[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Орёл и решка (PG-13 - Sujk/Juri [Deluhi])
Орёл и решка
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:02 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Орёл и решка

Автор: Katzze
Контактная информация: kattzzee@rambler.ru , diary, vk, twitter
Беты: Jurii

Фэндом: Deluhi
Персонажи: Sujk/Juri
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Романтика
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
И жили они долго и счастливо, пока не встретили друг друга.

Примечания автора:
Примечание. А вдохновением в этот раз стал очередной туповатый пост в VK на тему "какие вещи надо успеть сделать в жизни" (или что-то вроде того). Если кому-то из ПЧ он попадался, некоторые эпизоды в фанфике могут показаться смутно знакомыми ))
Примечание 2. Несовпадения по матчасти.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:03 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Суть игры абсолютно проста. Подбрасываешь монетку: что выпадет, то и делаешь.
- И все?
- Да, все. Отличная игра, я ее обожаю.
На последних словах парень широко улыбнулся, а Сойк поморщился. Слушать навязчивого незнакомца ему надоело, но как вежливо избавиться от него, Сойк не знал.
…А ведь утро так хорошо начиналось. Больше всего на свете Сойк любил выходные дни, когда долго нежишься в постели и с удовольствием думаешь о том, что никуда не надо торопиться. Потом лениво выползаешь из-под одеяла, но не расстаешься с ним, а, завернувшись как в кокон, шлепаешь босыми ногами на кухню, где не спеша варишь кофе и…
Вот в этой части воскресного плана бесполезных дел программа дала сбой, и Сойк растерянно замер посреди кухни. Даже шкаф открывать не понадобилось, чтобы вспомнить – кофе в доме нет. Закончился еще вчера, а Сойк, прокляв дырку в своей голове, из-за которой он регулярно забывал что-то важное – например, купить кофе – решил не отказывать себе в утреннем удовольствии. В конце концов, кофе можно было пить не только у себя на кухне, и почти сразу Сойк припомнил, что в паре кварталов от его дома открылось очень симпатичное кафе, из которого по утрам заманчиво и вкусно пахло любимым напитком.
Но чудесный план посидеть в тишине, потягивая эспрессо из маленькой чашечки и разглядывая прохожих за высоким окном, провалился в самом начале, когда за его стол без приглашения уселся белобрысый парень.
- Можно познакомиться? – бодрым голосом спросил он.
- Нельзя, - коротко ответил Сойк и отвернулся в надежде, что когда он через минуту посмотрит на стоящий напротив стул, там уже никого не будет.
- Отлично, - непонятно чему обрадовался парень. – Меня Джури зовут. А тебя? Девушка! Можно мне большой капуччино?
Последняя часть фразы была адресована официантке, но от неожиданности подскочил Сойк, потому что некий Джури завопил во всю глотку.
Как так вышло, что уже через минуту подсевший к нему парень знал, как его зовут, где он живет и сколько ему лет, Сойк сам не понял. Вроде бы он не слишком охотно отвечал на вопросы, даже был почти грубым, но от веселого незнакомца любое злое слово отскакивало, как каучуковый мячик.
- Кстати, это чистая случайность, что мы с тобой познакомились, - сообщил Джури, прихлебывая из большой прозрачной кружки свой капуччино. Аккуратностью парень не отличался, и на его верхней губе появились усы от молочной пенки, но воспользоваться салфеткой он не спешил. – Знаешь, почему я к тебе подошел?
- Потому что сегодня мне не везет? – хмуро предположил Сойк.
- Потому что так решила монетка, - не обиделся Джури.
Спрашивать, что это означает, Сойк не стал, подозревая, что парень пустится в пространные объяснения. Но тому и не была нужна обратная связь: отставив чашку и откинувшись на спинку удобного кресла, он полез в карман штанов, и уже через секунду перед Сойком лежала самая обыкновенная разменная монета.
- Она никогда не ошибается, - пояснил Джури. – Каждый выходной я подбрасываю ее и решаю, что буду делать.
- Вот как, - нейтрально прокомментировал его слова Сойк и поглядел на свой недопитый эспрессо.
- Да, именно так, - подтвердил Джури. – Сегодня я загадал, что если выпадет решка, а познакомлюсь с кем-нибудь на улице. И как ты можешь догадаться, именно решка и выпала.
- Ты не на улице ко мне пристал, - снова невежливо заметил недовольный Сойк.
- Увидел я тебя еще на улице, - невозмутимо возразил Джури. – Я ж не виноват, что ты зашел сюда. Потому все равно считается.
- Хм… А если бы выпал орел? – невольно поинтересовался Сойк, решив, что от одного вопроса беды не будет: парень все равно болтал без умолку, а заявление про монетку все-таки было оригинальным. Как бы Сойку не хотелось этого признавать, Джури заинтриговал его.
- Если бы выпал орел, я бы уехал в незнакомый город и целый день бродил бы там в одиночестве, - с важностью пояснил Джури и расправил плечи, откровенно наслаждаясь растерянным выражением лица Сойка.
- Ни хера не понял, - после нескольких секунд молчания выдал Сойк, и прежде чем Джури опять заговорил, отмахнулся от него. – И не надо ничего объяснять. Мне неинтересно.
- Ну и ладно, - пожал плечами Джури и обезоруживающе улыбнулся. – Расскажу в другой раз.
- В… В какой другой? – оцепенел от этого заявления Сойк и тут же принял решительный вид. – Так, парень…
- Джури, - напомнил тот свое имя.
- Джури, - нехотя повторил Сойк и сразу разозлился на себя. – Да мне плевать, как тебя зовут! Хотел познакомиться, вот и познакомились. Теперь можно попрощаться, так?
- Неа, - ни на секунду не задумавшись, отрицательно помотал головой Джури. – Теперь ты мне понравился, и я не могу уйти просто так.
- А ты мне не понравился, - отчеканил Сойк, делая ударение на частице "не".
- Это временно, - убежденно заверил его Джури. – Я всем нравлюсь. Однажды ты рассмотришь во мне что-то хорошее.
От такой наглости всегда уверенный в себе Сойк окончательно растерялся. Он во все глаза уставился на парня перед собой и мысленно посчитал до трех.
Джури был типичным представителем того типа людей, который Сойку не нравился до отвращения. Новый знакомый был смазлив, но отнюдь не красив в классическом понимании слова "красота", и выглядел значительно младше самого Сойка. У него были вытравленные до белизны патлы, уложенные в замысловатом стайлинге, серо-голубые линзы в глазах и какие-то не в меру модные тряпки. А еще Сойка бесила плещущая через край наглость парня и его самоуверенность.
С такими мыслями он разглядывал Джури, а Джури смотрел на него и будто не замечал, до чего сердитый у Сойка взгляд. Вместо того чтобы смутиться или оскорбиться, Джури вдруг улыбнулся, как-то совсем по детски и дружелюбно, и Сойк снова, уже неизвестно который по счету раз, смешался. Улыбка у случайного знакомого оказалась очень красивой. Даже очаровательной.
"Я что, уже нашел в нем что-то хорошее?" - с изумлением спросил сам себя Сойк, но тут же отмахнулся от абсурдной мысли. – "А нет, показалось".
Сойк уже хотел встать и уйти, даже не допив свой кофе, когда Джури спросил вдруг:
- А кем ты работаешь?
- Я – музыкант, - без особого энтузиазма признался Сойк.
- Круто! Я тоже, – обрадовался пуще прежнего Джури.
- В какой-то попсовой группе, - даже не спросил, а заявил Сойк, усмехнувшись.
- Чего это в попсовой? – впервые за все время возмутился парень. – У нас отличная тяжелая музыка.
- У тебя? Пф… Скажи еще, что ты вокалист, - теперь Сойк не удержался и негромко рассмеялся, а Джури насупился.
- Не веришь, приходи и сам послушай, - с вызовом заявил он, на что Сойк только глаза к потолку возвел.
- Не хочу я никого слушать. И вообще мне пора.
- Эй, куда ты? Подожди, я с тобой.
- С чего это вдруг? У меня свои дела, – строго отрезал Сойк.
- Не вопрос. Но тогда вечером приходи к нам на репетицию, - вдруг вынес предложение Джури и снова засиял улыбкой.
- Ты со мной не торгуйся, - потребовал Сойк. – Я не хочу и не буду…
- А давай монетку бросим, - перебил его Джури. – Если выпадет, допустим, решка, ты придешь к нам на репетицию. Если орел, тогда мы сейчас вместе куда-то пойдем.
- Э, нет, так дело не пойдет, - невольно рассмеялся Сойк – от случайного знакомого веяло такой детской непосредственностью, что даже не получалось толком сердиться. – Мне не нравятся оба варианта.
- А как ты тогда хочешь? – невинно поинтересовался Джури.
Сойк хотел ответить, что он хочет, чтобы Джури исчез и больше не появлялся. Но вместо этого он вдруг почувствовал странный азарт.
- Давай, если орел, я приду на вашу репетицию. А если решка, ты пойдешь, куда шел, и больше не появишься.
- Во как! – будто даже восхитился дерзостью предложения Джури, но к удивлению Сойка спорить не стал. – Хорошо! Но ты учти, монетка никогда не ошибается.
- Бросай уже, - потребовал Сойк, и Джури не заставил просить себя дважды.
Взяв со стола ту самую монетку, которую он до этого показывал Сойку, Джури подбросил ее вверх, и Сойк проследил взглядом, как серебристый кругляш несколько раз перевернулся, прежде чем упасть в раскрытую ладонь Джури.

***

- Существует много вещей, бесполезных, но очень приятных, которые люди не успевают сделать в жизни. Потому я решил так: выбираю две такие вещи, которых мне хочется прямо сейчас, подбрасываю монетку, и в зависимости от того, что выпадет, воплощаю.
- А почему нельзя без монетки? Просто берешь и делаешь.
- Все сделать не успеешь. Потому приходится выбирать. А монетка никогда не ошибается – в итоге выпадает то, что мне нужней.
Джури рассказывал настолько вдохновенно, что Сойк невольно заслушивался. Хотя думать о том, что такого идиотизма он в жизни своей не вообразил бы, все равно не прекращал.
С Джури они были знакомы два месяца, и уже почти целый месяц прошел с того дня, как Сойк согласился играть в группе нового знакомого. Познакомившись с ним поближе, Сойк был вынужден признать, что некоторые положительные качества у Джури все же были. Например, он хорошо пел, даже очень хорошо. Еще Джури был позитивным и дружелюбным – порой даже слишком, когда ходил за Сойком хвостом, требовал сводить его погулять и не отставал, даже когда тот начинал огрызаться. И да, конечно, улыбка. Когда Джури начинал улыбаться, Сойк ни в чем не мог ему отказать. А улыбался Джури постоянно.
Однако все эти, несомненно, положительные качества меркли на фоне того, какой Джури был инфантильный, вредный, наглый, навязчивый и капризный. По несколько раз на день Сойк успевал проклясть тот час, когда отправился пить кофе в злополучное кафе, ставшее в итоге местом их первой встречи.
- А ты не хочешь тоже попробовать? – нарушил повисшее молчание Джури, и Сойк, который уже несколько минут неотрывно следил за дорогой и не думал ни о чем, кроме как о пешеходных переходах и светофорах, не понял, чего тот от него хочет.
- Что попробовать? – спросил он.
- Монетку подбросить не хочешь? – воодушевленно поинтересовался Джури и нетерпеливо заерзал на пассажирском сидении.
Репетиция закончилась поздно, и Сойк согласился подвезти Джури, когда тот начал наматывать вокруг него круги и, горестно вздыхая, загибать пальцы в попытке посчитать, столько пересадок в метро придется сделать, пока он, Джури, голодный, уставший и несчастный, доберется до дома.
"Почему я ведусь на все это?" – спрашивал себя Сойк, когда решительно шагал по парковке к своему автомобилю, а за ним семенил сияющий довольный Джури. Но ответа на вопрос не было.
- Я такой херней не страдаю, - отрезал Сойк и попросил высшие силы сделать так, чтобы Джури заткнулся и не раздражал его. Но в этот вечер высшие силы были глухи и безразличны к его просьбам.
- Это никакая не херня, - заверил его Джури. – Наоборот, будет очень весело. Завтра выходной, и что ты будешь делать весь день?
- Отдыхать от тебя? – предположил Сойк.
- Я так и знал, что ничего, - кивнул Джури. – А у меня есть целых две идеи, одну из которых надо выбрать.
Джури замолчал в ожидании, когда Сойк спросит, что он задумал. Сойк замолчал в надежде, что успеет доехать до дома Джури быстрей, чем тот заговорит его насмерть.
- Значит так, идея первая, - не дождавшись его реакции, начал объяснять Джури. – У меня еще никогда не было такого, чтобы я танцевал всю ночь до упаду. А у тебя бывало?
- У меня упад начинается, как только я дохожу до танцпола, - хмыкнул Сойк. – Танцор из меня никакой, прямо скажем.
- Ай, да это неважно, - отмахнулся Джури. – Если стесняешься плясать, представь, что на тебя никто не смотрит.
- Я не стесняюсь, я не умею и не люблю… - попытался объяснить Сойк, но Джури его уже не слушал.
- Вторая идея такая же чудесная, - продолжил он. – Очень важная вещь, которую хоть раз надо сделать в жизни – подержать в ладонях живую бабочку.
- По-моему, это еще больший бред, чем первая, - поделился своими соображениями Сойк. – На фиг тебе бабочка?
- Ты совсем не романтик, - с деланной обидой в голосе цокнул языком Джури.
- А ты уже приехал, - ответил на это Сойк. – Выгружайся.
Удивленный Джури завертел головой – заболтавшись, он даже не заметил, как машина подъехала к его дому. И выгружаться он явно не спешил.
- Давай со мной, а? – произнес он, немного подаваясь всем корпусом вперед, к Сойку, и в полумраке салона его серые глаза блестели и казались какими-то нереальными.
- Что "с тобой", Джури?.. – устало протянул Сойк. – Я домой хочу, спать, а ты никак не отстанешь…
- Давай завтра мы с тобой сделаем что-то, что надо успеть в жизни, - пропустил его возражения мимо ушей Джури.
- Я не хочу успеть натанцеваться. И насекомые мне не нравятся…
- Ну пожалуйста. Всего один раз, - теперь в голосе Джури послышалась неподдельная мольба, будто он просил о чем-то бесконечно важном. Спасти его жизнь, например.
И Сойк сдался. Он знал, что еще сто раз пожалеет о своей слабости, но все же, помолчав немного, нехотя произнес:
- Ладно уж. Бросай свою монетку.
…И, конечно, Сойк пожалел. Пожалел, когда в семь утра на пороге его дома объявился Джури и заявил, что надо поспешить, пока не разобрали всех бабочек. Пожалел, когда Джури потащил его на вокзал, чтобы поехать за город – ловить бабочек в обычном парке Джури считал неправильным. Пожалел, когда, облазав пол-леса, Джури заставил его гоняться за каким-то конкретным, особенно красивым, на его взгляд, насекомым. И особенно сильно Сойк жалел о своем опрометчивом согласии, когда в спешке погони получил по лицу колючей веткой.
- Все, с меня хватит, - объявил он, остановившись и оглядевшись по сторонам. Солнце было в зените и уже нещадно припекало, царапина на щеке саднила, а Джури стоял рядом, часто дышал и глядел на него ошалевшими от восторга глазами.
- Что хватит? – не понял он. – Мы же еще бабочку в руках не держали.
- И не подержим, - грозно заверил его Сойк. – Мы едем назад.
- Нет. Не едем, - скрестил на груди руки Джури и упрямо поглядел на Сойка.
- Отлично, оставайся. А я пойду, - уговаривать согруппника, которого Сойк в этот миг искренне считал последним идиотом, он не собирался.
Развернувшись, он пошел прочь, а пораженный Джури остался стоять на месте. Сойк знал, что уйдет не так уж далеко, когда Джури начнет вопить, требовать вернуться, а когда Сойк не отреагирует, бросится следом, будет ныть, канючить и требовать бабочку.
- Со-ойк… - медленно и тихо протянул за его спиной Джури, и Сойк про себя удивился, что голос у того какой-то встревоженный. – Эй, подожди… Ну посмотри же…
Теперь Джури громко шептал, а Сойк, который ожидал диких воплей, заподозрил, что здесь что-то неладно. Резко обернувшись, он замер на месте, когда увидел, что на раскрытой ладони Джури сидела яркая, красно-оранжевая бабочка, которая медленно расправляла, а потом снова складывала тонкие крылышки. От неожиданности Сойк сначала замер на месте, а потом ноги сами понесли его назад.
- Это же чудо… - прошептал Джури и поднял на Сойка глаза, сиявшие таким восхищением, будто он получил лучший в своей жизни подарок. – Давай сюда руку…
- Я не… - начал было Сойк, но осекся, когда пальцами одной руки Джури осторожно взял бабочку за сложенные крылышки, а второй вцепился в ладонь Сойка.
Сойк думал, что бабочка улетит, как только Джури ее отпустит. Но та оказалась такой же глупой, как сам Джури – она почти неощутимо пощекотала крохотными лапками палец Сойка и расправила крылья, будто хвастаясь прекрасным узором.
Никогда прежде Сойк не держал в руках бабочку, никогда он не задумывался о том, что хочет это сделать. Но теперь ощущения были действительно невероятными, и Сойк подумал, что этот момент он запомнит надолго.
"Это что? Это я сейчас в восторге?" – с удивлением подумал он, а потом вспомнил, что он уже взрослый и умный и забавляться такими глупостями не должен. – "Нет, показалось".
А бабочка, которая знать не ведала ни о мыслях Сойка, ни о его чувствах, прежде чем улететь, еще раз сложила и расправила крылья. Сойк и Джури дружно повернули головы, глядя, как та удаляется, порхая над первыми весенними цветами, и Сойку было даже немного жаль, что ей как быстро надоела их компания.
- Я стоял, ничего не делал, а она сама прилетела и уселась на мою руку, - хвастливо объявил Джури. – А к тебе она идти не хотела, потому что ты гонялся за ней как бизон!
- Какой еще бизон? – возмущенно поинтересовался Сойк, чувствуя, что все волшебство момента разрушено.
- Большой и толстый, - охотно пояснил Джури. – Я так и знал, что в таких вопросах надо быть деликатным. Но тебе не понять, что это такое.
- Джури, ты охренел?! – потерял последнее терпение Сойк. – Я за ней гонялся, потому что ты меня заставил!
- Не было такого, - расправив плечи, Джури зашагал куда-то в сторону луга, вслед за необыкновенной бабочкой, а Сойк почувствовал, что закипает от гнева.
"Никогда больше не поведусь на твои авантюры", - с трудом сдерживаясь, чтобы не догнать и не наградить Джури подзатыльником, мысленно пообещал разъяренный Сойк. В эту минуту он искренне верил, что сдержит данное самому себе слово.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:04 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

- Чтобы тебе не было скучно, ты тоже можешь предложить какую-то идею. Я предложу свою, и мы подбросим монетку.
- Я не хочу ничего предлагать. Я вообще не собираюсь с тобой в это играть!
- А я с тобой – очень даже.
На последних словах Джури широко улыбнулся и отправил в рот следующее маленькое печенье, а Сойк скрипнул зубами от досады. Это был уже четвертый по счету выходной, который Джури портил ему своим визитом. Он всегда приходил очень рано, трезвонил в дверь, пока сонный Сойк не откроет, а потом по-хозяйски располагался на кухне и хрустел печеньем, запивая зеленым чаем.
Когда Джури пришел впервые, Сойк спросил, откуда тот узнал адрес. Оказалось, адрес дал Леда. Тогда Сойк поинтересовался, откуда Леда знает, и получил исчерпывающий ответ: "Леда знает все!" А вот спросить, зачем Сойк каждую неделю покупает зеленый чай, который терпеть не может, и песочное печенье, которое никогда не ест, было не у кого.
- Смотри, что я придумал, - как обычно, не дождавшись от Сойка инициативы, сообщил Джури. – На сегодня по прогнозу передавали сильную грозу. Каждый человек должен хоть раз в жизни побегать в грозу по лужам.
- Каждый человек в возрасте до шести лет, - уточнил Сойк.
- Это неважно, - отмахнулся Джури. – Возраст вообще никогда не важен. Ты вот бегал по лужам, когда тебе было шесть?
- Я не помню, - честно признался Сойк и вздохнул то ли о загубленном детстве, то ли об испорченном утре.
- А я знаю, что не бегал, - уверенно сообщил Джури. – Тебе мама запрещала, как и все другие мамы. Говорила: простудишься, промочишь ноги, заболеешь и умрешь – лечить тебя не буду.
- Она и сейчас это сказала бы, - заметил Сойк и почесал макушку.
- Конечно. Но маме мы не расскажем, - подмигнул ему Джури. – А теперь ты. Предложи что-то замечательное, что любой человек должен хоть раз сделать. Но что ты еще не делал.
Сойк хотел огрызнуться и попросить Джури отстать от него. С каждым разом игра приобретала все более крутой оборот. Джури медленно и уверено затягивал его в сети своих авантюр, а Сойк, хотя умом и понимал, что надо держаться, шел на поводу. Не без тоски он вспоминал тот первый раз, когда согласился отправиться на охоту на бабочек. Уже тогда Сойк понимал, что Джури относится к тому типу людей, которые, протяни им конфетку, отхватят руку по локоть. Но почему-то у Сойка не получалось сказать твердое "нет" и выставить Джури за дверь.
"Выставить…" - горько усмехнулся Сойк. – "Тут заставить бы себя хотя бы печенье не покупать".
Словно в подтверждение его мыслей Джури захрустел новой печенюшкой, а Сойк вдруг ни с того ни с сего вспомнил одну свою шальную идею, которую он так и не воплотил в жизнь. Просто не собрался как-то.
- Когда-то я хотел… То есть, когда-то я думал, что было бы неплохо покататься по городу на кабриолете, - немного недовольно и даже почти нехотя признался он, а Джури замер на месте, будто до последнего не верил, что тот придумает хоть что-то.
- Хм. А это неплохо, - вынес свой вердикт он и снова старательно заработал челюстями. – Кабриолет, ветер, скорость… Да, однозначно, это вещь, которую надо хоть раз в жизни сделать.
Сойк пожал плечами. Он не знал, что ответить на это. С одной стороны он считал, что катание на кабриолете – далеко не самое главное, что должно случиться с человеком за его короткий век. С другой, он неожиданно понял, что существует немало идей и необычных желаний, которые посещали его, но в силу обстоятельств не были воплощены в действительность.
- Отлично, тогда пускай кабриолет будет орлом, а гроза с лужами – решкой, - озвучил свое решение Джури. – Мелочь найдется? А то мне лень в карман лезть. Я на нем сижу.
Усмехнувшись, Сойк поднялся из-за стола и направился на поиски своих джинсов, в кармане которых наверняка должна была найтись хотя бы одна монетка.
…Что гулять под дождем он терпеть не может, Сойк понял примерно через пятнадцать секунд после того, как они с Джури вышли из подъезда. Еще час назад в городе было трудно дышать из-за духоты: воздух загустел и замер, а горячее солнце, несмотря на то, что лето еще даже не наступило, раскаляло до красноты все, к чему прикасалось. Но теперь, когда на голову хлынули потоки холодной воды, Сойк понял, что мгновенно замерз.
- Э… Джури, я, наверно, пас… - попробовал исправить очередную роковую ошибку Сойк, но Джури, припустивший вперед, не услышал его за раскатом грома.
Деревья клонило к земле сильным ветром, молнии сверкали через каждые две минуты, и гремело просто оглушительно. Без преувеличения Сойк подумал, что такой сильной грозы он не видел уже много лет. А Джури будто не замечал ничего. Он уверенно и бодро шагал вперед, по лужам, как и собирался. Мокрые, потемневшие от воды волосы прилипли к шее и ко лбу, некогда красивая и стильная одежда стала похожей на тряпку, но Джури это не смущало. Он крутил по сторонам головой и улыбался, счастливо и по-детски.
- Может, хватит? – наконец не выдержал Сойк и резко остановился, давая понять, что дальше он не пойдет.
- Уже? – неподдельно удивился Джури. – Мы же только начали.
Глядя на него, стоявшего совсем рядом, но отделенного завесой дождя, Сойк думал о том, что происходящее напоминает кадр из какой-то дурацкой мелодрамы. Только главный герой должен не улыбаться от уха до уха, а страдать и клясться, что, несмотря на то, что уходит к другому, все равно будет помнить и любить.
- Мне надоело, - честно ответил Сойк и хотел было уйти, но Джури схватил его за запястье. С удивлением Сойк понял, то руки у Джури горячие, в то время как его собственная кожа была не лучше, чем у лягушки – мокрая и холодная.
- Подожди! Ну это же весело! – попытался донести до него Джури. Он улыбался тепло и искренне, однако этого было недостаточно, чтобы Сойк поверил в то, что ему хорошо, когда было так плохо.
Объяснять что-либо было бесполезно – Сойк знал это по опыту, – потому только дернул рукой, пытаясь избавиться от цепкого захвата, когда Джури сделал полшага вперед, сокращая расстояние между ними до минимума, и прижался губами к губам Сойка.
До этого Сойк думал, что Джури уже ничем не сможет его удивить. Что лимит исчерпан едва ли не в первый день знакомства, и какую бы глупость тот ни учудил, Сойк останется спокойным и беспристрастным. Но он ошибался. Когда Джури поцеловал его, от удивления Сойк забыл обо всем.
Это удивление было единственным чувством, которое он испытывал. Удивление от того, что Джури целует его. Удивление от понимания, что губы у него такие теплые и мягкие. И самое сильное удивление от осознания того, что Сойк не отталкивает, хотя поступить так было бы правильно.
"Мне нравится целоваться с ним?" - изумленно спросил сам себя Сойк, но тут же понял: - "Отнюдь! Просто показалось…"
Но отвечать на поцелуй не перестал, и еще добрую пару минут не мог оторваться от губ Джури.
Когда он наконец открыл глаза, то понял, что неистовая гроза прекратилась, теперь дождь напоминал несильную морось. Через поредевшие тучи пробивались редкие солнечные лучи, и Сойк подумал, что, быть может, им повезет сегодня увидеть радугу.
- Готов поспорить, под дождем ты никогда не целовался, - произнес довольный Джури и провел кончиком языка по собственным губам, будто желая получше запомнить послевкусие поцелуя.
- Не целовался. И не буду больше, - хмуро заметил Сойк. Что он чувствовал теперь, после этого поцелуя, ему самому было понять сложно, но это точно была не радость. Откуда-то Сойк знал, что напрасно подпустил Джури еще ближе к себе. И что он крепко пожалеет об этом.
- А больше и не надо, - не стал спорить Джури. – Каждый человек должен хотя бы раз в жизни поцеловаться под дождем.
- И где такое написано? – насмешливо спросил Сойк, оглядевшись по сторонам. Сигареты он благоразумно оставил дома – от промокших все равно не было бы толку, но теперь невыносимо хотелось курить. Сойка переполняли не совсем понятные и объяснимые эмоции, но они были настолько сильными, что он даже забыл о холоде и мокрой одежде.
- Не все то важно, что написано, - назидательно произнес Джури. – А вообще отлично погуляли, я считаю. На следующих выходных…
- Нет.
- Что нет?
- Никаких следующих выходных! – отрезал Сойк и резко развернулся, чтобы уйти отсюда подальше. Если бы еще Джури не пошел за ним, было бы вообще замечательно.
- Как? Выходных не будет? – притворно ужаснулся Джури и, конечно же, поспешил за ним следом.
- Как раз наоборот. Выходные будут, потому что ты ко мне не придешь, - заявил Сойк.
- Что же это будут за выходные, если я к тебе не приду? – неподдельно удивился Джури, а Сойк, которому очень хотелось ответить что-то резкое, неожиданно для себя самого промолчал. Он сам не знал почему.

***

- Каждый человек хотя бы раз в жизни должен побывать на море.
- Мы на море бываем постоянно.
- Правильно. Но раз так, мы обязательно должны проделать что-то интересное на побережье или даже на воде.
Сойк тяжко вздохнул. Он опрометчиво понадеялся на то, что этот выходной пройдет спокойно и тихо, что Джури не вздумает опять подбрасывать монетку. Тем более, день уже почти закончился, а о своей дурацкой игре тот ни разу не заикнулся. Но размечтался Сойк слишком рано – судя по тому, что глаза Джури загорелись озорным блеском, жажда приключений его не покинула.
В это воскресение Джури явился к нему как обычно рано, но был подозрительно задумчив и спокоен. Вместо очередных гениальных идей он выдал предложение отправиться на побережье. Сойк от удивления даже спорить не стал и быстрей засобирался.
И вот когда этот чудесный во всех отношениях день почти закончился, а они, сидя на пустынном пляже, почти дождались наступления темноты, Джури вспомнил о своей любимой игре, которую Сойк истово ненавидел.
- Знаешь, что каждый человек должен сделать хоть раз в жизни? – спросил воодушевленный Джури и тут же сам ответил: - Искупаться ночью голышом!
- Это банально, Джури, - поморщился Сойк. – Намного неожиданней искупаться в одежде.
- О… - неподдельно удивился такому предложению Джури, но тут же развеселился еще больше. – Отлично! Мне нравятся оба варианта. Пусть орел будет в одежде, а решка – без.
На этих словах Джури полез в карман за монетой, а Сойк подумал о том, что лезть в воду ему не хочется, причем не хочется очень сильно, хоть в одежде, хоть без нее.
- Скучно, Джури, - демонстративно зевнул он за секунду до того, как Джури подбросил монетку. – Давай придумывай что-то повеселей.
- Что, например? – замер тот и выжидающе поглядел на Сойка. А Сойк понял, что если он срочно что-то не сочинит, купания в каком бы то ни было виде не избежать.
- В детстве я мечтал… - медленно начал он, лихорадочно вспоминая, о чем можно было мечтать. – Что-о бы…
- Чтобы что? – заинтересовался Джури.
- Что бы было, если б написать письмо и отправить его в море в бутылке?
Сойк выдохнул и сам не поверил в то, что смог придумать. Точнее, не придумать, а вспомнить: когда-то очень давно, когда Сойку было лет восемь, он посмотрел фильм про Робинзона Крузо, и тогда подумал, как было бы здорово отправить письмо в бутылке, хотя сам он, конечно, ни на какой необитаемый остров не попадал.
- Кру-уто… - протянул Джури, и глаза его загорелись. – Это правда очень здорово. Я бы никогда не додумался! Но я правда считаю, что раз в жизни надо обязательно отправить письмо в бутылке.
- А то, - хмыкнул Сойк, чувствуя бесконечное облегчение от того, что его идею приняли.
- Только у нас нет ни бутылки, ни письма, - заметил Джури с сожалением.
- Мы не ищем легких путей, - напомнил Сойк, который, когда дело доходило до ненавистной игры в монетку, становился крайне находчивым и настойчивым.
- Это правда, - кивнул Джури. – Ладно, идея принята. Только теперь я тоже должен предложить что-то такое же замечательное.
- Может, просто бутылку с письмом, да и все? – испугался Сойк, но Джури упрямо мотнул головой:
- Нет. Без монеты теряется весь смысл, - твердо заявил он.
Повисло молчание. Джури наряжено думал, а Сойк не менее напряженно ждал очередной сумасшедшей идеи. Почему-то в душе поселилось нехорошее предчувствие, что в этот раз выдумка Джури будет особенно изощренной, и лучше сбежать прямо сейчас, пока его не огорошили.
- Приду-умал… - непривычно растягивая слоги, произнес Джури, а Сойку почудилось, что сейчас его гипнотизируют или пытаются усыпить бдительность. А когда Джури повернул к нему голову и сладко улыбнулся, Сойку стало не по себе.
- Что-о? – в тон ему спросил Сойк и на всякий случай немного отодвинулся.
- Каждый человек. Должен хоть раз в жизни. Заняться сексом на пляже.
Джури как будто специально делал паузы в предложении, но Сойку показалось, что он сам млеет от собственной идеи. И лишь с опозданием в несколько секунд до него дошел смысл сказанного.
- Чего-о? – едва ли не подскочил на месте Сойк. – Ты на что это намекаешь?
- Я не намекаю. Я прямо предлагаю, - пожал плечами Джури. – Что, ты видишь здесь кого-то еще, с кем можно заняться сексом?
Сойк на всякий случай огляделся по сторонам, но в столь поздний час пляж был абсолютно пустынен – лишь огни города невдалеке выдавали, что где-то поблизости есть люди.
- Ха. Ха. Ха, - отчеканил Сойк, понимая, что все еще поверить не может в услышанное. – Я все понимаю, конечно, но это уже слишком.
- А почему нет? – с самым невинным видом спросил Джури и даже моргнул для пущей убедительности.
Сойк тоже моргнул. Нервно.
- Я предпочитаю женщин, - наконец придумал ответ он.
- Не вопрос. Я буду снизу, - довольно улыбнулся Джури.
- Нет.
- Да чего ты так нервничаешь? – продемонстрировал крайнюю степень изумления Джури. – Может, страшный и ужасный секс со мной и не выпадет. Это ж монетка! Она никогда не ошибается.
"Ошибаюсь только я, когда на это соглашаюсь", - хотел ответить Сойк, но промолчал.
- Орел будет сексом на пляже, решка – письмом в бутылке, - решил Джури и подбросил монету.
Глядя, как та переворачивается в воздухе, Сойк за долю секунды успел спросить сам себя, почему он не останавливает это безумие.
"Может, я действительно хочу его?" – пришла в голову шальная мысль, которую Сойк тут же отмел, как несостоятельную. – "Быть такого не может. Показалось".
Монета упала в ладонь Джури, и тот даже замер на миг, будто не решаясь посмотреть, что им выпало, хотя прежде такой робости Сойк за ним не помнил. А спустя мгновение они дружно склонились и над монеткой, которую Джури держал в руке.
- Не скажу, что я не рад, - тихо, с придыханием произнес Джури, а Сойк понял, что у него кружится голова.
- Это уже не шутки, Джури, - Сойк будто очнулся, когда понял, в какую неприятность вляпался.
Белобрысое, вредное и крайне приставучее существо смотрело на него горящими глазами и во взгляде читалось вполне однозначное желание. Только теперь, с непозволительным опозданием Сойк сообразил, что Джури шел к этому изначально. И его непривычная молчаливость, и желание купаться без одежды, да и в одежде тоже – потом все равно пришлось бы ее снять… А Сойк в итоге оказался пешкой, которую Джури в своей игре привел к нужному ему результату.
Единственное мудрое решение – бежать без оглядки – озарило Сойка, как вспышкой света. Но было поздно.
- Знаешь, что мне выпало за неделю до нашего знакомства?
Как Джури успел так резко приблизиться, Сойк не сообразил, но уже через секунду тот перебросил ногу через его бедра, а руками уперся в плечи. От неожиданности Сойк покорно завалился на спину.
- Мне выпало влюбиться без памяти, - прошептал Джури, склоняясь к его лицу, почти касаясь губами его губ. – Каждый человек хотя бы раз в жизни должен влюбиться без памяти.
Сойк сглотнул. По спине побежали мурашки, и он не знал, что тому виной: признание Джури или его близость, запах волос и тепло кожи.
"Пиздит же", - попробовал убедить себя Сойк. – "Пиздит как дышит…"
Но верить самому себе не хотелось, и Сойк решил не думать – не думать вообще ни о чем. Ни о том, что Джури наглый, неприятный и не нравится ему. Не думать, что они находятся в общественном месте и нарушают закон. И самое главное, даже не задумываться о том, что уже завтра он будет горько сожалеть о том, что снова пошел на поводу.
Ведь все это будет только завтра.
 
KsinnДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:04 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

- Лето заканчивается, а в такое время всегда падают звезды. Ты загадываешь желания?
- Нет. Я и падающих звезд не вижу, если честно.
- А давай прямо сейчас поедем за город. Там точно звезды видно.
Никуда ехать Сойк не хотел, тем более, время близилось к полуночи, завтра же предстоял обычный рабочий день. А звезды, как считал Сойк, было хорошо видно и с крыши, куда они перебрались из "скучной гостиной" – именно так Джури назвал комфортную и светлую комнату. Но Сойк был не против – сидеть на крыше было не самой худшей из идей Джури.
Например, неделю назад Джури понял, что каждый человек должен сделать в жизни хотя бы одну татуировку. При этом он заявил, что сам делать ее не хочет – к подобным вещам применительно к себе он, видите ли, относился отрицательно.
- Давай, если выпадет решка, ты сделаешь тату. А если орел – что-нибудь сделаю я, - предложил он, лукаво улыбаясь.
- Еще чего, - огрызнулся Сойк. – Никаких татуировок я делать не буду.
- А какая тебе разница? – искренне удивился Джури. – Пирсинга у тебя сколько хочешь. Татуировка тоже лишней не будет.
Сойк заскрипел зубами от собственного бессилия. Объяснять Джури, что пирсинг и татуировки – это совершенно разные вещи, не было ни сил, ни желания. Тем более, Сойк понимал тщетность любых аргументов.
- Ну давай, чего ты! – подбадривал его Джури. – И придумай что-то для меня.
И Сойк, который пару секунд назад хотел отказаться от игры, вдруг понял, как можно с пользой использовать ситуацию.
Как назвать связавшие их отношения, Сойк не знал, но месяц назад Джури перебрался к нему жить. Учитывая, что Джури не был девушкой, на нем нельзя было жениться, да и вообще – их связи в приличном обществе названия еще не придумали, Сойк решил делать вид, что ничего не случилось, что все это временно и просто так. Что по этому поводу думал сам Джури, Сойк не знал, но отмечал, что тот ходит бесконечно довольный.
Чертой, которая не нравилось Сойку в Джури – если не считать того, что тот был зловредный, противный, приставучий, навязчивый и так далее – был его имидж. Джури действительно напоминал Сойку какого-то смазливого мальчика из бездарной попсовой группы. Образ логично дополнял реальную сущность Джури и соответствовал его характеру, а потому не нравился Сойку и того больше.
И теперь, когда Джури смело смотрел в его глаза и просил что-то для него придумать, Сойка осенило.
- Хорошо, - согласился он. - Если выпадет решка, я сделаю татуировку. А если орел – ты полностью изменишь свой образ.
Такого поворота Джури никак не ожидал и застыл на месте изваянием.
- Как именно изменю? – осторожно спросил он, а Сойк совсем некстати отметил, что у Джури есть одно неоспоримое достоинство: он никогда не начинал спорить и отказываться, не выяснив все детали. В отличие от самого Сойка.
- Все равно, - легкомысленно отмахнулся от вопроса Сойк. – Но изменишь на что-то радикально не похожее на нынешнее.
Джури призадумался и даже нахмурился. Собственный внешний вид ему явно нравился – Сойк порой наблюдал, как тот по утрам долго топчется у зеркала и улыбается сам себе. Однако то ли желание увидеть татушку на теле Сойка, то ли просто врожденная легкость на подъем заставили его улыбнуться и кивнуть.
- Заметано, - согласился он. – Я считаю, что в жизни каждого человека должен быть такой момент, когда он полностью изменит свой образ.
На том и порешили. Монетка несколько раз перевернулась в воздухе и упала орлом вверх. Сойк думал, что Джури огорчится из-за такого поворота, но, очевидно, печалиться тот вовсе не умел.
- Леда охренеет, - мечтательно произнес он и от удовольствия даже зажмурился на миг.
- Да он убьет тебя, - рассмеялся Сойк, а сам подумал, что это было бы даже неплохо: если лидер прибьет Джури, в жизнь Сойка наконец вернется покой.
Сойк понял, что будет помнить до старости немую сцену, которая повисла в студии, когда на следующий день Джури явился в огромных очках и клетчатой рубашке, да еще и с каштановыми волосами. Агги хохотал, как больной, а Леда даже побледнел и спросил, не чудится ли ему. Хотя Джури имел вид несколько несуразный, Сойк был вынужден признать, что так он нравится ему гораздо больше.
…Вот и теперь, прежде чем ответить на его предложение, Сойк поглядел на Джури и невольно залюбовался. И вообще не вовремя подумал о том, что можно плюнуть на все и отправиться вниз, в спальню.
- Нет уж. Раз мы выбрались на крышу, давай придумывай что-нибудь с крышей связанное, - сказал он.
Сойк знал, что если откажется от поездки черт-те куда без причины, Джури ему плешь проест. А так вроде как был повод никуда не ехать – действительно, разве каждый день они выбирались на крышу?
- А знаешь… - глаза Джури тут же загорелись новой идеей. – Знаешь, что каждый человек должен сделать хоть раз на крыше?
- Заняться сексом? – обреченно спросил Сойк: в последнее время многие идеи Джури сводились к одному и тому же.
- Да нет же! – нетерпеливо махнул рукой тот. – Каждый человек хоть раз в жизни должен посидеть на крыше, пуская мыльные пузыри.
Предложение было до того детским и наивным, что Сойк растерялся. А через секунду невольно улыбнулся: представлять Джури, пускающего мыльные пузыри с крыши, было здорово.
- А что ты предложил бы? – спросил он, ерзая на месте в нетерпении. Предвкушение игры в монетку всегда делало Джури на порядок счастливее и поднимало настроение больше каких-то иных радостей.
Сойк не знал, что предложить. Почему-то в эту минуту он чувствовал безграничное умиротворение, будто все проблемы отступили, и он смотрит на них свысока, как смотрел сейчас на простирающийся перед ними город. В последнее время Сойк часто испытывал это чувство, когда находился рядом с Джури, но анализировать, почему получается так, не спешил.
- Мне кажется, что каждый человек должен хотя бы раз в жизни уснуть под открытым небом, - задумчиво произнес он, глядя в темноту, и добавил. – Под звездами.
Идея пришла к нему неожиданно – прежде ни о чем подобном Сойк не задумывался. Но когда озвучил ее, понял, что так оно есть.
- Это даже лучше мыльных пузырей, - согласился с ним Джури после недолго молчания и, больше не сказав ни слова, подбросил монетку.
Все сложилось наилучшим образом, как решил Сойк. Искать мыльные пузыри среди ночи было непростой задачей, а вот спуститься в квартиру за одеялами оказалось проще. Джури предложил для большего комфорта захватить старый надувной матрас, который уже много лет лежал без дела, а еще он заварил клубничный чай.
Обнимать Джури и смотреть в звездное небо, засыпая, было удивительно. Сойку казалось, что верх и низ поменялись местами, и что не звезды смотрят на них, а они сами падают в небо. Такая романтичность была несвойственна ему, и он нахмурился, пытаясь понять, что это на него нашло.
- Как же классно… - прошептал лежащий рядом Джури и, повозившись, устроился удобней.
- Ага, - согласился Сойк.
- Тебе со мной хорошо, - довольным голосом добавил Джури.
- Угу, - уже не так радостно подтвердил Сойк, предчувствуя, что продолжение разговора ему не понравится.
- Это потому что ты меня любишь, - убежденно заявил Джури.
- Э… Нет, - возразил Сойк и постарался проигнорировать тот факт, что сердце пропустило удар.
- Любишь, - миролюбиво заверил Джури и зевнул. – Хотя и не хочешь это признавать.
- Ой, вот не надо сочинять то, чего нет, - сварливо процедил Сойк, но отталкивать Джури, подскакивать и возмущенно махать руками не стал. – Мы просто живем вместе. Ну и трахаемся. И работаем. Ну еще отдыхаем, да. Но больше ничего.
- И целуемся под звездами, - подсказал Джури сонным голосом.
- Да, и целуемся тоже. Но это еще ничего не значит, - упрямо заявил Сойк.
- Не значит, - совсем тихо согласился Джури. – Важно только то, что ты уже не сможешь без всего этого. Как бы сильно я тебе не не нравился.
Заявление прозвучало немного коряво, но Сойк все равно хотел демонстративно рассмеяться, похлопать Джури по плечу и сказать, что впервые в его голову пришла действительно дельная мысль – Джури ему не нравился, и Сойк рад, что тот понимает это. А то, что он почему-то позволил переехать к себе, и правда ничего не значит. Но отчего-то собственные мысли показались какими-то глупыми и абсурдными. Действительно, если Джури так плох, почему он проводит дни и ночи вместе с ним?..
"Может, я и правда люблю его?" – спросил сам себя Сойк, ужасаясь от собственного предположения, но тут же успокоил сам себя. – "О нет, не может, показалось…"
- Ты, Джури, конечно, очень умный, - насмешливо заявил он. – Но вряд ли я смогу полюбить такого, как ты, даже если в мире вообще людей не останется. Потому не тешь себя надеждами. Я тебе ничего не обещаю и вообще… Джури?
Но Джури не ответил, потому что крепко спал. Сойк вздохнул и подумал, что это даже к лучшему. Джури все равно не поверил бы ему, ведь даже сам Сойк в душе не согласился с собственными словами.
А еще не так давно Сойк ни за что не решился бы спать на крыше: он думал бы о том, что будет, если пойдет дождь, если станет холодно, или если кто-то из соседей поднимется наверх и увидит их. Но сейчас Сойк почему-то не задумывался обо всем этом. Он просто смотрел в звездное небо и гадал в полудреме, падает ли оно на них, или они сами проваливаются в эту бесконечную пустоту.

***

- Ну ты же выпил таблетку. Тебе должно стать легче, и ты должен снова мечтать о приключениях.
- Нет таблетки, которая заставит меня о таком мечтать.
- Раз таблетки не заставят, придется мне.
В эту минуту Сойк понял, что он ненавидит Джури. Ненавидит всем сердцем и мечтает от него избавиться. У Сойка второй день мучительно болел зуб, но решиться на поход к стоматологу он никак не мог – вместо этого глотал обезболивающие и страдал.
А Джури, самый близкий ему человек, не спешил сочувствовать. Он заявил, что во всем виноват сам Сойк, что проблема легко решится у врача, и что раз он к нему не идет, значит, ему нравится это состояние. Сойк задохнулся от негодования и велел Джури проваливать. Но тот, разумеется, не послушался.
- Даже не знаю, что делать, - вместо этого пожаловался он. – На сегодня у меня целых три идеи, а сторон у монетки только две.
- Без меня, - мрачно отрезал Сойк и отвернулся. В эту минуты они сидели на кухне: Сойк пил травяной чай, который, по словам Джури, должен был снять воспаление, а сам Джури крутил монетку, запуская ее волчком по столу.
- С тобой, - спокойно и упрямо ответил Джури. – Итак, первое, что я хочу, это заняться сексом в туалете ресторана…
- Ну еще бы. Нет такого места на планете, где бы ты не хотел трахаться, - фыркнул Сойк.
- Второе, что каждый человек должен сделать в жизни, и что пора сделать нам, это прыгнуть с парашютом, - проигнорировал его насмешку Джури.
- Э, нет… - теперь уже испугался Сойк.
- И третье, чего мне вот очень сильно захотелось, это залезть на Эйфелеву башню, - закончил Джури и удовлетворенно поглядел на Сойка. – Как тебе мои идеи?
А Сойк почувствовал, что холодеет от ледяного гнева, который поднялся в душе и сковал его по рукам и ногам. От злости не хватало сил даже на то, чтобы просто дышать. Ему было плохо, больно, тошно, и в это время Джури смотрел на него, весело улыбаясь в ожидании получить оценку очередным бредовым идеям.
"Самовлюбленный, эгоистичный, отвратительный тип", - сказал Сойк сам себе. – "На хрен он мне сдался?"
- Знаешь, что я думаю? – наконец заговорил он и сам поразился, до чего неприятно звучит собственный голос.
- Что? – невозмутимо спросил Джури, который то ли не заметил, то ли не хотел замечать, как над ним сгущаются тучи.
- Я думаю, что заниматься сексом в общественных местах – глупо и аморально. Что прыгать с парашютом – опасно для жизни, с которой я не готов расстаться. А еще я думаю, что ехать к какой-то Эйфелевой башне мне не хочется, потому что, мать твою, у меня болит зуб и мне плохо! А башня далеко! – в конце реплики Сойк не сдержался и повысил голос, но Джури и теперь не почувствовал угрозы.
- Я все понял, - кивнул он. – Первые два пункта убираем, ты к ним не готов. Остается только башня. А ты что предложишь?
Прежде Сойк думал, что фраза "темнеет в глазах от негодования" – образная. Теперь он понял, что это отнюдь не так, потому как на миг свет померк, и Сойк не сразу сообразил, что это не проблемы с электричеством.
Но неожиданно ярость отступила. Или же просто Сойку в голову пришла светлая мысль – решение, которое позволило бы избавиться разом от всех проблем. И даже не проанализировав его, он заговорил.
- Знаешь, что каждый человек должен хоть раз сделать в жизни? – спросил он, и когда Джури вопросительно поднял брови, продолжил: - Каждый человек хоть раз в жизни должен избавиться от отношений, к которым он привык, но которые причиняют одни неприятности.
- Это ты сейчас предлагаешь нам разойтись? – без особого удивления или энтузиазма поинтересовался сразу обо всем догадавшийся Джури.
- Да, именно это и предлагаю, - кивнул Сойк, однако прежней уверенности, которую испытывал минуту назад, уже не почувствовал.
Неожиданно перед глазами Сойка промелькнули события последних месяцев – все то, что наполнило его жизнь, когда в ней внезапно появился Джури. Это было странное чувство, будто до встречи с ним все было иначе. Будто жизнь поделилась на "до" и "после". И Сойк мог легко объяснить, почему чувствовал это.
Только с Джури его самая обыкновенная простая реальность перевернулась с ног на голову. Только с Джури он делал то, чего никогда не сделал бы сам и не сделал бы с кем-то другим. Идеи Джури бывали простыми и романтичными, бывали невероятными и обескураживающими. Лишь вместе с ним Сойк рискнул отправиться на нудистский пляж и попробовал какое-то жуткое блюдо из засушенных кузнечиков. Только с Джури он мог, наплевав на все, провести весь день с ним в постели, или за чтением книги, выключив телефон и забыв о делах. Не было бы Джури, Сойк никогда не придумал бы полетать на воздушном шаре или нырнуть с аквалангом. И никогда не научился бы кататься на коньках…
Список событий и происшествий, забавных и не очень, казался Сойку бесконечным, и теперь ему чудилось, будто Джури был с ним всегда. Что до той встречи в маленьком кафе у Сойка ничего не происходило, и жилось ему скучно и уныло. А теперь, если по воли монетки Джури уйдет от него, жизнь снова переменится, станет сонной и спокойной – такой, о какой Сойк давно мечтал. Вот только понимание этого не порадовало.
"Я не хочу потерять его?" – спросил сам себя Сойк, не веря в то, что задает такой вопрос. – "Нет, мне плевать. Показалось…"
- Не пожалеешь? – в унисон с его мыслями спросил Джури, который не казался расстроенным или напуганным.
- Нет, - твердо ответил Сойк, мысленно приказывая себе не дрейфить.
- Орел – Эйфелева башня, решка – расставание, - и Джури подбросил монетку.
Поэт или писатель сказал бы, что она падала целую вечность. На деле же это было, конечно, не так, но Сойку показалось, что прошло достаточно много времени, прежде чем та со звоном опустилась на стол. И он на секунду зажмурился, прежде чем посмотреть, что выпало.
- Хм, - немногословно прокомментировал увиденное Джури, а Сойк почувствовал, как в груди что-то обрывается.
- Может, это… Может, перебросим? – тихо, без особой надежды спросил он, заранее зная, что ответит Джури. В некоторых вопросах тот был упрям и всегда непоколебим.
- Нет. Ты же знаешь, монетка никогда не ошибается, - строго ответил он и поднял на Сойка суровый взгляд. – Потому, хочешь ты того или нет, но в следующие выходные мы летим в Париж.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Орёл и решка (PG-13 - Sujk/Juri [Deluhi])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz