[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Санта-Клаус для взрослых (PG-13 - Дайске/Кё [Dir en Grey])
Санта-Клаус для взрослых
KsinnДата: Суббота, 14.12.2013, 21:41 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Санта-Клаус для взрослых

Автор: Akai_Hime
Контактная информация: vk diary

Фэндом: Dir en Grey
Пэйринг: Дайске/Кё
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Романтика, Флафф, Повседневность
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Ниимура Тоору никогда не верил в волшебство Рождества, но однажды ему пришлось признать, что оно существует.

Посвящение:
Джекуле, Мэлушке, Оззи, Эванс, Лену, Кактусу и всем-всем!

Публикация на других ресурсах:
Только с моего разрешения.

Примечания автора:
Маленькая новогодняя история :) Искренне считаю, что сие немного в уклон с бредом и ООС, но кому до этого дело, когда наступают праздники? :)
Всем счастья и лучи добра!
 
KsinnДата: Суббота, 14.12.2013, 21:44 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Для Ниимуры Тоору Рождество никогда не было каким-то особенным. Наверное, он с самого детства не верил в Санта-Клауса, а желаемые подарки получал слишком редко. Но самой главной причиной его равнодушия к этому празднику была адовая погода: не холодно, не тепло, а именно мерзко. Вот так всё просто. Ниимура Тоору не любил Рождество потому, что никогда не умел одеваться по погоде. Для него это время превращалось в бесконечную череду очень-важных-встреч, разговоров, беготни за подарками для близких, концертов, корпоративов, вечеринок, на которые надо хотя бы явиться. Праздники выматывали и без того устающего мужчину и поселяли в его душе стойкое раздражение. Ниимура любил тишину, покой и уют, а не недельные пьянки неизвестно где и с кем. Нынешнее же Рождество омрачалось ещё и проблемами с голосом, к счастью миновавшими, но оставившими свой отпечаток. Певец сам не мог понять, почему мысли об этом вызывают такое гнетущее чувство, ведь время было потрачено совершенно не впустую.

В целом, Кё не мог обещать себе очень весёлых праздников, но перспектива выспаться радовала. И несмотря на все мрачные и не слишком мысли, Кё улыбался. Глядя на то, как радостно и воодушевлённо возится Тошия, украшая студию; как лучисто улыбается Каору; как Дай, закусив губу, пытается починить яркую гирлянду, и даже Шинья оживлён больше, чем обычно, Кё не может не улыбаться. И в этот момент он думает о том, что счастье нигде искать не надо, оно здесь, в его руках, искрится в глазах этих дорогих ему людей. Праздник меняет их всех, заставляя будто светиться изнутри.

Кё качает головой, вспоминая, как же они докатились до такой искренней детской радости. Сегодня репетицию было решено отменить. Правда, сообщить им об этом Каору соизволил уже в студии. При этом старательно пытаясь не обращать внимания на Тошию, обвешанного мишурой, который нарезал хлеб, делая бутерброды совершенно дикой формы. В студии решили замутить маленький сабантуйчик, а потом с чистой совестью отправиться домой. Наверное, это было необычно, что никому не позволявший собой помыкать лидер почти ни в чём не мог отказать своему любовнику, но Кё всегда казалось, что уж Каору-то точно счастлив.

С веселого мысли перескочили на грустное. Кё невольно задумался о том, как так получилось, что Каору с Тошией вместе? И почему сам он так не может? Много лет в одной группе позволили им изучить друг друга практически от корки до корки, но его, Тоору, привязанность проявилась как-то слишком поздно и неожиданно. Дайске ему всегда чем-то импонировал, но однажды, почти в такой же предрождественский день, Кё понял, что уже просто не представляет себя без гитариста. Без его вечных безобидных приколов, без напульсников, забываемых везде и всегда, без его сосредоточенного лица, когда он играет. Это были уже не просто дружба и уважение, но назвать это чувство так, как оно называлось, Кё отказывался. Просто не хотел, зная сколько проблем принесёт одно простое слово, пусть даже сказанное в мыслях.

- Та-ак, - протянул Тошия, слезая со стола, когда последняя мишура была закреплена.

Дай в этот момент как раз украсил верхушку ели яркой звездой. Ель была искусственная и откровенно потрёпанная, но благодаря чутким рукам двух гитаристов старушка преобразилась в настоящую красавицу.

- Каору, помоги мне, - Тошия кинул зажигалкой в лидера и кивнул куда-то в пространство, одновременно завешивая окна. – Зажги свечи.

Кё с интересом наблюдал за этим манипуляциями, в принципе примерно представляя, что именно задумал басист, но ожидая этого с трепетом. Если за организацию праздников брался Тошия, это всегда было необычно. Под умелыми пальцами басиста даже самая заурядная вещь приобретала свою неповторимые черты. Пожалуй, Кё понимал, что Каору нашёл в этом человеке, удивительном по своей сути.

- Теперь приготовьтесь, - сообщил Тошия и щёлкнул выключателем.

В студии воцарилась относительная темнота, через секунду взорвавшаяся сотнями ярких огоньков, когда на ёлке зажглась гирлянда. Лампочки отражались от мишуры, от зеркальных поверхностей, от стёкол очков Каору, создавая неповторимую игру света и тени. На мгновение все замерли, любуясь этим вроде бы совершенно обычным зрелищем.

- Красота какая, - тихо выдохнул Каору. Громкие звуки сейчас казались богохульством.

- И правда, - откликнулся Кё, наслаждаясь той палитрой эмоций, которую снова смог вызвать басист, - Тошия, ты — волшебник.

Мужчина радостно засмеялся, довольный произведённым эффектом, и покачал головой. Глаза его ярко сверкали.

- Я даже начинаю верить, что моё письмо всё же дойдёт до Санты, - усмехнулся Дайске, отбирая у Тошии бутылку шампанского. Пробка с негромким хлопком поддалась, и Тошия почти шёпотом проскандировал: «Ура!»

- Ты писал Санте? – донельзя удивлённый Шинья даже не сразу взял бокал, не веря, что работает с такими идиотами.

- Ну а почему нет? Хуже же всё равно не будет, верно? Может, я так настроение себе поднимаю? – мужчина засмеялся, но в лице его осталось что-то грустное и серьёзное. Так бывает, когда тщательно скрываемую правду, болезненную правду, выдают за шутку. В этот момент Кё понял, что не только он терзается несбыточным и что ему хотелось бы стать волшебником, хотя бы на этот вечер. Из всех них только Дай и Каору были способны на такой поступок – написать письмо Санта-Клаусу.

- И что же ты, Дай, загадал? – с интересом спросил Каору, чуть склоняя голову.

- А нет-нет-нет, говорить нельзя, иначе не сбудется! – ритмист замотал головой, будто подтверждая свои слова. – Но я ведь был достаточно хорошим мальчиком в этом году, так? – мужчина усмехнулся и томно провёл языком по губам, вызывая приступ смеха у группы.

Кё буквально силой оторвал взгляд, не в состоянии смотреть на такую почти что провокацию.

- Да-да, я думаю, в этом году Санта обязательно исполнит твоё желание, - Тошия подмигнул другу, на что тот только отмахнулся, так, что всем стало ясно – уж Хара точно в курсе, что это за желание.
Шинья возвёл глаза к потолку, продолжая улыбаться.

- Ой, интриганы.

Посидеть долго не удалось, как бы ни хотелось. Неожиданно обнаружились какие-то планы у Шиньи, да и Каору с Тошией явно знали, как им отметить. Пока ребята неспеша и весело собирались, Кё с какой-то странной тоской осознал, что не хочет окончания этого вечера, когда нет каких-то бессмысленных и пустых слов, а всё мирно и уютно. Однако проявлять подобную сентиментальность было не в его духе.
Вспыхнувший свет разрушил волшебство, и певец незаметно вздохнул. Он никуда не спешил и, сидя на диванчике, наблюдал за друзьями. В сторонке о чём-то шептались Тошия с Дайске, а Шинья старательно приводил свои волосы в порядок, на что волосы не реагировали и продолжали лежать так, как им хотелось. Кё откинулся на спинку, намереваясь немного подремать, однако кое-что заставило его напрячься.

- Какие колёса, Андо, ты что, с ума сошёл! – шёпотом возмутился Тошия, но достаточно громко, чтобы Кё его услышал. Но остальные, похоже, не обратили внимания. Дайске шикнул на друга, заставляя того сбавить громкость, а певца буквально превратиться в слух. Он прекрасно понял, о чём идёт речь, хотя это было очень-очень давно.

Услышать больше ничего не удалось, и Кё всё больше хмурился, совсем не радуясь тому способу, которым Дай решил то ли праздновать, то ли глушить тоску. Мужчина уже хотел поговорить с другом, как в голове возникла одна идиотская и от того гениальная идея. Ухмыльнувшись, Кё подсчитал, сколько у него с собой наличных, и решил, что в небольшой шутке нет ничего плохого. К тому же он тайно лелеял надежду всё-таки узнать желание Андо и, кто знает, - исполнить его.

Кё быстро собрался и попрощался с друзьями, выходя из студии. На улице хлюпала каша из грязи, но сейчас это его не волновало. Не слишком внятная мысль приобрела чёткие очертания уже в ближайшем торговом центре в карнавальном магазине. Купить костюм Санта-Клауса было даже в чём-то весело. Тоору владело необычное воодушевление и предвкушение, такое, что он даже оставил свой автограф консультантке, чего крайне не любил. Ведь праздник должен быть у всех. Конечно, на главного зимнего дедушку Кё не слишком-то и походил, но мужчина сильно уповал на темноту в помещении и не совсем адекватного Дая. Если тот вообще будет в студии.

***

После яркого света коридора в самом помещении студии оказалось очень темно, и в первую секунду Кё не мог ничего разглядеть. В костюме было жарко, а синтетическая борода неприятно щекотала лицо. Мужчина уже пожалел, что затеял всё это.

Дай его не заметил. Он стоял у окна, прислонившись лбом к стеклу, и бездумно водил по нему пальцем, вырисовывая что-то и тут же стирая. Кё глубоко вздохнул и решился.

- Ты хорошо себя вёл в этом году, Дайске-кун? – спросил он, стараясь, чтобы голос хоть немного походил на голос Санты.

Дайске вздрогнул и обернулся, в первое мгновение не понимая, кто к нему пожаловал. Но уже через секунду Кё смог насладиться целой гаммой чувств – от шока до полного непонимания ситуации.
- А… э-э-э… ну, я… - Дай оказался красноречив.

Тоору же пытался понять, вспомнить все те признаки, которые появлялись у Андо раньше, стоило ему что-то принять.

- Мальчик мой, ну что же ты! Не узнал меня? – Кё продолжил играть свою роль, мысленно рассуждая о том, что он идиот и придурок, раз затеял весь этот бред.

- Санта?.. – недоверчиво уточнил Дай и покачнулся. Видимо, что-то он всё-таки успел принять, иначе вряд ли поверил бы своим глазам. – У меня галлюцинации, старею, видимо, - подтвердил он догадку Кё.

- Галл… как ты сказал? Нет, ты что, я настоящий, потрогай, - певец даже подошёл поближе, чтобы Дай окончательно уверовал в реальность всего этого.

Андо потянул за рукав шубы и несколько раз закрыл и открыл глаза, но потом тяжело вздохнул, видимо поняв, что пока галлюцинация уходить не собирается.

- Ну? Настоящий?

- Да…

- Ну вот, а теперь расскажи, какое же у тебя желание, а то твоё письмо не поспело.

Ритмист уже даже не удивился таким подробностям. Он опёрся подбородком на руки и задумался.

- Я хочу Кё, - выдал он через несколько минут размышлений.

Сидящий рядом Кё в этот момент чуть не закашлялся, подавившись слюной. Кажется, всё пошло несколько не так, как он хотел. Таких откровений он явно не ожидал.

- Кё, говоришь? – переспросил он, начиная понимать, что теперь уже из образа ему выходить просто нельзя.

- Ага, это вокалист наш, Ниимура Тоору, если что. Просто знаешь… - а дальше последовали длинные объяснения, почему же Андо Дайске хочет себе в подарок на Рождество Ниимуру Тоору.

Кё сидел и поглаживал мужчину по спине, всё больше выпадая в астрал. Чем дальше в лес, тем больше тараканы – так всегда говорил Каору. Вот так и было. Кё уже не хотелось всё это слышать, даже несмотря на то, что это было самым желанным для него, но он ощущал себя так, будто крадёт эти слова. Сказанные в темноте студии и, как считал Дайске, не ему, они совсем не радовали. Но Тоору мог только сидеть и закусывать губы, только чтобы не выдать себя. Сейчас он бы не мог сказать, кто испытывал больший шок – Андо, когда увидел Санту, или он.

Наконец Дай выдохся и замолк, а Кё всё продолжал молча его поддерживать. Он так хотел исполнить желание Дая, но сейчас… сейчас в голове всё перемешалось. Когда молчание стало уже совсем подозрительным, Кё постарался вздохнуть будто бы понимающе и похлопал ритмиста по плечу. Он решил наплевать на всё.

- Да, сложно тебе приходится, - несколько секунд он помолчал, а потом продолжил, - Вот что, иди-ка ты сейчас домой и ложись спать. В Рождественскую ночь людям положено спать, иначе чудес не будет.
Дай приоткрыл рот, то ли от удивления, то ли собираясь что-то сказать, но Кё не позволил и тяжело поднялся с дивана. Костюм уже начинал раздражать, а ещё хотелось курить, чтобы успокоить бешено бегающие мысли.

- Помни – чудеса случаются ночью, - напомнил певец, уже стоя на пороге. Он искренне надеялся, что ритмист внемлет ему и всё-таки поедет домой, иначе весь хрупкий план можно было отправлять к чертям. Как бы спонтанно это не было, но Кё уже практически пообещал Даю себя.

Мужчина закрыл дверь в курилку и сильно приложился лбом к стене. Пошутил, называется.

…Промотавшись по студии почти до утра и выкурив пачку сигарет, Кё проклинал себя за такое не бережное отношение к своему орудию труда – голосу. Но поделать ничего не мог. Когда времени прошло достаточно, чтобы Дайске и домой приехал, и уснуть успел, Кё всё же решил двигать в направлении дома одногруппника.

По пути он раздумывал о том, стоит ли вообще что-то делать. Весь план был откровенно шит белыми нитками, но другого не было. Андо, скорее всего, вспомнит ночное происшествие, но вряд ли примет его за что-то иное, чем бред собственного сознания. Ещё не поздно было всё изменить, но мужчина почему-то этого не делал.

Вообще Кё бы посмеялся над абсурдом ситуации, не происходи она с ним здесь и сейчас. Даже нажимая на кнопку звонка, он чувствовал себя последним идиотом. А через несколько минут Дай соизволил открыть дверь, и всякие другие планы тут же перестали существовать. Весь его вид говорил о том, что парню плохо. Очень и очень. Давно не употребляемые таблетки явно не оказали благотворного влияния на организм. Тут Кё закралась крамольная мысль – а так ли уж давно не употребляемые? Но он мотнул головой, решив разобраться с этим потом.

- Кё? – пробормотал Дайске, потирая глаза, - Ты что здесь делаешь?

- Да вот… решил тебя навестить, - Кё не слишком вежливо отодвинул хозяина, просачиваясь в дом. Он абсолютно не представлял, что говорить.

- Аа, ну…

- Дай, - Кё на мгновение зажмурился, - А я тебя люблю, - слова дались на удивление легко, хотя Кё ожидал онемения языка как минимум, ведь до сих пор он не признавался в этом даже себе.

- А. Ясно, - Дай кивнул для верности пару раз, пока смысл слов до него не дошёл. – А… что? Кё, ты… это…

- Повторяю для тупых: я тебя люблю, - Кё возвёл глаза к потолку, делая вид, что его раздражает непонятливость ритмиста.

- Я… тоже… люблю тебя, - Дай моргнул и улыбнулся, будто извиняясь за свою нерасторопность.

- Я знаю, - улыбнулся в ответ Кё.

«Считай, что Санта тебя услышал».
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Санта-Клаус для взрослых (PG-13 - Дайске/Кё [Dir en Grey])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz