[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Жизнь под знаком Гакта. (PG-13 - Гакт/Ю, Чача [GacktJob])
Жизнь под знаком Гакта.
KsinnДата: Пятница, 29.11.2013, 22:51 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Жизнь под знаком Гакта.

Автор: Morgenstern_dears
Контактная информация: vk

Фэндом: GACKT, GacktJob
Персонажи: Гакт/Ю, Чача
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Романтика, Юмор, Повседневность, POV, ER
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Повествования Куросаки Ю о том, как нелегко живется под властью Камуи Гакта.

Публикация на других ресурсах:
Спросите меня)

Примечания автора:
Давно стебы не создавала.
 
KsinnДата: Пятница, 29.11.2013, 22:54 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть первая.
Как вспомню, так вздрогну! И как ему не страшно было стоять там наверху, петь и еще руками водить по сторонам?
Так о чем я? Ах да. Меня зовут Ю, и я любовник Божества Музыки. Хаха, как пафосно. А проще сказать, я скрипач в команде Камуи Гакта. Великого и Ужасно Прекрасного Камуи Гакта. Да. Вот угораздило меня с ним познакомиться черти сколько времени назад. И вот же, до сих пор не могу от него отделаться.
Хотя от этой заразы не так просто отделаться. Он же такой… Клевый. Думаете, я просто так все это говорю?
После Diabolos этот кучерявый пафосоноситель мало того, что чуть на ногах стоял, впрочем, как и я. Так еще ж и весь концерт меня нервничать заставлял! Я за ним наблюдал всю программу. То чуть не свалится, то прыгает и надрывает диафрагму своим няканьем. А как под потолком летал – я вообще чуть в нотах не сбился! Он же высоты боится! Да еще и как боится, его ж в нормальной ситуации-то хрен куда на высоту затащишь, а тут… В общем, я играл на скрипке и боялся.
А ему хоть бы хны. Отошел от выступления и потащил нас с Чачей в бар – праздновать. Вот и сидим мы сейчас в баре, этот кудрявчик хохочет, волосами трясет, весь такой в белом… А я как идиот глаз с него не спускаю – вдруг еще не полностью отошел, рухнет еще от перенапряжения… А он только с Чачей глазки строит. Не, что вы, я не ревную. А просто хочу, чтобы это недоразумение из Окинавы было счастливо. А чтоб он жил долго и от души, ангел божий, блин.

- Детка, ты о чем задумался? Я сейчас сгорю от твоего взгляда, - Гакт пихнул меня под столом ногой.
- Да так. Ни о чем. Завис.
- Смени пользователя.
- Обязательно. Когда ты мне надоешь, сразу же сменю.
- Я тебе сменю, винда ты моя глючная. Я тебе все доступы перекрою. Будешь только в пасьянсы играть. И никаких ролевых.

Он грозно нахмурил брови и выпятил нижнюю губу. Ох, какие у него губы, кто б знал, кроме меня… Это ж просто средоточие экстаза! Притом, моего экстаза.

- Так сам же сказал – сменить, - хмыкнул я.
- А что у нас на ужин? – перебил Чача наш начинающийся спор.
- Выбирай, моя фея-крестная, - тут же расплылся в улыбке Гакт.

Не, ну вот он точно специально так делает! Я тут уже настроился на драку, а он тут же тему меняет еще и лыбится Чаче так, словно тот ему трех детей родил да всех богатырей. Блин, ну вот что делать с этой мерзостной рожей? Любить. Понять и простить.
Чем я, собственно, последние лет десять и занимаюсь. И вот хоть что ты с ним сделай… он посмотрит на тебя таким невинно-похабным взглядом, сделает моську а-ля сама девственность, подойдет и так ласково на ушко прошепчет: «Заткнись, а то выебу прямо при всех, и меня не волнует, что сегодня на тебе трусы с медвежатами». И пофиг, что утром именно Гакт заставил их надеть. Вот так.
А и то, как он, страдая от скуки, обрядил меня в латекс? Вообще нет слов, одни маты! И стоны… Черт, откуда у него такая фантазия? Даже не представляю – и ведь всегда что-то новенькое изобретет.

- Ю, детка, почему ты не ешь? Ты совсем не заботишься о своем здоровье, - сказал Камуи.
- Я ем, - ответил я, перекладывая в тарелке салат. – Просто что-то… Задумался.
- Да? И о чем на этот раз, детка? – он провел носком ботинка по моей ноге под столом, и я чуть вздрогнул.
- О том, что ты бессовестный нахал.
- Ой, ну спасибо, я польщен. Чача, ты зайдешь к нам?
- Зачем? – чуть не поперхнулся Ледь ГактоДжоба.
- Выпьем чего-нибудь. Я новое вино заказал, сегодня утром как раз доставили.
- Правда что. Ладно. Завтра приеду. Сегодня точно не до вина, радость моя.
А интересно, до чего сейчас Чаче? И ведь не скажет же, он такой – скрытный… Когда Чача с нами познакомился, то первое, что он сказал, было: «Пиздец моим нервам.» И он был прав. Ну не все же моим нервам терпеть-то! Хотя Чача самый лучший человек во Вселенной, не дай Гакт Гакту это услышать – сожрет и не подавится. Ибо по мнению Гакта – только сам Гакт лучший из всего возможного и сотворенного сим мирозданием, самый красивый и талантливый, самый пафосный и невозможный. Если есть хоть что-то, что кто-то делает лучше, чем сам Гакт, то этот кто-то зря надеется сохранить главенство – Гакт и тут будет первым, даже несмотря на то, что это скажется на здоровье его окружающих людей.
Я-то привык… Просто люблю его невообразимо и готов с ним хоть в огонь, хоть в воду, хоть за медные деньги – лишь бы это моральное чудовище чувствовало себя хорошо.
- Ю?
- А.
- Ты меня любишь?
Чача чуть не подавился, а я лишь выгнул бровь.
- Любишь.
- Ну Ю, - Гакто-уточка собственной персоной.
- Люблю-люблю, ты дашь поесть спокойно? – я крайне редко говорю ему про свои чувства, тем более при посторонних.
- А ты дашь?
- Что?.. Блин, Гакто! – что на него нашло - кадрить меня при нашей Леди? – Дам! Все, отвали, извращенец, - я уткнулся чуть ли не носом в тарелку, лишь бы не видеть этих нахальных глаз.
Слышится тихий смех Чачи – да-а, че бы нет, смейтесь над смущенным Куросаки! Конечно, я ж тут прям весельчак и балагур, черти бы меня забрали. Хотя куда им – Амператор всея Японии хрен меня выпустит, с того света за скрипку притащит. И это мне еще повезет, если только за нее. А я даже сопротивляться не смогу – это ж как надо любить этого нахала, чтобы подчиняться ему и идти до самого конца?

Чача уезжает домой, да и мы с Гактом тоже. Я живу в его подземелье вместе с его собачками, прислугой, охранниками и еще кучей непонятного народа и гостей. Я всегда поражаюсь тому, что могу встретить в его доме кого угодно! Как-то раз у нас гостил Сугихара, так я только через три дня узнал, что он у нас гостил. Камуи сообщил мне это уже после того, как эта Ходячая Порнография покинула подземелье. За много лет присутствия здесь я так и не научился ориентироваться в его доме. Всегда в нем что-то меняется, словно дом сам себя строит и доделывает – новые прозрачные стены, новая мебель, непонятные атрибуты интерьера – все это появляется и исчезает так внезапно, что я не успеваю привыкнуть к новой вещи, как ее уже нет, а вместо нее что-то другое стоит и нагло ухмыляется, мол, ты и меня не запомнишь, даже не пытайся. Только Гакту под силу тут разобраться.
Самое мое любимое место в доме – это спальня. Не из-за кровати, хотя она круглая и шикарная. И не из-за водопада с фонтаном.
Здесь больше всего чувствуется присутствие Гакта. Он так любовно делал эту комнату, что я прямо-таки ощущаю его во всем, в каждом уголке этой комнаты, в каждой черте и звуке. Гакт любит валяться на ковре, слушая музыку. Он не пользуется телевизором и не любит новости. Все, что ему надо – он найдет в интернете. Но наш царь-батюшка дома не работает. Посему ноутбук оставляет в студии, в машине, в тренажерном зале – где угодно, только не в спальне. Притом, искать ноут из этого «где угодно» приходится всегда мне, ибо наш великовозрастный балбес с макаронной фабрикой на гениальной голове постоянно забывает, куда он спрятал свою игрушку. На самом деле у Гакта феноменальная память, просто он любит покапризничать и поэксплуатировать меня, своего верного раба и няньку по совместительству. А мне ничего не остается делать, как идти у него на поводу. Потому что любовь – страшная сила. Она может горы свернуть или кому-нибудь шею. И этой силушки богатырской у меня в избытке, и если бы не чуткое руководство Архиповелителя связок всея Японии, то направлена была бы эта сила не в пользу самого Гакта – в порыве я могу что-нибудь сломать, например, дверь или ногу Гакту, или разбить – дорогой сервиз или лицо Камуи. Но… Я знаю его так хорошо, как он знает меня. Это и есть та любовь, без которой мы оба можем пропасть.
- Ю?
- Что?
Мы лежим рядом на ковре и смотрим в потолок. Фоном играет Вивальди, Гакт без одежды, я тоже – мы отдыхаем после занятия любовью.
- Почему ты сам не говоришь, что любишь меня?
- Ты и так это знаешь, Гаку.
- Да, но… Я хочу это слышать от тебя, а не получать как ответ на вопрос.
- Ано-о-о…
- Просто сегодня, когда я пел под потолком, я вдруг увидел, как ты смотришь на меня. И мне показалось, что ты испуган.
Как ты мог меня видеть, если софиты слепили тебе глаза? Тем более, как ты мог разглядеть мои эмоции, ведь я старался скрыть их? Видимо, плохо старался…
- Ю, ты бы хотел говорить мне эти слова?
- Какие?
- «Улыбайся, даже если причинили боль, запомни меня и люби меня всегда».
Он процитировал слова из песни, а мне казалось, что он цитирует мои мысли. Мне всегда казалось, что в своих песнях он поет мою душу, хотя он и не подозревает о том, что я чувствую на самом деле.
- Люблю тебя, - отвечаю я и поворачиваюсь к нему. – Ты же знаешь. Очень сильно.
- Это не принуждение. Я не хочу, чтобы ты выдавливал из себя признание. Я хочу искренних слов.
- Я тебе никогда не врал, Гаку. Я люблю тебя. Просто это те слова, которые нельзя говорить везде и при всех. Я искренне рад, что ты со мной, что мы вместе работаем и живем. Без тебя я не проживу.
- Врешь ты все, - вдруг смеется он и валит меня на спину, нависая сверху. – Это я без тебя не проживу. Потому что ты – это я. Понятно тебе, бака?
Я только смеюсь и обнимаю его за шею. Развившиеся локоны его прически свисают с его плеч, я наматываю на палец одну прядь – такие мягкие и шелковистые, мне так нравятся его волосы… Гакт целует меня, хотя губы болят от поцелуев – этот нахал искусал их, и довольный себе – у него-то вряд ли что-то болит. Я не хочу поддаваться, но сдаюсь без боя – эти губы сведут меня с ума однажды. И его сумасшедше умелый язык доведет меня до психушки – у меня сносит крышу от его поцелуев. И мне всегда будет мало.
Часть вторая.
Сегодня этот психанутый изверг встал с какого-то перепугу в семь утра. Я попытался остановить это безумие, затащив его обратно в кровать, но его собачий питомник уже прочухал, что хозяин-барин соизволил проснуться, и милые сердцу ушастенькие и непереносимо шумные (как и сам хозяин) щенки атаковали спальню.
- Камуи, - простонал я, зарываясь в одеяло. – Ну какого Сугизо, чтоб его порнографию, тебе не спится в свой законный выходной? Я не выспался из-за тебя! Дай мне-то хоть поспать.
- Это как? – искренне удивился Гакт, вытаращив на меня свои прекрасные и столь же сумасшедшие зенки. – Я не сплю, и никто не спит! А ну! Вставай, ленивая задница!.. Ой, хотя нет, вот именно задница у тебя самая не ленивая часть тела.
- Идиот, - буркнул я, прячась под одеяло, чтоб он не видел, как я краснею. – Хорошо, что мы вдвоем. Ты, горгонище растрепущее, ползи ко мне под одеяло, тут тепло, уютно, мягко и я.
- Не, ну перспективы-то заманчивые, не поспоришь. Однако… - его все-таки унесло в душ.
Орава щенков следом. Но… «Недолго мучилась старушка в высоковольтных проводах…» Через десять минут Гакто Горгоньевич прискакал обратно, сдернул с меня одеяло, потом и меня за ногу под мой отборный кансайский мат, благо не один Чача умеет крыть им на чем свет стоит… Меня, бедного-несчастного, затолкали в ванную с жизнерадостным приказом умываться. И времени дали так же десять минут. По топоту Гакта и преследующих его щенков я определил, что Всея и Всех во Все щели почесал в столовую. Интересно, а что он там пытается найти? Еды у него отродясь не водилось… Не, ну если не диета на «Чаппи», то я очень удивлюсь, что он там найдет что-то съестное.
Со вздохом висельника в петле я принял душ и вытерся. Что ж… Если не неуемное жизнелюбие, то Боги Смерти подпитывают нашего Царя-батюшку.
Моя головная боль с искренним матерным удивлением шарился в трех холодильниках.
- Камуи, ты живешь тут сто лет и никак не запомнишь, что у тебя нет еды? – в тысячный раз насмешливо спрашиваю я, доставая турку и кофе.
- Как нет? – в тысячный раз удивляется мой *банутый возлюбленный. – А куда она делась?
- А ты лучше узнай, она вообще тут когда-нибудь появлялась? На тебя кофе варить? – я уже заскучал от этой многолетней игры и повернулся к плите.
Зачем в этом доме плита? Никто тут не готовит, кроме меня, и то я только кофе варю. Наверно, ее для меня и предоставили, других более внятных объяснений я не вижу.
- Вари-вари, - бормочет Гакт, насыпая щенкам корма в миски.
Мохнатики устроили веселую потасовку, раскидывая мордашками корма по полу и повизгивая. Я рассмеялся.
- Ну и какой леший тебя поднял в такую рань? – зевнув, решил узнать я.
- Я тут подумал, и у меня родилась мысль…
- А я не подумал, и у меня теперь Гакт в голове вместо тараканов… - прошуршал я на полтона ниже. – Ну, и что за мысль? Что-то феноменально-шедевральное? Или так, на разок выпить?
- Да уж на пару раз выпить хватит точно! Ты, я и Чача – поедем в отпуск!
Я чуть не бухнулся оземь, «обернувшись прекрасной лебедью».
- Хочу на лебедей посмотреть! – продолжал вещать Гакт воодушевленно.
- Почти успел, - пробормотал я, - И чего тебя потянуло на них?
- На кого?
- На них – лебедих. (игра слов – Liebe dich(нем. – Люблю тебя)
- И я тебя люблю, родной, - поглумился Камуи.
- Не уходи от темы, - поспешно проговорил я, выставляя руки вперед и видя, как этот маньяк подбирается ко мне с явно не невинными намерениями, а с умыслом тут же на деле показать, как сильно он меня любит. Я отгородился от Гакто Горгоновича столом и вооружился невесть откуда взявшейся пластиковой вилкой.
- Какое грозное оружие, - притворно ужаснулся Камуи, все так же целенаправленно подбираясь ко мне. – Еще б ложкой вооружился…
- Не бойся ложки, бойся вилки! Один удар – четыре дырки! – пообещал я, краем глаза наблюдая за вскипающим кофе. – Гакто, сними турку с плиты.
Исчадие Ада с великолепно отбеленным оскалом снял турку и продолжил приближаться. Я захотел завизжать, как девчонка – вдруг его это собьет с толку, и я смогу удрать? И я почти открыл рот, чтоб воплотить свой мерзкий замысел, который мог наделить моего возлюбленного ранней глухотой, как у Гакта запел мобильник. Я выдохнул и закрыл рот.
- Моси-моси. Чача-сан! Здравствуй, королева моя кансайская, - радостно защебетал Камуи, отходя от меня, а я вернулся к кофе. – Мы отлично, выспались великолепно! А ты?
- Конечно, - язвительно вставил я, слушая его монолог.
- А мы собрались в отпуск! – возвестил Гакт. – Кто? Мы! Все мы. Да, и ты тоже. Чего?.. А меня не е*ет. Неа, вообще ни разу. Ты едешь с нами.
- Что тебя там не е*ет? – ревниво уточнил я, наливая кофе в две чашки.
- Его мнение, - бросил мне Архиамператор. – Чача, пакуй чемоданы, мы выезжаем через два часа. Ага, пока-пока.
Он убрал мобильник в карман и повернулся ко мне. На его светлом лике обосновалась нахальная улыбка. Я помолился и с улыбкой протянул ему его чашку.
- Ну и куда мы поедем?
- В Нагойю.
- Ты в Бушидо не можешь найти себе лебедих?
- Это отпуск! Я не хочу оставаться в Бушидо! А хочу в Нагойю! – он нахмурил идеально выщипанные брови и выпятил нижнюю губу.
Я вздохнул. Мое персональное чудовище в лице рекламного идола Доширака сводит меня с ума… Притом не только выходками, но и всем остальным тоже. Лебеди… Ну что ж, поедем в Нагойю к лебедям.

Собираться пришлось в два раза быстрее, ибо Невъ*бенный меня все-таки поймал и запер в спальне для выполнения своих супружеских обязанностей. А вот о том, как мне сидеть ближайшие часа два – наш Амператор не подумал. Хотя он вообще редко думает о ком-то, кроме своей вселенски важнейшей персоны. Получив от меня моральных люлей, а потом еще и физических за то, что мешает собираться, Камуи со спокойной совестью отстал. Хотя совесть у него всегда спокойна – ее попросту нет. Она в круглосуточной спячке.
Чача приехал вовремя, а я все еще собирал последние вещи. Гакт порхал 180сантиметровой бабочкой по дому, сшибая размахом крыльев все, что может попасться под них – убирать, конечно, мне.
- Ты неважно выглядишь, - отметил Чача, помогая складывать оставшуюся одежду Гакта в сумку.
- Я не выспался, - мрачно ответил я. – Это животное мне спать не давал.
- Какое животное? – влез между нами Камуи.
- Вон то, - кивнул я на щенков, уже что-то без зазрения совести рвущих в труху. – Гаку, кажется, это была твоя майка из последней коллекции.
- Какая? – округлил глаза мой персональный кошмар.
- Та, - я присмотрелся к остаткам хлама на полу, в котором утомившийся щен устроил лежбище. – С орнаментом.
- Твою ж в Йошики! – вопль сотряс прозрачные стены. – Я ее даже не успел ни в чем испачкать!
- Ты бываешь очень рассеянным, - произнес Чача. – Гакто, скажи мне, какого Сугизо, порнографией ему по личности, мы едем в Нагойю? Ты совсем заболел?
- Я хочу посмотреть лебедей! – безапелляционно ответил вокалист Всея Японии. – И нечего со мной спорить, все равно поедем.
- Да как тут поспоришь? – пробормотал я. – Вые*ет и не заметит… Гаку! А остальных мы будем брать?
- Руи и Джуна? – он покусал безупречную губу. – Нууу… - просительно протянул он. – Я думал втроем побыть?
- Втроем так втроем, - кивнул Ледь ГактоДжоба флегматично.
Спорить с Великим Узурпатором – себе дороже. Я с любовью наблюдал, как чудо-макарошка скачет туда-сюда, умудряясь, как Юлий Цезарь, делать кучу дел одновременно – вызывать водителя и вытряхивать щенка из вконец убитой шмотки, при этом еще и влезая в джинсы и украшая руки браслетами. Мой возлюбленный – или гений, или идиот. Но это две крайности одной личности… Ничего странного.
 
KsinnДата: Пятница, 29.11.2013, 22:55 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть третья.
- А вот и твои лебедя, - сказал я, подходя к пруду. – А где батон?
- Батон? – притворно удивился Камуи, заглядывая в сумку. – Я его съел.
- Что? Как? Когда?
- Завязывай, Друзь, со своими вопросами, - расхохотался Гакт. – Устроил тут «Что? Где? Когда?» Не ел я его. Он у Чачи.
Мы синхронно обернулись и посмотрели на кансайского Ледя. Тот закатил глаза и полез в свою сумку. Достав батон, он сдернул с него пакет и отломил приличный кусок для себя. Остальное отдал нам. Камуи увлеченно принялся кормить благородных птиц, без боязни подплывающих к кромке воды и выхватывая кусочки хлеба из воды. Я рассеянно мял мякиш в пальцах, придавая ему форму шарика.
- Гакто, ты настолько жестокий, что даже куском хлеба целишься лебедям в голову! - заметил Чача. – Будь мягче!
- Я и так мягкий, куда ни ткни! - отозвался окинавский садист с очаровательной улыбкой серийного маньяка.
Я только вздохнул. Гакт подошел близко к воде и протянул раскрытую ладонь с несколькими кусками батона к лебедям. Птицы отплыли от него, и Камуи обиженно профырчал. Я усмехнулся – не так-то просто уговорить их подплыть ближе. Все-таки они не ручные, хоть и прикормленные.
А дальше случилось нечто из ряда вон. Испуганные криками детей птицы шуганулись к середине пруда. Гакт от неожиданности поскользнулся. И не успел я моргнуть, как он полетел в пруд, успев красочно выкрикнуть «Бля!»
Мы с Чачей рванулись к пруду. Камуи, растревожив воду и подняв тучу ила, кое-как встал на ноги, облепленный водорослями.
- Ты живой? – встревоженно крикнул Чача, мечась по берегу туда-сюда.
Гакт стоял по бедра в воде, мокрый с ног до гениальной головы, с торчащими из кудрей водорослями, со следами ила на щеках и одежде. И самым свирепым выражением лица. Развернувшись, он с громкими матами и руганью рванул вглубь пруда к лебедям, кроя их на чем свет стоит из-за того, что они так его напугали. Птицы разлетелись в разные стороны, а Камуи еще раз поскользнулся и навернулся на бок.
Я не смог сдержать истерику от его взъерошенного вида и повалился на траву, гогоча, как ненормальный. Мой возлюбленный был похож на водяного, гоняющего русалок.
- Че ты ржешь?! – заорал на меня Камуи, отфыркиваясь и тряся мокрыми и развившимися кудрями. – Помоги мне немедленно!
- Я туда не полезу! – выдавил я, вытирая слезы. – Кто тебя просил туда падать?!
- А че они меня напугали?! Да я передушу этих куриц!
Теперь уж и Чача не смог сохранить невозмутимость – рухнув рядом, он залился громким заразительным хохотом. Разобиженный Гакт выкарабкался из пруда, пыхтя от раздражения и злости – он терпеть не может, когда над ним потешаются! А нам-то за радость его позлить.
Правда, смеялись мы недолго. Ибо преисполненный праведного гнева и желания мести Камуи Гакт схватил меня за ногу и потащил по траве к пруду. Чача схватил меня за руку и потянул обратно. Перетягивание Куросаки шло на стороне Гакта, несмотря на то, что я упирался оставшимися двумя конечностями и истошно орал вперемежку с истерическим хохотом. Купаться мне ну никак не прельщало, но моего злого Духа Воды это совсем не волновало. Рванув меня за ногу к себе, Камуи споткнулся о корягу и опять навернулся в мутную воду пруда, затянув меня туда наполовину. Я отделался мокрыми штанами и ботинками. А вот Гакту опять не повезло.
- Давно я так не веселился! – жизнерадостно воскликнул Чача, оттаскивая меня подальше от злющего царя-батюшки. – Гаку! Если ты хотел искупаться, то почему мы не поехали в отель? Это всяко удобнее и чище, чем в пруду.
Я отбежал подальше и кое-как успокоился. Жалкий и забавный вид мокрого Гакта отчаянно вызывал икоту от хохота. Я смог сдержаться и полез за мобильником, чтобы вызвать водителя – нужно везти нашего водорослю в отель, а то простынет – влетит всем без исключения.
- Мне холодно, - стучал зубами Камуи.
Я сжалился над балбесом и обнял. Гакт зарылся носом в воротник куртки. У меня самого ноги уже мерзли, а, как говаривала наша бабуля, то бишь Чача, - все болезни от ног. Амператора потряхивало и подколбашивало, я начал уже переживать за его здоровье. Не хочется кратковременный отпуск провести в больничной палате, потому что наш неугомонный сгусток энергии соизволил купаться не по сезону.
Машина за нами приехала быстро. Гакт шустро впихнул царское тело на заднее сиденье и затрясся еще больше от резкой смены температуры.
- Да не трясись ты, сойдем с рельс, - буркнул я, устраиваясь рядом и обнимая его. – Вот кто тебя, спрашивается, просил?
- Не ругайся, я и так злой и замерзший! – выкрикнул в запале наш Водный Дух.
Я только хихикнул – он такой смешной, когда злится! Хотя, большинство как огня его боится в таком состоянии, у меня же он вызывает только жесткие приступы умиления.

В гостиничном номере я со скоростью пожарника раздевал продрогшего Гакта, попутно запихивая его в душевую кабинку.
- У-а-а-а… - раздалось оттуда, когда полилась согревающая тело нашего короля вода. – Ю, это просто супер…
- Я знаю, - отозвался я, стаскивая сырые ботинки и штаны.
- Ты идешь ко мне или нет? – высунулась взъерошенная голова Повелителя из кабинки.
- Иду-иду, - я стянул остатки одежды и влез в узкую кабинку к любовничку.
И вот тут я снова прокололся – слишком тесное пространство подразумевало сближение с объектом. Самодовольно ухмыляясь, объект сдавил меня в объятиях, прижимая спиной к стене.
- Ну вот что ты творишь? – я попытался вывернуться, но было просто некуда.
- Ну, так мы быстрее согреемся, - пояснил Камуи и отфыркнул непрерывно льющую на его голову воду. – Поцелуй меня немедленно.
И вот как тут не выполнить приказ, когда даже бежать некуда? Я подчинился. В общем-то, с удовольствием. А через пару минут настойчивых поцелуев я сдался…

Несмотря на все варианты простыть и слечь на несколько дней, наш царь-батюшка чувствовал себя вполне бодро. Румянец на щеках, глазки блестят… Я на всякий случай проверил температуру, потому что наличие таких показателей могло еще выражать и простуду. Но нет. Стабильные 36,6… Видимо, секс и правда лечит.
Вечером появился Чача, завернутый в плед и шарф.
- Что случилось? – опешил Камуи, обходя гитариста по кругу и разглядывая. – Чача! Ты, что, простыл?
Я поперхнулся онигири – да быть не может!
- Меня, видимо, продуло, - просипел Ледь ГактоДжоба. – Простите меня, друзья. Чувствую себя ужасно. Зашел сказать, что не смогу вас поддержать сегодня в посиделках.
Чаченька смачно чихнул и звучно шмыгнул носом. Я почесал затылок. И как его лечить? Тоже сексом?
Видимо, Гакт подумал о том же самом, потому что его глаза хищно заблестели, явно выражая какую-то пакость. Я предупреждающе погрозил Амператору кулаком – пусть только попробует залезть к Чаче, останется без меня. Камуи недоверчиво выгнул бровь, словно не веря, что я намекаю на правду. Я кивнул еще раз и отвернулся. Услышав за спиной примирительный вздох, я успокоился.
- Пойдем, я провожу тебя, - произнес Камуи.
Я молча доедал ужин, слушая, как они выходят из номера. Громко хлопнула дверь, это Гакт стопроцентно – обиделся на меня. Не, ну а что? Я должен так просто и без скандалов его куда-то отпустить? Нет, я конечно, понимаю, что так просто Гакта на месте не удержишь… Просто иногда его наглость переходит все границы.
Но то, что Чача заболел вместо Камуи – сильно нервировало. Не хватало еще того, что он решит, будто это наш царь-батюшка виноват. Это же Камуи пригласил нашу Леди? Ну вот.
Я отодвинул тарелку и отпил из стакана пару глотков сока. Интересно, какую развлекательную программу приготовил Камуи на вечер? Или, может быть, сегодня он позволит мне руководить процессом увеселений?.. Я даже размечтался, что можно сделать с Гактом, пока он отдыхает от всякого рода решений.
С глуповатой мечтательной улыбочкой на губах меня и увидел мой чокнутый гений.
- Что замыслил? – тут же оживился он, по-хозяйски сгребая меня в охапку.
- А ты? – решил уточнить я на всякий случай.
- Пока что ничего.
- Как себя чувствуешь?
- Отлично. Ну? Рассказывай, - заблестел Гакт глазами. – Что-то интересное?
- Угу. В карты на раздевание.
- Тогда сразу раздевайся. Я же тебя обыграю, - самодовольно ответил мой узурпатор.
- Еще чего. Давай попробуем? – запальчиво проговорил я, выпутываясь из его объятий.
- Да запросто, - пожал он плечами. – Только потом не жалуйся, что я тебя не предупреждал. Я играю намного лучше тебя, мой дорогой Ю.
- Это мы еще посмотрим, - с вызовом бросил я, идя за картами в спальню.
Эпилог.
Я сидел в одних трусах и мысленно проклинал полностью одетого Гакта, самодовольно кроящего мои карты так, словно у него не только все козыри, но и парочка припасена в рукавах. Не говорю, что он жульничает, хотя, возможно. Просто в этот раз мне не повезло, - пытался я себя утешить. Впрочем, как и все другие разы. И даже крепкий алкоголь, найденный в мини-баре, не сбивал мыслительный процесс Повелителя. Откуда у него такая феноменальная память, если он помнит все карты, вышедшие в «бите»?
- Ну что, мой дорогой, теперь ты сдашься? – глумливо осклабился Гакт, окинув меня плотоядным взглядом.
Я со вздохом отбросил оставшиеся у меня две карты. Все равно Гакту нечем их бить – он опять выиграл. Я откинулся на спину и стянул последнюю одежку – пари я проиграл. Усевшись, я потянулся за раскиданными по покрывалу картами, чтобы собрать их в стопку. Но царь-батюшка перехватил мою ладонь и притянул к себе. Я чуть не придавил Повелителя с возмущенным криком.
- У меня появилась хорошая идея, - улыбнулся Камуи.
- Я тебя слушаю, - сдался я, улегшись на нем и крутя в пальцах прядь его волос.
- Хочу сыграть на желание.
- Зная твои желание и мое сегодняшнее «везение», можешь сразу загадывать.
- Хочу, чтобы ты любил меня. Всегда.
- Я и так люблю тебя.
- Нет. Я знаю, что когда-нибудь все может закончиться. Я просто хочу быть уверенным в том, что ты никогда меня не оставишь.
Что иногда творится в голове моего сумасшедшего любимого? То он непрошибаем, как скала. То словно маленький ребенок.
- Я буду с тобой всегда, - обещаю я, целуя его. – Я никуда не денусь.
- Я верю, - вздыхает он.
И я верю… Потому что он моя ведущая звезда. Моя жизнь под знаком Гакта – самая чудная и полная сюрпризов…
 
MorgensternДата: Суббота, 30.11.2013, 08:40 | Сообщение # 4
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 8
Награды: 1
Статус: Offline
Ужасная работа biggrin biggrin
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Жизнь под знаком Гакта. (PG-13 - Гакт/Ю, Чача [GacktJob])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz