[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Gloria (PG-13 - Yu/Sono, Yo/Anzi, Ayame/? [Matenrou Opera])
Gloria
KsinnДата: Вторник, 13.08.2013, 20:58 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Gloria

Автор: Элата
Контактная информация: ICQ: 194338331

Фэндом: Matenrou Opera
Персонажи: Yu/Sono, Yo/Anzi, Ayame/?
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Романтика, Ангст
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Соно может и так. У него в голове постоянно какой-то бардак, понятный только ему одному. Разговаривать с ним так, как с Ю, совершенно бесполезно и остаётся уповать на то, что сам Ю поймёт, как поступить с их странным лидером.
 
KsinnДата: Вторник, 13.08.2013, 20:58 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Соно смешон в попытках скрыть свои чувства. А может, Йо просто кажется, что это так заметно – влюблённый человек замечает больше, чем тот, кому не с чем сравнивать. Больно смотреть, как друг сгорает в собственных чувствах. Не так давно он, кажется, был ничуть не лучше. Тяжело признаться себе в том, что любишь. Ещё труднее признать, что любишь мужчину. Друга. Человека, с которым так долго в одной группе, почти круглые сутки вместе. Притёрлись, изучили привычки друг друга. И однажды он понял, что Анзи больше чем друг, много больше. Йо даже не пытался ничего скрывать. Обманывать и обманываться – это не для него. В любом случае, Анзи невероятно проницателен во всём, что касается его самого. Удивительно, но он не оттолкнул, когда понял. А казалось, что у Йо нет ни полшанса, особенно после всех этих интервью про красивых гайдзинок. Но, как ни странно, ничуть не меньше американок с большой грудью Анзи заинтересовал Йо, который всегда считал себя высоченным и, откровенно говоря, нескладным. Он бы ещё понял, если бы Анзи обратил своё внимание на Аямэ. Но был до безумия счастлив, когда в ответ на сбивчивое признание вместо удара почувствовал лёгкое прикосновение пальцев к губам. Йо казалось, что он тонет во взгляде, полном смущения. Никакого отвращения, презрения, ненависти. Улыбался так, как умеет только он. И на сердце было тепло и спокойно, когда Анзи обнял, утыкаясь носом в плечо: неуверенно, даже робко.
- Я… никогда не пробовал… так. Но… ты мне нравишься, Йо. И я готов попробовать… с тобой.
Йо был счастлив просто знать, что его не отвергли, что пусть Анзи не пылает к нему той же страстью, но… Это было восхитительно. Они узнавали друг друга заново и совершенно иначе. От лёгких, почти невинных поцелуев – самых первых, когда крышу сносит только от его запаха, от гладкости его кожи под пальцами. Диван узкий, и Анзи просто ложился сверху, приникая к губам Йо, словно его мучит жажда, а Йо вдруг стал чистым родником. Он так быстро вошёл во вкус… Поцелуи с каждым днём были всё более развязными, сладкими, нежными. Йо не торопил, хотя и чувствовал, что Анзи возбуждался от их ласк, едва слышно постанывая от нетерпения. Он ждал. Ждал ровно столько, чтобы в один из их вечеров Анзи сам потянул его за руку, накрывая ладонью пах, и выдохнул в губы единственное слово: «Пожалуйста». В ту ночь они впервые перебрались на пахнущие свежестью простыни.
Это не было ни стремительно, ни обжигающе страстно, совсем не так хорошо, как описывают, но лучше быть не могло. Потому что с Анзи. Потому что с ним можно делать что угодно вместе и кажется таким интимным даже просто валяться, обнявшись, на диване и слушать новый альбом любимой группы. Или сидеть и подтягивать струны на гитарах, соприкасаясь коленями. Или гулять по ночному городу, когда темнота надёжно скрывает переплетённые пальцы, то и дело сворачивая в тёмные переулки, чтобы всего на миг прижаться к его губам своими. Дурачиться по утрам на кухне, опрокидывая тарелки, когда тянешься через стол, чтобы убрать с любимых губ какую-то выдуманную крошку, просто коснуться, почувствовать пальцами тёплое дыхание и озорно улыбнуться на ворчание о том, что на полу теперь стынут остатки риса, а выходить уже совсем скоро.
С того признания прошло уже полгода и, похоже, Анзи вовсе не жалел о своём согласии. Йо обернулся, поймав хитрый взгляд из-под тёмной челки. Анзи улыбнулся только уголками губ, но эта улыбка говорила много больше любых слов. От неё становилось тепло.

У Соно всё иначе. Соно пытается задушить в себе даже призрак чувств. А когда накрывает с новой силой – напивается до беспамятства. И пишет, пишет, пишет. По его песням можно проследить цикличность попыток убить в себе то чувство, которое он считает неправильным. Спокойствие сменяется обжигающим желанием, а после – отвращением к себе. Жаркие ночные фантазии сменяются причудливыми видениями, вызванными алкоголем. И всё повторяется снова и снова. Он пытается убить желание, а убивает себя бесконечными пьянками, случайными связями и сигаретами. И не видит. Он ведь совсем не видит, что причиняет боль не только себе. Что тёмные глаза тяжёлым взглядом буравят затылок очередной шлюшки, которую Соно едва не насилует перед ними. Аямэ брезгливо морщит нос и уходит первым. Йо накрывает пальцы Анзи своими – нельзя просто уйти, иначе он наделает глупостей. Утащить его куда угодно, оставив Соно развлекаться. А с утра Соно смотрит так, словно сам себе противен до глубины души. Да так оно, наверное, и есть. Просто за своими надуманными страданиями он не видит ни черта. Сколько лет так продолжается? Это может сказать только Ю. Но Ю молчит, стискивая зубы, и зло курит одну сигарету за другой, пока не заходится кашлем, раздирающим лёгкие. Почти благородные черты лица искажаются, выдавая жгучую ревность. Почему терпит, если знает? Чего ждёт, если всё и так ясно? Но, конечно, со стороны всё смотрится иначе. И то, что для них непреодолимая преграда, Йо кажется всего лишь их глупыми фантазиями.

А ещё Соно пытается переключить внимание на Аямэ, и это тоже заметно. Он не знает, что с нежным и женственным Ая-чан у него нет ни полшанса. Потому что дома Аямэ ждёт роскошный белый рояль, подаренный ещё в консерватории тем человеком, который обнимает его так бережно, целует тонкие музыкальные пальцы и отводит за ушко светлый локон. Который боготворит своего хрупкого Аямэ, и это заметно любому. Который готов идти за ним даже на матч любимой футбольной команды, хотя Йо точно знает, что он совсем не любит футбол. Йо однажды увидел их в небольшом уютном ресторанчике, куда они с Анзи, как, видимо, и Аямэ со своим возлюбленным, заглянули в поисках тепла и отсутствия лишних глаз. Ая испуганно распахнул глаза, заметив его, а Йо смущенно отвёл взгляд, крепче сжимая ладонь Анзи в своей. Аямэ, заметив, с кем он пришёл и скользнув взглядом по их рукам, удивлённо приподнял брови. У них у всех были секреты, верно. А тот вечер закончился за общим столиком в тихой беседе о музыке. Тогда Йо и Анзи и узнали про рояль, а позже, от Аямэ, про футбол. Соно и Ю они ничего не сказали. Соно тогда как раз был чуть не в запое, а Ю с каждым днём всё больше серел от отчаяния и злости, глядя в пьяные влюблённые глаза лидера. Ю стоило бы сказать, чтобы Аямэ больше не доставалось за ухаживания Соно, но они так и не решились. Это не их тайна.

- Соно, завтра концерт, тебе уже хватит, - Анзи пытается перехватить бутылку из рук вокалиста.
- Отвалите. Я лучше знаю, когда мне хватит! – Соно пьян, зол и недолго осталось до той минуты, как он пойдет искать себе шлюху на ночь, которая с утра, стыдливо прикрывая синяки на бёдрах коротеньким пальто, а багровые засосы на шее шарфиком, будет тенью скользить к выходу из его дома. Ю стискивает кулаки и буравит взглядом стол, который, кажется, скоро вспыхнет от такого пристального внимания. Йо вздыхает, Аямэ рядом едва заметно ёжится. Ему не нравится, когда Соно такой. Кажется, он его даже боится в такие моменты. Йо его понимает – один раз ему уже пришлось оттаскивать лидера от Аямэ, когда тот тщетно пытался оттолкнуть вдрызг пьяного Соно, откровенно лапающего его за задницу. Тогда всё обошлось. Как будет в следующий раз – неизвестно. А взгляд у Соно цепкий, злой, от него физически больно. Останавливается на Ю, и Йо скорее угадывает, чем слышит, судорожный выдох. Соно вскакивает со своего места и чуть не бегом направляется куда-то в полумрак и шум клуба. Идиот. Ю мрачнеет и берётся за сигареты. Они оба чокнутые в своей этой ненормальной любви. Хочется встряхнуть Ю, их неунывающего Ю, молча и зло курящего уже третью сигарету подряд, и наорать, заставить пойти за Соно, не дать ему снова утопить выдуманное горе в алкоголе и сексе с другим. Но кто из них решится на это? И когда наконец? Наверное, и правда – пора с этим кончать, иначе Соно сопьётся или нарвётся на кого-то похуже дешёвой шлюхи. Или группа развалится от напряжения между ними, висящего в воздухе, словно тяжёлая, давящая духота перед грозой.
- И вас вот это устраивает? – Йо вздрагивает от совершенно незнакомого голоса. Если бы губы Ю не шевелились, он бы не понял, кто говорит.
- О чём ты? – и так ясно о чём, а вернее, о ком, но…
- О Соно, о ком же ещё. Вы считаете, что всё так и должно быть?
- Мы считаем, что вам стоит разбираться в своих отношениях самим, - от Анзи он настолько прямого ответа не ожидал. – Ю, мы знакомы с тобой не один год. И твой спектакль о незнании причин его поведения – абсурд чистой воды.
- А ты у нас, значит, самый умный, да, Анзи? Со своей бы личной жизнью разобрался, наконец, а то так и помрёшь девственником, - тут уже Йо задыхается от возмущения. Видимо, алкоголь в крови становится адреналином, когда он притягивает к себе Анзи и целует. Кажется, где-то там, безумно далеко, Аямэ тихо фыркает, а Ю чертыхается. Но всё заглушает шум крови в ушах. И только когда Анзи упирается ладонью в его грудь, мягко отстраняя, Йо видит едва сдерживаемую улыбку клавишника и совершенно ошарашенное лицо Ю.
- Поверь мне, Ю, Анзи не нужно разбираться со мной. Мы можем просто поговорить, если возникнет проблема.
- Когда… вы… Вы что… Вместе, что ли? - он, кажется, всё ещё не может поверить.
- Полгода назад, - Анзи задумчиво водит пальцами по ладони Йо. - Просто мы не делали из своих отношений дешёвой мелодрамы. И не выносили их на всеобщее обозрение.
- Заткнись. Я ничего не делаю.
- В том-то и дело, что ничего. Ты изображаешь из себя слепоглухонемого кретина и бесишься, когда он начинает творить глупости. Очень по-мужски, Ю-кун.
- Да что ты понимаешь?! Развели тут голубой рай. А ты, Ая-чан, к ним третьим пристроился?
- Не трогай его, Ю. Он точно не виноват в поведении Соно, - Йо видел, что Аямэ погрустнел и подозрительно часто моргал, словно едва сдерживал слёзы. В такие моменты Ая выглядел как потерянный маленький ребенок.
- Точно третьим, - похоже, Ю выпил больше, чем им показалось, и его откровенно несло.
- Прекрати балаган, Ю. В том, что между вами происходит, виноваты только вы с Соно. Стоите друг друга.
- А вы у нас, значит, белые, пушистые и здравомыслящие? Как ты-то, Анзи, докатился до того, чтобы задницу Йо подставить? А как же грудастые гайдзинки и прочая чушь?
- А ты отказался бы от бережного и ласкового любовника, который заботится о тебе, с которым тебе хорошо ровно настолько, что плевать, какого он пола? Того, с кем есть о чём поговорить, того, кто понимает с полуслова? С которым хочется быть вместе до конца жизни? Которого никто тебе и никогда не заменит? Кому ты врёшь, Ю?
Йо почувствовал, что у него горят щёки. Пусть в запале спора, но Анзи говорил такие смущающие вещи…
- Я люблю Йо, и ни секунды не жалел о том, что принял его чувства так, как смог. А вы два придурка, которые портят жизнь всем окружающим своим долбаным эгоизмом и твердолобостью. Тебе стоит сказать ему только: «Соно прекрати». И всё. Делай с ним что хочешь, веди куда хочешь, люби его, трахни так, чтобы он сидеть не смог неделю, убей в порыве ревности, только прекратите впутывать в это нас и Аямэ. Если вы не поговорите и продолжите играть в эту мелодраму, я уйду из группы. Вместе с Йо, - Анзи вопросительно взглянул на него, и Йо кивнул. Если выставлять ультиматум, то до конца.
- Спелись. А мне что прикажете делать? – Ю вновь закурил и потёр глаза. Кажется, отповедь Анзи хоть немного привела его в чувство.
- Можешь пойти и найти его для начала. А дальше делай с ним что хочешь.
- Легко сказать. А если я не знаю, что с ним в таком состоянии делать?
- Увези домой и дай проспаться. Иначе он уедет не с тобой, ты же знаешь, - Йо кажется, что это жестоко – напоминать. Но иначе и не скажешь.
Ю кивает и, как-то потерянно озираясь, уходит. Наверное, зря они так набросились на него. Но, может, хоть теперь что-то изменится. Если, конечно, Соно не предпочтёт и дальше играть в неприступность и душить в себе чувства. Соно может и так. У него в голове постоянно какой-то бардак, понятный только ему одному. Разговаривать с ним так, как с Ю, совершенно бесполезно и остаётся уповать на то, что сам Ю поймёт, как поступить с их странным лидером.

Девушка некрасивая, совершенно не в его вкусе. Ему вообще противно к ней прикасаться. Но своё дело она знает, и от горячих, липких от помады губ хорошо. Настолько хорошо, насколько вообще может быть, когда ты пьян, зол на него и пытаешься забыть, как весь вечер он избегал твоего взгляда. И в общем, всё равно, какая она. Главное, что в её волосы можно вцепиться без пощады, притягивая голову ещё ближе, даже не глядя ей в лицо. Главное – это её рот, ублажающий тебя. Где-то там, вне царства кафеля и отвратительного запаха, осталось твоё сердце. За столиком, в уютном уголке, напротив сидящих так близко друг к другу Йо и Анзи, которые уже не могут скрывать свои отношения. Тебе горько видеть их счастье. Ты не хочешь видеть, как Йо бережно касается красивых рук Анзи, как они, возвращаясь в студию с обеда, целуются на парковке, когда думают, что их никто не увидит. Вроде бы они и не виноваты, но ты беспочвенно злишься. Злишься на Аямэ, у которого, кажется, тоже кто-то есть. Потому что такая счастливая улыбка ранним утром может быть только у человека, который проснулся не один. Злишься на Ю, потому что он привык не замечать твоих чувств. Потому что хочется вцепиться в него и не отпускать ни на секунду. Потому что надоело так пытаться забыть его. Забыть один-единственный пьяный поцелуй на спор, когда вокруг была толпа сокурсников, подзадоривавших криками, который был чёрт знает сколько лет назад, ещё в студенческие годы. Пробовали когда-нибудь забыть человека, с которым живёте одной жизнью? Любая попытка обречена на провал. И хочется выть. Выть не получается – получается пить всё больше и больше. И трахаться с продажными девками по туалетам или в своей квартире. Иногда это были парни. Всё равно не то. Всё равно какая-то изощрённая мастурбация вместо того, чего действительно хочется. Одно прикосновение, отличное от обычного дружеского участия, от него стоило больше, чем любой секс, но с другими.
Короткий стон – и девушка едва не падает на холодный пол, вытирая с губ белесые капли. Соно почти швыряет ей две купюры, брезгливо морщится, вытирается салфетками и стремительно выходит из тесной кабинки. Прочь отсюда. Прочь из этого чёртового клуба. Дома ещё бутылка вина, и она скрасит ночь, раз больше некому. Завтра выступление, но к этому-то точно не привыкать.
Соно не замечает, как спотыкается о чьи-то ноги и буквально падает в чужие объятья. Нет. Не чужие. Родные, знакомые до боли руки, сильные и нежные одновременно. Тонкий аромат его парфюма и сигарет. Его волосы, щекочущие кожу. Хочется глухо, отчаянно застонать. Ещё больше хочется, чтобы он не отпускал. Так и стоять, прижавшись к нему, чувствуя, как он крепко держит, словно боится, что если отпустит, ты исчезнешь. Это ещё что за глупые надежды?
- Соно… поедем домой?
Домой? Куда домой? Зачем домой, если дом здесь, рядом с ним? Но, словно по инерции, кивает. Сложно думать, голова словно налита свинцом, и в такси он склоняет её на плечо Ю. А дальше только тепло и темнота.

Где он оказался, Соно понял не сразу. Он ни разу не был в спальне Ю, и только тёмные растрёпанные волосы, лезущие в лицо, дали понять, кто лежит рядом. Рука покоилась на его животе, словно Ю и во сне пытался обнять. Глупости. Они много пили вчера, и у Ю даже не хватило сил раздеться самому, не говоря о том, чтобы раздеть явно невменяемого Соно. Так и спали всю ночь поверх покрывала, разве только без обуви и курток. Добраться до климат-контроля тоже, видимо, не смогли – в комнате было прохладно. Наверное, поэтому Ю и прижимался так. Соно попытался освободиться, но пальцы Ю сжались, стискивая его рубашку, а он сам заёрзал, прижимаясь ещё крепче.
- Соно… - едва слышное бормотание. Уткнулся носом в плечо и затих. А Соно не смел даже пошевелиться. Да и не хотел. Ю спал, а во сне не соврёшь. И та нежность, с которой Ю произнёс его имя, не могла быть фальшивой. А значит… Нет, чёрт знает что это может значить. Сон есть сон. Во сне может быть всё что угодно, даже если наяву человек и не думает ни о чём подобном. Поэтому сейчас можно просто лежать рядом с Ю, чувствовать кожей его размеренное тёплое дыхание. И не думать. Или не выдумывать – вопрос спорный, как и все его чувства сейчас. Хочется прижаться, обнять, уткнуться носом куда придется и никогда больше не отпускать. И едва ли не сильнее хочется сбежать так далеко, чтобы, наконец, забыть. Но Соно точно знает, что не сделает ничего. Просто дождётся пробуждения Ю, умоется и поедет домой, чтобы успеть до выезда в клуб принять душ и успокоиться. Хочется сухо, отчаянно всхлипнуть, но горло сводит судорогой, не давая даже вздохнуть.
- О чём ты думаешь? – хриплый спросонья голос бьёт по нервам. Не заметил, как Ю проснулся. У него даже спросонья серьёзный и всё-таки немного лукавый взгляд. Соно знает. Соно изучал его долгие годы.
- Ни о чём, - собственный голос звучит глухим, сдавленным хрипом. Соно прикидывает, сможет ли оправиться к вечеру, чтобы не запороть концерт. Сможет. Горячий душ, большая чашка чая и ещё пара часов сна – всё, что нужно, чтобы оправиться от утреннего потрясения. От пробуждения, так похожего на то, о котором он грезил. От тёплых рук, которым хочется, впервые хочется покориться. Но… Всё же отстраняется и встаёт, тут же со стоном падая обратно – голова взрывается острой ноющей болью.
- Ю…. у тебя есть аспирин?
Он сегодня удивительно молчалив. И смотрит так, словно Соно за ночь изменился до неузнаваемости. Или Соно снова выдумывает. Потому что мысли заняты тёплыми пальцами и собственным именем, произнесённым с такой нежностью… Не думать, только не думать, иначе сойдёшь с ума. Потому что хочется верить в чудо, несмотря ни на что. Потому что страшно спросить напрямик, чтобы больше не изводить себя. Такое не спрашивают. Не лучшие друзья. Хотя какая тут, к чёрту, дружба, когда один из мнимых друзей сходит с ума от желания? Такая, как у них, с горчащим на языке осадком вечной недосказанности. Разбавленная сладким ядом безотчётного доверия, когда доверяешь и доверяешься ему больше, чем себе. Извращённая причудливой иллюзией нормальности. Словно нет никаких чувств. Так намного проще. Или кажется, что проще, потому что ничего не может быть простым, когда так больно.
- Нам нужно поговорить, - Соно вздрагивает, когда Ю садится рядом. Хочется огрызнуться, послать к чёрту с его наверняка душеспасительными беседами. Но из-за уха у Ю выбилась прядка и скользит по щеке в такт его движениям, словно бы гипнотизируя Соно.
- О чём?
- О том, что ты с собой делаешь. Соно, ну что с тобой такое? Зачем ты себя гробишь?
Душеспасительная, о да. В намерениях Ю Соно ошибался редко.
- Разве это мешает нашей работе?
- Это убивает тебя. Забудь ты на минуту о работе. Или ты думаешь, что всё это время ты для меня всего лишь вокалист нашей группы?
- Очень похоже на то, - Соно, наконец, отводит взгляд от его лица и тихо бурчит под нос, надеясь, что Ю не поймёт, не услышит.
- Ты так считаешь? Думаешь, ты мне не дорог?
Дорог? От этого слова по спине пробегают мурашки. Это так похоже на признание. Но Ю, конечно, имеет в виду дружеские отношения.
- Я так не считаю. Просто я не люблю, когда кто-то пытается учить меня жизни.
- Я не учу. Я за тебя беспокоюсь. Я просто боюсь однажды утром увидеть тебя в новостях, как очередную жертву сутенёра какой-нибудь дешёвой шлюхи. Можешь хоть это понять?
- А если я этого хочу? – от искренности того, что он говорил, было больно. Соно в каждом слове мерещилось то, чего не было и быть не могло.
- Почему? Зачем тебе всё это? Зачем, скажи мне?
Хотелось ляпнуть: «Из-за тебя». Но сказать можно что угодно, а жить с этим знанием ему.
- Это неважно. Никто ни в чём не виноват.
- Ты всегда так говоришь. Соно, какого чёрта вообще происходит?! – Соно едва не вскрикнул, когда Ю от души тряхнул его за плечи. – Хочешь меня? Так возьми! Давай же, возьми! Любишь меня? Скажи об этом! Не нужно так со мной, Соно. Я не железный. Я не могу так больше, - Соно попытался отодвинуться, отстраниться, не чувствовать жаркого дыхания Ю на своих губах, от которого бросало в дрожь. Так близко, так невыносимо близко…
- Я… Я… - мысли путались, тёмные глаза гипнотизировали и лишали воли. Единственная мысль, оставшаяся в голове, – о его губах. О том, каково это – почувствовать их прикосновение. – Я… не могу.
- Чего не можешь? – хриплым шёпотом, словно у Ю резко пересохло в горле.
- Не знаю, - губы дрожат, хочется, безумно хочется, вот прямо сейчас просто податься вперёд и сломать собственную, в чём-то глупую, гордость, прекратить мучительные попытки не думать о Ю. Нервно облизывается и жмурится, когда кончик языка всего лишь на краткий миг касается таких желанных губ – Ю слишком близко. И недостаёт решимости ни отстраниться, ни податься вперёд.

Ю решает всё за него. И Соно остаётся только подчиниться, когда Ю целует. Страстно, бескомпромиссно, не давая ни секунды на то, чтобы собраться с мыслями и оттолкнуть. И Соно пропускает момент, когда сам обнимает Ю, запускает пальцы в волосы, цепляется за него, словно он – то единственное, что ещё держит его в этом мире. Это неправильно, но к чёрту правила, когда есть он. Когда из груди рвутся стоны, а тело больше не слушается, отвечая на ласки. На те ласки, о которых он так долго грезил. Разум из последних сил истошно кричит, что всё это дико, но сил хватает лишь на то, чтобы слабо оттолкнуть и тут же притянуть обратно – он не хочет больше отпускать. Если бы не забыл, как это – смущаться, наверняка щёки бы пылали. Но пылает всё тело – каждое прикосновение как откровение, ведь Соно никогда не считал своё тело таким чувствительным. От контакта прохладного воздуха с обнажённой кожей пробирает дрожь, и он всё ближе льнёт к Ю в поисках тепла. И разочарованно стонет, когда Ю отстраняется.
- Почему? – собственный голос режет слух.
- Потому что я не смогу остановиться. А у нас концерт, если ты забыл.
Забыл. Всё на свете забыл за какие-то десять минут. Кажется такой глупостью, что нужно разомкнуть объятья, отпустить его… Хочется наплевать на всё.
- Мы продолжим вечером, я обещаю, - Ю, как всегда, читает его мысли. И теперь кажется совершенным идиотизмом то, что он думал: что Ю не знает, что он ничего не видел.
- Почему ты не сделал ничего раньше?
- Потому что мы оба ослы, Соно. И я ещё больший, чем ты. Потому что я боялся. А ты сходил с ума.
- А теперь…?
- А теперь я точно знаю, что если ты только посмеешь выдумать себе какую-нибудь глупость, я затащу тебя в постель и отымею так, что ты не сможешь подняться неделю, - дыхание перехватило от томного шёпота на ухо. А воображение рисовало фантастически пошлые картинки. – Я люблю тебя, дурак ты эдакий. Люблю, слышишь?
Глаза защипало, и Соно отвернулся, пытаясь скрыть какие-то глупые, как и всё этим утром, слёзы.
- Люблю… тебя, - с тихим всхлипом. Единственным, но кажущимся чудовищной слабостью. Ю молчит, только осторожно проводит пальцами по щекам, смахивая прозрачные капли. И Соно благодарен ему за молчание – не хочется чувствовать себя какой-то истеричкой, плачущей по любому поводу.
- Я в душ. Нам нужно ехать, - почти невесомый поцелуй успокаивает окончательно. Он просто знает, что теперь не один.
Кофе и сигареты на двоих, жизнь в бешеном ритме, дружба и любовь сквозь года. Всё ради одного утра, в котором тоже есть две чашки крепкого кофе, две сигареты в пепельнице, но этим утром, так же, как переплетается дым их сигарет, наконец переплелись их судьбы. Больше не будет истерик, пьяного секса с проститутками, бесконечного самобичевания. Всё будет иначе.
В этот полдень они привычно поедут в клуб, чтобы вечером взорвать публику своими песнями. Но в лифте невольно потянутся друг к другу, переплетая пальцы, прижимаясь, чтобы почувствовать сквозь одежду родное тепло.
Этим вечером они вернутся в квартиру, которая станет общей. И наконец узнают, каково это – быть вместе.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Gloria (PG-13 - Yu/Sono, Yo/Anzi, Ayame/? [Matenrou Opera])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz