[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Shuuki (G - Yuu, Gara, Kenichi [MERRY])
Shuuki
JuliaSДата: Пятница, 13.09.2013, 12:27 | Сообщение # 1
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 246
Награды: 2
Статус: Offline

Название: Shuuki

Автор: JuliaS
Контактная информация: JuliaS_87@mail.ru , vk

Фэндом: MERRY
Персонажи: Yuu, Gara, Kenichi
Рейтинг: G
Жанр: романтика, повседневность, эксперимент... и полнейший джен-буддизм :)
Размер: мини
Статус: закончен

Описание:
Миром правят Стихии!

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора.

Посвящение:
One festival, MERRY, DIR EN GREY, all friends and you.

Примечания автора:
Все права незыблемы.
Второй фанфик по дорогой сердцу группе, слегка странный, зато искренний. Для меня по-своему экспериментален, как и нижеупомянутая песня экспериментальна для Merry, поэтому прошу найти ее и послушать перед прочтением. И да, меня тоже вдохновляет непогода!
«Shuuki» – яп. «дыхание осени».
 
JuliaSДата: Пятница, 13.09.2013, 12:36 | Сообщение # 2
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 246
Награды: 2
Статус: Offline
Музыка: MERRY – Hi no Demachi, Machikado Tsunderera ~2-ban HOME hen~


***

Дверной колокольчик у входа жалобно звякнул, когда, резким хлопком отгородившись от внешнего мира, в маленькое кафе вбежал новый посетитель. Темноволосая девушка у стойки, в это время увлеченно пересчитывающая выручку, вздрогнула, но, лишь глянув на вошедшего, понимающе вздохнула: с него потоком лилась вода. Прислонившись спиной к косяку, невысокий мужчина в черной куртке устало потер ладонями мокрое лицо и, прикрыв глаза, пробормотал под нос что-то непечатное, правда, достаточно тихое, чтобы его никто не услышал. Влага спешно стекала с рваных прядок и беззастенчиво отправлялась за шиворот, провоцируя неприятную дрожь, а в ботинках безбожно хлюпало, доказывая, что слабые надежды спастись от причуд стихии не сбылись. Переведя взгляд за плотное стекло, где серое небо, как актриса дешевого театра, сейчас отчаянно рыдало навзрыд, незнакомец недолго потоптался на пороге, пытаясь подарить остатки принесенного дождя коврику, а затем, втянув сухой воздух, в развалку подошел к стойке.
- Добрый день, – девушка вежливо поклонилась, подарив гостю дежурную улыбку.
- Добрый, – погрешив против правды, мужчина улыбнулся в ответ. Его голос прозвучал мягко, но слегка хрипловато, и внимательная сотрудница тотчас же догадалась, что незнакомец совсем продрог, а значит, нуждался в тепле и горячем ужине. К счастью, их заведение могло с блеском предложить ему и то, и другое. – Мне бы свободный столик, пока не закончится это безобразие, – усмехнувшись, гость кивнул в сторону окна, где капли яростно отбивали дробь, – в зале для курящих. И, пожалуй, полотенце, – иронично прибавил он.
- Свободного места у нас предостаточно, – девушка указала на ряд уютных столиков у стены, – а уборная прямо по коридору.
- Спасибо, – поклонившись, гость исчез в сумраке кафешки, а сотрудница, подумав, что сегодня их ожидает еще немало пленников непогоды, вернулась к пересчитыванию выручки. Этот день для заведения определенно был добрым: уровень прогнозной опасности не позволял токийцам ломать планы, но гнев стихии толкал прохожих на поиски спасительной крыши. Девушка не ошиблась: спустя пару минут дверной колокольчик вновь издал приветливый звон, приглашая зайти семейную пару, а за ней – компанию офисных сотрудников, господина в не по сезону плотном пиджаке, двух неформалов... Кондиционер под потолком, чуть слышно жужжа, заботливо гонял нагретый и высушенный воздух.

***

Аккуратная чашка с обжигающим чаем была сдвинута в сторону, тонкий дымок, поднимаясь от темной поверхности благородного напитка, красиво вился в воздухе, образуя замысловатые, практически мгновенно тающие узоры. Лениво наблюдая за их магическим танцем, Ю ковырялся в телефонных контактах и время от времени поглядывал в сторону окна. В пальцах дымилась вторая за вечер сигарета, а сам Ю не без удовольствия думал, что, в общем-то, все не так уж и плохо. Каштановые волосы уже почти высохли, лишь рваные кончики неприятно холодили шею, да и промокшая под дождем одежда хотя еще и хранила в себе напитавшуюся сырость, больше не создавала прежних неудобств: пребывание в сухом помещении делало свое дело. Кроме того, как успел выяснить музыкант, в кафе работали достойные повара, о чем красноречиво свидетельствовала почти приконченная вторая порция ароматного теппаньяки с курицей. Теперь Ю беспокоили только две проблемы: отсыревшие джинсы, неприятно холодившие икры и не желавшие высыхать, да тайфун, превращавший перемещение по улицам столицы в оживший квест. Поскольку переодеться возможности не было, оставалось искать способ добраться домой – и гитарист искал его в своем телефоне.
Увы, но кафешка, в которую заскочил музыкант, находилась слишком далеко от его дома и неблизко к остановкам общественного транспорта, так что путешествие к ним грозило очередным «купанием», а этого без того промокшему и уставшему парню решительно не хотелось. «Так можно и пневмонию заработать, а у нас тур на носу», – хмурился Ямагучи, следя, как низкие сине-серые облака нагло задевают отвисшими животами высокие крыши. Непогода только усиливалась, и все ее пленники покорно ожидали едва ль не пришествия.
«Какой черт дернул меня вообще куда-то лететь?» – мрачно спрашивал сам себя Ю, но, увы, не находил достойного ответа. Сегодня их группа взяла выходной, еще вечера услыхав по радио сообщение о приближающемся тайфуне, соня-гитарист резонно собирался посвятить грядущие сутки ничегонеделанью. «Спать бы сейчас, закутавшись в одеяло, да горя не знать», – вздохнул Ю, сделав затяжку и решив, что вряд ли поймет, зачем и почему он – неоспоримый поклонник сна – почесал в город за струнами, да еще и без машины.
Хотя теперь уже было абсолютно все равно, какой из нечистиков, вечно сопровождающих гитариста, пихнул его навстречу приключениям, оставалось лишь искать выход из сложившейся ситуации и желательно – не слишком мокрый. Верное решение – попросить кого-нибудь из друзей забрать его отсюда – пришло в голову Ю как только он переступил порог кафешки и понял, что дело дрянь. Правда, судя по всему, телефон Неро пребывал в законной разрядке, Тетсу физически отсутствовал в Токио, а номер Гары отвечал равнодушными длинными гудками. Вздохнув, Ямагучи предпринял последнюю попытку выйти на связь и, выбрав в списке коллегу-гитариста, нажал на «вызов».
Сначала на том конце никто не отзывался, но когда Ю уже удумал с разочарованием отключиться, неприятный скрежет поцарапал ухо.
- Слушаю, – в динамике раздался знакомый, но какой-то чересчур сонный голос.
- Кен-чан, это Ю. Не разбудил?
- Нет, хотя я действительно засыпаю, – собеседник сладко зевнул, от чего фанату здорового сна тут же захотелось свернуться калачиком и засопеть, но он мужественно отогнал подобные мысли. – А что случилось? Ты ж обычно в такое время похрапываешь.
- На сей раз меня замещаешь ты, – Ямагучи неопределенно пожал плечами. – Ненормальный какой-то день.
- Наверно, – было слышно, что младший гитарист улыбнулся, и мобильная связь волей-неволей передала эту улыбку старшему, предательски заставляя помечтать о горячем душе, мягкой сухой постели, любимом плюшевом одеяле в пятнышки и урчащих котах под боком.
- Кен-чан, у меня проблема, – буквально выдернув себя из навязчивых грез, Ю без обиняков перешел к главному. – Я сейчас в городе, а вокруг – водопады. Ты не мог бы по старой дружбе...
- Спасти утопающих?
- Именно.
- Ю-кун, ради всех богов: у меня машина в мастерской третий день, – голос Кеничи помрачнел, а Ямагучи, тут же вспомнив их недавний разговор в студии, окончательно расстроился. И как он только забыть-то мог?! Вот блин, приехали, называется: и почему эти машины так любят ломаться в самый неподходящий момент? – Набери Гару, – вдруг оживился младший коллега, – он наверняка не откажет.
- Не берет твой Гара, – буркнул Ю, понимая, что теперь ему точно придется искупнуться вторично: заруливать в ангар непогода, похоже, не собиралась до самой темноты.
- Я думал, он
твой, – мягко заметил Кеничи.
- Был бы
моим, не игнорировал бы зовы о помощи, – парировал Ямагучи, несильно постучав сигаретой по краю пепельницы.
- Не слышит, наверное. Попробуй еще раз, – уверенно произнес Окада. – И... прости, ладно? – на последней фразе Кен привычно стушевался, отчего старший товарищ лишь снисходительно улыбнулся и поспешил утешить своего внимательного друга:
- Не грузись, все норм. Так и быть, продолжу доставать Асаду.
Завершив разговор, гитарист еще пару раз попытался вызвонить безответного Гару, но тот, увы, продолжал пребывать где-то очень, очень далеко. Потеребив в руке бесполезный мобильный и от безнадеги скользнув взглядом по многочисленным посетителям, чьи разговоры смешивались в единый гул, Ю внезапно замер. А через секунду, на манер Чеширского Кота, расплылся в загадочной улыбке. Медленно спрятав телефон, мужчина подпер ладонью щеку и заинтересованно воззрился на того, кто сидел сейчас в метрах четырех за неприметным столиком у окна и, конечно, даже не догадывался, что за ним наблюдают.
Этот посетитель маленького кафе, постоянно прикладываясь к дымящейся палочке сигареты, что-то усиленно обдумывал, ненароком посматривая на мокрый мир по ту сторону прочного стекла, разрисованного, точно холст абстракциониста, резкими подтеками. На столике перед мужчиной Ю отчетливо рассмотрел пухленькую чашку с эмблемой заведения, выполненную, как и вся местная посуда, из бело-бежевого фаянса, в которой, вне всякого сомнения, уже не первый час остывал недопитый кофе. А еще – потертый блокнот, несколько желтоватых страниц которого, сплошь исписанные и перечеркнутые, в хаотичном порядке украшали столешницу. Примерно в таком же беспорядке находились и давно нуждающиеся в стрижке темно-каштановые волосы парня, отросшим каскадом падающие на плечи и лезущие в глаза, заставляя своего обладателя безуспешно убирать их с лица.
Это был Гара. Как ни странно, как ни парадоксально, но это был именно он – вокалист их группы, чей номер по чудной причине настойчиво отправлял Ямагучи далеко и надолго равнодушно протяжными гудками. Кто бы мог подумать, что случай сведет их сегодня, в непогоду, под крышей кафе, случайно попавшегося на пути гитариста? Ю усмехнулся и наметанным взглядом оценил стройную фигуру коллеги, привычно цепляясь за мелочи. Предсказуемо темный наряд Гары – прямые черные брюки и рубашка с тонкими узорами, дополненные приталенным плащом из мягкой ткани, цвет которой модельеры зовут так же, как Merry своего барабанщика, да широкой шалью, закрученной вокруг шеи, – был сухим, как и волосы, значит, вокалист пришел сюда не сейчас. Сидя неестественно прямо, Гара почти безотрывно что-то писал в блокноте, лишь временами поднимая глаза от написанного, и, усиленно вглядываясь в пространство перед собой, проговаривал нужное слово, чуть заметно шевеля губами, будто пробуя получившуюся фразу на вкус. Затем хмурился, позволяя тонкой морщинке разместиться между бровей, нервно покусывал губы и, потеребив ручку, возвращался к своему занятию. «Сочиняет, – понял Ю и, не слушая советы совести, согласился с бравым предложением самого вреднючего из чертей, сидящих на плече. – Я его напугаю, – посмеиваясь, гитарист оглянулся в поисках официанта, – но сначала все-таки расплачусь с заведением».
Покончив с формальностями, Ямагучи, улыбаясь не хуже Джоконды, осторожно поднялся со своего места и, подойдя к столику вокалиста, произнес нарочито вежливо:
- Макото-сан, к вам можно?
Асада вздрогнул – прямиком по сценарию злобной половины, от чего она хихикнула и уколола добрую каленой пикой. Ю ухмыльнулся. Тряхнув головой и резко подняв глаза, Гара непонимающе уставился на него с таким видом, будто бы друг застал его за чем-то непристойным. Машинально заслонив локтем написанное, вокалист «вис» секунд пять, словно перегруженный компьютер, а затем, забавно проморгавшись, кивнул и слегка покраснел, убирая со столика разбросанные страницы.
- Привет, конечно, садись, – голос прозвучал хрипловато, и гитарист не сумел не посочувствовать коллеге: похоже, вчерашняя упорная репетиция отразилась на солисте не лучшим образом. Как же вовремя они решили передохнуть.
- Не думал, если честно, встретить тебя здесь и сейчас, – заметил Ямагучи, по-свойски устраиваясь напротив.
- Я тоже не думал, – Гара перенял улыбку и, прищурившись, добавил: – Мне казалось, выходные ты предпочитаешь проводить в царстве снов и вечно просишь тебя не будить. Или я что-то путаю? – на последнем вопросе в темно-карих глазах мелькнули насмешливые огоньки – что поделать, подкалывать друг друга у этих двоих прочно вошло в привычку.
- Не путаешь, но сегодня меня один наглый черт понес в город за струнами, – рассмеялся Ю, совершенно не сердясь, когда ему напомнили о знаменитой слабости.
- Тот же черт, что наколдовал этот мрак? – вокалист отрешенно кивнул в сторону окна, где вовсю бесилась стихия.
- Похоже. Я, мать его, так и не успел добраться до остановки, вымок весь, – признался Ю. – Пришлось заскочить сюда, чтоб хоть просохнуть. Звонил всем подряд – и никто, как назло, не может помочь! Тебе, кстати, тоже звонил, – задержал на товарище многозначительный взгляд, от которого коллега тут же заелозил и, достав мобильный, с печальным вздохом продемонстрировал Ю экран: три пропущенных, все от Ямагучи.
- Я глухой, – прокомментировал вокалист, театрально уронив голову на грудь.
- С кем не бывает, – отмахнулся друг. – Все равно ж встретились. Заодно поужинать успели. Как тебе местная кухня, Асада-кун? – лукаво подмигнул солисту, в ответ тот презабавно скривился.
- Ужасно, – буркнул Гара, и Ямагучи разулыбался, понимая, что, видимо, здешний повар, как десятки его предшественников, не сумел угодить вкусам привередливого фронтмена.
- А я объелся! – посмеиваясь, отметил Ю, наконец, возвращаясь к давно крутящемуся на языке вопросу: – Ты-то тут что забыл? Тоже отсиживаешься?
- Скорее пытаюсь привести в порядок не совсем здоровые мысли, – вздохнув, Гара положил перед собой стопку желтоватых страниц, усеянных ровными витиеватыми иероглифами, и Ю в очередной раз восхитился, какой же правильный почерк у их поэта. Аристократически тонкие пальцы Макото наскоро перебрали листы, предпринимая попытку отыскать начало. Наконец, переложив наброски в нужном порядке, Гара деловито прогладил бумагу, позволяя заметить аккуратно подточенные ногти и пару тяжелых перстней, украшавших красивые руки. Гитарист всегда тайно завидовал другу, поскольку не мог похвастаться такими же, но когда однажды заикнулся об этом, поэт лишь легко рассмеялся, сказав, что ему лично куда больше импонируют небольшие ладони Ю.
- Что это? – щелкнув зажигалкой, Ямагучи подпалил очередную сигарету и кивнул в сторону помятых страниц.
- Попытки подобрать слова к песне Кеничи, – Гара, жестом попросив огню, с нескрываемым удовольствием продолжил свой курительный вечер, хотя изящная керамическая пепельница и без того была уже заполнена доверху. Вокалист наклонился к галантно протянутой зажигалке, его черные ресницы, излишне длинные для мужчины, притягательно прикрыли усталые выразительные глаза. – Далеко не самые успешные.
- Почему? – лениво вопросил гитарист.
- Потому что, – неопределенно заметил поэт, выпустив тонкую струйку ароматного дыма и аккуратно стряхнув пепел поверх недокуренных окурков. Сей автоматический жест почему-то смотрелся предельно возвышенно, выделяя Гару из прочих посетителей кафе, и даже немного женственно – впрочем, Ямагучи привык видеть его таким. Особенно в минуты создания нового шедевра. – Ю-кун, – внезапно взгляд вокалиста стал тверже, – как ты считаешь: жизнью людей управляют свыше или каждый сам строит свою судьбу?
- Конечно, каждый сам строит! – выпалил эмоциональный товарищ, будучи на сто процентов уверенным в своих словах, но легкий рекламный щит, через секунду шлепнувшийся в лужу возле магазина напротив, заставил парня поежиться, пробормотав честное: – А может, и не совсем...
- Точно. Спасибо, Ю. Я тоже так думал, но запутался уже в собственных мыслях! – рассмеялся Гара, как если бы только что разрешил труднейшую из задач. – Миром правят Стихии, однако, нам так обычно не кажется, – здесь он задумался, с воодушевлением покопавшись в памяти. – Вроде, у одного философа... – улыбнувшись, резко захлопнул блокнот, прижав торчащие листы плотной обложкой. – Ю-кун, прости, мне нужно идти, – глаза Гары блестели от внезапного просветления, что находит на гениев мгновенно и неотступно. – Если я не наиграю это, стихи можно будет смело скурить.
Подозвав официанта, фронтмен приготовился к скорому уходу, а Ямагучи, взволнованно посмотрев за окно, где дождь даже не думал заканчиваться, перевел озадаченный взор на хрупкого Макото. Из-за высокого роста и длинных ног тот всегда казался еще слабей и тоньше, чем был на самом деле.
- Ты собрался идти сейчас? – сильные пальцы гитариста окольцевали костлявое запястье, а карие бархатные глаза обеспокоенно замерли на фигуре визави. – В дождь и мрак?
- Меня зовет вдохновение, ты же знаешь, что с ним не спорят, – Гара попытался вывернуться, но заботливый друг просто поменял руку.
- А как же твои обмороки?
- Это от другого... – покраснев, солист отвел взгляд, но товарищ и не собирался укорять его в беспечности – скорее пытался воззвать к разуму.
- Ты простынешь.
- Я приму горячую ванну.
- Я утоплю тебя в ней, если завтра ты придешь сопливый.
- Идет, – вокалист устало сдался и был тут же освобожден. Спрятав блокнот во внутренний карман плаща и отложив деньги за выпитый кофе, Асада решительно выдохнул и поднялся на ноги. Секунду-другую он поколебался, негромко постучав по столешнице костяшками пальцев. – Пойдем со мной, Ю.
Неожиданное предложение заставило гитариста удивленно уставиться на друга.
- Не, я лучше тут посижу, в тепле... – он лениво потянулся. – Подожду, покуда дождь не отбесится.
- Тайфуна боишься? – в глазах Гары вспыхнул знакомый огонек.
- Ну да, – пожал Ю плечами. – Не хочу больше мокнуть.
- А меня тайфун вдохновляет, – вокалист задумчиво закусил губу, – хочется бросить вызов стихии, помериться силами, – на этой фразе бравый вид Асады мгновенно разрушил всю хрупкость и кажущуюся женственность, и что-то в душе глядящего на него Ямагучи внепланово сжалось, чтобы отложить в памяти сей образ – образ человека, не знающего страха... Это было так странно, несочитаемо: в одной личности одновременно существовал тот, кому требовалась поддержка и защита, и тот, в ком спала и кипела скрытая сила, точно огонь внутри старинного сосуда. Сколько лет Ямагучи знал Асаду, сколько всего было пережито ими, пройдено, сказано, выстрадано... Казалось, они понимали друг друга с полуслова, порой прочитывая мысли по одному взгляду или скромному жесту – а Гара до сих пор умел удивлять Ю. Вот и сейчас его решительный образ буквально завораживал гитариста, сплетая незаметно приходящие в голову ноты в пока неведомую мелодию... – До встречи, Ямагучи-кун, – простая фраза вырвала Ю из омута нахлынувших дум.
Уже собираясь уходить, вокалист вдруг вспомнил о чем-то и, светло улыбнувшись, снял свою черную вискозную шаль, безапелляционно закрутив ее на шее коллеги. В нос немедленно ударил знакомый аромат парфюма Асады, почти женского, с чарующими древесными нотками.
- Ты же говорил, что продрог, – ответил Гара на незаданный вопрос. – Вернешь завтра на репетиции, – и, по-дружески тронув плечо Ю, уверенно зашагал к выходу из теплого зала.
- Счастливо, – Ямагучи едва успел попрощаться, как гостеприимный колокольчик звякнул, знаменуя закрытие дверей за спиной того, кто смело шагнул в дождь. Миг – и стена стопроцентной влажности поглощает гордую темную фигуру, а налетевший ветер неистово ударяет в лицо, приказывая сдаться, согнуться... Но Гара его не слушает – улыбается и, спрятав руки в карманы, уверенно следует своей дорогой.
Из окна маленькой кафешки прекрасно видна и мокрая улица, и хрупкий одинокий столичанин, что, как ни в чем не бывало шел к несущемуся на него тайфуну. Ю смотрел на уходящего вокалиста и не мог отвести взгляда с этой дивной картины, словно яркий фотоснимок, отпечатывающейся в подсознании: ревущая стихия, пугающая жителей города и не знающая пощады, и Гара – сильный, красивый Гара, – бросающий ей вызов. Ветер злится, треплет края черной одежды и безбожно путает давно не стриженные волосы, а Макото испытывает на прочность его терпение. И можно даже не сомневаться: в этом поединке стихий победа будет за вдохновением.

***

Асада шел навстречу дождю. Кто-то оглядывался на него, хмыкал, резонно замечая, что «идиотизм не лечится». А гитарист в теплом кафе, с благодарностью помянув перенятую у поэта привычку носить с собой записную книжку, наскоро расчерчивал пустые листы. Как только на чистой глади, наконец, появилась пятая линейка, в кармане переливчато заверещал мобильный.
- Ю-кун, мне сейчас позвонили из мастерской: машина готова, могу тебя подобрать, – раздался в динамике довольный голос друга.
- Да ладно, Кен-чан, не надо: я не скоро домой отправлюсь. Ко мне в голову пришла такая идея... Грех не записать. И еще: я только что виделся с твоим Гарой.
- С
моим? – абонент ухмыльнулся. – Я думал, он твой.
-
Твой-твой: по уши в твоей песне.
- Скоро себе его заберешь, – беззаботно рассмеялся Кеничи. – Не буду отвлекать, удачи.
Завершив звонок, Ямагучи лукаво разулыбался и решил заказать себе еще чаю: например, этого, особенного, с кленовым сиропом. Погружаясь в музыку, нота за нотой всплывающую на поверхность его сумасшедших мыслей, он спешил воплотить ее в жизнь, вылить на бумагу тактами и аккордами – дальше, дальше, дальше... Еще оборот, здесь будет пауза, вот здесь – рефрен. Добавить капельку блюза, понижение тонов, арпеджио. А сюда он вплетет партию для аккордеона...
«Тебя, Макото, тайфун вдохновляет, а меня вдохновляешь ты», – улыбаясь, думал Ю, перебирая музыкальные фразы, цепляясь за внезапно свалившуюся на голову страсть, даря идеям такую желанную, такую хрупкую жизнь. И не замечая за дымящейся бело-бежевой чашкой с эмблемой маленького кафе, как тайфун медленно, но верно покидал столицу, галантно раскланиваясь и неся вдохновение дальше, на сей раз – жителям Тохоку.

The end

Написано и отредактировано: 23.08.–13.09.2013 г.


Примечания:
* Теппаньяки с курицей – сытное и полезное блюдо японской кухни, включающее в себя рис, овощи и кусочки куриного мяса. Чем-то напоминает плов.
* «...плащом из мягкой ткани, цвет которой модельеры зовут так же, как Merry своего барабанщика...»: ударник Merry выступает под именем Nero, что в итальянском языке, часто используемом в модельном бизнесе, совпадает с названием черного.
* Осень на японских островах начинается сезоном тайфунов, который завершается в первых числах октября. Тайфуны представляют собой тропические циклоны, характерные для северо-западной части Тихого океана, и различаются по силе. Рождаясь над океаном, движутся на запад, а затем отклоняются на север и северо-восток. Тайфун, упоминающийся в рассказе, совершенно типичен: посетив Токио, он последовал дальше вдоль побережья.
* Тохоку – регион Японии на острове Хонсю, к северо-востоку от Токио, в состав которого входят шесть префектур: Акита, Аомори, Иватэ, Мияги, Фукусима и Ямагата.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Shuuki (G - Yuu, Gara, Kenichi [MERRY])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz