёджи был хорошим подспорьем в бою на безлюдных тропах, где хватало пространства, чтобы отскочить в сторону и бить на расстоянии, однако в толпе его обладатель казался весьма уязвимым. Однако сдаваться из-за этого Рёджи не спешил.
Отскочив назад и краем уха услышав, как заверещали женщины за его спиной, отступая и освобождая ему немного места, Рёджи замахнулся и нанес по возможности сильный удар охраннику, нападавшему на него слева – тот оказался на долю секунды ближе к Рёджи, чем его напарник. Отразить удар телохранителя справа он тоже смог, однако повреждения, нанесенные первому врагу, оказались недостаточно сильными – перехватив свой меч другой рукой, тот снова замахнулся и ударил, и лишь каким-то чудом Рёджи удалось увернуться. Последовав примеру врага и быстро перебросив меч в другую ладонь, он опустил клинок, рассекая толстую куртку охранника между шеей и плечом. Тот охнул от боли, пошатнулся и начал медленно опускаться на колени, но на него Рёджи уже не смотрел, резко оборачиваясь ко второму врагу, который занес свое оружие для удара.
Вероятно, тренированный и закаленный в боях Рёджи еще мог побороться и, чего только не бывает, выйти победителем из этой схватки, однако когда он схватил рукоятку меча обеими руками, чтобы ударить сильнее и наверняка, почувствовал, что на его затылок опустилось нечто тяжелое, а перед глазами начало стремительно темнеть. Неловко взмахнув ослабевшими руками, Рёджи выронил меч и четко услышал звон, с которым тот упал на камни мостовой. А уже в следующий миг провалился в забытье.
…Когда Рёджи очнулся, на осознание того, кто он и где он, ушло не более пары секунд. Он мгновенно вспомнил все, что с ним случилось, и резко подскочил на месте, со стоном прижимая руку к затылку – от быстрого движения в висках стрельнуло, и Рёджи почувствовал острую боль.
Воссоздать картину произошедшего оказалось несложно. Он дрался с охранниками толстосума, который приказал убить мальчишку, и даже почти победил, но кто-то подло огрел его сзади по голове, причем приложил настолько сильно, что Рёджи потерял сознание. В том, где он теперь находится, тоже не возникло сомнений: глухие кирпичные стены в сыром подвале и узкая щелка окна где-то под высоким потолком дали исчерпывающий ответ: он загремел в местную темницу.
В маленькой камере не было ровным счетом ничего, кроме одинокой лавки под стенкой, и неуклюже поднявшись с пола, Рёджи побрел к ней, присаживаясь на край и гадая, что теперь с ним будет.
С какой стороны он ни пытался взглянуть на ситуацию, получалось в любом случае безрадостно. Если его собирались обвинить в воровстве согласно брошенным еще на площади словам подлого толстяка, Рёджи грозило одно наказание – в соответствие с локстенскими законами за такое отрубали правую руку. Однако Рёджи прекрасно знал, что фактически это было равносильно казни: такую кару мало кто переживал, потому как оказывать лекарскую помощь преступникам не спешили, и обычно те умирали в горячке в течение пары дней, не в силах вынести нанесенную травму. В случае же вменения Рёджи вины посущественней, например, нападение на почтенных граждан города или вообще убийство, если раненый охранник не выжил, его ожидало повешение. Почему-то Рёджи больше склонялся ко второму варианту развития событий – богач, с которым Рёджи рискнул вступить в конфликт, выглядел слишком важным и зажиточным, а потому наверняка мог повлиять на правосудие, в благоразумие которого Рёджи не торопился верить. Но самым страшным ему казался исход, в котором о нем просто забывали, оставляя на много лет гнить в сыром подземелье.
От этой мысли Рёджи стало откровенно не по себе, он вскочил с места и сделал несколько лихорадочных шагов из стороны в сторону, гадая, как долго он уже находится здесь, а после бросился к наглухо закрытой двери, забарабанив по ней кулаком и решая, что бы такое закричать, чтоб ему поскорей ответили. Почему-то Рёджи в накрывшей его панике показалось, что будет так ломиться в запертую дверь бесконечно долго, и оттого сильней он поразился, когда через какую-то минуту та распахнулась, отчего Рёджи отскочил и чуть было не завалился на пол.
Во все глаза он уставился не высоченного громилу, замершего перед ним в проеме. Оружия у охранника не было – по крайней мере, он ничего не держал в руках, – и у Рёджи мелькнула суматошная мысль, не попытаться ли вырваться. Однако за долю секунды разглядев узкий плохо освещенный коридор за спиной здоровяка, Рёджи понял, что если он решит пытаться бежать, делать это надо позже, когда он хотя бы выберется из длинного каменного рукава, в котором не сможет сразиться ни с одним вооруженным охранником, коих тут наверняка имелось в избытке.
- За мной, - коротко бросил стражник и, развернувшись, пошел прочь, почему-то даже не сомневаясь, что Рёджи последует за ним, и будто вовсе не опасаясь, что тот нанесет удар в спину. От этой уверенности Рёджи почувствовал себя неожиданно уязвимым и слабым, а нападать перехотелось окончательно: откуда-то пришла уверенность в том, что так просто он не вырвется, а безоружность охранника – лишь обманчивая видимость.
"Не паниковать, думать, прежде чем что-либо делать", - приказал себе Рёджи, глубоко вдохнул и неуверенно поспешил за успевшим уйти на несколько ярдов вперед человеком.
Коридор был совсем узким, прямым и без ответвлений. Через каждый десяток метров на стенах крепились медленно тлеющие факелы, почти не дарящие света, и Рёджи жадно оглядывался по сторонам, лихорадочно ища хоть какую-то лазейку, чтобы улизнуть и попытаться скрыться. Однако все было тщетно – камни в стенах плотно прилегали друг к другу, местами они покрылись наростами и слизью неизвестного происхождения, и никакого намека даже на самый узкий коридор он не видел.
- Здесь нет других выходов, - пробасил охранник, каким-то образом догадавшийся о его внутренних метаниях, и у Рёджи что-то оборвалось внутри от жути, когда он понял, что все мысли пленника были читаемы словно в книге для его неразговорчивого спутника.
"Ладно, подождем", - решил Рёджи, приказывая себе не дергаться, пока они не дойдут до какого-то места, откуда можно хотя бы попробовать удрать.
Коридор тянулся недолго – уже через сотню-полторы метров они дошли до высоких ступеней, по которым поднялись на этаж выше, оказываясь в коридоре чуть более широком, чем предыдущий, но в остальном мало отличающемся от того, по которому они шли до этого. Повернув влево, охранник почти сразу резко остановился и дернул за кольцо в стене, открывая тяжелую деревянную, обшитую металлом дверь, которую Рёджи даже не заметил сразу, а после кивнул, будто предлагая ему войти.
Как поступать теперь, Рёджи не знал, даже не предполагая, чего ожидать дальше. В голове мелькнули давние воспоминания о том, что он слышал, будто в тюрьмах Локстена пленников порой сводят с ума пытками, выбивая признания в том, чего они никогда не совершали. Отчего-то теперь Рёджи искренне верил в то, что слухи не врали, а в таком мрачном месте вообще не получалось сомневаться в рассказанных ужасах. Но выбора у него особо не было, и потому, сглотнув, он шагнул в комнату, тут же зажмурившись от ударившего в глаза света.
- Я буду за дверью, - сказал охранник невесть кому, и тут же за спиной Рёджи раздался глухой стук, с которым та самая дверь закрылась.
Прикрыв ладонью глаза, Рёджи прищурился и понял, что находится в комнате, очень похожей на ту, в которой он очнулся. Видимо, это тоже была какая-то камера, только располагалась она этажом выше, и потому окно в ней было побольше и закрыто решеткой. От того, что в него лился яркий дневной свет, Рёджи предположил, что провалялся без сознания недолго, а еще он не без облегчения отметил, что в помещении отсутствуют приспособления, хотя бы отдаленно смахивающие пыточные. В камере вообще не было ровным счетом ничего, однако из-за ослепившего его света Рёджи не сразу заметил человека, стоявшего у окна и наверняка с интересом рассматривающего его.
Когда через несколько секунд глаза привыкли, и Рёджи смог присмотреться к молчаливому наблюдателю, он неожиданно понял, что видит тот самый необычный плащ, который он заметил еще на площади – вроде бы именно этого человека он толкнул перед тем, как влезь в драку. Плащ был плотно запахнут, словно монашеская ряса, а еще незнакомец накинул на голову капюшон, и Рёджи задался вопросом, зачем это вообще нужно, когда что на улице, что в помещении было достаточно тепло, даже душно. А еще его не покидало неприятное чувство, что из-под тени капюшона, скрывавшей лицо незнакомца, его сверлят проницательные глаза.
Тишина затягивалась и давила, а Рёджи, не имевший представления, чего ожидать от этого человека, только открыл и закрыл рот, не решаясь заговорить первым. Но испытывать его терпение долго тот, видимо, не желал – наконец он отступил немного в сторону от окна, что позволило Рёджи видеть его лучше, и поприветствовал, снимая скрывавший его лицо капюшон.
- Здравствуй, - просто сказал он негромким голосом с незнакомым акцентом, но ответить что-либо Рёджи не смог, раскрыв от удивления рот.
Существо перед ним выглядело как человек, обладало совершенно заурядной на первый взгляд внешностью, и сходу Рёджи даже не смог бы объяснить, что именно так сильно смутило его, и по каким признакам он сразу определил, что перед ним стоял представитель совсем иной расы.
Он был одновременно похож и на женщину, и на мужчину, хотя Рёджи почему-то был склонен думать, что тот был все же молодым парнем, быть может, из-за низкого голоса, который он услышал, когда тот поздоровался. Но во всем остальном гендерные признаки так сразу не были заметны.
У парня – про себя Рёджи решил, что это все же он, а не она – были светло-рыжие волосы средней длины, даже не достигавшие плеч, и потрясающе белая, но отнюдь не казавшаяся бледной кожа. Напротив, она словно светилась изнутри, и совсем не к месту Рёджи поймал себя на странном желании прикоснуться к щеке неведомого существа перед ним – казалось, что на ощупь та окажется очень нежной и наверняка холодной. Еще у незнакомца были удивительные раскосые карие, почти черные глаза. Они выглядели неуместными на его лице, и если бы тот был обыкновенным представителем обыкновенной человеческой расы, при таких светлых волосах и коже глаза были бы голубыми, в крайнем случае, зелеными. Однако существо не было человеком – несмотря на все сходство, Рёджи почему-то был в этом твердо уверен.
И прежде чем единственно верная догадка оформилась в связную мысль, парень перед ним слабо улыбнулся и спросил:
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:13 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Ты, наверно, никогда прежде не встречал эльфов?
- Не встречал… Прежде, - неуверенно пробормотал Рёджи и тоже улыбнулся, наверняка немного глуповато.
Не вовремя ему вспомнилось, что нелюбимый дядя, когда напивался, ругал почем зря эльфов и называл их "длинноухими". Фантазия юного Рёджи рисовала тогда смахивающих на людей существ с ослиными лопухами на голове, и теперь очень захотелось поглядеть, что там на самом деле у эльфа с ушами, хотя Рёджи сомневался, что воображаемая им роскошь могла скрываться под короткими рыжими прядками.
- Теперь вот повстречал. Меня зовут Леда, - представился эльф, пока Рёджи удивленно моргал, привыкая к непривычному говору. – Мне, безусловно, приятно познакомиться с тобой, пускай и при таких печальных обстоятельствах.
- Рёджи, - только и смог выдать в ответ свое собственное имя он и растеряно замолчал, не зная, что ответить на показавшееся вычурным приветствие.
Манера говорить у эльфа была весьма своеобразной – вроде бы он произносил обыкновенные слова, но то ли из-за их странного хитросплетения, то ли из-за акцента Рёджи воспринимал информацию с небольшим опозданием. Речь казалась ему немного напевной и чересчур красивой для обычного разговора – удивительный Леда словно читал стихотворение, причем настоящее, высоко-поэтическое, а не те пошлые стишки, которые Рёджи знал с детства.
А еще с небольшим опозданием он понял, до чего же эльф был красивым по человеческим меркам. Рёджи отметил про себя, что черты его лица не были безукоризненно правильными, как у героев немногочисленных картин или фресок в храмах духов, которые Рёджи, странствуя, успел повидать на своем веку. И, наверное, если бы художник старины написал портрет этого эльфа, он не показался бы простому обывателю прекрасным. Однако вживую смотреть на Леду было удивительно приятно, Рёджи даже поймал себя на том, что продолжает неуверенно улыбаться, позабыв о том, в каком плачевном положении оказался.
Леда же глядел на него тоже с улыбкой, вежливой и сдержанной, однако Рёджи невольно обратил внимание на то, что проницательные черные глаза оставались серьезными, и эльф будто молча изучал и оценивал его.
- Ты оказался в незавидном положении, - проронил он, видимо, не дождавшись от Рёджи еще каких-то слов, а может, просто рассмотрев все, что желал видеть. – Вступать в открытый конфликт с градоначальником Саруны – опасная затея.
- Убивать детей на улице жестоко! – неподдельно возмутился Рёджи, напрочь забывая, что всего минуту назад, затаив дыхание, боялся слово сказать. – Я не знал, что это градоначальник. А если и так, то что теперь? Чем он лучше того оборванца?..
Все это Рёджи выдал на одном дыхании, и поток слов оборвался ровно в тот момент, как закончился воздух в легких, а Леда только удовлетворенно кивнул, показывая, что разделяет высказанное мнение.
- Я согласен с тобой, - спокойно ответил эльф. – Но социальное равенство и правосудие далеки от этих краев…
- Поступать все равно надо по закону, - огрызнулся Рёджи, снова перебивая заморского гостя, однако Леда и не думал оскорбляться.
- Он и собирался поступить по закону в своем понимании. Отрубить воришке руку в соответствии с положением о правах граждан Локстенского королевства, но отнюдь не убивать его, - терпеливо пояснил эльф, а Рёджи поймал себя на понимании, что манерность нового знакомого его раздражает. Эльф объяснялся витиевато и как-то слишком правильно, отчего с одной стороны хотелось заслушаться, а с другой – попросить побыстрей перейти к сути вопроса.
- И что теперь? Скажешь, мальчишка пережил бы это и не умер от гангрены? – сердито дернул подбородком Рёджи, на что Леда лишь покачал головой:
- Вероятней всего, он не дожил бы до следующей луны.
- Вот именно, - веско заявил Рёджи и, скрестив руки на груди, отвернулся к стене, не желая больше глядеть на человека, который будто осуждал его.
"То есть, он не человек же", - напомнил себе Рёджи. – "И черт его знает, что у этих эльфов на уме… Не зря же говорят, что они живут в лесу! Дикари…"
Собственное утверждение смутило самого Рёджи, отчего он даже нахмурился. Стоя рядом с эльфом, который хоть и был почти с него ростом, но из-за некоторой женственности казался хрупким и уязвимым, дикарем себя чувствовал именно Рёджи. А речь и манеры Леды вообще сбивали с толку – ему не приходилось прежде общаться с аристократами, но почему-то казалось, что те ведут себя именно так – ненатурально и глупо.
- Однако за благородный порыв теперь тебя самого ожидает смертная казнь, - певучим голосом поведал эльф. – Градоначальник за смерть своего телохранителя, а также за нападение на высокого чиновника – то есть, на него самого – велел завтра на рассвете обезглавить виновного.
- Я не нападал! – от новой вспышки возмущения Рёджи снова забыл о том, что минуту назад злился на Леду. – Я защищался! А если бы какая-то паршивая гнида не дала мне по голове, я бы победил тех двоих!
- Весьма вероятно, - согласился эльф.
- И если я когда-нибудь доберусь до той скотины, которая сделала это, - продолжал кипятиться Рёджи. – Я ее лично…
- Это сделал я.
Слова Леды прозвучали совершенно спокойно, Рёджи осекся на полуслове и во все глаза уставился на своего собеседника.
- Что?.. – только и спросил он, не зная, что еще сказать. Почему-то в слова эльфа верилось с трудом, уж слишком не похож был диковинный гость на такого подлеца, а то, что он смотрел на Рёджи прямо и смело, будто не был перед ним ни в чем виноват, окончательно сбивало с толку.
- Но зачем? То есть, за что?.. – пробормотал ошарашенный Рёджи, и эльф не замедлил ответить.
- Градоначальника всегда сопровождают четверо телохранителей, - пояснил он. – Двое находятся непосредственно рядом с ним, еще двое – на небольшом отдалении. Они как раз подоспели к полю боя, когда я ударил тебя. Прости за то, что причинил боль.
"Бо-оль?!" – чуть было не взревел Рёджи, чувствуя, что закипает изнутри. – "Да из-за тебя, мерзавца, я завтра лишусь своей башки!.."
Но сказать вслух он ничего не успел, потому что эльф сделал предупреждающий жест рукой, призывая молчать, и даже в своем взведенном состоянии Рёджи умудрился заметить, до чего тонкая кисть и длинные пальцы были у Леды.
- Я сделал это не для того, чтобы причинить вред, а напротив, спасти тебя. Ты не справился бы один с таким количеством врагов, хотя умения твои в обращении с мечом и правда впечатляют. Более того, на помощь охранникам градоначальника с минуты на минуту подоспела бы стража, и тебя разрубили на куски прямо посреди площади.
На этих словах Леда горько усмехнулся, и взор его на миг затуманился, будто от давних воспоминаний. Но эта пауза не длилась и двух секунд – уже через миг он продолжил:
- Без сознания ты автоматически прекращал быть соперником и врагом страже, и, стало быть, у местной власти больше не было нужды чинить произвол.
- Это ты сейчас хочешь сказать, что жизнь мне спас? – буркнул недовольный Рёджи. – Ты, наверно, не в себе, или с памятью проблемы? Завтра меня все равно казнят, и разбираться никто не станет. По локстенским законам выход у меня отсюда всего один – на плаху.
- О нет, ты не прав, - возразил Леда, снисходительно покачав головой, и Рёджи тут же определил, что этот жест его бесит. – В Локстене очень своеобразное толкование и прочтение законных актов. Согласно параграфу шестому королевского указа от пять тысяч сорок восьмого года после крушения и возрождения мира…
- Покороче никак, а? – хмуро прервал тираду эльфа Рёджи, но тот снова не подал виду, что возмущен таким поведением собеседника.
- Согласно параграфу шестому королевского указа, - терпеливо повторил Леда. – За учинение насильственной смерти особе, состоящей на королевской службе и выполняющей свой долг право и верно, полагается смертная казнь через обезглавливание…
- Ну! А я о чем! – вставил Рёджи так удовлетворенно, будто бы речь сейчас шла не о нем.
- …либо же мзда в размере от ста до ста десяти золотых, в зависимости от важности и ценности убиенной особы, - закончил Леда, а у Рёджи закрались подозрения, что тот дословно прочитал параграф королевского указа, который Рёджи, будучи коренным жителем Локстена, ни разу в глаза не видел. – И так с каждым законом в вашей стране. От любой вины можно откупиться, если ты достаточно обеспечен для этого.
- И что теперь? – грубовато спросил Рёджи. – Можно подумать, у меня есть сто или сто десять золотых. Да я столько отродясь в руках не держал.
- Я заплатил сто пятнадцать золотых, - совершенно спокойно ответил на это Леда. – Сто десять, чтобы не возникло сомнений, будто я недооценил важность убиенной особы, и еще пять охране, чтобы не говорили лишнего.
После этих слов, которые даже не сразу были поняты Рёджи, он только рот открыл, тут же сдаваясь и отказываясь понимать, что здесь вообще происходит. Абсолютно незнакомое и невиданное им прежде существо, которого и человеком назвать язык не поворачивался, совершенно спокойно заявляло о том, что сперва спасло ему жизнь, а потом отдало целое состояние, чтобы спасти во второй раз. Рёджи не понимал, в чем тут каверза, но одно знал точно – ничего просто так и бесплатно в жизни не бывает. На миг стало страшно – он боялся даже предположить, какую плату потребует эльф за свою доброту, но уж точно не денежную, ведь и невооруженным глазом было видно, что возвратить долг Рёджи нечем.
- Так… В чем подвох? – хмуро поинтересовался он, храбрясь изо всех сил и отступая спиной к двери. – Ты ведь сам понимаешь, у меня нет денег, чтоб вернуть тебе…
- Понимаю, - кивнул эльф и предупредил. – Тебе не стоит опасаться меня, я не ставлю целью причинить вред. Я предлагаю сотрудничество.
- Чего ты предлагаешь? – протянул Рёджи, ничуть не ободренный непонятными словами Леды, и тот поспешил пояснить:
- Сотрудничество. Я крайне нуждаюсь в напарнике для моего дела, и уже долго не могу никого подыскать. Однако твое мужество и явное чувство справедливости дали мне основания полагать, что, вероятно, ты смог бы составить компанию в моем непростом ремесле.
- К-какое еще ремесло? – окончательно запутался Рёджи, но от удивления даже забыл бояться.
- Я – наемник, - просто пояснил эльф. – Путешествую по стране, получаю заказы от различных особ и выполняю их за деньги, чаще всего, немалые. Задания обычно попадаются непростые, небезопасные, и меня это не смущает, но…
- Ты наемный убийца, - догадался Рёджи – в своем собеседнике после признания последнего в том, что тот ударил его по голове на площади, он был настроен видеть сразу все пороки. Да и человеком Леда не был, Рёджи постоянно напоминал себе об этом. А что это за чудища такие заморские – эльфы – можно было только гадать: душу в обмен на спасение отдать не потребовал, и то хорошо.
Но слова Рёджи Леду развеселили, он даже рассмеялся негромко и склонил голову немного к плечу. В темных глазах Рёджи почудились веселые искорки, и стало неприятно от понимания того, что эльфа откровенно позабавили его слова.
- Нет, ни в коем случае. Это недостойное занятие, - произнес наконец Леда. – Я выполняю обычные, порой деликатные заказы. Например, занять место телохранителя, когда заказчику грозит особенно сильная опасность, и он не рискует положиться на продажную стражу. Или сопроводить караван, отправляющийся по небезопасным тропам.
- А-а-а, - только и смог протянуть Рёджи, неожиданно ловя себя на слабом разочаровании: траурный романтический ореол вокруг злодея эльфа сразу несколько померк.
- Да, - тем временем кивнул тот и продолжил объяснение. – Но, видишь ли, моя репутация как исполнителя крайне сильного и разумного, не провалившего не единого порученного дела, привела к тому, что задачи, поставленные передо мной, с каждым днем становятся все трудней. И не так давно я пришел к неутешительному выводу, что в один злополучный день могу не справиться один. Мне нужен кто-то, кто прикроет мою спину в страшный час.
- Вот оно что, - наконец понял суть разговора Рёджи, но сразу же нахмурился. – А с чего ты взял, что я тебе подойду?
Теперь Рёджи стало действительно интересно. Если до этого он ждал подвоха и испытывал раздражение из-за странной манеры эльфа высказывать свои мысли, то тут весь обратился в слух. И вопреки собственному волнению и настороженности, Рёджи невольно отметил, что предложение Леды, мягко говоря, звучит заманчиво. Разве может быть что-то лучше, чем путешествовать с приключениями, да еще и получать за это плату?
- Мне показалось, что мы можем сработаться в тот самый миг, когда ты выхватил меч, - со слабой улыбкой снова принялся объяснять эльф. – Твоя одежда в пыли, а значит, ты прибыл издалека. Но лицо сильно обветренно, и я понял, что ты не впервые преодолел долгий путь и странствуешь постоянно. Ты не выглядишь, как оборванец, и, стало быть, ты не паломник и не нищий, но в то же время у тебя натруженные руки, какие обычно бывают у кузнецов и ремесленников, и значит, ты не вор. Ты ездишь по миру, останавливаясь ненадолго, чтобы заработать немного, и снова пускаешься в путь. Так я понял, что твой образ жизни схож с моим. А увидев, как ты держишь в руках оружие и как обращаешься с ним, я осознал, что ты подходишь по всем требованиям на роль моего напарника.
- Прямо-таки по всем? – недоверчиво уточнил Рёджи.
- Да, - убежденно кивнул Леда. – По крайней мере, по всем основным. Стремление защитить слабого от более могучей, чем ты, силы, тоже характеризует тебя с лучшей стороны. Значит, понятия совести и морали тебе знакомы. Все прочее не так важно, и для работы не играет существенной роли.
- А тебе не пришло в голову, что я уже и так путешествую с какой-то целью? – поинтересовался Рёджи, неожиданно понимая, что его настроение поднимается. Эльф выглядел очень забавно, когда пересказывал все, что узнал о нем по одним внешним признакам, и Рёджи даже восхитился, когда понял, что фактически Леда ни в чем не ошибся.
- У тебя нет цели, - отрицательно покачал головой Леда. – Когда есть цель, так безрассудно не рискуют жизнью из-за оборванца, который, скорей всего, и так найдет свою смерть если не сегодня, то в ближайшем будущем.
Что ответить на это, Рёджи не придумал, а Леда, закончив говорить, снова поглядел на него внимательно и выжидающе. Последнее немного удивило Рёджи – эльф вел себя так, словно ждал подтверждения согласия, словно у Рёджи был какой-то иной выход, кроме как пойти с ним.
- Ты так смотришь сейчас, будто я теперь могу сказать нет, - усмехнулся он, скрестив руки на груди и невесело улыбнувшись. – Я так понимаю, выбора у меня нет.
- Вообще-то есть, - спокойно заметил на это Леда. – Я уже заплатил и подписал все необходимые бумаги, и тебя в любом случае выпустят. А идти со мной или нет – решать только тебе.
- И если я сейчас развернусь и пойду по своим делам, ничего мне за это не будет? – недоверчиво уточнил Рёджи.
- Не будет, - кивнул Леда, и прежде чем он выразил свое недоверие, пояснил: - Мне не нужен напарник, который пойдет со мной по принуждению, и потом воткнет нож в спину, лишь бы поскорей избавиться от обузы. Как и не нужен тот, который пойдет только из благодарности, чтобы потом считать свои успехи в попытке определить, когда долг будет отдан.
Эльф рассуждал удивительно логично и просто, и, внимая ему, Рёджи заслушивался и верил. А воображение рисовало удивительное будущее, которое его ожидает, если он ответит на предложение Леды согласием.
"В конце концов, что я теряю?" – спросил он себя. – "Прихлопнуть могут и так в любой момент, чего только сегодняшняя драка стоила. А так я буду путешествовать, смотреть на мир, отбиваться от ублюдков – то, что я и так всегда делаю – еще и что-то получать за это".
Все эти мысли за секунду промелькнули в голове Рёджи, а Леда, терпеливо ожидавший его ответа, переступил с ноги на ногу.
- Ладно, если я сейчас соглашусь, а потом вдруг захочу уйти, усесться в какой-то деревне и выращивать овес, ты мне и слова не скажешь? – на всякий случай уточнил он, и Леда опять улыбнулся.
- Разумеется, нет.
- Ну, хорошо, - кивнул на это Рёджи. – Тогда давай попробуем. Все равно я ничего не планировал на ближайшее время.
- Договорились, - слабо улыбнулся эльф.
- Но ведь какое-то условие все же должно быть? – не унимался недоверчивый Рёджи. – Сейчас ты обязательно должен сказать "но", после чего я пожалею, что связался с тобой.
- Нет, что ты, - снова тихонько рассмеялся Леда, и его смех показался Рёджи каким-то совсем немужественным, несвойственным наемнику, который выполняет сложные опасные заказы. – У меня нет никаких особых условий… Хотя…
Леда на миг призадумался, а Рёджи возвел глаза к потолку.
- Ну? – поторопил он эльфа, желая узнать, какие были негативные стороны у сложившейся ситуации.
- Возможно, однажды обстоятельства сойдутся так, что я откажусь от легкого и простого заказа в пользу сложного и менее прибыльного, - помолчав, наконец произнес эльф. – В подобном случае ты не станешь спрашивать, почему мы поступаем так, а не иначе.
- Проще говоря, ты решаешь, что мы будем делать, а я помалкиваю, - с готовность внес ясность Рёджи.
- Не совсем, - Леда чуть поморщился – очевидно, такое прямое объяснение ему претило. – Дело касается только выбора заказа. В остальных вопросах мнение напарника для меня безусловно важно.
- Ну, лады, - махнул рукой Рёджи. – Мне, на самом деле, все равно. А денег у меня вообще нет и не было никогда, чтоб перебирать, где выгодно, а где нет. Так что я с тобой.
- Отлично, - опять улыбнулся Леда, и Рёджи показалось, что в этот раз выражение его глаз стало немного теплее, чем было до этого. – Тогда предлагаю поскорее покинуть это убогое место.
- Да уж, пожалуй, - не стал спорить Рёджи. – Надо еще Веснушку найти, пока не затоптал пол-Саруны.
Впервые за весь разговор на лице эльфа отразилась тень удивления, и он недоуменно спросил:
- Прощу простить меня... Что надо найти?
- Не что, а кого, - ответил немного недовольно Рёджи, уже предчувствуя привычные насмешки над именем его любимца. – Коня моего. Веснушкой зовут.
- О, вот оно как, - хмыкнул эльф и, кивнув, шагнул к двери, чтобы через миг постучать в нее. – Тогда ищем Веснушку, и за дело.
- А у тебя уже есть полученный невыполненный заказ? – удивился Рёджи, пока скрипели тяжелые засовы, когда стражник открывал им.
- Пока нет, - признался эльф.
- А где же мы его найдем?
- Не мы его, а он нас, - ответил на это Леда. – Заказчики приходят сами, причем намного быстрее и чаще, чем ты можешь представить. Скоро сам все увидишь.
Рёджи хотел задать еще с десяток вопросов. Например, откуда потенциальные клиенты знают о Леде и как находят его, если тот постоянно странствует. И почему в каких-то неведомых случаях тот отказывается от выгодного заказа ради невыгодного. А еще очень хотелось узнать, действительно ли эльфы умеют колдовать, и какого цвета у них кровь, но дверь уже открылась, и Леда шагнул в коридор. Роскошный серо-зеленый плащ красиво взметнулся, когда тот выходил из камеры, и Рёджи, на миг залюбовавшись, только через секунду опомнился и поспешил за своим спасителем.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:14 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 1.

Так вышло, что в следующий раз в Саруну Рёджи вернулся более чем через полгода – после зимы, уже на исходе весны. После всех произошедших с ним приключений, во второй раз столица не вызвала и половины тех невероятных эмоций, которые Рёджи испытал впервые, однако этому возвращению он был по-своему рад, как люди радуются повторным визитам в памятные и дорогие сердцу места. А именно таким местом стала для Рёджи столица Локстена, потому как здесь в свое время он познакомился с Ледой.
Прошло не так много дней после их знакомства, когда Рёджи понял, что удивительней и прекрасней существа, чем эльф, он не встречал никогда прежде, и вряд ли еще встретит. Теперь, когда Леда стал ему настоящим другом, Рёджи часто ловил себя на том, что налюбоваться не может на своего напарника и испытывает к нему чувство, похожее на безграничное обожание.
До глубины души Леда поразил его в первый же день знакомства, когда они вышли из городской тюрьмы и отправились на поиски Веснушки, который, как понимал Рёджи, должен был бродить где-то неподалеку в ожидании хозяина. Конь обнаружился через какую-то четверть часа в безлюдном переулке и приветливо заржал, узнав его.
- Я несколько иначе представлял себе коня с таким именем, - произнес Леда, стоя за спиной Рёджи, пока тот гладил Веснушку по носу. – Позволь спросить, откуда у тебя кантенисийский скакун? Он же стоит целое состояние.
- Канте… чего? – рассмеялся в ответ Рёджи. – Веснушка, ты слышал? Ты стоишь целое состояние!
- Я не шучу, - сдержанно заметил эльф. – Такие лошади в принципе большая редкость, а в Локстене и подавно.
- Эй, я его не крал, - нахмурился Рёджи, заподозрив, к чему клонит Леда. – Он сам за мной увязался, когда я удирал от дяди. Так что не надо тут это… Придумывать, чего не было.
- Я не обвиняю тебя в конокрадстве, - мягко заверил его Леда и неожиданно сделал смелый шаг вперед, прикасаясь ладонью к морде Веснушки. – Украсть кантенисийского скакуна в принципе невозможно и, главное, бессмысленно. Такой конь привязывается только к одному хозяину, один раз и на всю жизнь, а от незадачливого вора обязательно убежит.
Конец реплики Леды Рёджи слушал в пол-уха, уже открыв рот, чтобы предупредить эльфа поберечь пальцы – с Веснушки сталось бы укусить любого, кто рискнул приблизиться к нему. Но уже через миг слова позабылись от удивления: Веснушка не только не стал кусаться, когда Леда прикоснулся к нему, а напротив, благосклонно фыркнул и пошевелил ушами, позволяя себя гладить.
- Будем знакомы, Веснушка, - поздоровался с конем, как с человеком, Леда, и тот коротко заржал, будто понял произнесенные слова, пока пораженный Рёджи, глядя на все это, открывал и закрывал рот. На его памяти конь впервые не выразил агрессии по отношению к чужому человеку.
"Это, наверно, потому, что он все же не человек, а эльф", - догадался Рёджи, однако удивляться все равно не перестал.
В тот же день, когда они шли по улице с новым напарником и Леда рассказывал, в чем заключаются особенности новой работы Рёджи, к ним подошел какой-то мрачный субъект в темных одеждах и, коротко переговорив о чем-то с Ледой, удалился. А тот, вернувшись к Рёджи, сообщил, что ими получен заказ.
- Завтра на рассвете отправляемся на север, - доложил Рёджи Леда. – Задание не самое сложное: надо присутствовать на городском празднике и следить, чтобы к сыну казначея никто не приближался – у мальчишки какие-то счеты с местными недобропорядочными гражданами. Но ехать далеко, потому отправимся рано, и лучше сейчас подыскать ночлег.
- Как скажешь, - пожал плечами Рёджи, а Леда добавил:
- В случае успешного выполнения, если после праздника заказчик останется жив и невредим, получим восемьдесят золотых. Таким образом, по сорок на каждого.
Считать так быстро Рёджи не умел, однако известие о том, что он на ровном месте получит столько золота, поразило до глубины души.
- Слушай, а почему так много-то? – удивился он, за что Леда одарил его веселой улыбкой.
- Ты предлагаешь попросить, чтобы нас вознаградили в меньшем размере?
- Нет, но… - смешался Рёджи. – Просто странно как-то… Охранять какого-то мальчишку на празднике, и за это получить столько…
- Это не так уж много, когда речь идет о плате за жизнь, - терпеливо пояснил Леда. – И, кроме того, ситуация, скорей всего, серьезная, раз они обратились именно ко мне. То есть, к нам. Я предполагаю, причем с высокой степенью вероятности, что на сына казначея все же нападут, и это будет не какой-то разбойник с дороги.
Рёджи тогда только плечами пожал, все равно не осознавая, за что платятся такие огромные деньги, когда наем любых других телохранителей вышел бы в разы дешевле, однако задавать дальнейшие вопросы не стал, логично рассудив, что увидит все своими глазами. На следующее утро они покинули столицу, и, оглядываясь на стены Саруны через плечо, Рёджи не без грусти думал о том, что так и не успел полюбоваться городом, где чуть было не простился с жизнью.
…Почему Леде платят за оказанные услуги так щедро, Рёджи разобрался очень быстро. Глядя на своего напарника, на то, как тот сражается с врагами и как общается с клиентами, насколько смело и неистово ведет себя с первыми, и как сдержанно и деликатно – со вторыми, Рёджи приходил к выводу, что будь он зажиточным купцом или проворовавшимся чиновником, в случае опасности обратился бы именно к такому наемнику, как Леда. Вопреки кажущейся хрупкости, эльф отлично обращался с мечом, с луком и того лучше, а помимо навыка владения оружия, умел тонко чувствовать: порой Рёджи казалось, что о нападении врага эльф узнавал за несколько секунд до того, как тот появлялся в поле зрения. Еще Леда обладал более тонким слухом и острым зрением, чем обычный человек, да к тому же умел просчитывать шаги наперед. Прошло не так много времени, а Рёджи начал мучиться вопросом, почему Леда обратил на него внимание: в сравнении с талантами эльфа, его собственные казались бледной тенью, и Рёджи из шкуры вон лез, чтобы хоть немного сравняться в мастерстве с новым знакомым.
Поначалу их отношения можно было назвать сугубо деловыми: выполнив очередной заказ, они отправлялись в ближайший более-менее большой населенный пункт, где оставляли часть денег в казначейских хранилищах и расходились каждый по своим делам, оговорив заранее место встречи, куда оба придут через пару дней.
Первое время в такие перерывы между работой Рёджи пускался во все тяжкие, веселился на полную с обилием выпивки и легкодоступными женщинами, радовался жизни и получал от нее все то, чего не имел прежде. Чем занимался Леда, пока он сам спускал честно заработанное и праздновал успешное окончание очередного заказа, Рёджи не знал и считал не слишком корректным интересоваться. Но как-то раз такое безудержное веселье вышло Рёджи не лучшей стороной – проснувшись утром после сумасшедшей пьянки в комнате какого-то постоялого двора в небольшом городке на севере Локстена, Рёджи понял, что до оговоренного места встречи с Ледой, куда он должен был прийти через час, просто не доползет.
Вероятно, виной всему была не лучшая выпивка и несвежая еда, а следствием стало то, что Рёджи помимо разрывающей головной боли испытывал страшную тошноту – все внутренности крутило, и он понимал только то, что отходить далеко от ведра ему просто небезопасно.
Панически размышляя, что теперь делать, Рёджи вызвал хозяйского мальчишку и за мелкую монетку велел тому отправиться на место встречи и передать господину в сером плаще, что он тяжело болен, явиться не может и просит перенести встречу на следующее утро. Про себя Рёджи уповал на то, что за сутки успеет прийти в себя, а заодно молился высшим силам, чтобы эльф не оскорбился и не ушел совсем. Почему-то такой вариант казался вполне вероятным, а Рёджи неожиданно понял, что подобная перспектива его пугает, только дело вовсе не в потенциальных заработках, которые он потерял бы, если б лишился своего напарника.
Однако Леда не оскорбился и не ушел, а напротив – явился к Рёджи лично, чем окончательно смутил и расстроил. Уже через полчаса после того как Рёджи, дав распоряжение мальчишке, забрался под одеяло и приказал себе не огорчаться и хотя бы попытаться уснуть, в дверь комнаты постучали настолько тихо и деликатно, что Рёджи сперва решил, будто ему чудится. А когда дверь отворилась и на пороге возник его напарник, Рёджи почувствовал, что сходит с ума от стыда и смущения.
То, что творилось в комнате, описать словами было невозможно. Рёджи плохо помнил, но вроде бы накануне он развлекался то ли с двумя, то ли сразу с тремя барышнями – следы этой небольшой оргии остались и на полу, и на кровати. На фоне такого безобразия всегда ухоженный и даже изысканный Леда выглядел немым укором распущенному неаккуратному Рёджи.
- Что с тобой случилось? – спросил эльф, закрывая за собой дверь и делая шаг к кровати, будто и не замечая творящегося вокруг беспорядка, а в его глазах читалась неуверенная тревога.
- Не надо было приходить, - вместо ответа пробормотал Рёджи, натягивая одеяло до самого подбородка. – Ничего страшного, отравился, наверное… Само пройдет. Ты прости…
- Понятно, - слушать сумбурные объяснения Леда не стал, только окинул ничего не выражающим взглядом комнату, видимо, сделал соответствующие выводы, а Рёджи зажмурился, чтобы не видеть, как эльфа перекосит от брезгливости. Почему-то казалось, что именно это и произойдет, а еще Рёджи не сомневался, что сейчас видит Леду в последний раз.
Однако то, что случилось дальше, поразило Рёджи до глубины души. Леда не стал ругаться и возмущаться, не ушел, наградив напоследок презрительным взглядом, а вместо этого присел на край его постели и потянул за край одеяла. Глаза Рёджи распахнулись от удивления, и он вздрогнул, невольно втягивая живот, когда холодные пальцы Леды коснулись его кожи.
- Что ты делаешь?.. – почему-то шепотом спросил он, но Леда, прикрыв глаза, едва заметно мотнул головой, будто призывая не отвлекать.
Ладонью он поглаживал Рёджи по животу, отчего тот испытывал непонятное волнение, а потом в месте, где его касались пальцы Леды, почувствовал легкое покалывание, какое ощущаешь порой, если отсидишь ногу.
- Вот и все, - произнес Леда, отнимая руку где-то через минуту, когда Рёджи уже начал ерзать на месте, желая получить хоть какие-то объяснения, а заодно как-то по возможности вежливо попросить Леду не делать так больше, потому что на его прикосновения он странно реагирует.
- Что все? – не понял Рёджи, однако вместо ответа Леда протянул вперед руки и прикоснулся кончиками пальцев к его вискам.
На мгновение у Рёджи возникла совершенно абсурдная мысль, что сейчас Леда склонится к нему и поцелует, только возмущения от собственных подозрений он почему-то не испытал. Но ничего подобного не случилось: когда в месте касания тоже начало неприятно покалывать, Леда убрал руки и улыбнулся.
- Все – в смысле, все в порядке. Ничего больше не болит?
Рёджи только удивленно моргнул и хотел честно покаяться, что у него не болят разве что уши, а накануне он бессовестно набрался и устроил такое, что самому вспоминать неловко, а теперь его выворачивает наизнанку и на коня он сесть точно не сможет. Но уже через долю секунды до него дошло, что и половину испытываемого прежде дискомфорта он уже не чувствует.
- Ты что… Ты вылечил меня? – спросил Рёджи и не поверил в собственное предположение.
- Вылечил – слишком громкое определение для обычных симптомов похмелья, - серьезно возразил Леда. – Но в целом ты прав: можно сказать, я помог тебе справиться с небольшим недомоганием.
Тогда Рёджи не нашел в себе сил спросить еще что-то: он был так бесконечно благодарен Леде, а заодно по-прежнему смущен от того, что напарник увидел, чем Рёджи занимается в перерывах между работой, что предпочел отмолчаться. Эльф не стал корить его, не попросил больше не делать так и на оговоренные встречи являться вовремя, однако Рёджи сам для себя решил, что подобное впредь не повторится.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:14 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
И только позже, когда они в очередной раз ехали по пустынному тракту к новому заказчику, он нашел в себе смелость спросить, как это Леде удалось и какими еще магическими талантами он обладает – в том, что эльфы умеют колдовать, Рёджи теперь не сомневался.
- Что ты, какая магия? – только рассмеялся в ответ Леда. – Эльфы не умеют ворожить – это большое человеческое заблуждение, как и не умеют врачевать.
- Но ты же вылечил меня, - не унимался Рёджи. – Я когда проснулся, думал, там и помру. А ты пришел, прикоснулся и все! Как и не было ничего.
- Я просто умею обращаться к некоторым силам, - покачал головой Леда и, предвидя новые вопросы, поспешил объяснить. – К силам природы. Не я тебя вылечил, а ты сам себя. Я просто ускорил этот процесс, как бы попросил твое тело выздоравливать скорее.
- Ну ничего себе, - выдохнул Рёджи, услышав это признание. – Значит, любые человеческие болезни эльфы могут вылечить, да? И если бы эльфы помогали людям, не было бы эпидемий и всего такого?..
- Не спеши так, - улыбнувшись, остановил его Леда. – Ты невнимательно слушаешь то, что я говорю. Эльфы не умеют ворожить, я могу только ускорить процесс выздоровления. Если болезнь неизлечима сама по себе или если резервов человеческого организма не хватит, чтобы выздороветь самому, я ничем не смогу помочь. Кому суждено умереть – тот умрет, кто должен выздороветь – выздоровеет, а я могу лишь приблизить излечение, не более.
- А, вот оно что, - разочарованно вздохнул Рёджи. – А я-то думал…
- Увы, - пожал плечами Леда, и Рёджи показалось, что тот больше не скажет ни слова, однако через минуту эльф добавил. – Кстати, если хочешь, я могу помочь тебе вылечить зубы.
- Что, правда? – неподдельно удивился Рёджи.
Подобная идея не приходила ему в голову, а сам он прекрасно знал, что уже скоро зубы начнет терять. Локстенская медицина развивалась крайне медленно, а такой мелочи, как зубы, вообще уделялось мало внимания. Обычно лет с пятнадцати зубы у людей начинали портиться, выпадать, какие-то приходилось вырывать, если боль становилась невыносимой, а если к тридцати годам у человека сохранялась хотя бы половина из имевшихся прежде зубов – впору было гордиться. Разумеется, у знати с этой проблемой дела обстояли лучше – за высокую плату можно было попробовать лечить и следить за зубами, но среди крестьян и простых воинов дело обстояло совсем уныло.
Рёджи уже чувствовал, что часто его зубы ноют и болят, порой достаточно сильно, чтобы не спать полночи, и подумывал о том, что пора при случае наведаться к знахарю и попросить вырвать все лишнее, вот только никак не мог найти время. И потому предложение Леды искренне удивило его, как и сам факт того, что эльф знал о мучившей его проблеме.
- Это тоже особенность, присущая эльфам – ощущать чужую боль, - будто мысли его прочитал Леда. – Дети лесов живут в гармонии с миром, потому тоньше чувствуют и осознают происходящее. Мы лучше людей видим в темноте, лучше слышим под водой, а еще можем чувствовать отголоски чужого страдания или удовлетворения. Потому я знаю, что у тебя болят зубы, и могу помочь.
- Ну… Если тебе несложно… - неуверенно согласился Рёджи, сам не зная, не будет ли выглядеть навязчивым со своими мелкими проблемами, но Леда только головой покачал.
- Несложно. Тогда сегодня же вечером займемся, - ответил он. – Тут одним прикосновением не обойдешься, но я знаю, из каких трав надо сделать отвар, чтобы помочь тебе. И, кстати, у тебя есть еще кое-какие проблемы, о которых ты, скорей всего, пока еще и не подозреваешь, однако они могут неприятно аукнуться в будущем. Я тебе с этим тоже помогу.
- Это ж какие? – искренне удивился Рёджи, а Леда наградил его веселым взглядом:
- Думаю, они – следствие общения с женщинами легкого поведения. Но ты не волнуйся, это все очень быстро и просто врачуется.
Рёджи не нашелся, что сказать на это, только глубоко призадумался. От того, что Леда одному ему известным образом нашел у него неприличные болезни, стало опять неловко, и становилось не по себе от предположений, как именно эльф собирается его лечить. Но собственное смущение меркло на фоне открытия того, что Леда, как оказалось, умел успешно врачевать, пускай и далеко не все хвори. В глазах Рёджи его талант не мерк от того, что эльф не мог вылечить бубонную чуму, например, - возможность ускорить выздоровление после воспаления легких тоже не казалась ему мелочью.
Леда замолчал, погруженный в свои мысли, а Рёджи ехал следом за ним и лишь гадал, сколько еще интересных особенностей своего нового необыкновенного знакомого ему предстоит узнать.
А после того, как они выполнили заказ, получили оплату и заехали в очередной попавшийся им по пути населенный пункт, Рёджи, вместо того, чтобы попрощаться с эльфом на пару дней, спросил:
- Леда, а что… А что ты планируешь делать? Ну, пока у нас перерыв…
Своего собственного вопроса он смутился, а когда Леда еще и поглядел на него вопросительно, растерялся и того больше. Было как-то неудобно лезть в дела эльфа, да к тому же казалось весьма вероятным, что тот не горел желанием рассказывать, как отдыхает – сам Рёджи не пожелал бы делиться сведениями о своих похождениях, если бы Леда, решив лечить его, не увидел все собственными глазами.
- Ничего особенного, - после короткой паузы ответил эльф. – Когда мы были в Бехгровате, на местном рынке я купил пару книг. Вот, хотел изучить.
- А, - глубокомысленно ответил Рёджи и подумал, что затея спрашивать, как Леда будет отдыхать, была изначально провальной.
Если эльф и веселился как-то, рассказывать об этом он явно не планировал, а если действительно проводил время вот так, за книгами, составить ему компанию не представлялось возможным, хотя именно этого Рёджи неожиданно захотел больше всего. Желание казалось странным, мягко говоря. Выполняя тот или иной заказ, они проводили вместе много времени, оттого удивительней Рёджи было понимать, что в редкий свободный день он не захотел расстаться с Ледой, к которому пускай и привык за какую-то пару месяцев, но который все равно не подпускал его слишком близко к себе. Рёджи до сих пор даже не знал, как называется страна, приходящаяся эльфу родиной, и что уж было говорить о каких-то более интимных подробностях его личной жизни.
- Если хочешь, мы можем поужинать вместе, - вывел его из невеселых размышлений голос Леды. – Или поискать ночлег. Но, признаюсь тебе честно, я предпочитаю тихие места.
- Я тоже предпочитаю, - запальчиво выдал Рёджи. От воспоминания о том, как Леда пронаблюдал комнату после беспробудного веселья своего напарника, стало опять стыдно, а сам Рёджи поспешил уточнить: - То есть, сегодня я тоже того… Выспаться хочу. И меня тоже вполне устроит тихое место, да. Без всякого там…
В своем сумбурном объяснении он запутался и замолчал, но эльф, видимо, все и так понял, едва заметно улыбнулся и кивнул:
- Ну что ж, тогда поехали.
Его белый конь бодро затрусил по узкой улочке, и Рёджи тоже тронул поводья, спеша за своим напарником и радуясь так, словно выиграл приз на ярмарке в честь праздника духов. Ужин в компании Леды в тот момент виделся ему чем-то бесконечно чудесным, намного лучшим, чем очередная пьянка в трактире в обществе беспутных девиц.
После того первого памятного для Рёджи вечера подобные завершения каждого заказа стали традиционными, и прошло не так много времени, когда отметить с Ледой очередную победу вошло для него в традицию.
Общаться с эльфом оказалось бесконечно интересно, от него Рёджи смог узнать больше, чем от всех прочих знакомых за всю свою жизнь. Леда охотно делился всем, что знал, рассказывал о многочисленных странах, в которых побывал, об обычаях и поведении других народов, о красоте природы в тех или иных краях и о своей стране, которая называлась, как узнал Рёджи, сложным словом Замадителия. Когда Леда говорил о родине, он отрешенно улыбался, словно воспоминания доставляли ему безграничное удовольствие, но когда Рёджи спросил, зачем же он покинул родной край, раз так любит его, взгляд Леды потускнел, и он лишь ответил коротко, ничего толком не объяснив:
- На это было провидение высшей силы.
- Хм… - только и смог выдать Рёджи, сообразив, что спросил то, о чем спрашивать не стоило, понимая, что эта тема была не самой приятной для Леды. Однако следующий вопрос, будто не удержавшись, слетел с его языка: - А сколько лет ты не был на родине?
- Уж более ста, - с грустной улыбкой признался эльф, а Рёджи поперхнулся и закашлялся.
- А сколько же тебе тогда всего… лет? – недоуменно протянул он, только тут впервые вспоминая о том, что согласно преданиям эльфы всегда остаются юными и прекрасными. Леда выглядел не старше самого Рёджи, и тот привык воспринимать эльфа как ровесника, только теперь запоздало понимая, что перед ним существо намного более древнее и наверняка могущественное.
- По меркам людей я живу бесконечно долго, - ответил на это эльф, видимо, догадываясь обо всех суматошных мыслях своего напарника. – Однако для эльфа я еще совсем юный. Помни об этом, прежде чем испугаться моего возраста.
- Я уже испугался, - честно признал Рёджи и попросил. – Ладно, добей меня уже. Сколько? Триста? Четыреста лет?
- С моего рождения минуло шестьсот девяносто четыре зимы, - как обычно витиевато ответил Леда, а Рёджи почувствовал, что ему становится дурно.
- Так… - медленно произнес он, отставляя свою кружку с элем – в тот раз они как раз отмечали очередное исполнение заказа. – Шестьсот – это шесть сотен, да? То есть, сто, и еще сто, и так шесть раз… О боги!
Рёджи старательно загибал пальцы, все еще надеясь, что неправильно понял своего собеседника, а Леда, глядя на него, рассмеялся искренне и от души.
- Я же тебе сказал, для эльфов время течет совсем не так, как для людей. Ты напрасно пугаешься. По эльфийским меркам я ненамного старше тебя – тоже молодой и зеленый.
- Никакой я не зеленый, - обиделся Рёджи. – Между прочим, я на своем веку повидал побольше некоторых старых и мудрых. Вот так-то.
- Не смею сомневаться, - кивнул Леда, и хотя Рёджи пытался разглядеть насмешку в его словах, он ее так и не увидел.
Рёджи понадобилось некоторое время, чтобы привыкнуть к новой информации о том, что эльф намного старше не только его самого, но и его деда, и прадеда. Признание Леды в том, что для эльфов он оставался совсем молодым, как-то не утешало, и про себя Рёджи не уставал поражаться тому, насколько его напарник, должно быть, мудр и искушен во всех жизненных делах.
…Как-то раз, когда дело шло к зиме, Рёджи проснулся рано поутру в комнате одного постоялого двора от тихого стука в дверь. Леда всегда оставался чересчур деликатным, когда нарушал его покой, и, наверное, сон кого-то другого не был бы даже потревожен таким робким звуком. Однако Рёджи, закаленный боями и опасностями, привык спать с ножом под подушкой и просыпаться от легчайшего дуновения ветерка, потому он пробудился за секунду до того момента, когда Леда осторожно постучал, просто услышав его легкие шаги по коридору.
- Я разбудил тебя? – спросил Леда с извиняющимися интонациями в голосе, и Рёджи торопливо помотал головой, ловя себя на том, что расплывается в улыбке. Про себя он отметил, что рад такому пробуждению – Леда в это пасмурное и на первый взгляд безрадостное утро выглядел каким-то особенно довольным и сияющим, сжимая в руках небольшой сверток.
- У меня для тебя подарок, - сообщил он, делая шаг в комнату, пока Рёджи любовался своим напарником и думал о том, что день сегодня задался, и вообще, задалась вся его жизнь.
- О, здорово… - почесал макушку сонный Рёджи, запоздало воспринимая произнесенные слова. – А в честь чего?
- В честь наступающих холодов, - пояснил Леда, разворачивая свой сверток, и Рёджи с удивлением увидел в его руках длинный серо-зеленый плащ, как две капли воды похожий на плащ Леды. – Я подумал, что тебе пригодится.
- О-го-го, - немногословно прокомментировал подарок Рёджи, глядя на него во все глаза, но тут же опомнился и добавил. – Слушай, я не могу так… Он, наверно, слишком уж дорогой, как для меня…
- Он пригодится тебе, - ответил на это Леда, пропуская мимо ушей неуверенный протест. – Плащ непростой, это эльфийская работа, и так легко в Локстене его не купишь. Более того, человек в принципе не сможет купить такой ни за какие деньги. Но я, как ты помнишь, не человек, потому смог достать.
На этих словах Леда улыбнулся и протянул Рёджи свой подарок, а тот неуверенно принял его, отмечая пораженно, что длинный плащ ровным счетом ничего не весил, хотя ткань казалась весьма плотной.
- Ну ничего себе, - только и смог сказать он, лишь через мгновение вспоминая, что надо поблагодарить. – Спасибо большое, Леда. Я буду все время его носить.
- Ты даже не представляешь, насколько прав сейчас, - добродушно рассмеялся эльф. – Это особенный плащ, он соткан из волокон дерева арбай, которое растет лишь в моих краях. В таком плаще комфортно и зимой, и летом. В холод он греет лучше любого меха, в жару сохраняет прохладу и защищает от солнечных лучей. А еще он почти не пачкается, не становится тяжелым, намокнув, и хорошо скрывает своего хозяина от посторонних глаз, будь то в городе или в лесной местности.
- У меня теперь такое чувство, что этот плащ умней меня, - пожаловался Рёджи, разглядывая подарок, и эльф снова негромко рассмеялся.
- Носи на здоровье, - только и ответил на это он, и Рёджи с готовностью кивнул, тогда еще не подозревая, что в скором времени непростой плащ эльфийской работы в какой-то мере поспособствует спасению и его самого, и Леды.
…Печальная история, о которой Рёджи впоследствии не любил вспоминать и в результате которой он сам чуть было не лишился жизни, а Леда вообще выжил каким-то чудом, произошла в середине зимы. Тогда все началось вполне мирно и обыденно, а именно с того, что они получили новый заказ.
Дело было в несильные морозы, когда до весны оставалось еще прилично времени, а запасы крестьян, скудные после летней засухи, уже были на исходе. Гонимые голодом люди выходили на лесные дороги, и перемещение по стране стало крайне небезопасным. Именно поэтому один купец из Апсала, перевозивший как раз продукты питания – зерно, муку и несколько бочонков вина – попросил эльфа и его напарника сопровождать караван. На первый взгляд дело показалось им плевым: отбиваться от оборванных неумелых мужиков было совсем несложно, а предусмотрительность бережливого купца, который не пожалел золота на такую высокооплачиваемую охрану, не насторожила их вовремя.
По уговору Леда и Рёджи должны были ехать в нескольких сотнях ярдов впереди каравана, чтобы в случае опасности предупредить заранее охрану, сопровождавшую груз в непосредственной близости от него. И потому они даже не успели понять, что попали в ловушку, и что хитрый купец воспользовался ими как приманкой для отвода глаз от своего богатства.
О том, что на этом тракте уже давно хозяйничают валарцы – те самые, набеги которых в свое время стоили Рёджи отчего дома – они узнали лишь позже, когда каким-то чудом спались из расставленной западни. Но в тот момент, когда на них за какую-то секунду налетел с десяток врагов, было даже не до размышлений о том, что происходит – Рёджи схватился за меч и принялся отбивать атаку яростного врага.
Позже он не мог толком вспомнить, что именно творилось тогда. Ослепленный страхом и яростью, он размахивал мечом, сражая каждого дикаря, до которого мог дотянуться, а что происходило в это время с Ледой, он не имел представления. То, что пара таких наемников, как они двое, стоила небольшого кочевого отряда, сомневаться не приходилось, однако прошло некоторое время, прежде чем часть врагов пала, а остальные предпочли укрыться в лесу. Помощи от каравана ждать не следовало – Рёджи не мог знать наверняка, но сразу предположил, что тот свернул на первую же ответвляющуюся тропу, чтобы не столкнуться с опасностью, пока валарцы добивали приманку.
Рёджи ранили в бою, несильно, но неприятно – кожа на лбу была рассечена, кровь стекала по лицу, мешая смотреть перед собой. И лишь когда он вытер ее разодранным рукавом и огляделся, то увидел страшную картину, от которой сердце на мгновение перестало биться. Раненая лошадь Леды лежала на боку в каше из снега и грязи, слабо дергая ногами, а ее хозяин неподвижно замер в нескольких ярдах от нее. Сколько эльф пролежал так, без сознания, Рёджи не знал, но увидел алое кровавое пятно, расползающееся из-под его плаща.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:15 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Времени на размышления не было – со стороны леса раздался неопределенный шум, и Рёджи испугался того, что дикари, позвав подмогу и сообразив, что устоявший враг значительно уступает им по количеству и силе, могли вернуться. Спрыгнув на землю, Рёджи опрометью бросился к своему напарнику, присаживаясь рядом на корточки и моля высшие силы о том, чтобы эльф был жив. С неимоверным облегчением он обнаружил, что тот дышит и будто даже пребывает в сознании. Прежде чем подхватить Леду на руки, Рёджи метнулся к его умирающему коню, одним движением перерезая тому горло, а после, взяв эльфа на руки, неуклюже вскочил в седло.
Веснушка, к счастью не пострадавший в бою, сам понимал, в какой опасности оказался с хозяином и его другом, и потому припустил вперед по обледенелой тропе, когда за спиной Рёджи, одной рукой сжимавшего поводья, а второй – судорожно прижимавшего к себе Леду, раздались топот и свист опомнившихся валарских дикарей.
Если бы когда-то за Рёджи увязался не такой сильный и могучий конь, каким являлся Веснушка, они, скорей всего, не спаслись бы в тот день. Но для кантенисийского скакуна, непонятно каким чудом повстречавшегося Рёджи на просторах Локстена, ноша из двух человек не казалась чрезмерно тяжелой, а усталости долгого дня Веснушка будто не чувствовал вовсе и мчал так быстро, что копыта его едва ли не выбивали искры из придорожных камней. Через какое-то время Рёджи осознал, что уже не слышит шума за спиной, однако спешиваться он не спешил, и лишь немного натянул поводья, чтобы Веснушка замедлил бег. Больше всего Рёджи боялся загнать коня, но останавливаться сейчас, пока еще была высока вероятность погони, он опасался, продолжая двигаться вперед на протяжении целого часа, пока не закончился бесконечный лес, и они не начали подниматься в гору по узкой каменистой тропе.
Добравшись до уступа, к которому тянулась лишь узкая горная тропа, Рёджи решил остановиться. В этом месте, пускай толком не защищенном от ветра и непогоды, существовала хотя бы вероятность того, что враги не обрушатся оравой, и у него останется шанс отбиться. Можно было поискать лучшего пристанища, но Рёджи опасался за Леду, который не двигался в его руках и не подавал признаков жизни.
С превеликой осторожностью Рёджи слез с коня и уложил эльфа на землю на его некогда роскошный, а теперь перепачканный и вымокший в крови плащ. Внешний вид напарника напугал Рёджи: лицо эльфа стало не то что бледным, а просто серым, а губы посинели, словно у мертвеца. Однако Леда был еще жив – от слабого дыхания едва заметно опускалась и поднималась грудная клетка, и Рёджи поспешил расстегнуть на Леде меховой, насквозь пропитанный кровью жилет, чтобы посмотреть, как можно помочь.
Когда ему удалось справиться с теплой одеждой напарника, от увиденного Рёджи захотелось взвыть в голос, и против воли, стоя на коленях перед эльфом, он схватился за голову в жесте, который со стороны мог показаться картинным, однако красоваться Рёджи было не перед кем. Рана его напарника была страшна и, как сразу понял Рёджи, смертельна – враг прошелся то ли мечом, то ли острым ножом по его телу, вспоров левый бок глубоко, до самых внутренностей. Рёджи доводилось слышать, что нынче лекари научились зашивать особенно опасные раны, однако довезти эльфа до такого умельца уже не представлялось возможным, да к тому же Рёджи не сомневался, что травма нанесена не только мягким тканям, но и внутренним органам.
В ужасе глядя на лежащего перед ним Леду, Рёджи чувствовал, как к горлу подкатывают рыдания. Особенно горько было осознавать то, что тот не был человеком, а был эльфом – существом бессмертным, которое должно было прожить еще бесконечно много лет, и являвшееся совсем юным по собственным меркам. А теперь Леда лежал перед ним в луже собственной багряной, отнюдь не зеленой, как гласили легенды, крови и с минуты на минуту должен был испустить дух. От собственного бессилия Рёджи хотелось кричать, и потому задыхаясь и судорожно сглатывая, он не сразу сообразил, что Леда что-то сказал, а когда понял это, решил сперва, что ему почудилось.
- Что?.. – переспросил он, склоняясь над эльфом, и тот, не открывая глаз, еле слышно повторил фразу, часть которой Рёджи не смог разобрать:
- …можно… помочь…
- Но как? – прошептал Рёджи, склоняясь ниже и уже не веря, что Леде хватит сил сказать еще хоть что-то.
- Держи за руку… Не отпускай…
- Но… - начал было Рёджи, однако тут же замолчал, осознавая, что Леда снова потерял сознание.
Как может помочь беде простое прикосновение к руке, Рёджи не знал, и спрашивать уже было не у кого, однако времени на сомнения не осталось.
День только начал клониться к вечеру, но уже смеркалось. По-хорошему Рёджи следовало собрать немного дров на костер и подыскать какое-то пристанище на ночь, но в ту минуту ему было не до того: на его руках умирал его напарник, и последнее, о чем он успел попросить, это чтобы Рёджи держал его за руку. Если Леде суждено было умереть в эту ночь, Рёджи не собирался отказывать ему в последнем желании.
Расправив свой широкий плащ, он расстелил нижнюю полу под самым утесом, постарался усесться удобней, накинув на голову капюшон, а Леду усадил к себе на колени, заставляя пристроить голову на свое плечо. Вероятно, после такого страшного ранения не следовало так грубо обращаться с его телом, но Рёджи подумал, что хуже, чем есть, уже все равно не будет: Леда был нежилец в любом случае.
Плащ оказался достаточно широким, чтобы укрыть их обоих от ветра и холода словно коконом, хотя Рёджи все равно не питал особых иллюзий по поводу такой сомнительной защиты и не сомневался, что к утру околеет вместе с мертвым телом Леды на своих руках.
- Главное, не засыпать, - пробормотал он, мысленно желая Веснушке не потеряться в горах, найти путь к людям, а там отыскать себе новых хозяев, а сам сжал пальцы эльфа в своей руке.
Леда оставался неподвижен и, казалось, даже дышать перестал, но через какое-то мгновение Рёджи неожиданно почувствовал в ладони уже знакомое покалывание, которое испытывал, когда эльф врачевал его. Дыхания Леды не было слышно, тело казалось неживым и холодным, и лишь это слабое, неприятное и едва заметное ощущение выдавало, что его напарник все еще жив. Рёджи крепче сжал его руку и в каком-то неосознанном порыве прижался губами ко лбу эльфа. На это прикосновение тот тоже не отреагировал, а Рёджи, словно смутившись своего пусть никем и незамеченного поступка, немного отстранился и принялся вслух негромко напевать все знакомые песни подряд, лишь бы не уснуть. Хотя в то, что им удастся пережить ночь, Рёджи все равно не верил.
За те бесконечно долгие часы, о которых Рёджи даже спустя время вспоминал не без содрогания, он пересказал историю всей своей жизни, несколько раз еле слышно перепел все песни и перечитал все известные ему стишки, описал свои мечты и желания, которым уже было не суждено исполниться. И уже глубокой ночью почувствовав, что больше не может бороться с усталостью, сдался в объятия сна, в последний момент ишь крепче стискивая пальцы Леды в своих.
Но Рёджи недооценил эльфийский плащ, который кроме перечисленных Ледой достоинств мог служить еще и неплохим убежищем при отсутствии иных альтернатив. Рёджи уснул не навсегда, как он думал, а проснулся уже следующим утром, когда солнце стояло достаточно высоко, а в его плечо тыкался носом верный Веснушка.
Первым, что ощутил Рёджи, было паническое понимание того, что он больше не держит Леду за руку. Торопливо сдернув капюшон, зажмурившись от яркого света и даже в таком состоянии успев определить, что все его тело затекло и болит, Рёджи крепче прижал к себе эльфа, неожиданно понимая, что тот не только не умер, а, напротив, дышит глубоко и ровно, будто просто спит, да к тому же уже не так ужасно бледен, как был накануне. Такого облегчения Рёджи не испытывал ни до, ни после: он только коротко рассмеялся, а потом резко прижал Леду к себе и зажмурился, понимая, что еще немного, и просто расплачется от облегчения.
В тот день эльф так и не пришел в себя, и сколько Рёджи ни сжимал его руку в своей, ставшего уже привычным покалывания не ощущал, однако в том, что Леда чувствует себя относительно хорошо, не приходилось сомневаться.
Почистив плащ и завернув в него Леду, Рёджи оставил его на месте ночлега, а сам отлучился ненадолго, чтобы собрать дров, развести костер и хоть немного поесть – небогатых запасов должно было хватить на пару приемов пищи. Располагаясь на ночь, Рёджи на том же самом месте соорудил импровизированное ложе из одного плаща, на котором расположился вместе с Ледой, и укрыл их обоих вторым. Обнимать Леду больше не было нужды, а в том, что плащ сохранит достаточно тепла, Рёджи теперь не сомневался, однако почему-то все равно прижался всем телом к напарнику и даже обнял его, в очередной раз испытывая безграничную радость от того, что тот был жив и даже, видимо, шел на поправку. На рану Леды Рёджи умышленно не стал смотреть, чтобы не тревожить лишний раз, и почему-то немного опасаясь того, что он мог там увидеть.
Когда Рёджи проснулся поутру, в полудреме и еще не открыв глаз, он пошарил рядом с собой и понял, что лежит, завернувшись в плащ, совершенно один. В тот же миг он подскочил, как ужаленный, озираясь по сторонам, заранее испугавшись того, что Леда исчез.
Однако его пропажа обнаружилась рядом у костра – эльф, который менее двух суток назад казался умирающим, теперь спокойно сидел у огня, тонкой палочкой подталкивая дрова к пламени, и лишь чрезмерная бледность и ссутуленные, как у тяжелобольного старика, плечи выдавали, что тот еще не полностью оправился. Веснушку Рёджи тоже обнаружил рядом: тот стоял невдалеке и щипал зеленый мох со ствола ближайшего дерева. Переводя сонный взгляд с коня на своего напарника, Рёджи ловил себя на том, что начинает невольно улыбаться от осознания того, что в жизни все снова налаживается.
- Почему ты спас меня?
Вопрос Леды прозвучал неожиданно, нарушая тишину этого безлюдного места, а Рёджи, почему-то не ожидавший, что тот скажет что-то кроме утреннего приветствия, удивленно моргнул.
Эльф смотрел на него своими темными удивительными глазами, не моргая и не отворачиваясь, словно пытаясь разглядеть что-то в его душе, прочитать в мыслях, и от этого Рёджи смутился, неуверенно переспрашивая:
- То есть, что... То есть, почему – почему?
Его вопрос прозвучал непонятно и странно, но Леда не рассердился, а только терпеливо повторил:
- Почему ты не бросил меня еще там, на дороге? Ты ведь мог погибнуть, спасая меня. Конь мог не унести двоих, если бы погоня длилась дольше.
Слова Леды вызвали у Рёджи протест и возмущение. Даже в миг крайней опасности у него мысли не было о том, чтобы бросить напарника одного на растерзание дикарям. Рёджи в принципе не думал ни о чем, когда делал то, что должен был, и не допускал, что возможна какая-то иная линия его поведения.
Однако вместо всех гневных слов и вопросов, за кого его Леда вообще здесь держит, Рёджи ответил первое, что пришло на ум, и от того его слова прозвучали искренне и серьезно:
- Но мы ведь друзья.
Такого ответа эльф явно не ожидал. Его проницательный взгляд на секунду стал растерянным, а сам Леда приоткрыл рот, словно от удивления, чтобы тут же закрыть его и сглотнуть. Он помолчал еще немного, все так же пронзительно и испытующе глядя на Рёджи, а потом медленно неуверенно кивнул и отвернулся, так и не сказав ни слова.
…То неприятное приключение им удалось пережить, и первое время Рёджи горел желанием отыскать виновника – их заказчика – и отомстить ему за все. Негодуя, Рёджи больше всего заводился от мысли о том, какой опасности по вине хитрого наемщика подвергся Леда, и сам не осознавал, почему собственная жизнь его в тот момент заботила в значительно меньшей мере.
- Неужели мы все оставим так, как есть? – возмущался он, глядя на совершенно спокойного сосредоточенного Леду. – Неужели мы не накажем его? Не отомстим?
- Месть – удел слабых и недостойных, - флегматично заметил эльф, из-за чего Рёджи разозлился еще больше.
- Глупости какие! – заявил он. – Если мы будем спускать с рук такое, будущие клиенты поймут, что об нас можно вытирать свои грязные лапы, а мы проглотим все и сделаем вид, что ничего не было.
- А что, собственно, ты предлагаешь предпринять? – поинтересовался Леда и вопросительно поглядел на него исподлобья.
- Я… Да я… - запальчиво начал Рёджи, только теперь соображая, что плана действий как такового у него пока не было. – Да просто поехать к нему, перерезать глотку, вот и все!
- А потом отправиться на плаху, попутно доказывая, что он первым проявил агрессию по отношению к нам, - закончил за него Леда и мотнул головой. – Нет, так дело не пойдет. Ты, безусловно, прав, оставить все, как есть, ни в коем случае нельзя, но именно в настоящий момент мы не будем ничего делать, и вернемся к нашему врагу, когда придет время, и обстоятельства сложатся благоприятно для нас.
У Рёджи на языке крутилось с десяток сердитых отповедей и возмущенных слов, а также доводов, почему надо поступить именно так, как хочет он, а не как предлагает Леда. Однако глядя в непроницаемое лицо эльфа, который будто задумался о чем-то, Рёджи перехотел озвучивать свои соображения.
- Ну как знаешь, - только и махнул рукой он, а Леда, словно очнувшись, улыбнулся ему и мягко произнес:
- Не сердись. Потом ты увидишь, что я был прав.
- Поспорим? – хмуро поинтересовался Рёджи, а улыбка Леды стала еще шире, будто происходящее его забавляло.
- Ни в коем случае. Я просто обещаю тебе, что будет именно так, как я говорю.
На этом разговор был окончен, а Рёджи решил постараться забыть нанесенное им оскорбление – в душе он искренне верил, что заслуженного наказания вероломный заказчик уже не понесет.
Но какими бы печальными ни были события того страшного дня, когда Рёджи чуть было не потерял своего нового друга, впоследствии они обернулись лучшей стороной – в определенный момент Рёджи пришел к выводу, что после того памятного происшествия отношение Леды к нему изменилось.
Быть может, он просто видел то, что хотел видеть, но порой казалось, что эльф смотрит на него как-то иначе, не так, как прежде, чуть дольше задерживает взгляд, обращаясь к нему, и общается уже не так сдержанно-вежливо, а чуть теплее. Такое внимание было для Рёджи лучшим подарком, и через некоторое время он уже сам не осознавал, что именно испытывал к странному существу, ставшему ему напарником.
А еще Леда, принимавший теперь в его жизни больше участия, вызвался учить Рёджи, причем самым разным вещам.
Все началось с того, что как-то раз, пронаблюдав, с какими муками Рёджи пытается отсчитать необходимую сумму в придорожном трактире, Леда покачал головой и вздохнул.
- Это никуда не годится, - заявил тогда он. – Надо учиться считать. Ты умеешь умножать и делить?
- Неа, - простодушно признался Рёджи. – Зачем оно мне? Да и кто бы меня научил?
- Мне не знакома история всей твоей жизни, - заметил Леда. – И поэтому я не могу знать, учил ли тебя кто-то или нет.
- О, так я тебе расскажу, - весело рассмеялся Рёджи. – Учил меня в этой жизни только дядя, причем умело так учил. Не выковал одну подкову для коня заказчика – получи одну затрещину. Не выковал две – получи две затрещины. А вот если не успел выковать все три, тогда три затрещины, один раз по почкам и два – по ребрам. Вот такая математика.
Рёджи снова рассмеялся теперь уже своей шутке, однако Леда его веселья не разделил, только поглядел задумчиво и произнес:
- Я понял. С завтрашнего дня начну тебя учить.
- Эй, не надо меня учить, - неподдельно испугался Рёджи и тут же насмешливо добавил. – Боюсь, я не переживу, если ты тоже будешь давать не по ребрам.
- Ни в коем случае, - улыбнулся Леда, хотя его глаза оставались по-прежнему серьезными. – Я твердо убежден в том, что метод обучения, сопровождаемый наказаниями, не пригоден ни для одного живого существа в мире. А учиться тебе все же придется – никогда не знаешь, какие знания могут однажды пригодиться.
- Мне не хочется. И, наверное, не получится, - теперь Рёджи испугался уже не на шутку. Меньше всего ему хотелось отдавать свое время сложной науке, а еще заранее было страшно, что в случае, если знания в его голову не полезут, перед образованным и таким умным Ледой он будет выглядеть полным профаном. Однако эльф был неумолим.
- Я посоветовал бы тебе пользоваться случаем, - заметил он. – Неизвестно, встретится ли тебе на жизненном пути еще кто-то, кто будет готов вложить знания в твою голову.
- Но я и так справляюсь, - сделал последнюю вялую попытку отказаться Рёджи, только и в этот раз ничего не вышло.
- Не справляешься. На последнем заказе я обсчитался, когда делил деньги, а ты не заметил. Я сделал это специально, чтобы проверить, насколько у тебя плохо со счетом.
- Я тебе просто доверяю, вот и все, - обиделся на это Рёджи, но уловка опять не помогла.
- Я обсчитался в твою пользу, - заверил его эльф, и когда Рёджи хотел торжественно заявить, что все вернет, только отмахнулся, озвучивая свое решение. – Отныне каждый вечер будем посвящать час времени урокам математики.
- Ого, целый час! – возмутился Рёджи. – Целый час из дня!
- Да, именно так, - Леда был неумолим, а все происходящее в целом и негодование напарника в частности его, видимо, даже забавляли. – А когда научишься считать и выполнять несложные математические действия, начнем учиться читать. Этого ты тоже не умеешь.
Сперва Рёджи хотел поинтересоваться, за что Леда так жестоко насмехается над ним и пугает такими ужасами, но поглядев на него внимательней, понял, что это никакие не пустые угрозы – эльф вознамерился взяться за него всерьез.
- Лучше бы научил меня из лука стрелять, - недовольно проворчал Рёджи, озвучивая свое давнее тайное желание: стрелять он не умел вовсе, никогда даже не пробовал, и потому каждый раз на Леду, когда тот упражнялся в стрельбе, смотрел с немым восхищением. Вот только просить об уроках было неудобно, но теперь, когда речь зашла о том, что эльф будет его учить абсолютно ненужным, по мнению Рёджи, наукам, он невольно обмолвился о том, о чем давно мечтал.
- Хорошо, - неожиданно легко согласился эльф. – Два урока счета, два чтения и один урок стрельбе. Будем чередовать.
- Что, правда? – не поверил своему счастью обрадованный Рёджи – отчего-то он был уверен, что Леда запретит ему даже прикасаться к его луку, но тот лишь пожал плечами:
- А почему бы и нет?
Окрыленный этой новостью Рёджи даже забыл пререкаться, не посчитал, что интересных уроков будет в несколько раз меньше скучных, как и не заметил, что эльф едва заметно лукаво улыбнулся, наблюдая за выражением его лица.
Показаться дураком Рёджи боялся совершенно напрасно: то ли в нем самом были какие-то задатки к изучению наук, то ли Леда был хорошим педагогом, но запоминал он новую информацию достаточно быстро, и уже через пару месяцев научился сносно считать. С чтением дела обстояли несколько хуже – буквы Рёджи запомнил, но вот складываться в слова те наотрез отказывались. Однако Леда не унывал, терпеливо заставлял по несколько раз переделывать одно и то же, и Рёджи было стыдно опускать руки, видя настойчивость своего учителя.
Прошло не слишком много времени, когда Рёджи неожиданно понял, что давно перестал ходить развлекаться по кабакам и вообще проводить свободное время отдельно от своего напарника. Но последнего его постоянное общество будто бы и не тяготило, потому Рёджи, рассудив, что если надоест эльфу, тот ему сам об этом скажет, перестал отлучаться от него даже ненадолго.
Общество Леды порой вызывало в душе Рёджи необъяснимую дрожь. На эльфа можно было смотреть бесконечно долго и с удовольствием, потому что его движения всегда были грациозными и плавными, пока дело не доходило до боя. В минуты опасности Леда преображался, ловко и быстро размахивая мечом, лишь изредка не попадая в цель. Но позже Рёджи понял, что не менее приятно любоваться Ледой, когда тот склоняется нам ним во время очередного урока и чертит на табличке для письма цифры или буквы. Обычно в такие моменты Рёджи забывался, рассматривая изгиб шеи эльфа, его белую кожу, и то, как красиво на ее фоне смотрятся недлинные пряди волос медного цвета. А еще у Леды были просто умопомрачительные уши – другое определение было просто невозможно подыскать. Когда Рёджи впервые увидел, как Леда убирает мешающую прядь за ухо, у него возник только один вопрос: кто придумал называть эльфов длинноухими? Уши у Леды были никак не длинными, просто остренькими, как у какого-то неведомого зверька, а еще в правом он всегда носил серьгу с двумя длинными красивыми перьями – одно было белым, второе рыжим. Рёджи понимал, что не берется даже гадать, какой птице они принадлежали, и все думал как-нибудь спросить, но вопрос не приходился к слову.
Спустя полгода после знакомства с эльфом Рёджи, если бы его спросили, о своей жизни мог сказать только одно: она преобразилась, стала ярче, наполнилась красками и смыслом, и только теперь он осознал, до чего уныло и безынтересно существовал, пока в его жизни не появился Леда.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:15 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 2.

Сидя в одном достаточно приличном трактире недалеко от центральной площади Саруны, Рёджи поглаживал пальцами свою кружку с элем и перебирал в памяти все события, которые произошли с ним и его напарником после того, как они покинули столицу в прошлый раз. Казалось, что всех этих приключений могло хватить на пару жизней, и Рёджи самому не верилось, что Леду он знал так недолго. Эльф в этот вечер тоже был задумчив и молчалив, и, бросив на него украдкой взгляд, Рёджи заметил, что тот рассеянно глядит перед собой, будто и не замечая происходящего вокруг.
Погода была просто удивительной, какая бывает только в конце весны, когда даже вечером на улице тепло, но днем пока не жарко. Это время года Рёджи любил больше всего и чувствовал непривычное умиротворение – вопреки усталости после проделанной работы спать ему не хотелось.
Располагаться в душном помещении они не пожелали и устроились на воздухе. Их стол стоял ближе к краю территории трактира у невысокого плетеного заборчика, который носил больше декоративную, чем практическую функцию, отгораживая посетителей от уличной суматохи, а с другой стороны от посторонних глаз защищала оплетенная живыми растениями изгородь, отчего создавалась иллюзия некоторой обособленности и даже интимности этого уголка. Видимо, Леда специально решил сесть именно здесь, чтобы их не беспокоили посторонние, и они имели возможность отдохнуть.
В конце концов, Рёджи надоело молчать, а воспоминания, в которые он неосмотрительно погрузился в этот вечер, всколыхнули в душе былые эмоции и волнения. И Рёджи решил задать эльфу вопрос, который давно его мучил, но который по ему самому непонятным причинам он все никак не рисковал озвучить.
- Леда… - осторожно позвал он, понимая, что если станет откладывать, может снова не решиться. И когда тот взглянул на него вопросительно, Рёджи поинтересовался: - Ты помнишь тот случай, когда на нас напали валарцы и ранили тебя? Ну, зимой…
На лице Леды на миг промелькнула тень удивления, и он моргнул, будто пытаясь вникнуть в то, что ему говорят.
- Разумеется, я помню тот случай, - после небольшой паузы ответил он, и Рёджи продолжил несколько сумбурно:
- А вот ты говорил, что не можешь вылечить рану, если она смертельна. Что можешь только помочь выздороветь тому, кто и так выздоровеет. Но тогда твоя рана была неизлечима, я точно знаю, - для убедительности Рёджи пару раз кивнул, а Леда, внимательно слушая, немного склонил голову набок. – Но ты все ж выжил. Получается… Получается, ты можешь врачевать неизлечимое?..
На последних словах Рёджи осекся и прикусил язык, злясь на самого тебя за такую неудачную формулировку. Слова прозвучали так, будто он сказал: "Получается, ты соврал мне?" И хотя эльф никогда не демонстрировал злости или негодования, больше всего на свете Рёджи боялся обидеть своего друга.
- Мне странно, что ты вспомнил об этом в такой хороший день и в такой приятной атмосфере, - только улыбнулся в ответ Леда, а Рёджи внимательней вгляделся в его лицо, пытаясь разгадать, оскорбился тот или действительно не увидел в вопросе ничего провокационного.
- Если честно, я часто вспоминаю, - признался Рёджи. – Я вообще не понял, что тогда произошло.
- Да на самом деле все очень просто, - махнул рукой Леда, будто не понимая, как можно не видеть ответ на такой несложный вопрос. – Я не лгал, когда говорил, что не могу вылечить смертельную рану или болезнь. Я действительно не могу, когда речь идет о человеке, да и вообще о любом другом живом существе. А тогда надо было вылечить меня самого, и на деле лечил не я, а ты. Это ты тогда спас меня.
На последних словах Леда обезоруживающе улыбнулся, и сердце Рёджи забилось чаще, быть может, от удовольствия слышать такие слова. Но как бы ему не хотелось верить в сказанное Ледой, он лишь мотнул головой, не соглашаясь:
- Да как такое возможно, ты что? Я не мог…
- О, еще как мог, - возразил Леда. – Я тогда попросил держать меня за руку – от соприкосновения с твоим телом, мое смогло получить немного тепла, благодаря которому мой организм нашел в себе силы справиться с раной.
- Тепла-а? – протянул пораженный Рёджи. – Это что ж получается… Что ты будто подпитывался от меня?
- Что-то вроде того, - пожал плечами Леда.
- Странно, а я потом не чувствовал какой-то слабости… Ну, ты ж взял у меня часть сил, выходит…
- Рёджи, за кого ты меня принимаешь? – неподдельно возмутился Леда, услышав такое предположение. – Я же не вампир какой-нибудь. Я брал только твое тепло, которое и так ушло бы в никуда. Просто тепло, а не жизненную силу, кровь и что там еще отнимает у людей всякая нечисть.
Леда негодовал так искренне, а Рёджи едва ли не впервые видел проявление эмоций на его лице, отчего невольно расплылся в улыбке – такой Леда был даже красивей привычного, и смотреть на него было особенно радостно.
- Я вижу, тебя это веселит, - хмыкнул эльф, тут же успокаиваясь, и пока Рёджи не выдал очередную глупость, поспешил объяснить. – Люди – они особенные. А эльфы отличаются от них намного сильней, чем может показаться на первый взгляд. Люди всегда горят, остро переживают свои чувства, взрываются от эмоций… Наверное, только люди умеют с такой яростью сражаться, с такой силой ненавидеть и любить с такой страстью, чтобы ничего не оставить себе, отдаваясь полностью. Быть может, именно поэтому вы живете так недолго, растрачивая себя за какие-то годы.
- То есть, как – растрачивая? – перебил собеседника Рёджи. – А можно как-то не растрачивать?
В ответ Леда только невесело улыбнулся и вздохнул:
- Я еще не видел ни единого человека, которому подобное удавалось. В вас слишком много страстей, вы делаете поспешные выводы, не останавливаетесь никогда и толком ни о чем не жалеете. Именно поэтому от людей… Как бы исходит тепло…
На последних словах эльф запнулся и нахмурился, отчего Рёджи понял, что тот говорит не совсем точно, будучи не в силах описать, что именно происходит с людьми.
- Но это тепло не совсем как тепло тела? – предположил Рёджи, и Леда кивнул:
- Да, это нечто другое, оно существует на ментальном уровне. Это своего рода аура… - но видя, как Рёджи заморгал, теряя нить разговора, Леда запнулся и закончил объяснение коротко и просто: - В общем, мне не хватало сил, и я взял немного у тебя. А никакого неудобства ты не почувствовал, потому что ты и так эту силу отдавал. Только отдавал никому.
- Я понял, - понимающе кивнул Рёджи. – Это как со стариком Невисом, который жил в деревне, где я родился. У него был огромный сад с яблоками, и мы с друзьями туда лазали постоянно и угощались. Вроде старик и не желал ни с кем делиться своими яблоками, да только они все равно доставались нам, а он ничего не мог с этим поделать.
Выслушав такое умозаключение, Леда весело рассмеялся и кивнул:
- Да, что-то вроде того.
- А ты бы мог взять тепло у того же Веснушки? – не унимался Рёджи, и эльф отрицательно мотнул головой:
- Ты невнимательно слушаешь меня. Веснушка не испытывает ярких эмоций, он не любит, не страдает, не мечтает и не стремится ни к чему. Только у человека есть это своеобразное тепло, и только человек может им поделиться.
- А эльф? – задал резонный вопрос Рёджи. – Если бы с тобой был не я, а какой-то эльф, он смог бы помочь тебе?
- Если бы со мной в тот день был эльф, сейчас меня бы здесь не было, - невесело усмехнулся Леда и взял в руку свою кружку, чтобы тут же сделать глоток. – Эльфы так не умеют, увы.
- Получается, эльфы как Веснушка, - рассмеялся Рёджи, однако вопреки собственному веселью в глубине его души шевельнулось нечто, похожее на смутное неприятное предчувствие, словно интуиция подсказывала Рёджи, что полученные сегодня сведения в будущем его не порадуют.
- Получается, что да, - почему-то не стал спорить с этим шутливым утверждением Леда и добавил. – Вообще, эта особенность людей, это качество – одна из причин, по которой мне нравится быть среди вас. Люди, должно быть, самые удивительные и живые на свете существа.
- А по каким еще причинам тебе нравится быть среди нас? – тут же заинтересовался Рёджи, однако в этот миг боковым зрением он заметил, что кто-то подошел к их уголку и вежливо остановился у края изгороди, явно желая привлечь внимание, прежде чем приблизиться. Рёджи и Леда дружно повернули головы, одновременно замечая незнакомца, который собирался нарушить их уединение.
Это был обыкновенный молодой парень, на вид Рёджи дал бы ему лет не больше, чем себе, невысокий с длинными пепельными волосами и пронзительно голубыми глазами. По большому счету, незнакомец был хорош собой, однако из толпы не особо выделялся бы, если б не одна особенность – его одежда выглядела очень дорого и чересчур роскошно. А заодно Рёджи отметил, что белый плащ и такой же белый костюм являли собой крайне непрактичный наряд для Саруны, столицы Локстена – города, явно не отличавшегося чистотой. Впрочем, Рёджи в принципе не видел на своем веку вычищенных улиц, и рассудил логически, что молодой человек перемещался исключительно в карете, иначе ослепительная белизна его одежд потускнела бы через час после выхода за ворота собственного двора.
- Прошу простить меня за беспокойство, - негромким приятным голосом проговорил парень, когда его заметили. – Мы незнакомы с вами, но мне вас порекомендовали. Сказали, что вы можете помочь… в моей проблеме.
В конце реплики юный аристократ запнулся, будто не зная, как именно назвать свое дело, и Рёджи снисходительно покачал головой, заранее зная, что будущий наемщик им сейчас расскажет. В том, что проблема парня представляла собой очередной заказ, он даже не сомневался.
- Будьте любезны, окажите нам честь, - в привычно вежливей манере поприветствовал его эльф, делая приглашающий жест, и незнакомец, кивнув, сделал шаг вперед и присел за их стол на скамью рядом с Рёджи.
- Чем мы можем вам помочь? – сдержанно улыбаясь, поинтересовался Леда, а Рёджи неожиданно поймал себя на том, что поведение напарника ему почему-то не нравится.
На подобных чувствах Рёджи начал ловить себя некоторое время назад. Клиенты им попадались самые разные, от таких ухоженных и холеных, как парень, подсевший к ним за стол, до грубоватых начинающих подельщиков, совсем недавно переросших в новый статус из простых ремесленников. Непостижимым образом Леда умудрялся находить подход ко всем, и Рёджи только диву давался, как тот преображался на глазах, договариваясь с тем или иным заказчиком. С одними Леда говорил так, что у Рёджи сводило скулы от приторной неестественной сладости речей, с другими эльф умудрялся повысить голос и вставить крепкое словцо, отчего у Рёджи рот раскрывался от удивления – все же такое поведение не соответствовало характеру, темпераменту, а главное, воспитанию Леды.
Таких клиентов, как этот новый смазливый парень, Рёджи невзлюбил особенно сильно. Прежде вышколенные мальчики, выросшие в богатых семьях, никогда не вызывали у него зависти или раздражения, напротив, Рёджи порой даже посмеивался над ними, считая кем-то вроде домашних питомцев или тепличных растений. Однако в очередной раз пронаблюдав, как любезничает с одним из таких его напарник, как улыбается и рассыпается в комплиментах, Рёджи поймал себя на том, что еще немного, и он заскрипит зубами. Очень хотелось потребовать у Леды не делать так, не прогибаться под недостойных людей, и лишь здравый смысл, подсказывавший, что эльф делает все правильно, получая заказ и желая затребовать плату повыше, заставлял Рёджи молчать, что впрочем не мешало ему злиться про себя.
- Я наслышан о вас. Очень много наслышан. Весь Локстен слышал о двух наемниках, которые не провалили ни единого полученного заказа, - едва усевшись, затараторил парень, переводя взгляд с Рёджи на Леду и обратно. – Но самое главное, о вас говорят, что вы крайне деликатно подходите к поставленным задачам, и что любой может рассчитывать на должную толерантность, снисхождение, и что самое важное, неразглашение.
"Неразглашение, толаран… толеран… Чего?.." – Рёджи запутался в потоке длинных, не совсем понятных ему слов и мрачней прежнего поглядел на незваного гостя, который с каждой минутой нравился ему все меньше.
- Разрешите сперва представиться, - вежливо произнес Леда, когда парень на секунду замолчал, и тот разве что по лбу себя не хлопнул, опомнившись.
- Простите меня великодушно за то, что не назвал своего имени, - снова зачастил он. – Я был так безмерно счастлив, когда на постоялом дворе узнал, что сегодня вы прибыли в столицу, и я смогу увидеться с вами. Меня зовут Теру. А ваши имена мне прекрасно известны.
"А обращаться к тебе как?" – хотел поинтересоваться недовольный Рёджи, однако молчать, пока Леда договаривается, уже давно стало для него полезной привычкой. Но в этот раз у напарника возник тот же вопрос, что и у него.
- А каков ваш титул? – миролюбиво поинтересовался Леда. – Как к вам обращаться в разговоре?
- Никаких титулов, просто Теру, - заверил его парень и широко улыбнулся, объясняя – Там, откуда я родом, не принято обременять собеседника долгим перечислением званий.
- Это ж где это такие чудеса творятся? – не выдержал Рёджи и тут же прикусил язык, запоздало понимая, что его грубоватый вопрос идет в разрез с этикетом. Однако молодой аристократ не обиделся.
- Я из вольного города Хайдалар, что раскинулся на побережье Южного моря, - пояснил он. – Наверняка вы слышали об этом месте.
- Слышали.
- Нет.
Леда и Рёджи ответили дружно и тут же переглянулись, а парень перевел растерянный взгляд с одного на другого. Про себя Рёджи отметил, что вырвавшееся у него отрицание было не совсем правдой – название города показалось смутно знакомым, однако что именно приходилось слышать о нем, он не помнил.
- Это все объясняет, - тем временем хмыкнул эльф. – Вольный Хайдалар известен своими особенными нравами, традициями, а также своеобразным пониманием этикета. Я много слышал о вашем родном городе, однако побывать там, разумеется, никогда не доводилось.
- Это неудивительно, - кивнул парень. – Мало кто может попасть к нам, потому многое, что рассказывают о Хайдаларе, пустые слухи и небылицы, которые большинство просто не может подтвердить или опровергнуть…
- Вероятно, все это не имеет прямого отношения к тому вопросу, с которым вы пришли к нам, - деликатно прервал его Леда, желая повернуть разговор в нужное русло из праздной болтовни, и Рёджи про себя порадовался тому, что эльф не растаял перед неприятным ему незнакомцем из диковинного города, а по-прежнему оставался собранным и деловитым.
- А вот и нет, как раз напротив, - возразил на это Теру, и лицо его на мгновение омрачила тень. – Речь пойдет именно о моем городе. Но могу я сперва заручиться вашим честным словом, что все, о чем я расскажу, не станет известным больше никому?
- Не станет, не станет, - сварливо заявил Рёджи, не желая, чтобы эльф снова улыбался и растекался перед благородным молодым человеком в заверениях о собственной порядочности. – Рассказывайте уже, что там у вас.
На Леду Рёджи специально не смотрел, но даже кожей почувствовал удивленный взгляд эльфа, ведь никогда прежде напарник не влезал в разговор и не мешал ему. Рёджи сам не понимал, что на него нашло, но почему-то гнева Леды не боялся и больше всего в этот момент хотел свернуть разговор с неприятным субъектом. Тем более, Рёджи заранее предвидел, что за заказ тот предложит. Наверняка избалованный богатенький сынок проигрался в карты и теперь хотел попросить припугнуть кредиторов, да так, чтобы родители не узнали, или вознамерился вызвать на дуэль какого-то другого такого же очаровательного и богатого бездельника, что было в Локстене запрещено, и теперь искал секундантов. Подобные заказы поступали часто именно от таких субъектов, каким был этот Теру, а Рёджи делать такую работу не любил, считая ее скучной и глупой. Но на такие заказы Леда, ведомый неизвестными мотивами, иногда соглашался.
Однако в этот раз Рёджи прогадал, потому что история, которую поведал им Теру, была и близко не о том, о чем обычно им приходилось слышать.
- Прежде чем объяснить суть моего вопроса, я должен понимать, хорошо ли вы осведомлены о Хайдаларе и обо всем, что происходит в его стенах.
- Мы не слишком хорошо осведомлены, - в тон собеседнику произнес Леда. – Потому будем благодарны, если вы нам расскажете все, что считаете нужным.
- Да-да, конечно, - кивнул молодой человек и принялся объяснять немного путано и сбивчиво.
Внимая ему, Рёджи понимал, что большую часть фактов о диковинном городе его напарник знал. Искоса поглядывая на Леду, Рёджи отмечал, что тот слушает крайне внимательно, иногда кивая, словно соглашаясь с чем-то, о чем он уже знал прежде. Когда же он слышал что-то новое, то немного хмурился и задавал уточняющие вопросы. Наблюдать за Ледой было приятно, почему-то даже немного весело, и Рёджи изо всех сил старался, чтобы его взгляды на напарника не стали слишком навязчивыми и заметными.
- Вольный город Хайдалар получил свой статус благодаря тому, что изначально этими землями владел один знатный и богатый род, достаточно могущественный, чтобы ограничить посторонним свободное вторжение на свою территорию. К таким посторонним, в частности, относился сам король и члены династии. В былые времена немало конфликтов, в том числе, вооруженных разгорелось вокруг этих земель, и я не стану пересказывать всю историю, однако закончилось это тем, что между королем и главой рода, жившими на тот момент, то есть более пяти сотен лет назад, был подписан пакт о ненарушении границ.
- Почему король просто не привел армию и не отобрал свое? – перебил рассказчика Рёджи. – Зачем было соглашаться? Он же ведь тут главный.
- Его величество опасался воевать на этих землях и разорять их, - с готовностью пояснил Теру. – Потому что ценность их воистину безгранична.
- Что ж там за земли такие золотые? – снова насмешливо хмыкнул Рёджи, и Теру, услышав этот вопрос, приосанился, явно собираясь торжественно поделиться, чем так прекрасны его родные края.
- На территории вольного города Хайдалара находится одно сокровище, которому нет цены. А именно, источник вечной молодости.
"Вот откуда я знаю название города", - осенило Рёджи. В этот миг он вспомнил, что, путешествуя, неоднократно слышал, как пару раз в год королевская семья отправляется на побережье к каким-то целительным источникам. Простолюдины, страдающие из-за нападений воинствующих соседей, негодовали и ругали правящую династию, которая развлекалась, пока простой люд погибал от клинков валарских головорезов и аквилонских лазутчиков.
- Насколько мне известно, название это несколько преувеличено, - вмешался в монолог Теру Леда, рассказывая больше Рёджи, чем молодому аристократу о сущности бесценного сокровища Хайдалара. – Вода из источника не дарит вечной жизни, как не приносит и вечной молодости. Однако постоянное ее употребление значительно продлевает людской век и сохраняет внешнюю привлекательность человека.
- Совершенно верно, - кивнул Теру. – Но она не просто продлевает, она продлевает в значительной мере для тех, кому посчастливилось родиться в Хайдаларе. Все остальные, в том числе королевская семья, приезжая, тоже получают пользу от источника, но далеко не в таком объеме.
- Ну еще бы, - улыбнулся Леда. – Попасть в Хайдалар – это целая проблема. Мне доводилось слышать, что люди порой годами добиваются разрешения пожить в городе пару недель и приезжают туда даже из-за далеких морей.
- Совершенно верно, - кивнул Теру. – Источник – это главная ценность не только Хайдалара, но и всего Локстена, и он, конечно, в любой момент может иссякнуть, потому хайдаларцы относятся к нему бережно и ограничивают доступ прочих лиц.
На этих словах Рёджи усмехнулся, отмечая про себя, что не зря ему сразу не понравился этот расфуфыренный павлин. В словах Теру, на первый взгляд вполне простодушных, слышалось некоторое превосходство над так называемыми прочими лицами, которым не посчастливилось родиться в сытом краю, и которым был закрыт доступ к вечной молодости.
- Неужто ваш источник действительно так сильно помогает не стареть? – не выдержав, насмешливо поинтересовался он, и парень тут же несколько раз кивнул.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:16 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Помогает, да еще как! Вы бы видели наших горожан – все цветущие, все выглядят хорошо, и никогда не угадаешь, кому сколько лет. Средняя продолжительность жизни хайдаларца девяносто-сто лет. Потому все так и рвутся к нам. И потому же сотни лет назад король предпочел сохранить мир с главой рода, владевшего землями, променяв некоторые послабления со стороны государства на право приезжать к источнику ему и членам династии, когда заблагорассудится.
- А если мне захочется туда попасть, меня что, не пустят? – решил уточнить Рёджи, и Теру охотно пояснил:
- Разумеется, нет. Город обнесен высокой неприступной стеной, на которой постоянно стоит караул. Со стороны моря Хайдалар загорожен выступом скалы, образующим бухту, и там тоже постоянно ведется наблюдение, чтобы непрошенный корабль не зашел в порт. Если возникает желание попасть к нам, надо для начала выслать письмо с просьбой на имя градоначальника и еще одно на имя короля. Письмо будет поставлено в очередь, и ожидание на рассмотрение его может занять до нескольких лет. Лишь получив разрешение с четкими сроками пребывания в городе и оплатив его в размере семи сотен золотых за день, вы получите право войти в Хайдалар.
- Нет, ну вы видали такую обдираловку! – неподдельно возмутился Рёджи, однако тут же замолчал, когда Леда бросил на него строгий предупреждающий взгляд. В его душе все клокотало от негодования – Рёджи подумал о том, что его погибшая семья за всю свою жизнь не заработала бы столько золота, чтобы попасть в город даже на два дня, в то время как обнаглевшие хайдаларцы наживались на желании людей быть молодыми и красивыми. Только Теру его гнева не заметил или не посчитал нужным замечать.
- Да, вы правы, это бесконечно дорого, но во многом здесь не вина вольного города – большую часть из полученных средств забирает казна Локстена. Хайдалар все же остается городом в государстве, хотя в нем и установлены свои порядки и законы.
- Но в чем же суть вашего вопроса? – Леда напомнил Теру о причине его прихода, и тот, вздохнув, наконец перешел к самой проблеме, которая привела его к наемникам.
- Как вы могли понять из моего рассказа, город наш благополучный и цветущий, и жизнь в нем счастливая и безоблачная. Однако при этом он еще и крайне обособленный. Иначе никак, потому что вмешательство извне может нарушить царящий там покой. И если прежде нам всегда удавалось самостоятельно урегулировать все наши внутренние проблемы, вставшая перед нами нынче дилемма показалась мне таящей угрозу для всего города.
- Вот оно как, - нейтрально заметил на это Леда, но при этом едва заметно подался всем корпусом вперед, из чего Рёджи сделал вывод, что его напарник наконец заинтересовался услышанным всерьез.
- Да, так и есть, - подтвердил Теру. – За последний месяц в Хайдаларе произошло несколько загадочных и на первый взгляд не связанных между собой событий, которые, однако, дают мне основания подозревать, что в скором будущем может произойти нечто особенно плохое.
- Ну-ка, ну-ка, - тоже оживился Рёджи, предвкушая интересную историю, услышать которую было намного заманчивей, чем внимать разглагольствованиям о великолепии Хайдалара.
- Я не знаю, известно ли вам, но в вольном городе за порядком и покоем следит так называемый Совет пятерых. Он же осуществляет правление, - продолжил свой рассказ Теру. – Фактически, Совет – это пятерка наиболее почетных горожан, каждый из которых отвечает за какой-то определенный фронт работ – за культурную жизнь города, за охрану, за медицину – все же к нам часто прибывают гости, страдающие различными хворями, желающие оздоровиться у целебного источника и отдохнуть на побережье…
- Это крайне благоразумная форма градоуправления, - вежливо прервал молодого человека Леда, очевидно, не желая, чтобы тот опять пустился в пространное описание своего родного Хайдалар и его политического устройства.
- Прежде у города был лишь один градоначальник, но около тридцати лет назад король пожелал, чтобы Хайдаларом управлял именно Совет, и после этого власть была поделена между пятеркой, правящей до сих пор… То есть, я хотел сказать, до недавнего времени.
На последних словах Теру немного понизил голос, будто сообщал тайну, а начинающий откровенно скучать Рёджи подумал о том, что градоначальник не иначе как не угодил чем-то королю или потерял доверие, за что тот частично лишил его власти. Хотя, с другой стороны, в представлении Рёджи правители, чиновники и прочие непостижимые люди могли вытворять любой беспредел без особых на то причин.
- Градоначальник, он же глава и потомок того самого правящего рода, который в былые времена безраздельно владел этими землями – мой отец, - теперь Теру улыбнулся, как показалось Рёджи, немного виновато, будто в его признании было что-то неприличное, а сам Рёджи чуть было не присвистнул, понимая, насколько большая шишка подсела за их стол.
- Я это сразу понял, - сдержанно улыбнулся Леда и, опасаясь, что Теру начнет задавать лишние вопросы, откуда эльфу это стало известно, спросил. – А что же за загадочные события, из-за которых вы решили обратиться к нам, произошли в вашем городе?
"Интересно, как ты понял, кто он?" – мысленно поинтересовался у Леды Рёджи, решая обязательно спросить об этом потом. На его взгляд все богатые аристократы выглядели совершенно одинаково, и как определить, кто является потомком древнего рода, а кто просто недавно выбился из грязи и обрядился в дорогие наряды, не представлял.
- Так вот, речь, в частности, пойдет о Совете, - вернулся к повествованию Теру. – Совет, назначенный королем, мирно правил более трех десятков лет. Вам может показаться, что мой отец был недоволен таким порядком после того, как у него отняли единоличную власть, однако это вовсе не так. Жизнь в Хайдаларе разительно отличается от жизни за его пределами. Наша цель – благополучие города и сохранение благостного источника для будущих поколений. Отец принял решение короля как данность и трудился в гармонии на должности управителя вместе с четырьмя другими членами Совета.
"Благополучие, сохранение…" – опять усмехнулся Рёджи и смерил сидящего рядом Теру не самым дружелюбным взглядом. – "Как же. Вы о своей молодости заботитесь, не хотите помереть, как помирают все другие локстенцы, в пятьдесят, уродливые и старые из-за голода, непрекращающейся войны и нищеты…"
- Вы говорите в прошедшем времени, - заметил Леда, пока Рёджи мысленно негодовал. – Стало быть, с успешным и дружным Советом произошло нечто неприятное?
- Вот именно, - тяжело вздохнул Теру и облокотился на стол левой рукой, чтобы потереть свой люб, будто гадая, о чем говорить теперь. – Дело в том, что за последний месяц два члена Совета скоропостижно скончались при странных обстоятельствах… Хотя началось все не с этого, а с того, что Хизаки увидел привидение…
- Кого? – обомлел от услышанного Рёджи, а Леда сделал едва заметный жест рукой, вежливо прося Теру не спешить.
- Подождите, не так быстро, - остановил молодого человека он. – Давайте по порядку. Что за привидение, кто его увидел и как именно умерли члены Совета.
- Да-да, простите меня, - поспешно извинился Теру и повел плечами, будто ему было зябко или не по себе. – Я, честно говоря, до сих пор не могу дать оценку всем произошедшим событиям и даже не представляю, с чего начать…
- Давайте в хронологическом порядке, - предложил эльф, но Теру неуверенно покачал головой, не зная, будет ли такой подход к изложению истории верным.
- Я просто не знаю, имеет ли отношение происшествие с привидением ко всему, что за ним последовало, - честно признался он. – Но, наверное, все равно расскажу вам. Мало ли, может, это и важно, тем более, в нашем сонном и тихом городе оно стало едва ли не первым эпатажным событием, которое я вообще помню за весь свой век.
"Что-то не хочется мне ехать в город, где гуляют привидения…" – подумал Рёджи, осознавая, что происходящее нравится ему все меньше. Никаких врагов из плоти и крови, а также связанных с ними опасностей Рёджи не боялся – он верил в силу своего меча, в собственную удачу, а еще в Леду, который всегда был готов прийти на помощь. Однако перед инфернальными сущностями, о которых он был так много наслышан, но, к счастью, ни разу не встречал, Рёджи испытывал трепет, причем весьма ощутимый, до дрожи в коленях.
- В общем, Хизаки – это один из членов Совета, как раз тот самый, который отвечает за культурную жизнь города. То есть отвечал, потому что именно он две недели назад…
- Давайте все же по порядку, - напомнил ему Леда, в очередной раз уже фальшиво улыбаясь – Рёджи отметил, что, наверное, эта путаная история, которая никак не могла толком начаться, утомила даже всегда сдержанного эльфа. – Сначала было привидение.
- Да, оно самое. В один день, это было как раз около месяца назад, Хизаки появился на пороге нашего дома белый, как мел, и пожелал поговорить лично с моим отцом. Они закрылись в кабинете и достаточно долго беседовали о чем-то. Я не подслушивал, нет, вы не подумайте, - смутился из-за собственных слов Теру. – Но просто в какой-то момент Хизаки повысил голос, он едва ли не кричал. И я услышал, как он несколько раз произнес что-то вроде "это она, это точно была она".
- Она… - задумчиво протянул Рёджи и почесал кончик носа: он не понимал, из-за чего этот случай запомнился сыну градоначальника, если неведомый Хизаки не закричал что-то поинтересней, "я тебя убью", например. – Мало ли, что он имел в виду. Может, увидел любимую книгу, или еще что…
- Вот и я сперва не придал особого значения, - согласился с ним Теру. – Но только сам Хизаки выглядел таким перепуганным, когда пришел, а когда уходил, смотрелся не лучше. И, конечно, я поинтересовался у отца, что так сильно поразило его, но тот лишь отмахнулся и ответил, что это все глупости и не стоит их брать в голову.
- Становится любопытно, - прокомментировал рассказ Леда, а Рёджи подумал, что сам он ничего интересного в повествовании пока не видит.
- Я бы и забыл об том инциденте, но буквально на следующий день моя сестра Айри поделилась тем, что выведала. Она не то чтобы любит всюду совать свой нос, просто ей всего восемнадцать и она очень любопытная. Вот она и узнала, что Хизаки увидел приведение, которое его сильно напугало, и почему-то поднял на уши весь Совет.
- Я б тоже поднял, - проворчал Рёджи. – Призраки кружат над городом, страшно же…
- Не знаю, - пожал плечами в ответ Теру. – Мне кажется, что обычный призрак – не такое уж явление, чтобы поднимать панику. Я еще подумал тогда, что, наверное, Айри ошиблась или что-то не так поняла. Но потом призрака видели снова уже другие люди – он появился в доме члена совета, который отвечал за стражу в городе, только пронаблюдали приведение кухарка и молодая служанка. Девушка тут же упала в обморок, а перепуганная старуха рассказывала, что призрак, стеная и заламывая руки, проплыл мимо нее и будто растворился в ближайшей стене.
Слушая рассказчика, Рёджи чувствовал, что у него от удивления все шире распахиваются глаза, а по спине ползет неприятный холодок. Рёджи подумал о том, что на месте служанки тоже наверняка лишился бы чувств, и плевать, что он не был хрупкой барышней.
- Ну а вскоре после этого с разницей в два дня погибли два члена Совета, - совсем несчастным голосом закончил Теру, и Леда тут же продолжил за него.
- Позвольте попробовать угадать. Сперва это был тот самый Хизаки, который первым увидел привидение, а потом начальник вашей стражи.
- Не совсем, - мотнул головой юный аристократ. – Первым умер именно Масаши, начальник стражи. Его тело нашла прислуга в его же доме под лестницей. Наш медик установил, что тот был пьян, и посчитали, что Масаши просто упал и сломал шею. Все можно было списать на несчастный случай, но уже через два дня умер второй член Совета – Хизаки.
- Он тоже напился и упал с лестницы? – проявил смекалку Рёджи, однако новый знакомый мотнул головой.
- Нет, его нашли в собственной постели: накануне Хизаки спокойно лег спать, но наутро уже не проснулся. Установили, что у него перестало биться сердце.
- Действительно, очень странное совпадение, - согласился с молодым человеком Леда, и Теру снова вздохнул.
- Мне тоже не понравилось то, что члены Совета, жившие благополучно столько лет, неожиданно начали погибать друг за другом при невыясненных обстоятельствах…
- Почему невыясненных? – хмыкнул Рёджи. – Вроде как все установили. Один напился и свалился, второй напугался призрака, и его хватил удар.
- Но так сразу, один за другим, - возразил Теру с растерянным видом, явно отказываясь верить в подобное совпадение. – Да и привидение это… Откуда оно взялось?
- Я с вами согласен, что все это крайне подозрительно, - вступил в разговор Леда. – И вашей страже не мешало бы лишний раз все перепроверить, обыскать дома погибших, а заодно выяснить, что именно видел Хизаки незадолго до смерти и отчего так сильно испугался. Вот только почему вы обращаетесь к нам?
"Ага, почему?" – мысленно поддержал Леду Рёджи и поглядел на знатного молодого человека, заранее предчувствуя, что ответ ему не понравится.
- Понимаете, стража… Стража крайне узко мыслит, - немного запнувшись, пояснил Теру. – Всех удовлетворило полученное объяснение, мертвых похоронили и вернулись к своим хлопотам. Поэтому надо, чтобы в деле разобрался кто-то толковый.
- В Саруне немало практикующих следопытов, - заметил Леда, будто не понимая, к чему клонит парень, и Рёджи взмолился про себя, чтобы эльф не соглашался на странный заказ, предложение которого должно было последовать с минуты на минуту.
- Я знаю, и об этом я говорил отцу, - отозвался Теру. – Говорил, что можно привезти из столицы хорошего специалиста, чтобы тот попытался разобраться, что творится Хайдаларе. Но отец был непреклонен, он сказал, что огласка нам не нужна, и что вообще все последние происшествия выеденного яйца не стоят.
- Мне тоже так кажется, - внес свою лепту Рёджи, но на него никто не обратил внимания.
- Правильно ли я понимаю, что вы хотите поручить это дело нам? – глядя Теру прямо в глаза, спросил эльф, и тот с готовностью кивнул.
- Да, именно вам. Мой отец разгневается, если я ослушаюсь его и привезу обычного следопыта. Потому, вопреки пожирающей меня тревоге, я хотел смириться и пустить все на самотек. Однако прибыв сегодня в Саруну и узнав, что в городе случайно оказались самые лучшие наемники, слухи о которых ходят по всему Локстену, я понял, что это знак. Отец не будет против того, чтобы вы приехали, я уговорю его…
- Что-то я пропустил, когда мы успели согласиться куда-то ехать, - сердито проворчал Рёджи, за что Теру обратил к нему свой молящий взгляд.
- Я очень вас прошу оказать мне такую услугу. Я заплачу, сколько пожелаете, и… И подумайте сами, это будет своего рода отдыхом для вас, ни схваток, ни кровопролития, приедете в наш чудесный город и просто взглянете на все своими глазами…
- Да вот именно! – теперь уже возмутился Рёджи. – Мы же наемники, а не какие-то детективы-ищейки. Мы должны сражаться, нападать и защищать, а не ловить призраков, убивающих людей.
- Рёджи прав, - произнес эльф, прерывая его гневный словесный поток. – Не подумайте, что мы отказываемся по финансовым или каким-то иным причинам, однако характер нашей работы разительно отличается от того, чего ждете от нас вы. Мы просто воины, наемники, и если бы вы предложили защитить вашего отца и других членов Совета от врагов из плоти и крови, мы бы с радостью откликнулись. Но с кем нам сражаться, если мы даже не знаем, чего ждать и ждать ли вообще?
- Вы необычные воины, - запальчиво возразил ему Теру, и Рёджи показалось, что парень едва ли не подскочил на месте. – Я это сразу понял, когда увидел вас. В ваших глазах светится интеллект, какого нет ни у одного стражника, и потому я уверен, что вы смогли бы разобраться в этом деле лучше, чем вся королевская охрана.
Теперь Теру говорил, обращаясь исключительно к Леде, и Рёджи поглядел внимательней на своего напарника, силясь разглядеть, что там у Леды светится, однако ничего необычного не заметил. А эльф, тем временем, медленно кивнул, давая понять, что слышит произнесенные слова, однако при этом думает о своем.
- Допустим, мы согласимся на это дело, - произнес он будто нехотя. – Но понимаете ли вы, что мы ничего не гарантируем? Мы никогда не выполняли такую работу, не имеем в ней опыта, и если погибнет еще кто-то, совсем не факт, что мы сможем предотвратить беду.
- Я понимаю, все понимаю, - эмоционально взмахнул руками Теру. – Но у меня вообще выбор невелик: или вы, или никто. И одно могу сказать точно. Мне будет намного спокойней, если я буду знать, что дело не пущено на самотек и виновный, если таковой все же существует, понесет заслуженную кару.
Рёджи метнул на Леду сердитый взгляд, желая одними глазами спросить, о чем тот вообще думает, и неужели он на самом деле собрался ехать в какой-то приморский городишко, чтобы отбиваться от привидений, спасая вечно молодых толстосумов. Такая работа была не для них, Рёджи вообще не представлял, что станет делать в этом Хайдаларе, да и эльфа, ползающего под лестницей в том месте, где лежал труп, и пытающегося найти следы призрака, представить было сложно. Но Леда не глядел на Рёджи, он задумчиво потирал подбородок, словно взвешивая "за" и "против", а Теру ерзал на своем месте, сгорая от нетерпения и наверняка подбирая новые слова для уговоров, если Леда все же решит отказаться.
- Хорошо, давайте попробуем, - наконец вынес свой вердикт он, и Рёджи чуть было не выругался в голос, когда Теру, подскочив на скамье, рассыпался в благодарностях.
- Спасибо вам, огромное спасибо! Я готов заплатить, сколько пожелаете…
- Не спешите так, - остановил его Леда, чуть заметно улыбаясь. – Не забывайте, что мы ничего не гарантируем и не обещаем. Кроме того, я пока не знаю всех деталей дела и даже не совсем понимаю, с чего начинать.
- Вам будут содействовать, - убежденно произнес Теру. – Я сделаю так, что для вас будут открыты все двери и любой ответит на поставленные вопросы, обещаю. Только… Только попытайтесь разобраться в том, что происходит в моем городе.
- Договорились, - кивнул Леда, снова улыбаясь молодому аристократу, отчего и без того плохое настроение Рёджи упало ниже допустимого. – Тогда давайте начнем с вас. Расскажите о случившемся все подробности, которые знаете и помните. А еще я попрошу вас ответить на некоторые вопросы.
- Конечно, конечно, спрашивайте что угодно, - зачастил Теру, перекидывая ногу на ногу и устраиваясь поудобней, явно готовясь к долгому разговору.
Рёджи, глядя на все это, только вздохнул и, взяв свою кружку, сделал большой глоток. Парень из Хайдалара ему не понравился, как и не понравилась рассказанная им история, настолько заинтриговавшая Леду. В этот миг Рёджи ловил себя на том, что изнутри его пожирает плохое предчувствие и острое понимание того, что ехать в вольный город им не следует. Но уговор у них был прежним – заказы всегда определял Леда, а стало быть, ничего не оставалось, как в ближайшее время отправиться на юг, чтобы попытаться разобраться в загадочной истории с призраком.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:19 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 3.

До вольного города из столицы верхом было семь дней пути, и то если не задержит непогода. Потому отправиться к месту назначения было решено на следующее утро после получения заказа. С тоской Рёджи думал о том, что это какое-то вселенское наказание: снова не погулять по Саруне, не наесться вкуснейших сладостей на ярмарке и не повеселиться в дорогих трактирах. Впрочем, о последнем Рёджи горевал скорей по старой памяти, потому как сам уже не помнил, когда в последний раз проводил время за пьянками в обществе веселых, не обремененных комплексами девушек.
Еще несколько месяцев назад Рёджи и слова не посмел бы сказать эльфу по поводу согласия на такой странный заказ, но теперь, когда их отношения стали чуть теплей и уже больше напоминали дружеские, он не смолчал, и едва юный Теру после двухчасовых расспросов Леды откланялся, Рёджи по возможности сдержанно поинтересовался, сколько кружек эля Леда приговорил в этот вечер, раз начал соглашаться на подобные авантюры.
- А чем тебе, собственно, не нравится этот заказ? – неподдельно удивился эльф.
- Мне он всем не нравится, - категорично объявил Рёджи. – Леда, мы наемники, а не следопыты, которые что-то вынюхивают, собирают доказательства невесть чего и все такое.
- Но это же сам Хайдалар, - нелогично, по мнению Рёджи, возразил эльф. – Неужели тебе неинтересно поглядеть своими глазами на город, куда, быть может, никогда больше не удастся попасть?
- А что на него глядеть? – передернул плечами Рёджи. – Я уже понял, что там будет. Деревня из таких же зажравшихся и зазнавшихся идиотов, как этот Теру.
- Ты ошибаешься, - добродушно улыбнулся эльф. – Парень никак не идиот. Он молодой, восторженный, может, чересчур импульсивный и доверчивый, но помыслы его чисты.
- Это как же ты все это узнал, а? – недоверчиво протянул Рёджи, невольно сердясь от того, что их смазливый заказчик получил сразу столько лестных отзывов от напарника.
- Открытых людей легко читать, - просто объяснил Леда.
- Может, он прикидывается дурачком, а сам замышляет что-то, - не сдавался Рёджи.
- Не исключено, - опять не пожелал ввязываться в спор Леда. – Но в таком случае он очень искусно притворяется.
Негодующий Рёджи хотел и дальше доказывать, что не стоит делать поспешных выводов о незнакомом человеке, и заодно хотел сообщить все, что думает о будущем заказе, но Леда опередил его:
- Воспринимай все сучившееся немного иначе, - негромко, будто упрашивая, произнес он. – Подумай о том, что поедешь на морское побережье, отдохнешь, посмотришь на невиданный город вместо того, чтобы снова трястись по пыльным дорогам и каждую минуту рисковать жизнью. Подумай о том, что это просто длительный перерыв между утомительными заказами.
У Рёджи было, что ответить на это. Он мог бы сказать, что привык к такой жизни, и что не считает сражения и выполнение опасных заданий каким-то непосильным трудом. Но Леда, когда говорил с ним, улыбался почти ласково, и, посмотрев в его глаза, Рёджи сразу сдался, только вздохнул и покорно кивнул.
…Уже на четвертый день непрерывного движения на юг Рёджи понял, что на этот раз мягкая приятная весна для него закончилась раньше положенного: чем скорей они приближались к Южному морю, тем невыносимей становилась жара. Лесистая местность быстро закончилось, и перемещаясь по степи под палящим солнцем, порой не имея возможности найти тень даже для того, чтобы передохнуть, Рёджи чувствовал, что с каждым часом ненавидит вольный город Хайдалар все сильней.
После гибели своего белого скакуна Леда купил такого же роскошного черного, и теперь, наблюдая за эльфом, который ехал верхом перед ним, Рёджи от души сочувствовал животному, бока которого лоснились от пота. Некстати Рёджи вспомнил, что изначально Леда выбрал себе белую лошадь, которую купил на конном рынке в первом же городе, куда они приехали, чудом спасшись от валарцев. Однако уже через пару месяцев стараниями Веснушки от белоснежной красавицы пришлось отказаться – Леда почти сразу заподозрил, что с лошадью что-то не то, а когда ее бока заметно округлились, утвердился в своих опасениях.
- Твой конь очень похож на тебя, - укоризненно покачал головой Леда, перед тем как продать свою лошадь.
- Это почему же? – заподозрил неладное Рёджи.
- Потому что так же неравнодушен к слабому полу.
- Эй, ничего я не равнодушен… То есть не неравнодушен… То есть мне как раз все равно! – в оправданиях Рёджи запутался и сам не понял, почему так хотелось донести до эльфа, что к женской привлекательности он относится очень даже сдержанно, спокойней некуда. Но Леда даже слушать не стал, только слабо улыбнулся и ушел покупать себе нового коня.
- Как тебе не стыдно? – укоризненно поглядел тогда на Веснушку Рёджи, но тот только радостно заржал – определенно, ему не было стыдно за свою выходку.
Вытирая рукавом пот со лба, Рёджи думал о том, что белой кобыле Леды повезло, а Веснушка вообще сделал ей подарок, обрюхатив, потому что тащиться невесть куда по такой жаре было смерти подобно, и Рёджи от души жалел их всех: и лошадей, и эльфа и самого себя из-за того, что они встряли в такую неприятность, как расследование загадочных убийств в городишке на краю света.
В тот единственный вечер, проведенный ими в Саруне, Леда долго расспрашивал молодого заказчика о его городе, о родителях, о самих горожанах, задавая порой странные и даже бессмысленные, как на взгляд Рёджи, вопросы.
Например, Леда спросил, кто займет места погибших членов Совета, на что Теру ответил, что в свое время титулы и должности были даны им с правом наследования, то есть по идее теперь в должность следовало вступить отпрыскам погибших. Но вот незадача, ни у Хизаки, ни у Масаши не было семей и детей. Леда уточнил насчет внебрачных детей, отчего юный аристократ побледнел, потом покраснел, а после вообще заявил, что это срам и стыд, и никогда у почетных хайдаларцев такого не случалось.
- Внебрачные дети – это для дикарей вроде валарцев. А в нашем городе такого не бывает, - твердо заявил он и выпятил вперед подбородок, упрямо и сердито. Рёджи не сдержался и картинно закатил глаза, но Теру этого не заметил.
Леда же все не отставал, спрашивая, как же быть теперь, раз у умерших не было наследников, и Теру, смутившись, сказал, что в такой ситуации должность мог бы занять он, как единственный совершеннолетний наследник одного из членов Совета, а именно, самого градоначальика, которого звали Камиджо, как выяснилось в ходе разговора. Вот только тут получился небольшой конфуз: Теру не желал занимать предлагаемую должность – напротив, он покинул город и хотел служить на благо государства при королевском дворе непосредственно в Саруне. Именно поэтому он оказался в столице, поэтому же не собирался ехать назад – на следующий день в Хайдалар Рёджи и Леда отправились вдвоем, а Теру заверил их, что отправил срочной почтой сообщение отцу, чтобы их встретили и приняли в вольном городе.
- Отец знал о вашем решении ухать? – зачем-то спросил Леда. – Знал, что вы не займете должность?
- Конечно! Конечно, знал! – уверенно заявил Теру. – Я говорил ему об этом с тех пор, как мне исполнилось пятнадцать. Служить родине я считаю своим долгом.
Парень говорил так горячо и убежденно, что против воли Рёджи даже засмотрелся на него, на миг позабыв, что аристократ его бесконечно раздражает.
- И как он относился к вашему желанию? – не отставал Леда, почему-то продолжая задавать не касающиеся заказа вопросы.
- Сперва был против, разумеется, - вздохнул Теру. – Я же единственный сын, кроме меня продолжить наше семейное дело некому. Есть еще сестра, но женщинам не положено занимать государственные должности, как вам известно.
Леда и Рёджи согласились, что знают об этом, а Теру сообщил, что теперь, после того, как он покинул Хайдалар, и так как у остальных членов Совета нет совершеннолетних наследников, королю направлено письмо, в котором изложена суть вставшей перед вольным городом проблемы с просьбой оказать содействие.
- Очевидно, король назначит новых чиновников, - заметил на это Леда, и Теру согласился с ним, что такой поворот событий наиболее вероятен.
- Я понимаю, к чему вы клоните, - добавил он. – Пытаетесь понять, кому выгодна смерть членов Совета.
Леда хотел ответить на это что-то, заранее изображая вежливо-извиняющееся выражение лица, однако Теру опередил его:
- Я не осуждаю вас и прекрасно понимаю. Вы не знаете ни меня, ни моего отца, ни прочих членов Совета, потому склонны подозревать всех, однако это ошибочный путь, уверяю вас.
- Позвольте спросить почему? – заинтересованно склонив голову к плечу, спросил Леда.
- Потому что в Хайдаларе все вовсе не так, как в мире, который вы знаете. Сохранение города и источника – наша цель и смысл жизни. А смерть членов Совета, служивших верой и правдой на благо общего дела – большая потеря для всех. Никому не нужно было убивать их.
- И тем не менее, вы не согласились с официальной версией несчастного случая и обратились к нам, - заметил на это Леда, отчего Теру сокрушенно покачал головой:
- Вот именно поэтому и обратился. Я не знаю, что думать, а потому волнуюсь. Если будут покушения на других членов Совета? А что еще страшнее, вдруг это какая-то диверсия против вольного города извне?
Рёджи только плечами передернул, услышав порядок важности опасений для Теру: судьбу родного города он считал более значимой, чем судьбу членов своей семьи. Если, конечно, не врал и не разыгрывал перед ними комедию.
За тот вечер Леда выяснил еще массу каких-то деталей, расспросил про каждого члена Совета, а также про остальных чем-либо выдающих граждан Хайдалара, узнал массу мелочей о градоустройстве, о самом магическом источнике, и многое другое. К концу разговора Рёджи безнадежно заскучал, рассеянное внимание не позволяло хорошо запоминать информацию, и пока Леда старательно слушал, для себя Рёджи из всей беседы вынес только то, что Хайдалар был раем на земле, пляжи которого укрывал белый песок, а лазурное море поражало своей красотой поэтов и художников. Что на улицах города не было ни проституции, ни воров, ни нищих, и что любой мечтал бы жить в таком удивительном уголке.
Однако вопреки хвалебным речам Теру, Рёджи сделал вывод о том, что в Хайдаларе было бесконечно скучно, и не странно, что молодой парень не захотел жить в этом славном, но унылом краю. А еще он понадеялся, что эльф запомнил все, что они услышали, потому что в голове Рёджи перемешались факты, домыслы и восторженные всхлипы юного аристократа о величии Локстенского королевства в целом и вольного города Хайдалара в частности.
…Долгую дорогу через неживописные, уже в мае выжженные жарой степи Локстена Рёджи скрашивал один лишь Леда, хотя наверняка тот сам не знал об этом. Эльф был привычно молчалив, в пути он редко пускался в пространные разговоры, только думал о чем-то своем, да иногда бросал по сторонам рассеянные взгляды. Последнее, однако, было лишь видимостью – Рёджи уже знал, что Леда только казался растерянным и задумчивым. На деле он постоянно был начеку и подмечал любые мелочи: эта особенность напарника неоднократно спасала их в опасных ситуациях.
Но даже немногословный погруженный в себя Леда бесконечно нравился Рёджи. Отчего-то было приятно ехать позади него и смотреть на расправленные плечи эльфа, его поистине королевскую осанку и светло-рыжие пряди волос, которыми играл ветер. Из-за духоты Леда стащил с себя всю верхнюю одежду, оставаясь в одной тонкой белой рубашке, и теперь Рёджи порой до пары часов к ряду не мог отвести глаз от его лопаток, угадывавшихся под тонкой тканью. С удивлением он признавал, что никогда в жизни не любовался так ни одной женщиной, но задумываться, почему ему так нравится смотреть на напарника, Рёджи не желал, просто наслаждался тем, что ко всем тяготам пути ему полагалось небольшое утешение – необыкновенное, удивительно красивое существо в качестве спутника.
Измученный дорогой и погодой – за все последние дни в раскаленном небе не появилось ни единого облачка – Рёджи даже не заметил сразу, что на пятые сутки местность изменилась. Все чаще стали появляться деревья, а через какое-то время невдалеке от разъезженного тракта замаячили одинокие деревни и постоялые дворы. Когда на горизонте показались вершины гор, Рёджи невольно присвистнул.
- Ого, высоченные, - прокомментировал увиденное он, и Леда кивнул, соглашаясь:
- Южные горы считаются самыми высокими не только в Локстене, но и во всем мире, который отображен на существующих ныне картах. Самый неприступный горный пик находится немного западней.
- Южные горы, Южное море… - хмыкнул Рёджи. – Я смотрю, у южан проблемы с фантазией. Странно, что вольный город у них внезапно Хайдалар, а не Южный град, например.
- Ты даже не представляешь, насколько прав сейчас, - улыбнулся ему Леда. – Только не смейся, но Хайдалар часто называют Южным городом.
Однако Рёджи и не собирался смеяться. Как раз в этот момент Леда немного придержал за поводья своего коня, а Рёджи, поравнявшись с ним, оказался настолько близко, что смог рассмотреть, как лицо эльфа покрыла дорожная пыль, но также он отметил, что от этого оно не казалось менее привлекательным, а глаза будто стали еще больше и удивительней. Поймав себя на таких странных мыслях, а еще на том, что замер на месте с открытым ртом, Рёджи, опомнившись, приказал себе собраться и, игнорируя слова Леды, решительно заявил:
- Предлагаю сегодня остановиться на каком-нибудь постоялом дворе. Надоело спать на земле, да и помыться не мешало бы.
Леда в ответ на это только кивнул, давая согласие.
Еще через день дорога начала петлять, Рёджи не сразу заметил, что постепенно они начали подниматься в гору, и лишь когда лошади заметно замедлили шаг, оглянулся и сообразил, что незаметно они забрались достаточно высоко – пересеченная ими степная равнина раскинулась далеко внизу и уходила до самого горизонта. Рёджи только поразился тому, как много они проехали.
Забираться вверх оказалось еще сложней, чем ехать по степи. Солнце, казавшееся совсем близко, нещадно шпарило и обжигало, отчего Рёджи очень быстро обгорел и ко всем своим неприятностям теперь мучился еще и из-за этого. Периодически приходилось выбираться из седла и вести лошадей под уздцы, когда путь становился особенно непроходимым. Но зато в горах было невероятно красиво. Иногда им попадались целые поляны, усыпанные розовыми и желтыми цветами, а когда утесы расступались, открывался панорамный вид на горную гряду, глядя на такое величие природы, Рёджи, прежде не бывавший в горах, чувствовал, что у него перехватывает дыхание от немого восхищения. Запах можжевельника и сосны, теперь преследовавший их повсюду, нравился Рёджи, а Веснушка, несмотря на утомительный подъем тоже будто бы радовался происходящему и весело потряхивал гривой, когда Рёджи, задумавшись, поглаживал его по шее.
- Как же тут все-таки красиво, - не сдержав эмоций, поделился он в одно утро с Ледой, когда они, собравшись после ночного привала, снова отправились в путь.
- О да, величие гор воспето во многих эльфийских и людских песнях, как и увековечено на многочисленных полотнах, - согласился с ним Леда.
- А в твоих краях есть горы? – спросил Рёджи, на что эльф охотно ответил:
- Увы, нет, Замадителия совсем небольшая страна, и раскинулась она на равнине. Зато вся ее площадь покрыта лиственными лесами, а высота отдельных деревьев поражает воображение – порой кажется, что они достигают небес.
- Здорово, наверно, - предположил Рёджи и тут же нагловато в шутку спросил. – Пригласишь в гости?
- Безусловно. Когда звездные пути сложатся и я смогу вернуться на родину, твой визит мне доставит безграничное удовольствие.
В ответ на это Рёджи только хмыкнул. Согласие эльфа вместе с упоминанием о звездах напоминало вежливый отказ, будто Леда сказал: "Как же, приглашу я тебя, когда болотная лягушка запоет аквилонские романсы". Однако вопреки его ехидным мыслям, эльф неожиданно продолжил вполне серьезно:
- Дети лесов в большинстве своем не жалуют людей в своих краях, но я думаю, что такой человек, как ты, понравился бы моим соотечественникам.
От удивления Рёджи не нашелся, что ответить. Он только нахмурился и подавил в себе острое желание спросить, чем именно он может понравиться эльфам и что в нем есть такого, чего нет в других людях… И за что дети лесов не любят его собратьев. И почему Леда рассуждает так, будто что-то мешает ему вернуться домой. Наверняка Рёджи все же произнес какой-то невежливый вопрос вслух, после чего ему стало бы невыносимо стыдно, но как раз в этот момент они достигли вершины очередного подъема и, перебравшись через заросли какого-то незнакомого Рёджи кустарника, оказались на открытой площадке на самом обрыве.
Сперва Рёджи показалось, что они попали в какое-то волшебное место, что достигли края земли, и теперь вокруг них раскинулось исключительно синее небо. И лишь через мгновение он сообразил, что под обрывом расстилается отнюдь не небесная синь, а бескрайний водоем.
- Море… - еле слышно произнес Рёджи, и сам не узнал своего голоса.
Безусловно, ему неоднократно приходилось слышать, что в мире существуют огромные моря, что вода в них лазурно-синяя, и что простираются они далеко за линию горизонта. Рёджи предполагал, что это зрелище должно быть красивым и величественным, однако целенаправленно никогда не стремился увидеть его собственными глазами, предполагая, что людская молва, как это часто бывает, преувеличивает великолепие тех или иных явлений в природе. Потому настоящим откровением для Рёджи стало то, что в кои-то веки люди не приукрасили, а напротив – приуменьшили величие морских красот.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:20 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Море и горы – самое прекрасное, что видели глаза мыслящих существ, - негромко произнес Леда, тоже зачарованно глядя вдаль, а Рёджи, переведя на него взгляд, мысленно добавил: "И еще эльфы. Эльфы тоже прекрасны". В ту минуту он сам себе верил, как не верил никогда прежде – светловолосый Леда на черном скакуне смотрелся удивительно гармонично на фоне восхитительного пейзажа.
- А правду говорят, что вода в море соленая, как рыбацкая юшка? – спросил Рёджи. Нарушать очарование момента ему не хотелось, но любопытство оказалось сильней.
- Правду, - кивнул Леда. – Вода в море соленая и не пригодна для питья. Однако из-за плотности в ней легче плавать – тело выталкивает на поверхность.
- Что, серьезно? – удивился Рёджи.
- Вполне серьезно. Это доказанный наукой факт, - заверил его Леда и, тронув поводья, заставил своего коня повернуть, чтобы начать спускаться вниз вдоль обрыва. – Однако если не умеешь плавать, все равно утонешь.
- Очень жаль, - вздохнул Рёджи, направляя Веснушку последовать за эльфом. – А я уж понадеялся, что в кои-то веки поплаваю…
- Поплаваешь, - ответил тот, не поворачивая головы. – Я тебя научу.
- Что? Опять учиться? – неподдельно возмутился Рёджи, но тут же прикусил язык от вставшей перед глазами сцены, имевшей место не так давно.
- Опять, Рёджи, ты совершенно прав. Плаванье – невероятно полезный навык, оно даже нужнее, чем чтение и письмо. Никогда не знаешь, как повернется жизнь. Быть может, умение плавать однажды спасет тебя. А где учиться, как не в море?..
Леда говорил еще что-то, но Рёджи уже не слушал его, чувствуя, как к лицу приливает кровь, и радуясь, что эльф не смотрит на него и не видит этого.
Событие, которое так некстати вспомнилось Рёджи, произошло совсем недавно, буквально за несколько недель до получения странного заказа из Хайдалара. В тот день они ехали по проселочной дороге после удачно выполненного заказа, когда оценили свои силы и поняли, что до ночи не успеют добраться до населенного пункта. Последнее не сильно огорчало, но печалило лишь то, что опять не удастся искупаться – в отличие от большинства других наемников и воинов, Рёджи больше всего не любил ощущение собственного немытого тела, да и эльф, судя по тому, каким он всегда был чистым и ухоженным, тоже не гнушался водных процедур.
- Нам повезло, - объявил Леда, когда дорога повернула в очередной раз. – За теми деревьями течет неглубоководная река, и сейчас достаточно тепло, чтобы искупаться в ней.
Как Леда определил, что в непосредственной близости находится водоем, Рёджи не знал, но уже привык к тому, что порой эльф угадывает такие вещи, о которых он даже представления не имеет. В частности, у Леды был более тонкий слух, и он мог просто услышать шум воды.
- Было бы неплохо, - вздохнул Рёджи, думая о том, что и от него, и от Веснушки, должно быть, несет, как от целого отряда конной городской стражи.
Леда не ошибся: съехав с дороги и проскакав какую-то сотню ярдов за густыми зарослями сирени они обнаружили быструю чистую речку, еще и с пологим спуском, что действительно позволяло искупаться, не дожидаясь постоялого двора, в котором еще совсем необязательно окажется купальня.
- Просто замечательно складываются обстоятельства, - сообщил Леда, спешиваясь и на ходу расстегивая расстежки на своем кожаном жилете. – Я об этом мечтал не один день.
- А уж я как мечтал, - согласился с ним Рёджи, тоже спрыгивая с коня и озираясь по сторонам в поисках какого-нибудь сучка, чтобы привязать Веснушку, который уже нетерпеливо бил копытом, желая поскорей напиться и искупаться.
- Сначала я, потом уже ты. Прости, друг, - потрепал по гриве коня Рёджи и крепко привязал поводья к невысоко расположенной ветке ближайшего дерева.
Веснушка только возмущенно фыркнул и пошевелил ушами, выражая крайнюю степень негодования. Только Рёджи уже не обратил на это внимания, мысленно погружаясь в прохладную воду. Он повернулся к Леде, попутно дергая завязки на собственной одежде, но в ту же секунду замер на месте, понимая, что не может больше произнести ни слова.
Так вышло, что видеть Леду обнаженным Рёджи прежде не доводилось. Они познакомились, когда начиналась осень, которая быстро перешла в холодную зиму, а та в свою очередь – в затяжную весну. Хотя пару раз им приходилось делить одну на двоих съемную на ночь комнату, эльф никогда не раздевался перед Ледой полностью – он вообще почти не раздевался, потому что в постоялых дворах, где им приходилось жить, было как бы не холодней, чем на улице. И теперь до Рёджи с опозданием дошло, что сейчас он впервые видит своего напарника без одежды.
Собственная нагота эльфа ничуть не смущала. Пока Рёджи возился с Веснушкой, он успел полностью разоблачиться, но вместо того, чтобы броситься в воду, почему-то замер на месте, призадумавшись и глядя на быстрое течение воды. Точно так же в нескольких ярдах от него застыл и Рёджи, сам не осознающий, что чувствует и думает в этот миг.
Только после этого инцидента до Рёджи дошло, что он никогда не воспринимал Леду, как мужчину. Впрочем, как и женщину тоже – в эльфе не было ни намека на хрупкость или уязвимость, присущие слабому полу. В представлении Рёджи Леда был иным существом, только внешне похожим на человека, удивительно красивым и совершенно чужим. Иногда Рёджи ловил себя на глупых домыслах о том, как все устроено у эльфов, делятся ли они так же, как люди, по половому признаку, и все ли у них так, как у людей. Несмотря на то, что Рёджи было любопытно, спрашивать о таком в лоб казалось неприличным, и он решил, что поинтересуется как-нибудь, когда к слову придется. Однако жизнь распорядилась иначе, и ответ на свой вопрос Рёджи получил наглядным примером – в тот день он узнал, что эльфы устроены так же, как люди. Точнее, как очень красивые и хорошо сложенные люди.
- Реки поток так быстр, как бег времен, и тот, кто нынче правит миром, назавтра будет увлечен, - негромко и немного протяжно произнес Леда не совсем понятные слова, однако Рёджи отстраненно предположил, что вопреки некоторой нескладности, это были строчки какой-то неизвестной ему песни. – Рёджи, ты, часом, не уснул? Или передумал купаться?
Рёджи мотнул головой, сам не зная, какой ответ дает на поставленный Ледой вопрос, а в голове крутились лихорадочные мысли о том, что он никогда не видел никого красивей и привлекательней, что очень хочется прикоснуться к Леде, а еще больше – удрать и никогда не показываться напарнику на глаза.
У эльфа была совсем белая, почти молочная кожа, Рёджи уже давно заметил, что, несмотря на бесконечные дни, проведенные в пути, лицо эльфа не загорало на солнце и не обветривалось в зимнюю стужу, как почему-то и не выгорали волосы. Но только когда Леда разделся перед ним, Рёджи понял, до чего же кожа у эльфа красивая, будто мраморная. Еще Рёджи обратил внимание на то, что в отличие от людей, эльфу не надо было постоянно бриться – создавалось впечатление, что на его теле волосы вообще не растут, а теперь Рёджи убедился в том, что был недалек от истины. Обнаженный Леда чем-то походил на совсем юного подростка, но с другой стороны, Рёджи не мог не видеть, что перед ним совсем взрослый мужчина.
- Ты иди. Я догоню, - только и смог выдавить он, торопливо отворачиваясь, приказывая себе прекратить думать о том, о чем он думал, и смотреть туда, куда уставился во все глаза.
- Хорошо, - не стал задавать лишних вопросов Леда и, должно быть, отправился к реке, но смотреть на него Рёджи уже не стал.
Прислонившись спиной к стволу ближайшего дерева, Рёджи прикрыл глаза и приказал себе подумать о чем-то противном. А нищем попрошайке, руки и лицо которого покрыты слезящимися язвами, или о вывороченных внутренностях поверженных врагов, коих на своем веку Рёджи насмотрелся предостаточно. Но вместо упомянутых ужасов перед мысленным взором стоял обнаженный эльф со своими до неприличия красивыми ногами, светлой кожей и широкими плечами.
- Я рехнулся, - шепотом констатировал Рёджи, понимая, что возбужден настолько, будто около получаса провалялся на сеновале с самой красивой девкой из села.
Стоящий рядом Веснушка поглядел на него своими умными глазами и утвердительно фыркнул, соглашаясь со словами хозяина. А Рёджи, чуть ли не застонав, опустился на корточки и потер холодными ладонями лицо.
Леда плескался не меньше получаса, а выбравшись на берег, весело заявил Рёджи, что теперь его очередь. Старательно отводя глаза от эльфа, на теле которого ко всем прочим бедам Рёджи теперь еще блестели капельки воды, он кивнул и чуть ли не бегом бросился к воде, раздеваясь на ходу. Рёджи очень надеялся на то, что от холодной воды ему станет немного легче.
Уже позже, когда, проехав еще немного, они нашли поляну для ночлега, развели костер и приготовили небогатый ужин, Леда, задумчиво глядя на огонь, неожиданно улыбнулся и сказал:
- Подумать не мог, что ты можешь стесняться.
- Чего я стесняюсь? – хмуро поинтересовался Рёджи, поднимая глаза на эльфа – после купания настроение к нему не спешило возвращаться, а поведение собственного тела откровенно пугало.
- Я о том, что было сегодня на речке, когда мы решили искупаться, - терпеливо пояснил Леда, а Рёджи сразу уставился в землю.
- Я не стесняюсь, - только и проворчал он.
- Ты прости меня, - проигнорировал его слова напарник. – Я не буду больше так делать. Просто уже долго живя среди людей, я заметил, что жители сел, каковым ты являешься, часто пренебрегают надуманными правилами приличия. Я даже видел, как мужчины и женщины купаются вместе одновременно, и это в порядке вещей, никто даже внимания не обращает…
- В нашем селе такого не было, - перебил его Рёджи. – Мужчины купались отдельно, женщины – отдельно. Без одежды, да, но отдельно. Мы купались на берегу, который был ближе к деревне, а женщины – чуть дальше, за излучиной, что, впрочем, не мешало мне частенько…
На последних словах Рёджи осекся и замолчал, понимая, что сейчас взболтнет лишнего о своей не в меру бурной юности, а Леда весело и как всегда мелодично рассмеялся, за что получил в награду недовольный взгляд своего напарника. Однако на деле Рёджи почувствовал некоторое облегчение: по крайней мере, эльф не заметил его смущения и вроде бы не догадался, что именно так взволновало его.
- Хорошо, отныне в подобных ситуациях мы будем купаться по очереди. Или не раздеваясь полностью, - заверил его Леда, а Рёджи, снова смутившись и из-за этого рассердившись на себя, резко поднялся и направился к сложенным невдалеке вещам, бросив через плечо:
- Делай, что хочешь. Мне все равно.
Леда тогда ничего не ответил на грубую отповедь и больше к этой теме они не возвращались. Вот только образ эльфа, замершего на берегу и читающего строки какой-то незнакомой песни, периодически преследовал Рёджи, и как справиться с этим наваждением, он не представлял.
…Именно поэтому теперь, когда Леда заговорил о том, что будет учить Рёджи плавать, того бросило в холодный пот. Представив на миг, как полностью голый эльф не только стоит рядом, такой необыкновенный и ослепительный, но еще и прикасается к нему, помогая держаться на воде, Рёджи испытал легкое головокружение.
"Ты обещал, что не будешь больше так делать", - хотел напомнить ему Рёджи, однако почему-то не получилось произнести это вслух. А еще он неожиданно поймал себя на том, что несмотря на страх, который он испытывал, перспектива плавать вместе с Ледой в море казалось томительно-заманчивой, как опасное, но невероятно захватывающее приключение, от которого, как понимаешь умом, надо отказаться, но почему-то сил здравого смысла не хватает, чтобы ответить твердое однозначное нет.
- А вот и вольный город Хайдалар, - неожиданно произнес Леда, и Рёджи вынырнул из своих тревожных мыслей, только тут понимая, что уже достаточно долго они едут в полном молчании. – Посмотри, как он прекрасен.
Эльф придержал поводья, и его конь остановился у самого края утеса. Рёджи подъехал ближе, чтобы увидеть, чем так залюбовался его напарник, и едва удивительная картина открылась его взору, он от восхищения забыл думать обо всем, что так тревожило его всего минуту назад. Ничего подобного Рёджи никогда не видел прежде. Часто он слышал, как эльф, увидев нечто особенно прекрасное, говорил "как будто с полотен древних художников". Рёджи таких полотен никогда не видел и слабо представлял, что имеется ввиду, но почему-то в этот миг подумал, что это сравнение будет наиболее верным.
Вольный город, казавшийся с вышины совсем крохотным, расположился на берегу маленькой бухты. Морская вода здесь действительно была лазурной, а песок, покрывавший пляж, ослепительно белым – с непонятной ему самому досадой Рёджи был вынужден признать, что Теру не соврал и не приукрасил. Со всех сторон город окружали кажущиеся отсюда неприступными утесы, словно Хайдалар находился на дне огромной чаши, образованной горами. На таком большом расстоянии Рёджи все равно смог увидеть многочисленные красные черепичные крыши, будто других в этом городе не было, а еще рассмотрел деталь, портившую все впечатление. По периметру город был обнесен высокой и очень широкой каменной стеной, выпадавшей из общей гармоничной картины.
- Я не удивлюсь, если Хайдалар один может держать оборону от всего королевского войска, - заметил Леда, наверняка тоже обратив внимание на неприступную стену.
- Вообще непонятно, чего они тогда под короля прогибаются, - заметил Рёджи. – Пусть попробует забраться в город – среди гор да с такой стеной.
- Скорее всего, причина в том, что вольный город тоже немало получает от королевства. Например, продукты питания или мануфактурные товары. Вряд ли здесь производится что-либо, - пожал плечами Леда. – Сотрудничество, очевидно, выгодно для обеих сторон.
На этих словах он тронул поводья, и его конь начал осторожно спускаться по краю утеса, и Рёджи, с трудом отведя взгляд от городка, кажущегося игрушечным, направился вслед за ним.
Хотя было раннее утро, солнце палило нещадно, и с Рёджи сошло семь потов, прежде чем спустя несколько часов они наконец спустились в бухту. Перед отправлением Теру говорил им, что существует объездной более пологий путь, однако эта дорога отняла бы на двое суток больше. И Леда, и Рёджи посчитали подобную трату времени излишним расточительством, но теперь, спускаясь черепашьим шагом у самого края пропасти, Рёджи думал о том, что приличная дорога стоила двух несчастных дней его жизни.
Когда они остановились в паре десятков ярдов от высоченных ворот стены, уходящей так высоко вверх, что приходилось задирать голову, чтобы рассмотреть ее край, Рёджи чувствовал усталость пополам с облегчением. Даже плохое предчувствие относительно Хайдалара, не покидавшее его всю утомительную дорогу, померкло на фоне перспективы наконец передохнуть.
- Стоять на месте! – раздался откуда-то сверху недружелюбный окрик, и Рёджи, который остановился на несколько секунд до этого, поднял голову, недовольно щурясь против ослепительного солнца. – Кто такие и куда идете?
- Нам тут не рады, Леда. Пойдем назад, - с иронией предложил Рёджи, но эльф проигнорировал его слова.
- Мы по приглашению господина Теру, - ответил он, как показалось Рёджи, отнюдь негромко.
Он хотел посоветовать Леде кричать уверенней, пока им в головы не полетели стрелы не в меру рьяных защитников города, однако каким-то чудом его напарник был услышан.
За стеной раздался скрежет, будто отодвигали большой засов, однако мощные вороты не отворились – вместо этого приоткрылась неширокая калитка слева от массивных створок. Рёджи до этого даже не заметил ее, к тому же, она была совсем небольшой и едва ли позволила бы проехать через нее одному всаднику.
- Нам здесь точно не рады, - повторил недовольный таким приемом Рёджи, однако Леду будто бы ничего не смущало, и едва маленькая дверь отворилась, он направился к ней.
- Бумага с собой? – кому принадлежал сварливый голос, Рёджи не мог видеть, потому как остановился за спиной эльфа, однако от такого приветствия испытал лишь большее раздражение. Создавалось впечатление, что это им с Ледой было нужно попасть в Хайдалар, и это им делали одолжение, а не наоборот.
- Разумеется, - вопреки всем гневным мыслям напарника вполне дружелюбно ответил Леда и, достав из дорожной сумки оставленное им сыном градоначальника письмо, протянул его человеку за дверью.
Калитка тут же захлопнулась – не иначе местная стража решила сперва изучить документ и лишь потом принимать решение, пропускать или нет внезапных гостей, а Рёджи выругался сквозь сжатые зубы.
- По-моему, райский край не такой приветливый, как нам обещали, - хмуро заметил он, но эльф только улыбнулся:
- Не сердись. Вольный город крайне обособлен, и ты сам знаешь почему. Неудивительно, что они все проверяют лишний раз.
- Наш чудесный заказчик мог поехать с нами и проследить, чтобы не было таких проблем, - не унимался Рёджи. – Кому из нас это нужно, если они…
Однако договорить он не успел: калитка снова распахнулась, только на сей раз во всю ширину, и знакомый уже недовольный голос провозгласил:
- Добро пожаловать на земли вольного города Хайдалара, единственного, благостного и неповторимого!
- С ума сойти. Может, нам еще разуться, перед тем как войти? – еле слышно прошептал Рёджи, а Леда наградил его веселой улыбкой, одним взглядом спрашивая, с чего вдруг он так разворчался.
Когда они медленно прошли через неширокий проем, Рёджи на миг был ослеплен сияющим солнцем и не сразу смог разглядеть, где они оказались. Веснушка тоже недовольно заржал, и он бездумно погладил коня по шее, щурясь и привыкая к яркому свету. Рёджи ожидал, что за стеной их встретит толпа стражников, вооруженная мечами и копьями, каждое из которых будет направлено на чужаков. Однако уже через пару секунд он с удивлением понял, что на пустом пяточке перед по-прежнему запертыми воротами стоит один единственный совсем маленький человечек, выглядящий как комичный персонаж из сказок про леприконов.
Вежливый Леда сразу же спешился, видимо, не желая говорить с незнакомцем, глядя сверху вниз, а Рёджи, посмотрев на это, посчитал, что его этикету никто не учил, и потому он имеет полное право остаться в седле.
- Доброго дня вам, - привычно учтиво заговорил эльф. – Мы прибыли в ваш чудесный город по просьбе…
- Мы в курсе уже, - невежливо прервал его недовольный карлик. – Наслышаны прекрасно. Господин градоначальник просил передать вам свои сожаления о том, что не мог встретить лично, так как не знал, когда именно вы приедете, а дел у него выше крыши, и так далее, и так далее. Велел проводить вас к нему, когда появитесь. Потому езжайте за мной.
Ответа он дожидаться не стал, развернулся и заковылял прочь, а немного ошарашенный таким приемом Леда только плечами пожал и забрался обратно в седло. Следуя за карликом, Рёджи обернулся через плечо и невольно нахмурился. Хотя площадка перед воротами не встретила их толпой охраны, теперь он увидел на стене не менее сотни вооруженных арбалетами и мечами стражников, которые все как один смотрели им вслед. Стена была высокой, и разглядеть выражения их лиц Рёджи не мог, но кожей почувствовал, что эти взгляды не сулят ему ничего хорошего.
- Посмотри назад, - шепотом произнес он в надежде, что Леда услышит, и тот едва заметно кивнул:
- Я заметил.
Рёджи хотел сказать, что ему не нравится все здесь происходящее, и с каждой минутой все больше, но опасаясь, что их провожатый может услышать, промолчал.
Как долго они будут плестись за едва ковыляющим карликом, Рёджи не знал, но понимал, что Леда ему не позволит возмутиться в голос. Впрочем, еле-еле хромал тот недолго: стоило пересечь условную линию сторожевой башни, которую от города отделял невысокий каменный забор, как тут же за небольшой калиткой обнаружился маленький привязанный ослик, на которого карлик и забрался. При этом он все равно никуда не спешил, подгонять ослика не стал, однако животное передвигалось все же быстрей своего хозяина.
Некоторое время они петляли по узким улочкам, по которым Рёджи не мог толком составить впечатления о городе. Единственное, что он заметил, так это то, что мощенные мостовые отличались не виданной ему прежде чистотой, будто кто-то не ленился каждый день мести их хорошей метлой. Еще Рёджи обратил внимание на то, что на окнах даже не самых высоких этажей не было привычных кованых решеток, однако этот факт сам по себе еще ни о чем не говорил – быть может, дома у врат неприступной стены были попросту нежилыми или заброшенными.
А потом они выехали на набережную, и Рёджи лишился дара речи, увидев открывшуюся ему картину.
В первую очередь его, конечно, поразил и захватил вид уходящего вдаль моря – несколько секунд он не мог отвести зачарованного взгляда от синей глади, покрытой редкими белыми барашками. А потом, оглядевшись по сторонам, Рёджи несколько раз моргнул и пришел к очевидному выводу, что просто сошел с ума.
- Рёджи? – окликнул его Леда, и только тут он заметил, что эльф и их провожатый успели отъехать на приличное расстояние, пока он пораженно глядел по сторонам. Несильно коснувшись пятками боков Веснушки, Рёджи поспешил следом.
Вольный город Хайдалар оказался воистину удивительным, и теперь, неспешно передвигаясь по его набережной, Рёджи приходил к выводу, что восхищенные слова Теру о местных красотах не были преувеличением. Аккуратная, поразительно чистая набережная, мощенная белым камнем, такой же белоснежный песок пляжа, который Рёджи мог наблюдать справа, и снова же беленькие аккуратненькие домики на зеленых лужайках слева создавали впечатление, что он попал в какой-то иной вымышленный мир. Время было обеденным, и, видимо, именно поэтому случайных прохожих вокруг толком не наблюдалось, лишь один раз мимо прошли две неспешно прогуливающиеся дамы под ажурными зонтиками, да какая-то пожилая пара неторопливо перешла им дорогу. У Рёджи сразу сложилось впечатление, что в Хайдаларе никто никуда не торопится.
Больше всего удивляло отсутствие нищих, торговцев, попрошаек и бродяг, точно так же, как бездомных собак и драных кошек. Рёджи крутил по сторонам головой, пытаясь обнаружить этих обязательных обитателей любого города, однако улицы оставались пустынными и все такими же поразительно чистыми. Жилые маленькие домишки перемежались большими особняками, вдоль дороги высились деверья, названия которых Рёджи не знал, а многочисленные клумбы украшали незнакомые ему яркие цветы. Чем глубже они продвигались в город, тем чаще попадались маленькие чайные с аккуратными столиками и неброскими вывесками, но почему-то ни разу не встретилось большого трактира или шумной пивнушки. Город будто спал, несмотря на то, что день был в разгаре.
Пораженный всем увиденным Рёджи забыл думать об усталости и о жаре – хотя последнему в большей мере способствовал легкий морской бриз, и даже умудрился прозевать момент, когда они свернули с основной дороги и начали подниматься вверх по неширокой улочке.
- Чудеса, - выдохнул Рёджи, когда немного отошел от первого впечатления, ни к кому не обращаясь, но едущий впереди Леда услышал его и повернул голову:
- Удивительный город, - согласился эльф, только Рёджи отрицательно мотнул головой.
- Ненастоящий. Так не бывает.
Отвечать Леда не стал, лишь улыбнулся и снова перевел взгляд на дорогу.
Еще через несколько минут пути Рёджи понял, что эта дорога вела к одному конкретному особенно большому особняку. Издалека он показался Рёджи похожим на дворец, и лишь когда они поднялись по улице выше, он понял, что преувеличил – двухэтажных дом выглядел роскошно и точно был больше и красивее всех прочих увиденных ими в городе, однако на гордое звание дворца не претендовал.
Рёджи поразило то, что такое богатство не было огорожено высоким каменным забором – таким, какими скрывали от посторонних глаз свои дома богачи Саруны и прочих городов, в которых Рёджи доводилось бывать. Напротив, по периметру сада шла высокая, однако не казавшаяся надежной живая изгородь, а приветливо распахнутые настежь решетчатые ворота хотя и были кованными, представляли собой скорее художественную работу, а не преграду для потенциальных воров.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:20 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Почему здесь нет нормальных заборов? – озвучил Рёджи мучивший его вопрос.
- Видимо, нечего бояться, - предположил эльф. – Или нечего скрывать.
- Так не бывает, - снова с сомнением протянул Рёджи, но Леда в ответ лишь плечами пожал:
- И тем не менее.
Сопровождавший их карлик не мог не слышать их разговора, однако пояснять ничего не стал. Когда они достигли ворот, на пороге возник человек в синей долгополой одежде, и карлик, будто бы пренебрежительно кивнув в сторону гостей, проронил по-прежнему сердитым голосом:
- К господину градоначальнику. Уже ожидают.
На этих словах, не сказав больше ничего, он потянул за поводья, и его ослик бодро потрусил вниз по улице. Рёджи хотел вставить пару веских замечаний по поводу дружелюбия местного населения, но не успел, потому как в тот же миг заговорил человек в непривычных одеждах:
- Добро пожаловать в дом градоначальника, - вежливо и будто заученно произнес он, а на его лице появилась бледная улыбка. – Вас уже давно и с нетерпением ожидают. Будьте добры, следуйте за мной.
"Да это же слуга", - только теперь осенило Рёджи. Неестественные и чрезмерно вежливые манеры человека однозначно свидетельствовали об этом, вот только смущала откровенная дороговизна его необычного наряда.
Рёджи хотел поинтересоваться у Леды, что тот думает по поводу таких разодетых слуг, но вовремя сообразил, что вопрос прозвучит неуместно. К тому же как раз в этот момент Леда спешился, и Рёджи поспешил последовать его примеру, предположив, что въезжать во двор верхом неприлично.
Когда они оказались на территории сада, раскинувшегося перед домом, Рёджи в который раз за сегодняшний день понял, что отказывается верить своим глазам. Этот сад больше напоминал роскошный парк, уходящий влево и вправо – Рёджи не видел, где тот заканчивается. Трава между деревьями была зеленой и казалась совсем нежной, словно сейчас было начало весны, а не знойное лето. Вдоль чистой, посыпанной белым щебнем дороги, ведшей к дому, росли маленькие красные цветы – видимо, именно их аромат чувствовал Рёджи, а еще высоко в кронах деревьев мелодично пели какие-то птицы, уж точно никак не похожие на привычных галок и ворон, в изобилие имевшихся в других городах.
Однако окончательно Рёджи был сражен, когда перед самым домом увидел бьющий из-под земли источник. Чистая вода вырывалась струями вверх примерно на пару ярдов и тут же опадала вниз в широкую чашу, которая по окружности была огорожена низким белым портиком.
- Это что, это и есть тот самый источник? – понизив голос, возбужденно зашептал Рёджи, глядя на чудо во все глаза.
- Вряд ли, - улыбаясь, покачал головой эльф. – Видимо, это фонтан. Я слышал, что некоторые особенно зажиточные люди могут позволить себе такое украшение сада, но, признаюсь, своими глазами прежде не видел. Насколько мне известно, вода подается под давлением, и чтобы фонтан работал, специально назначенный для этого человек должен постоянно приводить в движение нечто вроде мехов, которые эту воду будут гнать…
- Оно просто невероятное, - прошептал Рёджи, не слушая все равно не понятные ему объяснения Леды, и замер бы на месте, чтобы подольше поглядеть на волшебство, но в этот миг к ним подошла еще пара человек в уже знакомых синих одеждах и без каких-либо слов приняла из рук поводья.
Рёджи колебался всего секунду, не решаясь доверить Веснушку незнакомым – прежде никто никогда не предлагал за него поухаживать за конем. Однако Леда спорить не стал, а Рёджи лишь понадеялся на то, что Веснушка никого не покусает.
- Почему они все одеты одинаково? – шепотом спросил он у эльфа, когда они подходили к парадному входу дома.
- Такое часто бывает в богатых домах. Слуг одевают в схожую одежду, - пояснил тот. – Видимо, чтобы они не выделялись. И выглядели одинаково прилично.
- Их тряпки стоят целое состояние, - заметил Рёджи.
- Тут все стоит столько же, - резонно ответил на это Леда, и Рёджи не нашелся, что сказать. Действительно, и дом, и сад выглядели богато. Рёджи не доводилось видеть своими глазами королевскую резиденцию, но теперь он не удивился бы, если б та уступала своей роскошью особняку градоначальника Хайдалара.
Просторный холл встретил их прохладой и полумраком, видимо, шторы не поднимали специально, защищая дом от обжигающих солнечных лучей. Оглядеться толком Рёджи не успел, потому как им сразу предложили последовать в гостиную, а заметил он лишь огромную люстру да почувствовал мягкий ковер под собственными ногами.
А вот в гостиной оказалось светлей, и, оглядевшись по сторонам, Рёджи понял, что уже просто устал удивляться. Комната была просторной и богатой, с дорогой мебелью у стен, назначения большей части которой он просто не знал. Паркетный пол покрывали ковры с длинным ворсом, а под потолком красовалась еще одна большая хрустальная люстра. Такая гостиная соответствовала всему, что Рёджи увидел до этого, но не без оторопи он подумал о том, что прикасаться к чему-либо опасается – не покидало настойчивое чувство, что если он испортит что-то, потом не хватит жизни, чтобы возместить хозяевам ущерб.
- Присаживайтесь. Вам уделят внимание в самом скором времени, - прошелестел слуга, указывая на невысокий диванчик на изогнутых ножках с белой вышитой золотом обивкой, и Рёджи, взглянув на него, подумал, что усесться на такое сидение он не рискнул бы, даже если бы падал с ног от усталости.
А вот Леда чувствовал себя будто бы совершенно комфортно. На предложение присесть он лишь благосклонно кивнул и расположился на диване, не без интереса оглядываясь по сторонам, рассматривая обстановку.
- Какой ужас, - констатировал Рёджи, едва дверь в гостиную закрылась.
- Что именно тебя ужасает? – поинтересовался Леда и вопросительно поглядел на него снизу вверх.
- Если честно – все, - обреченно признался Рёджи. – Мне кажется, у самого короля покои и то проще будут. Мне не то, что прикасаться ко всему этому страшно – я дышать боюсь.
- Успокойся и расслабься, - посоветовал ему Леда. – Даже если ты и нанесешь какой-то ущерб, что вряд ли случится, хозяева легко его компенсируют. Как видишь, финансовых тягот они не испытывают.
- Все равно, - упрямо возразил Рёджи. – Мне было бы куда лучше, если бы мы вообще сюда не заходили. Да и что нам делать в этом доме? Тут же пока никто не умер.
- Твое "пока" обнадеживает, - улыбнулся эльф.
Он хотел добавить еще что-то, наверняка, как обычно, спокойно попросить Рёджи запастись терпением, но тут дверь в гостиную тихо отворилась, и порог переступил человек, на которого Рёджи уставился с не меньшим любопытством, чем на предметы интерьера.
Дверь за его спиной притворил очередной слуга – Рёджи успел заметить мелькнувшую полу уже знакомой синей одежды – а сам вошедший, видимо, и являвшийся хозяином дома, остановился перед гостями, рассматривая их так же цепко и внимательно, как и они его.
По большому счету, в этом человеке не было ничего примечательного. Его можно было назвать привлекательным, но ничего выразительного Рёджи в его внешности не увидел, а еще понял, что затрудняется определить его возраст. Вроде бы выглядел тот вполне молодо, однако что-то в его облике смущало, будто на самом деле он был много старше, чем казался.
"Они тут все должны быть не в меру юными", - напомнил сам себе Рёджи и решил потом обязательно попытаться выведать, сколько градоначальнику на самом деле лет. А в том, что это был именно он, Рёджи даже не сомневался. Теру ничуть не походил на своего отца, однако такая же вычурная, кажущаяся даже неудобной одежда, как и у младшего отпрыска древнего рода, выдавала градоначальника с головой. У него были недлинные светлые волосы, однако в отличие от сына отнюдь не пепельные, а скорее золотистые, и пронзительные серые глаза.
- Рад приветствовать дорогих гостей на земле вольного города Хайдалара, единственного, благостного и неповторимого, - неожиданно приятным голосом поприветствовал их хозяин дома.
"Где-то я это уже слышал", - мысленно заметил Рёджи, думая о том, что еще пара таких заявлений, и он рискует возненавидеть чопорных жителей благостного и неповторимого.
- И вам доброго дня, - в тон ему ответил эльф, вставая и делая шаг навстречу. – Нам тоже бесконечно приятно посетить ваши края, хотя причина нашего визита, безусловно, печальна.
Лицо градоначальника на миг омрачила тень, но он быстро справился с эмоциями и снова заговорил спокойно, ровно и вполне дружелюбно.
- Разрешите представиться. Как вы, должно быть, уже догадались, я являюсь градоначальником вольного города Хайдалара…
"Единственного, благостного и неповторимого", - с иронией подумал Рёджи и чуть не закашлялся, когда градоначальник продолжил:
- …единственного, благостного и неповторимого. В наших краях не принято упоминать титулы, как и ссылаться в разговоре на прочие условности. "Все жители Хайдалара равны" – гласит наш древний девиз. И хотя корни моего рода уходят в далекое прошлое, вы можете называть меня просто Камиджо.
"Наконец-то у Леды будет собеседник, который говорит так же вычурно", - не переставал про себя иронизировать Рёджи, однако к его удивлению эльф на длинное приветствие ответил неожиданно просто.
- Очень приятно, - кивнул он. – Меня зовут Леда, а это – Рёджи.
Рёджи тоже кивнул, не сказав при этом ни слова, логично рассудив, что ничего умного он все равно не выдаст, но Камиджо им особо и не заинтересовался, лишь смерил коротким оценивающим взглядом, чтобы тут же внимательно, чуть прищурившись посмотреть на эльфа.
- Мне тоже бесконечно приятно видеть высокородного в стенах своего дома. Дети луны нечасто радуют нас своими визитами.
Что означали эти слова, почему градоначальник назвал Леду "высокородным", и кто такие "дети луны", Рёджи не понял, однако эльф почему-то кивнул, будто соглашаясь с чем-то, а глаза Камиджо еще больше сузились, слово он узнал нечто интересное.
- Как я догадываюсь, ваш сын сообщил о причинах и обстоятельствах нашего визита, - вместо ответа произнес Леда, и Камиджо с готовностью подтвердил:
- Разумеется. Послание принес почтовый голубь еще три дня назад – с того момента мы ждали вас с нетерпением. И, право, мне очень жаль, что вы проделали такой долгий путь, потому как сделали вы это совершенно напрасно. В городе Хайдалар не совершаются преступления.
- Ваш сын придерживался иного мнения, - сдержано ответил на это Леда, а Камиджо только вздохнул:
- Мой сын еще совсем молод и восторжен. Он верит в абсолютное зло и такое же абсолютное добро, в то, что мир можно переделать, и еще много во что. В частности, он считает, что совпадений не бывает, вот его и поразила до такой степени безвременная кончина сразу двоих членов Совета.
- И, тем не менее, мы являемся простыми наемниками, получившими заказ, - обезоруживающе улыбнулся ему Леда. – И мы дали слово приложить все возможные усилия, чтобы разобраться в ситуации. Уповаем на то, что вы не будете противодействовать.
- Что вы, ни в коем случае! – Камиджо всплеснул руками в несколько картинном жесте. – Ни в коем случае. Если Теру неспокойно, проверяйте все, что пожелаете. Вам обеспечат полный доступ ко всему, что вас заинтересует. Жителям вольного города нечего скрывать.
- Благодарим покорнейше, - поклонился эльф. – Содействие будет очень кстати, потому как мы впервые в вольном городе и ничего здесь не знаем.
- Я сделаю все возможное, - заверил его Камиджо. – Но в первую очередь разрешите оказать вам должное гостеприимство и предложить стать моими гостями на все то время, которое понадобится для выполнения задания.
"Нет, только не это!" – мысленно взмолился Рёджи и метнул на напарника отчаянный взгляд. Оставаться в этом доме, роскошном и таком неживом, Рёджи казалось сущим наказанием, и любой, самый последний постоялый двор с крысами и клопами виделся ему лучшим вариантом, чем обитание в мертвой пугающей его роскоши. Однако Леда проигнорировал его красноречивый взгляд.
- Это крайне любезно с вашей стороны, - снова поклонился он. – Вот только мы опасаемся, что можем стать обузой и готовы сами подыскать себе пристанище…
- Ни в коем случае, - прервал его Камиджо. – Моя семья вас пригласила, моя семья и даст вам это пристанище. И вы никому не будете мешать, как и мы не станем отвлекать вас. В конце сада с обратной стороны дома расположен небольшой летний домик для гостей. Надеюсь, он придется вам по вкусу.
Пока Леда снова раскланивался и благодарил, а Камиджо снисходительно улыбался ему и заверял в готовности способствовать расследованию всеми силами, Рёджи обреченно думал о том, что не протянет долго в такой обстановке. Но, видимо, у Леды был какой-то свой план, и, возможно, он хотел находиться ближе к окружению погибших людей, потому спорить, как понимал Рёджи, не имело смысла.
- Я думаю, вы хотели бы познакомиться с членами Совета. Вероятно, у вас будут к ним вопросы, - разглагольствовал тем временем градоначальник. – Потому разрешите пригласить вас на обед. Узнав, что вы прибыли в город, я отправил визитки остальным членам Совета. Как раз за приятной трапезой вы можете познакомиться с ними, пообщаться и, главное, утвердиться во мнении, что искать преступников в нашем славном краю просто кощунство.
Градоначальник мелодично рассмеялся, чуть запрокинув голову и продемонстрировав ровный ряд белоснежных зубов, Леда сдержанно улыбнулся, а Рёджи хмуро подумал, что для утверждения во мнении надо сначала к этому мнению прийти. А последнее никак не получалось, потому что чем больше Рёджи смотрел по сторонам на ванильное благополучие города Хайдалара, тем сильней ему чудилась в происходящем фальшь.
- Что ж, тогда будем рады увидеться с вами на обеде, - кивнул эльф, когда градоначальник отсмеялся.
- Через полтора часа, - согласился Камиджо. – Вас проводят.
Поблагодарив хозяина за гостеприимство, Леда и Рёджи вышли из гостиной, когда к ним подошел очередной безликий слуга и попросил следовать за ним.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:43 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 4.

По широкому и такому же полутемному коридору они прошли через весь дом и вышли, как догадался Рёджи, с обратной его стороны на просторную симпатичную террасу, украшенную живыми цветами. Спустившись по ступенькам, они снова оказались в парке, через который шла очередная белая дорожка, и поспешили за слугой куда-то вглубь за высокие деревья и декоративные кусты, которых здесь оказалось даже больше, чем во фронтальной части парка.
- Заблудиться недолго, - пробормотал Рёджи, озираясь по сторонам. От основной дорожки ответвлялось множество тропинок, и Рёджи действительно не был уверен, что не потеряется, если рискнет свернуть.
- Да, большой парк, - нейтрально заметил погруженный в свои мысли Леда. Рёджи обратил внимание на то, что напарнику сейчас было явно не до него, но любопытство оказалось сильней деликатности, и потому он поинтересовался:
- Леда, а почему он назвал тебя высокородным? И что это значит вообще?
В ответ эльф нахмурился и покачал головой, а Рёджи на миг показалось, что друг не ответит.
- Это господин градоначальник ловко определил, из знатного я рода или нет. Скажем так, уточнил, с кем имеет дело.
- То есть как это? Как это он уточнил? – удивился Рёджи, и Леда со вздохом, будто нехотя, объяснил.
- Эльфы, как и люди, бывают знатными, а бывают нет. Если род древний и могущественный, его потомков называют высокородными. Если же нет, никак не называют. Если собеседник называет эльфа высокородным, эльф обязан либо согласиться с этим утверждением, либо опровергнуть. Так в относительно вежливой форме можно выяснить, кто перед тобой.
Услышав такое пояснение, Рёджи несколько раз растерянно моргнул и даже позабыл глазеть по сторонам.
- Но ты не опроверг, и получается, что ты… - неуверенно начал он, и Леда кивнул:
- Да, я высокородный эльф. Мой род тянется еще со времен древних королей, - признание как будто не радовало Леду и прежде, чем Рёджи ответил на это что-либо, он попросил: - Только не надо на меня так смотреть. Пожалуйста. Это ничего не меняет, у эльфов уже давно нет разделения по статусам, и совершенно неважно, насколько знатен твой род. Судить стоит лишь по поступкам. Однако люди никак не поймут этого и все пытаются допытаться, кто перед ними – знатный эльф или не очень.
- Ну все равно… - растерянно протянул Рёджи. – Я и подумать не мог… Хотя ты похож, конечно… Но я думал, что эльфы все такие умные и красивые…
На последних словах он осекся, понимая, что болтает лишнее, только Леда уже и сам был готов перебить его.
- Устройство общества, когда сила и власть достаются не сильнейшим и умнейшим, а просто переходят по наследству, в корне неверное, - жестко произнес он. – Судить по переходящим из поколения в поколение титулам – узко и неразумно. И когда люди наконец поймут такую простую и непреложную истину, этот день будет воспет в сказаниях. Но пока вы живете по древним устоями, от того и получается, что правят неразумные и недалекие, страна страдает от набегов более слабых соседей, умирают невинные, а богачи жируют в таком избытке, что не могут потребить ими же уворованное.
Леда замолчал так же резко, как начал говорить, а Рёджи только растерянно открыл и закрыл рот, переваривая услышанное. Ему очень хотелось задать пару вопросов Леде, уточнить кое-что, а заодно спросить, как же тогда дела обстоят у эльфов, и как правят у них, если Леда решается осуждать Локстенского короля. Однако поглядев в спину шагавшего впереди слуги, Рёджи посчитал, что благоразумней подождать, пока они останутся наедине.
- Ты чего расшумелся так? – только и произнес он удивленно, и так как Леда, досадливо поморщившись, ничего не ответил, спросил: - Кстати, а кто такие "дети луны"?
- Дети луны – это мой народ и есть, - пожал плечами Леда. – Иногда нас так называют. Северные эльфы – дети луны, южные – дети солнца.
- Ого, а существуют еще и южные эльфы? – неподдельно удивился Рёджи, а еще минуту назад сердившийся Леда неожиданно улыбнулся.
- Конечно. Но их вряд ли встретишь в этих краях. Они живут на юге, за морем, и нечасто забираются так далеко на север.
- А они похожи на северных эльфов?
- Очень отдаленно, - снова почему-то улыбнулся Леда. – В основном бессмертием и формой ушей, если честно. В остальном ничуть не похожи.
- А тебе доводилось встречать их? – не унимался Рёджи.
- Да. Приходилось, - коротко ответил Леда, но при этом выражение его лица стало настолько мечтательным, что у Рёджи почему-то вдруг неприятно потянуло под сердцем. Он не знал, в чем причина этого странного чувства, но расспрашивать дальше сразу расхотелось.
Домик для гостей, как и опасался Рёджи, не сильно уступал по размерам хозяйскому, а внутренним убранство казался кабы не богаче. Он тоже был двухэтажным, разве что сама его площадь была немного меньше, и вместо фонтана у входа, а так же под окнами, росли розовые кусты – Рёджи отметил, что едва ли не впервые за день он знает, как называется увиденное им растение.
Проводив их, слуга поклонился и бесшумно удалился, но Рёджи уже не обратил на это внимания. Он неуверенно ступал по желтому, натертому до блеска паркету и боязливо оглядывался по сторонам, будто в любой момент из-за приоткрытой двери мог выскочить враг.
- Ну же, смелей, - весело произнес Леда и несильно подтолкнул его в спину. – Можно подумать, ты крадешься по темному лесу, полному валарцев.
- Пф-ф, - только и усмехнулся Рёджи. – В темном лесу мне было бы приятней, да. Чтоб ты знал, я в таких хоромах не то что не бывал никогда – не слыхал о них даже.
- Вот видишь, каждый день открывает тебе что-то новое, - подмигнул Леда, которого происходящее откровенно забавляло, и решительно пересек просторный холл.
При ближайшем рассмотрении обнаружилось, что дом своей планировкой действительно напоминал обиталище обычного постоялого двора, комнаты которого предназначены исключительно для отдыха. На первом этаже обнаружилась небольшая гостиная, в противоположных стенах которой располагалось две совершенно одинаковые двери, а за ними – такие же одинаковые спальни. Второй этаж был точной копией первого, и, почесав затылок, Рёджи предложил остановиться внизу. Леда в ответ заявил, что ему все равно: на первом этаже, так на первом.
Однако рассмотрев повнимательней, где именно ему предстоит спать, Рёджи жалобно застонал:
- Какой кошмар, я тут не усну…
- Почему же? – поинтересовался Леда из своей комнаты: судя по звукам, он уже раскладывал вещи.
- Ну что за лежбище такое, а? Я сперва подумал, что это обеденный стол… О, и тут раз, два, три… Восемь подушек. Восемь, Леда!
- Действительно, кошмар, - насмешливый голос эльфа раздался над самым ухом, и Рёджи резко обернулся, только теперь понимая, что его друг замер в дверном проеме.
- Тебе смешно, а я на такой кровати потеряюсь, - проворчал Рёджи и хотел добавить пару пошлых шуточек на тему, сколько местных красавиц можно было бы уложить сюда одновременно, но вовремя опомнился и промолчал. Почему-то при Леде такие шутки не хотели шутиться.
- Не бойся, если что, я буду тебя искать, пока не найду, - в тон ему заявил Леда, и Рёджи внезапно почувствовал сильное смущение, на миг представив, как Леда ищет его на этой бесконечно огромной кровати.
Все уместные ироничные отповеди разом забылись, Рёджи отвернулся, чтобы эльф не увидел выражения его лица, и только само провидение оказалось на стороне Рёджи – как раз в этот момент кто-то постучал во входную дверь. Заинтересовавшийся Леда пошел открывать, а Рёджи шумно выдохнул, мысленно благодаря незваного визитера.
Дальше события развивались еще удивительней, и в сердце Рёджи основательно поселилось понимание того, что необычный город с его странными устоями ему не то, что привиделся, а попросту приснился, явился в самой невероятной грезе.
На этот раз его удивил хозяин дома, приславший им какую-то чопорно-изысканную одежду – именно ее и принес слуга. Рёджи долго пялился на цветные тряпки, потом поинтересовался, кому это. Узнав, что ему в том числе, сначала растерялся, а потом искренне возмутился.
- Нет, ну что это пренебрежение такое? – сердито выпалил он. – Что этот Камиджо себе возомнил? Что нам одеться не во что? Нет, ни за что… Пойду как есть!
- Я бы посоветовал тебе немного придержать гнев и сперва послушать объяснение, - вкрадчиво попросил эльф. – Этот подарок – своего рода выражение гостеприимства. Согласно древним эльфийским традициям радушный хозяин должен обеспечить гостя не только кровом и столом, но и всем остальным, что тому требуется после долгого пути. Например, услугами лекаря, если гость ранен, или кузнеца, если тому требуется подковать лошадь.
- Ну ты сравнил! – не прекращал кипятиться Рёджи. – Если человек ранен, то конечно…
- Но так как гости чаще всего приезжают целыми и невредимыми, и подобные знаки внимания являются для них откровенно лишними, в привычку вошло дарить или давать на время гостю чистую одежду, подобающую этикету этого дома, - продолжил Леда, будто не заметив, что Рёджи перебил его. – Ведь после путешествия любому гостю требуется переодеться. Так что градоначальник просто оказал нам честь, а еще снова блеснул несколько углубленными познаниями о культуре эльфов.
- Вот, кстати, да, - тут же переключился на новую тему Рёджи. – Чего это он столько о тебе знает? Что это ему эльфы так нравятся?
- А почему тебя это возмущает? – весело поинтересовался Леда.
- Меня он сам возмущает, - огрызнулся Рёджи. – Весь, с головы до ног. Не понравился он мне что-то, да и тобой как-то слишком заинтересовался. Будто вынюхивает что-то.
Рёджи ожидал, что эльф сейчас снова посмеется, но Леда неожиданно кивнул, а выражение его лица из шутливого стало моментально серьезным.
- Вот и мне так показалось. Только его можно понять – приехали наемники копаться в грязном белье благостного и единственного. Он и любопытствует.
- Не знаю, не знаю… - нехотя произнес Рёджи, всем своим видом показывая, что он как раз уверен в том, что знает, что говорит.
- Ладно, в этом всем мы еще разберемся, - не стал с ним спорить Леда. – Предлагаю отдохнуть, привести себя в порядок, а потом начинать собираться на обед. Гложет меня смутное предчувствие, что для того, чтобы разобраться, как в это нарядиться, придется потратить немало времени.
Рёджи на это ничего не ответил, только с тоской поглядел на ворох цветного, вышитого камнями и бисером тряпья, сваленного кучей на софе с гостиной, и тяжко вздохнул. Чем дальше, тем больше город Хайдалар ему не нравился, и что жизнь преподнесет через какую-то пару часов, даже думать не хотел.
…При ближайшем рассмотрении в предложенных хозяином дома вещах Рёджи не нашел ничего безобразного или смешного, по большому счету, примерно так одевалась вся знать Локстена, что, впрочем, не помешало ему долго и заунывно ворчать, пока Леда помогал застегнуть тугие пуговицы на черном камзоле, надетом поверх белой рубашки.
- Это самое худшее испытание из всех, что нам выпадали, - не прекращал ныть он, пока эльф терпеливо слушал. – Кто бы мог подумать, что я докачусь до такого? Что сказала бы моя мама, если б дожила до этого дня?..
- По-моему, это уже слишком, - рассмеялся Леда, и Рёджи наградил его сердитым взглядом исподлобья. – Готово. Полюбуйся, как замечательно получилось.
Рёджи послушно уставился на свое отражение в зеркале и нехотя признал, что и вправду выглядел он вполне сносно. Даже не слишком комично, чего больше всего опасался. Но его настрой был таким, чтобы продолжать стенать и жаловаться, и Рёджи уже открыл рот, желая сообщить, что в дорогом тряпье он выглядит как корова с седлом, однако Леда слушать не стал.
- Теперь моя очередь, - заявил он и, развернувшись, отправился в свою спальню.
Перспектива обеда Рёджи тоже не радовала, он мрачно думал о том, что еще пара часов бесценной жизни уйдет невесть на что, старательно душа в глубине души смущение и опасение, что такой олух, как он, обязательно опозорится перед знатными господами города Хайдлара. Пока Леда собирался, Рёджи истоптал ковер в гостиной и устал вздыхать. Но когда эльф появился на пороге своей комнаты, все лишние мысли будто выбило из головы.
Если бы Рёджи не узнал до этого, что Леда тоже был знатной особой среди эльфов, теперь он обязательно догадался бы. По негласному решению Леде достался красный, прошитый серебряными нитями пиджак, который сидел на нем как влитой, и такие же брюки к нему, а Рёджи, раскрыв рот, глядел и думал о том, до чего же алый шел эльфу, как оттенял цвет его волос и глаз. А еще только теперь Рёджи понял, что Леду от простых наемников отличала осанка – такую можно было встретить лишь у аристократов или у военных. Хотя, кто мог знать, может, все эльфы ходят прямо с расправленными плечами?..
- Судя по тому, что глаза у тебя сейчас как у джаллонского морона, костюм мне идет, - весело заявил Леда, на что Рёджи медленно кивнул. Он понятия не имел, кто такой джаллонский морон, но уточнять просто не пожелал.
Рёджи разглядывал Леду, пока они шли к дому на званый обед, рассматривал его украдкой, когда их знакомили с другими почетными гостями, и когда все сели за стол, смотрел он тоже только на Леду. Потому для Рёджи эффектного появления оставшихся в живых членов совета не вышло, и на них он поглядел вскользь, особо не присматриваясь.
Градоначальник к торжественной трапезе разоделся пуще прежнего, теперь на нем был плащ, а на плечах красовались какие-то странные эполеты с перьями – про себя Рёджи подумал, что им с Ледой еще повезло с предложенными нарядами. Других членов совета им представили, едва гости переступили порог.
- Вы уже в курсе, что в нашем городе, вольном не только от королевской власти, но и от предрассудков, люди вне зависимости от рангов обращаются друг к другу по имени и ведут себя на равных, - принялся вещать Камиджо, после чего сделал широкий жест рукой, представляя своих гостей. – Это Жасмин, ответственный за врачевание, больницу и медицину в целом в нашем городе, и Юки, начальник порта.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:44 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Члены совета учтиво поклонились, Рёджи тоже автоматически кивнул, ничего интересного не увидел и перевел взгляд на Леду, который в отличие от него цепко и неотрывно глядел на новых знакомых, не прекращая вежливо улыбаться.
- А также моя дочь Айри, будьте знакомы, - продолжал представлять присутствующих Камиджо, и Рёджи только тут заметил миниатюрную хрупкую девушку, стоявшую до этого за плечом отца.
Дочь градоначальника совершенно не походила на своего родного брата, которого Рёджи не посчастливилось встретить в Саруне. Зато нельзя было не заметить, сколько общего у нее было с отцом – те же светлые глаза, волосы такого же оттенка, черты лица и даже такие же тонкие запястья и пальцы. Рёджи лишь удивленно покачал головой, отмечая, что впервые видит, чтобы дети настолько походили на родителей. Теру, видимо, пошел в мать, потому что рядом с отцом и сестрой выглядел бы подкидышем.
"Кстати, а где она? Мать-то?" – подумал Рёджи и смутно припомнил, что та вроде бы умерла, и Теру им говорил о чем-то таком, да Рёджи особо не слушал.
- Мне очень приятно познакомиться, - кротко произнесла хайдаларская красавица и присела в неглубоком реверансе, учтиво склоняя голову, только Рёджи успел заметить озорные искорки в ее глазах, а так же любопытный взгляд, который та бросил непосредственно на него самого.
Когда с любезностями было покончено, гости были приглашены за стол, и Рёджи с трудом сдержался, чтобы не присвистнуть, увидев у своей тарелки едва ли не два десятка приборов.
- И что с этим… - испуганно прошептал он, однако Леда перебил его, негромко проговорив:
- Просто повторяй за мной.
Понимание того, что эльф что-то знает о методах использования необычных вилок и ложек вселило некоторую уверенность, однако Рёджи все равно было не по себе. А еще Леда сел рядом с ним, и теперь глазеть на него было бы совсем неприлично – для этого Рёджи пришлось бы сесть в пол-оборота. Именно поэтому он наконец присмотрелся к остальным присутствующим.
Разумеется, от всех этих переживаний Рёджи и думать забыл, зачем они приехали в Хайдалар, и в первую очередь принялся разглядывать юную Айри, сидевшую прямо перед ним, отмечая, что девушка была весьма недурна собой, более того, ее даже можно было назвать красивой. Не так давно Рёджи глаз от такой не смог бы отвести, а теперь вдруг поймал себя на странном равнодушии.
"Это все потому, что она из высшего общества. Что толку мне на таких пялиться?" – попытался найти оправдание собственным чувствам Рёджи, но вышло как-то не слишком убедительно.
- Вы же впервые у нас? – заметила его изучающий взгляд девушка и, улыбнувшись, решила завести светскую беседу. – Вам понравился единственный, благостный и неповторимый? Наш город никого не оставляет равнодушным, вот только погода в летнее время особенно утомительна.
"Они что… Они так издеваются этим своим единственным-благостным? Или серьезно?.." – мелькнул у Рёджи вопрос, прежде чем он начал лихорадочно думать, что же ответить, чтобы прозвучало так же красиво и складно, да чтоб еще и не обидеть никого. Но на выручку ему пришел Леда.
- Ваш город воистину ухожен и красив. Нас поразило обилие цветов на улицах, а также мирная атмосфера. Она даже чувствуется в воздухе, хотя прогуляться мы еще не успели и толком ничего не видели. А жара в этом году и правда изнуряющая.
"Жара каждый год изнуряющая", - хотел буркнуть Рёджи, но вовремя сдержался. Хотя Леда говорил складно и красиво, уже на втором предложении Рёджи стало скучно, и он задался вопросом, все ли аристократы любят вот так болтать ни о чем.
- В этом году средняя температура действительно на пару градусов превышает показатель прошлого лета, - заметил член совета, бывший главным медиком, и Рёджи перевел взгляд на него.
Человек со странным цветочным именем был до неприличия красивым и чересчур холеным. Глядя на него, Рёджи ловил себя на том, что во внешности господина медика не было ни единого недостатка. Фиолетовый, немного кричащий костюм сидел на нем идеально, броские перстни на тонких пальцах смотрелись изысканно, и даже длинные каштановые волосы были уложены аккуратно, прядка к прядке. Рёджи заметил, что в отличие от всех остальных гостей, включая самого эльфа, Жасмин не выдавливал из себя вымученную улыбку, глядел на окружающих спокойно, будто даже свысока и периодически немного кривил губы, из-за чего его красивое лицо становилось отталкивающим.
"Мерзкий тип", - вынес вердикт Рёджи и уставился на третьего члена совета.
Из всей этой компании Юки понравился Рёджи больше всех. Когда принесли первую перемену блюд, тот попросил сразу наполнить до краев самый большой из кубков, стоящих перед ним, осушил залпом и попросил еще. И пока Рёджи старательно следил за Ледой, определяя, какой прибор надо взять и как им потом пользоваться, Юки бодро орудовал одной и той же самой простой вилкой, охотно применяя ее к каждому новому блюду. Такую невоспитанность другие гости будто и не замечали, однако Рёджи заметил, как досадливо поморщился Камиджо, когда Юки, неаккуратно стукнув бокалом о стол, расплескал густое красное вино на белую скатерть.
Подобная простота была близка Рёджи, а еще обнадеживало, что из всех присутствующих он имел не самый безобразный вид. Да и одет Юки был не так вычурно, как остальные, а темные волосы, видимо, растрепанные ветром, не спешил приглаживать.
Светский разговор, который Рёджи не мог поддержать, все тянулся и тянулся. Очень хотелось зевнуть, и он сдерживался с превеликим трудом, пытаясь найти радость от этого обеда хотя бы в еде. Однако блюда, которыми угощали гостей, были какими-то слишком уж изысканными, и Рёджи даже не мог понять, что именно ест в тот или иной момент: рыбу или мясо, невкусный фрукт или невесть зачем подсахаренный овощ.
- Каковы сейчас настроения в столице? – вопрошал Камиджо у прибывших издалека гостей. – Что говорят о Соргонском пакте и как относятся к нему? А то мы тут, в глуши, даже не знаем, что творится в мире.
На этих словах Камиджо рассмеялся, а Рёджи вдруг то ли почувствовал, то ли просто подумал, что градоначальник врет – руку на пульсе Локстена он держал неотрывно, даже находясь вдали от столицы. Каким образом Рёджи догадался об этом, он сам не знал, однако своей интуиции поверил безоговорочно.
- К сожалению, нам нечего ответить на ваш вопрос. Простые наемники далеки от политики и всего, что с ней связано. Ни права, ни свободы граждан нас особо не касаются, потому и дела нет. Соргонский пакт мы даже не читали, - соврал Леда, причем слова прозвучали так ровно и уверенно, что если бы Рёджи сам не видел, как эльф изучал тонкую брошюрку у костра и сердито хмурился при этом, сразу поверил бы в то, что Леда знать не знает, о чем идет речь.
- У вас необыкновенное украшение, Айри, - тут же заговорил эльф, ловко меняя тему разговора и обращаясь к дочери градоначальника. – Оно очень идет к цвету ваших волос.
- О, благодарю, - улыбнулась девушка и коснулась кончиками пальцев своих локонов. – Это одно из моих любимых.
Надо было признать, что тут эльф не обманул: Рёджи сам успел заметить, что волосы девушки покрывала необычная тонкая сетка, в которую были вплетены полупрозрачные золотистые камни. На светлых прядях они сияли будто роса, и, вероятно, украшение стоило целое состояние.
- Камиджо для Айри ничего не жалеет, - будто в унисон его мыслям хмыкнул Юки, не прекращая жевать.
- Это украшение мне досталось от мамы, - заметила девушка.
- Но это не отменяет того, что он ничего не жалеет, - пожал плечами Юки.
- Если я не ошибаюсь, это атлонский хрусталь, - задумчиво произнес Леда, разглядывая прическу Айри. – Крайне редкая вещь в принципе, а для Локстена – тем более.
- К нам приезжают люди даже из самых далеких стран, о которых порой мы ничего даже не слышали. Не проблема купить какую-то диковинку, а для любимой жены не жалко никаких сокровищ, - объяснил Камиджо и сразу погрустнел, слишком внезапно, как показалось Рёджи.
Продолжать обсуждение украшения дальше стало неловко, и следовало сменить тему, что и сделал так непонравившийся Рёджи Жасмин.
- Думаю, с прелюдиями окончено, и мы наконец можем перейти к тревожащей нас всех проблеме, - сухо произнес он и окинул тяжелым взглядом присутствующих. – Не пора ли нам поговорить о том, что привело в Хайдалар наших гостей?
- Вестимо, что привело, - весело, как показалось Рёджи, произнес Юки. – Неуемная активность и безразмерная мнительность одной юной особы…
- …За которой не мешало бы пристально следить, - хмуро закончил Жасмин.
- Давайте не будем обсуждать молодость и неопытность моего сына, - строго одернул их Камиджо, хотя приторная улыбка даже в этот миг не сошла в его лица: Рёджи теперь казалось, что градоначальник не перестает улыбаться даже во сне. – Мальчик хотел как лучше.
- Мальчик только всем мешает и отвлекает от дел, - недружелюбно заявил Жасмин.
- Да ладно вам, - добродушно отмахнулся Юки. – Какая разница? Нам вообще дела нет, и так понятно, что это просто совпавшие по времени несчастные случаи. А наемники на то и наемники, чтобы путешествовать по миру. Вот, для разнообразия проехались на край света в Хайдалар.
На этих словах Юки совсем неожиданно подмигнул Рёджи, который глядел на него во все глаза, и снова уставился в тарелку, чтобы тут же наколоть на вилку кусочек мяса.
- Юки прав, - таким же миролюбивым тоном подхватил Камиджо. – В Хайдаларе не случаются преступления, потому что их просто некому совершать. Все граждане добропорядочны, и все друг другу знакомы. А приезжие богатые уважаемые люди, чтобы творить подобное.
"Богатые и уважаемые, должно быть, не совершают преступлений", - насмешливо поглядел на Камиджо Рёджи, однако ничего говорить не стал.
- Мы не смеем сомневаться, - вежливо, будто соглашаясь, кивнул ему Леда. – Однако наш непосредственный заказчик – ваш сын – выразил свою обеспокоенность и попросил оценить со стороны, не кажется ли нам происходящее в городе странным. Он беспокоится, не грозит ли ничего другим членам совета и не является ли все происходящее диверсией извне.
Услышав такое предположение, Юки и Камиджо в голос рассмеялись, Айри опустила голову, пряча улыбку, и даже Жасмин усмехнулся.
- Что, так и сказал? Извне? – изумленно покачал головой Камиджо.
- Да, именно так, - подтвердил Леда.
- Ну, Теру…
- Видимо, он, как и вы, считает, что никто из горожан и простых отдыхающих, приехавших к источнику, не мог этого сделать, - продолжил эльф.
- Хоть на это умозаключение здравого смысла хватило, - вздохнул Жасмин, устало потирая лоб кончиками пальцев.
- Теру просто начитался разных удивительных книг о дворцовых интригах и политических войнах, - мило улыбнулась Айри и снова поглядела на Рёджи, а Юки на это заметил:
- Всегда знал, что чтение вредно. Камиджо, ты почему не следил, какие книги твой сын читает?
- Давайте все же перейдем к делу, - не разделил общего веселья градоначальник и обратился к Леде, безошибочно определяя, кто из наемников был главным. – Все это шутки, но к сожалению… То есть, скорее, к счастью, Юки совершенно прав. Сожалею я лишь о том, что вы зря потратили время, однако лично прослежу, чтобы вам выплатили все причитающееся вознаграждение. А на деле случилось два несчастных случая, и по какой-то горькой закономерности между ними прошло совсем немного времени. Если бы дело имело место не в Хайдаларе, это должно было насторожить, однако у нас не могло произойти убийства. В вольном городе даже кража редкость, и если такое случается, виновного быстро находят и карают по всей строгости.
- Отрубают руку? – не подумав, брякнул Рёджи, памятуя, как с ворами обходятся в Локстене.
- Ну что вы, - на лице градоначальника отразилось слабое негодование. – Варварские методы королевства мы не приемлем. Виновного просто высылают из города без права возвращения. И поверьте, многие рыдали и умоляли на коленях, чтобы им отрубили руку, лишь бы не прогоняли из нашего райского уголка. Однако правила одни для всех – таков закон благостного и неповторимого.
"От источника молодости они не хотели уходить, а не из райского уголка. Лучше жить без руки, да в два раза больше, чем с рукой, но в два раза меньше", - подумал Рёджи, но вслух говорить ничего не стал.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:44 | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Тем лучше, - невозмутимо кивнул на заверения градоначальника эльф. - Стало быть, и тревожиться не о чем. Но все же мы заработали свою репутацию, старательно выполняя каждое задание, и потому просто не имеем права обмануть доверие нашего заказчика и не делать ничего. Надеюсь, никто не будет против, если мы все выясним лично.
- Да на здоровье, - объявил Юки. – Если хотите выяснить что-нибудь в порту, приходите завтра после семи. Я как раз планирую откупорить бутылочку аквилонской наливки.
- Можно подумать, ты сегодня ничего не откупоришь, - съязвил Жасмин.
- Сегодня я уже откупорил, - захохотал начальник порта. – Но сирасанский коньяк оказался редкостным пойлом. Я, конечно, допью, не пропадать же добру, но угощать им гостей как-то не по этикету.
- Спасибо за приглашение, - вежливо поблагодарил Леда. – Мы обязательно им воспользуемся. Но не будете ли вы против ответить на некоторые наши вопросы прямо сейчас, чтобы не терять время понапрасну и не беспокоить вас мелочами в дальнейшем.
- Да валяй, - великодушно предложил Юки. – То бишь, валяйте, я хотел сказать.
- Разумеется, спрашивайте, - благосклонно кивнул Камиджо, и Айри тоже несколько раз кивнула, выражая готовность отвечать и помогать. Лишь Жасмин никак не отреагировал на поставленный вопрос, с недовольным видом изучая перстни на своих пальцах.
- Насколько нам известно, погибший первым Масаши отвечал за городскую стражу, - полувопросительно произнес эльф.
- Так и есть, начальником стражи он был, - подтвердил Юки. – Отличный парень. Земля ему пухом.
На этих словах Юки поднял кубок и залпом осушил его до дна, и Рёджи, глядя на него, задался вопросом, сколько этот человек за недолгий обед успел выпить и съесть. Ответа он не знал, но одно мог сказать точно – останавливаться Юки явно не планировал.
- А Хизаки был ответственен за культурную жизнь города, - продолжил Леда.
- Да, Хизаки отвечал за увеселительные мероприятия, концерты, а также за чистоту и благоустройство Хайдалара, единственного и неповторимого, - со вздохом подтвердил Камиджо. – Незаменимый человек. Не знаю, как мы без него теперь будем. Очень скорбим.
- Бесконефно скорбим, - подтвердил с набитым ртом Юки и поднес очередной вовремя наполненный слугой бокал к губам. – Земля ему пуфом…
Рёджи невольно улыбнулся. Начальник порта его определенно забавлял, но глядя на Юки, он с самого начала испытывал непонятное подспудное чувство, что в его поведении было что-то не то. Юки казался веселым, разбитным и простым, но всего этого было будто бы в избытке. Видя, как тот заливается вином, Рёджи неожиданно отметил, что взгляд этого члена совета оставался ясным и проницательным, совсем не таким, какой должен быть у спивающегося праздно живущего чиновника. Впрочем, если бы Юки правда был таким человеком, какого он из себя строил, вряд ли у него получалось бы справляться со своими обязанностями: управлять портом – это все же не пивнушку держать. Рёджи очень хотелось поделиться своими соображениями с Ледой, однако такие разговоры следовало оставить на будущее.
- Расскажите подробней, что именно случилось. Кто нашел пострадавших, что необычное было замечено, - попросил Леда, и Жасмин, удивленно подняв брови, ироничным тоном поинтересовался:
- А что же, наш золотой мальчик Теру вам ничего не рассказал?
- Он рассказал, - не стал спорить эльф. – Но он мог запамятовать о чем-то или чего-то не знать. Все же он не член совета пятерых.
- Да что тут рассказывать, - решительно вступил в разговор Камиджо, будто опасаясь, что Жасмин скажет еще что-то не совсем приличное. – Масаши со свернутой шеей нашли мертвым на первом этаже у лестницы в его собственном доме. Нашла прислуга поутру, ведь Масаши живет один. От него сильно пахло абрикосовой настойкой, не иначе опять набрался и оступился на ступеньках.
- А он любил выпить? – резонно поинтересовался Леда.
- Еще как, - пренебрежительно усмехнулся Жасмин. – С Юки и заливался по самые глаза постоянно.
- Не завидуй, друг Жасмин, - ничуть не обидевшись, заявил начальник порта. – Если б не твоя прискорбная язва, мы и тебя приглашали бы в компанию.
От этого заявления Жасмин весь перекосился, однако слушать перебранку Леда не стал.
- А прислуга была в доме, когда все это произошло? – задал следующий вопрос он.
- Не было там никого, - с уверенностью произнес Юки. – Прислуга у него вообще приходящая, лишь иногда бабка-кухарка оставалась ночевать, чтобы домой, толстой кошелке, не идти пару кварталов. Да только после того, как ей привидение померещилось, она из этого дома засветло удирала.
- Не все люди свободны от предрассудков даже в наш век просвещения, - со скорбью, показавшейся Рёджи неестественной, посетовал Камиджо.
Рёджи было интересно, что градоначальник имел ввиду, и не хотел ли он сказать, что не верит в призраков, когда всем на свете было известно, что они существуют. Однако спросить постеснялся.
- А что произошло с Хизаки? – переключился на второго члена совета Леда.
- Инфаркт. Вероятно, лег спать, тут сердце и прихватило, - равнодушно пожал плечами Жасмин. – А наутро та же история. Пришла горничная и обнаружила его уже холодного.
- У него тоже не было семьи?
- Семья и все с нею связанное Хизаки не интересовало, - по-змеиному ядовито улыбнулся Жасмин, откровенно намекая, что у члена совета были другие интересы. У Рёджи язык чесался уточнить, какие именно, но он не рискнул.
- И прислуга тоже дома не ночевала? – сделал предположение Леда, однако все присутствующие дружно отрицательно покачали головами.
- Хизаки боялся, - шепотом произнесла молчавшая до этого Айри.
- Он половину подопечных Масаши к себе в дом пригнал, чтоб стерегли его. И прислугу не отпускал, чтоб народу было побольше. Да без толку, как видите, - пояснил Юки.
- Чего он боялся? – решил уточнить Леда, и Жасмин, прежде чем ответить, возвел глаза к потолку:
- Призрака, разумеется, чего ж еще? Малохольный…
- Ну хватит уже, - потребовал у него Камиджо, очевидно, не желая слышать плохое об усопшем, и Жасмин тут же послушно замолчал.
- Призраки не могут причинить вреда человеку, - заметил Леда.
- Это вы ему сказали бы, - фыркнул Юки, отправляя в рот кусочек сладкой рисовой лепешки. – Хизаки один раз померещилось какое-то приведение, так он покой и сон потерял, а заодно лишил их и всех остальных. Талдычил ходил, что конец его близок.
- Может, он боялся вовсе не призрака? – осторожно предположил эльф, но градоначальник лишь отмахнулся:
- В вольном городе бояться нечего, и кому, как не члену совета, знать об этом. Не в себе просто был наш Хизаки. Чувствительная натура. Вот сердце и не выдержало.
- А почему вы думаете, что это именно сердце?
- А какие есть варианты? – насмешливо взглянул на Леду Жасмин.
- Мало ли. Отравление, удушение…
- Я, безусловно, не сомневаюсь, что высокородные, которые живут вечно, проживая сотни человеческих жизней, несопоставимо с нами, простыми смертными, умны, - перебил его Жасмин, немного подаваясь вперед. – Однако свое дело, господин эльф, я прекрасно знаю, и пока еще в состоянии отличить остановку сердца от отравления.
- А вскрытие проводили вы? – невинно поинтересовался Леда, пропустив мимо ушей всю недовольную, возмутившую Рёджи отповедь.
- Разумеется, я, - чуть повысив голос, ответил Жасмин. – Разве я мог доверить такое ответственное дело кому-то из подчиненных?
- Хорошо, я думаю, на сегодня вопросов хватит, - объявил Леда и, откинувшись на спинку стула, обвел присутствующих веселым взглядом, хотя Рёджи думал, что эльф только начал свой допрос. – Скажите только, где похоронены усопшие. А еще, можем ли мы посетить их дома?
- На кладбище городском похоронены, - с готовностью пояснил Камиджо. – Оно у нас всего одно, расположено недалеко от восточной стены возле храма духов. В Хайдаларе все же нечасто умирают.
- А посетить дома, конечно, можно, да только вы там уже ничего не найдете, - продолжил за градоначальника Юки. – Там все убрали, хозяйское добро большей частью вынесли. Подготовились к прибытию новых жильцов, так сказать: скоро из Саруны прибудут кандидаты в совет. Король надолго не оставит нас без внимания.
- И все же, - терпеливо улыбнулся Леда. – Мы хотим своими глазами поглядеть на место, где все произошло.
- Как вам будет угодно, - согласился Камиджо. – Я выпишу вам бумагу от своего имени. С ней вас пропустят, куда вам будет угодно.
- Ваше доверие бесконечно приятно и льстит нам, - рассыпался в привычных благодарностях Леда.
- Всегда к вашим услугам, - кивнул в ответ Камиджо.
Глядя на этот фальшивый обмен любезностями, Рёджи чувствовал, что у него начинает болеть голова. Поведение присутствующих выглядело слишком ненатурально, да и его напарник говорил осторожно и напряженно, отчего у Рёджи ум за разум заходил. У него не получалось уловить полутона в беседе и понять, что скрывается за теми или иными слова, более того – казалось, что за весь вечер вообще не было произнесено ничего важного. Однако, зная Леду, Рёджи предполагал, что в отличие от него эльф вынес много полезного из этого разговора.
- Мы бы хотели приступить к делу сегодня. Даже прямо сейчас, - обратился к Камиджо Леда, и на лице градоначальника мелькнула тень недоумения.
- Так быстро? – с сомнением протянул он. – Быть может, вы сперва отдохнули бы, искупались в море. Я могу посоветовать вам пару чудесных чайных, где гостям предлагают отличный сорбет и конфитюр из лепестков роз…
- Это обязательно, - вежливо остановил его Леда. – Но сперва все же дело. Мы не может забывать о том, что прибыли сюда работать, а не отдыхать.
- Золотые слова, - похвалил его Юки. – Думаю, за это надо выпить…
- Как вам будет угодно, - невозмутимо ответил Камиджо. – Тогда я предлагаю на этом закончить трапезу. Все могут быть свободны, а наших гостей из Саруны я попрошу проследовать в мой кабинет, где я и выпишу упомянутую бумагу.
Когда все наконец встали из-за стола, Рёджи выдохнул с облегчением. Даже самый кровопролитный бой не утомлял его так, как этот бесконечный обед. Рёджи было жарко в официальном костюме, воротник натер шею, а сама атмосфера угнетала. От необычной еды разболелся живот, и больше всего Рёджи мечтал о кружечке дешевого разбавленного водой эля в какой-нибудь недорогой пивнушке.
…Когда бумага была выписана и торжественно вручена Леде, градоначальник и эльф поднялись и вышли из кабинета, а утомленный Рёджи, который слушал их обмен любезностями в пол-уха, немного замешкался, залюбовавшись разноцветными рыбками в большой прозрачной круглой посудине, стоявшей на окне. Убранство кабинета градоначальника тоже было богатым и изысканным, однако Рёджи уже обращал на это мало внимания, мечтая поскорей оказаться подальше отсюда. Вот только красные рыбки, плававшие в чистой воде среди зеленых водорослей, приковали его внимание, хотя глазеть на них при градоначальнике Рёджи посчитал неприличным.
Задержался он ненадолго и буквально через несколько минут бросился следом, сообразив, что если сильно отстанет, рискует заблудиться в этом огромном доме.
Меряя шагами полутемный коридор, Рёджи спешил догнать своего друга, когда вдруг за одной плохо прикрытой дверью услышал приглушенные голоса. Видеть говоривших Рёджи не мог, однако сам таинственный полушепот наводил на мысль, что собеседники обсуждали нечто безмерно интересное, и скорее интуитивно, чем со злым умыслом, Рёджи замедлил шаг и прислушался.
- Этот тебе не по зубам, не мечтай даже, - сдавленным шепотом произнес кто-то, и Рёджи даже не смог определить, принадлежал ли голос мужчине, или все же был женским. Другой человек говорил еще тише, а потому Рёджи смог разобрать только раздраженный ответ первого. – Это не игрушки, не забывайся. Рисковать нельзя, потому только второго. Только так.
- Рёджи, что с тобой? – услышал он голос Леды и вздрогнул от неожиданности. Эльф стоял в конце коридора и глядел на него вопросительно. Должно быть, он вернулся обратно, чтобы проверить, куда подевался напарник.
- Иду, - почему-то еле слышно произнес Рёджи и зашагал к Леде. – Я на рыбок залюбовался.
- Вот оно как, - улыбнулся эльф, и Рёджи кивнул, будто подтверждая, что все именно так и никак иначе.
- Кстати, пока ты любовался, ко мне подошел господин медик с деликатным вопросом, - сообщил Леда.
- О, да ну? – хмуро ответил Рёджи – одно упоминание о самом необщительном члене совета было ему неприятно. – Я чего ему надо?
- Он просил, чтобы ты сегодня же, а лучше прямо сейчас наведался в городскую больницу.
- Это зачем же? – изумился Рёджи. – Я себя отлично чувствую.
- У них тут так положено, - пояснил Леда. – Все прибывающие проходят обязательный медицинский осмотр. Жасмин объяснил, что глупые люди, верящие в чудодейственность источника, могут приехать сюда вылечить чуму, проказу или еще что-то особенно страшное. Однако источник не помогает от подобных хворей, а вот риск заразить горожан вполне реален.
- У меня нет ни чумы, ни проказы! – возмутился Рёджи. – И, тем более, я не глупый!
- В этом никто не сомневается, - мягко заверил его Леда. – Однако это условность и просто принятый порядок. Не противься, пожалуйста.
Рёджи недовольно пыхтел, шагая уже по просторному холлу рядом с Ледой, и всей душой желал отказаться от унизительных осмотров, а заодно напомнить, что он вообще не хотел сюда ехать, а значит, не обязан идти ни в какую больницу. Но Леда поглядел на него с такой теплотой, что все слова тут же забылись.
- Я бы тоже прошел осмотр, вот только это бессмысленно. Дети лесов не подвержены людским хворям, - будто даже с сожалением в голосе произнес Леда. – А тебя я очень прошу согласиться. Нам сейчас очень некстати затевать скандал и портить отношения с местными властями. И уж тем более давать им формальный повод вышвырнуть нас из города.
- Я с удовольствием вышвырнусь отсюда, - проворчал Рёджи, однако не желая, чтобы Леда снова его упрашивал как маленького ребенка, согласился. – Ладно уж. Так и быть, схожу.
- Спасибо, - от души поблагодарил его Леда, словно Рёджи сделал подарок лично ему. – Я никогда не сомневался в твоем благоразумии.
Похвала была очень приятна, и Рёджи довольно хмыкнул, не заметив, как Леда улыбнулся, глядя на него.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Дорога в тысячу лет. I. Пока боги спят (PG-13 - Ryoji/Leda [Deluhi, Versailles, GYZE])
Страница 1 из 3123»
Поиск:

Хостинг от uCoz