[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » FADELESS (PG-13 - Atsushi/Ruki [the GazettE, BUCK-TICK, Kiyoharu])
FADELESS
KsinnДата: Среда, 11.12.2013, 21:33 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: FADELESS

Автор: Ryuuri
Контактная информация: Skype: toni-kuomu
Беты: Kaorinn

Фэндом: the GazettE, BUCK-TICK, Kiyoharu
Пэйринг: Atsushi/Ruki, Aoi/Ruki, Kiyoharu, Gaze-boys, Koron~
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Повседневность, ER
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
"цветы, которые не вянут никогда". (с)
("Fadeless" Aoi/Ruki by ~Ryuuri-nyan, т.е. моё -
)

Публикация на других ресурсах:
только после разрешения.

Примечания автора:
всё к этому давно и упорно шло. Я дала, Я и возьму, всё равно это близко только мне. Кто-то расстроится, а остальная часть будет довольна. Такова жизнь~
Дисклеймер: права только на текст и идею.
 
KsinnДата: Среда, 11.12.2013, 21:34 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Руки долго крутился перед зеркалом, пытаясь понять, нравится ему свой внешний вид или нет.
- Ты опоздаешь, - Атсу стоял рядом и завязывал галстук.
- В отличие от тебя, я не приглашён на званый ужин.
Вокалист перебирал украшения в шкатулке, поочерёдно примеряя кольца, пока не остановил свой выбор на двух.
- Именно, - Атсу поцеловал Руки в висок. – Идёшь отмечать Новый Год с друзьями дома, а одежда на тебе для выхода на красную ковровую дорожку. Приятного отдыха.
- Ты преувеличиваешь. Удачно отметить, - Така помахал рукой мужчине, который улыбнулся ему, закрывая за собой входную дверь.
В маленькой квартире стало тихо. Руки продолжал смотреть на своё отражение, пока мысли одна за другой всплывали в его голове. Сколько прошло дней после Рождества? Вокалист посмеялся над собой, осознавая, что два праздника разделяет всего лишь неделя, но эти семь дней казались очень длинными.
Парень зашёл в зал и сел на диван. Перед глазами сразу же всплыла картина того, что произошло здесь недавно, отчего у Руки перехватило дыхание. Он сделал глубокий вдох, пытаясь таким образом вытеснить неприятный комок из груди. Это почти удалось, но Руки прекрасно понимал, что вопрос по-прежнему открыт, а значит, успокоиться он не сможет.
Переезд. Тема витала в воздухе словно привидение, преследуя вокалиста на каждом шагу. Что бы он ни делал, он постоянно думал о том, что ему сказал Атсуши в Рождество. И кажется, ничего страшного, это всего лишь простой шаг, который требует материальных затрат, но Руки никак не мог решиться дать ответ. Отклонившись назад, парень устало выдохнул, утопая в мягких подушках. Раньше он совсем не задумывался над тем, что ждёт их с Атсу в будущем. Теперь отношения подошли к определённой черте, которую нужно было переступить. Или оставить перед собой? Что же делать в том случае, если не переступить эту границу?
Мелодичный звук заставил Руки вздрогнуть. Телефон в кармане упорно вибрировал, требуя уделить внимание абоненту.
- Да, - вокалист поднялся и потянулся, слушая радостный голос на другом конце. – Привет. Я ещё дома. Ты прекрасно понимаешь, что если заберёшь меня, получишь много плюсов в карму. До встречи.
Казалось, сама жизнь не давала Руки времени для того, чтобы он смог всё как следует обдумать - его всегда отвлекали. Вокалист быстро выбрал шарф, обулся, схватил пакет с подарками и, закутавшись в пальто, вышел из квартиры. Уже в подъезде его поджидал неприятный холод. Натянув капюшон на брови, парень быстро прошёл внутренний двор и пулей вскочил в припаркованную машину.
- Ничего не отморозил? – Кай наблюдал, как Руки стряхивает с плеч капли воды.
- В моём деле главное горло держать в тепле. Едем.
- Конечно босс, - усмехнулся ударник и нажал на педаль газа.
Вокалист меланхолично наблюдал за привычным пейзажем за окном. Всё тот же город, всё те же люди плюс праздничная атмосфера. В принципе, можно было сказать, что настроение у него соответствует торжеству, но вопрос переезда оставлял неприятный осадок.
- Что-то случилось? – Кай остановил машину на светофоре.
- Нет, всё нормально. – Вокалист упёрся руками о сидение, вновь садясь прямо. За время короткого пути он успел сползти наполовину, отчего ремень безопасности уже пересекал шею. – Серьёзно, плохого ничего не случилось.
- Тогда почему ты такой хмурый?
- Ну, - протянул Руки.
- Вы с Юу два дурака, - усмехнулся Ютака. Он переключил передачу и свернул. – Он тоже ходит какой-то странный. Утверждает, что всё хорошо, но выглядит так, будто его мешком с песком ударили.
- Может, у него зимняя хандра? Скоро его день рождения, он постареет ещё на год.
- Плохо потешаться над чужим горем.
Парни рассмеялись. Все знали, что Аой не любит обсуждать свой возраст и особенно его беспокоит любое упоминание старости.
- Всё, приехали, - Ютака расстроено вздохнул, когда увидел впереди длинную ленту автомобилей. - Так, с Юу мы разобрались. Что насчёт тебя?
- У меня переезд.
Руки понимал, что заботливый лидер не отстанет, пока не узнает суть проблемы. Даром тяжёлого взгляда Аоя вокалист, к своему сожалению, не обладал, поэтому проще было признаться.
- Ты не можешь решить, какой из семи своих шкафов тебе повезти первым?
- Я ему тут душу изливаю, а он шутит, - парень с досадой поморщился.
- Скорее я клешнями вытягиваю из тебя признание, - Кай тихо рассмеялся. - Скажи спасибо, что лампой в глаза не свечу.
- Спасибо, - пробурчал из-под складок шарфа парень.
- Не хочешь переезжать?
Руки посмотрел на лидера, который сложил руки на руле. Он упирался подбородком в ладони и смотрел вперёд, провожая взглядом проезжавшие на соседней полосе машины. Этот человек мало знал о личной жизни каждого участника группы, но в определённые моменты удивлял парней своей осведомлённостью. Хотя вокалист всегда считал, что как лидер, Ютака просто обладал проницательностью и видел всех насквозь.
- Нет. Не знаю, - Руки не мог точно ответить на вопрос.
- Я думаю, ты не хочешь, - Кай по-прежнему неотрывно смотрел в окно, когда впереди машины начали двигаться. - В любой ситуации есть только два варианта развития событий.
- Может, я просто не готов?
- Ты меня спрашиваешь? – Кай бросил быстрый взгляд на Руки.
- Это просто мысли вслух.
- Хотя ты прав. Вполне возможно, что после долгой самостоятельной жизни ты отвык от чужого общества.
- Ты думаешь, стоит подождать? – парень вглядывался в лицо лидера, который следил за дорогой.
- Тише едешь, дальше будешь, чего не скажешь обо мне. - Кай сбавил скорость, когда заметил ограничивающий знак. – Но с другой стороны: не попробуешь – не узнаешь, как это, жить с другим человеком.
Поворот, и автомобиль остановился во внутреннем дворе, окружённом несколькими одинаковыми домами.
- Иди, я догоню, - сказал Ютака Руки. Тот кивнул и быстрым шагом направился к входу.
В холле, холодными пальцами, вокалист набрал номер нужной квартиры. В динамике послышался весёлый голос.
- Пароль.
- Кою, не придуривайся, открывай.
- Не верно! – с особой радостью оповестил домофон.
- Если ты сейчас же не откроешь, я тут замёрзну и умру. А потом приду к тебе в кошмарном сне и начну душить своими ледяными пальцами.
- Акира, он мне угрожает! – шаги известили о том, что гитарист отошёл от двери.
Сеанс связи закончился, и динамик затих. Кай очень удивился, когда увидел дрожащего вокалиста у закрытой двери. Он устало вздохнул и набрал номер квартиры.
- Пароль, - Уруха продолжал веселье, к которому, судя по голосу, присоединился басист.
- Откройте дверь! - приглушённо доносился голос Аоя.
- Нет, - протянул Кою, - так не интересно. Пароль!
- Минус двадцать процентов зарплаты и никакой премии в этом месяце, - отчеканил Кай.
- Дерьмово, - не удержался от душевного комментария Рейта.
- Верный пароль, капитан! – рассмеялся Уруха и дверь щёлкнула, впуская гостей.
- Я его точно придушу! – под смех Кая, Руки нервно разматывал шарф, пока лифт поднимал обоих на нужный этаж.
Проходя мимо квартир, парни слышали музыку и радостные голоса: соседи так же готовились к праздничной ночи, а кто-то уже начал отмечать. Нажать на звонок вокалист не успел, так как дверь открылась, гостеприимно предлагая войти в тёплую квартиру.
- С Новым Годом! – Кою осыпал горсткой конфетти вошедших. – Улыбнись, Така.
Он сгрёб маленького Руки в объятия и поднял его, слегка встряхнув, отчего с волос вокалиста осыпалось конфетти, которое там застряло.
- Дурак, - едва выдохнул парень, настолько были крепкими объятия. - Я всё равно отомщу тебе, не подлизывайся.
- У него плохое настроение, - прошептал Кай гитаристу, когда тот отпустил вокалиста, который ворчал, раздеваясь на ходу.
Пройдя в зал, Руки плюхнулся в кресло, поставив рядом пакеты с подарками. В кухне слышался звон посуды и ругань Аоя.
- Капитан, мне нужна помощь в зоне… – начал кричать гитарист, выглядывая из-за угла кухни, когда увидел друга. – О, Така. Привет.
Руки без особого энтузиазма помахал хозяину квартиры.
- Что у тебя там происходит? – Кай закатывал рукава на ходу, пока шёл в сторону кухни. - Вокалиста не трогай, у него сейчас плохое настроение.
- Не помню, чтобы я приглашал это настроение, – гитарист протянул другу фартук.
- Ты бы лучше составил ему компанию, - лидер слегка нахмурился, прислушиваясь к радостным крикам Урухи и Рейты. – Иначе эти двое его сейчас доведут.
- Намёк понял, - Аой снял свой фартук и повесил его на крючок.
В зале парни обменивались подарками, что и вызывало восторг у отдельных личностей.
- Я думал, подарки принято дарить в полночь.
- Юу, не будь занудой, - отмахнулся от него Кою.
- С таким настроением кто-то не дотянет до полуночи и пойдёт спать.
Басист наклонился и внимательно наблюдал за Руки, который медленно и осторожно распаковывал подарок.
- Зачем ты это делаешь?
- Если мне не понравится подарок, то я смогу подарить его тебе обратно, в той же бумаге.
- Не, ну нормально? – Акира скрестил руки на груди. – Прикалывается над ним Кою, а достаётся мне.
- Достанется всем, если вы не перестанете его злить, - усмехнулся Аой.
- Я пошёл курить, - басист махнул рукой и, прихватив Уруху за шиворот, повёл его за собой на балкон.
- Ну, как поживаешь? – Аой внимательно рассматривал пакет, который стоял возле ног вокалиста.
- Не жалуюсь.
- Зато другие жалуются.
Руки посмотрел в сторону балкона, где за шторой было видно два силуэта.
- М, как переезд? – Аой тут же пожалел о сказанном, и виновато закусил губу.
Рука вокалиста нервно дёрнулась, но он сжал её в кулак и сделал глубокий вдох.
- Затягивается. - Аой облегчённо выдохнул. Буря была сдержана. – Почему тебя это интересует?
- Ну, - гитарист рассеяно потёр ладонью затылок, и откинул голову, - просто это важный этап в жизни. Можно сказать, беспокоюсь за тебя.
- Спасибо, но не стоит. – Руки улыбнулся, когда заметил в глазах Аоя лёгкую тень грусти. – Я взрослый мальчик, справлюсь.
- Да, но подарки по-прежнему выбираешь со мной.
- Эй, это совсем другое, - надул губы Руки. – И нечего усмехаться!
- Что мы пропустили? – Уруха запрыгнул на диван через спинку, отчего Аоя слегка подкинуло на пружинах.
- Ну ты и жираф - весишь тонну.
- Что ты там промяукал? Громче, тебя плохо слышно.
Кою наклонился к другу, подставляя ему своё ухо. Гитарист совсем не ожидал подвоха, поэтому пропустил тот момент, когда хозяин дома вооружился подушкой и ударил ею парня по голове.
- Драка! – радостно огласил Рейта и схватил пару подушек с кресла.
Когда Кай, которого обеспокоили крики, вошёл в комнату, он увидел трёх взрослых парней, которые с громким хохотом бегали по залу и дрались подушками. Вокалист забрался на кресло с ногами, которые обхватил руками, и с долей ехидства наблюдал за происходящим в комнате. Лидер даже не попытался разнять ребят, лишь устало вздохнул и снова ушёл на кухню.

К одиннадцати часам вечера ужин к празднику был готов. Хотя еда была ещё горячей, некоторые бутылки спиртного уже стояли пустые в углу. Басист безуспешно пытался обменять у Кая кусок мяса на варёную морковь, но лидер пресекал все его попытки забраться палочками в свою тарелку. С другой стороны стола, уже далеко не трезвый Уруха пытался показать Аою и Руки, которые были примерно в том же состоянии опьянения, фокус с исчезающей зубочисткой.
- Слушай, это такая скука, - Аой махнул на него рукой и сделал глоток пива из кружки.
Лицо Кою отражало высшую степень печали смешанной с отчаянием.
- Ты только что разбил его мечту, - покивал вокалист.
- Какую? Стать новым Копперфильдом? У него не выйдет. Вот если бы эту зубочистку он доставал из штанов Акиры, было бы куда удивительнее, - усмехнулся гитарист.
- Акира, - Уруха помахал другу рукой через стол, - ну-ка пойдём, выйдем.
Слегка покачиваясь, и сжимая зубочистку в кулаке, парень обошёл стол.
- Что? Куда? Зачем? – басист не успел сообразить, почему друг тянет его за руку.
- Важное дело.
- Кою хочет засунуть тебе зубочистку в зад. Всё ради искусства.
- Что?! – Рейта остолбенел. – Нет, я не согласен!
Парень схватился за руку лидера, и начал упираться ногами. Гитарист был настойчивый и продолжал тянуть друга в сторону ванной. Пока басист матерился, а Кай его спасал, Аой и Руки хохотали так, что на глазах выступили слёзы. Дальнейшее развитие события не ожидал никто. Урухе надоело перетягивание Акиры, и он отпустил друга. Не удержав равновесия, парень упал и зацепил ногой скатерть. Закуски, которые стояли на краю стола, полетели на пол вместе с посудой, которая звонко разбивалась под продолжающийся хохот зачинщиков беспорядка.
Праздник продолжился быстрой уборкой, которая закончилась почти в полночь. Наспех разливая по стаканам виски, парни приготовились встречать грядущий год, который, судя по сегодняшним событиям, обещал быть очень весёлым. Ровно в полночь весь дом зашумел, когда люди одновременно поздравили друг друга с Новым годом и веселье продолжилось. Алкоголь был крепким, и в какой-то момент Руки потерял счёт времени, опустошая следующий полный стакан.

***
Ноги затекли. Вокалист попытался ими пошевелить, но понял, что у него это не получится. Чужая нога удобно устроилась у него на бедре, а дыхание щекотало волосы на затылке. Два неудобства терпеть было невозможно, и Руки заёрзал, пытаясь разбудить спящего.
- Атсу, мне тяжело, - едва выдохнул парень, когда почувствовал, как пересохло его горло.
- Мужик, не раздави нашего вокалиста, - послышался сонный голос Аоя у самого уха Руки.
Сон как рукой сняло. Вокалист резко распахнул глаза и стал пристально всматриваться в зеркало на двери шкафа. Сомнений не было, за спиной Таки мирно спал гитарист, по-хозяйски положив на него ногу. Руки вспомнил, что вчера он приехал к другу домой, отметить Новый год. Примерно до полуночи он помнил, что происходило в доме, даже пересчитал в уме количество выпитых стаканов, но напрочь забыл то, что происходило позже.
Тёплая ладонь Аоя скользнула по изгибу талии вокалиста. Руки словно поразило разрядом тока и он, чертыхаясь, отпрянул от гитариста, с грохотом падая на пол. Со смесью удивления и ужаса парень обнаружил, что полностью голый. Расстёгнутая рубашка за одежду в этом случае не считалась. Аой что-то недовольно пробурчал относительно шума и перевернулся на другой бок, демонстрируя со спины своё полностью обнажённое тело.
- Юу! – громко протянул вокалист. – Проснись, сволочь!
Пока гитарист морщился и пытался проснуться, Руки в панике надевал штаны.
- Какого чёрта ты голый?!
Сердце бешено колотилось, и кровь приливала к голове, отчего похмелье становилось лишь хуже.
- Я всегда сплю голый, - едва выговорил сонный хозяин дома.
- Извращенец!
- Я знаю, - пожал плечами Аой и закрыл глаза, снова погружаясь в сон.
Руки громко хлопнул дверью, выбегая из комнаты со скоростью пули. По пути он едва не сбил с ног лохматого Акиру, который зевал, почёсывая подбородок. Отпихнув его в сторону, Така направился в ванну, где заперся от всего внешнего мира.
Вода просачивалась между дрожащих ладоней, и Руки никак не мог умыться. Выругавшись в адрес крана, который был совсем не виноват, парень снял с себя одежду и забрался в душевую кабину. Вода струилась по телу, успокаивала и будто смывала всё напряжение, которое скрутилось в пружину внутри живота.
Руки сел на стул, пока намыливал голову шампунем и решил, что стоит спокойно проанализировать сложившуюся ситуацию. Он проснулся голый в одной постели с Аоем, но это абсолютно не значит, что ночью у них был секс. Игра в карты на раздевание? Вечеринка голых тел? Или они с Аоем проиграли в какой-то игре? А может это месть Рейты за зубочистку? Последняя мысль показалась Руки вполне обоснованной, но он всё же решил спросить гитариста, что тот помнит.
- Что произошло ночью? – Аой удивлённо изогнул брови.
Гитарист сидел на кухне у окна, медленно раскуривая утреннюю сигарету. Хотя она была уже обеденной, ведь Руки проторчал в ванной пару часов.
- Легче сказать, чего не было, - усмехнулся он.
- Я не в шарады с тобой играю, - тихо прорычал Така. – Что ты помнишь?
- Така, ты что, всё забыл?
- Нет, не забыл, - вокалист смущённо засуетился, наливая себе кофе из турки. – Просто проверяю, помнишь ли ты, и хочу сравнить.
Хитрая ухмылка Аоя жутко раздражала. Этот гад что-то знал и скрывал, отчего Руки становилось не по себе. Парень завертел чашку в пальцах, а гитарист лениво протянул руку к пепельнице, стряхивая в неё пепел.
- Всё началось с виски.
- Так, совпадение раз.
- Чуть позже вы с Кою поспорили, кто быстрее выпьет стакан мартини залпом.
Руки старался не смотреть в глаза Юу, и лишь громко угукнул, делая глоток кофе.
- А потом…
- С добрым утром! – сияющий здоровьем и счастьем Уруха, вошёл в кухню.
- Кою, ты меня слепишь, накинь на себя штору, - Аой поморщился.
- Тебе отсвечивает, ты и укутывайся в паранджу, - гитарист полез в холодильник. – Так, что осталось от вчерашних шедевров лидер-чана?
- Для вновь проснувшихся, сообщаю, - Кай вытирал руки о полотенце, стоя в дверном проёме, - кушать подано в зал.
- Отлично, я проголодался, как лев.
- Кис-кис-кис! - позвал гитариста Уруха, который уже успел ретироваться к столу.
- Кою, убью!
Руки жалел лишь о том, что сейчас не мог рычать. Он бы обязательно оповестил Аоя о своей злости подобным образом, но лишь молча пошёл следом за ним. Стресс, полученный с утра, преобразовался в сильный голод.

***
Атсу читал газету. Хотя он скорее упорно делал вид, что занят прессой, в то время как внимательно следил за нервным поведением Руки. Вокалист постоянно что-то делал: рассматривал книги на полках, переставлял местами вазы и статуэтки, несколько раз отсортировал диски, сначала по жанрам, потом в алфавитном порядке. Когда зала ему стало мало, он ушёл на кухню. Через несколько минут послышался шум воды и звяканье стекла.
- Ты что, моешь посуду? – Атсуши осторожно заглянул в кухню.
- Точно.
- Ты ненавидишь это делать.
- Абсолютно.
Мужчина подошёл к Руки и выключил воду. Парень замер с губкой в руке: цепочка мыслей, которая до того будто была связана с монотонным движением руки, была разорвана. Атсу обнял вокалиста, который от ощущения прикосновения вздрогнул и пришёл в себя от недолгой прострации.
- Что случилось? – мужчина упёрся подбородком о плечо Руки.
- Мне сложно объяснить, - он наклонил голову набок, касаясь щекой волос Атсу. – Я запутался. И устал.
- Я не думал, что решение жить вместе, окажется для тебя настолько тяжёлым.
- Извини, но мне сложно решиться на подобный шаг, - Руки вздохнул с облегчением, когда озвучил вслух то, что беспокоило его последние дни. – Я привык жить один.
- Все мы одиноки, - Атсу поцеловал парня в макушку и снова включил воду.
Вокалист проводил взглядом спину мужчины. На душе скребли кошки и, оценивая, насколько сильно они это делали, можно было сказать, что это были кошки Атсуши, которые мстили за своего хозяина.
Когда Руки закончил мыть посуду, он обнаружил Атсу читающим в том же кресле. Только страница за последний час не поменялась.
- Я обидел тебя?
- Нет, - мужчина со вздохом сложил газету и оставил попытки прочитать её сегодня. – Я знал, что ты откажешься.
Руки обошёл кресло и внимательно посмотрел в глаза мужчины. Нет, у него не было причин злиться на Атсу, но какая-то часть его эго заставляла это делать. Одно простое осознание того, что последнюю неделю Руки зря потратил время и нервы на решение жилищного вопроса, вынуждало его устроить скандал.
- Но если есть малая часть того, что ты согласился бы, значит, нужно было попытаться.
Лицо Атсу не выражало никаких негативных эмоций. Мужчина был спокоен, и Руки подумал, что наверное сейчас он чувствует то же внутреннее облегчение, которое недавно испытал сам вокалист. Он сел на ручку кресла и вздохнул.
- Что теперь будем делать?
- Разберись в себе, – Атсу погладил парня по спине. – Я знаю, тебя что-то беспокоит. Ты должен окончательно разобраться с этим.
- Ты такой умный, - саркастично заметил Руки. – Может быть, ты даже подскажешь, что это за проблема?
- Чего не знаю, в том не смогу помочь.
- Вот и не умничай.
- Я по меркам молодёжи – старик. Имею обоснованное право учить тебя жизни и морали, - рассмеялся Атсу.
- Тогда мне точно нужно бежать отсюда.
Руки встал и потянулся. После откровенного разговора с плеч упал невидимый груз, и телу стало легче двигаться.
- Можешь идти, - парень удивлённо округлил глаза, когда услышал это. – В этом доме ты сам себя удерживаешь.
- Я.., - Руки запнулся, пытаясь решить, сможет ли он произнести вслух то, что крутилось у него в голове. – Смогу ли я вернуться, если..?
- Если захочешь.
Парень закусил губу. Он прекрасно понимал, что они оба знали то, что Руки не вернётся. Для этого было много причин и не меньше сомнений. Но привычка и надежда на лучшее всегда оставляет свой след.
- Спасибо, - Руки наклонился и поцеловал Атсу в щёку.
Этого было достаточно, чтобы проститься.

Киёхару выронил ложку, которая жалобно зазвенела, ударившись о стол.
- И всё?! Ты так просто его отпустил?
- Да, - Атсу смотрел на оконное стекло, по которому медленно стекали капли дождя, вырисовывая причудливые линии.
- Я даже не знаю, что сказать.
- Ты должен быть рад, - усмехнулся мужчина, посмотрев на друга.
- Это ещё почему? – Хару прищурился.
- Теперь я только твой.
- Пф, - фыркнул Киёхару, прикуривая сигарету. – Ты всегда был только моим.
- Слишком самонадеянное заявление, - тихо рассмеялся Атсуши.
- Я хорошо оцениваю свои возможности, - Хару подмигнул и сделал глоток кофе.
- Кстати, ты наконец-то скажешь мне, как зовут твоего милого друга?
- Ты его не знаешь.
Атсуши снова посмотрел в окно. С верхнего этажа взгляду открывался причудливый танец разноцветных кругов-зонтов, под которыми прятались жители города. Наблюдая за ними, мужчина с лёгкостью принимал тот факт, что Киёхару был абсолютно прав. Мужчину пленил образ, который был лишь тенью настоящего человека: он сидел сейчас напротив и недовольно допивал кофе, не получив должного ответа. Но Атсу знал, что Хару простит ему эту недосказанность.
 
KsinnДата: Среда, 11.12.2013, 21:36 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Январские выходные стремительно пролетели мимо, но не для всех. Руки пытался найти себе занятие в эти дни, чтобы как-то разнообразить скучный отпуск, который тянулся мучительно долго. Получалось у него это крайне плохо. Мысль о том, что они расстались с Атсу, казалась глупой выдумкой. Относительно этого события вокалист почти ничего не чувствовал. Не было ни грусти, ни злости, было только ощущение, что так и должно быть. Но это была лишь малая часть того, что беспокоило Руки. По-прежнему его волновала та самая новогодняя ночь, которая была покрыта вуалью алкогольного опьянения.
Руки сидел напротив телевизора, где пересматривал запись одного из концертов своей группы. Каждый раз, когда на экране мелькало довольное лицо Аоя, парень неосознанно морщился, так его раздражала улыбка гитариста. Глупые движения руками и ногами, танцы, изгибы тела в такт музыке. В какой-то момент Руки поймал себя на том, что поставил запись на паузу и пристально вглядывался в линии мышц на торсе гитариста.
Вокалист резко выключил телевизор. Бросив пульт в угол дивана, он напугал Корона, который мирно спал рядом с хозяином. Погладив пса, Руки укутался в плед.
- Матсумото, ты сходишь с ума, - покачал он головой. – Вот, уже даже разговариваешь сам собой.
А в мыслях всё всплывали образы из видео, а следом за ними парень вновь видел обнажённую спину и… От резкого звонка телефона уже дёрнулся не только пёс, но и хозяин.
- Что надо? Нет, не соскучился. Кою, давай ближе к делу, - вокалист сменил тон, чтобы его серьёзность могла достигнуть понимания Урухи на другом конце города. – Прогуляться? Нет, я не занят. Хорошо, встретимся в семь. И не ори мне на ухо!
Раздражённо нажав на сброс, Руки приглушил радостный возглас гитариста, который был рад любому поводу выбраться из дома.

***
Кою по своей привычке опаздывал. Он был воспитанным человеком и на официальные встречи приходил к положенному времени, но на встречи друзей это никак не распространялось.
- Бу!
Уруха выпрыгнул из-за спины вокалиста, но не произвёл на него ожидаемого впечатления. Парень, который уже буквально лежал от скуки на столе, лишь смерил гитариста холодным взглядом.
- Ты опоздал.
- Всего лишь на сорок семь минут.
- Гулять я с тобой никуда не пойду.
- А я передумал, - Уруха сел за стол напротив друга. – Думаю, мы посидим, поедим, поговорим о жизни.
Он открыл меню и стал выбирать себе ужин.
- Тебе после шести есть нельзя – ты ляжки группы.
- Я же тебе ничего не говорю относительно курения, - гитарист не отрывался от чтения.
- Спасибо, что напомнил.
Руки достал сигарету и прикурил. Вечер обещал быть насыщенным, по крайней мере, это касалось желудка Урухи, поэтому стоило последовать его примеру. Дома холодильник был пустой, так как вокалисту было лень себе готовить.
- Ну, рассказывай, как вы проводите выходные? – спросил гитарист, когда официант принял заказ и ушёл на кухню.
- Вы? – Руки выдохнул струйку дыма.
- Вы: ты и твой бойфренд. Или как там ты его называешь?
Така подавился дымом. Он бы никогда не подумал применить к Атсу подобное слово.
- Мы больше не встречаемся.
- Что?! – Уруха не скрывал удивления. – Я, как обычно, узнаю всё самое интересное последним.
- Ты сам виноват, что такой эгоист, - вокалист усмехнулся.
- То, что я не лезу в твою жизнь, не значит, что я плохой друг.
Руки стряхнул пепел и сделал новую затяжку, пока Уруха продолжал оправдываться.
- Вот сейчас я думаю о Юу. У него день рождения в эти выходные, а я до сих пор не купил подарок.
- Ты просто эталонное доказательство твоего эгоизма.
- Умерь свой сарказм, Така, - гитарист слегка ткнул вилкой ладонь вокалиста.
- Ай! Ладно, я больше не буду, - он растирал ушибленное место.
- Итак, день рождения, - Уруха положил вилку на место, - мне нужна твоя помощь в выборе подарка.
- Я не лучший кандидат.
- Я знаю, - Руки снова поперхнулся дымом, от такого прямолинейного заявления. – В этом случае стоит звать на помощь Юу, но праздник-то у него.
- Посоветуйся с Каолу, - отмахнулся Руки.
- Я боюсь представить, что он мне предложит, - гитарист усмехнулся. – А что ты будешь дарить?
- Я не иду на праздник старости.
- Така, ты с ума сошёл?
- Это мой подарок, - Руки затушил сигарету в пепельнице. – У меня есть причины.
Официант поставил на стол первые блюда, которые манили своим аппетитным видом. Уруха всё время пристально смотрел на друга, дожидаясь, когда работник уйдёт. Как только тот снова скрылся где-то в глубине зала, гитарист наклонился через стол и с очень серьёзным видом проговорил:
- Я не знаю, что у тебя на уме, Таканори, но твой подарок, - парень сделал акцент на этом слове, - самая бредовая вещь, которую ты придумал в жизни.
Руки не ожидал, что вечно улыбающийся и положительный Кою может быть таким серьёзным. Его холодный голос пробирал насквозь, и вокалисту невольно пришлось задуматься над его словами. Уже через пять минут Кою увлечённо рассказывал о новой гитаре, которую он видел на днях в магазине, а Руки молча размышлял над тем, что подарить Аою. Парень осознал, что попасть к нему на день рождения нужно было обязательно, хотя бы для того, чтобы разобраться с ситуацией проклятого нового года.

***
Двадцатое января наконец-то наступило. Почему-то этот день Руки ждал с большим нетерпением, чем предыдущий праздник. Он в очередной раз чертыхнулся, когда вспомнил день-который-нельзя-было-вспоминать.
Уже полчаса парень стоял в холле многоэтажного дома Аоя и ждал, что какой-нибудь житель войдёт или выйдет из здания. Конечно, можно было позвонить соседям с этажа Юу, но Руки был воспитанным человеком, а потому не хотел нарушать отдых незнакомых ему людей. Наконец-то в дверях показалась милого вида старушка, и вокалист поспешил придержать для неё дверь, чтобы женщина могла спокойно выйти. Поклонившись ей и получив благодарность, Руки извинился за свою поспешность и проскользнул внутрь здания. Дрожащими пальцами он всё же попал по нужной кнопке лифта.
- Широяма, сволочь, - шмыгнул носом парень, - если я из-за тебя заболею, тебе не жить.
Он чихнул, и в этот момент прозвенел звонок: створки лифта открылись, приглашая пассажира выйти на нужном этаже. Вокалист засеменил в сторону нужной квартиры, совсем не чувствуя ног, но у нужной двери вдруг замер с поднятой рукой.
«Что говорить? Как я объясню своё появление? Я же сказал Юу, что не приду к нему на праздник. Мало того, я явился к нему домой, хотя он приглашал всех в бар. А вдруг я опоздал, и он уже ушёл? Вроде бы рано. Хотя, с него станется начать пить с обеда», - одна мысль хаотично сменяла другую, пока дверь вдруг не открылась перед парнем.
- Така? – одетый Аой застыл с ключами в дверном проёме. – Что ты тут делаешь?
- К другу на праздник пришёл, - выпалил вокалист.
- Тогда ты должен быть в баре. Но, ты же, совсем отказался…
- Да-да, - перебил его Руки, - но я передумал.
Аой заметил, как руки вокалиста почти посинели от холода, а сам он дрожит, словно лист на ветру.
- Замёрз?
- Я простоял в холле почти час.
- Ты больной на голову? – гитарист сжал в кулак концы шарфа Руки и завёл его в квартиру. – Снимай обувь.
Аой ходил по квартире и искал какие-то тёплые вещи, успел при этом поставить чайник и набрал в таз горячей воды. Руки сел в своё законное в этом доме кресло и опустил ноги в таз.
- Кипяток!
- Это у кого-то ноги две ледышки, - фыркнул гитарист. – Суй ноги в воду, не вынуждай меня применять силу.
Парень заварил чай и отдал кружку вокалисту. Пара тёплых пледов, поверх всей одежды друга, завершали картину заботы.
- Какого чёрта в свой день рождения я вынужден носить с большим глупым ребёнком?
- Я тебе подарок принёс.
- Как ты говоришь? Это не оправдание. – Аой сел на высокий табурет, который принёс из кухни. – Ну, рассказывай, что случилось?
Гитарист грозно нависал над замёрзшим парнем, который под ворохом одеял чувствовал себя совсем крошечным. На самом деле Руки сам себе не мог ответить на этот вопрос. Не успел он понять, что вынудило его, в отличие от всех остальных, поехать через весь город, чтобы увидеться с Аоем здесь. Разговор по душам намечался после всего торжества, когда пьяному гитаристу было проще развязать язык, но случай сейчас был как нельзя лучше.
- Я поговорить приехал.
- Судя по скорости твоего мыслительного процесса, это может затянуться на пару часов.
- Это очень серьёзно, - Аой перестал ухмыляться, когда вокалист пристально посмотрел ему в глаза. – Кое-что не даёт мне покоя, и мы должны с этим разобраться.
- Мы?
- А тебя это тоже касается, извращенец, - Руки ткнул пальцем гитариста в грудь.
- Ясно, Новый год оставил свой след.
Аой тихо рассмеялся, и поправил съехавший край пледа, натягивая его обратно на плечо вокалиста.
- Вот именно, оставил, - передразнил его Руки. – И поэтому я требую объяснений: как тебе удалось затащить меня в постель?
- Начнём с того, что ты сам туда залез. Одеваться ты тоже отказался, а это моя постель. Да и спать с пьяным буйным вокалистом все отказались.
- У тебя хватает гордости перекладывать всю ответственность на остальных?
- У меня хватило гордости и самообладания, чтобы не трахнуть тебя, - гитарист нагнулся так низко, что пряди его волос коснулись щёк Руки.
- Что? – парень смутился, ему даже показалось, что кровь прилила к щекам. – То есть между нами…
- ..было только одеяло.
- О, - протянул Руки и облокотился о спинку кресла, скрываясь от взгляда гитариста.
- Ты не выглядишь счастливым, - Аой прищурился. – Скорее наоборот.
- Я расстался с Атсуши.
Така боялся выглянуть из-под края пледа, который скрывал лицо друга. Парень рассматривал его руки, пальцы которых даже не дрогнули, когда он озвучил эту новость.
- Если ты так решил, значит, я тебя поддерживаю, - гитарист наконец-то прервал неловкое молчание.
- М, - промычал Руки, - ты больше ничего не скажешь?
- А что ты хочешь услышать?
Така действительно не знал, что друг должен был ему ответить. Расставание прошло спокойно, без скандалов и истерик, даже простых слов сочувствия в этом случае не говорят. Беспокоил ли Аоя этот момент жизни Руки? Скорее всего нет, но вокалист точно знал, что по крайней мере маленькую радость он должен был испытать. Откуда он это знал, Руки не мог ответить.
Юу встал с табурета. Он откинул край пледа назад, и Така наконец-то увидел глаза, в которые он сейчас боялся смотреть. Сердце бешено застучало в груди в тот момент, когда Аой наклонился и поцеловал Руки в губы. Глубокий поцелуй, медленный и настойчивый согревал сильнее горячей воды в тазу, от которого покалывало ноги.
- Что это? – Така рассеяно моргал.
- То, зачем ты ехал через весь город.
- Юу, прости меня...
- Молчи, - прошептал гитарист в губы. Приятная истома сжала сердце Руки в груди. – Я знаю.
- Думаешь, ещё не поздно?
- Есть цветы, которые не вянут никогда.
Руки улыбнулся. Вся тяжесть и беспокойство исчезли, больше его не беспокоили старая боль и разочарование. В груди был лишь распустившийся бутон.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » FADELESS (PG-13 - Atsushi/Ruki [the GazettE, BUCK-TICK, Kiyoharu])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz