[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Украденный поцелуй (G - Зеро/Хизуми [D'espairsRay])
Украденный поцелуй
Gravitation__Дата: Среда, 19.09.2012, 12:13 | Сообщение # 1
Сержант
Группа: Проверенные
Сообщений: 24
Награды: 3
Статус: Offline

Название: Украденный поцелуй

Автор: Lestatty
Контактная информация: diary
Бета: текст перед размещением вычитывала Gravitation__

Фэндом: D'espairsRay
Персонажи: Зеро/Хизуми
Рейтинг: G
Жанры: Слэш, Ангст
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
"Как ни старайся скрыть свои истинные чувства под цветными масками, они всё равно рано или поздно вырвутся, даже из самой красивой клетки".

У этого фанфика есть продолжение:
И снова дождь

Разрешение автора получено.
 
Gravitation__Дата: Среда, 19.09.2012, 13:26 | Сообщение # 2
Сержант
Группа: Проверенные
Сообщений: 24
Награды: 3
Статус: Offline
Отражая мои запутанные мысли, небо плакало...© D’espairsRay — Squall


В гримерке было немного душно. Но это ничуть не мешало подготовке к концерту, который должен был начаться минут через пять. Собственно, готово было уже почти всё, оставалась лишь пара «штрихов» – подправить макияж, собраться с силами, и…
…Вот под ногами сцена, в руках – бас-гитара. На другом конце сцены – Карю со своей гитарой, позади – Тсукаса за барабанной установкой. А впереди – армия из нескольких сотен поклонников (точнее, в большей степени, поклонниц). И многие из них жаждут увидеть ЕГО. Но, оказывается, не только поклонницы…
Зеро затаил дыхание – сейчас на сцене появится главное лицо – вокалист. Да, именно – Хизуми-сан! И вот, наконец, он появился – как всегда бодрый, энергичный, харизматичный, готовый к выступлению на все сто. Зеро почувствовал, как часто забилось сердце. Хизуми… так близко… и, в то же время, невероятно далеко. И это расстояние, увы, непреодолимо.
На несколько секунд Зеро закрыл глаза и, вновь собравшись с силами, сжал в пальцах медиатор. В это время послышался пронзительный рёв гитары Карю и звон ударных Тсукасы. Бас-гитарист ударил по струнам. Услышав первые звуки любимой джей-рок группы, зал буквально взвыл в ожидании умопомрачительного шоу. Зеро открыл глаза, увидел перед собой воющую толпу фанатов и взглянул на Хизуми. Как раз в этот момент вокалист повернулся в его сторону и кивнул. Это был всего лишь знак начала концерта, но правая рука бас-гитариста предательски дрогнула, сердце забилось ещё чаще. Однако, ему всё-таки удалось взять себя в руки… и гитару тоже. Шоу должно продолжаться, несмотря ни на что. Так он решил, так думают и остальные. В это верят поклонники. Значит, так и будет…

***

Концерт, как и предполагалось, прошел отлично, фэны были в диком восторге. Впрочем, как всегда – это не секрет, что «деспы» считаются одной из самых успешных и популярных джей-рок команд. Но разве это так важно?
– Эй, Зеро!
– А? – сидя в кресле, басист поднял голову. Перед ним стоял Хизуми, раздетый по пояс(!), с накинутым на плечи полотенцем.
– Там фэны заждались уже, автографов жаждут, – продолжил вокалист.
– Скорее, нашей крови! – в гримерку вошел Карю с довольной улыбкой на лице.
– Несомненно, больше всего – твоей! – рассмеялся в ответ Хизуми.
«Этот смех… эта улыбка… сводят с ума!» – Зеро уже не в силах был всё это выдержать.
– Ну, тогда давайте не будем разочаровывать поклонников, — проговорил он и чуть ли не пулей вылетел из гримерной. Вокалист и гитарист переглянулись.
– Что это с ним? – Карю удивленно посмотрел ему вслед. – Он сам на себя не похож.
– Да я тоже заметил, – слегка озадаченно произнес Хизуми. – Сегодня Зеро как-то странно себя ведет.
– И не только сегодня, – заметил Тсукаса, всё это время мирно отдыхавший на большом кожаном диване в углу комнаты.
Карю и Хизуми снова переглянулись, потом вопросительно уставились на ударника.
– Вы что, разве не замечали? – всё тем же спокойным тоном продолжил он. – За последние два года с ним такое каждую весну происходит.
– Чувства, что ли, обостряются? – усмехнулся Карю.
– Возможно… – Тсукаса пожал плечами.
Хизуми только молча улыбнулся. «Странно всё это, – подумал он, когда они втроём выходили из гримерки. – Даже слишком».

***

Казалось, эта толпа поклонниц никогда не кончится. Но музыканты всегда были с ними приветливы и милы, что приводило фанаток в еще больший восторг. Карю весело о чем-то рассказывал окружившим его девчонкам, а Тсукаса, улыбаясь, молча выслушивал своих поклонниц, которые, перебивая друг друга, в очередной раз пытались рассказать ему о том, «какой же он кавайный».
– Хизуми-сан! – к вокалисту подбежала девочка лет пятнадцати и, уважительно поклонившись, протянула ему небольшую коробку, обернутую в блестящую подарочную бумагу. – С прошедшим Днем рождения!!
– Спасибо! – Хизуми улыбнулся. Фанатской радости не было предела – девочка просто светилась счастьем. Они поговорили о чем-то еще и сфотографировались. Разумеется, Зеро наблюдал за происходящим со стороны. «Нет… никаких шансов» – он обреченно вздохнул.
– Зеро-сан! – вдруг прозвучал за спиной чей-то голос. Бас-гитарист оглянулся и увидел перед собой симпатичную молодую девушку, по всей видимости, очередную фанатку. Пришлось заставить себя улыбнуться. Очередной автограф. Очередное фото. Но ему было жаль этих девушек, – возможно, каждая из них на что-то надеялась. Самые смелые даже оставляли свои номера телефонов. Жаль, всё это было напрасно – сердце Зеро принадлежало одному-единственному человеку.
Когда поклонники, наконец, разошлись, уставшие, но вполне довольные «деспы» направились обратно в гримерку, чтобы собрать вещи, а потом посетить какой-нибудь бар и отметить свое очередное удачное выступление.
– Ого! – Карю приподнял брови, глядя на фэновские подарки Тсукасы. – Тебе сегодня повезло на рисунки!
– Да нам всегда на них везёт, — отозвался ударник, аккуратно складывая подарки в сумку.
– Ну почему же? – присоединился к разговору Хизуми. – Мне сегодня ни одного рисунка не подарили, зато много всяких медальонов и прочих подобных вещиц.
– А тебе, Зеро? – Карю с хитрым видом посмотрел в сторону басиста.
– А? Мне? – опомнился бас-гитарист, по всей видимости, снова пребывавший в своих мыслях и мечтах, непонятных больше никому, кроме него самого. – Да так… как обычно.
– Значит, опять мягкие игрушки, – разочарованно вздохнул гитарист.
– Да я вроде не жалуюсь, – машинально отозвался на его реплику Зеро. – Это ведь тоже внимание, а сам подарок особого значения не имеет.
– Так и знал, что ты это скажешь! – усмехнулся Карю. – Всё-таки, некоторые вещи в этой жизни не меняются.
– Возможно, это к лучшему, – как-то задумчиво произнес Хизуми и посмотрел на Зеро, от чего тот даже немного покраснел, и, отведя взгляд, ответил:
– Да, пожалуй, ты прав...
На несколько секунд повисло молчание, но его прервал Карю:
– Тут недалеко есть отличный бар, вот адрес,– и протянул Хизуми рекламную визитку с адресом заведения. – Через час у входа, о’кей?
Вокалист взял визитку и утвердительно кивнул в ответ, после чего гитарист и ударник удалились из гримерной. Зеро уже понял, что остался один на один с «предметом» своего обожания и причиной всех своих душевных мучений и терзаний. Сердце снова забилось чаще. Бас-гитаристу пришлось сделать вид, будто он продолжает собирать оставшиеся вещи, в то время как, на самом деле, затаив дыхание, он ожидал дальнейшего развития событий.
– Зеро, ты пойдешь?
– Да, конечно…
– Тогда вот, – Хизуми передал ему визитку с адресом бара. – Через час, как и договаривались.
И это было всё, что вокалист сказал перед выходом. Ну, естественно, а чего еще можно было ожидать со стороны холодного и непроницаемого Хизуми-сана? Они ведь даже не были с ним особо близкими друзьями, скорее – товарищи по группе, коллеги, приятели. Хотя, конечно, они иногда делились друг с другом своими проблемами (особенно Зеро), и доверяли друг другу. Наверное, в какой-то степени, это и можно было назвать дружбой. Поэтому не хотелось испортить то, что уже есть. Но ведь и так, как сейчас, продолжаться тоже не может! Какой-то замкнутый круг… и где же искать выход?.. если он вообще существует.
Оставшись наедине со своими размышлениями, Зеро, наконец, собрал сумку, вышел из гримерки и направился в гостиницу.

***

Уже стемнело. Фонари безразлично проливали холодный свет на улицы. Звёзд не было видно из-за множества облаков, беззаботно плывущих в тёмном ночном небе. Зеро так хотелось превратиться в одно из них и так же беспечно плыть по небу, но он оставался здесь, на земле, и шел, сам не зная, куда. Просто шел вперед, не замечая никого и ничего вокруг. Все его мысли были лишь об одном… хотя, какая разница? Ведь то, о чем он так упорно мечтает, всё равно неосуществимо.
Неожиданно, он остановился. Огляделся по сторонам, наткнулся взглядом на знакомую вывеску – тот самый бар. Такое впечатление, будто ноги сами привели его сюда. Ну и зачем, спрашивается?? Он снова обреченно вздохнул, но с места не сдвинулся. Достал сигарету. Закурил. И, как назло, спустя несколько секунд начался дождь. Докурить он, разумеется, не успел. Что ж, подходящая погода для его настроения.
Вдруг входная дверь бара распахнулась, и на улицу вышел… конечно, Хизуми. Веселый. Довольный. Немного нетрезвый.
– А, Зеро! Ты всё-таки пришел! – и с этими словами вокалист направился в сторону бас-гитариста. Зеро ничего лучшего не смог придумать, кроме как просто сбежать. Но Хизуми, недолго думая, побежал вслед за ним. Так они пробежали почти до самого отеля, пока, наконец, вокалисту не удалось загнать товарища по группе в тупик – небольшой проём между домами, в конце которого была высокая кирпичная стена.
– Ну… и что… всё это… значит? – пытаясь отдышаться, поинтересовался Хизуми.
Зеро даже не представлял, как можно объяснить такой дурацкий поступок.
– Послушай, я всего лишь хотел поговорить, – продолжил Хизу, понимая, что ответа он, скорее всего, не дождется. – А ты такое вытворяешь.
– О чём ты?
– Зеро, неужели ты думаешь, что я ничего не замечаю? – Хизуми подошел к нему ближе, почти вплотную. – Хватит убегать.
– Больше не буду, – искренне пообещал басист. Но, похоже, вокалист имел в виду совсем другое.
– Ты ведь от самого себя бежишь.
Сердце Зеро забилось еще сильнее, чем от недавнего «кросса» по ночным улицам. Хизу всё знает! Но он сейчас так близко… Может, использовать этот шанс? Ведь вряд ли судьба предоставит второй такой же.
– Думаю, теперь мне незачем больше убегать, – тихо произнёс Зеро. – Раз ты и так всё знаешь…
– Догадаться было нетрудно, – Хизуми продолжал наблюдать за реакцией бас-гитариста. – Мы всё-таки десять лет уже знакомы, неужели ты думаешь, что я не обратил внимания на такие явные изменения в твоей манере общаться? При этом с Карю и Тсукасой ты ведешь себя вполне адекватно. Значит, причина действительно во мне. И они, кстати, тоже это заметили. Так что, отпираться бессмысленно. Может, поговорим?
Зеро посмотрел на друга взглядом, полным отчаяния и безысходности.
– Хизуми… я не знаю, что сказать, – прошептал он. «Зато я знаю, что сделать!» – так подсказало его сердце. И в это мгновение разум полностью отключился, уступая место бурному потоку чувств, накрывшего его со всех сторон. Хизуми не успел опомниться, как губы Зеро страстно прижались к его губам.
Самое удивительное – вокалист не только не стал сопротивляться, но и даже попытался ответить на поцелуй. Но, видимо, в этот момент здравый смысл каким-то чудесным образом вернулся к Зеро, и он оттолкнул от себя Хизуми, а сам по инерции прижался спиной к холодной, всё еще влажной от недавно прошедшего дождя, стене.
– Что-то не так? – Хизу выглядел вполне спокойным, как будто ничего особенного не произошло, чем окончательно добил бас-гитариста. Тот просто не смог найти нужных слов, чтобы хоть как-то ответить, и сейчас он чувствовал себя еще хуже, чем раньше. Хизуми понял это – прочитал в его глазах, таких искренне–несчастных.
Вокалист медленно приблизился к притихшему басисту, мягко провел ладонью по его щеке.
– Знаешь, – необычно-тихим голосом начал Хизу, – а я раньше не замечал, какой ты… симпатичный. Особенно после дождя – тебе идет быть немного мокрым, – он сделал небольшую паузу, затем продолжил, – да, после дождя ты выглядишь еще более привлекательно…
Зеро слушал всё это молча, затаив дыхание. Ему казалось, что слова Хизуми оказывают на него какое-то гипнотическое воздействие, и он постепенно впадает в транс. Или просто засыпает… Может, это сон? Тогда ему очень не хотелось бы просыпаться. Но всё-таки он понял, что тут действительно что-то не так.
– Прости, — наконец произнес Зеро, немного придя в себя, – я не должен был…
– Тсс! – Хизуми приложил указательный палец к его губам. – Я знаю. Ты не хотел. Просто, так получилось.
В ответ последовал искренне удивленный взгляд – Зеро действительно не знал, как ему на это реагировать.
– Ты серьезно?? – наконец проговорил он и даже попытался улыбнуться. – Я-то думал, ты…
– Рассержусь? – тоже улыбнувшись, перебил его Хизуми. – Или, может, обижусь? Лучше скажи, – вокалист внимательно посмотрел на басиста, – то, что ты ко мне испытываешь – что это?
А вот этот вопрос поставил бас-гитариста в тупик. Но назад пути уже не было.
– Я… – начал он медленно, – я люблю тебя! Уже два года…
Хизуми взглянул ему прямо в лицо, пытаясь уловить хоть малейшую долю лжи. Но то, что он сейчас услышал, вне всяких сомнений, было правдой – так говорили глаза Зеро. Его прекрасные, выразительные карие глаза – они такие искренние! Хизу как-то грустно улыбнулся. Казалось, он даже протрезвел.
Снова пошел дождь. Вокалист закрыл глаза и поднял лицо к небу, подставляя его под мелкие частые капли.
– Сегодня небо плачет, — произнес он, не открывая глаз. – Как и моя душа…
– И моё сердце. — Зеро опустил голову. – Прости меня.
– Нет, – Хизуми снова посмотрел на него, – это ты меня прости.
Несколько минут они просто стояли под серо-сиреневым ночным небом, которое продолжало лить свои весенние слёзы.
– Всё-таки, дождь делает тебя еще прекрасней, – спустя некоторое время задумчиво произнес Хизуми, еще раз взглянув на промокшего бас-гитариста. Затем развернулся и медленно направился в противоположную от отеля сторону.
Бежать за ним и пытаться останавливать не было смысла – Зеро понял, что вокалист хочет побыть наедине с собой. И всё же, басист не до конца осознавал, что между ними только что произошло, и повлияет ли на их дальнейшие отношения этот поцелуй.

***

Когда Зеро проснулся, яркое весеннее солнце уже освещало просторный гостиничный номер. Он бросил взгляд на большие электронные часы, стоящие на тумбочке возле кровати – уже около двенадцати дня. Басист неспеша поднялся, потянулся. Интересно, где сейчас Хизуми? Скорее всего, он всю ночь бродил по городу.
«Что будет дальше?» – это была единственная мысль, которая на данный момент беспокоила Зеро. Но, в любом случае, нужно было идти в клуб, где они вчера выступали, и забрать инструменты – так уж получилось, что никто из «деспов» не захотел их забрать сразу. Таким образом, встреча с Хизу была неизбежной. Глубоко вздохнув, Зеро отправился в душ.

До места назначения бас-гитарист добрался довольно быстро, поскольку клуб располагался недалеко от отеля. Однако, все его опасения по поводу «неизбежной встречи» не оправдались – войдя в гримерку, Зеро обнаружил там только Карю, сидящего на стуле и настраивающего свою любимую гитару.
– А… где все? – удивленно глядя на него, поинтересовался басист.
Гитарист, наконец, оторвался от инструмента:
– Что-то вы припозднились, Зеро-сан, – как всегда шутливо поприветствовал он согруппника. – Тсукаса в концертном зале, разбирает свою установку. А я, как видишь, здесь.
– А Хизуми?
В ответ гитарист пожал плечами.
– А ты почему еще здесь?
– Да мы с Тсукасой договорились по магазинам пройтись, – пояснил Карю, поставив гитару рядом и достав пачку сигарет. – На радость фанаткам, – добавил он, хитро подмигнув. – Слушай, у тебя, случайно, нет зажигалки? Я свою найти не могу…
– Да, конечно, вот, – Зеро достал из кармана зажигалку и протянул гитаристу.
– Аригато!
– Можешь оставить себе, всё равно я новую хотел купить.
– Ну, как хочешь, – снова пожал плечами Карю и сунул зажигалку себе в карман. – Так, может, пойдешь с нами? Заодно и купишь.
– Спасибо, – вежливо улыбнулся в ответ басист, – но я сегодняшний день уже распланировал до самого отъезда.
– Что ж, – Карю выпустил струйку сигаретного дыма, – если передумаешь, можешь к нам присоединиться.
Зеро кивнул и, выйдя из гримерной, направился в сторону концертного зала. Конечно, про «заранее распланированный день» он соврал – у него вообще никаких планов на этот день не было. Кроме одного – найти Хизуми. Правда, что делать дальше, он не имел ни малейшего понятия. Если Хизу захочет с ним поговорить, как себя вести, что ответить? Но ведь, рано или поздно, этот разговор всё равно завяжется, возможно, даже случайно, сам собой, а распространяться о произошедшем остальным товарищам по группе не очень-то хотелось. Так что, лучше всё уладить сразу.
Войдя в огромный концертный зал, басист осмотрелся – было как-то непривычно находиться в совершенно пустом зале, который только вчера был до отказа забит поклонниками. В конце сцены он заметил Тсукасу, усердно разбиравшего свою ударную установку. Он был так увлечен этой работой, что даже не обратил внимания на подошедшего Зеро.
– Тсу, привет, — поздоровался бас-гитарист, – а ты давно тут?
Ударник поднял голову:
– А, Зеро, привет. Я с утра здесь. А что?
– Хизуми не видел? – сразу перешел к делу басист.
– Да вроде, нет, — спокойно ответил Тсукаса. – А с чего вдруг ему сюда приходить? Мы-то инструменты забираем, а у него своего личного микрофона вроде пока нет.
Зеро улыбнулся – действительно, как он сразу до этого не додумался? Вот только задача слегка усложнилась – где теперь искать Хизу? Единственным верным решением в этом случае было позвонить ему. Но вряд ли у Зеро хватит смелости на такой шаг. Вчера Хизуми был немного пьян, поэтому вёл себя не так, как обычно. Но сегодня-то он трезвый, и какой будет его реакция на вчерашние «проделки» басиста, можно только догадываться.
– Ладно, спасибо, — Зеро кивнул ударнику, спрыгнул со сцены и вышел из зала.
Когда он вернулся в гримерку, Карю уже не было – скорее всего, гитарист решил подождать Тсукасу на улице. Зеро подошел к большому кожаному дивану, на котором он вчера оставил свою бас-гитару. Взяв чехол, он уже собрался надеть его на инструмент, но вдруг из самого большого кармана чехла выпала какая-то бумажка, свернутая втрое. Записка от поклонницы? Нет, вряд ли – гитара находилась в гримерке, а сюда фанаток точно не пускают. Басист наклонился, чтобы поднять бумажку, и в нос ударил уже до боли знакомый аромат… «Точно, Samurai Woman!» – Зеро еще раз вдохнул запах парфюма. Затем аккуратно развернул записку и прочёл следующие строки:
«Твои губы нежны и прекрасны, словно лепестки цветущей сакуры, а их поцелуй на вкус подобен спелым вишневым плодам. Но самое прекрасное в тебе – это глаза. Они так глубоко и ярко отражают твою душу. Они не могут лгать. Пусть небесные слёзы смоют твою печаль, а теплый весенний ветер унесёт все неприятные воспоминания, оставив только самые светлые.
P.S. В центральном парке закат особенно великолепен».
Подписи не было. Да и к чему? И так всё ясно.

***

День близился к закату. Зеро стоял у главного входа в центральный парк, с нерешительностью глядя вперёд. Прежде, чем войти, он еще раз перечитал записку. Как пафосно. Но это не тот пафос, какой бывает характерен, например, особо «зазвездившимся» знаменитостям. У вокалиста D’espairsRay любые пафосные речи получались настолько естественно, что окружающие обычно воспринимали их как искренние. На самом деле, так оно и было – просто это его особая манера выражать свои чувства.
Зеро шел по одной из дорожек парка. Он догадывался, куда нужно идти – в самый центр, к фонтану, где нет деревьев – только там открывается потрясающий вид на заходящее солнце. Дойдя до нужного места, басист остановился, огляделся и, заметив на одной из скамеек знакомую фигуру, направился в ту сторону.
Хизуми сидел с ноутбуком и что-то оживленно печатал. Почувствовав чье-то приближение, он поднял голову и встретился глазами с Зеро. Оба молча кивнули друг другу в знак приветствия. Воцарилось молчание. Были слышны только крики птиц и шум воды в фонтане. В парке, кроме них двоих, никого не было – в центре города проходил какой-то фестиваль, который, по всей видимости, собрал почти всех жителей.
Солнце уже приближалось к линии горизонта, постепенно окрашивая её в багровый цвет, который с каждой минутой становился всё более насыщенным. Два товарища по группе – басист и вокалист – оставались молчаливыми, наблюдая за чудесными метаморфозами на небе.
Когда алое солнце выглядывало из-за горизонта уже чуть меньше, чем наполовину, небеса окрасились в еще более причудливое сочетание цветов – багровый, светло-сиреневый, фиолетовый, желтый, ярко-оранжевый. Но кое-где всё еще проглядывало чистое лазурное небо.
– Как ни старайся скрыть свои истинные чувства под цветными масками, они всё равно рано или поздно вырвутся, даже из самой красивой клетки, — произнес Хизуми, глядя на разноцветное небо.
Это не могло не задеть Зеро за живое. Всё это время смотревший только на закат, он вдруг посмотрел на Хизу. Сердце сжалось.
– Я виноват перед тобой, прости… – вокалист, наконец, тоже повернулся к нему и снова взглянул в глаза.
– В чем же твоя вина? – было видно, что Зеро слегка удивлен таким началом разговора. – Я сам во всём виноват! Напридумывал себе неизвестно что, замечтался… а тот поцелуй какой-то… украденный! Это было нечестно…
– Ты, конечно, замечтался, – перебил его Хизуми, – но мне не стоило этим пользоваться. Не нужно было давать пустой надежды. Ты ничего не украл – это мне захотелось новых ощущений.
– Ты был пьян!
– Не настолько, чтобы не осознавать своих действий, – возразил вокалист.
– Но ведь сейчас ты бы ни за что не позволил себя поцеловать! – Зеро начинал приходить в отчаяние. Он просто не знал, что можно еще сказать и как выйти из такой странной ситуации, поэтому чувствовал себя загнанным в угол.
– Почему же? В этом нет ничего сложного, – пожал плечами Хизуми. – Только, думаю, ты уже понял, что мне нравятся девушки.
Зеро был готов услышать нечто подобное, но, тем не менее, это как раз было именно то, чего он больше всего боялся. И в реальности услышать эти слова оказалось еще больнее.
– Да, я знал! Всегда знал.
– Тогда дальше продолжать этот разговор не имеет смысла, – Хизу выразительно посмотрел на бас-гитариста.
– Обидно, – тихо произнес тот.
– Что именно?
– Мы были почти друзьями.
– Мы и есть друзья, – голос Хизуми был спокоен. – Всё-таки десять лет уже знакомы. Немного помолчав, он продолжил:
– Знаешь, даже если бы мне не нравились девушки, я бы всё равно не смог сделать тебя счастливым.
Зеро грустно улыбнулся:
– Ну да, ты ведь предпочитаешь одиночество.
– Нет, – возразил вокалист и снова взглянул на небо, которое уже было охвачено сумерками. – Просто я дорожу своей свободой.
– Цветная маска? – Зеро попытался подловить его.
Хизу лишь усмехнулся в ответ. Сейчас он снова был тем самым Хизуми, какого знали окружающие – в меру серьёзным, в меру весёлым, с непроницаемым выражением лица и напускной надменностью во взгляде… а еще за этим взглядом скрывалась глубокая душевная печаль…
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Украденный поцелуй (G - Зеро/Хизуми [D'espairsRay])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz