[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Десять причин поцеловать тебя (PG-13 - J-rock)
Десять причин поцеловать тебя
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 01:56 | Сообщение # 1
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Название: Десять причин поцеловать тебя
Автор: Katzze
E-mail: kattzzee@rambler.ru
Фэндом: J-rock
Персонажи: разные

Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, Слэш (яой)

Размер: Мини, 13 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
В древности в Японии считалось, что поцелуй приносит пользу здоровью человека. К примеру, он способен заряжать положительной энергией, причем как мужчин, так и женщин. Именно японцы ввели в обиход слово "сепун", что означает искусство ласк при помощи языка.
 
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 01:57 | Сообщение # 2
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Что известно о поцелуях?
Поцелуй – это один из лучших способов выражения эмоций. Поцелуй является темой самых разнообразных произведений искусства. Всемирный день поцелуев празднуется шестого июля. Летом люди целуются в три раза чаще, чем в другие времена года. В среднем за свою жизнь человек проводит за поцелуями около двух недель.
А еще существует немало аргументов в пользу поцелуев: причин, по которым не стоит отказывать себе в удовольствии целоваться...
 
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 01:57 | Сообщение # 3
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Причина первая.
Учеными зафиксированы случаи, когда поцелуи любимого человека действовали как болеутоляющее, которое в несколько раз превышало по силе морфий.


Sono/Ayame (Matenrou Opera)

Голова у Соно болела часто, но в этот вечер его персональное наказание побило собственный рекорд.
Наверное, с болью можно было бы примириться, если бы она была однообразной. Но, казалось, чуть ли не каждую минуту ее характер менялся. То невыносимо давило на виски, то стреляло где-то в затылке, то просто гудела голова.
Перерыв домашнюю аптечку, Соно принял все обезболивающие, которые нашел, и слабые, и сильные, и даже те, которые были не от тех симптомов вовсе. Но боль словно издевалась над ним, затихая ненадолго, чтобы потом ударить с новой силой.
Ложиться спать в таком отвратительном состоянии не именно смысла, Соно все равно не уснул бы. Потому он свернулся в кресле, обняв собственные колени, и, сидя в темноте, старался думать о чем-то приятном, что, впрочем, не особо удавалось.
Когда стрельнуло особенно сильно, Соно не сдержал тихий стон и зачем-то, сам не понимая причину своих действий, медленно сполз из кресла на пол. Словно в ответ на его движение в коридоре раздались шаги, потом дверь приоткрылась, и, тихо ступая по ковру, в комнату вошел Аямэ.
Аямэ Соно любил. Ну или, по крайней мере, с Аямэ ему было легко и удобно. Тот никогда не донимал лишними расспросами, не был навязчивым и, самое главное, чувствовал, когда Соно нельзя трогать. В частности, когда у него болела голова. Аямэ знал, что Соно ни в коем случае не стоит донимать требованием сходить к врачу, а еще ни за что нельзя жалеть. Обычно, когда Соно мучился, Аямэ уходил в другую комнату и не приставал, за что Соно был ему премного благодарен. Именно такое поведение близкого человека было для него самым желанным в минуты физического страдания.
Но в этот раз Аямэ зачем-то нарушил его уединение и вошел в комнату. Может, оттого, что почувствовал: сейчас Соно было особенно плохо. А возможно, так просто совпало. Глубоко в душе вспыхнула искорка раздражения, которая тут же померкла за новым ударом боли.
— Совсем плохо, да? – невыразительным голосом спросил Аямэ, но Соно не ответил.
Подтянув колени к груди, он опустил голову и мысленно попросил его в не особо цензурных выражениях свалить куда подальше, пока не нарвался на грубость. Однако непроизнесенных слов Аямэ не слышал.
Опустившись рядом на пол, он некрепко обнял Соно. Тот непроизвольно дернулся в попытке вырваться, не желая чувствовать себя ущербным или больным. Но обижать Аямэ тоже не хотелось, ведь он старался сделать как лучше, и потому Соно в очередной раз с трудом сдержал себя.
Аямэ не произнес ни слова, но вдруг прижался губами к его левому виску, а правый нежно погладил кончиками пальцев. Руки Аямэ были холодными, почти ледяными, а губы горячими, и Соно неожиданно понял, что невесомая ласка оказалась приятной. Прикрыв глаза, он наконец расслабился в его объятиях и постарался ни о чем не думать.
Какое-то время они так и сидели, прежде чем Соно понял, что боль отступила. Аямэ обнимал его, периодически касаясь виска губами. По закону жанра сейчас он должен был шептать какие-то незначащие утешения, и Соно был ему признателен за то, что он не делал этого. Непостижимым образом Аямэ всегда определял, как лучше поступить.
Улыбнувшись этим мыслям, Соно отстранился немного, чтобы через секунду поцеловать Аямэ, выразив таким образом благодарность за подаренное облегчение.
 
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 01:57 | Сообщение # 4
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Причина вторая.
Лучшее средство уйти от ответа или заставить замолчать любимого человека – это поцелуй. При помощи поцелуев можно избежать ссор и неприятных объяснений.


Aggy/Leda (DELUHI)

Агги сидел перед компьютером и увлеченно изучал интересный сайт, открывая страницу за страницей. Когда подошел Леда и встал рядом, он даже головы не повернул, пока не услышал:
— Что это такое?
Нотки, прозвучавшие в голосе любимого, Агги не понравились, и он тут же развернулся, сперва не сообразив, что за предмет протягивал ему Леда.
— Это… Носовой платок, — догадался Агги.
— Твой платок, — уточнил Леда. – Твой грязный платок.
— Ну-у… да, — протянул растерявшийся Агги.
— Тогда объясни мне, почему он валяется на диване в гостиной.
— Выпал, наверное, — предположил Агги, моментально осознав свою вину, и, выхватив платок, поспешно засунул в карман джинсов.
— Его место в корзине для грязного белья, — поморщился Леда, и Агги с готовностью закивал:
— Да-да, я обязательно его туда отправлю.
Решение жить вместе они приняли совсем недавно, а переехал Агги только неделю назад. Сразу стало понятно, что без конфликтов не обойдется: Леда был крайне дотошным и аккуратным, и Агги понимал, что даже при всем желании не сможет соответствовать его требованиям. И то, что терпение Леды закончилось на несчастном платке, Агги даже порадовало, ведь с него сталось бы огорчить любимого и чем похуже. Однако, как выяснилось, ликовал он рано.
— Вообще я хотел поговорить о твоем поведении, — грозно начал Леда, и Агги внутренне напрягся. – Скажу тебе честно, меня безумно раздражает то, что ты не закручиваешь тюбик с пастой и не опускаешь крышку унитаза.
— Понял. Исправлюсь, — тут же заверил его Агги, не желая ссориться.
— Но это не все, — продолжал Леда. – Уже давно хотел сказать: если красишь ногти, следи, чтобы лак не обдирался. Или не крась их вообще…
— Хорошо, хорошо, — согласился миролюбиво настроенный Агги. – Я все понял, Леда. Я постараюсь быть чистоплотней.
— Твоя нечистоплотность – не единственная проблема, — упер руки в бока Леда и подступил на шаг ближе. – С сегодняшнего дня мы спим раздельно.
— Ч… Что?.. – вот теперь Агги не на шутку испугался, но тут же не замедлило явиться вполне безобидное объяснение:
— Я терпеть не могу, когда меня тискают во сне. Жарко и неудобно. А ты вообще прижимаешься и перебираешься на мой футон.
Агги вздохнул и опустил глаза. Непреклонный вид Леды свидетельствовал о его решительном настрое, а ведь Агги только успел полюбить обнимать его по ночам. Но быстро сообразив, что напором желаемого результата не достигнешь, Агги согласился:
— Ладно, отодвинем мой футон немного в сторону.
"Вот соскучишься за пару ночей, а потом я сделаю жалобные глаза и верну все на место", — придумал коварный план Агги.
— И, наконец, самое главное, — торжественно объявил Леда, заставив Агги почувствовать себя маленьким и беззащитным. – Меня интересует один вопрос: почему готовлю все время я?
Агги искренне озадачился и даже почесал затылок:
— Может, потому что тебе нравится готовить?..
— Неправильный ответ, — процедил сквозь зубы Леда, определенно рассердившись из-за такого предположения.
— Э-э-э… Потому что я не умею готовить? – сделал еще одну попытку Агги.
— Да я сам не умею! – взорвался Леда. – Не умею и не люблю, потому отныне готовим по очереди. Утром с тебя завтрак!
От этой новости Агги стало нехорошо, и он хотел было возразить, если бы не знал, каков Леда в гневе. Но трезвая мысль о том, что одно любое блюдо в его исполнении навсегда убьет желание вновь склонять его к готовке, ободрила Агги, и он, в очередной раз за вечер, покорно кивнул.
Удовлетворенный результатами беседы Леда хотел было удалиться, когда его взгляд упал на монитор.
— Это что такое?! – чуть ли не взвизгнул он и ткнул пальцем в экран.
— М-м-м… Компьютер? – удивился его поведению Агги.
— Агги! – Леда, казалось, побледнел от гнева, чеканя слова. – Что. Ты. Смотришь?
— Мне можно такое смотреть! – в свою очередь возмутился Агги, сообразив наконец, что Леду разозлила именно тематика облюбованного им интернет-ресурса. – Я уже взрослый!
— Вот именно! – снова повысил голос Леда. – А ведешь себя, как прыщавый подросток!
— Я не веду. Я просто смотрел. – Агги поднял вверх руки, пытаясь доказать свою невиновность, но на краю сознания билась паническая мысль: "Ох, что сейчас будет…"
— Значит, так, — в голосе Леды слышалась неприкрытая угроза. – Это омерзительно. Я даже не знаю, что теперь…
И в тот же миг Агги осенило, что спасти положение можно лишь одним способом. Вскочив, он заключил Леду в объятия, крепко сжал и закрыл рот поцелуем. Сперва его любимый опешил, потом несколько секунд сопротивлялся, а после сдался и как будто нехотя обнял в ответ.
"Выкрутился", — облегченно подумал Агги, но на всякий случай решил пока не отпускать Леду и посильней прижал к себе.
 
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 01:58 | Сообщение # 5
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Причина третья.
Поцелуй – лучший способ выразить отношение к другому человеку, и если для признания не хватает слов, поцелуй расскажет все о чувствах.


Hide-Zou/Tsunehito (D)

К этому разговору Тсунехито готовился ни одну неделю. Да что там неделю! Ему казалось, что уже полжизни он подбирает нужные слова, придумывает, как рассказать о своих чувствах. Как объяснить, чтобы поверили.
Возвращаясь мысленно в прошлое, словно перелистывая страницы книги собственной истории, Тсунехито приходил к выводу, что Хиде-Зо он полюбил с первого взгляда. То есть, будучи человеком взрослым, в подобное он не верил, конечно, но честно признавался себе, что гитарист ему понравился сразу.
Первое, о чем тогда подумал Тсунехито, так это о том, что таких красивых людей не бывает. Бывают настолько прекрасные актеры в кино. Бывают божественно очаровательные модели, которые украшают плакаты и рекламные баннеры. Бывают такими грезы. Но никак не настоящие люди. Тсунехито стоял, открыв рот, и смотрел на Хиде, как завороженный. А тот подмигнул ему, и дыхание перехватило от понимания: улыбающийся он еще лучше.
Прошло немало времени, прежде чем Тсунехито признался себе, что полюбил по-настоящему, так, как редко любят. Когда просыпаешься и засыпаешь с мыслью об одном человеке, когда мечтаешь больше всего на свете не обладать, а наоборот – желаешь счастья даже если не с собой самим. Когда безоговорочно доверяешь и ничего не боишься…
Все это чувствовал Тсунехито, но не знал, как облечь в слова, чтобы прозвучало убедительно, но не претенциозно. Чтобы Хиде понял всю глубину его чувств, осознал и обязательно удивился, ведь – Тсунехито был уверен – еще никто не любил так сильно, как он.
Собравшись с силами, в этот день он взял телефон и набрал номер, который помнил, как свой собственный. Хиде сразу согласился встретиться с ним и почему-то даже не спросил, с какой целью, хотя они и так виделись фактически каждый день.
О причинах такой сговорчивости Тсунехито решил подумать позже, а сейчас следовало озадачиться более важным вопросом. Почему-то ему казалось, что самым сложным будет именно пригласить Хиде, с помощью ему самому неизвестных уловок организовать встречу тет-а-тет. Но, как оказалось, главная проблема крылась в ином: что говорить, когда Хиде придет и вопросительно посмотрит в его глаза?
Вздохнув, Тсунехито потоптался на месте и огляделся по сторонам. Хиде опаздывал, но сейчас он был даже рад такой отсрочке. А еще Тсунехито пожалел, что не курит: в этот миг показалось, что сигарета ему помогла бы.
— Извини за опоздание.
Забыв поздороваться, запыхавшийся Хиде возник перед ним, как из-под земли. Тсунехито моргнул от неожиданности и неосознанно отступил на полшага назад. А потом улыбнулся: если Хиде не бежал, то, в любом случае, очень торопился, и понимать это было приятно.
— Ну что, куда пойдем? – чуть отдышавшись, спросил Хиде, не выясняя, с чего вдруг Тсунехито пригласил его.
Трусливый внутренний голосок прошептал, что это замечательно. Судя по всему, Хиде посчитал, что его позвали пусть и на непривычную, но совершенно заурядную прогулку, а значит, у Тсунехито неожиданно появилась возможность отсрочить признание, отложить его на следующий раз, и потом, когда-нибудь…
Тряхнув головой, он приказал себе не малодушничать. И тут же в реальность его вернул веселый голос Хиде:
— Тсуне-кун, ты что, спишь?
В ответ Тсунехито лишь натянуто улыбнулся и сделал решительный шаг вперед, прижимаясь губами к губам Хиде. В ушах зашумело, и показалось, что ноги отрываются от земли. На краю сознания проскочила мысль, что этот миг – самый страшный в его жизни, ведь Тсунехито еще не знал, оттолкнет его Хиде или ответит. Но почему-то он не боялся.
 
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 01:58 | Сообщение # 6
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Причина четвертая.
Врачи-сексологи уверяют, что французский поцелуй возбуждает желание у семидесяти процентов мужчин. К тому же, в слюне человека содержится фермент, повышающий сексуальное влечение.


Kamijo/Hizaki (Versailles)

Дверь распахнулась так, словно в нее с силой ударили ногой. И в следующее мгновение Камиджо и Хизаки ввалились внутрь, не разрывая объятий и целуясь, как будто последний раз в жизни.
Всего лишь полчаса назад они были в шумном клубе, в компании хороших друзей, просто веселились, пили и смеялись, как обычно. С чего вдруг случилось это, что послужило толчком такому стремительному безудержному сближению, они сами не понимали, да и не задумывались об этом. Быть может, оттого, что количество алкоголя в крови каждого значительно превышало норму, а в таком состоянии ни один запрет не имеет силы. Или, может, наоборот: из-за того, что в одну секунду пропали сдерживающие их рамки, они опьянели от близости друг друга, от кажущейся вседозволенности.
Камиджо стаскивал с Хизаки одежду, дергая слишком торопливо. И если бы в жизни, как в кино, реально было порвать ее, именно это он и сделал бы. Хизаки отвечал со всей страстью, дергал пряжку ремня и целовал, почти до боли прикусывая его губы. На постель они практически упали, безостановочно лаская друг друга. Камиджо расцеловывал его шею, наверное, до синяков, но не задумываясь об этом, а Хизаки тихо стонал и царапал его спину, оставляя воспаленные полосы.
— Я так хотел… — невольно Камиджо хрипло прошептал это вслух, и необдуманное признание волшебным образом подействовало на Хизаки. Он ответил громким стоном и прогнулся в спине.
А Камиджо на мгновение отстранился, чтобы посмотреть, увидеть его, потрясающе красивого и отдающегося ему одному. Темные глаза Хизаки в полумраке комнаты казались черными, и Камиджо заворожено вглядывался в них, как будто пытался что-то прочесть.
— Я люблю тебя… Давно…
Он видел, как шевелятся губы Хизаки, но не сразу понял смысл произнесенной фразы. А когда осознал, почувствовал, что падает в пропасть, но не испытывает страха. А еще, что он верил, бесконечно верил Хизаки. Потому что тот не мог врать. Потому что Камиджо чувствовал его, как себя самого, и понимал, что слова идут от сердца к сердцу. Что их даже говорить не надо было, ведь он сам знал об этом, должно быть, всегда.
…Наутро Камиджо проснулся с раскалывающейся головой. Скорей всего, именно эта боль и разбудила его. Тихо застонав и попытавшись перевернуться на спину, он только тут осознал, что не один в постели. Даже треск в голове на мгновение забылся, когда он понял, кто именно рядом с ним, да еще и под его одеялом.
"Что вчера было?.." – думал Камиджо, но лихорадочные мысли и обрывочные воспоминания перемешались в тяжелой от похмелья голове.
Вдохнув, выдохнув и приказав себе успокоиться, Камиджо покосился на спящего рядом Хизаки. Тот мирно посапывал, обняв подушку и зарывшись в нее лицом. Светлые волосы разметались и в лучах утреннего солнца, прокравшихся в комнату через незашторенное окно, казались золотыми.
И в этот миг Камиджо понял: последнее, что он помнил из вчерашнего вечера, взгляд горящих глаз из-под светлой челки, влажные губы совсем близко и хриплый шепот:
— Ну же, поцелуй меня, Юджи… Если осмелишься…
 
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 01:59 | Сообщение # 7
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Причина пятая.
Любители целоваться реже обращаются к врачам. Это связано с тем, что во время поцелуя в организме вырабатываются нейропептиды, уничтожающие болезнетворные бактерии и различные вирусы. Таким образом, поцелуи укрепляют иммунитет.


Juka/Jasmine You (Hizaki Grace Project)

За окном не первый час кружился снег, постепенно укрывая землю пушистым покрывалом, чтобы к утру наверняка растаять. Было не поздно, но уже начали сгущаться сумерки. Однако в комнате никто не спешил включать свет.
Ю неподвижно замер на постели, прислушиваясь к тиканью настенных часов, а еще к своим ощущениям. Рядом лежал Хироки, обняв его за талию и зарывшись носом в волосы на затылке. От его теплого неровного дыхания по телу бежали мурашки, и Ю становилось немного легче.
Болезнь длилась уже почти две недели. Ю шел на поправку: страшный выворачивающий кашель прошел, температуры не было, но, наверное, из-за долгого недомогания теперь он чувствовал отвратительную слабость. Где-то через полчаса пребывания на ногах его даже начинало пошатывать и слегка тошнить. Быстро оценив состояние Ю, Хироки едва ли не насильно уложил его в постель и запретил высовывать нос из-под одеяла как минимум пару дней. А чтобы Ю было не так скучно болеть, почти все свободное время он проводил рядом, развлекая его, веселя или же, как сейчас, просто обнимая.
От длительного лежания в одной позе затекли мышцы, и, вздохнув, Ю пошевелился.
— Что такое? – тут же обеспокоился Хироки, отрывая голову от подушки.
— Спокойствие, я не умираю, — насмешливо ответил Ю и перевернулся на спину, разорвав тем самым объятие. – Просто устал на боку лежать.
— А-а-а, вот оно что… — протянул Хироки.
Подперев щеку рукой, он любовался Ю, улыбался и водил пальцами по его шее и ключицам. Однако в глубине зрачков его глаз Ю мерещились тревожные искорки. С одной стороны, забота и тревога любимого очень грели, но с другой, Ю хотелось как-то убедить его, что все в порядке. Просто сил совсем не осталось после некстати свалившегося гриппа, но это не страшно.
— Щекотно, — вздрогнув, Ю постарался уйти от ласкающих прикосновений и тихо засмеялся.
— Неправда, — сделал обиженное лицо Хироки и тут же защекотал по-настоящему, запустив руку под оделяло и прикоснувшись к теплому боку Ю.
— Прекрати немедленно! – Ю рассмеялся в голос и попытался отстраниться, брыкаясь и сопротивляясь. – Нельзя обижать больного человека!
— Ага, теперь ты у нас больной. А как гулять сегодня собирался, был здоровым дальше некуда… — голосом сварливой мамаши начал Хироки, но щекотать все же перестал, что не могло не порадовать Ю. – Будешь теперь слушаться?
— Буду, буду… — обреченно согласился Ю и немного поерзал на месте, пытаясь найти удобное положение.
Словно прочитав мысли, Хироки потянул за плечо, укладывая на бок и привлекая к себе, а в следующее мгновение коснулся его губ.
Поцелуй был трепетным и удивительно нежным. Пальцы Хироки зарывались в его волосы, и Ю почти не дышал, наслаждаясь этой удивительной лаской в полумраке спальни, за окнами которой кружился отчего-то казавшийся нереальным снег.
— Я могу тебя заразить, — еле слышно прошептал Ю, когда Хироки отстранился и заглянул в его глаза.
— Это я тебя заражу, — тихо и совершенно серьезно ответил он. – Здоровьем.
— Хорошо бы, — улыбнулся Ю.
— Несомненно, — вернул ему улыбку Хироки.
 
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 01:59 | Сообщение # 8
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Причина шестая.
Страстный поцелуй, если он длится больше минуты, повышает пульс человека. В результате улучшается кровоток, а следовательно, и поступление кислорода в клетки головного мозга. Ускоряются мыслительные процессы, повышается концентрация внимания и даже качество запоминания информации.

Asagi/Ruiza (D)

Руиза тихо злился, и постепенно холодное недовольство перерастало в самую настоящую ярость. Но самым обидным было то, что во всем случившемся винить стоило только себя и собственное упрямство.
Все началось примерно месяц назад, когда Руиза, не подумав, сказал Асаги, что хочет выучить французский. Асаги в ответ удивленно распахнул глаза, а через минуту смеялся, как ненормальный.
— Ру, ты рехнулся? – наконец выдавил он сквозь всхлипы от долгого смеха. – Какой французский? У тебя времени вообще ни на что не хватает. А изучение языка – это серьезно и долго.
— Ну и что? – мрачно спросил Руиза. Веселость Асаги ему не понравилась: складывалось впечатление, что тот не верит в его силы. – Я же не собираюсь выучить его за месяц или два. Можно заняться серьезно…
— Ни за месяц, ни за год, ни за три, — хмыкнул наконец отсмеявшийся Асаги. – Французский ты не осилишь.
— Это почему же? – возмутился Руиза. Если до этой фразы об освоении нового языка он думал как о чем-то теоретически возможном, то теперь утвердился во мнении, что выучит любой ценой. Назло Асаги, который в нем сомневается.
— Потому что языки надо учить в детстве, — назидательно поведал тот. – А для взрослых это дохлый номер.
— Что за бред! – поразился Руиза. – Полным-полно взрослых успешно учат языки и посложней французского.
— Безусловно, — словно сдаваясь, поднял руки Асаги. – Но эти "полным-полно" пашут не по двадцать два часа в сутки, как ты, уделяют обучению много времени. А ты не сможешь этого делать.
— Это мы еще посмотрим, — заявил Руиза и на следующий день записался на курсы.
…Часы показывали начало третьего, а из двух сотен слов, которые надо было выучить к завтрашнему занятию, Руиза осилил хорошо, если пятьдесят-шестьдесят. В принципе, если бы он начал готовиться за несколько дней, с материалом справился бы, но накануне был концерт, перед этим день в дороге, до этого еще концерт… Времени катастрофически не хватало.
Руиза давно плюнул бы на все да пошел спать, все равно голова почти не соображала, а запоминал он все хуже и хуже, но в спальне его ждал Асаги с ехидным снисходительным взглядом "я же тебе говорил". Стиснув зубы, он перевернул страницу.
— Давай спать, а?
Сосредоточившись на работе, Руиза не услышал шагов за спиной и вздрогнул от неожиданности.
— Не могу. Мне еще много, — глухо проворчал он.
На плечи опустились горячие руки и некрепко сжали, а Руиза чуть ли не выдохнул от наслаждения, только теперь понимая, насколько затекли мышцы, и как сильно он мечтает о массаже.
— Я обещаю не издеваться, — весело произнес Асаги, но хорошо знавший его Руиза за насмешливой фразой уловил в голосе виноватые нотки. Похоже, Асаги уже пожалел, что насмехался, зная силу его упрямства.
— Когда это меня волновало? – в тон ему ответил Руиза и раздраженно повел плечами, сбрасывая ладони, ласково массажирующие его плечи.
Асаги потоптался рядом, видно, не рискуя говорить еще что-либо, а потом тихо произнес:
— Давай еще полчаса и спать?
Руиза сердито молчал, и потому он переспросил:
— Хорошо?
Выдержав для приличия паузу, Руиза хмыкнул и сделал одолжение:
— Хорошо.
Асаги ничего не ответил, но вместо того, чтобы уйти, легко касаясь, чуть повернул его лицо к себе, тут же целуя. То ли от неожиданности, то ли оттого, что ласка оказалась такой жаркой, у Руизы на пару секунд закружилась голова, а потом одновременно с утроенной скоростью застучало сердце и потянуло внизу живота.
— Ну-ну, спокойно! – он решительно отстранился от Асаги, хотя этого ему хотелось меньше всего. – Мне надо закончить.
— Как скажешь, — выдохнул ему на ухо Асаги и, к величайшему сожалению, настаивать не стал, развернулся и вышел из комнаты. И Руиза приказал себе успокоиться, собраться, думать о французском.
А через минуту он вдруг понял, что, как ни странно, откуда-то взялись силы, и что он сможет выучить за сегодня не то, что двести слов, а хоть всю тысячу.
 
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 01:59 | Сообщение # 9
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Причина седьмая.
Страстный поцелуй вызывает в мозгу те же химические реакции, что и прыжки с парашютом или стрельба из пистолета. В результате поцелуя в крови повышается уровень адреналина, это способствует физической и умственной активности. Люди, которые часто целуются, меньше склонны к агрессии.


Yo/Yu (Matenrou Opera)

Когда Соно и Ю начинали спорить, их согруппники благоразумно расползались по углам кто за чем: выпить кофе, покурить, что угодно, лишь бы не попасть под горячую руку. Но в этот раз скандал откровенно затянулся: пошел уже второй час, как противоборствующие стороны на повышенных тонах выясняли, кто прав, а кто виноват.
Переводя хмурый взгляд с одного на другого, Йо пытался вспомнить, из-за чего начался спор. Но Соно и Ю ругались уже так долго, коснулись всех возможных тем и прегрешений друг друга, что восстановить в памяти начало дискуссии ему не удалось. Кажется, первым начал Ю, и Йо вспомнилось известное изречение о том, что говорить правду лучше из танка. По отношению к Соно оно было удивительно уместным, потому как лидер взрывался моментально, по поводу и без.
Когда спорщики начали привлекать каждый на свою сторону согруппников, Аямэ и Анзи благоразумно решили, что они сходят еще раз за кофе, лишь бы не участвовать в балагане. А Йо остался и с мрачным взглядом следил за развитием событий, чувствуя, что у него уже раскалывается голова, и поражаясь, как его крикливые друзья сами от себя не устали.
— Ты меня достал, Соно, — выдохнул Ю, и глаза его нехорошо сверкнули. – Ты себя хоть в зеркало видел?!
— Что-о?! – лидер моментально отреагировал, и Йо показалось, что в воздухе появились разряды тока.
— Стоп! Брейк! – внезапно даже для самого себя объявил Йо и поднялся на ноги. Споры спорами, но когда друзья начинали переходить на личности, это грозило серьезными последствиями.
На его слова они особо не отреагировали, разве что замолчали ненадолго. Соно стоял, скрестив руки на груди и чуть откинув голову, меряя Ю презрительным взглядом. А Ю закипал от ярости, сжимал кулаки и всем своим видом демонстрировал, что он уже почти на грани.
— Можно тебя? Ненадолго, — дернув за рукав, Йо потащил Ю к выходу из репетиционной. Вопреки вполне добродушным словам, в его голосе слышались стальные нотки, а в руку Ю он вцепился настолько сильно, что рисковал оставить синяки.
Захлопнув дверь, Йо не дал ему опомниться и прижал к стене.
— Что ты вытворяешь вообще? Что вы устроили? – сердито спросил Йо, заглядывая в его глаза.
— При чем тут я? – вероятно, просто от неожиданности, Ю, не привыкший к подобным выходкам в исполнении всегда спокойного Йо, слегка опешил.
— При том! Ты первый начал! – повысил голос Йо.
— А он… — начал было гневную отповедь Ю, но договорить ему не дали.
В прямом смысле слова Йо впился в его губы, это и поцелуем было сложно назвать. А через несколько секунд, опомнившись, Ю начал отвечать ему со всей страстью, как будто мигом позабыв о ссоре с лидером, о том, где они находятся, и заодно о времени. Они целовались несколько минут, не останавливаясь и прижимаясь друг к другу. Но когда Ю начал царапать его плечи, Йо словно в себя пришел и, приложив усилия, разорвал мучительный, почти болезненный поцелуй.
— Идиот! Мы же на работе! – возмутился опомнившийся Ю, как будто это он, а не Йо, нашел в себе силы остановиться.
— Вот именно, что на работе. А вы с Соно об этом забыли, — строго отчеканил в ответ Йо, как будто не он несколько секунд назад целовал и обнимал Ю, как сумасшедший.
Отступив на шаг назад, Йо внимательно посмотрел на своего растрепанного коллегу и полувопросительно произнес:
— Успокоился?
В ответ Ю только выдохнул и отвел глаза.
…Когда они вернулись в студию, Соно стоял у окна и как будто пейзажем любовался, хотя наверняка думал о чем-то своем. На звук открывшейся двери он оглянулся и встретился глазами с Ю.
— Завтра продолжим, — сообщил ему сердитым голосом барабанщик, а Йо слабо улыбнулся. И дураку было понятно, что на следующий день об инциденте никто и не вспомнит.
 
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 02:00 | Сообщение # 10
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Причина восьмая.
Американский психолог Эрик Берн утверждает, что поцелуи – это важный ритуал в жизни любого человека. По его мнению, поцелуй любимого человека – лучшее средство от стресса и депрессии. К такому же выводу пришел знаменитый профессор Уолтер Тоумен. Он всю свою жизнь посвятил борьбе с эмоциональным перенапряжением. Тоумен даже создал специальный курс под названием "Антистресс", и в нем немаловажную роль играет практика поцелуя.


Mayu/Emiru (Lareine)

Эмиру мерил шагами комнату от одной стены к другой и напряженно думал, что ему делать. На протяжении достаточно длительного времени беспокойство постепенно нарастало, а сегодня достигло апогея. И Эмиру искренне полагал, что ему есть из-за чего переживать. Причиной его волнения был Маю, а точнее – его настроение.
Еще очень давно Эмиру смотрел передачу, в которой рассказывали о равнодушии и невнимательности людей к своим близким. Ведь часто человек не замечает, как его любимый медленно, но верно скатывается в черное уныние, переходящее в затяжную депрессию, а потом становится поздно что-либо исправлять. Далее показали ролик про самоубийц и психопатов, родственники которых хватались за голову и сокрушенно рассказывали о том, что "у него ведь просто долго было плохое настроение".
Видел это Эмиру давно, но отчего-то его проняло, и последние несколько дней он только ту передачу и вспоминал. Безусловно, он не думал, что Маю вскроет себе вены или попадет в дурдом, но его хронически дурное расположение духа начинало волновать. А от того, что Маю представлял собой нечто среднее между холериком и меланхоликом, ситуация только усугублялась.
И вроде не было причин хандрить, как будто все шло своим чередом в жизни, но от этого становилось только хуже, как бывает в случаях с пациентами, которым не могут поставить диагноз. Такое положение вещей самое плохое, потому как не знаешь, от чего лечить. Если у Маю все в порядке, разве можно как-то помочь? Как починить то, что не поломано?
Вздохнув, Эмиру подошел к двери в спальню и прислушался. Из комнаты доносились тихие звуки музыки, и он понял, что Маю снова сидит в темноте, бездумно смотрит в стену и медленно перебирает струны. Этот остекленевший взгляд пугал Эмиру, казалось, что Маю в каком-то странном оцепенении или в трансе. Впрочем, стоило привлечь его внимание, Маю вздрагивал, словно собирался с силами и внимательно смотрел на Эмиру, вполне осмысленно, только грустно.
Потоптавшись еще немного на пороге, Эмиру решительно толкнул дверь и вошел внутрь, сразу увидев то, что и предполагал. Маю не отреагировал на его вторжение, по-прежнему наигрывая невнятную, скорей всего, импровизированную мелодию.
Эмиру не стал привлекать его внимание, а лишь подошел и опустился на постель. Некоторое время они сидели рядом: Маю не обращал ни на что внимания, а Эмиру задавался вопросом, что же происходит с любимым человеком. Его и раньше нельзя было назвать веселым или общительным, но настолько замкнутым прежде он тоже не был.
— Что же с тобой творится? – тихим голосом озвучил он свой вопрос, чуть повернувшись к Маю.
Тот только вздохнул, посмотрел на Эмиру и как будто горько улыбнулся.
— Да ничего. Просто настроения нет… Знаешь, так бывает.
— Это похоже на депрессию, — покачал головой Эмиру. – А депрессия – болезнь. Ее надо лечить.
Маю только фыркнул презрительно, отложил в сторону гитару и нарочито бодрым голосом зачастил:
— Ну какая еще депрессия? Что ты придумал? Все в порядке у меня, пройдет скоро, сам ведь говоришь, что ничего плохого не случилось…
А Эмиру слушал и с горечью думал о том, что этот разговор имеет место уже третий раз за неделю. Он пытался заглянуть в душу Маю, тот старался доказать, что все в порядке, натянуто улыбался, и на время все становилось, как обычно. А на следующий день начиналось сначала.
Эмиру не знал, что говорить, весь запас убеждений исчерпался уже давно. И почему-то в этот миг он понял, что слова пустое, и ничего он ими не добьется. Подняв глаза на своего любимого, упорно убеждавшего его, что все в норме, и повинуясь какому-то необъяснимому порыву, он протянул вперед руки и взял лицо Маю в ладони. От неожиданности тот замер на полуслове и вопросительно посмотрел на него. Но Эмиру ничего объяснять не стал, только подвинулся немного вперед и прикоснулся губами к губам Маю, глаза которого удивленно распахнулись.
А потом они целовались, очень долго и упоительно. На периферии сознания Эмиру мелькнула мысль, что последний раз с ним подобное случалось, наверное, в школе, когда поцелуй являлся единственной доступной нежностью. Маю отвечал ему, лаская своими губами его, и легко поглаживал по затылку, как будто пытался успокоить или утешить.
И когда они наконец отстранились друг от друга, Эмиру заглянул в глаза Маю и увидел в них блеск, который, как он опасался, уже не появится.
 
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 02:00 | Сообщение # 11
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Причина девятая.
Немецкие ученые доказали, что поцелуй благотворно воздействует на настроение человека. В Берлинском университете установили, что двадцатисекундный утренний поцелуй создает романтический настрой на весь день.


Masato/Erina (VII-Sense)

Бывают такие дни, в которые совсем не хочется выбираться из постели. Вроде и лег накануне не поздно, и уснул быстро, и выспался, и ничего не болит, а подняться не можешь, и все тут.
Чаще всего такое происходит, когда за окном барабанит осенний серый дождик, на улице холодно и сыро. Или когда впереди какое-то неприятное мероприятие, нежеланная встреча с работодателем, например. Еще подобное случается просто от навалившейся лени. Но хуже всего, когда все эти факторы совпадают одновременно.
В этот день у Масато случился тот самый злополучный случай, когда навалилось все и сразу. Выключая будильник и уговаривая себя не засыпать снова, он тоскливо думал о предстоящем дне и пытался не раскисать с самого утра.
Календарь показывал начало сентября, почти что лето, но хмурое небо за окном вполне сошло бы за ноябрьское. Ноябрь Масато не любил больше всего на свете и потому мрачно отметил, что даже погода против него. Кроме того, через полтора часа ему надо было встречать на вокзале своего младшего брата. Мелкого Масато недолюбливал, но деваться от семейных обязанностей было некуда: родственнику взбрело в голову устраиваться на работу в Токио, и он обещал помочь первое время. Как минимум с жильем.
От этой мысли он только тяжко вздохнул и посмотрел на мирно спящего рядом Эрину. Из-за сожительства брата, пусть даже в течение непродолжительного времени, его любимый должен был отправиться в свою квартиру, потому как светить перед родственниками личными отношениями, да еще такого рода, Масато просто не мог. Эрина не обижался, более того, всячески старался его подбодрить, но Масато все равно было тоскливо: он уже привык просыпаться и засыпать с ним рядом, привык к горячим завтракам и совместным вечерам. И менять свою счастливую и благополучную жизнь из-за досадного события в виде приезда брата совсем не хотелось.
Приказав себе не думать о плохом, Масато решительно откинул одеяло и выбрался из постели.
Даже душ в этот день не подарил желанной бодрости, а от первой сигареты начало мутить. В приоткрытую форточку врывался слабый ветерок, но Масато казалось, что на улице жуткий холод, пробирающий до костей. Выходить из дома не хотелось, он больше всего на свете мечтал вернуться в теплую постель и поспать еще немного, желательно некрепко обнимая Эрину, чтобы не потревожить, осторожно зарываясь носом в его волосы. Но вместо этого его ждала долгая дорога к вокзалу, а по возвращению – пустая квартира и компания брата.
Вздохнув, он потушил сигарету и, даже не допив кофе, вышел из кухни.
Пока он зашнуровывал ботинки, безрадостные размышления прервал хриплый спросонья голос:
— Быстро ты. Я даже не слышал, когда встал…
Подняв глаза, Масато невольно улыбнулся. Сонный Эрина ему невероятно нравился и вызывал щемящую нежность.
— Спи. У тебя как минимум час, пока я доеду до вокзала, пока назад…
— Да ладно, что уж. Теперь я не усну… — отмахнулся Эрина, но, вопреки собственным словам, зевнул.
Кивнув ему на прощание, Масато, прежде чем выйти, традиционно потянулся за поцелуем. Не обнимаясь и не прижимаясь друг к другу, они стояли у открытой двери. Поцелуй был почти невинным, просто губы Масато легко касались губ его любимого.
— Все, катись уже, — наконец отстранился от него Эрина и добавил. – Я вообще еще зубы не чистил.
— Ужас-то какой, — согласился с ним Масато, состроил оскорбленную физиономию и, пока Эрина не успел ничего ответить, выскочил за дверь.
Однако спускаясь в лифте, он неожиданно поймал себя на том, что улыбается, а выйдя на улицу и поглядев в небо, обнаружил, что на горизонте в серой пелене появился просвет.
"Ну и чего я ною?" – задал он вопрос сам себе. – "Ведь все хорошо".
Действительно, погода налаживалась, и соседствовать с братом предстояло не более пары недель. А ведь до этого сколько лет он с ним прожил и ничего.
Улыбнувшись всем бедам назло, Масато зашагал к ближайшей станции метро.
 
Yuki-samaДата: Понедельник, 28.11.2011, 02:01 | Сообщение # 12
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Причина десятая.
Британские психологи провели исследования, в ходе которых выяснилось, что любители целоваться чаще настроены оптимистично, они уверены в своих силах, вследствие чего скорее добиваются профессиональных и личных успехов.


Sujk/Juri (DELUHI)

— Сойк, ты слышал это?!
Мысленно возведя глаза к потолку, Сойк с трудом подавил тяжелый вздох. Этот вопрос звучал уже пятый или шестой раз за вечер, а ответ на него был по-прежнему отрицательным.
На протяжении часа Сойк пытался почитать новенькую книгу, только сегодня купленную им в книжном супермаркете, а Джури упорно не оставлял его в покое. Расположившись в кресле и поджав ноги, он грыз рисовое печенье и щелкал каналами, громко комментируя то фильмы, то передачи, не останавливая ни на чем выбор.
— Нет, Джури, не слышал, — изо всех сил сдерживая раздражение, ответил Сойк и оторвал глаза от книги.
Впрочем, все недовольство как рукой сняло, когда он увидел Джури, замершего с приоткрытым ртом и округлившимися глазами. В этот момент он так напоминал удивленного ребенка, что Сойк невольно умилился.
— Там сказали, — ткнул пальцем в сторону телевизора Джури. – Что люди, которые любят целоваться, оптимисты по жизни и достигают наибольших успехов.
Он поглядел на Сойка и зачем-то кивнул, как будто для большей убедительности своих слов.
— Глупости, — фыркнул Сойк и демонстративно уставился в книгу.
— Почему это глупости? – Джури возмутился так искренне, как будто усомнились в его собственной теории.
— Потому что тогда больше всех должны целоваться диктаторы и самые известные ученые. Вот уж чьи достижения не оспоришь. Но что-то у меня большие сомнения насчет пристрастия этих людей к подобным ласкам, — снисходительным тоном объяснил Сойк.
Джури замолчал на несколько минут и даже забыл в очередной раз переключить канал. Сойк подумал, что он уже не ответит, и вновь погрузился в чтение.
— Зануда, — неожиданно вынес вердикт Джури и, сладко зевнув, добавил. – Ладно, я спать…
Около получаса он принимал душ, потом прошлепал в сторону спальни. Сойк пытался читать дальше, но почему-то в тишине и без приставаний Джури занятие ему быстро наскучило. С усилием перелистав еще пару страниц, Сойк решил, что ему тоже пора ложиться.
…Когда он добрался до постели, Джури, традиционно свив себе гнездо из одеяла, посапывал под стенкой. Осторожно, лишь бы не потревожить, Сойк прилег рядом. Однако то ли сон его любимого был слишком чутким, то ли он не успел еще толком уснуть, но Джури зашевелился, перевернулся и, даже не открыв глаз, прикоснулся губами к его щеке, чтобы тут же снова улечься.
— Подтверждаешь, что ты оптимист? – не удержался от безобидной иронии Сойк. – Или хочешь лишним поцелуем добиться больших успехов?
— Дурак ты, Сойк, — пробормотал сонный Джури, вновь заворачиваясь в одеяло. – Разве для поцелуев нужны причины?
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Десять причин поцеловать тебя (PG-13 - J-rock)
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz