[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Этой ночью (PG-13 - Karyu/Zero [D'espairsRay])
Этой ночью
KsinnДата: Четверг, 07.11.2013, 21:14 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Этой ночью

Автор: Lexandra
Контактная информация: vk

Фэндом: D'espairsRay
Персонажи: Karyu/Zero
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Романтика, Драма, Психология, POV
Предупреждения: OOC
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Просто ночью мы часто становимся теми, кем в действительности являемся.

Посвящение:
Экстази

Публикация на других ресурсах:
Где угодно с разрешения автора и его указанием

Примечания автора:
Один из читателей сказал, что хотел бы увидеть мою версию последесповского периода. И вот неожиданно она родилась буквально за два дня.
Я впервые пишу подобного рода истории, поэтому не знаю, насколько хорошо у меня получается, но надеюсь, что доставит удовольствие. Мне доставило.

Работа не отбечена, поэтому прошу прощения за опечатки и ошибки.
 
KsinnДата: Четверг, 07.11.2013, 21:15 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Раскатистое мерное похрапывание переливами растекалось внутри микроавтобуса, мешая уснуть. Я никогда не был против ночных переездов во время тура, если мне удавалось провалиться в сон первым. Но на этот раз Морфей решил сыграть со мной злую шутку, захлопнув двери в свою обитель прямо у меня перед носом, обрекая на бессонную ночь в компании восьми бесстыдно храпящих музыкантов. Да-да, именно восьми. Все дело в том, что этот тур стал для нас совместным: сцену мы должны были разделить с Angelo. Забавно, не правда ли? Если вы понимаете, о чем я.

Меня угораздило сесть на последнее сидение, за что теперь я расплачивался ноющей болью в плечах, на которые самым наглым образом примостились головы Шуна и Тсу. В любой другой раз я бы без раздумий стряхнул с себя нежелательную ношу, пересев на любое свободное место, но этой ночью я был скован какой-то неприятной расслабленностью. Тело размякло на мягком сидении, словно желе. Двигаться не хотелось, не хотелось даже дышать. Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем я поймал себя на том, что неотрывно смотрю в одну точку, а точнее, на одно из передних сидений возле окна, занимаемое тобой. Ты тоже не спал. Я видел это по редким движениям твоей руки, лениво вытаскивавшей из кармана плеер, чтобы переключить песню. Найдя композицию, способную удовлетворить тебя на ближайшие пять минут, ты вновь устало откидывался на спинку сидения, приковывая взгляд ко мглистой заоконной панораме.

Видеть тебя таким было более чем непривычно. Ты всегда был большим ребенком, вечно нуждающимся в компании, требующим внимания к себе. Порой меня это раздражало – я искал тишины, а теперь я мысленно умоляю тебя сказать хоть слово… Да что там слово, хотя бы просто посмотри в мою сторону! Но, видимо, монотонная рябь зеленой лесополосы привлекала тебя куда больше, нежели мое осунувшееся от усталости лицо с неправдоподобно гигантскими синяками вокруг покрасневших глаз.

Внутри все дрожало от желания сорваться с места и, схватив тебя за плечи, громко крикнуть прямо в лицо: «Да что с тобой творится?! Почему я не узнаю тебя?» Я и в самом деле не узнавал. Время от времени мне казалось, будто ты кто-то чужой, кто-то, с кем мне страшно находиться рядом. Ты будто делал одолжение, оставаясь живым, будто был уже наполовину мертвым.

Около двенадцати ночи мы добрались до отеля. Забавно было наблюдать, как разомленные сном тела неуклюже вываливались из автобуса, тщетно стараясь пинками привести друг друга в чувства. Дальше все как обычно: приветствия персонала, бронирование номеров, распределение… Все шумно обсуждали, кто с кем будет делить номер, словно дети малые, обижались, спорили, подкалывали друг друга. Ты был единственным, кто стоял в стороне, молча и равнодушно наблюдая за бессмысленной суетой согруппников, моих и твоих. Сколько я тебя помнил, ты всегда первым заявлял о своих предпочтениях и активно бросался в бой, отстаивая свои желания, и в итоге непременно получал в сожители того, кого хотел. Теперь же ты стоял словно сирота, покорно ожидая, пока тебя приютят. Но все они были слишком увлечены, чтобы заметить твою ссутулившуюся фигуру, призрачной тенью заполнявшую неприметный угол. Пару раз ко мне оборачивался Тсукаса, взглядом спрашивая, не нужно ли ему составить мне компанию, но каждый раз ответом ему служило мое бессовестное молчание, вызванное тем, что я просто-напросто запутался в паутине своих мыслей, основой которых служил ты. Видимо, догадавшись об этом, драммер слегка улыбнулся, бросив короткий взгляд в твою сторону, а затем отвернулся от нас, громко объявив, что будет жить с Рики. Тот как раз оказался совсем не против.

Наконец, дурацкая игра «Найди себе пару» была окончена. Ко мне повернулся Кирито, с улыбкой протягивая карточку от номера.

- Остались только вы с Карю, - его голос, как всегда спокойный и слегка хриплый, подтвердил то, чего я боялся и ждал одновременно: целая ночь наедине с человеком, которого я больше не знал.

Мы молча дошли до номера, молча вошли внутрь. Повинуясь старой привычке, я сразу же занял кровать у окна: ты всегда просил оставить тебе место ближе к душевой, объясняя это тем, что выгоднее спать рядом с туалетом, чем с бесполезным видом, застывшим за окном. Бросив чемодан как попало на пол, я отошел к окну с тем самым бесполезным видом, притворившись, что меня дико интересуют редкие капли дождя, чертившие на стекле прозрачную сетку длинных тропинок. На самом же деле я просто не знал, куда отвести взгляд, чтобы случайно не наткнуться на тебя. Нужно было поговорить с тобой, но с каких пор это стало принуждением, а не желанием?

За спиной раздавалось тихое шуршание одежды: видимо, ты собирался в душ. И точно, через пару минут наступила томительно-удручающая тишина, разбавленная лишь негромким постукиванием дождя.

- Что с нами происходит, Зеро? – твой мягкий спокойный голос заставил меня подпрыгнуть на месте, резко оборачиваясь.

Я ведь был уверен, что ты ушел в ванную, а ты все это время стоял за моей спиной едва ли не вплотную. Твои руки вжимались в стену по бокам от меня, а дыхание вольными взмахами мягкой кисти рисовало причудливые образы на моем лице. Ты был слишком близко. А может, мне лишь казалось, потому как все это время нас разделяли целые километры. Так что метры в данном случае не походили на расстояние вовсе. Но, так или иначе, воздух между нашими телами пропитался до боли знакомым запахом твоего парфюма. Впервые за этот вечер я почувствовал в тебе что-то родное. Этот запах прочно приклеился к тебе за годы нашего общения, и, даже мысленно рисуя твой образ, я поневоле рисовал его именно с этим запахом. Хотелось уткнуться носом в твое плечо и вдыхать без остановки, не выдыхая ни разу…

- О чем ты? – легче всего сделать вид, будто не понимаешь, о чем речь, чем признаться, что думал о том же на протяжении всего вечера.

- Ты знаешь, о чем я, - коротко бросил ты и тут же добавил: - По глазам вижу.

Я молчал, не зная, что ответить на это, и лишь продолжал вглядываться в твое лицо. Это уже не было лицо наивного ребенка, способного трансформировать в шутку любой серьезный разговор. Это было лицо взрослого мужчины, испещренное следами усталости от постоянных размышлений. Неужто на пороге четвертого десятка ты все-таки решил повзрослеть? Знаешь, а я ведь именно этого и боялся, наверное…

Поняв бессмысленность своего ожидания, ты сдавленно вздохнул, отстраняясь.

- Ляжем? - ты кивнул в сторону кровати.

Только сейчас я заметил, что ты передвинул свою постель к моей, пользуясь бесшумностью передвижения мебели вдоль устеленного ковром пола. Я перевел на тебя неуверенный взгляд, но ты лишь саркастически приподнял бровь, как бы спрашивая: «Или, может, ты боишься?» Я действительно боялся. Но тебе не обязательно было об этом знать.

Тепло твоего тела благотворно повлияло на мое сознание, выветрив из него пустопорожние меланхоличные мысли, заменив их воспоминаниями. Последний раз мы лежали так близко, когда…

- Ты помнишь, когда мы последний раз занимались любовью? – ты словно прочитал мои мысли, напомнив о том самом дне, когда мы решили объявить о распаде группы.

Это оказалось слишком тяжело, чтобы пережить в одиночку. Мы просто пошли в бар, чтобы скрыться от городского шума. Затем просто поехали к тебе. И просто лифт оказался слишком тесным, чтобы соблюдать безопасную дистанцию между телами. Мы просто ворвались в квартиру, уже не способные оторваться друг от друга. Все было так просто в тот раз, это больше не казалось абсурдным. Тогда мы в первый и в последний раз занимались любовью, вытачивая ее, словно скульптуру, между влажными телами, скользившими вдоль друг друга. Это было необходимо нам обоим, чтобы пережить ту ночь, наступившую после рокового дня.

Память услужливо восстановила в голове зарисовки, сделанные тогда, заставляя улыбнуться.

- Я помню.

Твои пальцы ласково перебирали пряди моих волос, то заправляя их за ухо, то вновь рассыпая по лицу. Мне тоже до ужаса хотелось прикоснуться к тебе, но я боялся спугнуть тебя – того самого Карю, которого я знал уже пятнадцать лет. Ты ведь только-только начал обретать вновь знакомые мне черты.

- Зеро, скажи мне, - ты вдруг замер, приподняв пальцами за подбородок мое лицо, - если бы появился шанс восстановить D’espairsRay, ты бы вернулся?

Этот вопрос застал меня врасплох, хотя я не раз задавался им сам. Задавался, но так ни разу и не находил ответа на него. Любое слово в данный момент могло сыграть роковую роль, а я так боялся… спугнуть тебя, да.

- Молчишь, - разочарованно констатировал ты.

- С тех пор прошло больше двух лет… Многое изменилось…

- Разве время имеет значение, когда речь идет о ребенке?

Я удивленно взглянул на тебя, плохо понимая связь между твоими словами. Ты лишь усмехнулся, глядя на меня, а затем приподнялся, чтобы через секунду нависнуть надо мной, вжав в подушку мои запястья.

- Ведь это наш с тобой ребенок, Мичия, - ты редко переходил на имена, используя их лишь в действительно важных случаях. – Неужели не помнишь?

Конечно же я помнил. Я помнил каждый день, полный мечтаний и грез о будущем. Я помнил, как, придя однажды на пустынный пляж, мы строили замок из песка, воображая, что у нас будет такой же, только настоящий, когда мы станем богатыми и популярными. Эта идея настолько увлекла тебя, что, вернувшись домой, ты принялся чертить внутреннюю схему нашего замка. Причем, большую его часть занимали, естественно, твои апартаменты, а мы с Хизуми и Тсу должны были тесниться чуть ли не в одной комнатушке. Мало того, у нас был всего один туалет на троих, в то время как у тебя было три на одного. Я до сих пор не в состоянии уяснить себе смысл обладания тремя унитазами, если у тебя всего одна задница. Но это ведь ты – этим все сказано.

Но чаще всего мы просто мечтали о тех временах, когда нам не нужно будет отдавать последние гроши за крохотулечку, что мы вдвоем снимали тогда на окраине Токио; что не нужно будет драться из-за того, кто сегодня пойдет в душ, потому что воды хватало лишь на одного человека, и то с трудом. Порой нам приходилось мыться вместе, чтобы сэкономить. И можно сказать, что теперь наши мечты стали реальностью, хоть мы все еще не живем в замке. Однако порой мне дико хочется вернуть то время…

И теперь, глядя на тебя, я хотел лишь одного: чтобы ты не отпускал меня. Хотел оставаться вот так прижатым твоими руками к кровати, не способным ни уйти от тебя, ни отвернуться. Хотел, чтобы завтра, когда нужно будет ехать в клуб для выступления, ты запер меня в этом номере и никуда не пустил. Басист не такая уж важная шишка, чтобы без него нельзя было обойтись.

Удивленно посмотрев на меня, светившегося радостью старых воспоминаний, ты вдруг склонился ко мне, так близко, что кончик твоего носа коснулся моей щеки. Я был уверен, что за этим последует поцелуй и даже приготовился к этому, расслабленно прикрыв глаза, но вместо прикосновения губ почувствовал твой теплый шепот, щекотавший кожу.

- Ты мой басист, Мичи. И где бы ты ни был, с кем бы ни играл, ты все равно останешься моим басистом из D’espairsRay.

Клянусь, это было лучше сотни самых страстных поцелуев. Мой. Мой Карю.

- И ты бы смог вот так легко уйти из Angelo? – я позволил себе обнять тебя за шею, сразу же чувствуя, как приятно расслабилось твое тело.

- Да.

- Почему?

- Потому что есть сотни вещей, которые я никогда не смогу сыграть вместе с ними.

С этими словами ты отстранился и, в два счета перекатившись через свою половину кровати, схватил рюкзак. С минуту ты безрезультатно копался в его внутренностях, пока, наконец, не извлек большую толстую тетрадь в потертой кожаной обложке. Вновь забравшись на постель, ты протянул ее мне. С неким внутренним опасением я открыл первую страницу. На ровных линейках черной ручкой были нарисованы закорючки и точечки. Прошло несколько секунд, прежде чем я догадался, что это были ноты. Вся страница пестрела десятками нот, которые, удивительным образом сплетаясь меж собой, должны были образовывать мелодию.

- Это песня? – я неуверенно взглянул на тебя, напряженно наблюдавшего за моей реакцией.

- Это песни, которые я писал для D’espairsRay уже после распада.

Я принялся листать тетрадь. Одни страницы хранили лишь мелодии, другие – тексты, кое-где были странные рисунки, казавшиеся белибердой для тех, кто не знал тебя так близко, как знал я. За каждой глупостью, сказанной, написанной или нарисованной тобой, скрывались глубокие подтексты, и если ты вдруг пускался объяснять мне, что означает очередная каляка-маляка, то через минуту я уже видел вместо бессмысленной размазни целый мир, созданный твоей рукой. Ты исписал больше половины тетради, песен пятьдесят – не меньше. И я был больше чем уверен, что ни одна из них не похожа на другую. Я уже хотел было захлопнуть тетрадь, когда вдруг заметил под одной из последних песен скромное примечание в скобках: «Для Мичии».

- Это для тебя, - усмехнулся ты, заметив мое ошарашенное выражение лица.

Для меня еще никогда не писали ничего, и это было… непривычно? И хотя я не слышал еще ни звука этой песни, я уже был влюблен в нее.

- Сыграешь? – я не смог сдержать улыбку, когда твои щеки залились краской смущения.

- Сейчас? – ты оглянул комнату так, будто она была полна народа.

- Да, сейчас, - другого шанса могло просто не быть.

Нервно облизнув губы, ты неторопливо взял гитару, с которой не расставался даже в гостиничном номере. Примостив ее стройное тело на коленях, ты любовно провел ладонью по грифу. Я прекрасно знал, как ты смущаешься играть наедине с кем-то, поэтому отвернулся в другую сторону, уткнувшись лицом в подушку. Вскоре нашу маленькую комнату наполнили приятные переливы звуков. Я всегда называл это музыкальным перламутром. Тебя можно было легко узнать по голосу твоей гитары, ты играл так по-своему уникально… И теперь ты, музыкант, который всегда был достоянием огромной публики, играл для меня одного.

В этой мелодии было столько боли и нежности, что я просто-напросто не мог уяснить себе, что ты писал ее именно мне. Неужели я звучу так же в твоих руках? Неужели такое порочное существо, как я, может вдохновить на столь чистую и живую музыку? Я хотел спросить у тебя это напрямую, но не стал, ведь ответ был известен заранее: «Да».

Ты закончил играть и негромко окликнул меня. А я сделал вид, что уснул, боясь пошевелить хоть пальцем. Не подумайте, что это циничность, нет. Просто я знал, что если повернусь к тебе, то уже не смогу отпустить снова. Ты склонился ко мне, обдавая прохладным дыханием обнаженную кожу шеи. Трудно было изображать расслабленность, когда внутри все горело и взрывалось, заставляя кричать тебе о том, как ты был мне нужен все это время.

Ты тихо вздохнул, мимолетно коснувшись губами к моему виску, а затем лег рядом, прижавшись к моей спине так плотно, что я мог чувствовать удары твоего сердца о мой позвоночник. Длинная тонкая рука перекинулась через мое тело, осторожно и трепетно обнимая. Я знал, что ты заснешь в один момент и, слава Богу, не увидишь, как по моей подушке растекается влажное солоноватое пятно.

И пусть завтра мы вновь разбредемся по разным группам, будем играть разные песни, и смотреть на нас будут совершенно разные фанаты, этой ночью мы с тобой – все те же гитарист и басист D’espairsRay, и у нас все общее.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Этой ночью (PG-13 - Karyu/Zero [D'espairsRay])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz