[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Дом с привидениями (PG-13 - Aggy, Leda, Juri, Sujk. And ghosts [Deluhi])
Дом с привидениями
KsinnДата: Четверг, 29.08.2013, 20:34 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Дом с привидениями

Автор: Katzze
Контактная информация: diary, vk, twitter, kattzzee@rambler.ru
Беты: Jurii

Фэндом: Deluhi
Персонажи: Aggy, Leda, Juri, Sujk. And ghosts.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Слэш, Романтика, Мистика
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
Друзья – это те люди, без которых многое в жизни было бы совсем не так. (с)

Посвящение:
Фанфик для замечательной Lawdy! Если бы ты не слала мне каждый вечер сообщения, не подкидывала новую музыку и не делилась фотками, я написала бы этот фик на месяц раньше XDD но если бы ты постоянно не поднимала мне настроение, вышла бы очередная ангстовая или соплеслюнная хрень ))) потому спасибо тебе большое за компанию! Я очень рада, что мы когда-то познакомились, и надеюсь, фанф тебя порадует ^^
 
KsinnДата: Четверг, 29.08.2013, 20:35 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- А вы сами-то верите в привидений? – спросил лектора один из слушателей.
- Конечно, нет, - ответил лектор и медленно растаял в воздухе. (с)


- Вот и все. Крышка, гроб и музыка, - объявил Агги и опрокинул в себя содержимое стакана.
- Да уж, - немногословно прокомментировал Сойк и последовал его примеру, а Джури пить не стал, только тяжело вздохнул и подпер щеку рукой.
В этот вечер Агги пригласил в гости своих друзей, потому что было невмоготу оставаться дома одному. За несколько лет, которые он жил вместе с Ледой, Агги отвык от одиночества и тишины и теперь даже не представлял, как станет справляться с ними. Именно в этот день, собрав свои вещи, Леда попрощался и ушел, окончательно перебрался в новую квартиру, которую подыскал недавно, и оставил Агги наедине с его мыслями.
Агги хватило ровно на два с половиной часа. Он бесцельно шатался по дому, пытался занять себя хоть чем-то, бездумно пялился то в телевизор, то в монитор и наконец сдался, достав телефон и набрав номер Сойка, а потом и Джури.
Вдвойне горько и обидно Агги было от того, что в расставании с Ледой он не был виноват. Впрочем, назвать виновником Леду тоже не получалось. История их отношений закончилась банально до невозможности: за недолгие годы вместе они надоели друг другу, потеряли интерес и влечение и в последнее время с трудом сдерживали раздражение. Поставить точку предложил решительный Леда.
- Пока окончательно не разосрались, давай разъедемся, - не слишком вежливо бросил он после очередной перепалки, а Агги, не задумавшись, выдал:
- Да пожалуйста!
Через неделю активного поиска Леда нашел себе квартиру и принялся паковать вещи, а до Агги только тут дошло, что он не то, что не хочет, чтобы Леда уходил, он просто не может этого допустить. Но было поздно: Леда решил, а Агги все равно не мог подобрать подходящих слов, чтобы объяснить, какую ошибку они сейчас совершают. С выражением своих чувств у него всегда были сложности.
- Все же вы идеально друг другу подходите, - печальным голосом сообщил Джури и покрутил перед собой по-прежнему полный стакан.
- Забей, Агги, - не разделил его горестных вздохов Сойк. – Отдохнешь немного от нашего лидера. Представь, какая свобода!
Агги прикрыл глаза и попытался представить свободу от Леды, но картина, которую нарисовало воображение, ему не понравилась. Поэтому, в очередной раз подавив вздох, Агги налил виски в полупустой стакан.
- Надо во всем искать положительные стороны, - предпринял еще одну попытку отвлечь от грустных мыслей друга Сойк.
- Я ищу. Но ничего не получается, - не отрывая глаз от стола произнес Агги. – Похоже, положительных сторон нет.
- Ну как же! Вот, например… - начал было Сойк, но тут же замолчал и призадумался. Видимо, плюсов в расставании Леды и Агги он тоже не видел, хотя и старался подбодрить.
- Да нет ничего хорошего во всем этом, - подхватил Джури и, расправив плечи, строго посмотрел на Агги. – Надо его вернуть.
Агги только горько улыбнулся, а Сойк иронично хмыкнул.
- Придумал, - насмешливо протянул он. – Если Леде что-то втемяшилось в голову, уже никто его не переубедит. Будто сам не знаешь.
- А мы не будем его переубеждать, - решил Джури, этим "мы" показывая, что решил брать дело в свои руки. – Надо сделать так, чтобы он сам передумал.
- Всего-навсего, - невесело усмехнулся Агги, но воинственно настроенный Джури хлопнул его по плечу.
- Не ной! А то я перестану удивляться, с чего вдруг Леда бросил тебя.
- Он не бросал, - вяло возразил Агги. – Мы вместе решили, что пора прекращать…
- Да уж я вижу, что ты решил, - язвительно прокомментировал Джури и хотел добавить еще что-то, но в разговор вмешался Сойк.
- Каким образом ты собираешься заставить его передумать? – поинтересовался он, и на лице Джури на мгновение отразилось замешательство, которое тут же сменилось довольной ухмылкой – определенно Джури осенила идея.
- Как-то раз смотрел я передачу по телеку, - начал он. – Так там говорили…
- Только не это, - закатил глаза Сойк, а Агги активно закивал головой, соглашаясь с ним. – В передачах по телеку не показывают ничего умного.
- Вы хоть бы дослушали, - возмутился Джури.- В передачах умного не показывают, но всегда бывают исключения. И эта передача – как раз тот случай. Там рассказывали, что поссорившихся людей лучше всего объединяет экстрим и опасность.
Джури откинулся на спинку стула, скрестил руки на груди и оглядел друзей победным взглядом. Однако те причину триумфа не поняли. Сойк хмыкнул и снова взялся за стакан, а Агги задумчиво потер лоб.
- Какой же экстрим в нашей жизни? – спросил он. – Утром в пробке застрять?
- В том-то и дело! – Джури подался вперед, а глаза его засияли озорным блеском. – Современные люди слабые и неприспособленные, и напугать их проще простого. Вот и надо нам поставить лидера в такие условия, чтобы он перепугался. А ты его защитишь.
- Бред, - прервал Сойк, но Джури сердито цыкнул на него, готовый продолжать уговаривать. Однако слушать дальше не пожелал сам Агги.
- Джури, я не хочу его пугать, - строго прервал он разошедшегося друга. – Это нехорошо. Да и Леда меня не простит, если узнает, что я ради его возвращения поступаю подло.
- Он не узнает, - поспешил заверить Джури, но в разговор вклинился Сойк.
- Леда всегда все узнаёт, - покачал головой он. – Есть у него такая особенность. Проницательность называется.
- Какие вы ну-у-удные… - протянул Джури, снова откидываясь на спинку стула и обиженно поджимая губы. – Неужели вы не понимаете, что иначе мы Леду к Агги не вернем?
- Значит, не надо его возвращать, - сделал вывод Сойк. – Смирись.
И Агги почувствовал, что ему стало горько от этих слов. Даже когда Джури предлагал свои абсурдные идеи, в душе против воли теплилась крохотная надежда. И хотя Агги сам отказался от предложенного способа возвращения Леды, теперь, когда опустил руки и Джури, стало тоскливо.
Только с последним выводом он поторопился – Джури сдаваться упорно не желал.
- Я все же подумаю, что можно сделать, - объявил он. – Дайте мне пару дней.
- Валяй, - пожал плечами Сойк, поднимая бокал, и Агги тоже взял свой.
- Теперь уж спешить некуда, - согласился он.

***

Чтобы уговорить Леду на последний прощальный ужин, Агги пришлось привлечь все свое терпение и упорство. Разумеется, изначально он не планировал ничего такого, но виновником внезапного мероприятия оказался неугомонный Джури.
- Скажи ему, что хочешь попрощаться, - настойчиво потребовал он. – Что вас столько связывало, а расстаетесь вы друзьями, и нет ничего такого, чтобы провести еще один вечер вместе. Последний.
- Он решит, что я захотел секса, - ответил Агги, невольно содрогаясь при мысли, что с ним сделает Леда, когда придет к такому умозаключению. – По крайней мере, я бы точно так решил на его месте.
- Так оговори это сразу, - Джури уставился на друга, как на душевнобольного, и даже по лбу постучал для пущей убедительности, таким образом указывая Агги на его пустоголовость. – Скажи, что никакого секса, просто провести время вместе, вспомнить былое.
Агги только тоскливо вздохнул. Неромантичный строгий Леда в жизни не пожелал бы устраивать подобные трогательные прощания, хоть с сексом, хоть без, но Джури был так настойчив, и Агги уже не знал, что проще: сдаться и попробовать поужинать с Ледой или попытаться все же избавиться от приставучего друга. Но так как в душе Агги неприятно тянуло от тоски, от горечи расставания с любимым человеком, он все же решил, что была ни была – стоит попробовать раскрутить Леду на прощальный вечер.
- Хорошо, - сдался он и даже руки поднял, показывая, что на все готов. – Я его приглашу, и допустим лишь на секунду, что он все же согласится…
- Сделай так, чтоб согласился. Это не обсуждается, - не желал видеть его сомнения Джури.
- Ладно, пусть он согласится. И что потом?
- Потом ты пригласишь его в загородный дом, - объяснил Джури, и на мгновение Агги показалось, что глаза друга нехорошо блеснули. – С ночевкой.
- Это еще зачем? – удивился Агги.
- Затем, что вы отправитесь в дом с привидениями, - казалось, что ликованию Джури не было предела, а вот Агги только недоуменно моргнул и с трудом удержался, чтобы не покрутить пальцем у виска.
- Джури, ты сдурел? Какие еще привидения?
Грубоватые слова Агги не обидели Джури, он только улыбнулся еще шире и поспешил объяснить:
- Помнишь, я говорил, что людей объединяет страх?
- Ну.
-Так вот, у меня есть на примете один дом, в котором водятся привидения. Вы отправитесь туда и проведете там ночь. Думаю, Леде будет неспокойно, а наутро он снова проникнется к тебе теплыми чувствами.
Джури рассказывал воодушевленно, отчаянно при этом жестикулируя, и, слушая его, Агги задавался вопросом, как давно его друг рехнулся, и почему он раньше не заметил печальных перемен.
- Джури, ты в своем уме? – мрачно поинтересовался Агги. – Какие, на хрен, привидения?
- Ты не веришь в привидений? – искренне удивился и даже как будто огорчился Джури.
- Конечно, нет! – Агги едва не задохнулся от возмущения. – Кто, скажи мне, в двадцать первом веке верит в привидений?
- Напрасно ты так, - подал голос молчавший до этого Сойк, и Джури с Агги синхронно повернули к нему головы. – Как раз в двадцать первом веке вопросам загробной жизни и тонкого мира уделяется немало внимания. Даже наиболее скептически настроенные ученые признают, что мы не все знаем о призраках, фантомах, полтергейсте…
- Призраки – это игра воображения, - прервал его Агги, а Джури словно обрадовался его словам.
- Вот и отлично. Значит, раз ты не веришь во все это, ты будешь спокоен, как удав, и Леда поймет, как с тобой хорошо и надежно, - объявил он. – Леда станет бояться привидений, а ты будешь его защищать от них.
- Джури, ну откуда возьмутся привидения?.. – застонал Агги и мысленно проклял тот день, когда решил поделиться своей печалью с друзьями. – Да и поверь мне, Леда точно не будет никого бояться, потому что он верит в них еще меньше, чем я.
- Я тебе все объясню, - прервал его воодушевившийся Джури. – У моих родителей есть дом недалеко от Иокогамы. Там раньше жила бабушка, но она уже умерла.
- И ее призрак бродит по дому, - догадался Агги, чувствуя лишь неописуемое раздражение из-за навязчивых идей своего друга.
- Да нет же. В ее доме никто не бродит. А вот недалеко есть другой дом, в котором раньше, лет сорок назад жил Като-сан.
- Като-сан умер и теперь стал призраком, - снова блеснул логикой Агги.
- Не перебивай меня, - возмущенно потребовал Джури. – В доме Като-сана, который больше похож на настоящий замок, чем на привычные там маленькие домишки, до определенного времени все было в порядке. Като-сан вложил немало средств в эту стройку, быстро отгрохал настоящий дворец и благополучно жил там некоторое время. Все смотрели на него, как на придурка.
В конце Джури не выдержал и тихонько фыркнул от смеха, видимо, представив, как все глядели на необычного соседа.
- Посудите сами, взять да построить такой помпезный, дорогой, огромный дом в сейсмической зоне. Однако Като-сан был богат и все хитро продумал, архитекторы потрудились на славу, и землетрясения не могли повредить постройку. Я уверен, что в Японии больше не встретишь такого дома.
- Каждый волен тратить свои деньги, как хочет, - флегматично заметил Сойк. – Если ему некуда было девать свои, он имел право построить для себя хоть небоскреб.
- Ой, ну ты, конечно, прав, но за глаза над ним смеялись, - отмахнулся Джури. – А кто-то, быть может, завидовал, потому что дом вышел действительно роскошным и стилизованным под готический замок средних веков.
- Ого, прямо-таки действительно замок? – теперь уже удивился Агги, и Джури согласно закивал.
- Да-да, именно замок, я тебя говорю. Сам увидишь! Он, правда, не такой уж большой, всего-то два этажа, но башенки, узкие окошки и прочая хрень имеется.
- М-да уж, - немногословно прокомментировал Агги и потер лоб, невольно отмечая, что рассказ Джури о невиданном доме его заинтересовал. – А что было дальше?
- А дальше начинается самое интересное, - глаза Джури загорелись, а сам он расплылся в довольной улыбке. – Говорят, у Като-сана, который был еще относительно молод и хорош собой, появилась возлюбленная, на которой он решил жениться. Она уже жила в его доме, и они готовились к свадьбе, когда произошла размолвка. Като-сан рассердился и, хлопнув дверью, ушел, а его невеста, прождав три дня, уверилась, что с женихом случилось нечто непоправимое, что он никогда уже не вернется, повесилась. Прямо в большой роскошной гостиной на хрустальной люстре.
- Люстра не оборвалась? – испортил драматичность момента Сойк.
- Нет, люстра была крепко прибита, - пропустил сарказм мимо ушей Джури и продолжил свой рассказ. – И вот через некоторое время возвращается Като-сан. Где он был, никто не знает, быть может, успокаивался после ссоры, приходил в себя. Открывает он дверь своего шикарного особняка и видит невесту, болтающейся под потолком.
- Вот красота, - снова перебил его Сойк. – Я читал, что у висельников текут слюни, синеет лицо, а еще расслабляются мышцы, и потом под ними…
- Ты заткнешься сегодня или нет? – не на шутку рассердился Джури, и Агги поспешил прийти на помощь, пока не началась перепалка.
- А что было потом? – спросил он.
- А ничего особенного, - по-прежнему сердитым голосом ответил Джури, недовольно поглядывая на Сойка, который совсем не проникся драмой несчастных влюбленных. – Невесту похоронили, а Като-сан некоторое время беспробудно пил в гордом одиночестве в своем замке, а потом умер от тоски.
- Прямо-таки от тоски? – недоверчиво поглядел на него Агги.
- Ну, вроде как он упился совсем и с лестницы навернулся, - отмахнулся Джури. – Какая разница? Вот только с тех пор по дому бродят призраки Като-сана и его невесты, стенают и воют о своих загубленных жизнях и любви.
- Замечательно, - подытожил рассказ Агги. – А теперь расскажи мне еще раз, почему я должен ехать туда с Ледой.
- Ой, да не прикидывайся ты идиотом, - рассердился Джури. – Ты уговоришь его на прощальный ужин и предложишь поехать в загородный дом, а потом я, когда буду отдавать ключи, снова расскажу эту историю. Ты сделаешь вид, что сам впервые слышишь. Но уже ж договорились и отказываться поздно…
- Леда, если уж согласится ехать, отказываться из-за привидений точно не станет, - покачал головой Агги. – Это глупость и маразм: бояться призраков.
- Ну и прекрасно, - казалось, что слова Агги только лишний раз в чем-то убедили Джури. – Но когда вы приедете, такой себе готический замок и зловещая атмосфера точно покоробят неверие Леды. Ему станет жутко, а тут ты – такой спокойный, мужественный защитник. Леда растает, как сахар в кипятке.
- Прекрасная метафора, - хмыкнул Сойк. – Прочитал где-то?
- Сам придумал, - не без гордости ответил Джури.
- Как и эту историю про привидений? – уточнил Сойк, и Джури снова принялся возмущаться, но Агги уже не слушал: он крепко призадумался, каким образом пригласить Леду на ужин. В успех затеи он по-прежнему не верил, но отказываться от Леды, не перепробовав все, просто не мог.
…Леда смотрел на него хмуро и с плохо скрываемым раздражением, и Агги, хотя был выше ростом, чувствовал, как сжимается и уменьшается на глазах под этим уничтожающим взглядом.
- Агги, ты не приглашал меня ни на какие ужины, даже когда наши отношения только начинались, - холодно проговорил Леда и скрестил руки на груди, будто отгораживаясь от него.
- Ну, так ты ж не любишь романтические посиделки, - нашелся, что ответить тот.
- Вот именно! И теперь не пойму, когда ты успел забыть об этом.
Едва был объявлен небольшой перерыв, Сойк и Джури дипломатично удалились, оставляя их наедине. Сойк пошел курить, а Джури достаточно ненатурально изобразил, что хочет составить ему компанию. Агги тоже невыносимо хотелось курить, особенно потому, что он нервничал перед началом разговора, который не сулил ему ничего хорошего, но пришлось отложить исполнение желаний на потом.
Как и ожидалось, Леда затею с прощальным ужином не оценил, сперва поглядел на Агги, как на буйного умалишенного, а потом категорически отказался. Но Агги не сдавался.
- Не по-человечески это как-то, - твердо и спокойно настаивал он. – Нас столько всего связывало. И связывает. Я считаю, что мы должны посидеть вместе, вспомнить прошлое, посмеяться над нашими шутками…
- Заняться сексом, - в тон поддержал Леда, не скрывая ехидной улыбки.
- Заняться сексом… - не задумавшись, подхватил Агги, но тут же опомнился и сразу испугался. – Нет! Никакого секса! Я этого не хочу.
- Это с каких же пор? – Леда вопросительно поглядел на него и едва заметно нахмурился: новость о том, что пусть и для бывшего любовника он больше не притягателен, заметно уязвила самолюбие.
- Я не это имел в виду. Я как бы не против, конечно, но это не обязательно, - запутался и зачастил Агги. – То есть, если ты попросишь, я, наверное, соглашусь, но…
Под тяжелым взглядом потемневших глаз Леды Агги осекся и замолчал, но когда сам Леда уже открыл рот, чтобы наверняка выдать изобличающую тираду о том, что он думает об Агги, и кем Агги является на самом деле, смелость вернулась.
- Я тебя очень прошу, - почему-то шепотом произнес он. – Мне это нужно. В последний раз. Я ведь нечасто просил тебя о чем-то.
То ли тон, которым Агги говорил, то ли застывшее в глазах отчаяние заставили Леду не произнести вслух все, что он собирался. Несколько секунд он напряженно думал, а Агги успел мысленно вознести мольбы всем известным богам. И эти молитвы были услышаны: Леда покачал головой, будто не соглашаясь со своими же словами, но медленно произнес:
- Хорошо. Но только один раз. И никакого секса.
- Конечно, - от радости перехватило дыхание, и Агги отстраненно подумал, что сейчас кивает как дурацкий китайский болванчик. – Конечно. Как скажешь, все что хочешь…
Детский восторг Агги Леду совсем не обрадовал, он устало закатил глаза и с видимым трудом сдержался, чтобы не сказать что-то грубое. Но Агги не замечал этого. Расправив плечи, он победно поглядел на Леду сверху вниз и пообещал:
- Это будет незабываемый прощальный ужин.
- Прощальный ужас, - мрачно ответил Леда и отвернулся, но Агги его плохое настроение больше не огорчало.
 
KsinnДата: Четверг, 29.08.2013, 20:36 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Агги с всевозрастающей тревогой поглядывал на Леду, который уже откровенно скучал, разве что не зевал, и попросить Джури заткнуться ему мешало, видимо, только воспитание. Джури же ничего не замечал. Уже почти пятнадцать минут прошло с того момента, как закончилась репетиция, и ровно столько же с того, как он должен был отдать Агги ключ от необычного дома, после чего Леда и он отправились бы на свой прощальный ужин.
Вот только Джури не унимался: с красочными подробностями он рассказывал Леде историю дома с привидениями, и Агги отмечал, что та обрастала некоторыми жутковатыми деталями, которые в прошлый раз не были описаны. Но на Леду современная легенда о призраках впечатления не производила, и когда Джури закончил, он угрюмо поглядел исподлобья и спросил:
- Вот интересно, и зачем нам ехать в такое ужасное место?
На секунду Агги испугался, что сейчас Леда откажется от поездки, плюнет на все и уйдет: не потому, что испугался, а просто оттого, что устал слушать этот бред. Только Джури не растерялся.
- Ну так как же, - невозмутимо ответил он. – У каждой влюбленной пары должно быть хотя бы одно свидание в таком романтическом месте, как средневековый замок. Пусть он и небольшой совсем.
Джури солнечно улыбнулся, Леда заметно нахмурился и сжал зубы, а Агги мысленно пнул болтливого друга. По официальной версии Агги и Леда по-прежнему были вместе: сам лидер не спешил ни с кем делиться подробностями разлада в личной жизни, и Джури на "военном совете", как он сам называл их обсуждения подробностей возврата Леды к Агги, постановил, что так даже лучше, если все будут делать вид, будто ничего не случилось. Вот только теперь Агги задавался вопросом, действительно ли раньше Джури через каждые пять минут называл их влюбленными и прекрасной парой или же теперь просто переигрывал.
- Ладно, думаю, нам пора ехать, - решил Леда, поднимаясь на ноги, и Джури согласно закивал, протягивая ему связку ключей, которую Леда не без некоторого изумления покрутил в руках.
Каждый из трех ключей был большим, тяжелым и необычным, словно отпирал что-то весьма значительное, вроде ворот храма. И Агги задумчиво почесал кончик носа, гадая, как выглядит этот загадочный дом, если даже ключи от входной двери настолько стилизованы. Но на Леду они произвели значительно меньшее впечатление. Пожав плечами, он положил их в карман и направился к выходу.
Джури не прекращал болтать, пока они шли по коридору, пока спускались на лифте и даже когда вышагивали по парковке. Он все трещал и восторгался тем, что не все влюбленные пары вокруг такие находчивые и изобретательные, чтобы даже спустя столько лет, проведенных вместе, находить время для таких особенных свиданий. Леде слушать об этом было неприятно, он все больше сердился и уже не трудился даже односложно отвечать на его болтовню, а Агги не представлял, как вежливо попросить Джури прекратить разглагольствования.
- Так, у меня же есть для вас кое-что, - спохватился Джури, когда они подошли к припаркованным машинам. – Сойк, открой багажник!
Сойк послушно выполнил пожелание Джури, и тот, вытащив на свет здоровый бумажный пакет, поспешил к Агги, чтобы тут же сунуть его в руки своему другу.
- Это что? – поинтересовался Леда, заглядывая внутрь.
Агги тоже посмотрел, но в полумраке не слишком хорошо освещенной стоянки рассмотрел только горлышко бутылки, торчащее наружу.
- Это вам для романтического ужина, - мечтательно улыбнулся Джури и сразу же, как будто обеспокоившись, спросил. – Вам нравится? Я очень старался.
- Нравится, - максимально дружелюбно заверил его Леда, явно не желая обидеть равнодушием. – Не знаю, что там, но определенно нравится.
- Да-да, мы думали заехать куда-то за продуктами, а теперь, наверное, и не нужно, - поддержал его Агги, хотя сам он подозревал, что чистоты в помыслах Джури, когда он придумывал им праздничное меню, было весьма немного.
- Я вам купил пару свечек, - лучился от удовольствия Джури. – Вдруг вам захочется совсем романтичной романтики.
- Это вряд ли, но спасибо, - с натянутой улыбкой поблагодарил Леда и сделал шаг в сторону своей машины, но Джури, спохватившись, снова остановил его.
- Ах да, и самое главное забыл сказать! – взмахнул руками он.
- Что еще? – обреченно спросил Леда.
Джури прищурился и посмотрел на него строго, а потом перевел взгляд на Агги и произнес тихо и немного зловеще:
- Не вздумайте ссориться в стенах этого дома.
Агги открыл было рот, чтобы переспросить, не послышалось ли ему, но его опередил Леда.
- А то что? – недовольно спросил он.
- А то дом вас не выпустит, - изобразил страшное выражение лица Джури и подался немного вперед, видимо, считая, что так его слова прозвучат убедительней. – Призраки не выпустят влюбленных, пока они не помирятся.
- То есть как это, не выпустят? – удивился Агги, пытаясь припомнить, предупреждал ли Джури о подобном, когда уговаривал его на это сомнительное мероприятие.
- Дело в том, что, как я уже рассказывал, трагедия произошла в доме из-за банального, абсолютно глупого непонимания, - с готовностью принялся объяснять Джури. – Двое людей, которые могли жить счастливо вместе много лет, поссорились из-за мелочи, разбежались в разные стороны, а потом исправить что-либо было уже невозможно. Поэтому существует такое предание: если двое влюбленных поссорятся в стенах этого дома, он не выпустит их, пока они не помирятся.
- Предание? – фыркнул от смеха Агги. – Джури, уймись! Это все же не замок древний, а всего-навсего дом, построенный каких-то тридцать лет назад!
- Сорок, - уточнил Джури.
- Хорошо, пусть сорок, но откуда могли взяться какие-то там предания? – Агги сам не знал, какое чувство сейчас преобладало в его душе: сердился ли он из-за глупостей, которые городил его друг, или веселился над дурацкими историями в его исполнении, но в любом случае заводился все сильней.
- Хорошо, пусть не предания, - словно сдаваясь, поднял руки Джури. – А реальная история. Вот слушай. Как-то раз нашлись покупатели, которые согласились осмотреть этот дом, чтобы, быть может, даже купить его, потому как в призраков они не верили. Но, переступив порог, они увидели огромную картину, висящую прямо напротив входа. Это был портрет, и изображена на нем была невеста Като-сана, прекрасная и молодая…
- Ну, все, хватит с меня, - грубо прервал Джури Леда. – Еще пара сказок, и настанет утро. Тогда мы вообще никуда не уедем.
- Как хочешь, - обиженно хмыкнул Джури. – Но если вдруг в доме начнет происходить нечто странное, не говори, что я не пытался тебя предупредить.
- Если в доме начнет происходить что-то странное, я позвоню тебе, и ты приедешь нас спасать, - отрезал Леда и для убедительности даже телефоном помахал перед носом Джури, чтобы тут же опустить его обратно в карман куртки. – Так как идея ехать туда была твоя, тебе и выручать.
Леда говорил резковато и раздраженно, Агги видел, что Джури обижать ему не хочется, но и терпеть дальше инфантильное поведение не хватает сил. Но Джури, как ни странно, не расстроился из-за такого обращения. Напротив, словно расчувствовался, глаза его заблестели, и чуть дрогнувшим голосом он проговорил:
- Конечно. Конечно, Леда, о чем речь. Я всегда приду к тебе на помощь. Дружище!
На этих словах Джури сделал решительный шаг вперед и стиснул Леду в объятиях, отчего Агги удивленно раскрыл рот, а флегматично куривший все это время и не принимавший участия в глупом обсуждении Сойк подавился дымом.
- Дж… Джури, ну хватит, чего ты… - окончательно растерялся Леда и неуверенно погладил по спине своего друга, который лишь после этого прекратил прижиматься и чуть отступил назад.
- Не обращайте внимания, я просто растрогался что-то, - кротким голосом пролепетал Джури и опустил глаза, но Агги на мгновение показалось, что тот с трудом сдерживает улыбку.
- Так, я думаю, нам и правда пора прощаться, - вынес свой вердикт Сойк, которому, по-видимому, тоже надоело топтаться на месте и слушать байки про привидений. – Пойдем, Джури. Я отвезу тебя домой.
- О, Сойк! Я буду так благодарен… - начал было Джури, но Сойк сделал предупреждающий жест:
- Меня обнимать не надо.
- Да как скажешь, не буду… - заверил его Джури, но Агги уже не стал слушать.
- Цирк и клоуны, - пробормотал Леда, все еще обескураженный последней выходкой Джури, и Агги только кивнул, соглашаясь с этим утверждением.

***

На протяжении всего пути хмурый и недовольный Леда молчал, буравил взглядом дорогу и на Агги даже не смотрел. Со своей стороны Агги приставать не стал, чуть приоткрыл окно, самовольно включил радио и решил наслаждаться поездкой, логично рассудив, что все складывается не так уж плохо. По крайней мере, Леда согласился на прощальный ужин, пусть и неосознанно давая Агги шанс воззвать к старым чувствам и попытаться что-то наладить. В успех Агги не особо верил, но старался не думать об этом, и просто предвкушал, как проведет несколько часов с человеком, которого по-прежнему любил. Еще Агги думал о Джури и удивлялся, почему тот вел себя так странно, и неужели он действительно верил, что такого человека, как Леда, могут напугать какие-то мифические привидения.
- Кажется, нам сюда, - задумчиво произнес Леда, вглядываясь в темень за окном, а Агги словно вынырнул из своих размышлений и тоже подался вперед, чуть ли не прижимаясь к стеклу носом.
- Не видно ни хрена, - пожаловался он, и Леда усмехнулся:
- А ты как хотел? Тут вроде как не живет никто.
Шины зашуршали по гравию, и свет фар выхватил из темноты высокое крыльцо и огромную деревянную дверь, всю в резных узорах. Глаза Агги широко распахнулись, когда он разглядел такую невидаль, и единственное, о чем он подумал, так это о том, что и представить не мог, насколько близок к истине был Джури, когда говорил, что дом похож на замок.
- Не буду пока фары выключать. Откроем сначала дверь и поищем, где включается свет, - решил Леда, тут же добавив: - Давай, выбирайся.
Агги послушно отстегнул ремень и, прежде чем вылезти из машины, вытащил с заднего сидения пакет, любезно врученный Джури. Что было внутри, он не знал, но весил подарок немало, и Агги пришлось тащить его к дому, прижимая обеими руками к груди.
Несмотря на то, что в доме никто не жил, замок, видимо, был смазан и поддался с первого раза: Леда без усилий провернул ключ, и дверь со скрипом, какой прежде Агги слышал только в фильмах ужасов, медленно отворилась. За порогом царила еще более непроглядная темень, чем снаружи, и Агги напряг зрение, силясь разглядеть хоть что-то, впрочем, без особого успеха.
- Поищи, где свет врубается, а я пока фары выключу, - потребовал Леда, развернулся и направился к машине, и Агги ничего не оставалось, как неловко прижимая к себе пакет, войти в дом.
Хотя ничего не было видно, шестым чувством Агги определил, что прихожая, в которой он оказался, невероятно огромная. Шарить по стенам в поисках заветного выключателя с пакетом в руках не представлялось возможным, потому Агги медленно опустил его на пол, тут же покрутив головой, но снова ничего не разглядел: света, поникавшего через открытую дверь, было недостаточно.
"Я купил пару свечек, вдруг вам захочется романтичной романтики", - всплыли в памяти слова Джури, и Агги решил воспользоваться подарком для иной цели. Зажигалка всегда была у него под рукой, и, пошарив в пакете, Агги сразу же нащупал обыкновенную длинную свечу.
Когда фитилек охватил сперва маленький, а потом все увеличивающийся язычок пламени, Агги засунул зажигалку в карман и первым делом заглянут в пакет. Кроме бутылки какого-то незнакомого ему вина он увидел хвостик ананаса, пластиковую коробку, в каких обычно продают клубнику, пакет дорогих шоколадных конфет и еще массу необычных вкусностей. Почесав лоб, Агги подумал, что Леду не обрадует такое меню, и простому пиву тот был бы рад намного больше, но выбирать не приходилось.
И когда Агги решил приступить к поискам выключателя, он внезапно заметил в пакете какой-то странный предмет. Нахмурившись, Агги вытащил его на свет и едва ли не подскочил: в руках он сжимал самый обыкновенный тюбик с лубрикантом. Вот только заранее с Ледой было оговорено, что никакого секса не будет, и Джури, кстати, тоже был в курсе, но все равно на всякий случай подсунул друзьям смазку. Агги на секунду дышать перестал, представив, как разозлится Леда, если увидит, что они привезли с собой, и робкие попытки свалить все на Джури не помогут – Агги слишком хорошо знал своего любимого, он точно не стал бы долго разбираться, кто виноват, а разговаривать перестал бы именно с Агги.
 
KsinnДата: Четверг, 29.08.2013, 20:37 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Первым желанием было зашвырнуть смазку в дальний угол, но идея показалась не лучшей, мало ли кто и когда потом на нее наткнулся бы, и потому Агги быстро засунул тюбик в задний карман джинсов, дернув край длинной футболки, чтобы не было заметно.
- Ну, так что со светом?.. – услышал он голос и резко вскочил на ноги, оборачиваясь к Леде и пятясь немного назад, как нашкодивший ребенок. Пламя свечи, которую он держал в руке, задрожало и чуть было не погасло, но потом снова разгорелось с прежней силой.
Вот только Леда на Агги даже не смотрел. Его реплика, так и непроизнесенная до конца, будто в воздухе зависла, а сам он с открытым ртом уставился куда-то за спину Агги.
- Ничего себе… - негромко произнес он, и Агги обернулся.
Открывшееся зрелище на мгновение лишило его дара речи, и он только глаза закрыл и головой мотнул, не зная, не мерещится ли ему.
Оказалось, что никакой прихожей в доме не было, и, переступив порог, они сразу же оказались в просторной зале, служившей, по-видимому, еще и гостиной. От небольшого пяточка возле двери вниз спускалась пара ступенек, преодолев которые, гость ступал на красивый, блестящий даже в тусклом свете паркет. По периметру комнаты стояли небольшие черные кушетки, перемежавшиеся высоченными шкафами темного дерева с полками и этажерками, которые, в свою очередь, украшали диковинные вазы, наверняка не выполнявшие никакой функции, кроме декоративной. Еще в глаза Агги бросились стоящие в ряду этой мебели старинные часы: большой золотой циферблат, располагавшийся выше его собственного роста, а за дверкой с окошком внизу здоровый маятник, раскачивавшийся из стороны в сторону.
Но самым примечательным был портрет. Он висел четко напротив входа, прямо над камином, и если бы они пришли в этот дом засветло, картина стала бы первым, что они увидели бы. С потемневшего от времени полотна им улыбалась молодая симпатичная женщина в старомодном платье, и Агги сразу догадался, что это и есть повесившаяся невеста Като-сана, о которой рассказывал Джури. Невольно Агги перевел взгляд на внушительных размеров люстру и, к собственному удивлению, вздрогнул, на миг представив, как именно на ней висело мертвое тело, которое и обнаружил несчастный жених.
О чем думал в это время Леда, Агги не знал, но тот не стоял ошарашенный на месте. Притворив скрипучую дверь, он спустился по ступенькам и прошел в середину комнаты, остановившись четко под люстрой и задрав голову. Агги почему-то стало неприятно смотреть, как его Леда стоит под хрустальной махиной, и невольно он вновь поглядел на портрет. Вот только улыбка погибшей девушки больше не казалась ему милой.
- Так, в люстре лампочки, стало быть, электричество тут есть, - сообщил Леда, удовлетворенно кивнул, и только после этого сухого сообщения Агги вышел из странного оцепенения.
Волшебство развеялось, и атмосфера дома перестала казаться ему такой гнетущей, как полминуты назад. Теперь Агги отметил, что комната была не такой уж огромной, да и потолок не казался настолько высоким. Разумеется, гостиная была больше, чем в обычных, привычных Агги домах, но до бальной залы замка графа Дракулы из фильма ей было определенно далеко. Агги списал свое малодушие и тревогу на влияние плохого освещения, а также на байки, которые рассказывал Джури.
- Ты так и будешь стоять столбом или поможешь мне искать выключатель? – сердито спросил Леда, вырывая его из размышлений, и Агги торопливо поспешил на помощь.
Обычного, классического в их представлении выключателя найти так и не удалось. Зато Леда обнаружил уходивший куда-то под потолок длинный шнурок с кисточкой, который он тут же подергал, впрочем, ничего этим не добившись.
- Я уверен, что это и есть выключатель, - убежденно произнес он и для верности еще раз дернул.
Ответом был тихий щелчок, и Агги согласился, что именно с помощью шнурка и должен включаться свет. Вот только никакого эффекта от манипуляций Леды не было.
- Наверное, дом обесточен, - догадался Агги. – Надо поискать щиток.
- Надо, - согласился Леда, и они продолжили поиски.
Со щитком им повезло меньше. В тусклом свете свечи поиски казались бесплодными, сколько они не шарили по стенам, найти не могли не то, что щитка, даже намека на него. Там, где не стояли шкафы, висели картины, но ничего похожего на обычный электрический рубильник не обнаружилось.
- Я сейчас телефоном посвечу, - решил Леда, направившись в сторону одной из кушеток, на которую он бросил свою куртку. – Света больше будет.
- А может, ну его? – предложил Агги. – Полночи будем искать этот щиток, и не факт, что получится включить. Мало ли, когда им в последний раз пользовались…
- И то верно, - задумчиво согласился Леда, но тут же подозрительно спросил. – Я надеюсь, это не специально задумано, чтобы мы устроили ужин при свечах?
От такого предположения Агги растерялся. Разумеется, сам он ничего такого не планировал, а вот не было ли стечение обстоятельств, когда в доме не оказалось света, а в подаренном пакете с продуктами обнаружились свечи, очередной идеей Джури, Агги не мог утверждать. Но он быстро взял себя в руки и с самым невозмутимым видом заявил:
- Ну что ты, Леда, разве я когда-то устраивал вечера при свечах?
- Нет, не устраивал, - кивнул Леда. – Но кто тебя знает?
- Давай лучше не будем тратить время, - предложил Агги. – Тем более, есть хочется.
С этим предложением Леда спорить не стал и с готовностью кивнул. Однако прежде чем устроиться, они решили осмотреть необычный дом, в котором волею судьбы и стараниями друга оказались.
Вопреки ожиданиям, разглядывать оказалось особо нечего. Величие и жутковатая атмосфера были лишь первым впечатлением, а при ближайшем рассмотрении обнаружилось, что дом не такой уж большой. На первом этаже, большую часть которого занимала гостиная, находилась еще кухня, совершенно пустая и необитаемая, без холодильника, без посуды и вообще каких-либо положенных благ, и библиотека со стеллажами до потолка, сплошь заставленными книгами.
Вытащив первую попавшуюся, Леда поднес ее к свече, которую держал Агги, и хмыкнул:
- Библия, представь себе.
- Причем какая-то древняя, - оценил по истрепанному переплету Агги.
- Не думаю, - скептически покачал головой Леда. – Бутафория, как и все здесь.
А на втором этаже, куда вела широкая деревянная лестница, покрытая красным ковром, оказалось и того неинтересней: четыре просторные спальни, по две с каждой стороны коридора, и санузел, вполне себе современный, в конце.
- Что-то я разочарован, - иронично резюмировал их исследования Леда, заглядывая в очередную комнату. – Круто, конечно, кровать с балдахином, мебель громоздкая и неудобная, но как-то все равно не выдержано. Почему нет мраморной ванной в каждой комнате? Почему нет предбанника для слуг?
- Тебе прямо все и сразу подавай, - добродушно возмутился Агги, следуя по пятам за Ледой, когда тот спускался по лестнице.
"С которой, скорей всего, и упал Като-сан", - мелькнула мысль, но Агги прогнал ее прочь вместе с неприятным шевельнувшимся под сердцем чувством.
- Просто если что-то делаешь, надо это делать качественно, - безапелляционно заявил Леда. – Строишь дворец - строй как полагается. Никто не отменял водопровод и свет, но это все можно замаскировать под интерьер. А так получилось хер поймешь что: недо-замок с недо-привидениями.
Мысленно Агги с ним согласился. Первое впечатление, так взволновавшее его, медленно отпускало, и теперь, обойдя дом от и до, Агги понимал, что никаким замком тот не являлся, и даже назвать его качественной стилизацией не получалось. Но, по большому счету, это было и неважно. Агги думал о предстоящем приятном вечере, и в его душе поднималось ликование.
- Где устроимся? – спросил Леда, оглядывая просторную гостиную и останавливая свой взгляд на небольшом журнальном столике с одинокой маленькой вазочкой на нем.
Агги с сомнением покосился на столик, потом перевел взгляд на камин и неожиданно для себя предложил:
- А давай прямо на полу.
Возле камина лежала шкура, смутно похожая на медвежью, но Агги уже не стал бы утверждать, что она настоящая, допуская, что это очередная стилизованная подделка. Но мысль расположиться на ней показалась привлекательной, а если б еще удалось разжечь камин – вообще отличной.
- Ничего не получится. Дров нет, - словно прочитал его мысли Леда, подходя поближе к камину и заглядывая внутрь. – Он настоящий, но ничем не разожжешь. Так и будем сидеть в темноте.
- Ну и пусть, - не стал огорчаться по этому поводу Агги. – Зачем нам свет? А устроимся прямо здесь.
К радости Агги в кои-то веки спорить Леда не стал, и уже через десять минут он вытянулся на коврике-шкуре возле импровизированного стола прямо на полу.
- Джури, конечно, молодец, про штопор подумал и в пакет положил, - с трудом вытаскивая из бутылки неподдающуюся пробку, сообщил Агги. – Вот только пить не из чего. Хоть бы одноразовых стаканчиков прикупил.
- Да ладно, можно и так, - легкомысленно махнул рукой Леда, приподнимаясь на локте и отбирая у Агги бутылку, едва тот открыл ее.
Как именно "так", Леда продемонстрировал, отпив прямо из горлышка, и, улыбнувшись, вновь протянул бутылку Агги:
- За прощальный ужин.
- Ага, - кивнул Агги и тоже выпил.
Он хотел сказать еще что-то и уже даже рот открыл, когда неожиданно тишину дома разорвал бой часов. От неожиданности Агги замер, и ему даже показалось, что он успел заметить, как вздрогнул Леда, бросив быстрый взгляд на часы в другом конце плохо освещенной гостиной. Однако уже к третьему удару Агги выдохнул и мысленно отругал себя за секундный испуг.
- Неожиданно, - произнес он и натужно рассмеялся.
- Не то слово, - усмехнулся Леда и перевел взгляд с часов снова к их условному столу.
Только на этом сюрпризы не закончились. Едва часы пробили необходимое количество раз, по комнате разнесся звук органа. Теперь Агги не испугался, но в неверии распахнул глаза и снова посмотрел на древний механизм. Не возникало сомнений, что музыка лилась именно оттуда, и оставалось только поражаться, какой извращенный ум придумал это. Мелодия была жутковатой, и Агги, который терпеть не мог органную музыку и у которого она ассоциировалась исключительно с фильмами ужасов или похоронами, не без содрогания подумал о том, что за сегодняшнюю ночь ему придется выслушать это неизвестно сколько раз.
- Очень мило, - без раздражения, но и без особого энтузиазма прокомментировал Леда. – Теперь эту хрень полночи слушать.
- Ага, я тоже об этом подумал, - кивнул Агги, вытаскивая из пакета конфету и демонстрируя крайнюю степень равнодушия, чтобы Леда ни в коем случае не заметил, что ему снова стало не по себе.
А Леда на него не смотрел, только, чуть нахмурившись, напряженно думал о чем-то, и Агги, не удержавшись, поинтересовался:
- Что-то не так?
- Да нет, - неопределенно дернул плечом Леда. – Я тут подумал… Хотя, наверное, показалось.
Что именно ему показалось, Агги выяснять не стал, а потянулся за бутылкой и, провозгласив громкое "За нас!", отхлебнул из горлышка. Леда только снисходительно покачал головой, но другой тост предлагать не стал.
Неприятное впечатление, произведенное часами, было забыто через пару минут. Агги не знал, то ли вино оказалось таким крепким, то ли сама атмосфера расслабляющей и настраивающей на романтичный лад, но уже вскоре и он, и Леда не думали ни о чем плохом, непринужденно и почему-то тихо, почти шепотом переговаривались.
- А ты помнишь, как мы впервые встретились? – спросил Агги, вытягиваясь рядом на пушистой шкуре, и Леда негромко рассмеялся.
- Такое не забывается. Ну и страшный ты тогда был!
- Ничего не страшный, - деланно обиделся Агги.
- Еще какой страшный, - заверил его Леда. – Я сначала испугался, а потом подумал, что ты похож на какое-то насекомое.
- Какое еще насекомое? – возмутился Агги.
- Ну уж не на прекрасную бабочку, - фыркнул Леда. – Эти дреды твои, я тебе скажу…
Вскоре бутылка в руках Агги стало ощутимо легче, вина оставалось немного на донышке, но об этом ни он, ни Леда уже не думали. В голове приятно шумело, как от любого дорогого алкоголя несильно вело, отчего Агги чувствовал приятную расслабленность и легкость во всем теле. Видимо, выпивка аналогично подействовала на Леду: Агги заметил, как блестят в полумраке его глаза, и что движения стали более плавными, а смех – с приятной хрипотцой. В желтоватом свете Леда казался непривычно смуглым, и Агги ловил себя на невыносимом желании протянуть руку и погладить нежную кожу у виска, там, где волосы особенно тонкие и мягкие…
Он сам не понял, как их лица оказались так близко, и кто первый начал целовать. У Леды были потрясающе теплые губы, и почему-то в этот миг Агги вспоминал, как впервые целовал его, давным-давно, будто в прошлой жизни. Еще он подумал о том, что наверняка эти губы пахли сейчас вином и шоколадом, но Агги почему-то не чувствовал этого, растворяясь в собственных ощущениях. Подавшись вперед, он прижал Леду к полу своим телом и, опираясь на локти, принялся целовать его уже страстно, жадно и безудержно.
В эту минуту он не боялся, что ему откажут или оттолкнут, казалось, что сердце бьется в унисон с сердцем Леды, что он слышит его мысли и живет с ним одними чувствами. Леда хотел его с не меньшей силой, чем желал сам Агги, и от возбуждения, от сладкого предвкушения кружилась голова.
Тут же Леда с силой впился пальцами в плечи Агги, а потом провел ногтями по спине, до боли царапая даже сквозь ткань футболки. А потом скользнул руками ниже…
- Это что такое?!
Агги не сразу осознал, что случилось, почему прекратился этот долгий томительный поцелуй, и для чего Леда с силой толкнул его. Понимание происходящего накрыло его, когда с глаз спала мутная пелена, и он увидел разъяренное лицо Леды, который смотрел на него свирепо и крутил перед носом какой-то предмет.
- Ты это все заранее задумал, да? Заранее?!
Только теперь до Агги дошло, что тюбик со смазкой, который он положил в карман и о котором благополучно забыл, и обнаружил Леда, когда шарил руками по его телу. И, наверное, будь на месте Леды кто-то иной, переживать не стоило бы – ну подумаешь, понадеялся Агги на лучшее. Вот только слишком хорошо он знал своего любимого, чтобы рассчитывать теперь на благополучный исход вечера.
- Послушай, Леда, - попытался воззвать к его здравому смыслу Агги, заведомо предчувствуя провал. – Это не то, что ты подумал…
- Откуда тебе знать, что я думаю? – не сказал, а выплюнул слова Леда, резко вставая на ноги, и Агги ничего не оставалось, как последовать его примеру.
На секунду или даже на долю мгновения Агги показалось, будто что-то переменилось. Неуловимо, словно в самой атмосфере дома, в воздухе, но странное изменение, которое уловило подсознание, тут же забылось, потому что Леда с убийственной холодностью произнес:
- Я терпеть не могу, когда меня держат за идиота.
- Да никто не держит… - попытался объяснить Агги, делая шаг вперед и протягивая руки, чтобы прикоснуться к Леде, но тот тут же отступил на шаг назад, выставив вперед злополучный тюбик, словно оружие.
- Мы договорились просто попрощаться. Никакого секса, - Леда чеканил слова, делая после каждого паузу, а Агги чувствовал, как между ними ширится пропасть, через которую вскоре никак не получится переступить. – Но тебе очень нужно было перепихнуться напоследок, да?
- Да нет же, Леда! – в отчаянии повысил голос Агги, понимая, что ничего уже не исправит, и пройдет не более пары минут, как Леда, высказав все, уйдет.
Краем уха Агги услышал тихое дребезжание, будто на полках задрожали сразу все декоративные вазочки. Впрочем, это, видимо, только показалось ему, потому что тут же оно стихло, но Агги и не думал в этот момент обращать внимание на свои слуховые галлюцинации. Леда вот-вот мог уйти, теперь уже точно навсегда, и, как и следовало ожидать, договорить Агги он не дал.
- Я знал, что с таким, как ты, нельзя связываться, - бросил он и сунул тюбик ему в руки. – Забирай и проваливай. Правильно я сделал, что ушел от тебя.
- Ты сам не понимаешь, что несешь, - возмутился Агги. – Я не виноват, я не собирался…
- Что ты не собирался? – спросил с угрозой в голосе Леда, сделал шаг вперед, и Агги показалось, что тот сейчас ударит его. – Попользоваться мною на прощание? Так вот, имей в виду, никогда в жизни…
Леда все наступал и наступал на него, и Агги, словно зачарованный, смотрел в его глаза, казавшиеся злыми в этот момент, когда внезапно за спиной Леды раздался звон.
Как по команде они оба повернулись и замерли на месте. Маленькая вазочка, украшавшая журнальный столик, исчезла, и теперь рядом с ним красовались разлетевшиеся во все стороны осколки. Агги сглотнул и нервно оглянулся, словно в спешке пытаясь найти объяснение, как такое могло произойти.
"Сквозняк?.." – единственное, что пришло на ум, но эту мысль Агги отмел, как несостоятельную.
А Леда медленно повернул голову и смерил Агги тяжелым взглядом.
- Если ты сейчас же не объяснишь мне, что тут происходит, я не знаю, что сделаю, - в голосе Леды слышалась неприкрытая угроза, и Агги почувствовал, как по спине пробежал холодок.
Только боялся он не Леду. Агги понятия не имел, что происходит, но заметил в этот миг, как едва заметно под потолком покачивается люстра.
Леда проследил за его взглядом и быстро обернулся, оценил зрелище и уже не так уверенно произнес:
- Землетрясение?.. А почему телефон не звонит?
"Это не землетрясение", - хотел возразить Агги, но почему-то слова застряли в горле. Физически Агги почувствовал, как на затылке поднимаются волоски, ощутил внутреннюю дрожь от понимания, что не все так просто. Агги сам не знал, как определил, что происходящее нельзя объяснить обычным природным явлением. Может, потому что остальная мебель стояла неподвижно, и раскачивалась только люстра, будто на ней снова болтался мертвец. Но ведь при слабых толчках такое возможно?..
- Где мой телефон? – пока Агги пялился в одну точку и пытался понять собственные сбесившиеся чувства, Леда пересек гостиную и, взяв свою куртку, шарил по карманам. – Я всегда кладу его в этот карман. Агги, набери меня немедленно!
Агги только согласно кивнул, но в душе зашевелилось неприятное предчувствие, что все это неспроста, и никакого телефона они не найдут. Похлопав себя по карманам, Агги тоже потянулся за своей курткой, чтобы поискать еще и там. В отличие от Леды он никогда не клал вещи в какое-то определенное место, потому порой часами искал потерянную мелочь. А что касалось телефона, Агги вообще не помнил, когда видел его в последний раз.
- Нет его, - прокомментировал Агги результаты поиска и посмотрел несчастными глазами на Леду, который заметно изменился в лице.
- Невозможно потерять сразу оба телефона, - тихо произнес он и медленно перевел взгляд на входную дверь. – Это землетрясение. Надо уходить.
Агги не успел возразить, когда Леда, набрасывая на плечи куртку, решительно шагнул к выходу. Но откуда-то Агги уже точно знал, что последует за этим.
"Дом не выпустит рассорившихся влюбленных", - всплыло в памяти, и с нервным весельем он подумал о том, что в таком случае привидения не отпустили бы их изначально, ведь они приехали уже обиженные и злые друг на друга. По крайней мере, Леда так точно.
Как и предполагал Агги, Леда безрезультатно подергал за ручку, потом достал из кармана ключ и попробовал прокрутить его в замке, хотя Агги отчетливо помнил, что дверь они не запирали.
- Что за херня! – выругался Леда, однако в его голосе Агги послышалась с трудом сдерживаемая тревога. – Помоги мне.
Дверь была тяжелой и прочной, а Агги, безрезультатно покрутив ключ, обреченно констатировал, что выбить или отпереть ее не получится.
- Заклинило что-то, - высказал предположение он, и Леда демонстративно закатил глаза.
- Ты сама очевидность! Что делать будем? Землетрясение, а мы не можем выйти из этого гребаного дома!
- Это не похоже на землетрясение…
- А на что похоже? – рассердился Леда. – Давай пробовать через окно…
Похоже, Леда собирался дать еще какие-то ценные указания, но в эту секунду они услышали тихий вздох совсем близко, как будто рядом с ними стоял третий собеседник. Даже в слабом освещении Агги увидел, как побледнел Леда и нервно оглянулся. Хотя как выглядел он сам в этот момент, Агги даже думать не хотел. Он бы с радостью списал послышавшийся звук на игру собственного воображения, но испугано округлившиеся глаза Леды подсказывали, что ему не почудилось
- Скажи мне, что ты ничего не слышал, - слабо проговорил Леда, и Агги понял, что тот думал о том же.
Ответить Агги не успел, потому что тут же гробовую тишину дома разорвал протяжный стон. Звук был слишком громким, чтобы поверить в его человеческое происхождение, и поднимался он от пола, уходил куда-то ввысь, чтобы вскоре затихнуть. Словно в унисон с ним снова задрожали вазы на полках.
- Та-ак… - медленно протянул Леда. – Все понятно. Телефоны мы посеяли, потому сирены нет. Это землетрясение. Ваза с журнального столика упала, потому что его трясло…
Ответом Леде был новый глухой стон, больше похожий на с трудом сдерживаемый вой. Агги почувствовал, как его ноги приросли к полу, а от ужаса закололо в кончиках пальцев. И он был готов согласиться с Ледой, что вазочка упала именно из-за тряски, вот только причиной ей служило отнюдь не землетрясение.
- Чего стоишь! – рявкнул Леда. – Надо через окно уходить, пока тут не обрушилось все.
Агги показалось, что Леда специально игнорирует непонятные, пугающие до дрожи в коленках звуки, потому что объяснить их ни землетрясением, ни чем-то иным не получилось бы. И Агги подумал, что, если сейчас произойдет еще нечто подобное, он просто сойдет с ума.
Когда Леда отдернул в сторону тяжелую портьеру, он даже не удивился, увидев за стеклом толстую кованую решетку. Тихо выругавшись сквозь сжатые зубы, Леда бросился к другому окну, но обнаружил то же самое: выбраться таким образом не представлялось возможным.
- Есть в этом сраном доме хоть одно нормальное окно? – едва ли не взвыл он в голос.
- Вряд ли, - прошептал Агги. – Смысл ставить решетки на одни окна и не ставить на другие?
- Смысл вообще ставить их на окна? – хотя лицо его стало мертвенно бледным, а голос заметно дрожал, решительности это не убавило, и Леда заявил. – Все равно проверим.
 
KsinnДата: Четверг, 29.08.2013, 20:37 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Теперь в его взгляде не было ни злости, ни недовольства, и вдруг, словно его осенило, Леда посмотрел на Агги с каким-то странным выражением, чтобы тут же перевести взгляд в сторону камина. Агги поглядел туда же, пытаясь понять, что же заинтересовало его там, когда Леда неуверенно спросил:
- Агги. А сколько у нас еще свечей?..
Только тут на Агги, до сих пор толком не понимавшего, что происходит, обрушилось осознание, что в скором времени они останутся в кромешной темноте. Электричества в доме не было, дверь заклинило, а на окнах – Агги был твердо уверен, что от первого до последнего – стояли решетки. И ко всем этим радостям у них в запасе была всего одна свеча.
- Одна, - обреченно констатировал Агги и уставился на одинокий, совсем маленький огарочек возле камина. Длинная свечка таяла на глазах, не оставляя после себя даже крохотной лужицы воска.
- Я думаю, пора ее поискать, - нарочито спокойным голосом произнес Леда, но Агги его поведение не обмануло, и он подумал о том, что Леда на грани настоящей паники.
Сначала Агги даже испугался, когда сразу не обнаружил свечу возле их импровизированного стола. Но тут же она нашлась в бумажном пакете, где лежали щедро подаренные Джури продукты. Подожгли фитиль они вовремя: тут же свет от первой свечи потускнел и погас совсем.
- Надо торопиться, - чуть охрипшим голосом произнес Леда, в то время как Агги отметил, что тот стоит к нему чуть ближе, чем положено разобидевшемуся бывшему. – Мы должны покинуть этот дом до того, как останемся совсем без света.
Вообразив на секунду, как он и Леда будут одни-одинешеньки сидеть в темноте в этом доме и всматриваться в углы, где мрак особенно густой и непроглядный, Агги передернул плечами, чувствуя, как сердце замирает на мгновение.
Он старался не задумываться о собственных чувствах в этот момент, но невольно отмечал, что так страшно ему еще никогда не было. Впрочем, страх был не совсем правильным определением – скорее всего, Агги было жутко. Страшно может быть, когда несешься на американских горках, когда не можешь поздно вечером дозвониться дорогому человеку, когда летишь на самолете. В таких случаях состояние весьма неприятное, но ему есть логическое объяснение. А чего он боялся в этот момент, Агги не знал и, более того, понимал, что знать не желает.
- Не стой. Пошли, проверим все окна, - требовательность бесследно исчезла из голоса Леды, он только неуверенно потянул Агги за рукав, а сам Агги заметил, что у него дрожат руки.
- Не волнуйся, - нарочито бодрым голосом попросил его Агги. – Я уверен, всему этому есть логическое объяснение, и уже завтра…
Осекшись на полуслове, Агги замер и невольно зажмурился, услышав при этом, что Леда едва ли не застонал, видимо, тоже от ужаса: неясный гул, на который они последние несколько минут настойчиво не обращали внимания, неожиданно быстро перерос в надрывный вой, будто прямо за стеной кто-то стенал от страшной боли. Звук был до того душераздирающим, что у Агги внутри оборвалось что-то, а ладони мгновенно стали влажными. И даже когда он затих, с полминуты Агги стоял, не шевелясь, не понимая даже, сможет ли еще сдвинуться с места, или его парализовало насовсем.
- Быстрее… - выдохнул рядом бледный, как простыня, Леда, и Агги с усилием стряхнул с себя оцепенение.
Торопливо обойдя все комнаты первого этажа, они убедились, что на каждом окне красуется внушительного вида решетка. Агги с немым отчаянием понял, что этот вариант побега не пройдет, но Леда упорно не хотел сдаваться.
- На втором этаже тоже решетки, я заметил, когда мы осматривали дом, - проговорил он и, закрыв глаза, потер виски, будто у него сильно болела голова. – Может, не везде, хотя вряд ли… И там высоко прыгать… Надо пытаться сломать здесь, на первом.
- Мне кажется, не получится, - с сомнением потянул Агги, но Леда неожиданно поднял голову и посмотрел на него с такой мольбой, что он тут же осекся.
- Мне нельзя здесь оставаться, - произнес Леда и вдруг нервно хихикнул, чтобы тут же снова принять серьезное выражение лица. - Если сейчас увижу полупрозрачный силуэт или висельника на люстре – я рехнусь.
От слов Леды Агги ощутимо передернуло. Он специально старался не думать ни о чем подобном, но тут же понял, что у Леды, должно быть, воображение было богаче, потому и сохранять спокойствие ему было трудней.
- Хорошо, давай попробуем, - покорно согласился Агги, понимая, что никакого другого варианта спасения он не видит.
Оказалось, что решетки были не единственной преградой на пути на волю. Видимо, оттого что окна давно не открывали, даже простая ручка на массивной стилизованной раме отказывалась поддаваться. Пока Агги отчаянно дергал ее, Леда стоял рядом и держал свечу. По тому, как дрожал свет, Агги понимал, до чего сильно тряслись руки Леды, и не успел он подумать, что такими темпами недолго вообще уронить свечу, как Леда, переступив с ноги на ногу, вдруг выпустил ее из рук.
Свет погас, но темнота не была кромешной. Из окна проникал скудный ночной свет от звездного неба, и Агги тихо порадовался отсутствию луны: он был уверен, что вид небесного светила за рваными облаками, как в лучших традициях фильмов ужасов, окончательно выбил бы его из колеи.
- Извини, - попросил прощения за свою неловкость Леда и, опустившись на корточки, принялся шарить по полу.
Агги хотел было ответить, что ничего страшного, все бывает, когда тугая защелка поддалась, наконец, и рама чуть не ударила по лбу самого Агги, который с силой тянул ее на себя. В лицо пахнуло ночной свежестью, Агги в этот миг подумал о том, что это и есть запах свободы, и тут же подергал решетку рукой. Закреплена она была не просто крепко, а намертво. Кованые прутья, толщиной почти с палец, даже не завибрировали, когда Агги, приложив всю свою силу, толкал их то от себя, то на себя. О том, чтобы пролезть между ними, и речи быть не могло, подобное удалось бы разве что маленькому ребенку.
- Бесполезно, - констатировал он и только тут понял, что Леда молчит подозрительно долго.
Резко обернувшись, Агги почувствовал, как от сердца отлегло: его друг не пропал, стоял рядом и всматривался в темноту комнаты, почему-то забыв о свече.
- Леда? – Агги притронулся к его плечу, и тот вздрогнул.
Видимо, дар речи все же покинул его, потому что Леда сперва бросил на Агги затравленный взгляд, а потом снова отвернулся и поднял руку, пальцем указывая куда-то на стену.
Агги не сразу понял, на что обращают его внимание и, лишь хорошо присмотревшись, обомлел. К счастью, напугавшее Леду зрелище не было полупрозрачным призраком в белом саване, но это не помешало Агги замереть на месте и открыть от удивления рот.
Все стены комнаты были опутаны паутиной. По крайней мере, Агги так показалось в первый момент. Тонкие нити, а быть может, просто полосы, покрывали все обои, пересекали картины и шкафы, переплетались, а местами закручивались в невразумительные клубки, образуя что-то похожее на непонятные письмена. Где-то паутина казалась гуще, где-то виднелись бреши. А где-то она даже смахивала на узор. Агги был уверен, что при свете он не видел подобного, более того, они же долго шарили именно в этих местах в поисках выключателя. Бледных, едва светящихся белым полосок не было, Агги мог поклясться в этом. А еще он подумал, что не желает видеть паука, который сплел это.
Из оцепенения их вырвали часы. С первым же ударом Агги вздрогнул и заметил, что Леда, до этого стоявший неподвижно, встрепенулся. И не успел зазвучать орган, как Агги опомнился и крепко сжал плечо Леды.
- Где свеча? – строго спросил он.
- В-вот… - о чем думал Леда, обнаружив светящуюся паутину на стенах, Агги не знал, но выглядел он теперь совсем подавленно и обескураженно. В этот миг Леда напомнил Агги ребенка, которого жестоко обманули – настолько несчастные у него были глаза. В руке Леда держал свечу, которую и протягивал Агги.
Пошарив по карманам, Агги быстро нашел зажигалку и даже чуть усмехнулся от мысли, как им повезло, что хоть она не пропала бесследно вслед за телефонами. Свет от язычка пламени показался удивительно ярким и даже ослепил немного, Агги зажмурился на секунду и только после этого поднес зажигалку к фитилю.
А дальше он не успел ничего сделать, потому что Леда вцепился своими ледяными ладонями в его руки так, что Агги чуть сам не выронил свечу.
- Пойдем наверх, очень тебя прошу, - то ли прошептал, то ли пробормотал Леда, и в неверном свете Агги увидел, как лихорадочно блестят его глаза.
- Ты уверен? – спросил Агги. – Если это все же землетрясение, не лучшая идея…
- Это не землетрясение, ты сам прекрасно знаешь, - хриплым от волнения голосом произнес Леда и нервно закивал, будто так Агги скорее поверил бы в правдивость его слов. – Я не могу здесь больше находиться. Эта хрень на стенах, эти часы… А еще портрет… Мне кажется, он следит за нами…
В ходе всех жутких событий этого вечера о портрете Агги и думать забыл, только теперь подняв взгляд. То ли под впечатлением от происходящих ужасов, то ли потому, что нечто действительно переменилось за эту бесконечно долгую ночь, Агги тоже заметил изменения. Теперь улыбка девушки не казалась веселой, больше – хищной, и смотрела она в этот момент прямо на Агги, не то, что в глаза, а в саму душу. Идея идти на второй этаж сразу перестала казаться Агги нелогичной.
Леда не стал выбирать долго комнату, толкнул ближайшую к лестнице дверь и шагнул вперед, дернув за руку и Агги. Пока он пристраивал свечу на прикроватной тумбочке, Леда подтащил к двери стул с высокой спинкой и подпер ее изнутри.
- Думаешь, это поможет? – с сомнением покачал головой Агги, перебирая в памяти скудные знания о сущности привидений. Помнил он о них немного, но, как ни крути, получалось, что стул их не остановил бы.
- Я ничего не думаю, - устало произнес Леда и, сделав несколько шагов к широкой кровати, медленно опустился на нее. – Смысл думать, если объяснений все равно не будет.
Будто соглашаясь с ним, дом ответил протяжным стоном: почему-то теперь Агги чудилось, что звук издает само строение – он словно шел из стен. Но на втором этаже его было слышно чуть хуже, и Агги повторно утвердился во мнении, что не зря они решили уйти из гостиной, где в свое время имели место страшные события.
Только теперь он оглянулся по сторонам, окинул взглядом комнату, которая стала их временным прибежищем. Дизайнер старался стилизовать ее под покои знатной дамы средневековья, не иначе, но, видимо, был ограничен в ресурсах. Большая кровать с розовым балдахином и массивная тяжелая мебель, наверняка непрактичная и похожая больше на экспонаты музея, резко контрастировали и размерами самой комнаты. Для такого убранства она казалась все же слишком маленькой, да и потолок был низковатым. Агги перевел взгляд на окно и увидел, что на нем тоже стояла решетка. Вздохнув, он покачал головой и приказал себе не думать о том, как события станут развиваться дальше, и удастся ли им вообще хоть когда-то сбежать отсюда.
Снизу послышался приглушенный бой часов, и невольно Агги принялся отсчитывать удары. Когда зазвучал орган, он с удивлением понял, что насчитал двенадцать, и поделился наблюдением с Ледой.
- Оказывается, уже полночь. А я думал, часов десять, не больше.
- Они все время бьют двенадцать, - глухо произнес Леда. – Я еще в самый первый раз заметил. Вечная полночь, мать ее. Интересно, а утро тут наступает хоть иногда?
На последней реплике голос Леды прозвучал с надрывом, и Агги, наплевав на то, что они в ссоре и вообще уже, по сути, никто друг другу, сделал шаг в его сторону и опустил руку на затылок, ласково погладив. На прикосновение Леда не отреагировал, так и остался сидеть с понуренной головой, но и отталкивать тоже не стал.
- Это не розыгрыш, Агги, - негромко произнес он и даже головой покачал, будто сокрушаясь из-за этого понимания. – В доме не было никого, мы же обошли его. Да и звуки эти мало похожи на… На человеческие. Прикол, конечно, в стиле Джури, повеселиться так над друзьями, а потом поржать и по плечу похлопать, вот только он не голливудский мастер спецэффектов. Не мог он устроить подобное.
- Да, я тоже так думаю, - согласился Агги. Если вначале он еще мог поверить, что Джури приложил руку к жуткой атмосфере дома, например, нашел, как оставить их без света для пущей романтичности, то теперь признавал, что друг не настолько изобретателен и богат, чтобы ради несчастного розыгрыша установить в доме стереосистему, которая полночи будет воспроизводить странные звуки.
На первом этаже вновь протяжно завыло неведомое им существо, и Агги с трудом удержался, чтобы не закрыть уши руками. Опустившись рядом с Ледой на постель, он обнял его за плечи и предложил:
- Давай сейчас ляжем и попробуем уснуть. Нельзя же вот так сидеть всю ночь.
- Я не усну, - обреченно вздохнул Леда.
- Я тоже, - согласился Агги. – Но скоро мы останемся совсем без света, и сидеть вот так я не вижу смысла.
Леда только головой покачал, обнял себя руками, будто ему было холодно, а потом неожиданно недовольным тоном сообщил:
- Тогда, пока есть свет, мне надо в туалет. Но сам я не пойду.
- Самого я тебя и не отпущу, - заверил Агги и, будто в шутку, добавил: - Как мы знаем из фильмов ужасов, разделяться ни в коем случае нельзя.
Леда только фыркнул насмешливо, но спорить не стал, а Агги подумал, что юмора в его собственных словах было действительно немного, одна сплошная горькая правда.
…Обнявшись и укрывшись покрывалом, они лежали без движения уже достаточно долго – Агги определил это по бою часов, который повторился уже дважды, но из-за того, что ударов всегда было двенадцать, понять, который в действительности был час, не представлялось возможным. Когда они укладывались, Леда сам прижался к нему, уткнулся лбом в плечо, но обнимать не стал: вместо этого прижал руки к груди, словно желая, чтобы Агги полностью заслонил его от всех ужасов этого дома. Такому положению вещей Агги был только рад, с готовностью обнял Леду и почему-то сразу почувствовал себя спокойней. Впрочем, через некоторое время Леда тоже перестал ощутимо дрожать, замер, и только неровное дыхание показывало, что он не спит.
На первом этаже по-прежнему слышались стоны и вой, но Агги пытался не обращать внимание. Удивительно, но постепенно ему даже удалось абстрагироваться от этих звуков, и теперь он думал не о потусторонних ужасах, а о том, что Леда снова в его объятиях, и неважно, как надолго и по какой причине.
- Прости меня, - неожиданно прошептал Леда и еще крепче прижался к Агги, у которого от удивления широко распахнулись глаза.
- За что? – только и просил он.
- Ну… Думаю, ты сам знаешь, - неопределенно ответил Леда, но тут же уточнил. – За то, что придирался все время, требовал много. Посуду там помыть, носки не разбрасывать, не приставать ко мне на людях.
- Это все было заслуженно, - Агги невольно улыбнулся и, немного осмелев, провел ладонью по напряженной спине Леды.
- Заслуженно, - согласился он. – Но иногда я все же перегибал.
- Перегибал, - не стал спорить Агги и уверился, что вся эта ночь ему просто приснилась: если поверить в существование привидений Агги еще мог, то извинения Леды его мозг отказывался принять.
- Ты, наверное, теперь думаешь, что я никогда ничего к тебе не испытывал, и вообще, что ты меня раздражал только. Но это совсем не так, - вздохнул Леда и потерся щекой о плечо Агги, как-то по-детски или по-кошачьи: Агги сам не знал, но тут же почувствовал, что тает от этой ласки.
- Нет, никогда так не думал, - ответил Агги и, неожиданно даже для самого себя, признался. – Если честно, мне кажется, что ты и сейчас не так сильно злишься, как пытаешься показать.
Вопреки всколыхнувшимся в душе Агги опасениям Леда не рассердился, и показалось даже, что он улыбнулся.
- Не кажется, - тихо ответил он.
Больше Леда не произнес ни слова, и уже через несколько минут по глубокому дыханию и расслабленности его тела Агги понял, что он наконец уснул. Если бы еще несколько часов назад Агги сказали, что подобное возможно, он не поверил бы. Но теперь, обнимая спящего Леду, который неожиданно снова позволил быть рядом, пусть и ненадолго, он сам испытал умиротворение, которого не чувствовал уже давно. И даже призраки не могли помешать этому.
А когда самого Агги затягивала дрема, он успел отстраненно отметить, что стоны и вой прекратились: в доме царила полная тишина.
 
KsinnДата: Четверг, 29.08.2013, 20:37 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Проснувшись, Агги сначала улыбнулся и только потом открыл глаза. Первая его мысль была о Леде, о том, что ночь он провел с ним, как прежде обнимая и зарываясь носом в его волосы. Потом Агги сладко потянулся и сквозь смеженные ресницы полюбовался, как в солнечных лучах пляшут пылинки. И только после этого на него обрушились воспоминания прошедшей ночи.
Агги буквально подскочил на постели, сел и огляделся. Комната была пуста, Леды рядом не было, а стул, которым они подперли накануне дверь, был отставлен в сторону. Хотя ничего со вчерашнего вечера не изменилось, почему-то при свете дня их ночные страхи показались Агги даже смешными: как-то нелепо было бояться привидений, когда в окна лился солнечный свет, а вокруг царили тишина и покой. Агги даже на секунду усомнился, не приснилось ли ему все.
В коридоре было так же тихо и пусто, ничего не напоминало о вчерашних ужасах, и Агги отправился в сторону лестницы, чтобы спуститься вниз и поискать Леду. Тревоги он почему-то не испытывал, и этот дом уже не казался враждебным. А когда Агги сошел вниз, он увидел, что входная дверь, в которую они ломились с таким отчаянием, открыта, и Леда стоит на пороге, замерев и глядя куда-то вдаль.
"Призраки не выпустят влюбленных, которые поссорились", - прозвучал в голове голос Джури. – "Не выпустят, пока влюбленные не помирятся".
От этого воспоминания Агги поежился: все же объяснения произошедшему он не видел, поверить в то, что Джури своими силами организовал такое шоу, не получалось, и все складывалось так, что ничего не оставалось, как согласиться с существованием привидений.
Агги вышел за дверь и, остановившись рядом с Ледой, глубоко вдохнул прохладный свежий воздух, лишь после этого решившись взглянуть на своего любимого. Видимо, для Леды это утро не было таким радостным и умиротворенным, как для Агги, он был бледен и выглядел осунувшимся. Руки он держал скрещенными на груди, но когда подошел Агги, разомкнул их и протянул ему телефон.
- Откуда? – с удивлением уставился Агги на собственную трубку, которую держал в руке Леда, и даже не сразу забрал ее.
- Лежал на верхней ступени крыльца. Рядом с моим, - ровным голосом произнес Леда, по-прежнему глядя прямо перед собой.
- А дверь… - начал было Агги, и Леда прервал его:
- Была даже не заперта.
Некоторое время они стояли молча, и Агги поймал себя на невыносимом желании обнять Леду, крепко-крепко, и еще поцеловать. Чтобы он не переживал из-за случившегося, постарался не думать и принять, что не все вещи в этом мире объяснимы и понятны людям. А еще было очень страшно, что хрупкий мир, который удалось восстановить прошлой ночью, снова разрушится, едва Агги произнесет хоть слово.
Но Леда сам нарушил тишину. Потерев ладонями лицо, он вздохнул и наконец поглядел на Агги.
- Мне очень плохо, - сообщил он и замолчал, словно ожидая, когда Агги найдет, что ответить на это сообщение.
- Сейчас мы уедем отсюда и никогда больше не вернемся, - заверил его Агги, неуверенно переступив с ноги на ногу, теряясь под этим пристальным нечитаемым взглядом.
- Мне плохо по двум причинам, - будто не услышал его Леда. – Во-первых, я не могу понять, что произошло вчера. А вещи, которые не поддаются объяснению, меня пугают.
- Само собой, - кивнул Агги и подумал о том, что такому прагматику, как Леда, намного сложней принять факт существования потустороннего, чем тому же Агги.
- Но особенно паршиво мне по другой причине, - продолжил Леда, и Агги не выдержал, отвел глаза: на секунду ему показалось, что Леда смотрит на него настолько пристально, что даже не моргает. – Я подумал, что мы с тобой ошиблись, когда решили расстаться.
Такого поворота Агги не смел ожидать даже в самых смелых мечтах. Вроде бы он даже вздрогнул и уставился на Леду во все глаза, открыв и закрыв рот. Но Леду его молчание не смутило.
- Я подумал о том, что разъехались мы из-за глупости. Из-за мелких ссор и прочей херни, вроде немытой посуды или незакрученного крана, - Леда вновь скрестил руки на груди и теперь перевел взгляд на собственные ботинки. – Но ведь есть вещи более важные.
- Конечно, - неожиданно хриплым голосом согласился Агги и тут же прокашлялся. Во рту пересохло, и даже это одно слово далось с трудом. Только Леде его ответ и не был нужен, он словно объяснял ситуацию самому себе.
- Что-то действительно страшное в нашей серой жизни случается крайне редко, но все же такое возможно, - негромко произнес он. – А человек познается только в критической ситуации. И, если честно, ты меня вчера удивил.
- Чем же? – почему-то шепотом спросил Агги, думая только о том, что его сердце по неведомым причинам пропускает удары.
- Выдержкой, смелостью, хладнокровием. Может, еще надежностью, как это ни странно звучит применительно к тебе, - усмехнулся Леда и снова посмотрел на Агги, только теперь в его глазах можно было разглядеть тень нежности и даже какое-то тепло.
- Спасибо, - коротко ответил Агги и набрал побольше воздуха в легкие, чтобы теперь, как на духу, выпалить свое ответное признание, рассказать, что они не должны расставаться, и надо обязательно начать все сначала, попробовать снова – кто знает, может, еще не все для них потеряно, и когда-то…
- Давай попробуем еще раз, - то ли спросил, то ли предложил Леда, улыбнувшись и вопросительно посмотрев на Агги, который на мгновение застыл с открытым ртом, уже готовый рассказать обо всех своих чувствах.
Наверное, Леда знал, что ему ответят, и потому не выглядел встревоженным или обеспокоенным. Агги подумал, что его эмоции были видны, как на ладони, но, на самом деле, это было уже и неважно.
- Я сам хотел предложить тебе это, - только и смог выдохнуть он, и Леда кивнул:
- Я знаю. Но пока от тебя дождешься, проще самому сказать.
В этот миг, когда Леда чуть сварливо, но вполне дружелюбно указал на его нерешительность, Агги почувствовал, что от сердца отлегло, потому что все стало, как прежде. И это утро было таким, как десятки других, которые Агги не ценил, но по которым успел истосковаться за эту бесконечно долгую неделю без Леды.
- Я не знаю, что вчера творилось в этом доме и, если честно, не уверен, что хочу знать, - вздохнул Леда, повернулся лицом к дому и запрокинул голову, как будто хотел рассмотреть сразу весь замок. – Но я точно не жалею, что мы приехали сюда, и все вышло, как вышло.
- Да, все к лучшему, - покачал головой Агги, думая о том, что вот он точно не станет вглядываться в темные окна огромного дома: мало ли, что может мелькнуть за стеклом. – Теперь мы на собственной шкуре убедились, что знаем об этом мире далеко не все.
- Я не об этом, - возразил Леда. – Я о нас с тобой. Думаю, если б не эта поездка, мы так и не помирились бы.
- Помирились, - слабо улыбнулся Агги, вспомнив в этот момент о Джури и подумав, что их друг точно не успокоился бы так просто и придумал какую-то другую авантюру, лишь бы воссоединить их.
- Нет, - мотнул головой Леда, который умудрялся спорить даже по мелочам. – Вряд ли мы когда-то еще попали бы в подобное положение, чтобы задуматься о таких глобальных вещах.
То, что говорил Леда, напоминало эхо слов Джури, буквально пару дней назад втолковывавшего Агги, что лидера надо напугать, чтобы он оценил своего бывшего и пожелал снова быть с ним вместе. Теперь Агги был вынужден признать, что его друг оказался прав.
- Поехали домой, - вместо ответа предложил он, и Леда согласился.
- Поехали. Не хочу здесь находиться ни минутой дольше.
Когда они переступили порог дома, мысли Агги были далеки от привидений и всех прочих ужасов, он улыбался и представлял, как сейчас они вдвоем отправятся в их общую квартиру, сперва заехав в супермаркет и купив пива, а вечером, быть может, сходят куда-то, в кино или в бар.
При свете дня было даже странно думать о тех необъяснимых событиях, что напугали их вчера. О них напоминали разве что осколки разбитой вазочки на полу, а в остальном гостиная выглядела пусть и необычно, но никак не пугающе.
Однако стоило Агги поднять глаза, он снова увидел портрет погибшей невесты Като-сана. Жутковатого ощущения, как накануне, когда картина предстала перед ними в неуверенном свете пламени свечи, теперь не было, и погибшая девушка казалась даже симпатичной, но Агги чуть нахмурился при мысли, что ее лукавая улыбка кажется ему смутно знакомой.
Однако додумать мысль он не успел, так как именно в этот момент раздался бой часов. Снова ровно двенадцать раз – Агги непроизвольно отсчитал – и следом звуки органа. Только теперь он заметил несущественную на первый взгляд деталь: большая стрелка часов не достигла отметки "двенадцать", до боя оставалась еще пара минут, но, тем не менее, часы успели отсчитать и отыграть. Такой сбой в механизме Агги показался странным. Конечно, он мало что понимал в часовом искусстве, но почему-то именно эта неполадка показалась какой-то нелогичной. А еще Агги задался вопросом: если в доме никто не живет, кто заводит часы, раз они до сих пор идут?..
- Ты тоже заметил? – спросил стоящий рядом Леда, неотрывно глядя на часы.
- Ага, - кивнул Агги.
- Оззи Осборн.
- Что? – от удивления Агги посмотрел на Леду и моргнул, а тот лишь медленно отчеканил.
- Эта музыка из песни Оззи Осборна. Вступление на органе.
- И… и что? – снова спросил Агги и перевел взгляд на часы.
- Тебе не кажется странным, что готические псевдоисторические часы играют старый добрый хард? – теперь в голосе Леды слышалась неприкрытая язвительность пополам с угрозой. – Мне еще вчера эта музыка показалась знакомой, но я так обделался с перепугу, что не стал задумываться.
- Но они ведь не совсем древние, - Агги попытался оправдать старый механизм, смутно чувствуя, что Леда прав и что-то тут не складывается. – Часы просто стилизованы и в любом случае были сделаны позже…
- Но этой песни не сорок лет, - холодно произнес Леда. – Более того, ей даже не тридцать.
- Ты уверен? – зачем-то спросил Агги, заранее зная ответ.
- Уверен. Я, в отличие от тебя, иногда интересуюсь историей тяжелой музыки.
"Не очень-то это помогло тебе вчера", - хотел ответить с иронией Агги, но вовремя удержался: Леда на глазах терял самообладание, и благоразумней было не подначивать его.
И пока Агги озадаченно рассматривал часы, Леда решительно направился через гостиную прямо к ним. Недолго думая, Агги поспешил следом.
Дернув деревянную дверцу с небольшим окошком, благодаря которому можно было увидеть, как из стороны в сторону раскачивается маятник, Леда застыл на месте, а Агги заглянул через его плечо, физически ощущая, как округляются его собственные глаза.
Внутри шкафчика прямо под маятником лежал самый обычный современный плеер, а к нему была подключена пара небольших колонок. Неуместно Агги подумал, что они были такими маленькими и не могли отличаться особой мощностью. Но ведь бой часов и не был особенно громким?..
На дисплее плеера неярко светилось "Track01", а длительность звуковой дорожки была обозначена как пятьдесят пять минут. Секунды отсчитывались по убыванию, и растерянный Агги подумал о том, что первый и наверняка единственный трек длится ровно шестьдесят минут, потом переключается на прокрутку, и играет вновь. А вот в начале звучит двенадцать ударов, и потом органная музыка. Только нерасторопный изобретатель немного напортачил, и исполнение включалось каждый час на две минуты раньше положенного.
- Охренеть, - прошептал Агги, и Леда, который все это время стоял неподвижно, медленно развернулся к нему.
- Я убью его, - прошептал он, и Агги сам опешил от понимания, до чего ледяным был голос Леды.
А еще он понял, что не завидует Джури: в том, что идея этой выходки принадлежала именно ему, Агги даже не сомневался.
 
KsinnДата: Четверг, 29.08.2013, 20:38 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

…Пока Леда рвал и метал, а Агги пытался успокоить его, примерно в двадцати километрах от дома с привидениями у обочины притормозил минивен, из которого выбрались Сойк и Джури. Сойк прислонился к своей машине и неторопливо прикурил, а Джури, потоптавшись рядом, подумал немного и достал из кармана шоколадный батончик.
- Ты почему хмурый такой? – жизнерадостным голосом поинтересовался он у Сойка и откусил первый, самый сладкий кусочек.
- Я не хмурый, я сонный, - флегматично ответил Сойк и затянулся. – А еще я жду объяснений.
- Да что тут объяснять, - отмахнулся Джури. – И так ведь все понятно.
- Мне ничего не понятно, - возразил Сойк. – И теперь меня интересует только одно: какого хрена мы вчера поехали за нашими друзьями, припарковались в отдалении от дома, потом долго крались по дороге, и, когда они вошли, заперли дверь в дом. А сегодня на рассвете потащились обратно, чтобы отпереть ее.
- Ну, так это чтобы Леда поверил в привидений, - с готовностью пояснил Джури. – Решил, что призраки их не выпустят до примирения. Ключ мы оставили в замке, потому отпереть изнутри у них точно не вышло бы. А на всех окнах решетки – не выберешься, как ни крути.
- Вообще-то так нельзя делать, - недовольным голосом заметил Сойк. – А если пожар? Или землетрясение?
- Ну что ты, - Джури испуганно замахал руками. – Дом был продуман от и до. Противопожарная безопасность на высшем уровне, чуть что – все сразу зальет водой. И от землетрясения дом не упадет.
- Хотелось бы верить, - в сомнении покачал головой Сойк. – А еще мне кажется, запертой двери маловато, чтобы начать верить в потустороннее. Кроме того, с чего ты взял, что они вообще заметили, что дверь закрыта? Может, они и не пытались выйти ночью. Зачем им это?
- О, ты ошибаешься, - с довольным выражением лица протянул Джури и поглядел на Сойка с чувством превосходства. – Они пытались, и не раз. Я уверен.
- Ну рассказывай уже, - по вздохом потребовал Сойк. – А то я умру от любопытства.
Джури с сомнением поглядел на своего друга: тот никак не выглядел умирающим, курил совершенно спокойно и смотрел куда-то вдаль. Но ответа он терпеливо ждал, а Джури сам лопался от желания рассказать, какой он изобретательный и находчивый.
- В общем, что я сделал, - деловитым тоном принялся объяснять он. – Дом этот действительно стилизованный под замок, как снаружи, так и внутри. И, как мне кажется, сам по себе достаточно жутковат. Но я решил привнести в интерьер кое-что от себя.
- Кто бы сомневался, - хмыкнул Сойк, но Джури не отреагировал на его слова, продолжая воодушевленно рассказывать:
- В первую очередь, из дома бабушки я позаимствовал ее большой портрет, на котором она изображена совсем молодой, перетащил его и повесил на стену. Ну, чтобы войдя в замок, Леда и Агги сразу увидели, что на них смотрит висельник.
- Кто? – удивился Сойк.
- Ну, повесившаяся возлюбленная Като-сана. Они ж не знали, что на картине изображена моя бабушка, и должны были посчитать, что это и есть та самая девушка, призрак которой бродит по дому.
- Что-то я не совсем понимаю, зачем это нужно, - почесал лоб Сойк, а Джури только негромко рассмеялся.
- Ты просто еще не проснулся и соображаешь туго. Представь, заходят они в замок, там тишина, пустота, а в дрожащем свете свечи они видят, как на них с портрета глядит покойница…
- Стоп, стоп, - сделал предупреждающий жест Сойк. – Какой еще дрожащий свет? Там что, все настолько стилизовано, что и электричества нет?
- Электричество есть, - замотал головой Джури. – То есть было, пока я его не вырубил. Но так как действительно в доме интерьер стилизован под замок, впотьмах Агги с Ледой в жизни не нашли бы щиток, чтобы включить снова: Като-сан запрятал его под одной из картин. Потому они остались в полной темноте.
- Как они в полной темноте тогда увидят портрет? – не понял Сойк.
- Увидят, когда зажгут свечи, - с готовностью дал ответ и на этот вопрос Джури. – Я положил парочку в пакет, который отдал им на стоянке. Но их хватило бы часа на два-три, не больше, а потом комната должна была погрузиться во мрак, и когда свет погас, на стенах Агги и Леда должны были заметить загадочные светящиеся узоры.
Сойк пару раз удивленно моргнул: на мгновение ему показалось, что глаза Джури стали слишком уж кровожадными. Но он сразу же погнал прочь от себя неожиданную ассоциацию.
- Если ты намалевал свои узоры фосфорной краской, степень их загадочности несколько снижается, - скептически произнес он вслух. – Достаточно присмотреться, и сразу станет понятно, каково их происхождение…
- За кого ты меня принимаешь? – неподдельно возмутился Джури. – Конечно же, я не рисовал их краской! Я купил люминесцентный лак. Которым перед дискотекой ногти красят.
Джури расправил плечи и выпятил грудь, явно довольный собой и собственной находчивостью, а Сойк не смог сдержаться и рассмеялся в голос.
- Очень романтично, - он поднял большой палец руки и насмешливо покачал головой, но Джури его реакция не обидела.
- Зато практично! Лак впитывается в обои, его почти не видно, и светится он не так ярко, как краска. Так что когда свечи догорели, Агги и Леда увидели письмена на стене.
- А что ты хоть написал? – поспешил спросить Сойк, чувствуя, что сейчас его снова накроет бурное веселье.
- А хрен его знает, - легкомысленно пожал плечами его друг и откусил еще один кусочек от шоколадки. – От балды что-то. И да, кстати, в часы, которые стоят в гостиной, я запихнул плеер и пару колонок с одним треком на проигрыше. Каждые шестьдесят минут сначала двенадцать раз бьют часы, а потом звучит орган. Круто, скажи?
- И каждый раз двенадцать? – уточнил удивившийся Сойк.
- Ага, как будто вечная полночь, - торопливо закивал головой Джури. – Готично так вышло, правда?
Сойк не был уверен в том, что вышло из этой затеи, да и не слишком хорошо понимал значение слова "готичность", но на всякий случай кивнул.
- Только знаешь что, - он сделал последнюю затяжку и отбросил окурок в сторону. – Маловато этого всего, чтоб испугаться. Узоры можно не заметить, часы посчитать просто очередной стилизованной игрушкой, а темноты Леда вряд ли боится.
- Так ведь еще ж призраки! – всплеснул руками Джури. – Привидения! Ими полон дом! То, что сделал я, было всего лишь небольшим дополнением, нагнетанием страха, чтобы совсем жутко стало.
- Джури, что ты несешь? – строго уставился на него Сойк, чувствуя, что самую интересную часть этой истории его друг настойчиво замалчивает. – Я в жизни не поверю, что ты сам веришь в то, что вешал на уши Агги и Леде.
- Одно дело теоретически рассуждать, и совсем другое – увидеть призраков своими глазами, - поучительно произнес Джури, но долго сдерживаться не смог, рассмеялся и, когда Сойк нахмурился сильней, поднял руки, будто сдаваясь. – Ладно, ладно… Сейчас все объясню.
- С удовольствием послушаю, - сообщил Сойк и, прищурившись, поглядел в сторону горизонта, где медленно поднималось солнце. – И поторопись. А то мне кажется, что если мимо будут проезжать Агги и Леда, они неслабо озадачатся, что мы тут делаем.
- Ой, нет, нельзя, чтобы они нас увидели, - испугался Джури, но тут же задумчиво добавил. – Хотя, учитывая, что они помирились, думаю, им будет, чем занять друг друга с утра, чтобы никуда не спешить…
- Джури, я жду, - напомнил Сойк. – И я начинаю злиться от того, что ни черта не могу понять. Ты чего довольный такой, а?
Злящимся Сойк не выглядел, хотя Джури и отметил в этот момент, что у его согруппника в любых жизненных ситуация выражение лица примерно одинаковое. Но тянуть дольше не имело смысла, и потому Джури решил, что пришел час раскрывать карты:
- История о доме с призраками, которую я рассказал, правдива только отчасти.
- Я так понимаю, Като-сана никогда не существовало, - кивнул Сойк, но к его удивлению Джури отрицательно мотнул головой:
- Почему же не существовало? Он и сейчас существует. Еще больше потолстел и выглядит совсем счастливым. Еще бы! Его жена беременна уже в третий раз.
- То есть… То есть как это? – совсем растерялся от такого поворота Сойк.
- Да элементарно, - заявил Джури. – Като-сан и правда построил этот необычный дом, вот только всего-то пять лет назад. Все было именно так, как я и говорил: дом смахивал на замок, вложено было немало средств, а все соседи смотрели на Като, как на умалишенного. Но он не обращал на это внимания, перевез всю свою немаленькую семью в этот замок и жил счастливо первые года три.
- А потом в доме появились привидения? – догадался Сойк.
- Совершенно верно, - удовлетворенно кивнул Джури. – То есть, это были не совсем привидения, а скорее полтергейст. Каких-то светящихся силуэтов в полумраке никто не видел и с душами усопших не разговаривал. Но в определенный момент в доме начало твориться неладное: дрожала мебель, предметы сами по себе летали по комнате, шевелились занавески в наглухо закрытой комнате…
- Като-сан был в курсе, что у нас порой землетрясения случаются? – иронично спросил Сойк, но Джури отрицательно мотнул головой.
- В том-то и дело, это все происходило систематически и без каких-либо землетрясений. На какое-то время затихало, потом снова начиналось. Да, и самое страшное! Дом наполнял невнятный, но пугающий гул, как будто что-то завывало в самих стенах. Я лично не слышал, но говорят, жуть еще та была. Короче, жена Като долго не выдержала и, забрав детей, переехала в гостиницу. Вскоре Като отправился вслед за ней.
Джури замолчал ненадолго, призадумавшись, словно вспоминал, воспроизводил в памяти события не столь давних лет, а Сойк нетерпеливо потребовал продолжения:
- Почему-то у меня чувство, что всему этому нашлось до одури простое объяснение, - заявил он.
- Так и есть, - улыбнулся ему Джури. – То есть, я бы не сказал, что такое уж оно простое, но все же… Короче, Като тоже не слишком верил в призраков и пригласил специалистов из различных областей: и химиков, и физиков, и математиков, даже историков, кого только, чтобы они исследовали это явление и дали ответ, как от него избавиться.
- Экстрасенсов не пробовал вызвать? – хмыкнул Сойк, но Джури только согласно закивал:
- Когда все эти горе-ученые не справились, он вызвал экстрасенсов! Телепатов, медиумов, уфологов. Они долго делали умные рожи и строили догадки, тянули из Като деньги, но в итоге он просто прогнал их, потому что реального решения проблемы те не смогли предложить.
На этом моменте рассказа Джури поднял указательный палец вверх, скорчил хитрую рожицу, и Сойк понял, что вот теперь, наконец, он узнает разгадку.
- Като думал уже сдаться, когда его светлую голову посетила умная мысль. Кого он еще не пригласил осмотреть свой дом - так это архитекторов.
- Неужели при строительстве что-то замуровали в стены? – в неверии распахнул глаза Сойк.
- Да все намного проще, - рассмеялся Джури. – Архитекторы достаточно быстро разобрались, в чем была проблема, а потом восстановили какие-то старые чертежи городской канализации, и все встало на свои места.
- Канализации? – поразился Сойк.
- Вот именно! – победно уставился на него Джури. – Като-сан построил свой том на старой, давно неиспользуемой канализационной трубе. Она была так глубоко зарыта, что при строительстве ее не заметили даже. И, в общем-то, до поры до времени проблемы никакой не было: труба была замурована и давно не использовалась, пока в игру не вступила природа. Ну и время тоже.
- Что-то я теперь совсем ничего не понимаю, - развел руками Сойк, чувствуя себя бесконечно тупым. Но, видимо, до самого главного Джури еще не дошел.
- Постепенно подземные воды, да и просто само время разрушили часть трубы, в каком-то месте появилась небольшая брешь. Все бы ничего, но во время приливов в трубу стала попадать морская вода, которая, само собой, во время отливов уходила. Постепенно труба разрушалась все сильней, дыра увеличивалась, и в итоге труба стала заполняться водой почти полностью.
- И из-за этого… - прошептал Сойк, понимая, что теперь видит, куда клонит Джури.
- Да-да, - закивал тот. – Вода прибывала и уходила, а дом, который стоял прямо на этой трубе, во время приливов едва заметно начинал дрожать. Тяжелая стилизованная мебель, конечно, не особо поддавалось, а стулья, столики полегче, карнизы с занавесками заметно трясло. Предметы на них срывались и падали на пол, но испуганные жители дома посчитали, что они именно летали.
- И гудение! – подхватил Сойк, осененный догадкой. – Не было никакого воя! Это просто шумела вода в трубе!
- Совершенно верно. И этот шум через толщу земли, преображенный стенами дома, походил на стоны и вздохи, - удовлетворенно кивнул Джури и не удержался, чтобы не поддеть Сойка. – Наконец-то ты начал мыслить, друг мой.
- Но почему Като просто не заделал трубу? – проигнорировал насмешку Сойк. – Чтобы не продавать любимый дом и жить себе дальше?
- Ха! Легко сказать! – усмехнулся Джури. – Когда посчитали, сколько будет стоить восстановить эту рухлядь, получилось, что выходило дешевле построить дом в другом месте.
- Да? – поразился Сойк, и Джури снова кивнул:
- А то! Сперва докопаться до той трубы, потом заделать, когда от нее хорошо, если половина осталась. Короче, Като был вынужден сдаться.
- Да, не повезло ему, - от души посочувствовал Сойк.
- Еще бы, - согласился Джури. – Построил такой домище, как оказалось, напрасно. С каждым приливом в доме начинало невесть что твориться. Во время отлива, правда, все было хорошо и спокойно, но все равно – кто же захочет жить в таких условиях?
- Так-так, подожди, - остановил Джури Сойк. – А как вышло, что дом попал в распоряжение к тебе?
- Да не попал он никуда, - рассмеялся Джури. – Просто Като-сан не может продать его уже добрых два года, никому не хочется заполучить такое сокровище. А я ему наврал, что мои друзья-экстремалы не против попробовать пожить там, но сперва хотели бы своими глазами оценить степень ужасности привидений. Като уже и не надеется избавиться от своего замка, потому был рад без меры дать мне возможность попытаться сбагрить его.
- Тебе надо предложить ему идею ничего не продавать, а устроить аттракцион с призраками, - снисходительно покачал головой Сойк, и Джури тут же призадумался.
- А почему бы и нет, - решил он. – Расскажу ему, когда буду отдавать ключ. По-моему, отличная идея.
- Идея отличная, но по отношению к Агги и Леде это все же жестоко, - вздохнул Сойк. – Наверное, им действительно было там страшно.
- Ради их счастья пришлось пойти на крайние меры, - безапелляционным тоном возразил Джури. – Я вон даже в воровство подался!
- То есть? – не понял Сойк и уставился на друга во все глаза.
- Ну а телефоны же, - напомнил Джури. – Или что, ты думал, я на крылечке раскладывал? Естественно, стоило бы появиться псевдо-призракам, как Агги и Леда стали бы названивать мне и другим друзьям, чтобы те приехали и забрали их. Поэтому пришлось телефоны изъять.
- Теперь это так называется, - насмешливо поднял брови Сойк. – Изъять?
- Конечно, - невозмутимо пожал плечами Джури. – Я же все вернул. Стащить телефон Агги вообще не было проблемой, с его-то привычкой разбрасывать вещи. Я тихонько спер его еще на репетиции, а Агги так и не вспомнил, представь!
- А у Леды когда? – поинтересовался Сойк и тут же хмыкнул. – У лидера нет привычки разбрасывать вещи.
- К сожалению, - сокрушенно согласился Джури. – Поэтому пришлось мне, как идиоту, обниматься с ним перед прощанием. Представь, я уже почти запаниковал, думал, не смогу забрать. А он такой кладет телефон в карман куртки, тут-то я и придумал! Обнял его и незаметно вытащил. А потом в рукав – только его и видели, телефон-то.
- Если с музыкой не сложится, иди в карманники, - посоветовал Сойк. – Или в сказочники. История зачетная у тебя вышла.
- Еще бы! – горделиво выпятил грудь Джури и даже нос задрал немного. – Целую ночь думал и сочинял. Особенно долго не мог решить, как заставить их не сбежать из дома, а потом осенило: запереть дверь, предварительно рассказав, что духи не выпускают рассорившихся влюбленных.
- Ладно уж, духи… Агги мог бы сказать правду, - укоризненно поглядел на него Сойк.
- С ума сошел? - округлил глаза в неподдельном изумлении Джури. – Да Леда выбил бы из него признание при первом же проявлении полтергейста! Не-ет, Агги тоже должен был верить в то, что эти ужасы происходят с ними на самом деле.
Тяжко вздохнув, Сойк мысленно посочувствовал и Агги, и Леде, да и самому себе, что всем им достался такой неугомонный и, самое ужасное, неравнодушный друг, как Джури.
- Знаешь, если у меня когда-нибудь случится неприятность в личной жизни, к тебе за помощью я не пойду, - заявил он, обходя машину и открывая дверцу. – Нервы дороже любви.
- Да ладно тебе, - не принял его слова всерьез Джури, повернулся лицом к утреннему солнцу, зажмурился и улыбнулся. – Вот увидишь, мой план сработал. Агги и Леда снова вместе.
- А ты – труп, если они догадаются, - продолжил Сойк.
- Неа, - замотал головой Джури, открыл глаза и тоже шагнул к машине со стороны пассажирского сидения. – Ничего они мне не сделают, даже если догадаются. Я же их друг.
- Ну, если верить изречению, что друг – это человек, которого ненавидишь, как минимум, раз в день, то так и есть, - улыбнулся Сойк, усаживаясь в автомобиль.
- Ничего подобного, - Джури последовал его примеру и тоже забрался внутрь. – Друг – это человек, без которого многое в жизни было бы совсем не так.
Сойк ничего не ответил, только весело усмехнулся, но про себя согласился с Джури. И, проворачивая ключ в зажигании, он с легкой улыбкой думал о том, что такого друга, как Джури, он не променял бы ни на какого другого.

_____________________

Примечание: История, которую в самом конце рассказывает Джури, позаимствована из реального источника, адаптирована к фанфику, но изложена более чем приблизительно. Так действительно бывает, автор читал об этом, но в обоснуй не стал вдаваться.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Дом с привидениями (PG-13 - Aggy, Leda, Juri, Sujk. And ghosts [Deluhi])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz