[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Not strong enough (G - Sono\Leda [Deluhi, Matenrou Opera])
Not strong enough
KsinnДата: Четверг, 27.06.2013, 12:20 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Название: Not strong enough
Автор: Princess Helly
Контактная информация: mischkova.olga@yandex.ru

Фэндом: Deluhi, Matenrou Opera
Персонажи, пейринг: Sono\Leda
Рейтинг: G
Жанр: Слэш, Ангст
Размер: мини
Статус: закончен

Посвящение:
Katzze в надежде, что она оценит Соночку.

Примечания автора:
Как обычно, идея долго не хотела облекаться в слова. В итоге получилось совсем не то, что планировалось изначально.
 
KsinnДата: Четверг, 27.06.2013, 12:22 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
And it’s killing me when you’re away
I don’t want to leave, I don’t want to stay
So confused, so hard to choose
Between the pleasure and the pain

- Пошел прочь из моей жизни, - слова слетали с языка легко и бесстрастно, жаль только, что никто кроме Леды их не слышал. В первую очередь, не слышал тот, кому они предназначались. Соно существовал в другой Вселенной и о бушующей внутри Леды ярости не имел ни малейшего понятия. А может, просто не хотел иметь.
Леда устал спрашивать себя, куда пропадает его выразительная и четкая речь, умение формулировать мысли и двигаться прямиком к намеченной цели в присутствии одного конкретного человека. Впрочем, прогибаться, преклоняться и растворяться в чужой личности Леде в конце концов тоже надоело.
"Разумеется, наедине с собой легко рассуждать о независимости и неприкосновенности личного пространства", - мысленно сознался Леда, на всякий случай плотнее сжимая губы. Он не хотел, чтобы эти доказательства собственной слабости прозвучали вслух, пусть даже и без свидетелей.
Он лучше всех на свете знал, что с долготерпением и покорностью нужно обращаться крайне осторожно. Стоило дать человеку понять, что можно больше, пусть всего на сотую долю, но все же больше, чем другим, и все - можно было смело утверждать: дверь в душу распахнута настежь. Зачем-то Леда представил себе просторный и светлый зал, на гладком полу которого отпечатались четкие следы. По большому счёту, все именно так и было. За тем лишь исключением, что любой пол всегда можно вымыть, вычистить, в крайнем случае, перестелить заново. Чем же вытравить отпечатки из сердца, Леда не представлял. "В принципе, можно прикрыть ковриком. Тогда не будет видно всей этой грязи", - цинично подумал он про себя, а вслух снова ничего не сказал.
Леда и сам не заметил, в какой момент перестал воспринимать себя, как цельную и самодостаточную личность. Просто в какой-то момент он вдруг осознал, что говорит чужими словами, продумывает не свои мысли, а главное, видит мир с какой-то иной, прежде чуждой ему точки зрения. Его индивидуальность растворялась как сахар в кипятке. Кто был в этом виноват? Сложно сказать. Вернее, сказать-то как раз легко, сложно заставить себя быть объективным. Ибо очень хотелось сделать виноватым того, кто никаких волнений по этому поводу не испытывал.
Поначалу Леда пытался поступать именно так. И даже пытался навязать свою позицию, настоять на собственном мнении, неважно, насколько правильным оно являлось. Однако все его потуги разбивались о ледяное, непробиваемое равнодушие, как морские волны о прибрежную скалу. Иногда Соно казался ему высеченным из этой скалы. Холодным, мертвым внутри. И с каждым прожитым днем Леда все меньше верил улыбке своего любовника: слишком бесстрастным и безжизненным оставался взгляд - точь-в-точь, зимнее море у берегов Хоккайдо.
Объяснить свою болезненную зависимость Леда не мог. Он был уверен, что к любви происходящее не относится вообще никак. Разве что, осталось признать за собой склонность к мазохизму и самоистязанию. Понадобился не один день, прежде чем Леда понял, что в своем состоянии виноват сам. В качестве мирового зла Соно смотрелся бы куда привлекательнее, однако он не прилагал никаких усилий, чтобы превратить жизнь Леды в ад. Точно так же он не растрачивал сил на поддержание их отношений, убежденный, что Леда все равно останется рядом до тех пор, пока ему это будет нужно. Ну а если не захочет оставаться, Соно запросто найдет себе замену.
Леда нисколько в этом не сомневался, имея за спиной драгоценный опыт практических испытаний. Давным давно, еще в самом начале этого абсурда, он вспыхивал и оскорблялся из-за каждого саркастического замечания Соно. Пару раз он даже порывался уходить, чтобы уберечь уязвленную гордость, но все равно возвращался, не имея сил видеть, как его место тут же стремится занять кто-то другой.
Какой-нибудь тонко чувствующий и умеющий сопереживать человек наверняка назвал бы Соно подонком. Может быть, маньяком и садистом, испытывающим удовольствие от причинения боли другим. Вот только Леда прекрасно знал, что Соно все равно. Он признавал, что добровольно согласился бы страдать, переживать и всячески мучиться, если бы знал, что в этом есть необходимость. Если бы Соно в самом деле любил чужую боль, все было бы намного проще. В конце концов, Леда смог вывести для себя нехитрое правило: чем благопристойнее на вид маска, тем более страшное чудовище скрывается за ней. Внутри Соно существовал сфинкс, равнодушный и, вполне вероятно, познавший какую-то сверхъестественную мудрость.
Одним из проявлений этой запредельной мудрости Леда считал манеру Соно всегда говорить правду. Вернее, спокойно сообщать своим собеседникам о том, что они предпочли бы навсегда похоронить под грудой воспоминаний. Саркастичные, часто ехидные и язвительные реплики били больнее, чем удары тяжелой плети. Каждый раз, оказываясь под таким ударом, - а Соно совершенно не волновало, в каких отношениях он состоит с человеком, которого только что ранил, - Леда давал себе обещание, что терпит и прощает в последний раз. Правда, потом приходила очередь самого последнего. Затем самого самого... и так до бесконечности.
Леда сходил с ума от этой двойственности: он прощал, искренне и с наивной верой, что обязательно что-то изменится к лучшему, но запоминал каждую обиду, прокручивал ее в памяти и уже потом, когда не нужно, придумывал тысячи остроумных и столь же колючих ответов. В итоге оказывавшихся такими же бесполезными, как и его великодушное прощение. Леда отнюдь не сразу догадался, что нельзя простить того, кто не считает себя виноватым. Соно никогда не стремился намеренно обидеть или оскорбить. Просто Леда сам реагировал так остро, считая, что уж он то заслуживал иного отношения.
"Кажется, на сей раз объяснение было более чем доходчивым", - констатировал Леда, устало осознавая, что у него больше не осталось сил обижаться. Для Соно он был таким же, как и сотни тысяч окружающих его людей, просто еще одним посторонним, мелькнувшим на окраине жизненного пути. Естественно, что спонтанно возникшее у Леды желание идти рядом с Соно не имело в глазах мироздания абсолютно никакого значения. Однако и исчезать оно не собиралось. С упорством, достойным лучшего применения, Леда пытался сопротивляться: Соно отталкивал его, а он возвращался, улыбаясь, будто намекая: ты можешь снова прогнать меня.
- На прочность ты меня проверяешь что ли? - соблазн хоть раз высказать все, что скопилось внутри, оказался сильнее гордости. Леда не знал ответа на свой вопрос, как и не имел представления о том, помнит ли в данный момент Соно о его существовании. Был только один способ проверить, но он никак не вязался ни с недавней вспышкой ярости, ни с желанием взять себя в руки и попытаться не повторять ошибок. Скорее, он подчеркивал факт: Леда сдался и готов к новой порции унижения.
- Я же не буду ему звонить. Не буду? - интонации из утвердительных стали вопросительными и какими-то жалкими, когда часовая стрелка миновала полночь. Соно наверняка уже спал и, может быть, даже не один. Метаться, переживать и накручивать себя по пустякам приходилось Леде. Ровно как и торопливо набирать вбитый в подкорку номер телефона, чтобы с замиранием сердца вслушиваться в долгие гудки.
- Как я понимаю, ты уже сам с собой поговорил, простил меня и готов вернуться? - хрипло поинтересовался сонный голос в трубке, а Леда похолодел: все-таки разбудил.
- Соно, я... - он как всегда не знал, что сказать. Даже с такого расстояния Соно умудрялся заполнять его связные мысли помехами, превращая сознание в передатчик, способный работать лишь на одной волне.
- Если ты еще не сочинил свою просительную речь, то перезвони позже. Я устал и хочу отдохнуть, - Леда знал, что каждое слово несет только один, первозданный, истинный смысл. Никакого сарказма и двойного дна. Соно действительно устал. А Леда безжалостно отнимал у него время.
- Я хочу... приехать к тебе... Можно? - Леда проиграл очередной раунд, но даже не обратил на это внимания. Он жадно вслушивался в тишину, воцарившуюся в трубке, и даже не дышал.
- У тебя полчаса. Иначе будешь ночевать на коврике в подъезде, - Соно практически сразу же повесил трубку, а Леда замер на секунду, отчетливо понимая: на коврике, не на коврике, какая разница? Просто он недостаточно силен, чтобы держаться на расстоянии.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Not strong enough (G - Sono\Leda [Deluhi, Matenrou Opera])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz