[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Холодно (G - Сугизо, Джей, Рюичи [Luna Sea])
Холодно
KsinnДата: Четверг, 26.09.2013, 21:27 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Холодно

Автор: Aki Kida
Контактная информация: vk

Фэндом: Luna Sea
Персонажи: Сугизо, Джей, Рюичи
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, Драма, Психология
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Расставание – это всегда тяжело, особенно когда не все к нему готовы. Джей ошеломлен распадом группы, его переполняют эмоции. Он надеется, что всё это была большая шутка, и ждёт, вот-вот раздастся спасительный звонок, который вернет всё на свои места. Но звонка так и нет. И не будет до тех пор, пока другие не осознают свои ошибки.

Посвящение:
Моей революции. Моей мечте и моей надежде.
 
KsinnДата: Четверг, 26.09.2013, 21:27 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Холодно. Очень холодно. Закрыть бы окно, чтобы ледяной ветер не обдувал голый торс со скрещенными на груди руками и босые ноги. Затушить окурок о край керамической пепельницы, прогнать остатки дымной пелены в оконный проем и запереть раму. Пойти в спальню, юркнуть под теплое пуховое одеяло и попытаться заснуть. Вместо этого, Джей достает еще одну сигарету и, сжимая в ладони пачку, открывает балкон и выходит навстречу еще более яростному ветру, не накинув даже халата, который небрежно валялся рядом на диване. Джей садится в стоящее на балконе кресло, прикуривает свою неизменную Marlboro и обхватывает себя руками, зажав сигарету в зубах. Он не боится простудиться, но сжимает пальцы ног, когда они уже замерзают, стоя на холодном полу, и решает поджать ноги под себя. Он обхватывает руками колени и ставит на них подбородок, не забывая периодически выпускать горьковато-ментоловый дым, который не исчезает сразу, а окутывает сероватой почти прозрачной завесой балкон и его самого, прежде чем рассеяться в городском воздухе.
Холодно. Еще холоднее. Надо бы хотя бы накинуть халат, но подниматься уже нет ни сил, ни желания. Гитарист полностью погружен в свои мысли и сидит, уставившись на край небольшого столика, словно на нем написано его будущее, он даже не замечает, что рыжеватая полоска огонька почти добралась до фильтра. Звезд на небе не видно из-за токийских небоскребов и иллюминации, от которой на улицах светло даже ночью. Даже полная луна запряталась за серыми угрюмыми тучами и, судя по тому, что синоптики обещали дождь, то выглядывать она не собиралась. Тяжелый вздох. Джей наконец замечает, что сигарета уже давно истлела и раздраженно выбрасывает ее остатки через перила на улицу. Он уже было достает еще одну, подносит ее к губам, но, только достав зажигалку, выхватывает ее изо рта, засовывает обратно в пачку и бросает ни в чем не повинную зелено-белую коробочку на стол, промахивается, и та летит на пол. Джей чертыхается, но снова обнимает колени и сурово косится на тучи, будто взглядом хочет их разогнать. Начинает моросить мелкий противный дождик, капли долетают до парня, и по коже, только-только привыкшей к прохладе, пробегают мурашки. Холодные капли вкупе с холодным ветром... Не замерзнуть нереально. Но Джей продолжает упрямо сидеть в кресле и даже снова уходит в себя, гипнотизируя взглядом уже полностью затянутое тучами небо.
Холодно. Но на душе гораздо холоднее. Если уже начинающее бледнеть от холода тело можно отогреть пледом, горячей ванной и крепким черным кофе, то с душой гораздо сложнее. Он до сих пор не мог поверить, что все закончилось. Он мечтал, что ребята на самом деле жестоко пошутили, что откроется дверь, и улыбающиеся Рюичи, Сугизо, Иноран и Шинья скажут, что это была шутка. Время шло, а никто так и не приходил, а потом Джей перестал об этом мечтать. Потому что прошло слишком много времени. Он мечтал проснуться от этого кошмара. Он мечтал убежать от этой пожирающей все его существо пустоты. Он мечтал вернуться в прошлое, чтобы найти ту ошибку, которую допустил, и исправить ее, либо просто начать с нуля. Бывало, что он мечтал, чтобы этого всего не было. Что не было бы лучшего друга Инорана, с которым он когда-то начинал свой путь музыканта, тогда не было бы гениального барабанщика Шиньи, а раз не было бы его, то не было бы и скрипача Сугихары, не было бы и Рюичи, который бы стал-таки золотым голосом Японии. Каждый бы пошел по другому пути, и, кто знает, возможно, их жизнь сложилась бы куда лучше. Но каждый раз он гнал эти мысли, понимая, что не обменял бы те счастливые минуты, когда они все вместе стояли на сцене и были единым организмом, ни на что в мире. Как они работали днями и ночами, выбитые из сил, но довольные тем, что им нравится то, что они делают. Как они не сдавались, когда было уже настолько трудно, что хотелось выбросить инструменты в окно и навсегда оставить Токио, забыв о музыкальной карьере. Когда они поддерживали друг друга, не давая сломаться, когда цель была на подходе. Как дурачились и отдыхали в свободное время. Перед глазами Джея стоял этот водоворот воспоминаний, а он был в самом эпицентре этого смерча. Он чувствовал, что они утягивают его за собой, заставляя забыть все плохое и оставить в своей памяти только хорошее. Он не чувствовал, как в уголках глаз начала собираться соленая влага. Он видел перед собой Рюичи, Сугизо, Инорана и Шинью, стоящего рядом с ним на сцене, улыбающихся друг другу, словно не было никакого распада. Хотелось набрать их номера, собрать их заново и забыть про ссоры и недопонимания, но Джей понимал, что сейчас его не услышат, его не послушают и за ним не пойдут. Он понимал, что каждый изменился. Но ничего не мог поделать с собой и своими воспоминаниями, раздирающими острыми когтями все его нутро. Поверить в то, что казавшееся нерушимым разрушено было сложно, нереально, невозможно, по крайней мере, для него самого. Однако они сами сломали столпы, на которых держался мощный величественный дом LunaSea. Ломать проще всего, не нужно думать, как можно исправить, каким цементом лучше заделать трещины у самого основания. Проще сразу резко и одним ударом добить то, что осталось, что связывало их до тех пор незримой нитью. Хотелось ползать по стенам, драть себе руки, только бы заглушить эту боль. Хотелось поджечь себя, чтобы хоть на мгновение почувствовать тепло. Снова. Казалось, будто его лишили чего-то самого важного, без чего трудно дышать, трудно жить дальше и вот так же трудно спать по ночам.
Холодно. Ледяные капли настойчиво падают на уже и без того мокрую спину и грудь. По щеке лениво сползает мокрая дорожка, Джей слишком громко сглатывает и сам пугается этого звука, который приводит его в себя. До него доходит, что он уже минут пять как слез с кресла, подошел к перилам балкона и стоит, задрав голову вверх и плача. Наедине с собой можно дать волю чувствам, поэтому через мгновение слышится тихое хныкание. Взрослый парень стоит на балконе в три часа ночи и плачет, уткнувшись лицом в ладони. Плечи содрогаются в рыданиях и судорожно дергаются от холода. Немного успокоившись, он все-таки заходит за халатом, поднимает упавшие сигареты и дрожащей рукой прикуривает, с удовольствием затягиваясь. Пальцы ног поджимаются – он забыл одеть тапки. Опять. Но, по крайней мере, его уже не трясет, а синеющие губы постепенно снова приобретают нормальный оттенок. Устало падает в кресло и уничтожает одну сигарету за другой, глядя куда-то вдаль. Он скучает. Банально, но сильно. Иногда он покусывает губу и стискивает зубы, чтобы снова не расплакаться, и пока это у него получается. В кармане халата тренькает забытый там телефон. Глядя на имя отправителя сообщения, он грустно улыбается, заранее предугадывая, что может ему написать неунывающий барабанщик. «Не теряй надежду. И не кури много». Джей хмыкает и убирает телефон, доставая очередную ментоловую «раковую палочку», так ничего и не ответив. Легко сказать, но трудно сделать. Убедить этих упертых баранов вернуться Джей считал абсолютно невозможным делом.
«I need you!» - устало шепчет он, обращаясь к небу, и оно, будто бы слышит его молитвы. Дождь постепенно прекращается, а тучи начинают разбегаться. Джей дожидается момента, когда луна показывается из-за туч и облегченно вздыхает.
Холодно. Все еще холодно. Надежда на лучшее никогда не будет потеряна, по крайней мере, им. Ведь, несмотря на то, что небо бывает затянуто тучами, те вскоре рассеиваются, обнажая такую прекрасную, такую манящую и загадочную луну. И именно эта надежда и вера не дает потонуть во мраке и едва-едва греет, чтобы совсем не замерзнуть.
«Луна еще соединит наши дороги», - думает Джей, делает последнюю затяжку. Он сам незнает, почему так уверен в это, но становится спокойнее. Настолько, что он уходит с балкона, закрывает все окна и опускается на мягкие подушки, укутываясь потеплее.Заснуть у него получается не сразу, некоторое время он лежит, закрыв глаза и гадая, что его ждет дальше, кроме сольной карьеры.
«Холодно!» - сонно подумал он, прежде чем провалиться в спасительные объятия Морфея.
***
Сугизо не спал, заперевшись в студии. Очередная гармония не желала складываться так, как нужно, поэтому он возился с ней до поздней ночи. Плюнув, наконец, на нее, он решил дождаться утра и спокойно выспаться. На улице шел дождь, а зонта он с собой не прихватил, беспечно понадеясьна авось. Брать такси и ждать, пока машина приедет и отвезет его домой, не хотелось, поэтому Сугихара поднял воротник плаща, вжал шею в плечи и побрел по пустынным ночным улицам, благо, идти было недалеко. Он шел, а в голове все еще стояла музыка, которую он пытался дописать, и, чтобы отвлечься, он начал напевать что-то под нос. Только допев куплет и припев, до него дошло, что поет он «I for you». Нервно рассмеялся, нащупал в кармане сигареты и затянулся с четвертой попытки – капли дождя и ветер не давали нормально подкурить. Сугизо уже давно не оставляло ощущение, что ему чего-то не хватало. Он давил в себе эти мысли, но сейчас, оставшись наедине с собой, они лезли наружу нагло и без спроса.
«Холодно!» - внезапно подумал Сугихара, уже стоя на пороге своей квартиры, поворачивая ключ в замочной скважине.
***
ЮнэСугихара сидел в своем любимом кресле с высокой спинкой и стаканом, в котором плескался светло-коричневый ароматный бренди. Он не слишком заботился о том, как правильно и какие напитки пить, какую посуду использовать. Да и вообще, он больше любил водку, но сейчас ее запасы подошли к концу, а душа требовала хотя бы чего-то горячительного. Несколько лет он пытался убедить себя, что тогда он поступил правильно, покинув группу и пускаясь в свободное плавание. Он писал музыку, играл в разных группах, пел. Сначала ему это даже нравилось, но потом... Ему по душе больше была классическая и танцевальная музыка. Однако рок все равно значил для него слишком много, слишком много он туда вложил души, и теперь это просто так не вынуть и не сломать. Нельзя вырвать из сердца то, к чему оно уже неотделимо приросло. Иногда, когда он пытался писать музыку, перед глазами нет-нет, да всплывали смутные силуэты четверки. Тогда он думал, что эта мелодия больше бы подошла их группе. Да. ИХ. Он неосознанно продолжал думать о группе так, как будто бы она все еще существовала. Тогда он отчаянно рвал листы с нотами, будто пытался порвать невидимые путы, сплетающие их судьбы.
Сугихара задумчиво побарабанил пальцами с черными когтями по ручке кресла, пальцем другой руки поглаживая стакан. Их последний совместный концерт окончательно вбил последний гвоздь в крышку гроба, в котором Юнэ хоронил свое извечное спокойствие и невозмутимость.
Так больше продолжаться не могло. Ему не хватало их. Как долго он не хотел этого признавать, однако, от себя, сколько ни бегай, всеравно не убежишь. Они были нужны ему, потому что за столько лет Luna sea для него стало больше, чем просто группа. Она стала его смыслом жизни, его неотделимой частью.
Сугизо резко поднялся на ноги, залпом осушив до дна стакан, поморщившись слегка. Он подошел с столу, на котором небрежно валялся его мобильник и, поколебавшись пару секунд, все же набрал до боли знакомый номер.
- Суги? – раздался в трубке после продолжительных гудков удивленный голос Рюичи.
- Суги, - вздохнув, подтвердил Юнэ, нервно дергая ногой, словно выстукивал какой-то ритм. – Рюи, скажи... Ты уверен, что тогда мы все сделали правильно? – запинаясь, протараторил он, боясь, что все-таки эти слова так и не будут произнесены.
Сугихара затаил дыхание в ожидании ответа.
- Тебе тоже? – усмехнулся голос в трубке. Сугихара все молчал. – Концерт... Мне сейчас только что Ино звонил. С тем же вопросом, представь.
- И что ты ответил ему? – нетерпеливо перебил его Сугизо.
- Да, уверен, - Суги тяжело выдохнул. – Каждый из нас набрался достаточно опыта. Иногда, чтобы оценить, насколько тебе что-то дорого, нужно это потерять, не так ли? – неожиданно грустно произнес Рюичи. – Сегодня... Мне было настолько хорошо...
- Что ты почувствовал, что должен быть там, а не где-то еще, да? – выпалил Сугихара, смущенно улыбаясь.
Он снова сел в кресло, чуть запрокинув голову назад.
- Возможно, - Сугизо не видел, но Рюичи точно так же улыбнулся и поднял голову. Мужчины помолчали немного.
- А если... – начал Рюичи.
- Думаешь, не поздно? – тут же отозвался Сугизо, безошибочно угадывая то, что хотел сказать Рюичи.
- Если они этого же хотят, то я думаю, вернуться никогда не поздно, - уверенно заявил вокалист.
- Главное – вернуться! – закончил Сугизо. Снова повисло молчание. – Спасибо.
- Тебе спасибо! Думаю, скоро увидимся? – хмыкнул Рюичи.
- Надеюсь! Ночи! – и Юнэ повесил трубку.
Говорят, что в полнолуние невозможно уснусь, если полная луна светит в окна. Однако, сегодня Юнэ Сугихара спал как младенец, подложив руку под щеку. Он был абсолютно уверен, что скоро его пустота в душе заполнится, а холод, сковавший его сердце, исчезнет. Во сне он еле заметно улыбался.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Холодно (G - Сугизо, Джей, Рюичи [Luna Sea])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz