[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Saishuu Ressha (PG-13 - Kaoru, Die [DIR EN GREY, Rentrer en Soi])
Saishuu Ressha
JuliaSДата: Вторник, 24.09.2013, 23:45 | Сообщение # 1
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 246
Награды: 2
Статус: Offline

Название: Saishuu Ressha

Автор: JuliaS
Контактная информация: JuliaS_87@mail.ru , vk

Фэндомы: DIR EN GREY и Rentrer en Soi
Персонажи: Kaoru, Die, другие Dir en Grey, Takumi и Satsuki
Рейтинг: PG-13
Жанр: приключения, драма, мистика, AU, POV Kaoru (в истории)
Размер: мини
Статус: закончен

Описание:
Бойтесь своих желаний...

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора.

Посвящение:
минскому метро

Предупреждения:
Все права принадлежат владельцам. Автор вдохновлялся городской легендой, поездами, весенней ночью и выражает благодарность группе MUCC за замечательную одноименную песню.

Примечание автора:
Говорят, что в полнолуние перед самым закрытием метро на станцию приезжает странный поезд, в котором нет ни пассажиров, ни рекламы на стенах. И тот, кто в этот поезд зайдет, будет вечно кататься по подземным лабиринтам...
Данный рассказ также публиковался под названием «Последний поезд».
Гран-при конкурса фанфикшена на белорусском фестивале «Хиган-2013» (www.higan.org) (номинация «Приключения»).
* Saishuu Ressha (最終列車) – яп., последний поезд.
 
JuliaSДата: Вторник, 24.09.2013, 23:48 | Сообщение # 2
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 246
Награды: 2
Статус: Offline
Музыка: от Rentrer en Soi – UNENDING SANCTUARY
до DIR EN GREY – Rinkaku


Над столицей плыл вечер. Тонкий аромат цветов выгодно оттенял городской воздух, остывающий от дневной жары, даря Токио ту самую особую атмосферу, что бывает лишь раз в году: весной. Солнце уже давно скрылось за домами, и теперь улицы рассекали огни вывесок, фонарей да фар бесконечного потока автомобильных рек. Сидя на широком подоконнике и временами покачивая ногой, Дайске наслаждался пейзажем, крепкими сигаретами и любимым зрелищем: задумчивым Каору, делающим пометки в нотах новой песни. Песни Дайске. Труд, над которым гитарист увлеченно работал на протяжении двух недель, сегодня был завершен – и довольный автор едва ли не рысцой понесся к лидеру обсуждать проект. Глядя, с каким энтузиазмом коллега изучает написанное, Дай уже знал, что создал хит.
- Смотри, – наконец оторвавшись от своего занятия, произнес Каору, и Дай, улыбаясь, спрыгнул с «насеста», чтобы заглянуть через широкое плечо. – Здесь я бы добавил арпеджио по доминантсептаккорду, – расписная рука обвела окончание куплета. – Дальше идет чудный проигрыш, хочется его оттенить.
- Не против, – кивнул автор, – а у меня как раз созрела идея, – темные глаза хитро прищурились. – Пусть моя линия напоминает тревожный гул метро.
- Метро? – лидер замер и покусал обратный конец карандаша. – Звучит заманчиво, даже страшновато, – отбросив мешавшие волосы, Ниикура потянулся за сигаретой, лениво тлеющей в пепельнице, и, затянувшись, задумчиво отметил: – Твоя песня будит мрачные мысли, Дайске. И это хорошо. Но жутко.
- Неужели наш смелый лидер боится подземки? – хихикнул не в меру вежливый друг. – Духов, живущих под сенью рукотворных пещер? – последнюю фразу он пропел замогильным голосом. За окном темнело, и тусклое освещение все больше способствовало обмену страшилками.
- Скорее опасается, – парировал Каору, не сводя с Дая немигающего взгляда. – У меня с метро одна история вышла, я ее никому не рассказывал, но после нее как-то не тянет шутить на тему подземных духов.
- Расскажи, а? – вкрадчиво попросил Дай, усевшись на пол.
- Зачем?
- Интересно же!
- Ничуть не интересно.
- Ну, Као! – сильные пальцы больно впились в предплечье, исписанное замысловатым узором татуировок. – Или я у тебя заночую и съем все пончики, – нашелся гитарист, вспомнив маленькую слабость старшего друга.
- Ладно, черт с тобой, – выдохнул тот. – Только не перебивай и не задавай лишних вопросов.
- Нем как рыба, – Дай изобразил жест, замыкающий рот, и Каору, вздохнув, еще раз подумал, что некоторые люди никогда не перешагнут порог детства.
- Ты слышал когда-нибудь легенду о последнем поезде? – вопросил лидер.
- Городскую муть с вечным странствием? – в темных глазах коллеги заплясали хитрые огоньки.
- Именно. Случилось это пару лет назад, тоже весной, во время работы над новым альбомом, – глухой голос Ниикуры повел повествование, и Дай, поудобнее устроившись на полу и обняв валявшуюся рядом подушку, весь обратился в слух.

Репетиция как всегда закончилась поздно. Закопавшись на студии, я очнулся лишь когда охранник, делавший обход, осведомился, «не собирается ли маэстро разбивать палатку». Ночь в столице стояла дивная: в воздухе курился аромат цветов, пыль, прибитая утренним дождем, больше не лезла в глаза. Моя машина пребывала в мастерской, поэтому, попрощавшись с остроумным консьержем, я не без удовольствия покинул душную студию, чтобы насладиться прогулкой до самых ворот подземки.
Остановившись под тусклым фонарем, медленно закурил и, вдыхая пряный дым, поразился, насколько вокруг красиво. Ночной город всегда отличается от дневного, но та ночь поражала особым великолепием, особой тишиной, покоем, таинственностью. Ни дуновения ветерка, ни лишнего звука – только шум машин, огни и длинные тени. «Квинтэссенция тьмы», – подумалось мне.
Подходя к подземке, я почему-то вспомнил городскую легенду, впервые услышанную еще в далеком детстве: говорят, в полнолуние перед самым закрытием метро на станцию приезжает странный поезд, в котором нет ни пассажиров, ни рекламы на стенах. И тот, кто в этот поезд зайдет, будет вечно кататься по подземным лабиринтам... «Глупости», – засмеялся я, не обращая внимания на легкую дрожь – результат ночной прохлады. Потушив сигарету в округлой урне, быстрым шагом спустился вниз, позабыв о легенде так же скоро, как о ней вспомнил, и не заметил кружка луны, выползшего из-за тучи.
Мои неуловимые мысли опять вернулись к рабочему процессу, и очнулся от них я лишь после мощного хлопка закрывающихся дверей. Поезд дрогнул, загудел, набирая скорость, родная платформа скрылась из виду. Только тогда я увидел, что кроме меня здесь никого нет, впрочем, как нет и пестрых реклам на стенах: чистенький вагон точно сегодня сошел с конвейера.
Правда, поначалу сей факт не показался мне странным – я все же слишком устал, но когда вместо знакомых станций стали появляться незнакомые, в глубине души заворочался холодный комок... «Я сплю, и все мне снится», – благоразумно решил я, пытаясь проснуться, однако бред, творящийся вокруг, не исчез! Токийские станции сменялись нагойскими, осакские – сеульскими, лондонскими, берлинскими, нью-йоркскими, бостонскими, пражскими... В конце концов я уже ничего не понимал и в отчаянии старался очнуться от кошмара. Но кошмар происходил наяву.
Электронный голос объявил что-то на французском, я не выдержал и хотел выскочить из вагона – но незримая преграда не дала мне этого сделать. Со всей дури вмазавшись в невидимое стекло, я, охнув, так и сел возле закрывающихся дверей. «О боги...» – дикий поезд снова устремился во тьму, и мне померещилось, что в грохоте колес слышится жуткий издевательский смех...
Сколько это продолжалось, я не запомнил: паника окончательно завладела сознанием, а потом, на одной из станций, в вагон вошел новый пассажир – и все мои мысли разом устремились к нему как к спасителю. Незнакомец, облаченный в длинный плащ с капюшоном, пройдя к лавочке, опустился на нее, крепко задумавшись о своем.
- Простите, пожалуйста, – скромно начал я, стараясь не колотиться. – Вы не знаете, как отсюда выйти?
Собеседник вздрогнул. Похоже, мой вопрос вырвал его из размышлений.
- Еще один попался, ну-ну, – устало проронил он, не спеша снимать длинный капюшон. – Сколько ж вас, неразумных, будет? Пора бы и честь знать.
Опешив, я утратил дар речи, в моей голове цветным вихрем закружился рой чумных вопросов: что значит «еще один»? кто этот странный тип? как он вошел сюда? и объяснит ли мне кто-нибудь, что тут вообще происходит?!
- Вы разве не слышали легенду о последнем поезде? – мелодичный голос заставил меня покрыться испариной: ведь именно старую сказку вспоминал я, заходя в метро!
- Слышал, но... Мне казалось, это выдумки...
- Как обычно, – мрачно вздохнул мужчина. – Все вы одинаковые. Не верящие. Скучные. А мне вас все равно жаль.
- П-почему?..
- Потому что вам уготовано, как тысячам до, остаться здесь навсегда, – печально промолвил собеседник, но его сочувствующий тон прорезала холодная отстраненность. Мне стало совсем не по себе.
- Что же теперь делать?.. – пробормотал я.
- Ничего, – развел руками незнакомец, – лишь смиренно ожидать своей участи, – вздохнул и устало потер виски. – Люди привыкли поступать необдуманно: выстроили метро, потревожив жителей Нижнего Мира, а те из мести создали призрачные поезда, курсирующие по свету и собирающие дань: зазевавшихся пассажиров. Ждите теперь сменщика, хотя вряд ли дождетесь.
- Помогите, – отбросив все церемонии, я вцепился в его руку. – Пожалуйста, умоляю, – казалось, еще чуть-чуть – и я закричу. – Я сделаю что угодно!!
- Мне от вас ничего не нужно, – улыбнулся он, безуспешно пытаясь освободиться. – Жаль вас, правда, но поиски торопят.
Последняя фраза незнакомца подействовала на меня отрезвляюще: вот значит как. Эгоист. Пальцы разжались сами, но мужчина уходить не спешил, ожидая своей станции.
- Вы сумеете покинуть поезд только поменявшись с кем-то местами, – ровно сообщил он, и я невольно вздрогнул, не надеясь услышать что-то еще. – Когда кто-нибудь зайдет, вы выйдете на той станции того города и страны, где сел новый пленник. Правда, шансов маловато: куда раньше попавшие сюда сталкиваются со своей копией, и та убивает их... Желаю вам не встретить себя.
С этими словами он демонстративно поднялся на ноги, но я, вскочив как ошпаренный, вновь схватил его за запястье, понимая, что вместе с ним утрачу последний шанс.
- Пожалуйста, спасите меня! Прошу вас...
- Прекратите, – он поморщился, – это глупо. Дело, из-за которого я не могу помогать подобным вам, непосредственно связано с вашим спасением, – вздох. Освобождение из моих рук. – Я ищу того, кто заварил эту кашу, чьей милостью люди, заходящие в поезда, исчезают. Не демоны же сжирают их.
- То есть... – опешил я. – Разве не...
- Нет, – незнакомец покачал головой. – Темные ловят жертв, чтоб помучить и отпустить в обмен на новую игрушку, ни к чему им губить вас раньше сроку. Люди убивают себя сами... – выдержав паузу, он снял с головы капюшон, открывая идеальное лицо и черную копну нечесаных пышных волос. – Мое имя Такуми. Я ищу Ангела.
- Ангела?..
- Да, – Такуми расстегнул пару пуговиц на плаще, продемонстрировав слепяще-белые одежды под ним. Я едва дышал, до конца не веря, что все это мне не мерещится. – Моего коллегу, – негромко пояснил он. – Спустя полвека после открытия метро он спустился сюда, и с тех пор пленники призрачных поездов стали исчезать, – Такуми устало отбросил со лба мешавшую прядь. – Теперь тут обитают странные создания – темные альтер-эго людей, ищущие Ангела, исполняющего желания. Ведь в каждом из вас, пусть даже в самом невинном, спит мечтающий обрести все, чего жаждет. Новая жертва неминуемо встречает свою темную половину, и та уничтожает ее. Бойтесь своих желаний – они не только сбываются, но и убивают, – мрачно закончил Такуми.
- И вы...
- Я ищу Ангела, чтобы вразумить, ведь никто до сих пор не знает, что заставило его губить не повинные души. Возможно, он сошел с ума... – представитель Света тяжело вздохнул. – Тогда мне тем более стоит забрать его.
- Странно, – пробормотал я, окончательно потерявшись.
- Так не должно быть, – с горечью подхватил Такуми, – наш долг – разобраться как можно скорей, – снова застегнув плащ, светлый надел капюшон и серьезно заметил: – Если вы встретите Сацки – так зовут падшего, – скажите ему, что его ищет Такуми. Раньше мы дружили, он вряд ли станет убегать от меня, – голос светлого дрогнул, и я с удивлением приметил в нем что-то человеческое, теплое, болючее... – Можете попросить его спасти вас: поскольку Сацки сотворил сей бедлам, он знает, как спастись от альтер-эго. Удачи вам, Каору-сан.
В этот момент поезд остановился, и автоматические двери с шумом распахнулись, выпуская моего попутчика где-то в сердце Варшавы. Я вновь остался один, наедине с бесконечными коридорами подземелий.
Правда, долго скучать мне не пришлось: на следующей остановке, которой по иронии судьбы стала домашняя осакская платформа, в вагон вразвалку зашел тот, встретить кого я совершенно не ожидал: ты, Дайске-кун.

- Я?! – гитарист, пораженный историей коллеги, не выдержал: он слишком долго терпел, чтоб не вставить где ехидный комментарий, а где и резонный вопрос. – Какого хрена?!
- Дай, я же просил не бухтеть, – помрачнел лидер, сверля друга недобрым взглядом.
- Прости, не сдержался.
- Все, сбил. Не буду дальше рассказывать.
- Нет, Као, – встрепенулся гитарист, мысленно матеря себя за длинный язык. – Я ж опупею, если не узнаю, чем закончилась эта свистопляска!
- Еще одно слово, – хмуро напомнил Каору, гася окурок в полной пепельнице.
- Клянусь, что не пикну!
- Ладно, – смягчился лидер. – Итак, в вагон вошел ты.

Меня сразу же поразил твой вид: на тебе был концертный костюм из последнего тура, я еще удивился, кто позволил его заныкать, а потом заметил у тебя на поясе самурайский меч... Ничего не понимая, я инстинктивно сделал шаг назад, а ты, ухмыльнувшись, подошел ближе и, сложив руки на груди, невежливо бросил:
- Драссте. Вот так встреча. Мне сегодня везет: уже второй раззява, жаль, на легкокрылого никак не попаду.
После этих слов до меня дошло, что передо мной вовсе не ты, а твое темное альтер-эго, в чем окончательно убедило резкое:
- Говори сразу: где черти носят Ангела?
- Не знаю, – честно ответил я.
- Может, подумаешь? – хмыкнул ты и, без лишних прелюдий, вытащил меч из ножен. Острое лезвие злобно блеснуло возле моего горла. Не ожидая подобного выпада, да еще и пусть от темного, но все-таки друга, я застыл как вкопанный.
- Но... Дай... – судорожно сглотнул. – Убери меч.
Несколько тягучих секунд мы оба молчали. У меня в голове все перемешалось, я мог лишь хватать ртом спертый воздух. А чокнутый поезд несся прочь от японских станций...
- Ладно, катись к дьяволу, – темная сторона опустила меч, и я выдохнул, благодаря всех богов за снисхождение. – Эта дрянь, видно, опять смотала.
- Зачем тебе Ангел, Дайске? – я невольно потер затекшую шею, только сейчас понимая, что поезд шумит тише, чем звучат наши голоса. Странно. Неестественно. – Чего тебе-то для счастья не хватает?
- Всего и сразу! – в темных глазах мгновенно зажглись дьявольские огоньки. Я инстинктивно попятился, ощутив, как воздух накаляется алчностью: честное слово, никогда не думал, что в тебе ее так много. – Денег, секса, жратвы! И, конечно же, партий, – во взгляде мелькнуло особое ехидство, заставившее меня тут же вспомнить обещанную и так и не подаренную тему в последней песне...
- Прости, забыл... Когда вернусь, найду ноты, отдам...
- Как миленький отдашь! – бросила вредная половина, возможно, желая прибавить что-то еще, но двери вагона распахнулись. Ты, хмыкнув, зачехлил оружие. – Хорош, заболтались. Увидимся, чертов лидер, – и шагнул на платформу, к коей уже прибывал желтый берлинский поезд.
Следующей остановкой стала столицы Франции с яркими надписями на стенах – даже не будучи полиглотом, язык Версаля сложно спутать, хотя скоро я необъяснимым образом начал признавать станции, даже те, где никогда не был... Ересь какая-то. Мимо, одарив ледяным взглядом, понурившись, прошелся Шинья, тоже в концертом, тоже ненастоящий и тоже мечтавший меня убить. На плече барабанщика я заметил скрученный кнут и, уже наученный горьким опытом, решил не приближаться к мрачному товарищу. Мы молчали довольно долго, затем Шин вздохнул и уныло вопросил:
- Беглого Ангела не видел? – в голосе хрипота.
- Нет, – я покачал головой. – Тоже ищу его.
- Хочешь выбраться? – заметив мой кивок, Шинья устало зевнул. – Как скучно. Вообще все скучно, Каору, ВСЕ, – на последнем слове барабанщик сделал акцент и, приблизившись, зачем-то коснулся моего запястья. Я оторопел: его пальцы были ледяными! – Даже играть в рок-группе, даже кататься на метро и искать исполнителя желаний. Даже...
Резкий выпад в мою сторону застал врасплох: ловко набросив мне на шею кнут, Шинья затянул гибкое оружие, заставив меня лишь сдавленно захрипеть.
- ...Даже убивать, – огонь, вспыхнувший в глубоких глазах, погас даже быстрее, чем возник, Шин тут же отпустил меня. Не обращая никакого внимания на тяжело дышащую жертву, забросил кнут на плечо и вышел на римской станции, стены которой украшали яркие граффити. Напоследок он обернулся, и я, потирая натертую шею, почувствовал, как холод его взгляда пробрал меня до костей. Жуткие ощущения...
Когда на станции канадского Торонто полукруглые своды подарили мне нового попутчика, я даже не удивился. Конечно, это был Тошия, правда, в отличие от предшественников, в руках он держал гитарный кейс. «Хоть кто-то помнит о работе», – облегченно подумалось мне, однако сам басист тут же опроверг мои ожидания, спросив чуть ли не с порога:
- Каору, не знаешь, куда направился Ангел? Я видел его в Петербурге, но он снова ушел.
«И у этого мысли об одном...» – хмыкнул я, но вслух поспешил заверить:
- Мне он не попадался.
- Блин, чего ж так не везет... – Тошия в сердцах сплюнул и горестно закатил глаза: – Зачем я вообще ношусь, как дурак, по свету? Ну почему у других все в шоколаде, а у меня вечная непруха?! По-че-му?!
Наблюдать сей спектакль было непросто: мне отчего-то даже стало совестно перед другом, поэтому, вздохнув, я положил ладонь на плечо басисту и сочувствующе сказал:
- Не дури: никто не может поймать Ангела.
- Вот уж не надо, – басист резко сбросил мою руку. – Ты здесь без году неделю, не тебе петь о нем! Есть упыри, что за день ловят светлого и получают все, убить их мало, – последнюю фразу бас-гитарист почти прорычал. Злобно зыркнув, положил кейс и, усевшись, открыл замки, явив миру совсем не то, на что я так надеялся: там лежала не верная бас-гитара, а преданная винтовка.
- Хара, ты что творишь?! – не выдержал я, ощущая, как не рифмующаяся с образом талантливого музыканта киношная картина отнимает у нас обоих остатки хладнокровия.
- «Хара», «Хара» – я всю жизнь Хара! – рявкнул он, мастерски собирая оружие. По вагону растекся сырой аромат подземелья, влетевший в форточку. – Да только без толку! «Тошия то», «Тошия это» – а в итоге все вам: лучшие партии, внимание фанатов – меня в упор не замечают, слава достается уроду-маломерке... Да и ты, лидер-сан, вечно мной пользуешься! – в колючем взгляде вспыхнули искры. – Хватит. Будьте вы прокляты.
Вскинув винтовку, он поднялся на ноги. Резкий щелчок затвора. Я успел лишь понять, что у меня чудовищно немеют ноги, и рефлекторно зажмуриться... Раз, два, три... Ничего не происходило. Снова открыв глаза, я увидел, как несостоявшийся убийца упаковывает так и не выстрелившее оружие. Его пальцы мелко подрагивали, выдавая жуткое напряжение. Молча пройдя мимо, басист проследовал к дверям, за которыми уже мелькали красочные пейзажи киевского метро.
- Тошия-кун... – начал было я, но он отмахнулся.
- Отцепись.
Из открытого проема потянуло холодом, и я нервно поежился, но скоро призрачный поезд вновь понесся по узкому туннелю, заставляя меня с ужасом подумать, что следующим будет Кё... Зная непростой нрав нашего вокалиста, я прекрасно понимал, что вряд ли переживу пришествие его темной половины. «Где ты сейчас, Ангел?» – устало закатил я глаза, но тут состав вздрогнул, остановившись на красивой станции старого Киото.
А потом в вагон зашел Кё – мои молитвы никто не слышал. Маленький вокалист, мрачнее грозовой тучи, прошел мимо, случайно задев плечом и тихо ругнувшись, а затем, недолго поразмыслив, незаметным жестом выхватил короткий расписной нож. Подбросил. Поймал с ловкостью жонглера. Снова и снова. Я только и мог, что безмолвно наблюдать картину, не сулящую ничего хорошего: бежать некуда, поезд несется в никуда, вокалист молчит. Глаза визави надежно скрывают непроницаемые солнечные очки.
- Где Ангел? – наконец медленно произнес Кё, продолжая угрожающе играть ножом.
- Не знаю.
- Не зли меня, – его тон сделался жестче.
- Я правда не знаю, – вздохнул я, но секунду спустя нож, просвистев в миллиметре от моего уха, воткнулся прямиком в щель между дверьми.
- Ложь, – мрачно констатировал Кё, доставая новый метательный снаряд. Паника ледяной хваткой сжала мне горло: в следующий раз, не сомневайся, он не промажет... – Ты всегда лжешь, Ниикура... – его голос мгновенно сорвался на крик: – Всегда!!
Меня спасло истинное чудо: в последнюю секунду ангел-хранитель подсказал уклониться – и, прорезав воздух, нож исчез в раскрывшихся дверях, со звоном покатившись по платформе где-то в центре Нью-Йорка. Вокалист выхватил новый и замахнулся, чтобы совершить, наконец, точный бросок.
- Ненавижу тебя! Ненавижу вас всех, чертовы лицемеры, – процедил он сквозь зубы. – Сдохни!!
Я зажмурился, но внезапный возглас «пусти, тварь!» заставил открыть глаза и чуть ли не лишиться чувств... Кё помешали: руку вокалиста остановил... я – уверенный в себе, мрачный. Тот, о ком говорил Такуми. Тот, кто должен меня убить...
- Не дури, Кё, – в голосе альтер-эго плескалось превосходство. – Это моя добыча.
- Пусти, – повторил вокалист уже спокойнее, посему был освобожден.
- Почему в подземелье очки не снимаешь? – хмыкнул лидер.
- Свет ослепляет, – огрызнулся Кё, проходя к выходу. Я благоразумно убрался с дороги, чтобы не быть-таки зарезанным к Рождеству.
- Да тебя гнев ослепляет, – зло рассмеялся Каору. – Ангела не встречал?
- Пусть бы и встречал, тебе не сказал бы, – не оборачиваясь, рявкнул Кё и, дождавшись, пока поезд остановится, растворился в тревожном сумраке московского метрополитена, продолжая крутить в руке красивый расписной нож. Двери снова захлопнулись – мы остались наедине: я и моя темная половина, подошедшая к выходу и развернувшаяся к нему спиной. Недвусмысленно хмыкнувшая, прежде чем произнести ровное:
- Вот мы и встретились, Каору-сан. Неважно выглядишь – выматывают тебя твои подчиненные. А я никому не позволяю на себе ездить, поэтому всегда шикарен, – он разулыбался, наслаждаясь моментом. Концентрация спеси в воздухе достигла максимума, и мне стало нечем дышать.
- Можно, я уйду?.. – зачем-то прошептал я, почти не надеясь получить разрешение, но наблюдать собственное падение было просто невыносимо: гордыня обратила меня в самовлюбленного, циничного урода...
- Уходи, – рассмеялся темный Ниикура, – только сначала ответь: где Ангел?
- Да не знаю я, где ваш чертов Ангел! – не выдержав, я едва не разрыдался, но Каору, подойдя ближе, одним движением выхватил пистолет и, сняв предохранитель, прижал оружие к моей груди. Я вздрогнул, прикусил язык, давясь собственной горько-соленой кровью. Это конец. Это точно конец...
И вдруг за спиной альтер-Каору замелькали витые колонны, поезд остановился, но дверей не открыл, а я тихо ошизел: напротив, глядя мудро и проницательно, стоял человек с крыльями... ангел... тот, кто исполняет желания. Его неземные одежды поражали снежной белизной, рыжевато-каштановые волосы, убранные в сложную прическу, витыми прядками рассыпались по плечам, а сам он излучал особый свет – спокойный, но прохладный, мягкий, но далекий...
- Сацки... – одними губами прошептал я. – Такуми...
- Что за... – удивленно брякнуло альтер-эго, палец, лежащий на спусковом, дрогнул. Громкий хлопок оглушил пространство.
Когда через мгновение я открыл глаза, моего визави уже не было, Ангел тоже бесследно исчез: распахнувшиеся двери на секунду опередили выстрел. Передо мной открылась незнакомая сине-белая платформа, и приветливый голос над головой громко произнес: «Станцыя Уручча, канцавая. Поезд далей не ідзе, калі ласка, пакіньце вагоны».

 
JuliaSДата: Вторник, 24.09.2013, 23:48 | Сообщение # 3
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 246
Награды: 2
Статус: Offline
Каору подпалил новую сигарету, задумчиво выпустил струйку белесого дыма. Дайске, наконец, выронив мятую подушку, даже не знал, что и сказать.
- Эта фраза отпечаталась в моей голове, потом я выяснил, что ее произносят в метро одного из городов Восточной Европы, – пояснил лидер, откинувшись в кресле. – Видимо, новый пленник поезда зашел именно там и в последний миг спас меня, сам того не зная.
- А как ты потом...
- Не спрашивай, – поморщился Каору. – Пришлось срочно притвориться обворованным туристом, хорошо еще, что хоть кто-то в отделении понял мой корявый английский.
- Слушай... – наскоро покопавшись в памяти, Дай выудил события двухлетней давности. – Однажды мы приперлись на репетицию, а менеджер сообщил, что ты срочно вылетел в Европу, мы еще удивились: с чего бы? Выходит, ты туда на метро приехал?!
- Выходит, так.
- Охренеть... – только и смог пробормотать шокированный друг.
- Ладно, ты не помнишь, к чему я все это рассказывал? – улыбнулся Каору, переводя тему. – Кажется, мы говорили о песне. Давай позже партии обсудим: у меня в горле пересохло, пойду чаю заварю. Тебе принести? – осведомился он, поднимаясь на ноги.
- Нет, спасибо, – Дай мотнул головой, и Као покинул комнату, оставив друга наедине с тишиной.
Где-то внизу под домом на глубине прошел поезд – гитаристу стало не по себе, хотя, конечно, беспокойная натура не могла не позавидовать коллеге, угодившему в приключения. Подойдя к подоконнику, Дайске оглядел сумрачный городской пейзаж и невольно вспомнил, что нынче полнолуние, его машина в ремонте, а задержатся ребята, похоже, допоздна...
«Где ты сейчас, Ангел?» – лениво подумал гитарист, обращаясь скорее к мечтам, чем к реальности. Но тут мимо окна пролетела пара перьев! Опустив глаза, Дайске побледнел, роняя тлеющую порцию любимой отравы: у входа в метро остановился человек в черном и, подняв голову, со злобной ухмылкой глядел на него... Это был не просто кто-то, это был... он сам.
Тихо ругнувшись, гитарист сделал шаг назад, не в силах оторвать взгляда: казалось, достаточно сморгнуть, чтобы видение испарилось, но секунды летели, а двойник не уходил. У него на поясе поблескивала рукоять самурайского меча...
- Зря ты отказываешься: чай отменный! – в помещение вернулся Ниикура.
- Каору-сан, можно, я сегодня у тебя заночую? – пробормотал Дайске.
- С чего бы? – нахмурился лидер, не горящий желанием проявлять гостеприимство.
- История потрепала нервы, – чтобы не выдать дрожь в голосе, рассмеялся гитарист.
Каору пожал плечами, выражая молчаливое согласие, и двойник Дая возле метро повторил его жест, исчезая во мраке подземки. В прощальном взгляде ясно читались насмешка и спокойствие, как будто темный близнец был уверен: однажды они все равно встретятся... От подобных мыслей гитариста передернуло, что не утаилось от внимательных глаз лидера.
- Кто там, Дайске-кун? – Каору поставил чашку на подоконник.
- Никто, – сморгнув, заверил тот, сделав шаг в сторону. Прищурившись, Као на всякий случай придирчиво осмотрел вечернюю улицу и вздохнул с явным облегчением: там правда никого не было.

The end

Написано и отредактировано: 20.05.–09.07.2013 г.
Минск, Беларусь.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Saishuu Ressha (PG-13 - Kaoru, Die [DIR EN GREY, Rentrer en Soi])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz