[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » С Днем Рождения Меня! (PG-13 - [Alice Nine, the GazettE, Camui Gackt, ABC, Hyde])
С Днем Рождения Меня!
KsinnДата: Суббота, 05.10.2013, 07:23 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: С Днем Рождения Меня!

Автор: Matt Kim Berry
Контактная информация: luna_tik4@mail.ru , vk

Фэндом: Alice Nine, the GazettE, Camui Gackt, Acid Black Cherry, Hyde
Персонажи: Tora, Uruha, Gackt, Yasu, Reita, Hyde, Tetsuya, Kai и...
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Романтика, Юмор, Мистика
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Вот, что бывает, когда у тебя есть собственный демон.
А демоны любят веселье. Да и заказчик у демона чувства юмора не лишен. Как бы наши герои не свихнулись этим утром - от шока или счастья...

Посвящение:
Arwen Ame
Ника Симхович
Анна Аояги
Анна Юсупова
Все Нормально
Оксана D

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения... да пофиг, кроме этих шести прекрасных созданий этот бред никому не нужен Хд

Примечания автора:
Жестокий ООС абсолютно всех персонажей...
Кроме Великолепного Тэтсуи)

Сюжетно-связанные работы автора:

The GazettE: За гранью. Жнец
The GazettE: За гранью. PARADOX
The GazettE: За гранью. RG+
RGplus-extra. Кошачья Натура

С Днем Рождения Меня!
 
KsinnДата: Суббота, 05.10.2013, 07:24 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Зачем пришел?
- Знаешь... У меня сегодня день рождения.
Мужчина в серых одеждах с усмешкой склоняет голову на бок. Аристократически-красивая кисть касается угольных длинных волос, откидывая их за спину, открывая дьявольски красивое лицо чужому взору.
- Вот как?
Он вальяжно проходит к своему креслу, опускаясь в его мягкую глубину. Снующие рядом слуги в голубых одеждах быстро и аккуратно накрывают для гостя стол, составляя на резную дубовую поверхность чашки с горячим чаем и угощение.
- И что ты хочешь от меня, букашка?
- Благодарности?
Мужчина отклоняется на спинку дивана, сжав в ладонях чашку и прикрыв глаза. Он смотрит на прекрасного нахала напротив, что скучающе подпер кистью щеку.
- Благодарности... И в каком виде мне ее преподнести?
- Ты многое можешь, правда? - тихо спрашивает зеленоглазый гость, задержав дыхание.
- Верно.
- И ты... сможешь выполнить и эту просьбу.
- Не тяни.
- Тэтсуя, - пришедший оставляет фарфоровую емкость в покое, наклоняясь вперед. - Я хочу...

Тора не знал, что произошло. Просто в один миг картинка перед глазами резко сменилась другой, и он, идя по улице к своему дому, вдруг шагнул в совсем другое место, будто телепортировался - на грани фантастики все это, конечно, вот только другого объяснения он не видел. И это, черт возьми, очень пугало!
Быстро оглядевшись по сторонам, мужчина застыл на месте, панически вжимаясь в стену за своей спиной.
- Какого дьявола? - тихо прошептал он, узнавая в темноте очертания кровати... Кровать. Это спальня? Или чья-то комната? Почему за окнами - глухая ночь? Где он вообще?
Музыкант вновь огляделся, замечая выход из своей ловушки, но едва пальцы сомкнулись на ручке дверей, понял - она заперта. Непонятно, каким образом, но открыть ее не удавалось никак, сколько ни дергал бы несчастную деревяшку брюнет. И эти его попытки выбраться на свободу были довольно четко слышны в тишине, так что...
Чье-то ворчание заставило его резко обернуться. Оказывается, на кровати кто-то был. Он не сразу разглядел силуэт под одеялом, но сейчас, уловив движение, обратился каменной статуей, закрыв ладонью губы.
Тора был не из робкого десятка, но вся эта ситуация тоже обычной не была. Или это теперь нормально - перемещаться в совершенно другое место за секунду и сразу - в чужую спальню?
В общем, как-то странно все это, необычно. Нет, он не боится, он же мужик, черт возьми, мужик ведь! Правда? Надо просто подойти и потребовать выпустить себя отсюда. Да, разбудить и...
Крик разрезал тишину комнаты так резко, что Тора едва не проломил собой дверь, шарахнувшись назад. И тут же в него полетели подушки, книги, канцелярские товары и прочая домашняя утварь, одна из которых едва не приложила музыканта по голове.
- Перестаньте, пожалуйста!
Человек напротив резко прекращает попытки убить незнакомца, пробравшегося в его квартиру, и в другой миг темноту прогоняет резкая вспышка лампы, освещая помещение и ослепляя с непривычки. Тора закрывает кистью глаза, силясь привыкнуть к свету.
- Твою...
Он распахивает глаза от шока, услышав довольно... "милое" ругательство в свою сторону - перед ним стояла девушка. Хорошенькая, милая, в легкой маячке, прикрываясь одеялом.
- Да ну на хрен, - снова выдает она, потирая глаза. - Надо поменьше музыки слушать по ночам и фоток смотреть. Бред какой-то снится.
- Извините, я...
- НАСТОЯЩИЙ!
Девушка подлетает к музыканту, распахнув глаза.
- Офигеть!
- Простите, но вы не могли бы...
- Хотя, нет, не настоящий. Но зато Здесь!
- Девушка! - не выдерживает музыкант, приложив ладонь ко лбу. - Это покажется странным, но... Где я?
- А? Ну... в России?
- Где? - севшим голосом хрипит бедняжка, едва не сползая на пол от ужаса. - К...кто вы...
- Ну... Будет лучше, если вы будете звать меня Арвен...
- Арвен?
- Да. Но как вы тут?!
- Я не... не знаю. Мне надо срочно домой в Японию!
- Все-таки, это сон, - выдыхает опечалено девушка. - Ну ладно, хотя бы проснусь в настроении.
- Это... Откройте дверь...
- Зачем? - снова поворачивается она к Торе, удивленно похлопав ресницами.
- Как зачем? Выпустите меня! У меня завтра репетиция, и я...
- Неа.
- Что? - не верит ушам мужчина, забыв даже, что он собирался сказать.
- Не выпущу. Это, может, мой единственный шанс! И раз это сон... То я точно выжму из него все вкусное!
- В...вкусное? - выдыхает в ужасе мужчина, по стеночке отползая подальше от восхищенной красавицы, которая, почуяв беспомощность ее кумира, протягивает к нему руки, как-то странно улыбаясь.
- Конечно. Это ведь Мой сон...
Вжавшийся в уголок музыкант оказывается сцапан в чужие объятия, не в силах даже сопротивляться от шока.
Так что сам не замечает, как оказывается на кровати.

- Не хочу спать, хочу поговорить с зайцем!
Хнычет девушка, с тоской смотря на часы. Работа отнимает все силы, и ей бы выспаться в эту ночь с пятницы на субботу, но сна, как назло, ни в одном глазу. Она снова обновляет страницу "вконтакте", улыбаясь знакомой аватарке писателя и друга, которого знает уже много лет. Вот бы сейчас вместе чая попить, а потом расстелить на полу матрацы и одеяла и всю ночь болтать, кутаясь в теплые пледы. Как жаль, что не получилось встретиться летом.
- Накоплю деньжат и приеду сама, - улыбается она, пролистывая чужую стену. - Все равно увидимся! Так и скажу ему...
Грохот за спиной заставляет подскочить на месте от приступа панического страха, и она отбегает к стене, находя посреди комнаты рухнувшего на пол мужчину, тихонько постанывающего от боли. И девушка уже готова закричать и схватить свою сумку в желании приложить хорошенько по голове ворвавшегося, как...
- Уруха-сан?
Она теряет дар речи, когда свет от экрана компьютера падает на красивое лицо нарушителя спокойствия, оказавшего тут каким-то чудом...
- Я, наверное, все же отключилась, - качает она головой, вздохнув. - Вот ведь... Эта работа меня угробит, заяц так и говорил.
- Где я, черт возьми?!
- Ого, даже разговаривает - видение-то.
- Какое нахрен ви...
- О, вспомнила! Заяц говорил, что пригонит ко мне в сон Прекрасного. Он сказал, что он обязательно придет... Ура! - девушка бросилась в объятия звезды, сжав бедного гитариста до хруста косточек. - Мой, мой, не отдам!
- Отцепитесь от меня! Что за хрень тут творится?! Где я, мать вашу?!
Но отлипить от себя поклонницу невозможно.
- Что за...
- Не шумите! У меня соседи спят, вообще-то, - закрывает рот Кою теплая ладошка. - Вы тут.
- Фде фуф?
- У меня дома.
- И фде фвой фом?
- Здесь.
- Мефто!
- Санкт-Петербург! Россия.
- ФТО?!
Гитарист убирает от себя ладонь, лихорадочно оглядываясь.
- Не может быть! Верни меня в Японию! Живо!
- Как, интересно? - удивляется девушка. - Это же мой сон.
- Да не сон это!
- Эх, мечты...
- Не сон!
- Да...
- Ты не спишь, черт возьми! И вообще... у тебя имя-то есть?
- Конечно, - обиженно фырчит она. - Ника!
- Ника? Немедленно верни меня на место, Ника!
Она задумывается на пару минут.
- Нет, не хочу! Ты и так мне очень редко снишься!
- Да не снюсь я тебе! Я был дома, включил телевизор и упал в кресло... но на пол вышло... Божеее, что происходит!
Он жалобно стонет, уронив голову на ладонь.
- Прекрасный, - трется о его грудь щекой Ника, едва не пуская слюнку. - Не пущу... Мой, мой, мой...
- Слушай, что тебе нужно?
- А?
- Ну, денег? Автограф? - устало выдает мужчина, вздохнув. - Что тебе дать, чтобы ты меня вернула?
- Но я...
- Может, поцелуй?
Кажется, зря он это предложил... Ой как зря.
Наверное...

- Вам плохо?!
- Дааа....
- Нужно вызвать скорую!
- Не нужно... Анечка хочет умереть счастливой...
- Уме... О, боже!
Гакт был человеком взрослым и рассудительным. И, видя, как несчастная девушка задыхается - а он искренне верил в то, что это сердечный приступ или даже астма, ну или что-то там еще - тут же уложил бедняжку на пол, вспоминая, как нужно делать искусственное дыхание.
- Потерпите немного! Только не умирайте!
Как Гакт попал сюда ему было уже не важно. Теперь все внимание было сосредоточено на девушке, которую он встретил в этой комнате. Сначала он опешил и растерялся, разглядев в полутьме девичий силуэт, хватающий жадным взглядом сообщения на экране от человека, которого она называла "мужем", который звал ее "жоной", причем это было явной орфографической ошибкой, и черт его знает, откуда Камуи знал орфографию странного чужого языка, но выдержать такую безграмотность мужчина был просто не в состоянии, поэтому и подошел ближе, указав на экран из-за плеча читательницы.
"Здесь явная ошибка!" - заявил Гакт, и понеслась... Девушка лихорадочно обернулась, ее глазки распахнулись то ли в ужасе, то ли в шоке, Гакт так и не понял, а потом и случился этот самый сердечный приступ с пусканием слюнки из ротика и кровью из носика. Конечно, Гакт тут же стал заверять несчастную, что никоим образом не хотел напугать, извинялся и кланялся, но было уже поздно - чьей-то "жоне" стало плохо, и мужчина забыл обо всем. О Йошики, с которым пять минут назад спокойно пил сакэ, о муже с фотографией Руки-сан на аватарке, об орфографии и чужом языке, даже о себе забыл, бросившись спасать незнакомку.
Он склонился над захлебывающейся слюнкой леди, прижимаясь губами к приоткрытому ротику, растянутому в мечтательную улыбку, принявшись оказывать первую помощь, как мог, но это не помогало - наоборот, было только хуже! Девчушка стала задыхаться сильнее, что-то бормотать и ерзать на полу в приливе неземного счастья, который Гакт принял за судороги. Кажется, у нее бред - такие мысли и были в голове певца, а потом...
Он сам оказался лежать на полу на спине, прижатый к его поверхности безумной женщиной.
- Ну раз уж помирать, так красиво! - выдала леди, во все глаза оглядывая кумира, замершего от шока под юным телом. Тогда он еще не догадывался, что ночка его ждет просто сумасшедшая...
И все же, он все равно не выкрутится.

Девушка только что пожелала любимому автору спокойной ночи. Он сказал, что ушел писать какой-то фанфик, хоть у него и день рождения, но в этом был он весь - привыкли уж, наверное. К тому же, Анна тоже хотела спать. Хотела? Интрига, которую обещал именинник, не давала покоя. Она упала на свою кроватку и крепко закрыла глаза, пытаясь выбросить из головы недавний разговор, и вскоре, потихоньку, помаленьку, ей удалось задремать...
Снилось что-то приятное. Хотя память не хотела удерживать образы. А потом что-то заставило ее резко распахнуть глаза - ощущение чужого присутствия в комнате было слишком сильным. Таким... пугающим. Она с опаской медленно перевела взгляд в сторону, оглядев комнату - никого. Темно и неподвижно, как и должно быть. Но чувство, что кто-то тут есть, не исчезло.
Анна затаила дыхание, но трястись и прятаться не хотела. Нельзя бояться, к тому же, она ведь в своей комнате! Какого черта она должна бояться?!
И девушка резко повернула голову в другую сторону, готовая встретить лицом к лицу любую опасность, но...
Рядом с ней, без всякого зазрения совести и забот, дрых мужчина. Дрых - правильное определение - сопение в подушку едва ли не переходило на храп...
- Какого хрена?
Мужчина дергается от этого голоса, и хозяйка комнаты тут же хватает подушку, принимаясь дубасить наглеца мягкой вещицей.
- Скотина!
- Ай... ай, ай, стойте! Ай!
Мужчина, абсолютно потерявшись и до конца не очнувшись, забился в угол, закрывая голову руками.
- Стойте! Что вы делаете? Кто вы?!
- Кто Я? - разозлилась красавица, продолжая свое увлекательное занятие. - Это ты что тут делаешь, маньяк?!
- Маньяк?! Я?! Да вы сумасшедшая!
- Никто не смеет называть меня сумасшедшей, кроме меня!
В общем, Ясу едва не помер под атакой хрупкой девчушки, пока та наконец не устала, узнавая в грабителе и маньяке - вдруг - певца любимой группы. Развратника и красавца, которого, как говорил сам именинник, "хотели все". В общем, оба еще на пять минут впали в некий ступор - Ясу от того, что не узнал своей шикарной спальни, Анна - что в ее кровати Ясу.
- А, поняла. Сон.
Уверенно кивнула девушка, отбрасывая от себя подушку. Но, увы - Ясу это навряд ли бы спасло. Точнее - вообще не спасло ни капли. Ведь все хотели Ясу! Даже автор хотел Ясу, что скрывать. Короче, попал парень... Влип по уши.
- Ну, раз я сплю, а эти придурки с работы меня вконец достали, а выместить злость некуда...
- Что вы д-д-делаете?!
- Раздеваюсь.
- ЗАЧЕМ?!
- Надо пользоваться моментом - мне не часто такие красочные сны снятся. К сожалению...
Бледнеющий мужчина распахивает глаза, окончательно растерявшись.
- Наверное, это работа Мэтта. Ну, вернее, влияние его романов...
- П... подождите!
Но Ясу не знал, что этот некий Мэтт, который его погубил каким-то образом, неизвестным никому на свете, всегда учил своих читателей хватать любую возможность и не упускать шанса, ни единого, если он есть. Так что...

У нее у самой недавно был день рождения. Ей подарили собаку...
Да, собаку, именно. Эти придурки одногруппники. Ох, как хотелось их придушить, но статья за убийство не радовала. А ведь она была спецом по всем этим уголовным штучкам... ну, или хотела им стать. И эта учеба просто выносила мозг, хотелось послать все к чертям и свалить из этой страны, о чем они и говорили с автором на днях.
Так что этим вечером просто хотелось отдохнуть...
Только не вышло.
Ведь на своей кухне она вдруг обнаружила басиста известной японской группы, изрядно подвыпившего, но все же более-менее адекватного, который, захлопнув ее холодильник, вдруг в ступоре останавливается на месте, держа в руках колбасу и батон, наконец понимая, что холодильник - чужой.
- Что за...
- Верни колбасу на место! - категорично выдает хозяйка, указав на холодильник. - Она моя!
- Да черта с два! - огрызается мужчина, который ну очень хотел кушать. - Я у себя ее нашел! И вообще, где я?!
- Ах, так? Согласно уголовному кодексу Российской Федерации, ограбление и проникновение в чужой дом...
В общем, басист немного охренел от выданной лекции на пять минут от красавицы и фразы: "Российской Федерации", - которая особенно резанула слух. Пьяная голова попыталась сообразить, при чем тут Россия и почему по ее закону его будут судить за его же колбасу, но мозг отказывался работать напрочь, зависнув, как старый компьютер Урухи, так что Рейта просто стоял и слушал, поднося ко рту мясную "жопку" той самой аппетитной штуки...
- Я сказала, положи, где взял!
- Она моя! И вообще, кто ты такая, чтобы мне указывать?! И что ты делаешь в моем доме?
- Это МОЙ дом, и колбаса, соответственно, тоже МОЯ!
- Нет, колбасу я тебе точно не отдам!
- Отдай!
- Нет!
- Ах, так?
Война за колбасу завязалась в тесном уютном пространстве... Будущий сотрудник полиции боролась за свою кровную еду беспощадно, даже не думая сдаваться. А так как она была будущим полицейским, приемчиков она знала много и хорошо ими владела, так что мужчина очень скоро оказался лежать на полу лицом вниз, с заведенными за спину руками. Он вгрызался в лежащую рядом колбасу, не желая отступать, но, увы и ах, - эта хрупкая девушка оказалась проворнее и хитрее, и Акира едва не взвыл от отчаяния, когда колбасу вырвали из его зубов силой, откладывая причину борьбы на стол.
- Отпусти меня, сумасшедшая!
- И не подумаю. Ты сожрал пол-палки МОЕЙ колбасы.
- Она моя!
- Но так и быть, я не стану сдавать тебя в полицию. Я сама назначу наказание...
И чувствовал Рей, что наказание будет довольно приятным.
Ведь на самом деле девушка думала, что ей этот бред снится! Да и кто будет ее винить в этом - такое только во сне может происходить. И хотя басист все еще хотел кушать, он решил, что "наказание" за воровство, которого он не совершал, было много заманчивей какой-то там колбасы...
Если бы он не был так пьян, он бы, наверное, запаниковал, найдя себя в чужой квартире. Но, как бы печально это ни звучало, он был пьян.
К тому же, девушки у него тоже давно не было... Да и черт с ней, с колбасой, в самом деле!

"Кто твой самый любимый музыкант", - спросил он у Оксаны, заставив ее глубоко задуматься. Да, сначала она назвала своего любимца, но автор потребовал назвать другого, и Окси вспомнила, что любит Хайда, такого замечательно Хайда, от которого и был без ума Ясу.
А еще...
Он просил прочесть какой-то фик утром. Да, он там что-то пишет, но что и зачем? Любопытство вещь хорошая, конечно, но...
Визг прерывает размышления, когда Окси, поднявшись с кровати, проковыляла в ванную, зевая и мечтая только о сне и отдыхе, но встретила в привычной всем комнате совсем не того, кто должен там быть.
Жить в этом месте вообще небезопасно, но чтобы так...
Крик Окси был призван позвать на помощь, и, услышав его, кто-то обязательно бы проснулся и забеспокоился, и поэтому господин Хайд, собственной персоной, в одном полотенце и мокрый с головы до ног, не нашел иного способа успокоить девушку, кроме как... Да-да, тот самый любимый способ, который обожают все мужики - заткнуть девушку поцелуем, абы не возникала.
Ой-ой, кажется, Окси описывала подобную ситуацию в своем романе! Верно, Аой был адвокатом там, а Рейта был его помощником, эта история была дорога ей и любима. И со своей женой, по сюжету, Аой познакомился так же! Только вот сходство со своей фантазией Окси не хотела помнить, особенно сейчас, когда перепуганный мужчина озирался по сторонам, прижимая к себе красавицу.
- Пожалуйста, не кричите...
Мужчина был в ужасе! Ну, еще бы, оказаться "где-то здесь", да еще и в одном полотенце! Где его ванная, широкая, красивая, элитная ванная с дорогим кафелем, мрамором, едва ли не золотой туалетной бумагой и шампунями, которые стоят столько, что любой другой скончался бы на месте от восхищения и зависти?! Что это за место такое, что это за девушка, да и вообще, что происходит?! Кто это сделал?!
- Где я? Куда я попал?!
Хайд тряс несчастную за плечи, но ответа так и не дождался - девушка впала в транс, не сводя с певца восхищенного взгляда.
- У вас есть хотя бы халат? - с отчаянным стоном спросил Хайд, но тишина так и не посмела отступить, а девушка - выйти из персональной комы, поэтому певец едва ли не впадал в панику, схватившись за голову и пытаясь понять, что же теперь ему делать и как вернуться домой в таком виде.
- Пожалуйста, скажите, где я? - последняя отчаянная попытка.
- Здесь... - протянул женский голос неопределенно.
- Где здесь?
- Со мной...
- Где это находится?!
- Ту-у-ут...
Понимая, что ничего внятного и разумного он не получит, певец попытался сам разобраться в ситуации, отпустив мечтательную Окси и подкравшись к дверям. Но не тут-то было! Ведь девушка мгновенно приходит в себя, хватаясь пальцами за край полотенца на бедрах мужчины в желании удержать его, и...
Нечаянно сдернув махровую ткань с него.
Очаровательный румянец заливает ее щеки, когда взгляд ловит теперь полностью обнаженное тело кумира, пока Хайд судорожно пытается прикрыться и отобрать полотенце назад, тихо, но отборно, матеря все на свете.
- Я не...
- Хайдо-сан?
- Что?
- Я знаю, что у вас, вроде как, жена есть... но раз я все равно сплю, это ведь не будет считаться изменой, ага?
- Че...го?
- Ну, во сне же - не измена...
- Какой к черту...
- Вы все равно не сможете сбежать. Это Россия. Вам просто некуда идти без документов, денег и одежды.
- Что за чушь ты несешь?
- Ну... - Хайд вжимается в стенку, когда темноволосая писательница делает шаг навстречу. - Россия. Страна такая. Большая страна. Ужасная.
- Ужасная?
- Угу...
- Стойте! Подождите!
- Неа. Увы, теперь это невозможно...
И она была права. Ведь полотенце было у нее. А крылья за спине Хайда не были настоящими, какие бы могли перенести его обратно в мирную, родную Японию.
Да и был ли выбор?
Хайд понял, что нет.

- Готово.
Он кивнул, улыбнувшись черноволосому хаму.
- Спасибо, Тэтсуя.
- Ну, а ты?
Демон откинулся на спинку мягкого кресла, покачивая в пальцах баночку с холодным кофе.
- Чего хочешь ты сам? Это ведь твой праздник.
- Ты знаешь, чего я хочу, - хитро улыбнулся его гость, закуривая. Фиалковые глаза встретились с серо-зелеными, прекрасно понимая, что было нужно этому человеку от Падшего.
- Так много? А ты управишься со всеми?
- Ну, Аой и Зоу - друг для друга.
- Ты еще и наблюдать любишь? Извращенец.
- Кто бы говорил.
- Я бы не пустил их даже в свой дом, а ты спокойно укладываешь их в свою кровать, при том бессовестно признавая, что хочешь посмотреть на эти "брачные кошачьи игры"?
- Это увлекательно.
- А третий?
- А Таканори - для меня.
- Кто бы сомневался, - усмехается Тэт, выбрасывая пустую банку через плечо, метко попадая в лицо Айры, своим убийственным взглядом готового расчленить на мелкие кусочки каждого. Айн и Цвай лишь ехидно улыбаются.
- Ну, так?
- Вали к себе, чертов извращенец. Все трое уже ждут тебя. Причем "третья жертва" в твоей любимой позе - прикована к кровати прочными браслетами. Я бы поучаствовал в этой милой оргии, но, увы, я еще не настолько безумен.
- Верно, ты еще безумнее. Просто Мана тебя не пустит.
- Не в этом дело!
- Ага, ага.
Гость поднимается с дивана, с усмешкой отвернувшись.
- Хорошего вечера! Спасибо за помощь, Тэт-тян.
- Да на здоровье, сахарный.
Он скрывается за массивными дверями, и демон, дождавшись, когда они тихо хлопнут за его спиной, усмехается, прикрывая глаза и откидывая голову на мягкую спинку кресла.
- Слышал, что задумал?
- Слышал. Но разве это не мило?
- Мило?
Тэт приоткрывает один глаз, находя рядом с креслом зеленоглазого ударника Gazette.
- Хорошо, что сладкий спит и не знает, что вся его группа подвергается нежному насилию где-то в другой стране.
Кай только смеется на эти слова, расправляя уставшие от одного положения крылья.
- Верно, нельзя ему этого знать.
- Ты слишком бережешь его, Лерайе.
- Просто, он мой преемник. Я не могу его бросить.
Демон улыбается хищно и широко, отправляя взглядом слуг по спальням, думая о том, что ожидающий его в его покоях Мана уже давно спит. Только вот Тэтсуя все равно не даст ему досмотреть красочный сон - он голоден.
- Ты знаешь, что делать.
- Да. И немного жалко стирать их воспоминания. Все-таки, почти осуществление мечты, - вздыхает жнец, улыбнувшись.
- Не горюй. Этот извращенец все равно напишет об этом очередной фанфик. Даже если эти милые леди потеряют воспоминания с твоей помощью, у них останется история, которую они прочтут утром, посчитав очередной сказкой.
- Но останется.
- Верно.
Лерайе тянется за баночкой кофе, вновь возникшего в руках старого друга.
- Тогда, разбуди меня, когда все уснут. Верни артистов на место, а я заменю воспоминания.
- Только не трогай память звездных куколок.
- О, - хищно улыбается жнец, прикрыв глаза. - Я не стану стирать воспоминания музыкантов. Пусть помнят... Так забавнее.
И жнец уходит в свою комнату, оставляя демона одного. Уже через пару часов...
Но это уже не важно.
Ведь этот мерзавец уже добился своего.
И почему он до сих пор не ушел от безумного автора?
- Когда-нибудь... Мы оба станем легендой, дорогой. И, возможно, оба будем счастливы. Главное, чтобы твои воспоминания были при тебе.
Как у его любимой Мышки, которую он сейчас мучает в своей спальне.
- Мана! Раздевайся, чертов лентяй. Гулять, так гулять!
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » С Днем Рождения Меня! (PG-13 - [Alice Nine, the GazettE, Camui Gackt, ABC, Hyde])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz