[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Misery (PG-13 - [Kalafina])
Misery
KsinnДата: Четверг, 21.11.2013, 21:38 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Misery

Автор: Tamayura

Фэндом: Kalafina
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Юмор, Повседневность
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Что бывает, когда произведение продается недостаточно хорошо? Точнее, никак.
 
KsinnДата: Четверг, 21.11.2013, 21:40 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Когда посланная в магазин за батарейками Хикару вернулась с бухтой крепкой веревки, очевидцу стало не по себе – все-таки слова «веревка» и «батарейки» значительно отличаются друг от друга во всех языках мира. А так как центр вдохновения переживавшей не лучшие дни группы мыслила всегда трезво и логически, то и двадцатиметровый канат она купила явно не зря.
- Хикару, это были наши последние чертовы деньги. Зачем нам это… замечательное приспособление?
- Мне звонила Каджиура-сан, - коротко ответила посыльная. – После разговора мне стало ясно, что веревка нам нужнее, чем батарейки.
- С какой радости? – Кейко оторвалась от газеты и смерила коллегу неприязненным взглядом.
- Как вы думаете, каким тиражом вышел наш сингл?
- «Магия»-то? Полторы тысячи.
- Верно! – Хикару положила веревку на пол у стены и присела рядом. – Задачка похитрее – сколько копий было продано?
- Не томи.
- Четыре, - от сильного толчка бухта проскользила через комнату и остановилась рядом с креслом, в котором Кейко Кубота пыталась избавиться от мрачных мыслей, читая свежую прессу. – На мыло денег уже не было, так что даже эта нехитрая радость нам недоступна. Режем по три метра и вешаемся в ряд.
Идея была одновременно и отталкивающей, и привлекательной: с одной стороны, Кубота, как и любой здравомыслящий человек, хотела жить. С другой же – даже если они переживут нашествие домовладельца через четыре дня, приход композитора и формального лидера группы, по злой иронии, намечавшийся на следующий день после оплаты жилья, точно станет последним в жизни всех троих.
- Не пори чушь, - Кейко взяла себя в руки. – Каджиура-сан никогда не злится.
- Верно! – хлопнула в ладоши Хикару. – Поэтому она будет нас убивать с легкой грустью на лице. Я, например, никак не возьму в толк, что мы делаем не так.
- Мы все делаем правильно, просто публика не понимает такую музыку.
- Если бы публика не понимала такую музыку, наше шоу «Выжить любой ценой» насчитывало бы гораздо больше участников, чем трое. По-моему, мы делаем какую-то беспомощную ересь.
- Хикару! – Кубота угрожающе сжала руки в кулаки.
- Молчу-молчу, онее-сама. В любом случае нам сейчас надо собраться вместе и решить, что делать дальше. Ну, я имею в виду, кроме веревки.
Хикару Масаи, с таким трудом прошедшая конкурсный отбор участников стороннего проекта Юки Каджиуры в кажущемся очень далеким 2008 году, поначалу была самым энергичным и веселым членом «Карафины». Но спустя каких-то полгода из человека, с которым можно не заметить, как пройдет целая неделя, она превратилась в человека, с которым страшновато ехать даже в соседних лифтах – не дай бог, она рядом.
«Резко, но не внезапно. Любой бы изменился».
Причина была устрашающе очевидной – денег нет. И не предвидится. Выпущено уже десять дисков. Если оставшиеся на складах и витринах диски сложить в их маленькой квартире, останется лишь узенький тоннель от входной двери к туалету. Всё.
И, что самое страшное, Каджиура-сан, сначала собравшая четверых девушек, а потом пытавшаяся удержать вместе троих, все чаще вздыхала: «Кажется, нам с вами в этот раз не повезло».
- Только не втроем, - отрезала Кейко. – Ты же знаешь, если мы сообщим в два голоса такие восхитительные новости, Вакана будет плакать.
- Мне кажется, лучше пусть Вакана еще немного поплачет одна, чем через пять дней мы будем хором рыдать вместе, но в последний раз, - Масаи поднялась с пола и оперлась руками о тумбочку с обувью. – Кофе есть?
- С чего бы ему быть? С позавчерашнего дня так никто за ним и не пошел, и если бы не кое-чьи суицидальные наклонности, вероятно, мы бы сейчас даже пили этот напиток богов. Чай еще не кончился, хватит где-то на два чайника.
- Восхитительно, - хмыкнула Хикару. – С завтрашнего дня будем есть синичек.
- У нас просто невероятный имидж, - ответила Кейко. – Поп-группа, занимающаяся чем угодно, кроме, собственно, пения.
- Собственно пением мы не можем заработать себе даже на безболезненное самоубийство.
- Чего вы раскричались? – сонный голос из соседней комнаты заставил спорщиц подскочить на месте.
Вакана Оотаки. Драгоценная хрустальная ваза «Карафины», знающая о реальном положении вещей в группе столько же, сколько и о подробностях ядерного распада. Как это часто бывает, обладательница самой внушительной внешности на самом деле была нежным хрупким ребенком, которого не стоило бы выпускать из стерильной комнаты с розовыми обоями, кружевами и десятками кукол. Любая новость, а они последние три года никогда не были хорошими, предварялась и заключалась словами «не дай бог, Вакана узнает». Поэтому даже во время визитов Каджиуры ее посылали за покупками, или просто на прогулку.
- Хикару! Животное! Убью! – прошипела Кубота, ногой запихивая веревку под кресло. Не дай бог, Вакана увидит.
- Да все в порядке! – попыталась успокоить коллегу Хикару. – Просто у Кейко какой-то идиотский взгляд на финансовый кризис в стране.
- Кстати, о финансах… - одной этой невинной фразой Вакана заставила обеих собеседниц похолодеть. Кейко показалось, что она чувствует проступающую на волосах седину. – Кто-нибудь видел, как расходится «Магия»?
- Нет!!
- Да!
«Хикару-у!!»
- И как же?
- Э-э… замечательно продается! – радость в голосе Хикару удивительно контрастировала с ужасом в ее глазах. Обе они – и Хикару, и Кейко – очень боялись детских истерик третьей участницы.
- И сколько уже?
- Сорок! – синхронно выпалили обе, так же одновременно выставив вперед ладони с растопыренными пальцами. Как на съемках какого-нибудь клипа. Мастерство не пропьешь, даже такое.
- Замечательно! – Оотаки даже подпрыгнула на месте. – Кофе есть?
- Э-э… нет, в супермаркете его не было уже. Но чай остался.
Со счастливой улыбкой ничего не подозревающего о надвигающемся несчастье человека, Вакана проследовала в кухню, где вскоре деловито загремела посудой.
- Пронесло… Еще полночи рыданий я бы не вынесла. Мне вот интересно – корейские бойз-бэнды тоже живут вместе, но у них не возникает проблем с деньгами.
- Потому что в журналах об этом не пишут, - пожала плечами Кейко. – И потом, тысячи безумных малолетних фанаток…
- …помогли бы нам выжить в этом жестоком мире. Не лично, конечно, а их карманные деньги.
Масаи, бесшумно прошмыгнув к шкафу, достала оттуда толстую записную книжку.
- Делать нечего, разоряемся на телефонные звонки и ищем, у кого бы одолжить денег.
- Нанри? – безразлично предположила Кубота.
- Ага. И реки крови здесь же через полчаса. Если у нас хватит дури позвонить Юке-тян, Каджиура нас угробит. С легкой грустью на лице.
- Справедливо.
- Мая?
- Отличный выстрел, младший сержант Масаи! Я воплощу твою безумную идею.
Через полторы минуты разговора, на протяжении которых Кейко не сказала ничего, длиннее «да» с единственным исключением в виде «ясно» в самом конце, трубка была положена, а «сержант» уже приняла абсолютно безразличный вид смертника, идущего по «зеленой миле».
- Она выписала нам путевку.
- Что?! – поперхнулась Хикару.
- Путевку. Но это явно не в Японии, и мне хватит воспитания не передавать тебе адрес.
Со стороны покинувшей «Карафину» участницы (как потом выяснилось – вовремя покинувшей) такой ответ был ожидаем. Все-таки, как это часто бывает в сфере искусства, расстались они далеко не лучшими подругами.
- Ясно. Мимо.
- Хикаса?
- Пробития нет.
- Сэки?
- Ноль.
- Чихара?
- У нее то же самое.
- Шимода?
- И как ты себе это представляешь?
Идея действительно была не лучшая. После того ужасного разноса, который им устроила Каджиура-сан в первый раз, связываться с девочками из «Айдолмастера» было последним делом в мире. «Имейте же совесть, милые мои», - грустно сказала Каджиура в тот черный день, - «теперь о том, что у 'Карафины' глубокий минус на лицевом счету, знают даже в Бангладеше».
«Ага. И в довесок - восемь часов истерического ада. Оотаки-сама, богиня печали и мастер ультразвукового плача».
Звонок в дверь оторвал заговорщиц от исполнения их коварного плана.
- Кому же неймется, неужели чертов домовладелец? – прошипела Кейко.
Бросив записную книжку на колени коллеге, и обогнав уже рысящую к двери Вакану, Хикару спросила у двери самым недружелюбным тоном, на который была способна:
- И кто?
- Спецназ, - глухо, но так же недружелюбно ответили с той стороны. Столь нестандартное приветствие заставило Масаи приоткрыть дверь на цепочку.
- А… это… Ишикава-сан?!
- Нет, конечно же, - ответила незваная гостья. – Тебе же сказали – спецназ. Масаи, Кубота – на выход. Жду во дворе не дольше пяти минут.
- Ишикава-сан!! – радостно воскликнула Оотаки. – Зайдете к нам? У нас чай есть.
- В другой раз, Вакана-тян. Сейчас я похищу у тебя подруг ненадолго, но верну в целости и сохранности.
Панический шепот «что ей от нас надо?!», «что происходит?!» и другие реплики, свидетельствовавшие о ясности разума и ледяном спокойствии двух третей не очень удачливой группы, сопровождавшиеся топотом двух пар ног по лестнице к выходу, длились не дольше полутора минут.
- Вы что, решили поставить мировой рекорд? – как всегда, Ишикава-сан отличалась исключительным дружелюбием. - Быстрее был бы только прыжок из окна.
- Нет… но вы же сказали, что не будете ждать.
- И вы сразу же обо всем догадались. Умницы. Вот что – можете не рассказывать мне сказки о том, как вам хорошо живется, я все равно не поверю. Сейчас у вашей группы, считайте, испытание на прочность. Всё или ничего, вам понятно?
- Ни капельки, - осмелела Хикару. Через секунду в ее руки легла тоненькая папка. В ладонь Кейко упала связка истертых до блеска ключей.
- Вот это, - сделав два шага назад и хлопнув ладонью по капоту древней «тойоты», возвестила Ишикава, - надо продать, используя все ваши хитрость, обаяние, привлекательность и талант. Если ухитритесь продать ее дороже, чем за триста тысяч – половина ваша без разговоров. Если нет – не обессудьте. Времени – три дня.

- Нет, все прошло гладко, Каджиура-сан… Не за что… Я думаю, они справятся… Нет-нет, ничего сверхъестественного… Вы что? Откуда у меня-то?.. Ага… У них такое отчаяние в глазах, что кажется – они на войну ради этого пойдут… Не за что, не за что. Всего доброго. И расшевелите их, а то действительно – уже ни в какие ворота…
Повесив трубку и устремив взгляд куда-то за окно поезда, Ишикава с улыбкой вспоминала этот маленький эпизод с начала и до конца. Правда, мысль о том, что из полутора тысяч копий «Own Write» продано пока что всего восемьдесят, а через две недели надо выдать очередной платеж за новый «скайлайн», стерла улыбку с ее лица.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Misery (PG-13 - [Kalafina])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz