[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Встречи с тобой (G - Kazuki/Manabu, Yo/Ayame [SCREW, Matenrou Opera, DELUHI])
Встречи с тобой
KsinnДата: Вторник, 17.12.2013, 21:24 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Встречи с тобой

Автор: Katzze
Контактная информация: diary, twitter, kattzzee@rambler.ru

Фэндом: SCREW, Matenrou Opera, DELUHI
Пэйринг: Kazuki/Manabu, Yo/Ayame, Leda, Juri
Рейтинг: G
Жанры: Слэш, Романтика
Размер: Драббл
Статус: закончен

Описание:
Всякие разные драбблы по джей-року

Посвящение:
И первый драббл уходит любимому соавтору – Ученику драммера! Не кисни, чувак! )))))

Публикация на других ресурсах:
Приветствуется :)

Примечания автора:
Работа планируется как сборник – очень редко, но все же бывают моменты, когда меня посещают идеи на три страницы. Думаю, это не повод плодить сотни фанфиков в профиле, потому сделаю один общий. Фандомы будут разными, рейтинги, жанры и тэдэ – тоже. Статус "закончен", потому как каждая история сама по себе тоже законченная. Сколько их будет в итоге – не знаю.

Через расстояния(Kazuki/Manabu)
Who let the cat out of the bag?(Yo/Ayame)
Вечный встречный(Leda, Juri)
Просто так(Yo/Sono)
 
KsinnДата: Вторник, 17.12.2013, 21:25 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Через расстояния

Фэндом: Screw
Пейринг: Kazuki/Manabu
Рейтинг: G
Жанр: slash, romance, AU

Расстояния значат так мало, если кто-то значит так много (с)


- Я не могу сегодня задержаться, - Манабу говорил твердо и непреклонно, чтобы его босс даже не подумал возражать.
- Ты сам виноват, что получилась такая накладка, - возразил начальник. – Надо было удостовериться, что кто-то выйдет вместо тебя. А что теперь получается? Хикару заболел, ты уходишь, и никого не останется на рабочем месте.
- Я не могу сегодня, - упрямо повторил Манабу. – У меня важные планы.
- Это ж какие? – в голосе начальника слышалась насмешка, а Манабу за секунду осознал, что не успеет придумать никакого действительно приличного повода. Приличного в глазах его босса, разумеется.
- У близкого мне человека день рождения, - честно ответил он. – Я не могу его пропустить.
- И все же придется, - развел руками начальник. – Близкий человек не обидится. Ты же не хочешь остаться без работы?
Манабу с силой сжал кулаки и на миг зажмурился, чтобы не высказать все, что он думает по этому поводу. Работа в ресторане быстрого питания была не самой престижной, но потерять ее он не хотел. Вот только сегодня у Казуки был день рождения, а разве можно такое пропустить?
- Давай я за тебя сегодня выйду на смену, - раздался за спиной голос, и Манабу не сразу поверил, что ему не кажется.
Юуто в этом месяце уже трижды выручал его, и у Манабу язык не поворачивался просить снова, но кто ж знал, что Хикару заболеет.
- Ты? – не веря робкой надежде, спросил Манабу, оборачиваясь.
- Я, - кивнул Юуто, подходя ближе. – Но в последний раз. И ты мне по гроб жизни будешь должен.
- Спасибо. Спасибо большое… - зачастил Манабу, а его начальник усмехнулся, пробормотав что-то о "везучих засранцах".
- Передавай Казуки привет, - махнул ему на прощание рукой Юуто, но Манабу уже не слышал, со всех ног припустив в сторону выхода. Он очень опаздывал.

- Что же это за день такой… - несчастным голосом пробормотал Манабу.
За последний час он успел обежать несколько супермаркетов и магазинов поменьше, но ровным счетом нигде не смог оттыкать подходящий торт. Можно было обойтись и без сладкого, но какой день рождения без торта, особенно учитывая тот факт, каким сладкоежкой был Казуки. Манабу огляделся по сторонам, потом посмотрел на часы, и снова – по сторонам, понимая, что если торт не найдется прямо сейчас, он не успеет к нужному сроку.
"Ну неужели все магазины закончились?" – мысленно взмолился он, и будто в ответ на эту мысль в поле зрения оказалось маленькое кафе, которое он не заметил до этого. Со всех ног Манабу припустил в нужном направлении.
- Вы продаете торты? – выпалил он, цепляясь руками за прилавок, не веря своей удаче – кафе оказалось кондитерской, где продавали сладкое на вынос.
- К сожалению, тортов нет, - покачала головой пожилая женщина и вежливо улыбнулась.
- Но как же… - не поверил своим ушам Манабу, чувствуя, как что-то обрывается в груди, а вместе с этим уходит последняя надежда.
- Есть пирожные на любой вкус, - женщина зачем-то сделала приглашающий жест, но Манабу в отчаянии мотнул головой.
- Понимаете, это не то. Мне нужен именно торт. На день рождения…
Зачем он это объяснял, Манабу сам не знал. Если торта не было, откуда ему было взяться? Однако на лице женщины отразилось сомнение, и она оценивающее поглядела на Манабу.
- Почему же вы не подготовились заранее, если знали, что идете на день рождения? – спросила она.
"Потому что я – лопух", - мысленно ответил Манабу.
- Не успел, дел много навалилось, - вздохнул он и отступил на шаг назад, понимая, что торта сегодня не будет, а день рождения без торта – это уже совсем не то...
- Подождите, - окликнула его продавщица. – Я думаю, мы сможем что-то придумать.

Едва ли не вприпрыжку Манабу влетел в свою квартиру, споткнулся о порог и чуть было не уронил торт, добытый просто чудом. Доставшееся ему угощение готовили на следующее утро для какого-то другого дня рождения, но, видимо, Манабу выглядел очень расстроенным, и хозяйка маленького кафе согласилась отдать праздничный торт ему, а на завтра приготовить еще один. Наверняка из-за этого ей пришлось бы задержаться на работе дольше положенного, и Манабу горячо благодарил ее за помощь.
Когда торт был оставлен на кухне, Манабу мельком взглянул на часы: на все про все у него оставалось сорок минут. Он поспешил в ванную, чтобы привести себя в порядок, и, не сдержавшись, выругался в голос, когда крутанул кран, а вода не полилась.
- Только не это, - прошептал он.
Что могло случиться – какая-то авария или еще что – Манабу не имел ни малейшего представления, и понимал только одно: у Казуки сегодня день рождения, а он даже умыться после работы не может.
"Что делать? Делать что?.." – лихорадочно думал Манабу, и светлая идея не замедлила явиться. Манабу поспешил к своему соседу.
- Джин! У тебя вода есть?! – выпалил он, когда приятель, живший в квартире напротив, открыл дверь.
- Эм… - Джин, вероятно, обедал до того момента, как Манабу чуть ли не вломился в его дом, и теперь торопливо дожевывал. – Вроде была…
- Мне очень надо в душ, - Манабу постарался, чтобы его голос звучал максимально жалобно. – Очень. Ты даже не представляешь, как.
Напрашиваться было неудобно, но Манабу уже было не до условностей – время уходило, как песок сквозь пальцы.
- Да проходи, конечно, - еще больше растерялся Джин. – Что мне, жалко, что ли?..
В итоге Манабу успел. Сам не знал, как ему это удалось, но в отведенное вложился,, и у него даже остался небольшой запас в пять минут. Лишь в последний момент его осенило, что нужно сделать еще кое-что.
- Джин, у меня еще одна просьба, - выдал он, когда сосед осторожно выглянул на лестничную клетку.
- Какая? – строго спросил Джин, и Манабу понял, что пора прекращать испытывать его терпение.
- Мне нужен твой телефон. Совсем ненадолго. У меня просто как раз сегодня динамик забарахлил, плохо слышно, - и, увидев сомнение на лице приятеля, Манабу добавил: - Пожалуйста, Джин, очень нужно. Всего один важный звонок.
Джин вздохнул и скрылся за дверью.

Положив на тарелочку кусок торта, удобней расположившись на стуле, Манабу смотрел, как минутная стрелка часов незаметно для глаз ползет к отметке "шестьдесят". И если до этого Манабу бежал, ничего не успевая, теперь казалось, что время специально издевается и тянется еле-еле.
Ровно через несколько минут в Лондоне должно было наступить семь утра. Манабу никогда не бывал в Англии, но он точно знал, что в этот момент у Казуки зазвонит будильник. Казуки сначала выключит его, потом будет долго потягиваться и недовольно жмуриться, не желая вставать на работу. А потом нехотя выберется из постели и побредет в душ. Манабу сто раз видел, как это происходит, знал до мельчайших подробностей, что сделает самый дорогой для него человек, и вовсе необязательно было видеть его воочию.
"Три, два, один…" – мысленно отсчитал Манабу и нажал кнопку вызова.
По межгороду связь устанавливалась долго – не в пример дольше, чем если звонить кому-то в своей стране, но Манабу терпеливо ждал, считая секунды и заранее улыбаясь.
И когда на том конце провода раздался щелчок, и сонный голос пробормотал что-то невнятное, Манабу с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться, настолько он был рад слышать любимый голос. Манабу не сомневался, что сегодня поздравит Казуки первым.
- Привет, Казуки. С днем рождения…
Нужные слова не нашлись сразу – чего Манабу не успел, так это заготовить пожелания, и потому он замолчал. Казалось, даже через океаны он слышал дыхание Казуки и будто видел, как тот удивленно улыбается, запоздало соображая, что сегодня за день и почему Манабу позвонил ему в такую рань.
Манабу знал, что Казуки приедет домой только к рождеству, и до того момента они не смогут увидеться. Порой это сильно огорчало, в трудные моменты жизни Манабу очень хотелось, чтобы Казуки был рядом, но в этот день не было места для грусти. Манабу думал лишь о том, что сегодня появился на свет самый лучший, замечательный и любимый человек, и собирался отметить этот праздник достойно.
И то, что их разделяли тысячи километров, его совершенно не смущало.
 
KsinnДата: Среда, 25.12.2013, 21:10 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Who let the cat out of the bag?

Фэндом: Matenrou Opera
Пейринг: Yo/Ayame
Рейтинг: PG-13
Жанр: slash, romance, AU
Примечание: драббл на конкурс "Бородатый Сочельник" :))

- Наверное, зря я устроился на эту работу, - устало подперев щеку рукой, Йо покрутил перед собой на барной стойке стакан с водой.
- Почему же? – вопросительно поглядел на него Соно, протирая бокалы.
Йо ничего не ответил, только вздохнул, а Аямэ как можно незаметней искоса поглядел на него, силясь догадаться, о чем тот думал.
На эту самую работу Йо устроился всего несколько дней назад, но сразу вызвал живейший интерес Аямэ. Небольшой пляжный комплекс включал в себя кафе и бар, маленький магазин, салон со спа-процедурами и массажем, а располагался он прямо около спасательной станции. Из окон кафе, где Аямэ работал официантом, а его приятель Соно – барменом, открывался чудесный вид на море. Порой Аямэ засматривался на парящих над искристой гладью чаек, но в последние дни нашелся новый объект его внимания.
Йо поступил на должность спасателя, сразу влился в коллектив, расположив к себе других сотрудников, и часто прохаживался по пляжу, зорко глядя по сторонам. Не менее зорко смотрел на него Аямэ.
С самого детства Аямэ верил в чудеса и любил новый год. В последнее время радость жизни для него несколько потускнела: с любимым человеком он расстался как раз незадолго до обожаемого праздника, а на сам новый год остался без классических атрибутов отмечания: елки, семейного ужина и прочего, потому что Соно предложил отправиться в теплые края поработать.
- Давай же! На новый год толпы народа со всего мира бегут от холодов на пляжи к морю! И подзаработаем, и время хорошо проведем.
В иной ситуации Аямэ никогда в жизни не отказался бы от классического нового года в угоду жаре и солнцу, но так как настроения не было, он махнул на все рукой и спросил Соно, когда они отправляются.
…Спасатели всегда вызывали у Аямэ восхищение – он искренне верил, что нет более благородного занятия, чем приходить на выручку людям в опасные моменты жизни. Правда, за весь сезон редко кто из отдыхающих решал утонуть, и потому отважные спасители утопающих больше гуляли и загорали, но это Аямэ справедливо считал мелочью. А Йо был не просто спасателем – он был очень привлекательным, интересным и улыбчивым. Самый настоящий джек-пот в миллион японских йен.
"Всем самым шикарным парням нравятся девушки", - с грустью думал Аямэ, когда Йо в очередной раз заходил в их бар, чтобы выпить какой-нибудь прохладительный напиток и перекинуться парой слов с Соно. Но грустил Аямэ недолго: вскоре он заметил, что Йо с интересом посматривает на него, а когда однажды он подмигнул Аямэ, столкнувшись с ним у входа в кафе, тот и вовсе расцвел. Впереди забрезжил курортный роман, и Аямэ преисполнился решимости: не таким уж унылым обещал быть знойный новый год. Осталось только дождаться действий от Йо.
- Не то чтобы работа была сама по себе плохой… - неуверенно протянул Йо, с запозданием отвечая на вопрос Соно. – Просто некоторые обстоятельства…
Остановившись на полуслове, он опять замялся, а Аямэ гордо выпрямил спину. Робкая надежда на то, что Йо такой грустный от того, что ему понравился симпатичный официант, обретала силу и превращалась в уверенность. Смело направившись к барной стойке, Аямэ уселся рядом с Йо и потребовал у Соно:
- Налей мне сока, - а после повернул голову к Йо и солнечно улыбнулся: - Меня зовут Аямэ.
Йо в ответ растерянно кивнул.

- Ты понимаешь, мысли об этом мешают мне спать по ночам… - Йо до того понизил голос, что Аямэ пришлось неслабо напрягать свой слух, лишь бы расслышать, но конец реплики потонул в голосах и смехе посетителей кафе.
- Не переживай так. Глядишь, обойдется все, - так же негромко произнес Соно.
Аямэ же, стоя неподалеку и делая вид, что внимательно выбивает счет для клиентов, с трудом сдерживал торжествующую улыбку.
Йо сдружился с Соно и наведывался в бар все чаще. Пить алкоголь на работе ему было запрещено, потому он заливался минеральной водой и все жаловался и жаловался другу Аямэ на жизнь, а точнее – на то, что ему очень понравился сам Аямэ, но он не решается подойти, будучи неуверенным во взаимности.
Последнее немного огорчало Аямэ: он считал, что спасатели должны быть отважными и смелыми не только на воде, но и в отношениях, а еще должны спешить завоевать избранника, пока его не увел кто-то другой. Но Йо нравился Аямэ и таким, скромным и немного застенчивым, и потому он был согласен ждать столько, сколько нужно. Вот только одно его смущало – очень уж хотелось отметить заветный праздник с Йо, ведь, как известно, как встретишь новый год, так его и проведешь.
- Я проклинаю тот день, когда устроился сюда работать, - продолжал горевать Йо. – Но уволиться теперь не могу. Мне так нравится море, солнце, ну и вообще… Ты понимаешь.
"Понимает он. Тебе нравлюсь я", - довольно отметил Аямэ и стрельнул глазами в сторону Йо, который этого, впрочем, не заметил.
- Да и найти сейчас другую работу в самый сезон будет непросто, - добавил Йо.
- Значит, расслабься и получай удовольствие, - посоветовал ему Соно и тут же отвлекся на подошедшего клиента.
Аямэ понял, что надо действовать. Решив, что счет может подождать, он метнулся в сторону барной стойки и остановился прямо возле Йо.
- Вот так всегда. Когда надо, Соно кто-то отозвал, - пожаловался Аямэ.
- Угу, - невесело заметил Йо.
"Смущается моего присутствия и горюет, что не решается предложить мне выпить", - догадался Аямэ. Пора было брать дело в свои руки, и он решительно заявил:
- А можно из твоего бокала угоститься?
- Да пожалуйста, - немного растерялся из-за этой просьбы Йо и пододвинул стакан.
Аямэ сделал глоток, покосился на Йо, подумал немного, потом опять поглядел на своего собеседника и решил, что если действовать, то действовать. В конце концов, до любимого праздника оставалось совсем немного времени – тянуть было просто нельзя.
- Что ты делаешь сегодня вечером? – пошел ва-банк он, и Йо перевел на Аямэ удивленный взгляд.
- Я свободен сегодня, - ответил он после секундной паузы.
- Отлично, - улыбнулся Аямэ. – Тогда у меня есть отличный план.

- Понимаешь, ситуация осложняется с каждым днем, заходит все дальше и дальше… Меня как будто затягивает в болото, - забывшись, Йо говорил громче и громче.
Соно внимательно слушал его и кивал, а Аямэ злился. Подносом он грохнул о стол так сильно, что, жалобно звякнув, подскочили стаканы и чашки, но на это никто не обратил внимания.
"Ну сколько можно ныть?" – негодовал Аямэ. – "Я же на все согласен!"
Вместе с Йо они уже три раза ходили на свидания, которые, правда, больше походили на дружеские встречи. Йо оказался очень робким и неловким, что Аямэ интриговало и только стимулировало. Но смущал один момент: Йо упорно продолжал по несколько раз на день наведываться в бар и жаловался Соно на жизнь.
- С кем ты будешь отмечать новый год? – на одном из свиданий спросил Аямэ, делая более чем прозрачный намек, когда они прогуливались по набережной. Но Йо все равно не понял.
- Пока не знаю, - пожал плечами он.
- Непривычно так, да? Встречать новый год у моря? – попытался развить тему праздника Аямэ.
- Угу, - согласился Йо и вдруг махнул рукой куда-то в сторону. – Эй, смотри, там есть тир! Не хочешь пострелять?
Аямэ молча заскрежетал зубами, но виду не подал – кивнул и улыбнулся.
…Сегодня ситуация опять повторялась: Йо плакался, Соно внимал, Аямэ начинал выходить из себя.
- Может, тебе просто во всем ему признаться? – впервые за все время вынес рациональное предложение Соно, и Аямэ мысленно расцеловал друга: Йо давно пора было сделать это – признаться Аямэ в своих чувствах, чтобы перейти на новый уровень отношений.
- Ка-ак? – распахнул глаза Йо. – Ты представляешь, что после этого будет? Он же думает, что я приличный человек, и что у меня самые лучшие намерения. А тут такое… Нет, я не могу.
Залпом допив воду, Йо слез с барного стула и кивнул в сторону выхода:
- Мне пора.
- Давай. Заходи еще, - попрощался Соно и почесал макушку, а Аямэ почувствовал, что у него внутри все закипает.
- Соно, прикрой меня, - только и бросил он через плечо, быстрым шагом направляясь вслед за Йо, который как раз скрылся за дверью.
- Эй, ты куда? – возмутился за его спиной Соно. – Клиентов сколько!..
Только Аямэ уже не слушал. На Соно был зол не меньше, чем на Йо: пусть он и сам догадался о чувствах новенького спасателя, но, в конце концов, Соно мог бы и рассказать другу о симпатии Йо. Соно же все последние дни ходил с загадочным видом и на вопросы друга, о чем они там регулярно шепчутся, не отвечал.

- Стой! – Аямэ догнал Йо, когда тот уже вышел из кафе и шел по линии прибоя, оглядываясь по сторонам в поисках людей, которым могла понадобиться помощь спасателя.
- Аямэ? – удивился Йо, оборачиваясь.
Но Аямэ не дал ему договорить: полный решимости, он подошел вплотную, встал на цыпочки и прижался губами к губам Йо. Аямэ прекрасно помнил, где находился, и понимал, что злоупотреблять ситуацией не стоит. Поцелуй продлился не больше трех секунд, после чего Аямэ отстранился и удовлетворенно поглядел в глаза Йо.
- Это что сейчас было?.. – спросил тот спустя секунду и растерянно заморгал.
- Не надо прикидываться. Я знаю твой секрет, - безапелляционно заявил Аямэ и упер руки в бока, всем своим видом показывая, что Йо не отвертится.
Как он и думал, выражение лица Йо резко изменилось – за растерянностью пришел испуг, а следом негодование.
- Как? Откуда? – полушепотом произнес он, от смущения потеряв силы говорить громко – как Аямэ хорошо знал, Йо был очень стеснительным.
- Догадался, - самодовольно заявил он.
- Ты… Ты не мог догадаться, - выпалил Йо. – Я не давал повода…
- Ага, как же, - насмешливо фыркнул Аямэ. – Да все уже знают!
- Не может быть… - пробормотал Йо. – И… И мой начальник знает?..
- Причем тут твой начальник? – теперь пришла очередь Аямэ изумляться.
- Соно! – осенило Йо, и в его глазах отразился неподдельный гнев. – Только ему я говорил. Ах он сволочь!
Проигнорировав Аямэ, Йо едва ли не бегом метнулся обратно в кафе, а самому Аямэ понадобилось несколько секунд, чтобы осознать произошедшее.
- Да в чем дело?! – выпалил он и припустил следом за Йо, отказываясь понимать, что происходит и почему Йо вместо того, чтобы просиять радостью и заключить его в объятия, умчался в неведомом направлении.
- Соно! – громко на весь зал выпалил Йо, замерев как изваяние на пороге кафе, из-за чего Аямэ чуть не врезался ему в спину. – Как ты мог?!
- Это не Соно, я сам… - робко признался Аямэ, но его тихий голос никто не услышал, и только Соно раскрыл рот от удивления.
Повисла недолгая тишина. Посетители кафе замолчали и дружно повернули головы в сторону разгневанного спасателя.
- Соно! – повторил Йо. – Как ты мог рассказать всем, что я не умею плавать?!

________
"Who let the cat out of the bag?" – условно: "Кто выдал секрет?"
 
KsinnДата: Четверг, 03.04.2014, 13:39 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Вечный встречный

Фэндом: DELUHI
Персонажи: Leda, Juri
Рейтинг: G
Жанр: slash, romance, AU, повседневность
Посвящение: Lawdy Clawdy. Да пребудет с тобой Лис! )))))

День, когда все можно изменить, начинается каждое утро (с)

Леда замечает незнакомого и не особо привлекающего внимание паренька где-то через три недели после первой встречи. Если быть точнее – увидел его Леда давно, а вот призадумался о нем только сегодня. У этого парня короткие темные волосы, несуразные очки и вязанный шарф, больше подходящий для зимы, а не для осени.
Когда Леда входит в вагон электрички метро, парень уже сидит на крайнем сидении у окна и читает книгу, лишь иногда поднимая глаза и рассеянно глядя на окружающих его пассажиров. Люди зевают в столь ранний час, явно нехотя спешат на работу или по другим делам, но этот парень не такой. Он не выглядит сонным или не выспавшимся, лишь чуточку сосредоточенным и немного грустным. По крайней мере, Леде кажется, что незнакомец о чем-то все время печалится.
Каждый раз он выходит из вагона за одну станцию до станции Леды.

Джури замечает яркого, выделяющегося из толпы парня в первый же день. Раньше Джури ездил по утрам в другом направлении, но после того, как сменил работу, он встречает этого человека каждое утро. Ему примерно столько же лет, сколько и Джури, но в отличие от него самого, парень учится в университете – Джури догадывается об этом, когда видит на его плече не застегнутую сумку, из которой торчат корешки конспектов. У парня высветленные волосы и жизнерадостная улыбка. Почему-то кажется, что он не прекращает улыбаться даже во сне.
Он заходит в вагон через две станции после станции Джури, никогда не садится, а проходит вглубь вагона и опирается плечом о стенку. По утрам он не кажется унылым или недовольным – в его ушах наушники, и Джури думает, что тот с трудом сдерживается, чтобы не начать весело насвистывать. Когда незнакомец покидает вагон, Джури не знает – он сам всегда выходит раньше.

~ ~ ~

Новый год Леда отмечает с одногруппниками: он немного опаздывает и влетает в вагон за секунду до отправления поезда. В этот день у Леды не слишком хорошее настроение – впрочем, как всегда – но, как обычно, он не показывает этого и улыбается вопреки всему.
Леда – студент престижного факультета не менее престижного вуза. У Леды обеспеченная семья и такие же обеспеченные друзья. Летом Леда ездит на практику в Европу, а зимние каникулы проводит с родителями на горнолыжном курорте. Жизнь Леды правильная и респектабельная, такая же дорогая, как его пальто и телефон. Леда живет в достатке, и окружающие думают, что у него есть все. Лишь одного никто не может понять: почему Леда ездит на метро, когда у него есть отличная спортивная машина, подаренная отцом.
Леда думает о том, что ездить на метро по-своему здорово. Что нет ничего забавней, чем наблюдать за людьми вокруг и придумывать каждому свою историю, слушать музыку и хотя бы в пути не размышлять о делах и учебе. А еще Леда чувствует, что не так уж он счастлив, как кажется другим, и что на самом деле у него нет ничего. Ничего действительно ценного.
Когда Леда замечает в углу знакомый силуэт, он удивляется: этого парня он встречает по утрам, и от того странно увидеться с ним в неурочный час. Леда непроизвольно улыбается ему, на миг позабыв, что они даже незнакомы. Но парень хмурится и отворачивается.

Новый год Джури отмечать не с кем, у него нет близких друзей, а с семьей он виделся на рождество, потому в праздничную ночь едет в центр города просто погулять по улицам и подумать о своем. У Джури отличное настроение, пускай по его внешнему виду этого и не скажешь – Джури в принципе редко улыбается. Зато он любит гулять в одиночестве: в такие минуты ему кажется, что он чувствует город, его особое настроение и атмосферу. Для художника это важно.
Джури талантлив, даже очень, талантлив от бога, хотя фактически его никто не учил рисовать. Он понимает, что не гениален – гениальные художники рождаются один на миллион, а то и на пять миллионов. Но Джури не грустит, он считает, что нужен миру и со своим скромным даром. Джури вырос в малообеспеченной семье, ему приходится много работать, чтобы помогать родителям и содержать себя. Джури пишет картины на заказ и учит рисовать других – детей, взрослых, студентов художественных школ и просто любителей. Окружающие видят бедность Джури и жалеют его, ведь, по сути, у Джури нет ничего.
Джури любит свою работу. Каждое утро он встает с удовольствием, с удовольствием едет в общественном транспорте и, снова же, с удовольствием после трудного и насыщенного дня каждый вечер возвращается домой. Джури счастлив и искренне верит, что он богат, потому что у него есть все, что ему нужно.
Когда он замечает знакомую уже улыбку, недовольно отворачивается, но не столько из-за досады, сколько из-за неловкости. Он встречал этого человека прежде, продолжает видеть – едва ли не каждое утро, и понимает, что тот улыбнулся ему случайно, ничего при этом не имея ввиду.

~ ~ ~

Леда любит весну. Любит ее яркие краски и приподнятое настроение, благоухающий свежий воздух и прозрачное голубое небо. Весной Леда почти счастлив и не чувствует себя одиноким в пестрой толпе, как это бывает в другое время.
Лишь одно омрачает жизнь Леды, и он точно знает, чего ему не хватает. Леде нужен близкий человек, который в первую очередь стал бы ему другом. Леда точно знает, каким он должен быть – точной его противоположностью. Чтобы был аккуратным, ответственным и, быть может, даже по-доброму воспитывал Леду, заставлял быть организованней: уговаривал прибирать беспорядок в квартире и заставлял бы ложиться спать раньше. Чтобы у него не было вредных привычек, и он отучил Леду от нездоровой страсти к сигаретам и кофе. Чтобы был мягким, скромным, пусть даже хрупким – Леда был бы рад защищать своего друга и подставлять надежное плечо в трудные минуты. Чтобы наполнил вечера Леды смыслом, чтобы хотелось возвращаться домой и потом никуда не идти, потому что и так все замечательно.
Леда задумчиво смотрит на незнакомца, который привычно читает книгу в углу. Весна как будто не коснулась его: парень кажется неприметным и серым. Леда наблюдает за ним уже полгода и успел заметить, что когда входит в вагон, непроизвольно ищет взглядом этого человека, до безобразия расстраиваясь, если не находит.
Когда уже знакомый встречный выходит на своей станции, Леда беззвучно вздыхает.

Джури любит осень. Любит пить горячее какао, укрывшись пледом и раскрыв на коленях книгу. В такие минуты Джури по-настоящему счастлив – его маленькая квартирка, мир, где комфортно и уютно, лучшее пристанище, когда за стеклом барабанит серый дождь.
А вот весна Джури не нравится – почему-то это единственное время года, когда он начинает сомневаться в собственном абсолютном счастье. Джури знает, в чем проблема – ему не хватает одного человека. Не конкретного, нет, Джури просто не хватает кого-то дорогого и близкого. Джури знает, что этот человек должен быть его полной противоположностью, совмещать в себе серьезность и детскую непосредственность, должен быть шумным и порой неоправданно оптимистичным. Чтобы у него было много друзей, и он хотя бы иногда вытаскивал Джури из его тихой обыденности. Чтобы мог заставить встряхнуться и развеяться. Чтобы внес в упорядоченную жизнь Джури немного хаоса и беспорядка, чтобы украсил и добавил красок в серую реальность. Чтобы стал вдохновением для его будущих картин, которым, как Джури кажется в последнее время, не хватает яркого росчерка.
Джури украдкой поглядывает на солнечного незнакомца, пока тот смотрит в другую сторону. Этот парень уже давно ездит на метро в то же время, что и Джури. Джури успел хорошо рассмотреть его, и хотя ему в голову не приходит познакомиться, в этот миг он неожиданно понимает, что его идеал – идеал самого дорогого и нужного человека на свете – должен походить на этого незнакомца. По крайней мере, внешне.
Когда объявляют его станцию, Джури без особого желания покидает вагон. Ему нравится любоваться своим попутчиком.

~ ~ ~

Это называется вечным встречным. Леда слышал такое определение, оно придумано для людей, которых в силу определенных обстоятельств видишь ежедневно, но никогда не сделаешь шаг им навстречу. В повседневной жизни практически каждый человек проделывает один и тот же маршрут – на работу, на учебу, еще куда-то. Точно так же держат свой путь другие люди, и нет ничего удивительного в том, что дороги пересекаются порой чаще, чем раз или два.
Не без улыбки Леда думает о том, что если вдруг незнакомец пропадет на время, а потом снова появится, будет забавно подойти к нему и спросить, где того носило, не болел ли он, часом, не уезжал ли куда, а то Леда уже начал волноваться.
А следом приходит не такая веселая мысль о том, что однажды пути могут разойтись, и, войдя утром в вагон, он уже не увидит печального незнакомца с неизменной книгой в руках. Не увидит его ни на следующий день, ни позже. Вечный встречный пропадет, растворится в лабиринтах мегаполиса, чтобы больше никогда не повстречаться Леде. Кто знает, быть может, сегодня он видит его в последний раз?
Улыбка Леды меркнет, когда объявляют станцию, на которой всегда выходит незнакомый парень – тот как раз встает и направляется к раздвижным дверям.

Вечный встречный Джури – замечательный улыбчивый парень, на которого так приятно смотреть – ездит с ним в одном вагоне уже почти год. Но в последнее время Джури думает лишь о том, что ничего не длится вечно, рано или поздно пути разойдутся, и сколько Джури не будет поглядывать по сторонам, больше он не увидит ни жизнерадостной улыбки, ни светлых, толком не причесанных вихров.
Этот парень может окончить институт, найти работу в другом конце города, переехать, в конце концов, а Джури так и будет одиноко считать станции под стук колес и ждать. Ждать, сам не понимая чего. Кто подскажет, когда будет тот самый последний раз, когда Джури, выходя из вагона, обернется через плечо и посмотрит на незнакомца, чтобы больше его не увидеть?
Джури никогда ни с кем не знакомился на улицах, он вообще не помнит, чтобы делал первый шаг к чужому человеку. Он знает, что не сделает его и теперь, и потому лишь уныло смотрит прямо перед собой, когда выходит из вагона.

~ ~ ~

Леда срывается с места в самый последний момент и преодолевает расстояние до двери за долю секунды. А потом, даже не придумав, что скажет, хватает за рукав незнакомца, который успел сделать несколько шагов по платформе.
Джури оборачивается резко и в первое мгновение не верит своим глазам, когда видит уже знакомую улыбку так близко. Парень улыбается, но в его глазах Джури мерещится тень неуверенности или даже тревоги. Определенно, это знакомство, которое вот-вот должно случиться, стало неожиданностью даже для его инициатора.
- Привет, - выдает первую пришедшую на ум банальность Леда и, так как не знает, что делать дальше, зачем-то кивает.
- Ну наконец-то, - выдыхает Джури, не успевая сообразить, что вместо официальных фраз, какие принято говорить при общении с незнакомым человеком, он озвучивает единственную вертящуюся в голове мысль.
Удивительно, но Леда понимает, к чему относятся эти слова, и весело смеется. Джури тоже начинает смеяться, тихо и с облегчением.
И оба одновременно думают о том, что с сегодняшнего дня все переменится. Что пройдет не так много времени, когда Леда будет с радостью возвращаться домой, чтобы больше никуда не идти, потому что и так все хорошо. А Джури полюбит весну и напишет самую лучшую картину, вдохновленный новым чувством.
Откуда приходит эта уверенность, они не знают. Прежде чем уйти, уйти наконец вместе, Джури и Леда некоторое время стоят рядом на платформе, пока электричка – место вечной встречи – отправляется к следующей станции за новыми пассажирами.
 
KsinnДата: Понедельник, 16.06.2014, 16:33 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Просто так

Фэндом: Matenrou Opera
Пейринг: Yo/Sono
Рейтинг: PG-13
Жанр: slash, romance

Чтобы любовь жила вечно, равнодушие должно быть взаимным (с)


Впервые Соно позвонил Йо просто так: не объяснил причину звонка, спросил о какой-то ерунде, рассказал что-то незначительное. Йо так удивился, что в последствие даже не мог вспомнить, о чем именно они тогда говорили. С Соно он познакомился за день до этого, и кого точно не ожидал услышать, так это его.
Немного позже Йо узнал, что звонить просто так было для Соно в порядке вещей. Он мог набрать номер Йо, чтобы поделиться впечатлениями о новом фильме, собиравшем кассовые сборы в кинотеатрах, или даже о погоде, которая в этом году была какой-то особенно ненастной
- Ты не помнишь, случайно, как называлось то стихотворение, что в школе учат? – иной раз мог спросить Соно. – Там что-то про собаку…
В большинстве случаев Йо не мог вспомнить, но Соно это будто и не расстраивало вовсе, а также не мешало позвонить снова и задать очередной нелепый вопрос, на который у Йо все равно не было ответа.
- Привет, Йо, - здоровался Соно. Голос в трубке звучал немного хрипло, непривычно, а Йо в очередной раз отмечал, что больше ни у кого из его знакомых динамик не искажал голос настолько сильно.
- Привет, - непроизвольно улыбался он, как будто собеседник мог его видеть.
- Я тут кое-что хотел… - начинал было Соно и замолкал.
- Что?
- Да вот пока набирал номер, понял, что уже не надо, - Соно тихо смеялся, и теперь в интонации слышались виноватые нотки.
Но Йо такой ответ не злил и не возмущал. Напротив, он от души смеялся в ответ и желал Соно хорошего дня. Йо думал о том, что если человек звонит без особого повода и даже успевает забыть, что хотел, должно быть, это говорит о его хорошем отношении – о том, что общаться с Йо ему легко и приятно. Пусть для этого и нет особых причин – просто так, потому что хочется.

Идея пойти в кино принадлежала Йо: вечер был скучным и унылым, а промозглая простуженная осень за окном вгоняла в тоску. Глядя за стекло и видя, как ветер несет опавшие листья, липнущие к тротуару желтыми пятнами, Йо думал о том, что коротать время наедине с самим собой он не готов.
- И почему ты решил пойти именно на этот фильм? – спросил его Соно, скептически разглядывая большой плакат, висевший у главного входа в кинотеатр.
- Просто так, - пожал плечами Йо. Машину он припарковал минуту назад, но выходить из теплого уютного салона не хотелось, и потому Йо, как завороженный, смотрел на ползущие по стеклу дождевые капли.
- А о чем он хоть? – с еще большим сомнением в голосе поинтересовался Соно.
- Не знаю, - честно ответил Йо. Прочитать аннотацию или посмотреть трейлер он не додумался, и теперь, глядя на постер, изображавший каких-то не слишком убедительных монстров, понимал, что вряд ли вечер скрасит кровавый низкосортный фильм ужасов.
- Пойдем, что ли? – предложил Соно и первым открыл дверцу машины, впуская внутрь сырой холодный воздух, который, как показалось Йо, ледяными пальцами мгновенно пробрался под одежду. Подавив вздох, он толкнул дверь со своей стороны.
Фильм действительно оказался ни о чем. Попкорн закончился на первых пятнадцати минутах, а еще через полчаса Йо понял, что потерял нить сюжета. Происходящее на экране, вероятно, должно было пугать, но Йо поймал себя на мысли, что с трудом сдерживается, чтобы не зевнуть.
О чем в это время думал Соно, он не знал, но в какой-то момент повернул голову в сторону приятеля, и Соно посмотрел на него в ответ. Их разделяла всего пара десятков сантиметров, Йо видел лицо Соно до мельчайших деталей, но не глядел в глаза, а зачем-то рассматривал его губы. Кто из них потянулся за поцелуем первым, Йо не понял, зато в голове мелькнул единственный вопрос: "зачем?"
"Просто так", - ответил себе Йо, когда почувствовал, что Соно целует его настойчивей, не позволяя отстраниться. Просто потому что фильм оказался скучным. Потому что осенние вечера слишком холодны, чтобы оставаться в одиночестве. Такой ответ на поставленный вопрос полностью удовлетворил Йо.

В постели Соно был не такой, как все – как все те, кого Йо знал прежде. Сумасшедший, очень страстный, даже какой-то бешеный – все эти определения отлично подходили новому любовнику.
Йо все устраивало, пускай они никогда не обсуждали свои отношения, не афишировали их и ничего друг от друга не требовали. А может, именно поэтому Йо и нравилось сложившееся положение вещей. Почему они были вместе уже полгода? Потому что никого другого не было рядом. Потому что вместе им было вполне комфортно. Да и просто так – более честного ответа было не придумать.
- Извини… - сдавленно прошептал Йо, когда непроизвольно слишком резко толкнул Соно и наверняка болезненно приложил спиной о стену.
Соно улыбнулся в ответ, и эта улыбка показалась Йо странной, немного болезненной. Целоваться они начали еще на пороге квартиры, свет не зажгли, и Йо не сразу понял, что перестарался, сжимая запястья Соно.
- Ничего, - чуть хрипло произнес в ответ он: голос балансировал на грани шепота, но почему-то казался громким в тишине пустого дома. – Ты можешь…
Соно запнулся на полуслове, а Йо показалось, что его глаза, наоборот, заблестели в полумраке.
- Что могу? – тихо спросил он, ощущая слабую внутреннюю дрожь. Что-то в поведении Соно было не так.
- Ты можешь связать меня, - выдохнул он, и Йо решил, что ему послышалось.
- К-как связать? – так же тихо переспросил Йо. – Руки связать?..
Он сам не верил в то, что спрашивал, но Соно, вместо того чтобы возмутиться и заявить, что Йо с ума сошел, слабо кивнул и улыбнулся, пока его глаза оставались серьезными, как никогда.
- Для начала можно руки.
На секунду у Йо все поплыло перед глазами: никогда прежде подобные фантазии не посещали его голову. Но теперь, представив, как это будет, Йо почувствовал, что возбуждается от одних мыслей.
Позже Соно сказал ему, что никогда не рисковал рассказывать своим партнерам о собственных необычных желаниях – боялся напугать, вызвать неприязнь или увидеть непонимание в глазах.
- С тобой просто, - сказал он, когда после очередной бурной ночи курил, лежа в постели и глядя в потолок.
Йо не стал ничего отвечать. Он лишь подумал о том, что Соно было просто с ним и получилось признаваться в своих фантазиях, потому как, по большому счету, на мнение Йо ему было плевать. Вместе они были просто так и ничего друг от друга не ждали.

Йо знал, что у Соно никого, кроме него, не было, по крайней мере, не было достаточно долго. Плотный рабочий график, гастроли и студийная запись, репетиция на репетиции не оставляли времени на личную жизнь. Если прежде Йо как-то выкраивал время для коротких интрижек, то с появлением в его жизни Соно необходимость отпала. В свободное время Йо предпочитал отсыпаться, этого ему действительно не хватало, и он подозревал, что у Соно все обстоит так же.
Именно поэтому Йо удивился, когда, возвращаясь в гримерку после концерта, наткнулся в коридоре на Соно, который страстно целовался с какой-то девушкой. Обычно людей за кулисами было много, на знакомых и незнакомых вокруг Йо уже даже внимания не обращал, но именно в этот момент рядом никого не оказалось. А Соно стоял чуть дальше по коридору, в полумраке, где почему-то не горела лампочка, и сжимал в объятиях девчонку, которая едва ли не стонала в поцелуй.
Чем могут закончиться такие объятия, Йо даже гадать не надо было. Несколько секунд он стоял и смотрел, сжимая одной рукой гриф гитары, которую почему-то не снял с плеча. А потом толкнул дверь гримерной и шагнул внутрь. В душе ничего не шевельнулось, Йо не почувствовал ни боли, ни неприязни, только слабое удивление – откуда у Соно только силы берутся после концерта?..
Он думал, что Соно, увлеченный девушкой, не заметил его, но в тот же вечер, уже достаточно поздно, когда Йо собирался спать, в дверь постучали. Соно удалось удивить его второй раз за вечер – Йо не думал, что тот захочет нанести ему визит.
- Ты же понимаешь, что у нас с тобой все временно? – спросил Соно после того, как сделал первую затяжку.
Обычно Йо не разрешал никому курить в своем гостиничном номере, но для Соно делал исключение.
Услышав произнесенные слова, Йо не сдержал улыбки: почему-то было забавно думать о том, как Соно обеспокоился из-за того, что Йо застал его с девушкой.
- Я понимаю, что у нас с тобой все просто так, - заверил он Соно.
- Просто так? – не понял тот.
- В смысле, нас ничего не связывает. Наши отношения просто сложились, вот и все. Просто так.
- А-а… - протянул Соно и улыбнулся понимающе, как показалось Йо. Наверное, в этот момент он подумал о том, что Йо подобрал на редкость удачное определение.
- Можешь идти, куда захочешь, - добавил Йо и развел руками.
- Да. Потому что я не твой, и ты – не мой. Это все… Просто так.
Йо кивнул, соглашаясь. В ту ночь они в первый и в последний раз заговорили о том, что их связывало.

В большинстве случаев Соно и Йо избегали неожиданностей в отношениях – не приходили без звонка, не делали нежданных подарков и тем более не придумывали никаких сюрпризов. Все было просто и предсказуемо: если хочется встретиться – сначала надо позвонить, если есть какие-то планы – о них надо предупредить заранее.
Но в любых правилах случаются исключения, и как-то раз глубокой ночью Йо проснулся от звонка в дверь и первые пару минут лежал в постели, гадая, не приснилось ли ему это. Однако когда звонок повторился, Йо решительно скинул с себя одеяло.
- Соно? – близоруко моргнул Йо, глядя на замершего на пороге приятеля.
- Можно? – вместо ответа спросил тот.
Йо кивнул и посторонился. Сон постепенно отпускал, и Йо с запозданием отмечал, что Соно выглядел как-то не так, как всегда, как будто…
- Что-то случилось? – неуверенно спросил он.
- Случилось, - просто ответил Соно, сбрасывая обувь. – Можно сегодня остаться у тебя?
Йо только плечами пожал – Соно так часто ночевал у него, что в этот раз мог и не спрашивать.
Лежа в темноте и прислушиваясь к неровному дыханию Соно, Йо понимал, что тот не мог уснуть, хотя прошло уже не меньше часа. Говорить, что с ним случилось, Соно не пожелал, а Йо не настаивал, но теперь на подсознательном уровне чувствовал, что произошло нечто очень неприятное.
"Как-то можно тебе помочь?" – хотел спросить Йо, но сдержался. Он знал, что если бы Соно хотел от него поддержки, он сам сказал бы – за все прошедшие годы вместе они научились не стесняться друг друга. Но Соно, который не мог не понимать, что Йо тоже не спит и чутко прислушивается к его дыханию, упрямо молчал.
В конце концов Йо мысленно напомнил себе, что утром предстоял ранний подъем, и приказал себе выбросить лишнее из головы, чтобы уснуть.
Нашарив под одеялом ладонь Соно, Йо сжал в своей руке холодные, как лед, пальцы, и закрыл глаза. А Соно, явно удивившийся такому порыву, помедлил секунду и сжал в ответ руку Йо в своей. Рукопожатие ничего не значило, Йо сделал это просто так. Он знал, что Соно не расскажет ему о приключившейся с ним беде, но и понимал, что его помощь не требуется. А еще через несколько минут с удивлением понял, что дыхание Соно выровнялось – наконец ему удалось забыться во сне.

Аэропорт Агуни гудел, как растревоженный улей, а Йо, шагая по просторному залу, думал о том, что ему порядком надоела суета вокруг, и что больше всего хочется сейчас оказаться в своей квартире в тишине и покое. Выходные в компании друзей пролетели быстро, но Йо все равно понимал, что успел порядком соскучиться по дому.
- Не боишься лететь? – Йо ответил на звонок после первого гудка, а Соно, как часто бывало, не стал здороваться и сразу перешел к делу.
- Нет. Ты же знаешь, что не боюсь, - улыбнулся Йо и посторонился, когда мимо него проехала тележка, заставленная чемоданами выше человеческого роста.
- А я – боюсь, - сообщил Соно, и Йо понял, что тот, разговаривая, умудрялся еще что-то жевать.
- Но лететь не тебе, а мне, - напомнил ему Йо.
- И это хорошо, - заверил его Соно. – Позвони, как прилетишь. Хочу знать, что твой самолет не упал в Атлантику.
- Я не буду лететь над Атлантикой.
- Все равно позвони.
Как перед этим Соно не поздоровался, так теперь он и не стал прощаться, а Йо, уже давно привыкший к такого рода разговорам, бездумно сунул телефон в карман.
В очередной раз Соно позвонил ему просто так, и Йо вдруг совершенно некстати подумал о том, что их странные, не поддающиеся объяснению отношения длятся бесконечно долго – слишком долго как для чего-то незначительного.
"Шесть лет? Семь?.." – спрашивал себя Йо и сам не верил, насколько растянулось то самое "временное", о котором бесконечно давно говорил ему Соно, когда курил сигарету за сигаретой в гостиничном номере. Йо уже не помнил, что тогда был за концерт и в каком городе, зато будто наяву видел перед собой того Соно, прежнего, с другой прической и толком не смытым после выступления макияжем.
"У нас с тобой временно", - сказал тогда Соно.
"Просто так", - согласился Йо. – "Можешь идти, куда захочешь".
Но уходили только годы, а Соно почему-то оставался, и Йо понимал, что тоже не хочет никуда идти. Когда-то Йо слышал, что нет ничего более постоянного, чем временное. Теперь он понял, в чем был смысл этого высказывания, и насколько метким оно оказалось.
Соно звонил ему каждый день, просто так, даже когда не было нужды. А Йо был рад его слышать – приятно было думать о том, что где-то в мире, пускай иной раз за тысячу километров, есть Соно. Отличные выходные Йо представлял себе в компании Соно, пускай и так видел его практически постоянно. А любой хороший день должен был начинаться с разговора с Соно – за чашкой чая на кухне, с одноразовым стаканчиком кофе на парковке у студии. Или по телефону, когда Соно поутру будил Йо своим звонком. Просто так, потому что захотелось.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Встречи с тобой (G - Kazuki/Manabu, Yo/Ayame [SCREW, Matenrou Opera, DELUHI])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz