[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Ice Romancer (PG-13 - Mao/Kei [Sadie])
Ice Romancer
KsinnДата: Четверг, 31.10.2013, 22:13 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Ice Romancer

Автор: kiri-chan
Контактная информация: diary

Фэндом: Sadie
Персонажи: Mao/Kei
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Психология
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Я не допущу этого. Никогда не позволю тебе подобраться к пропасти, которая носит мое имя. И о боли, которую познал я, не подпущу… Где слыхано, чтобы наркотик был под влиянием наркомана?..

Примечания автора:
Данный фик написан не с целью извлечения выгоды. Посему прав никаких не имею. Лишь заимствую образы, дорогие сердцу.
Предупреждения: только мои размышления по «поводу». Можете понимать это как угодно. Но я вложила сюда больше смысла, чем кажется на первый взгляд. Стоит заметить, грубый OOC. POV Mao.
 
KsinnДата: Четверг, 31.10.2013, 22:15 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Я смотрю на тебя, не в силах оторвать взгляда. Пожираю, поглощаю эту картинку счастья, пытаюсь вдохнуть как можно глубже, почувствовать и запомнить запах своими выжженными сигаретным дымом легкими. Ты улыбаешься, и я чувствую, как внутри все сжимается. Веет теплом. Словно кто-то открыл давно забытый погреб, и сквозь массивную рассохшуюся от времени дверь проникает теплый ветер. Ты ничего не подозреваешь. Ведь на самом деле это не нужно тебе. Это я тот маньяк, который упивается одним твоим видом, одним взглядом, одной улыбкой, одним твоим словом, адресованным мне. Как заключенный на дне закрытого колодца, который радуется проникающему на дно солнечному лучу.

Безнадежный чертов мазохист. Руки отчего-то холодеют. В привычном движении ищу в карманах сигареты. Рот моментально наполняется гадкой слюной от одной мысли об очередной дозе никотина.

— Мао.

Такой привычный, тихий голос. Про себя удивляюсь, когда же я начал ощущать почти физическое удовольствие от его звука? Снова эта застенчивая извиняющаяся улыбка. Я догадываюсь, о чем ты думаешь. Я просто слишком хорошо тебя знаю. Ты никогда не был особо разговорчив со мной. Тебе проще было общаться с всегда таскающимся за тобой Тсуруги, тебе всегда было весело в компании беспрестанно болтающего обо всем на свете Мизуки, тебе всегда было интересно обсуждать дела группы и решать касающиеся ее проблемы вместе с Аки. Ну а я… как-то не сложилось. Почему-то ты неосознанно (или нет?) избегал моей компании.

Я помню тот день, когда Аки впервые привел тебя в наше место, и представил как нового барабанщика. Я помню эту твою улыбку. С течением времени она совсем не изменилась. Признаться честно, тогда я слишком сильно погряз в собственных проблемах. Позволял себе неделями не появляться на репетициях. Аки сходил с ума от этого. Особенно, когда я не отвечал на его звонки, выпадал из жизни, потихоньку превращаясь в гниющее подобие человека. Это было страшное время. Бессонница и рвущее грудь безумие выливались потоками в тонны лирики на грязные листы бумаги. А еще отравляющий мозг дым, которым была пропитана полуразрушенная квартира. Везде следы. Содранные обои. Хлам и мусор, застывшая в пространстве пыль. Казалось, меня больше нет. Существовала лишь оболочка, тупая марионетка с обрезанными нитями, без своего кукловода не значащая абсолютно ничего. Втягивая дым, пуская отраву по трахее, позволяя ей впитываться в кровь, я размышлял. И все-таки решил уйти. Думал исчезнуть сначала из группы, потом из семьи. Из жизни. Да и какая разница? Ведь всегда есть откуда убраться восвояси. Вот только не всегда есть место, готовое принять тебя.

Я помню серый побитый асфальт, по которому шел в никуда. И крупные дождевые капли, которые своим бесчувственным холодом обжигали мою кожу. Помню, как забрел на детскую площадку и долго стоял, смотря на качели сквозь пелену дождя. Было ли у меня счастливое детство? Любил ли я по-настоящему своих родителей? То, как я поступал в те минуты, заставляло мое подсознание кричать «Нет!» Люди, которые дали мне жизнь, любовь, заботу. Которые никогда не выступали против со скандалами, пытались понять и окружить любовью своего единственного ребенка, потакая любому его капризу. Был ли я в праве так поступать? Я не оправдал их надежд. Ни одной. И теперь просто следовал к концу сквозь холод, по мокрой дорожке.

Я помню, как тогда меня толкнул спешащий куда-то парень, с чехлом от гитары наперевес. Крикнув что-то не очень хорошее в мой адрес, он продолжил бежать по лужам, пока совсем не скрылся из виду. В голове тут же всплыли лица ребят. Как они отнесутся к тому, что меня больше нет? Я не мог точно ответить на этот вопрос. Погорюют, наверное, и найдут нового вокалиста. Таких теперь на каждом шагу хоть пруд пруди. А меня, скорее всего, постараются выбросить из своих голов и из истории группы, как люди избавляются от ночных кошмаров. Ведь единственное, что я сделал для них – собрал вместе. Возможно, еще подарил тексты, выношенные грустью. И все.

А ведь кроме этих людей у меня в жизни больше ничего не осталось. Стоило бы подумать: неужели они заслужили это? Тогда я чувствовал, как кривая усмешка крошит застывшую маску у меня на лице. Как же долго я за ней прятался, доказывая себе свою ординарную человечность… Я глубоко заблуждался. Был безумцем, обреченным на скитания просторами пустоты в одиночестве, который только теперь смог полноценно чувствовать это. Наслаждаться.

Я помню как бессильно, в беззвучном рыдании опустился на каменную скамейку, желая застыть в такой позе навсегда. И я никогда не узнаю, смогло бы это осуществиться или нет, а все из-за черного зонта, появившегося из ниоткуда. Не поворачиваясь и даже не шевелясь, я отрешенно чувствовал, что это ты. От тебя всегда исходило странное тепло, в котором так сильно нуждалось мое тело.

— Мао? – твой голос звучал удивленно. Ты словно надеялся обознаться и пойти дальше, по своим делам.

Кажется, ты услышал, как сильно я стиснул свои зубы. И не на шутку испугался.

Знаешь, я помню, как ты кружил вокруг меня, заставляя встать, невнятно бормоча всякий бред о вреде прогулок под осенним дождем. Я делал вид, что не слышу тебя, что я оглох, и никто не в силах помочь мне. Да что угодно. Лишь бы ты понял, что меня уже давно нет в этом мире. Что я не сижу перед тобой сейчас, примерзая к каменной поверхности. Что все это бесполезно и не имеет ни капли смысла. Но ты настойчив. Уж скорее гранитная скала уступит тебе.

И я хладнокровно позволил тащить себя. Ты пыхтел, тебе было неудобно держать и зонт, и меня одновременно, и наконец, ты просто его выбросил. Его подхватил яростный порыв ветра и унес на ближайшее дерево. Почему-то пришла мысль, что это твой единственный зонтик и теперь я перед тобой в долгу. Я пообещал себе, что куплю для тебя новый.

Твоя квартира встретила нас теплом и тишиной. Тебе удалось дотащить меня до ванной и бросить прямо в одежде под горячий душ. Внезапно накатившее чувство боли лишило меня остатков рассудка.

— Не уходи… — я вцепился в твой пиджак закостенелыми пальцами, как утопающий цепляется за соломинку.

Ты был спокоен. Не требовал объяснений. Ни о чем не спрашивая, ты просто перелез через бортик ванны и встал под струи вместе со мной. И только когда твои руки обвили меня, защищая от падения, я смог почувствовать, как горячая вода пытается смыть с меня эту ледяную дрожь. Я потерялся во времени. Мне даже показалось, что оно застыло. Что никогда не было мира вокруг. Что было только существо, сплетенное с двух половинок, – тебя и меня. Я позволял себе прижиматься к тебе. Вдыхать твой запах и принимать тепло тела. Я слизывал капли воды со своих губ, и мне казалось, будто я пробую тебя на вкус. В который раз я лишался рассудка…

Ты разделся, бросая мокрую одежду прямо на пол, а потом раздел меня. Я дрожал от твоих прикосновений. Потом ты безмолвно ушел, закутываясь в полотенце. А вернулся уже одетый, с приготовленной чистой и сухой одеждой для меня. Ты помог мне вытереть остатки влаги с тела и одеться.

Сидя в ярко освещенной кухне, я вливал в себя целебную жидкость, обжигая горло. Ты не расспрашивал. Просто внимательно наблюдал, пытаясь разглядеть что-то в моих чертах, в глубине глаз. Пытался окунуться в ту пропасть, которую я так яростно пытался засыпать и не подпускать к ней даже на расстояние пушечного выстрела. А еще я усмехался про себя, вертя в руках быстро остывающую кружку. И думал, что ты будешь последним на этом свете, кому я решу открыть свою полную тьмы и страха душу. В тебе было слишком много света…
За тот вечер ты больше не произнес и слова. Словно понимал, что мне так будет проще.

Ночью, погрузившись в ставшие привычными кошмары, я звал кого-то. Но рядом оказался ты. Я мог чувствовать, как прогнулся матрац под тяжестью твоего тела, когда ты лег рядом со мной. И я снова мог чувствовать обнимающие меня руки. Безумец, жаждущий тепла. Умирающий в пустыне без воды и еды, ты стал моей восхитительной влагой. Остатки рассудка тонули в спасающем мою жизнь поцелуе.

Ты, подобно утреннему солнцу, разогнал все кошмары. Мне так тогда казалось. Ты стал моим наркотиком, а я – чертовым наркоманом, нуждающимся в дозе. Но ты показал себя альтруистом, оказавшим однажды помощь, и не способным отказать в ней еще… и еще… и вот так уже тысячи раз. Ты пускал меня на порог своей квартиры. Позволял топить своим теплом уже набившую оскомину боль. Засыпать без кошмаров в теплой уютной постели, прогнав прочь одиночество…

Я вернулся к жизни, и мне казалось, все изменится. Но изменилось только одно.

Снова была полуразрушенная темная квартира. Снова были бесчисленные пачки сигарет, выкуриваемые за день. Снова были тонны лирики, выливаемые на пожелтевшие измятые листы. Была боль. Была всеобъемлющая печаль. Но появилась надежда на то, что придешь ты и больше не позволишь всему этому поглотить меня.

Ты все так же мало говорил со мной. Просто смотрел. То с близка, то издалека. Я чувствовал на себе твой прожигающий взгляд, стоя за микрофонной стойкой на репетициях и раздирая горло в попытке проникновенного пения. В перерывах, в студии, на концертах в крошечных клубах… Я чувствовал, как он пытается проникнуть внутрь. Как он надеется найти дорогу к моей душе.

— Я же знаю, что ты слышишь.

Твой голос вернул меня назад в курилку, и я смахнул с пальцев обжигающий кожу пепел. Я так долго предавался воспоминаниям?

— Прошу, не уходи.

Я превратился в эгоиста, который нагло пользуется твоей добротой. Я не допущу этого. Никогда не позволю тебе подобраться к пропасти, которая носит мое имя. И о боли, которую познал я, тебе не расскажу… Где слыхано, чтобы наркотик был под влиянием наркомана?..

Я просто иногда буду наведываться к тебе домой безмолвной тенью. Чтобы ты мог согреть холодное тело, на одну ночь наполняя его жизнью. Мне этого будет достаточно.

Встаю с потрепанного кожаного диванчика и тушу окурок в стеклянной пепельнице. Тихо прохожу мимо под твоим вопрошающим взглядом, и перед тем, как закрыть за собой дверь, посылаю улыбку стоящему у вешалки черному зонту.

Может когда-нибудь, но не сегодня.

Уходя, я ведь все равно возвращаюсь.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Ice Romancer (PG-13 - Mao/Kei [Sadie])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz