[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » От ненависти к привязанности, а что дальше, покажут события (PG-13 - Чию/Шин [SuG])
От ненависти к привязанности, а что дальше, покажут события
Yuki-samaДата: Воскресенье, 14.08.2011, 02:24 | Сообщение # 1
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Название: От ненависти к привязанности, а что дальше, покажут события
Автор: Favorite Pineapple
Бета: ~Sekai~

Фэндом: J-rock, SuG
Персонажи: Чию/Шин, Такеру, Юджи, Масато (SuG)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, POV, Романтика, Слэш (яой)
Размер: Мини, 12 страниц
Кол-во частей: 6
Статус: закончен

Описание:
Чию не хочет принимать Шинпэя, как нового барабанщика, но подумав, что он когда был в такой же ситуации, меня своё мнение о Шине. Спустя несколько дней, сильно к нему привязывается.

Примечания автора:
Бренд ххх
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 14.08.2011, 02:24 | Сообщение # 2
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Никакая замена не сравнится с ним.

В те последние дни я думал, что у тебя что-то случилось. И даже не мог предположить, почему ты такой грустный. Я ломал голову все дни, проведённый рядом с тобой, и неделю в одиночестве. Да, новость меня потрясла. Хоть нам всё и объяснили, я всё ровно не могу понять. Почему ты ушёл?! Отыграв последний концерт, мы пытались репетировать, но без тебя, Митсуру, мы как без рук. Без барабанщика и выступать конечно же не сможем. Все пытались найти замену. Не нужна нам замена! Нам нужен Митсуру. Вот уже как неделю, без него состав SuG не репетирует... Через пару дней нашли— таки драммера. И завтра будет с ним встреча. Я мучаю себя, потому что я не могу принять кого-то вместо Митсуру. Да, у меня была к нему некая привязанность, нет, это не любовь.
Вот оно, это адское утро, мы сидим в кабинете и ждём этого нового барабанщика. Такеру сидит на диване, откинув голову назад, рядом с ним Масато, который нервно бегает глазами по комнате, в основном поглядывая на часы. Напротив них, на середине дивана, развалился Юджи, положив ногу на ногу, зевает и почти отрубается. Я стою рядом с диваном Юджи. Наконец-то дверь открывает наш менеджер, Такеру и Масато встают с места и разворачиваются в сторону двери, а голова Юджи выглядывает из-за Масато. Я же даже с места не сдвинулся.
— Простите ребят, что долго. А теперь поприветствуем вашего нового барабанщика!
В комнату вошёл мелкий парень. Даже возраст его определить не могу! Он такой маленький, с тёмными волосами и короткой стрижкой.
— Здравствуйте, — сказал он. Голос для его роста слишком грубый, будто ему лет двадцать, а на вид больше тринадцати не дам. Такеру подошёл первым и поклонился.
— Такеру, — как обычно дружелюбно улыбнулся и похлопал новенького по плечу, — Рад знакомству. Добро пожаловать в наш состав.
Масато только начал наклонятся, как перед ним выпрыгивает Юджи.
— Юджи, — пожимает парню руки и подмигивает, — Добро пожаловать.
Наконец-то Масато смог поклониться.
— Масато, — он улыбнулся и отошёл в сторону, к Юджи и Такеру.
Все удивлённо посмотрели на меня. Я всё также не двигаюсь с места.
— Чию,. — недовольно выговариваю я и отворачиваюсь в сторону окна.
Снова краем глаза смотрю в их сторону. Этот мелкий поклонился.
— Шинпэй, дес. Можно просто Шин.
Шинпэй значит.
— Приятно, — хором сказали те трое и снова посмотрели на меня. Я сделал вид, что ничего не слышал и не заметил их сверлящих взглядов. Вот и первая репетиция. Я не могу так играть. Его ритм, его игра... всё не так, как у Митсуру! Мне противно.
— Шин, это здорово для первого раза! — воскликнул Такеру и подбежал к Шинпэю.
Как он может так говорить?!
— Спасибо. — Шин улыбнулся.
Я отвернулся к стенке и стал делать вид, что перебираю аккорды всякие, типа те, где я могу сбиться. В общем как всегда. После репетиции, всем приспичило пойти в кафе и отпраздновать приход Шина. Не пойду — не пойду... Блин, придётся. Ведь мне нечего ответить на вопрос, почему я не хочу идти в кафе. Мы заняли столик с диванами и креслом. Такеру как всегда сел на кресло, Юджи со своим верным другом Масато и Шином сели на диван... и что?! Мне теперь прикажете с ним сидеть?! Нет уж... Увольте.
— Чию-сан, почему ты вы не садитесь? — спросил Шинпэй.
На мгновение я замер. Его голос не такой стал, как когда он разговаривал с Такеру..Масато...Юджи. Сейчас он более мягкий что ли... И он смотрит на меня так, словно не спрашивает, а просит. Я не хочу рядом с ним сидеть, но что-то меня толкает, к нему. Я сел, всё-таки сел, но чувствовал себя, будто рядом с человек, который сделал мне, что-то очень плохое. Да, сделал! Этот Шинпэй, вместо Митсуру... Ненависть, по отношению к нему... одна ненависть. Мы, как всегда, назаказывали кучу всего, особенно я. Не удивительно, с моим-то аппетитом.
— Чию-сан, вы любите поесть? — спросил тот человек, который по сравнению со мной, можно сказать, вообще ничего не заказал. Теперь понятно, почему он такой маленький.
Я молчал. Не хотел, что-либо отвечать ему.
Такеру дёрнул меня за кофту и кивнул головой в сторону выхода. Мы всем сказали, что идем покурить. Да, так и есть, когда мы вышли, я закурил, а вот Такеру нет.
— Почему ты так себя ведешь с Шином? — каким-то странным голосом спросил он. Не привычно слушать такой его тон.
Я снова молчу и затягиваюсь, затем выдыхаю дым. Не могу собрать слова в кучу, чтобы получилось нормальное, понятное предложение. Я не могу сказать, что ненавижу его из-за ничего... Просто он пришел вместо Митсуру, и я его, вдруг, возненавидел.
— Чию! — повысил тон вокалист.
Я докурил сигарету и выбросил в мусорный бак. Ладно, если он так хочет ответа:
— Он вместо Митсуру... Я не хочу его принимать,— рыкнул я.
— А иначе никак! — Такеру развёл руками и вздохнул, — Чию... ты же даже не разговаривал с ним, он очень добрый и хороший человек!
— И что?! Мне нет до него дела и точка! Он вместо Митсуру, как ты можешь просто так его принять?! Такеру, неужели Митсу для тебя был просто... сотрудником? И всё? Ты по нему не скучаешь? Типа, ушёл и ушёл, да?! Так ведь? Я прав?
— Что за чепуху ты несешь?! Все мы, скучаем по нему! Не ты один! Это жизнь! Надо брать то, что она дает и смирится с тем, что она забирает. Её действия никто не предугадает.
— И что теперь? Мне смирится с эти молокососом?!
— У вас не такая уж и большая разница в возрасте, разве что в росте.
Я недовольно фыркнул и зашёл в кафе, Такеру последовал за мной.

Дай мне сил подавить ненависть

Мы отпраздновали и пошли медленно гулять по улицам Токио. Шинпэя расспрашивали обо всём. Что он любит, чего не любит, откуда родом и так далее. Он всё рассказывал вкратце, не вникал в подробности. Что бывает редко. Обычно, при знакомстве рассказывают всё долго и нудно, так, что аж интерес пропадает. После своих рассказов Шин спрашивал: "А вы от куда? А вы что любите"...все по очереди отвечали. Я же шёл позади и не вникал в суть их рассказов.
— Чию-сан, а вы что любите? — вдруг спросил Шинпэй.
Блин! У меня снова глюк или он по правде как-то по-другому со мной разговаривает? Я на доли секунды забываю про ненависть, но потом её становится всё больше и больше.
— Не твоё дело... — вырвалось, губы словно бы сами произнесли эту фразу, я даже не думал о ней.
Все уставились на меня.
— Ладно. — Шин мило улыбнулся, и некое странное тепло разлилось по моему телу.
Я единственная преграда, которая не даёт ему нормально влиться в коллектив SuG. Что за отвращение у меня к нему?
На следующий день, на репетиции, менеджер сказал, что скоро будет концерт, в котором мы объявим Шина, как нашего нового барабанщика. А когда точно он будет, не сказал. Такеру объявил перерыв, все ушли, и я один остался сидеть в студии и массировал виски. У меня так болит голова от игры Шина, но почему-то, когда он улыбается, не смотря на мою вчерашнюю грубость, мне словно становится лучше. Но у меня нет сил подавить эту ненависть. Шинпэй, я правда хотел бы, но не могу. В студию заходит Шин.
— Чию-сан, ты тут один? — с чего это вдруг на «ты»? — Остальные еще не вернулись...хм...
Я посмотрел на него. Маленький, но оказывается, что у нас совсем небольшая разница в возрасте. Такой добрый. Интересно, это просто он такой стойкий или ему по правде пофиг, какое у меня к нему отношение? Спросить — не спросить? Спросить — не спросить... спрошу.
— Шинпэй… ты обиделся на вчерашнее моё высказывание? — неуверенно и монотонно спросил я.
— Нет, — он улыбнулся и сел рядом со мной.
Я немного дёрнулся в сторону, но поскольку это был край стула, пришлось остаться на месте. Так близко. Меня снова воротит, снова борьба ненависти с каким-то другим, странным чувством. И... он не обиделся? Как? Но... правда ли?
— Правда? — немного удивлённо спросил я.
— Да, мне незачем на тебя обижаться. Я знаю, что ты скучаешь по Митсуру, и поэтому не обижаюсь.
Имя Митсуру из его губ прозвучало так, что меня словно... словно что-то ударило в грудь. Я растерялся. Затряс головой, потом схватился за волосы и начал их медленно теребить... Закусил губу, так сильно, чтобы это помогло очухаться и собраться с мыслями. Шинпэй положил руку мне на плечо. Словно на кнопку нажали, я дёрнулся, встал, взял гитару и накинул ремень. Шин удивлённо посмотрел на меня. Потом удивление на лице сменилось на мягкую улыбку. Я зажмурил глаза, потому что просто не мог на нее смотреть. Мне стало то ли лучше, то ли хуже. Я не знаю, но от этого всего, меня аж мутить. Я сглотнул и открыл глаза. Барабанщик всё еще смотрел на меня. Наши взгляды встретились. Я понимаю, что не могу ни отвернуться, ни закрыть их. Я словно заморожен. Наше молчание длилось секунд тридцать, потом Шинпэй отвернулся, встал и потянулся. Тут зашёл Масато с бутылкой воды, за ним о чем-то разговаривающие Юджи и Такеру. Шин уселся за барабаны, а я всё так же стоял на месте.
— Ну что? Продолжаем? — спросил Такеру.
— Хааай! — сказали все хором, и репетиция продолжилась.
После ее окончания, я собирался дольше всех. Все уже ушли, а Шин уже подошёл к двери, но обернулся и посмотрел на меня.
— Чию-сан, ты еще долго? — спросил он.
— А что? — я еле-еле переборол себя, чтобы не сказать "Тебе-то что?"
— Я хотел тебя подождать, чтобы вместе пойти. Надеюсь, ты не против?
Что? Пойти со мной? Отказать или нет? Что мне делать? Я же так его ненавижу. Может, если я схожу с ним, то эта ненависть утихнет? Стоит попробовать.
— Ладно... — сказал я и вместе Шином вышел из здания.
— Ты не сильно устал? — вдруг спросил Шинпэй.
— Да нет.
— Может, тогда зайдём ко мне?
Что? Господи, да у этого молокососа вообще никакой логики нету. Как можно приглашать человека к себе, если он чувствует к тебе отвращение? И тем более, точно зная об этом, всё ровно пригласить! Совсем...
— Нет.
Он как расстроено на меня посмотрел. Этот взгляд меня задел, словно я что-то ужасное сказал или сделал. Он так похож на ребёнка.
— Прости, я не могу подавить свою к тебе ненависть. Извини, — я опустил голову.
Шин улыбнулся. Я поднял голову, ради того, чтоб снова увидеть, как он улыбается. Не знаю почему, но мне становится легче от его улыбок, правда. Наверное, будет эгоистично, даже очень, желать, чтобы он всегда улыбался.
— Ничего, — он посмотрел по сторонам.
Было уже поздно и хотелось спать, а вот уходить, почему то нет. Мне так тяжело быть наедине с ним, но мне кажется, так я быстрее смирюсь с его присутствием в группе. Почему... почему Шин мне так напоминает себя? Странно, я не могу понять почему, но твёрдо знаю, что это так... напоминает.
— Слушай, Шин, завтра еще увидимся... пока.
Я быстрым шагом пошёл прочь. Не хочу смотреть на него, особенно сейчас, когда я так резко ушёл... Весь путь до дома я не мог понять, чем Шин мне напомнил себя. Задумавшись, я поднял голову к небо, потом опустил. А не тем ли, что я тоже когда-то был новеньким. Мне всегда было интересно, что думают обо мне Такеру, Юджи и Масато. Мне казалось, что у них ко мне такая же ненависть, как сейчас у меня. Я им улыбался, был любезным и дружелюбным. Не так как Шинпэй, я был более тихим и замкнутым, но все мои улыбки и любезности были ради того, чтоб стать единым коллективом с ребятами. Да, вот чем... Помню, тогда Такеру принял меня самым первым. Мы с ним сдружились, а вскоре с Масато и Юджи тоже. Последним был Митсуру. До сих пор помню, как он аж неделю ходил и бычился на меня. От этого воспоминания, я невольно заулыбался, поднимаясь в свою квартиру. Наверное, я неправильно поступаю, по отношению к Шину. Надо будет извинится завтра перед ним.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 14.08.2011, 02:26 | Сообщение # 3
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Волшебный день.

Утром меня разбудил сигнал сообщения на телефоне. Я нехотя проснулся и достал телефон с тумбы. Прищурившись от света телефона, смотрю отправителя. Такеру: "Чию, репетиции не будет. Выходной. Гы-ы." Я улыбнулся и закрыл телефон, убрал его и уткнулся носом в подушку. Но потом меня осенило. Если репетиции не будет, я не смогу встретиться с Шинпэем! Блин, чёрт! А ведь я единственный, кто не записал его номер!!! Так, надо бы спросить у ребят. Только вот у кого? У Юджи сто процентов нельзя, он сразу начнёт меня как-нибудь подкалывать, не знаю точно как, но сто пудово он это придумает. У Такеру? Да, у него он точно есть, но только Такеру почти такой же как и Юджи. Нет, нельзя. Только Масато сможет молчать! Точно! Но он лучший друг Юджи и точно ему всё расскажет. Или... только новая мысль пришла ко мне в голову, как я сразу её отвергнул, так как это было бы слишком бредово. Мысль — "У Митсури!" Хах, смешно даже. Но если я хочу хорошо подружиться с Шином, мысли о Митсури мне только мешать будут!
Я начал массировать пальцами виски, дабы сосредоточиться на мыслях о Шинпэе, точнее о том, где узнать его номер. Может всё-таки у Масато? Ладно. Я начал набирать сообщение. "Масато, отправь мне, пожалуйста, номер Шина.". Отправил. Через две минуты он мне ответил "(О_О) зачем?" через тридцать секунд пришло второе сообщение, уже с номером. Я написал в ответ: "Надо. Только, пожалуйста, не говори никому, даже Юджи! (>_<)" Я открыл сообщение с номером и добавил в свой телефонный справочник. Открыл этот новый контакт с именем «Шинпэй», но нажать на вызов никак не решался. От волнения у меня даже руки вспотели. Собравшись с мыслями, я таки нажал на вызов и поднёс телефон к уху.
— Да? — послышался сонный, но как обычно мягкий голос Шина.
— Алло, Шин. Это Чию.
— Чию-сан? — удивлённо переспросил парень.
— Да. Можешь через час подойти к студии. Хочу с тобой прогуляться.
— Хорошо.
Я поспешно положил трубку и бросил её на диван, обтёр руки об шорты. Быстро пошёл умываться и завтракать. Одевшись, пошёл на встречу, солнце сегодня немного пекло, я встал в тенёк около дерева, недалеко от студии. Пока ждал Шина, пара фанаток подбежали ко мне с воплями, чтобы сфотографироваться. Когда они ушли, я увидел вдали чей-то силуэт. Когда он приблизился, я узнал в нем Шинпэя.
— Прости, что долго, — сказал Шин, переводя дух. Похоже, что он бежал.
— Ничего — всего лишь на каких-то десять минут опоздал, просто это я рано пришёл.
— Это было неожиданно с вашей стороны, — сказал он и выпрямился.
— Да? Почему это? — какой тупой вопрос.
— Ну, вы ж не могли ко мне привыкнуть, а тут резко позвали и позвали прогуляться, — парень пожал плечами.
— Эм, ну да... Я, кстати, хотел извиниться.
— За что? Вы передо мной ни в чем не виноваты. — Шин улыбнулся.
Этой самой улыбкой он застаёт меня врасплох. Я повертел головой, почесал затылок и всё-таки выдавил:
— Нет. Я виноват. За своё поведение. За то, что был с тобой груб. Я опомнился, когда вспомнил, что был таким же как ты, — я смущенно опустил глаза.
— Таким же как я?
— Да, ведь когда Шоута ушёл, на его место пришёл я. Именно Митсури, по которому я сейчас так скучаю, не хотел меня принимать, как я тебя. Ему был ближе Шоута, — я слабо улыбнулся, вновь вспоминая, как дулся и бычился Митсури. Потом снова прогнал мысли о нём и сосредоточился на Шинпэе.
— Правда? Наверное, мы немного похожи.
Я кивнул.
— Да и... еще раз извини, я был не прав. Не такой уж ты плохой, — я улыбнулся.
Наконец-то, я показываю Шину настоящего себя, а не пафосного или брутального пацана, который ненавидит его. Нет, я уже его не ненавижу. Ого, я признал это! Я смог подавить эту дурацкую ненависть! Я невольно выдавил счастливую улыбку, которой довольно редко пользуюсь.
— Ну, может теперь сходим куда-нибудь? — предложил барабанщик.
— Да, — я еще раз кивнул, и мы двинулись с места.
Шин расспрашивал меня обо всём: о SuG и в частности обо мне самом. Мне же нечего было спросить, так как он всё рассказал тогда, когда мы ходили в кафе. Ходили, разговаривали как друзья, а он приятный собеседник и мне он все больше нравится. Нет, не в том смысле. Мы улыбались, смеялись — в общем день прошёл отлично. Под конец прогулки меня клинануло рассказать Шину про Митсури.
— Мы с Митсури конечно же сдружились, но время проведённое с ним в хороших отношениях, для меня показалось слишком коротким. Скажем так, всё то, что было... мне было этого мало… — что я несу?
— Чию-сан, можно вопрос? — спросил Шин, допив свою газировку.
Мы сидели на скамейке в центре и смотрели на фонтан, который блестел оранжевым цветом, отражая закат. Какие-то магазины уже закрылись, какие-то еще нет. Конечно, ведь уже вечер.
— Можно.
— Зачем вы мне всё это рассказываете?
От его вопроса я аж подавился своим пивом. Блин, и правда. Зачем я языком трепал ему про Митсури?! Тьфу ты, какой же я дибил. Вдруг он сейчас что-нибудь не то подумал?! Особенно про последнюю фразу! Я в замешательстве, не знаю, что ему ответить! Вдруг Шинпэй засмеялся. Я удивлённо на него уставился.
— Я пошутил. На самом деле, мне было интересно. Я узнал вас поближе, — Шин улыбнулся.
Блин, ну и шуточки у него! Я чуть не помер от стыда на этом самом месте! Ладно, пора бы домой.
Мы встали со скамейки, выбросили бутылки в бачок и направились в сторону дома Шина, ну, по крайней мере, он так сказал. Я сделаю одолжение — провожу его. А сегодняшний день мне показался проведенным слишком хорошо... можно его даже волшебным назвать. Хотя, для других это самый обычный выходной. Хех...
Я проводил Шинпэя до дома, попрощался с ним и направился к себе.


Первый концерт.

В этот день репетиция была. Потому что, уже сегодня вечером, на большой сцене в центре будет наш концерт, где мы официально объявим Шина, как нашего нового барабанщика. Все, а в особенности Шинпэй, ждут этого вечера. Я рад за него, честно. И желаю ему удачи в его первом концерте с нами. В блоге я уже сообщил о концерте.
Такеру допел песню. Мы все облегченно вздохнули. Менеджер похлопал и сказал нам готовиться к концерту. Все сразу разошлись по гримёрным. Когда я вышел из своей гримерки, чтобы попить, потом мне надо будет еще переодеться в костюм, я увидел Юджи и Шинпэя. Те дружно над чем-то смеялись. Я сделал вид,что не заметил их,быстро попил воды и ушёл одевать костюм. Когда все были готовы, мы вышли из здания,сели в машину и поехали. Было уже начало седьмого. пришлось подъехать не заметно, чтобы фанаты не увидели нашу машину. На время подготовки к концерту для нас поставили вагончик.
Пусть, мы много раз уже выступали, но мы всё ровно немного волнуемся. Что-то Шин какой то тихий. И в угол забился. Точнее он сидит в кресле, которое стоит в углу. У него такое задумчивое лицо. Я подошёл к нему.
— Мелкий, что с тобой? — спросил я. От чего-то мне взбрело назвать его мелким. Надеюсь он не обидеться.
Он поднял на меня голову. Его глаза как-то странно заблестели, но он был грустный или... я не понимаю, что у него стряслось?! Прямо перед концертом!
— Я... волнуюсь немного, — Тихо сказал он.
— Волнуешься? Почему? — я был удивлён. Когда он пришёл к нам, он был уверен в себе, уверен, что без проблем вольется в группу.
— Ну... у Митсури было столько фанатов, вдруг ваш рейтинг из-за моего прихода упадет? И... вдруг они подумают, что я буду вам только мешать?
Почему-то его слова меня задели. Я начал потихоньку злиться. Наверное за то, что он себя недооценивает. Да. Похоже за это я его хочу убить. По правде, что за чепуху он несёт!
— Слушай... У тебя что столько же мозгов, сколько и роста? Или ты притворяешься? — я как-то истерически захихикал, потом добро улыбнулся, — Слушай, ничего такого не будет. А если и так то что? Будем подниматься! Если мы тебя взяли, значит ты один из нас. И не неси х*йни про спад рейтинга или что фанаты разлюбят. Понял меня?
Похоже, что Шинпэй сидел в глубочайшем шоке. Теперь, грусть пропала с его лица. Он улыбнулся и засмеялся. Теперь в шоке я. Точнее в ступоре. Боже, он своим смехом меня в гроб загонит. Нет, это не дикий смех на весь вагончик, его еле слышно. Просто его резкие смены настроения... веселье появляется буквально ни от куда!!! Постоянно!!!
— Ну что? Готовы? — спросил менеджер.
— Даа! — крикнули мы в один голос и стали по очереди выходить из вагончика. Первым на сцену выбежал Такеру. От чего фанатки дико завизжали. Он вышел на самую середину сцены, схватился за микрофон и сказал подбадривающим голосом:
— Всем привеееееееееет! Готовы зажигать?! — все дружно кричали «Да» и еще что-то подобное.
На большом экране показывали вечно улыбающееся лицо вокалиста. От его улыбки все сходили с ума, поэтому в толпе были четко слышны слова "кавай" и «сугой». Не зря Масато считает, что Такеру самый красивый парень на земле.(факт) Затем выбегает Масато с гитарой. Махает руками, показывает разные жесты, от чего визгов всё больше и больше. Дальше идёт Юджи, когда его голова только начала выглядывать из-за кулис, вся толпа сразу заорала его имя. Он подбежал к Такеру и схватил микрофон.
— ООООООСС! — его фирменная фразочка в последнее время.
Все еще громче закричали, хотя казалось куда уж громче. Юджи маша всем руками пошёл на своё место. Дальше иду я. Подмигнул Шину с намёком, что всё будет чики-пуки, я с бас-гитарой на перевес вышел на сцену. Конечно визгов и криков было не меньше. Я поднял руки и вся толпа тоже подняла, но она еще и прыгала. Я помахал всем и встал как обычно позади Юджи,рядом с барабанами.
— А теперь... Мы скажем вам одну новость... — начал Такеру.
Масато начал наигрывать, затем подхватил я.
— К огромному сожалению,нас столько не было ни видно — ни слышно по причине... — Такеру сглотнул и неуверенно сказал в микрофон, — Митсури ушёл из нашей группы.
Вдруг фанаты утихли, начала перешептываться. А с задних рядов пошёл гул. Все кричали "Уууу". Тут же Такеру поднял руку, заставив гул утихнуть.
— Но у нас есть новый, не менее талантливый барабанщик, — Юджи начал играть свою партию, а мы с Масато и не переставали, — Шинпэй! — Такеру указал в сторону кулис из-за которох вышел Шинпэй.
По лицу его видно, что он немного волнуется. На большом экране его все смогли разглядеть. Поднялс какой-то непонятный шум.
— Он наш новый член группы! Прошу любить жаловать! — Такеру заулыбался, от чего все сразу довольно закричали и просили уже играть.
Вокалист со всеми переглянулся. И мы начали играть. Первой у нас была 39Galaxy. На первых же словах все стали подпевать вместе с нами.
Спустя несколько песен, Такеру снова начал разговор с фанатами, он задавал вопросы, на которых нормальных ответов не было, только крики. Я улыбнулся, взял бутылку с водой и отпил из неё. Посмотрел на Шинпэя, который во время песен старался как мог. Я это заметил. На репетициях он играл не так. Похоже он действительно сильно волновался, даже забыл свою бутылку с водой. Я подошёл к нему и протянул свою.
— А теперь продолжаем!!! — прокричал Такеру.
Шинпэй быстро попил и убрал бутылку.
— Спасибо, — он улыбнулся мне и снова взялся за барабанные палочки.
Мы заиграли.
Наконец-то мы закончили. Все помахали фанатам и ушли со сцены. Яркий свет слепил глаза, а от этого дурацкого дыма дышать было почти нечем. Мы зашли в вагончик, где сразу же упали в кресла. Такеру и Юджи кресел не досталось, но они увидели диван и ломанулись в его сторону. На зло Такеру Юджи подбежал первый и лёг во всю длину дивана.
-Эээ! Подвинься, а! — крикнул вокалист.
Гитарист нагло показал Такеру язык и довольно заулыбался. Но певец, не долго думая уселся на ноги Юджи и расслабился.. Юджи недовольно застонал, что Такеру сразу опошлил:
— Не стони, идиот, я еще ничего с тобой не делаю, — все засмеялись.
Шин развалился в кресле. Он был весь мокрый. Конечно, в глубине сцены этого дыма всегда больше чем с краю. Я встал, взял полотенце, подошёл к Шину и бросил на него. Прямо на лицо. Шин убрал его с лица. Я улыбнулся. Он улыбнулся в ответ и вытерся.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 14.08.2011, 02:28 | Сообщение # 4
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Новый набор чувств

После концерта я спал как убитый. Проснулся от того? что Юджи и Масато снова бесились и ржали на весь отель. В общем, всё как всегда. Но вставать с кровати я не стал, мне было лень. Тут в мою комнату резко врывается Шин. Весь такой счастливый и улыбается.
— Чию, ты что, еще спишь? — как то удивлённо спросил он.
— Я? Нет. Просто лень вставать, — я засмеялся и посмотрел на Шина.
Он подошёл и стянул с меня одеяло. Я в непонятках сел.
— Всё, день добрый, пора вставать, — засмеялся Шинпэй.
— Э, Шин, одеяло верни, — я встал с кровати, подошёл в плотную к Шину и только понял... какой он, чёрт возьми, маленький! Нет, я знал, что он маленький, но чтоб на столько…
Боже, Шин, ешь больше морковки и пей молока! Он смотрел на меня снизу верх и выглядел таким маленьким и невинным, что я еле сдержался, чтоб не взять его на руки. Ой, о чем это я?
— Эм... Шин, чего ты так на меня смотришь? — я немного смутился, но потом собрался и прямо посмотрел ему в глаза.
Шин уставился на меня, мы так и стояли, смотря друг на друга где-то с минуту. Потом Шин потёр глаза и отошёл от меня.
— Н-нет, ничего. Давай, одевайся. Мы ждём тебя, — он улыбнулся и убежал из комнаты. Что это с ним?
Я вздохнул и пошёл умываться. Подошёл к раковине и плеснул на себя водой, которая лилась струей из крана. Снова новое чувство, непонятное и незнакомое. Чем-то похоже на то, что я испытывал к Митсуру, но оно более... не могу даже выразить. И причтом оно касается Шинпэя. Да, я соглашусь, что он мне понравился. Что-то меня к нему тянет, и я не могу этому сопротивляться, а даже наоборот... Поддаюсь. Не уже ли влюбился? Нет! Только не это! Я умылся, переоделся и вышел к завтраку. После втрака в одиночестве решил пойти в общую комнату. Там сидел Юджи, с гитарой в руках, и Масато. Они что-то сочиняли и смеялись. Как обычно прикалываются. Такеру разговаривал с ШиномВту же секунду, как я вошел, барабанщик повернулся и улыбнулся.
— Чию-сан!
Почему Шин ведёт себя как ребёнок? С самого своего прихода он весёлый, добродушный и беззаботный. Только на концерте он сильно поволновался, а теперь снова такой как раньше. Нет, это не плохо. Это странно. Вроде как взрослый, пусть мелкий, но взрослый же! Я улыбнулся в ответ Шину.
— О, соня припёрлась. Чию, зацени, что мы сочинили!
Масато и Юджи начала тренькать и петь. Это было смешно. Поэтому я засмеялся. И начал им предлагать как будет лучше и смешнее. Масато и Юджи только поддакивали и сами же ржали. У Такеру вдруг зазвонил телефон, он взял трубку.
— Да? Хорошо-хорошо! Ахаха! Не надо меня целовать, — он тихо засмеялся и положил трубку.
— Кто там тебя уже целует? Я же ревную! — Юджи заржал на всю комнату.
Я мельком глянул на Шина, тот скромно сидел на диванчике и немного посмеивался над Юджи.
— До! Так тебе и надо! Ревнуй-ревнуй! Ха-ха!
— Ээ... Юджи, так ты тоже считаешь, что Такеру мега парень! — Масато засмеялся.
— Да он же мой парень! – Юджи прямо с гитарой повалился на пол от смеха.
— Козёл ты, что палишь контору?! — Такеру сам не сдержал смеха.
Я взял какой-то стакан стоящий на тумбе, якобы это микрофон.
— И так, последние новости, последних трёх минут. Выяснилась настоящая ориентация Масато, Юджи и Такеру! — я засмеялся и поставил стакан на место.
— Эй, Шин, чего ты стал таким скоромным? — удивлённо спросил Юджи, снял гитару, положил на диван и подполз к ногам Шина.
— О, Юджи, ты пал к моим ногам! — Шинпэй теперь тоже смеялся.
— Дааа! — гитарист бухнулся на живот и обнял ноги Шина.
Почему у меня в голове на секунду появилось дикое желание оторвать Юджи от Шинпэя. Не знаю почему. Даже сейчас, я смотрю на них, и мне всё ровно хочется это сделать. Что со мной? Чию, что за бред у тебя в голове?! Я зажмурил глаза и снова открыл. Юджи лежал всё так же.
— Юджи, ты засранец! — крикнул всё еще смеющийся Такеру, — Изменяешь мне с Шинпэем!
Юджи тут же подскочил на ноги и подошёл к Керу. Мне словно легче стало, я глубоко вздохнул и сел рядом с Шином.
— Нет-нет, что ты! Такого партнёра как ты больше нигде не найти, — Юджи снова заржал и обхватил Такеру за шею.
Они что выпившие? Но когда успели? Хотя, Юджи, вечный наш приколист, он каждый день такой. Поэтому нет ничего удивительного.
— О, давайте устроим мини-фансервис! — сказал Масато, взял видеокамеру и нажал на запись.
— Эээ! — Такеру замахал рукой, — Нет-нет, только не это! Менеджер нам ничего не говорил про фансервис! Не будем мы его делать. Масато убери камеру.
— Да прикалываемся же, не буду же я выкладывать это на блог.
— О, ну тогда ладно, — Такеру засмеялся и взял лицо Юджи руками, — Юджи дай я тебя поцелую!
— ААА! Уйди от меня, нечисть крашеная!!!
Шин за этим всем внимательно наблюдал и улыбался. Наверное, ему не привычно такой дурдом видеть. Хотя утром, он был его участником! Вдруг Шин посмотрел на меня.
— Что? — спросил я.
Он помотал головой и снова перевёл взгляд на этих троих. Я внимательно разглядывал черты лица этого маленького парня. Его лицо такое красивое, оно тянет меня. Я невольно протянул руку в сторону барабанщика, и тот сразу на меня посмотрел. Я замер, не найдя слов. Будто меня осенило...
— Чию, что с тобой? — я сглотнул, глядя ему в глаза.
— Шин... — выдавил я.
Да, больше чем просто дружеская симпатия... я влюбился в него, во мне горело желание обнять его и никогда не отпускать. Но я тормозил, почему не знаю...

Конец

Настал вечер, мы все поужинали. Я всегда ухожу из-за стола последний, потому что больше всех ем. Да, аппетит у меня, будь здоров. Я усмехнулся про себя. Идя по коридору, увидел Шинпэя, который куда собирался. Я подошёл к нему.
— Эй, ты куда? — спросил я.
Шин обернулся.
— Я, прогуляться.. . — как— то грустно протянул он.
Что это с ним? У меня плохое предчувствие.
— Давай я с тобой прогуляюсь? – не подумав сказал я.
— Давай, — Шин улыбнулся, — я тебя на улице подожду.
Я кивнул и побежал за своей курткой. Пока одевался, раздумывал всё о своём. Мои чувства к Шинпэю стали еще сильнее. Они словно растут с каждой минутой, с каждым нашим с ним разговором. Я сам себе не верил. Чтоб я так быстро... и влюбился. Боже, мне кажется это нереальным. Меня мучают они — чувства... словно вынуждают меня признаться Шину, как будто мне станет от этого легче. Ну может и станет. Но как он отреагирует?! Вдруг он не одобряет гомосексуализм... Господи, что я несу?.. Ладно, он наверное уже заждался. Я залез в карманы, проверил на месте ли сигареты. На месте. Вышел из здания, около дороги меня ждал он, тот, кто пробудил во мне всё то, от чего я мучаюсь. Да, мучение, по-другому это не назвать. Нет, я его не виню, наоборот благодарю. Ведь это не какой-нибудь фансервис, как у некоторых бывает, а что-то человеческое, настоящее... «Спасибо, Шинпэй». Он обернулся и поманил меня рукой. Я прибавил шагу. Мы перешли дорогу и пошли гулять по городу. Царило молчание. Я не решался заговорить первым, потому что это не в моём стиле, но и не в стиле Шинпэя так долго молчать.
— Шин, что у тебя случилось? – всё-таки вопреки принципу, спросил я.
Он всего лишь помотал головой. Поёжившись, засунул руки в карманы и пол лица спрятал за воротником куртки.
— Шин, не ври... – вздохнув, попросил я.
— Я не вру, — невинно проговорил он.
Милый — это еще одна причина, по которой я полюбил его. Да, это так.
Спустя час прогулки я всё-таки смог его разговорить и снова вернул к жизни. Он улыбался, смеялся и шутил. Да, вот он такой, какого я люблю. Не знаю, что у него стряслось, но я вернул своего любимого Шинпэя. Мы гуляли до той поры, пока не стемнело. Я посмотрел на маленького парня и увидел, он устал, но, похоже, что не сильно. Он остановился, сел на скамью и тяжко выдохнул.
— Устал?
— Немного, — он улыбнулся мне.
Я сел рядом с ним. Хочу, сильно хочу ему признаться. Ну так вперёд, Чию! Но неизвестность о его ориентации меня останавливает... Но я просто не могу уже держать всё в себе. Это так странно. Так яро и бурно бушуют во мне чувства, хотя прошло еще слишком мало времени. Я запустил руки в свои волосы и начал массировать виски. Так, Чию, думай. Если я ему скажу, всё как есть, то он может подумать, что я напился или сошёл с ума, или второй вариант, что я конченый гей. Блин! Что мне делает? Я уже не могу всё держать в себе, меня наизнанку скоро вывернет.
Шин повернулся и посмотрел на меня.
— Чию, что с тобой?
Я поднял голову, он на меня так смотрит, что я просто не могу не сказать. Не могу соврать этим карим глазам.
— Шин... — я закусил губу.
Говорить — не говорить...
— Что? — он начал невинно хлопать глазами.
— Ладно, мне надоело таить это в себе, — чёрт, Чию, остановись! — Шин, я люблю тебя, — я все таки это сказал.
Шинпэй в культурном шоке. Ками-сама, убей меня!
— Я вас тоже, — улыбнулся и совершенно спокойно сказал он.
Блядь... убью когда-нибудь за это. Да как так можно: типа в шоке, а потом бац и... Стоп! Что он сказал?!
— Что?! — я вскочил со своего места и встал напротив него. Он тоже встал, я опустил голову вниз.
— Я тоже люблю тебя, Чию-сан.
Пульс просто бешенный, температура сейчас подскочит до небес, ну, или я просто упаду в обморок. Это сон. Ведь это слишком хорошо, чтоб быть правдой! Мы знакомы всего ничего... Шинпэй, я думал, в этом плане он серьёзный человек. И... я думал, что он натурал. Но ведь я рад этому. Почему я просто не могу принять это? Факт, остается фактом. Он сам мне сказал, что любит. И... я рад. Я немного наклонился и обнял Шинпэя. Сам того не замечая, счастливо засмеялся. А ведь каких-то пару дней назад, я ненавидел его. От этих мыслей стало дурно, и я выбросил их из головы.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » От ненависти к привязанности, а что дальше, покажут события (PG-13 - Чию/Шин [SuG])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz