[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Люди? (PG-13 - Сага/Нао [Alice Nine])
Люди?
BasyaДата: Четверг, 08.08.2013, 20:05 | Сообщение # 1
Злобная хомячина
Группа: Посетители
Сообщений: 1248
Награды: 106
Статус: Offline

Название: Люди?

Автор: RimLi
Беты: Исстинна, q001

Фэндом: Alice Nine
Персонажи: Сага/Нао
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Мистика, Ужасы, AU
Предупреждение: Смерть персонажа, Нецензурная лексика
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
Зомби.
 
BasyaДата: Четверг, 08.08.2013, 20:07 | Сообщение # 2
Злобная хомячина
Группа: Посетители
Сообщений: 1248
Награды: 106
Статус: Offline
I

День начинался весьма прозаично. Усталость, вечное желание послать всех к чёрту и наконец–то выспаться, и кофе. Много кофе. От него уже подташнивало, как с похмелья, но пить что-то другое почему–то не хотелось. Сага сидел на продавленном диванчике в репетиционной и ждал остальных членов группы. Сегодня он пришел слишком рано. Пришлось сбегать втихаря, пока его очередная пассия не проснулась. Басист был готов встать в шесть утра и чуть ли не пешком сюда добраться, лишь бы не надо было объясняться и врать, пряча глаза за тёмными стеклами очков, что он перезвонит. Он никогда не перезванивал. И повторно тоже никогда не встречался.

На третьем стаканчике кофе стали подтягиваться согруппники. Нао проскользнул в помещение, чуть заметно кивнув Саге, и спрятался за своей установкой, отгородившись ей, словно стеной. Басист промычал в ответ приветствие, недовольно отметив про себя, что поведение ударника ему не нравится. Общения с Нао хотелось больше, но тот в последнее время всячески избегал его, проявляя фантастические способности изворотливости.

Потом в репетиционной, смешно застряв в дверях, появились гитаристы. Помутузив друг друга локтями, они прошли каждый к своему инструменту, шутливо переругиваясь.

Шо пришел последним. Он громко поздоровался со всеми, бросил солнцезащитные очки на низкий столик, стоящий рядом с диваном, и приземлился рядом с Сагой. Кинув взгляд на часы, вокалист отметил, что ребят из стаффа касательно оборудования можно дернуть лишь минут через 15.

- Ты-то что так рано? – Шо проворно перехватил пластиковый стаканчик с кофе из рук басиста и, отпив пару глотков, отдал обратно, купируя возможное возмущение.

Сага возмущаться не собирался, кофе уже стоял поперек горла и просился наружу.

- Так получилось, - хмуро ответил басист.

Он хотел что-то ещё добавить, но дверь резко открылась, с грохотом впечатавшись в стену. Высокий парень из стаффа ввалился в помещение, заливая кровью выцветший синий палас. Напоминая чуть загустевший томатный сок, кровь просачивалась сквозь его пальцы из рваной раны на шее и пропитывала одежду.

- Что это? – Нао, не мигая, наблюдал, как красная жидкость с еле заметными толчками покидает организм человека.

Парень оглядел застывших людей мутным взглядом:

- Я просто шёл. Шёл и всё. Я никого не трогал, - растеряно бормотал он. – А он просто набросился на меня и укусил. Представляете? Я иду по улице, а на меня кидается какой-то полоумный и кусает.

Продолжая говорить что-то неразборчиво, он плавно опустился на пол и закатил глаза.

- Быстро! Скорую вызовите! – Шо в доли секунды оказался рядом, упал на колени и стал торопливо расстегивать тугой ворот рубашки молодого человека.

Хирото схватился за телефон и стал лихорадочно в спешке жать на кнопки.

- Занято. Всё время занято! – Блондин косился на вокалиста, который пытался закрыть рану собственным шейным платком.

Глядя на перепачканные пальцы Шо, неумело комкающие скользкую ткань, Сага всё больше осознавал, что это бесполезно. Кровотечение было слишком сильным. Глаза молодого человека стекленели всё больше, кожа приобретала на глазах серый оттенок.

- Хирото, что там со скорой?

- Да занято постоянно! – Гитарист злился, но никак не мог изменить ситуацию. - Как его зовут–то? Кто-нибудь помнит?

- Ичиро, кажется, - пробормотал вокалист.

Он приподнял молодого человека за плечи и уложил на свои колени, не оставляя попыток зажать рану на шее. Тора ходил кругами, не зная чем помочь.

- Как это на него напали и укусили? Вот так вот просто? – бормотал ударник, которого черноволосый гитарист не выпустил из-за установки. Не хватало ещё, чтобы Нао упал в обморок от вида такого количества крови.

- Тоже не понимаю, - басист ответил с дивана.

Он поначалу дернулся к Ичиро, но поняв, что ничем помочь не может, вернулся обратно на диван. И сейчас, скрепив руки в замок на коленях, пытался унять дрожь в теле. Сердце стучало, как ненормальное.

- Грёбанный телефон! Грёбанная жизнь! – светловолосый гитарист метался по помещению, лихорадочно нажимая на кнопки снова и снова.

- Что там, Хирото? – Шо сам бледнел на глазах.

Страх, что этот человек вот так вот умрет у него на руках, заставлял трястись тело, словно в ознобе, и торопить гитариста.

Дыхание Ичиро становилось всё тяжелее и судорожнее. Кровь сворачивалась на глазах. Пальцы вокалиста слипались, вызывая навязчивое желание смыть всё это немедленно. То, что молодой человек на его коленях перестал дышать, первым заметил Тора.

- Шо, всё, - тихо проронил Тора, вставая позади вокалиста.

- Как всё? – вокалист рассеянно теребил липкий от крови шарф. – Нет же. Сейчас врачи приедут, и всё будет хорошо. Хирото?

Блондин только отрицательно покачал головой, не оставляя попыток дозвониться.

- Но такого же быть не может! Он только что говорил с нами.

Видя, что у Шо начинается истерика, ритм-гитарист решил взять ситуацию под контроль.

- Так. Тихо, Шо! Пойдем в туалет, тебе руки помыть надо. Хирото, сходи к директору, у него в кабинете был обычный городской телефон. Может линия перегружена, потому и не дозвониться. А вы двое сидите здесь на случай, если кто зайдет.

И заставив пребывающего в шоке вокалиста подняться, Тора силком практически на себе потащил его в сторону выхода. Маленький гитарист выскочил вслед за ними. Ритм-секция переглянулась, и Сага понял, что ещё чуть-чуть и их драммер рухнет в обморок. Он не знал, что сказать, чтобы хоть немного успокоить Нао. Басиста самого потряхивало от происходящего и жутко хотелось оказаться где-нибудь далеко-далеко. Наверное, стоило подойти к ударнику, обнять и сказать что-то подобающее в данной ситуации. Но тогда надо было пройти мимо лежащего на полу трупа, а Саге почему–то до ужаса не хотелось к нему приближаться.

- Он точно умер? – Нао тоже не мог принять смерть, пусть и мало знакомого человека.

- Не знаю. Но проверять желания нет, - буркнул басист.

Ударник трусил до дрожи в коленях, но решил всё же проверить. Сидеть и ничего не делать сил не было. Он встал, подошёл к молодому человеку, распростертому на полу, и присел на корточки. Ичиро лежал на животе из под которого торчала рука, вывернутая под небывалым для живого человека углом. Бледное с синевой лицо выглядело восковым.

- Ты веришь в то, что он умер? Я с трудом как-то.

- Мы все умрем, - пафосно заявил Сага в ответ.

- Это-то понятно. Но вот так умереть. Это нелепо как-то, - пробормотал Нао, рассматривая рваные края раны на шее.

- А ты хочешь умереть как-то по-особенному? Героем? - басист с интересом посмотрел на согруппника.

- Почему по-особенному? Обыкновенно хочу. Просто такая смерть – это безумство какое-то. Слушай, а это нормально, что у него глаза открылись?

- То есть, открылись?

- Ну вот, он сейчас взял и открыл глаза. Это какой-нибудь рефлекс посмертный?

У Саги от внезапно нахлынувшего страха остановилось дыхание.

- Отойди от него, - выдавил он из себя с трудом.

- Что? – Ударник с удивлением уставился на него из-под челки.

Басисту захотелось кричать. Ему вдруг почудилось, что правая рука трупа дернулась, пытаясь выпростать кисть из под себя. Быть же не может!

- Нао, отойди от него сейчас же! – В голосе Саги отчетливо стали слышны истеричные нотки. – Иди сюда.

- Хорошо, хорошо. Иду. Что ты дергаешься-то? Съест он меня что ли? – заворчал барабанщик.

Ему приятно было думать, что вот согруппник его испугался, а он, с клеймом «вечный трус» не боялся. В это время труп резко дернулся на полу. Кисть, освобожденная от веса тела, взмыла в воздух и приложила расслабившегося Нао по колену. Тот взвизгнул, приземлился на собственный зад, а затем, шустро перебирая всеми конечностями, отполз метра на два в сторону.

- Что это было? – Ударник не мигая смотрел на застывшего опять Ичиро.

- Нао, иди сюда!

Басист уже стоял у дивана, судорожно сжимая в руках микрофонную стойку. Какое–никакое, а оружие.
Только барабанщик открыл рот, чтобы ответить, как мёртвое тело снова задергалось и резко село. Нао опять взвизгнул на частотах ультразвука, вскочил в доли секунды и спрятался за барабанной установкой.

- Блять! Иди сюда! – прошипел Сага. – Выскочим отсюда и закроем этого тут.

Ударник посмотрел на него, в глазах плескался ужас.

- Как? Почему он встал? Он что, живой? Но он не дышал, я же рядом сидел, я видел! Сага, сделай что-нибудь, он же меня сейчас сожрёт!

Басист тоже был не в восторге от ситуации и заметно нервничал. Ичиро уже встал и двинулся в сторону Нао. Тот оказался зажат в углу между установкой и стеной, и вместо того, чтобы прорываться к Саге, впал в ступор и не двигался.

Басист ринулся к ним. Толкнув в спину мертвеца своим импровизированным оружием, он попытался отвлечь того на себя. Не получалось. Ичиро с тихим бульканьем, продолжал приближаться к замершему ударнику. Тогда Сага ударил движущееся тело по плечу сверху со всей силы. Труп сначала упал на колени, но тут же встал и двинулся дальше. Нао тихо заскулил от страха.

- Я боюсь его по голове бить.

- Ага. Вдруг он умрет! – взвыл ударник. – Он уже мертвый!

- А вдруг нет? Мы ж пульс не проверяли.

Басист сомневался, но стоило ему увидеть, как труп тянет скрюченные чёрные от крови пальцы к шее Нао, у него словно что-то щёлкнуло в голове. Размахнувшись, он со всей силы заехал стойкой Ичиро по уху. Раздался треск ломающейся кости, мертвеца повело в сторону и размазало по стене. С тихим шелестом он осел и больше не двигался.

- Ты ему голову проломил, - тихо прошептал ударник.

- Что? Не стоило? – с сарказмом спросил Сага, его трясло словно он заядлый алкоголик с многолетним стажем и у него очередное похмелье.

Нао осторожно перешагнул через теперь уже точно труп.

- Пошли отсюда быстрее.

- А поблагодарить?

- А? Спасибо, - рассеянно ответил ударник.

- Это всё? – шутливо ужаснулся Сага, после пережитого его накрыло волной странного истерического веселья. – Я тебе, между прочим, жизнь спас.

- Я тебе потом отдамся в знак признательности за моё спасение, - хмуро буркнул Нао.

Басист в ответ тоже усмехнулся.

- Я запомню и плату обязательно стребую.

Дверь открылась и в помещение зашли Шо с гитаристом. Вокалист продолжал теребить рукава оранжевой толстовки в попытке свести розовые блеклые пятна, всё что осталось от крови. Тора окинул помещение взглядом и остановился, уставившись во все глаза за труп на полу.

- Мне кажется или он сместился немного? – подумал немного и добавил. – И кажется, с головой у него что-то случилось в наше отсутствие.

- Сага ему голову разбил микрофонной стойкой, - тихо проронил ударник, устало присаживаясь на диван.

- Зачем? Ты что, больной? Сейчас врачи приедут, ты что им скажешь?

Басист передернул плечами.

- Я что должен был спокойно смотреть, как он сжирает Нао заживо?

- Подожди, что значит сжирает? Он же мертвый был! – Шо с недоумением уставился на согруппников.

- Эта сука встала и поперла на Нао, явно не для того, чтобы ручку ему пожать в знак приветствия!

- Он встал? Ты совсем рехнулся? Такого быть не может! Он не дышал уже, когда мы уходили! – Тора решил, что согруппник тихо сошел с ума от пережитого.

- Ребят, он реально встал, - ударник говорил тихо, но его услышали. – И пошел на меня. Мы тоже не сразу в увиденное поверили. Хорошо Сага отреагировал, а то не знаю, чем бы это закончилось.

Все замолчали, обдумывая каждый своё.

- Значит, он живой ещё был? Сага ты понимаешь, что ты вляпался! Ты человека убил, получается.

- Тора, я никого не убивал. Он уже дохлым был.

- Как мёртвый и двигался?

Вокалист влез в перепалку:

- Тора, но он же действительно был неживой. Он не дышал, и кровь не текла из раны.

- Шо, хорошо. Я им верю. Но что ты полиции скажешь? Они же нам не поверят и решат, что это мы парня замочили.

В репетиционной опять установилась тишина. Басист выпустил, наконец, стойку из рук, взял свой инструмент с подставки и, сев рядом с Нао на диван, стал тихо наигрывать что-то. Пальцы дрожали, и он едва попадал на нужные лады.

- Блять, Сага. Мы уже все мозги сломали, не зная как выкрутиться, а ты играть вздумал!

- Не ори на него! – неожиданно заявил, обычно никуда не лезущий, ударник. – Он так успокаивается.

- Замечательно! Я что тут, один понимаю, в какой дерьмовой ситуации мы находимся?

Басист вскочил и заорал:

- Да знаю я, знаю! Но что теперь-то делать? Я сейчас тоже не уверен, что Ичиро съесть его хотел, но тогда у меня сомнений никаких не было. Он на голос не реагировал, на тычки не реагировал, а тупо пёр на Нао. Ты бы глаза его видел! Рыбьи! Мутные! Мёртвые!

Он хотел ещё что-то добавить, но дверь с грохотом отлетела, ударившись о стену, в который раз за утро. В помещение влетел Хирото, голося, как поросёнок, которого режут:

- Ааааааа! Уберите его от меня! У него крыша поехала!

Он залез на диван с ногами, попытавшись спрятаться за ударника.

- Хирото, ты чего? – вокалист против воли улыбнулся, наблюдая за попытками гитариста спрятаться за небольшого согруппника.

- Я пошел, как вы мне велели в кабинет администрации. Там, короче, сидел директор. Его, кстати, тоже какой-то мудак укусил, только не в шею, как этого, - Хирото мотнул головой в сторону Ичиро, - а в предплечье. Так вот, я пытался со стационарного телефона дозвониться, но по нему тоже всё время занято было. А потом чувствую, что этот директор меня за поясницу лапает. Я обернулся, хотел ему сказать, чтоб он руки убрал, а у него лицо синее, слюна изо рта течет. В общем, я убежал. И знаете что? Мне кажется, он меня не домогался вовсе, а укусить хотел.

Гитарист замолчал. В сгустившейся тишине все отчетливо услышали отдаленные крики.

- Что это? – Нао побледнел ещё сильнее.

Тора оглядел помещение. Окон не было, небольшое количество мебели, звукоизоляция на стенах, да кондиционер – всё для оптимального хранения музыкальных инструментов и техники. Если они хотят получить какую-то информацию о происходящем, то им надо выйти отсюда. Отсидеться не получится.

- Надо бы посмотреть, что там творится, - он подошел к дверям и стал смотреть в приоткрытую щель, в надежде что-то узнать.

Хирото нервничал и не мог усидеть на месте, ерзая и меняя положение ежесекундно.

- И что там? – с беспокойством поинтересовался Шо.

- Не видно ни черта. Надо бы на улицу сходить посмотреть.

- Ага. Сходи. Посмотри. Ичиро, как раз с улицы пришел. И судя по тому, как кровь хлестала, на него где-то у входа и напали. Издалека с такой раной он придти не мог, – едко заметил ударник.

Все переглянулись.

- Что предлагаешь тогда? – спросил вокалист.

Нао задумался на секунду.

- Может на крышу? Улицу видно будет, а на самой крыше движение не очень оживленное. Не думаю, что там толпа желающих на нас напасть.

- Отлично, - ритм-гитарист попытался ободряюще улыбнуться согруппникам. – Тогда пошли на крышу, заодно и покурим.

 
BasyaДата: Четверг, 08.08.2013, 20:07 | Сообщение # 3
Злобная хомячина
Группа: Посетители
Сообщений: 1248
Награды: 106
Статус: Offline
II

Сага стоял на крыше 3-ёх этажного дома и смотрел на хаос, творящийся внизу на улице. Несколько ободранных покусанных тел в ошметках рваной одежды и разводах запекшейся крови бестолково бродили по дороге, натыкаясь на брошенные машины и друг на друга, как слепые котята. Он никогда не любил котят, он всегда больше любил собак и судя по всему не зря.

- Что там? – Шо подошел и осторожно взглянул вниз.

- Всё то же. Ничего не изменилось. Только этих становится больше, - Сага презрительно сморщился, продолжая при этом внимательно осматривать улицу.

Вокалист рассеянно потер лоб.

- Что делать–то будем? Мы уже целый день здесь сидим.

- А я откуда знаю? – обреченно ответил басист.

- Надо к людям пробиваться, - уверенно заявил Хирото.

Он сидел, устало привалившись к подобию будки, в которой находилась дверь на крышу, и смотрел на небо. Небу было наплевать на то, что творилось на сестрице земле. И на людей наплевать тоже, на их страхи и проблемы. Сегодня небо было особенно красивым, чистым и до одури голубым, как-то совсем не соответствуя тому хаосу, что творился сейчас под ним.

Тора стоял тут же, с опаской поглядывая на оцинкованный квадрат двери. Стоило им закрыть её за собой, как кто-то настойчиво стал ломиться на крышу. На вопросы этот кто-то не отвечал, а лишь ревел и хрипел на разные лады. И судя по разной тональности воя, там было человека три. Часа два назад толчки прекратились, и с той стороны дверей стояла угнетающая настораживающая тишина. Это гитариста напрягало гораздо сильнее, чем попытки недолюдей вскрыть дверь и добраться до них.

Странно было то, что до крыши они добрались без приключений. В пустых коридорах ни на кого не наткнулись и пока не увидели, что творится внизу, рассчитывали на вполне благоприятные новости.

Тора невесело усмехнулся:

- И где они, твои люди? Куда идти? Я вообще не понимаю, что происходит.

- Никто не понимает, - устало пробормотал Нао. – Но я согласен с Хирото, делать что-то надо. На этой крыше мы не можем отсиживаться вечно. И скоро ночь. Не знаю, как эти… эти…, - он замешкался не в силах подобрать определение тому, во что превратились люди. – Зомби. Но я в темноте вижу не очень и вряд ли смогу в потемках определить зараженный передо мной человек или нет. И я есть хочу.

Ударник встал и подошел к согруппникам, но в отличие от Саги и Шо, наблюдать за тем, что творится внизу, долго не смог. Увидев пожилого мужчину, идущего по улице и держащего собственный кишечник, намотанный на руку, он отбежал в сторону, где его и вырвало на серую бетонную поверхность.

- Может попытаемся до полиции добраться? Здесь же рядом полицейский участок, - предложил белобрысый гитарист.

Басист, с сочувствием наблюдая за страданиями Нао, ответил:

- У меня другая идея. Нао же здесь рядом живет, всего минут десять на машине. Давайте до него рванем? Там поедим и попытаемся заодно новости узнать. А потом можно и до полицейского участка дойти.

Ритм-гитарист громко хмыкнул:

- Ага. Давайте ещё в Диснейленд сходим или в аквапарк, а потом придем к полицейским и всё расскажем. И плевать, что пара лет пройдет. Сага, ты чего? Ты как объяснять собираешься, где ты был всё это время?

- Может и не придется ничего объяснять, - пробормотал Сага.

Внизу, беспрестанно натыкаясь на оставленные машины, брело трое полицейских. Форма, забрызганная бурой кровью, сжатые резиновые дубинки в руках. Они разрушили последние надежды басиста на то, что проблема не приобрела размер эпидемии. Масштаб распространения заболевания был высок.

- С чего ты взял, - Шо спросил больше для порядка, нежели для получения информации.

Полицейских он тоже видел и мог сделать неутешительные выводы сам.

- Мы целый день тут торчим, а видим только трупы на променаде. Ни скорой, ни полицейских, ну кроме этих, дохлых. Судя по всему, проблема–то нешуточная. Интересно, военных уже подключили для зачистки? – ответил Сага.

- Военные зачищают просто – бомбу сбросят какую-нибудь и все дела. Что-то мне не верится, что они будут искать выживших, если процентов 30 жителей обратятся в это, - Тора подошёл к согруппникам и тоже стал изучать улицу.

Привычного шума машин слышно не было. Какие-то невнятные звуки, то ли стоны, то ли рычание раздавалось то тут, то там. Иногда где-то далеко сигналили машины и фоном, не переставая, ревела сигнализация. И сквозь это всё – одиночные крики. Истошные, страшные крики людей, находящихся на грани отчаяния.

- Хорошо, - ритм-гитариста впечатлила картина шествия стражей порядка. – Давайте сначала к Нао. Если будут вопросы, то будем врать, что отсиживались тут. Проверить–то всё равно никто не сможет. Но тогда другой вопрос. С пустыми руками я на улицу не выйду. Надо найти что-то, чтобы суметь защитить себя в случае чего.

Все молчали, пытаясь найти решение.

- Слушайте, а помните на прошлой неделе, тот звукач с розовыми волосами приносил биту бейсбольную. Он её домой в итоге забрал или нет? – спросил ударник, усаживаясь рядом с Хирото.

- Нет. Кажется, не забрал, - басист ободряюще улыбнулся измученному согруппнику.

- Можно ещё гитары использовать, но они суки тяжеловаты для замаха, - предложил Тора.

- И что, что тяжелые? Зато, если по башке попадешь, то наверняка, - Хирото поднялся на ноги. – Пошли. Надо успеть дойти до темноты. Нао прав, ночью у нас шансов выжить меньше.

До звукорежиссерской добрались без происшествий, вздрагивая при каждом шорохе и шарахаясь в сторону от собственной тени. Но обошлось. Бита, присланная из Америки в качестве подарка двоюродной сестры брату, лежала прямо на пульте, словно ждала их.

- Кто возьмет биту? – Шо оглядел согруппников.

- Пусть Сага берет, - ритм-гитарист кивнул в сторону басиста. – Ему не привыкать по башке зомби бить.

- Угу, конечно, - буркнул тот в ответ. – Я ж супермен.

Хирото за время их общения уже успел оббежать небольшое помещение по периметру и сделал неутешительный вывод:

- Инструментов нет. Пойдем за своими?

- Придется, - Тора обреченно вздохнул. – Да и ладно. Со своими-то привычней работать.

Судьба к ним благоволила, и они опять ни на кого не нарвались, добравшись до репетиционной, где ещё утром собирались просто прогнать новый материал. Труп лежал у дальней стены, как они его и оставили.

- Что ж, радует, что этот больше не двигался. Значит им реально мозги выпускать надо, - прокомментировал ритм-гитарист.

Хирото уже отрабатывал замах в углу, взяв свой инструмент за гриф.

- Нао ничего не досталось, - проговорил басист, ощупывая репетиционную взглядом. – Может хоть палочки возьмешь?

Ударник невесело хохотнул:

- Смеёшься что ли? Там по коридору до выхода ещё пара помещений попадется, может там что есть.

- Значит так, - проговорил Шо. – Идём быстро, стараемся лишнего не шуметь. Хрен его знает, на что эти мертвяки реагируют. Сага первый, ему бить сподручней. За ним я и Хирото. Потом Нао. Тора, ты прикрываешь. Всё понятно?

- Нет. Пусть Нао за мной идет, - перебил басист, на что все только усмехнулись.

Ритм-гитарист буркнул в сторону:

- Кто б сомневался, что ты свою принцессу отпустишь.

- Хорошо. Тогда Нао, Хирото, потом я и Тора, - Вокалист сделал вид, что не слышал язвительного замечания Торы. – Теперь всё? Тогда пошли.

Здание словно вымерло. Было странно идти по этому коридору, слушая, как отдается от пустых стен шум их шагов, и бояться зомби. Зомби! У Саги до сих пор волосы дыбом вставали, когда он вспоминал Ичиро. Разум орал, что это всё бред и скорее всего они просто обкурились и валяются хохоча где-нибудь в гостиной Торы. Невозможно такое кровавое действо в реальности представить. Но боль в сведенных от усилия мышцах рук, мертвой хваткой вцепившихся в отполированное дерево, отметала сомнения. По мере приближения входных дверей напряжение росло. И вот, они уже столпились перед выходом.

- Дальше что? – поинтересовался басист и слизал каплю пота с верхней губы.

- Может на машине попробуем? – неуверенно спросил у всех Нао.

- На машине было бы классно, но не факт, что получится. Автомобилей-то много открытых стоит, наверное, и ключи в зажигании оставлены. Но можно ли по улицам проехать? – вокалист переводил взгляд с одного согруппника на другого, надеясь, что кто-то из них подскажет верное решение.

Хирото решил внести свою лепту:

- Давайте в любом случае в машину. Сможем проехать - здорово. А если нет, так выскочим и бегом. Можно будет этих подавить, если придется.

- Неплохая идея, - ударник кивнул в знак согласия. – Сага, Шо, какие машины были ближе всего к выходу? Нам бы, конечно, танк не помешал, но какой-нибудь основательный внедорожник тоже покатит.

Басист задумался на секунду:

- Если выйти, то направо сразу метрах в пяти что-то такое стояло. Дверцы открыты были.

- Ну, что? Попробуем? – вокалист дождался кивка каждого. – Тогда на раз. Два. Три!

Он открыл двери, и они выскользнули на улицу, залитую светом заходящего солнца.

Поначалу свет ослепил и дезориентировал, но установка басиста – пять метров направо, подарила им пару секунд. Мелкий гитарист почти угодил в объятия старушки с милыми кудряшками на голове. Она выглядела вполне невинно, но заляпанное кровью платье на боку и «рыбьи» глаза лишали всех иллюзий. Хирото поднырнул под её вытянутыми худыми руками с тихим писком и в итоге добежал до нужного автомобиля быстрее всех. Им повезло, остальные «люди» находились на приличном отдалении от этого участка улицы. Сага сел последним, предварительно запихав в автомобиль ударника.

- И? Порадуй папочку, скажи, что ключи в зажигании, - руки Шо ходили ходуном, но он старался шутить.
Тора хмыкнул. Мотор взревел, гитарист резко вывернул руль вправо. Троица на заднем сидении громко выдохнула.

- Это ж пиздец какой-то творится, - басист вытер влажные от пота руки о джинсы. – Как-то нам подозрительно везет.

- Сплюнь, каркуша, - парировал ритм-гитарист, плавно объезжая дедка, волокущего за собой почти отгрызенную ногу. – И смотря что расценивать, как везение. Мы не знаем ни что происходит, ни как нам с этим жить. И возможно в эту минуту по нам выпускают ракету, после которой от нас даже пыли не останется.

Хирото хихикнул, толкнув в бок притихшего рядом Нао:

- А Тора-то у нас умеет приободрить.

Они не доехали всего ничего. В начале улицы, на которой жил ударник, образовался затор из трех столкнувшихся машин, перечеркнувший их надежды доехать до самого подъезда большой жирной чертой. Ритм-гитарист заглушил мотор.

- Блин, дальше придется своим ходом, - он прикинул расстояние, - тут метров сто, не больше.

- Нам что сто метров, что пять, - буркнул хмурый вокалист, - всё едино. Нао, у тебя же там домофон, вроде. Ключ-то хоть с собой?

Тот только кивнул в ответ.

- Тогда идём в том же порядке. Друг от друга далеко не отходим.

До самого дома они дошли быстро и легко, а вот стоило открыть дверь подъезда и начались проблемы.

- О! Здравствуйте, Ибуро сан, - приветливо улыбнулся ударник кому-то в глубину подъезда.

В ответ раздалось тихое рычание. Сага отреагировал мгновенно. Схватив за шиворот ничего не понимающего ударника, он, что есть силы, рванул его обратно. Нао запротестовал:

- Ты что? Это ж сосед мой снизу.

Договорить подробности он не смог. В закрывшуюся дверь с другой стороны что-то ударилось со страшной силой.

- Угу. Снизу. У твоего соседа теперь место жительства сменилось, - буркнул басист недовольно. – Нао, ты бы не мог как-то поаккуратней, а? Оглянись. Вокруг странные люди, которые хотят урвать от тебя кусочек. Причём это я сейчас не образно выражаюсь. Прежде, чем здороваться и лезть с обнимашками к человеку, приглядись, пожалуйста.

Тора приблизился к ним и тихо одернул Сагу:

- Хватит. Потом ему нотации почитаешь. Мы стоим посередине улицы. Спрятаться негде. Доступ в единственное убежище перекрыт зомбаком. Нам есть что обсудить и помимо отношений Нао с соседями. Что делать будем? Нам, кстати, какой этаж нужен?

- Третий, - ответил барабанщик.

Шо тихо присвистнул.

- Зашибись! Как этого выкуривать будем? – он кивнул в сторону подъезда.

- А чего его выкуривать? Ты двери только открой, и он сам выпрыгнет с радостным воплем. Или рыком? – когда ритм-гитарист нервничал, его тянуло на пошутить.

Голос подал Хирото, наматывающий всё это время круги вокруг них:

- Не хочу вас отвлекать, но в конце улицы собралась делегация и, бодро пошатываясь, идёт к нам.

Все дружно повернули головы в указанную сторону.

- Действительно бодро. Твою ж мать! Что делать–то будем? – вокалист запаниковал.

- Что, что. Лезть. – Басист стоял, задрав голову, и изучал балконы, уродливо торчащие из тела дома. – У нас с тобой и Торой точно проблем не возникнет, а этих затащим как-нибудь. Меня несказанно радует, что балконы тут и на первом этаже есть, удобно.

И не теряя ни минуты, он закинул бас за спину, поправив предварительно ремень, и полез вверх. Согруппники недолго думая, поступили также. Процессия из покусанных людей уже находилась в нескольких метрах от них.

В квартиру проникли легко. Правда, пришлось разбить стекло, чтобы пробраться внутрь, но на это уже никто не обратил внимание. Всех трясло. Под балконом ревела толпа разочарованных голодных недолюдей. Соло-гитарист лежал на полу. Воздух с хрипами вырывался из легких, разодранные пальцы кровоточили. Ему пришлось тяжелее всех, всё-таки рост, оказывается, имеет значение.

- В полицию пойдем завтра. Сейчас уже ночь на дворе, смысла нет. Да и эти под окнами, а к утру может уйдут. – Ударник восстановился быстрее всех, хотя ему тоже пришлось не сладко. – Сейчас я приготовлю что-нибудь перекусить. А вы посмотрите, если вода есть, то шуруйте в душ.

Воду никто не отключал, как впрочем, и электричество. После водных процедур и сытного ужина все завалились спать. Легли на полу в гостиной вместе. Спать по одному было страшно. Слишком много шокирующих и кровавых событий пришлось на один день.

Заснули все быстро, и только Сага лежал, смотрел в потолок и слушал размеренное дыхание ударника, прижавшегося к его плечу. Басист пытался вспомнить, когда это всё началось.

Первые случаи с покусанными людьми появились несколько дней назад. По крайней мере, он отчетливо запомнил репортаж, в котором миловидная дикторша в бежевом костюме рассказывала о десятках обратившихся в больницу людей. Почему он заметил этот репортаж, Сага не помнил. Может в тот момент в баре, где они сидели, была пауза, которую он заполнил, уставившись в экран подвешенного над баром телевизора. А может Шо и Хирото, с которыми он пил тогда, отошли в туалет. В любом случае, это было уже не важно. Единственное, что басиста беспокоило на данный момент – это как. Как власти могли допустить такое? Неужели за несколько дней нельзя было как-то купировать распространение этой заразы? Прошло всего пара дней, буквально позавчера он пялился на ноги девушки, вещавшей на фоне той самой больницы, куда и обращались потерпевшие. А сегодня уже спокойно реагирует на становящийся привычным вой мёртвых людей за окном.

Единственным положительным моментом во всей этой истории был Нао. Он лежал, прижавшись к Саге, согревая теплом своего тела и от этого басисту было так хорошо, что он мысленно поблагодарил небеса и за этот зомбоаппокалипсис. Засыпая, Сага подумал, что, наверное, он единственный в целом мире человек, который нашел положительный момент в том кошмаре, что происходил сейчас.
 
BasyaДата: Четверг, 08.08.2013, 20:08 | Сообщение # 4
Злобная хомячина
Группа: Посетители
Сообщений: 1248
Награды: 106
Статус: Offline
III

Нао не хотелось просыпаться. Было как-то необычно уютно и ощущение чужой тёплой кожи под пальцами было приятным и каким-то родным. Поглаживая выпирающие ребра, он лежал и пытался вспомнить, как они с басистом умудрились оказаться в одной кровати и почему он так по-хозяйски шарит у него под футболкой. В том, что эти угловатые кости принадлежали Саге, у барабанщика почему-то не было сомнений.

- Давай, буди его, - голос Торы прозвучал настолько внезапно, что Нао подскочил от неожиданности и сел, растеряно моргая.

И тут он вспомнил, как «весело» провёл вчерашний день. Ощущение покоя, как ветром сдуло. К тому же до ударника дошло, что гитарист присутствовал при сцене проявления его нежного отношения к согруппнику. Нао покраснел. Тора в ответ только фыркнул и вышел из комнаты, оставляя ритм-секцию в одиночестве.

- Заебись, день начался, - буркнул недовольно ударник и стал одеваться.

- Да ладно тебе, - басист выгнулся дугой, разминая затекшие за ночь мышцы. – А по мне так день начался просто-таки шикарно. В жизни бы не подумал, что ты можешь быть настолько ласковым. И мне понравилось.

Нао выскочил из помещения красный, как помидор, под тихий смех Саги.

Они собрались на кухне. Припозднившаяся ритм-секция доедала свой завтрак.

- Итак. Каков наш план? – спросил Шо бодро. – У нас же есть план?

- Угу, - ответил ритм-гитарист. – Есть. Выжить.

Он смотрел в окно. На улице во всю жизнерадостно светило солнце, топя в своих лучах город. Если не прислушиваться к странным звукам, то можно было подумать, что сегодня наступил обычный день, и их ждут привычные заботы, а не зомби, шляющиеся по улицам их любимого города.

- Так мы идем в полицию? – Хирото сидел на танкетке, обняв собственные колени, и с унынием оглядывал согрупников.

- Да надо бы, - басист встал и поставил тарелку в раковину. – Может там пункт по эвакуации населения открыт. Ну, или они знают, где такой есть ближайший. Если нет, то я не представляю, как выбираться будем.

- Этих стало меньше. За ночь почти все делись куда-то, осталось несколько штук всего. Бродят под балконом. Но думаю, что сейчас может и они ушли, – вокалист немного всех обнадежил. – И Нао. Дай мне молоток что ли. Я не пойду на улицу с пустыми руками, и тебе не советую.

Ударник только коротко мотнул головой в сторону штанги над столом, на которой была подвешена всякая утварь. Металлический молоток для отбивных и киянка нашли сегодня себе немного другое применение.

Выходили они из квартиры Нао так же, как заходили. То есть по балконам. Спускаться оказалось в разы легче. Выгадав момент, когда «движение» на улице станет менее оживленным и мертвяки сгруппируются в другом конце улицы, они за считанные секунды спустились и рванули в сторону полицейского участка. Он был рядом за углом, всего в квартале от них.

- Может имело смысл по крышам? – запоздало предположил ударник.

Перед зданием полицейского участка находилась небольшая толпа покусанных. Ребята столпились на углу, прячась за выступающий лоток овощного магазина.

- Как-то непохоже, что там кто-то из нормальных остался, - пробормотал Хирото, щурясь от солнца и пытаясь рассмотреть хоть что-то в тёмных окнах.

Вокалист, всматриваясь в безжизненные провалы, поежился:

- Там на втором этаже есть кто-то. Хотя может мне всего лишь кажется.

- Почему нет? Зомбаков и там должно хватать, - равнодушно ответил Сага.

- Ммм. Знаешь, он прав, - глаза у Нао превратились в щелочки, - там кто-то есть. И вроде обычный человек.

- С чего взял, что просто человек? – басист с интересом уставился на согруппника.

- Зомби бы не стал смотреть в окно, а этот смотрит. Высматривает, я б даже сказал.

- Значит нам точно надо туда идти, - оптимистичный настрой Саги не все готовы были поддержать, ударник охладил его пыл.

- Как ты собираешься туда попасть?

- Дык, двери же есть.

- Ага. А в трех метрах от них зомбаки кружочком стоят, сейшен у них.

Шо закатил глаза, показывая насколько ему нравятся пререкания согруппников:

- Нао, ну что ты страху нагоняешь? Они ж не спринтеры мирового масштаба, эти твои зомби. Подлетим, откроем, зайдем и всего делов-то.

Ударник продолжал наблюдать за манипуляциями мертвых людей.

- Это, конечно, да. Ты бегаешь быстрее. Вот мы толпой подлетаем, а дверь закрыта. Мы рассчитываем, что там люди, значит, стоим, кричим, барабаним в дверь и ждем, когда нам откроют. Даже если нам откроют в течение первых нескольких секунд, мы всё равно рискуем кого-нибудь оставить снаружи зомбакам на барбекю. А если откроют не сразу и начнут вопросы задавать? А я б на их месте их задавал, и делал это долго и тщательно.

-Твою ж мать! – выругался восхищенно Тора, - Нао, а ты можешь что-то сделать, не руководствуясь здравым смыслом, а под влиянием эмоций?

Барабанщик внезапно покраснел.

- Могу, - и через секунду добавил, - наверное.

- Так. Ладно. Нао дело говорит. Значит надо одного кого-то посылать, - вокалист, словно великий полководец, стал продумывать стратегию. – И нужен второй человек, который будет отвлекать толпу на себя. И? Добровольцы?

Все как-то разом поежились, будто замерзли, веселье куда-то моментально испарилось.

- Я пойду отвлекать, - ответил Сага, поигрывая битой. – А Хирото пусть бегает. С таким шилом, как у него в …, в общем, он и без вазелина выскочит, если что. Я круг сделаю и попытаюсь вернуться. Если через час не приду, то ловите меня дома у Нао. На счёт три?

Соло-гитарист только коротко кивнул в ответ.

- Раз. Два. Три.

Басист начал движение, постепенно ускоряясь по мере приближения к группе мертвяков. Пробегая мимо них, он смачно ударил по водосточной трубе, привлекая внимание. От зомби его отделял лишь небольшой участок дорожного полотна метра в два шириной. Мертвые белесые глаза посмотрели на него, вызывая приступ страха, от которого руки стали мелко подрагивать.

- Ааааааааааа, - мимо Саги пролетела тень, громко вереща.

Сзади раздались маты ритм-гитариста. Присмотревшись к обогнавшей его фигуре, басисту тоже внезапно захотелось грязно ругаться. Наотмашь саданув по голове близко стоящего зомби, Сага рванул за ударником. Сзади раздался звук упавшего мешка с тряпьем. Пробежав метров двадцать вверх по улице, Нао остановился и стал ждать согруппника, подпрыгивая от нетерпения.

- Давай уже. Быстрее можешь?

- Могу, - зло выдохнул басист, останавливаясь и упираясь руками в свои колени. - А на хера? Я ж отвлекать должен, а не пронестись мимо на бешеной скорости, оставив о себе воспоминание, как о мимолетном видении.

- Ой.

Но Сага зря переживал. Хирото так никуда и не выдвинулся, опешивший от поступка ударника. Недолюди потихоньку приближались к ритм-секции, как к единственной замеченной жертве.

- Ты зачем за мной побежал? – отдышавшись, спросил басист.

- Ты же направо повернуть хотел? – Нао косился на ковыляющих зомби и с трудом заставлял себя стоять на месте. – Там на прошлой неделе улицу перекрыли, здание строят.

Сага тихо выругался, он действительно собирался свернуть в этот тихий узкий проулок, который только что чуть не стал ловушкой для него.

- И куда теперь?

- Давай еще квартал по улице, а там повернем направо. Если что, то к дому ближе.

Басист кивнул, выпрямился и приготовился бежать дальше, заметив, что соло-гитарист ужом скользнул к дверям и пытается стучать, не создавая при этом много шума.

Сага не знал, что привлекло его внимание, но это что-то заставило резко затормозить и уставиться в темный проулок между домами сантиметров пятьдесят шириной. Скорее даже щель, а не улица. Через секунду он понял, что ему не понравилось. На темном фоне наблюдалось светлое пятно. Оно вздрагивало и дрожало.

Ударник влетел в согруппника, не успев затормозить.

- Зачем ты остановился? Давай быстрее! Если нас здесь эти поймают, мы хрен выберемся.

- Да подожди, - пробормотал басист, подходя ближе ко входу в заинтересовавший его переулочек, и крикнул в потемки. – Эй! Иди сюда.

Нао испуганно посмотрел на него, но промолчал.

Светлое пятно вздрогнуло, развернулось, превращаясь волшебным образом в худого подростка лет 12. Девочка неуверенно подошла. Она была совсем худенькой и очень испуганной. Чуть вздернутый нос, большие глаза и черные дорожки от слёз на грязных щеках.

- Как тебя зовут? – спросил Сага, пытаясь держать в поле зрения улицу и её одновременно.

- Мидори, - пробормотала она.

Басист выдохнул с облегчением и повернулся к ней спиной - раз способна произнести своё имя, значит ещё человек.

- Нао, проверь её, - бросил он через плечо, даже не поворачиваясь к ударнику.

Тот вздохнул и подошел к ребенку вплотную.

- Тебя кусали?

Она не стала строить непонимание и просто отрицательно покачала головой.

- Покажи, - тихо сказал Нао, хотя необходимости в этом уже не видел.

На Мидори было легкое светло-розовое платье с короткими рукавами–фонариками и длиной чуть выше колена. На голых руках и ногах было множество мелких ссадин, но ничего похожего на укусы ударник не видел.

- Что там? – поторопил его Сага.

- Чистая она. Я, по крайней мере, не вижу ничего.

- Есть куда идти? – она отрицательно мотнула головой. – Тогда пойдешь с нами, нечего тут неприятности ловить.

И басист стартовал в сторону их пристанища.

Добрались до дома Нао с трудом. Буквально за несколько метров до здания на них из ближайшего магазина выскочило 2 мертвых тела. Басист слишком расслабился, увидев их убежище, плюс узкая улица. Их спас только крик девочки, заметившей зомби чуть раньше других. У Саги уже не было места и времени размахнуться, он успевал только увернуться, нырнув под вытянутые руки с бахромой порванных сухожилий.

Мидори шарахнулась в сторону и вместо того, чтобы убежать, вжалась в стену дома напротив, наблюдая молча за происходящим. А наблюдать было за чем. Басист споткнулся о булыжник, торчащий из мостовой, и раскроил себе левое предплечье о стекло разбитой витрины, валяющихся в большом количестве на земле. Стоя на коленях, он с удивлением смотрел на собственную кровь, капающую на дорогу, и пытался понять, откуда её так много. Ударник остался один на один с двумя мертвяками посередине улицы, и рассчитывать на помощь Саги ему не приходилось.

Нао шумно выдохнул, удобнее перехватывая ручку деревянного молотка. Первым напал тот, что находился слева. Он был чуть ниже ударника, отчего бить его по голове не составило особого труда. Трех ударов вполне хватило для того, чтобы ходячий труп в коротких шортах в нелепый синий цветочек, упал сначала на колени, а затем завалился на бок и больше не встал.

Со вторым оказалось сложнее. Он был выше на целую голову, и Нао с тоской подумал, что у него только один удар и тот надо будет изображать в прыжке. А на прыгать времени уже не было, слишком близко подошел недочеловек. Ударник быстро просчитал все ходы, выбор был небольшим. Подпустив зомби к себе почти вплотную, Нао развернул молоток и вбил ему рукоятку инструмента в глаз. Несмотря на то, что киянка торчала из черепа весьма красноречиво, ничего не происходило. Мертвяк навалился на ударника, повалив его на землю. Нао осознал, что самое время паниковать, долго удерживать зомби на вытянутых руках не выйдет. Дернувшись пару раз в попытке освободиться, он с ужасом понял, что у него не получается, а холодные руки уже царапают шею, стараясь притянуть еду ближе. Зубы клацнули в опасной близости от лица, и слюна, капнув на кожу, стала медленно сползать за воротник. Ударник зажмурил глаза и со всей силы ударил лбом в торчащий из глазницы молоток. Раздалось тихое «чвяк» и тело на нем обмякло. Нао вскочил, отпихнув тело, и стал рукавом вытирать слюну, морщась от омерзения.

- Твою ж мать! Бесит! Бесит! Бесит! Даже сдохнуть спокойно не могут, - глянув на тело, под которым растекалась жижа непонятного цвета, ударник согнулся пополам и распрощался с остатками завтрака.

Когда спазмы прекратились он, стараясь больше не смотреть на упокоенных, подошел к басисту. Девочка уже заканчивала перевязку, ловко перебирая маленькими пальчиками бинт.

- Где бинт взяла? – спросил Нао, оглядывая улицу.

- Вон там на асфальте лежал, - Мидори кивнула в сторону разбитой витрины.

- Везунчик ты, Сага. Порезаться рядом с развороченной аптекой – это ж редкая удача.

- Удача – это обнаружить в себе талант летать, когда с небоскреба падаешь, - басист понемногу приходил в себя. – Все? Или ещё где есть?

Ударник ещё раз ощупал взглядом улицу.

- Все. Нет больше никого.

- Тогда пошли, - Сага поднялся с земли, поднимая упавшую биту.

- Подожди.

Нао подобрал брошенный кем-то пакет, выкинул оттуда какие-то журналы и побросал туда то, что посчитал полезным для перевязки. Руки тряслись, и он плохо соображал, что укладывает.

- Надо бы ещё за едой заглянуть, - глядя с тоской на болтающуюся на одной петле дверь комбини, пробормотал ударник.

- Так пошли, зайдем.

Басист подошел к зомби и, упершись ногой в труп, с чавканьем вытащил из него молоток.

Залезли в квартиру быстро, сказывались привычка и только что пережитый стресс. Саге рука не мешала и болела пока не сильно. Видимо, шок ещё до конца не прошел. Они ввалились в гостиную радостные в предвкушении отдыха и вкусного ужина. Первым почувствовал, что что-то не так, Нао. Сердце неприятно царапнуло дурное предчувствие, и по телу пробежал озноб, будто он попал не в собственную квартиру, а в склеп.

Ребята сидели рядом в замызганной чем-то одежде и смотрели в потолок с отрешенными лицами.

- Где Хирото? – спросил ударник, всё ещё надеясь на то, что он обычная мнительная истеричка.

- Нет Хирото, - устало ответил Тора.

- Мидори, можно тебя попросить продукты разобрать? – Нао почему-то не хотелось, чтоб она присутствовала при намечающемся разговоре.

Девочка кивнула и скрылась за дверью.

-Рассказывай, - ударник сел напротив на пол, Сага пристроился рядом.

- Я не знаю, как это рассказывать, - Шо опустил на них взгляд.

Нао вопросительно посмотрел на гитариста, тот вздохнул тяжело и стал рассказывать.

- Вы ушли. Хирото подошел к участку полицейскому. Дверь была открыта, там из живых не было никого. На втором этаже около окна плакат какой-то стоял. Что-то из разряда "добрый полицейский вам поможет". Какая-то социальная реклама, в общем. Хирото сказал, что внутри нет никаких объявлений с указаниями. Там всё в крови и ошметки от тел всякие валяются. Он вышел, и мы пошли домой, решили, что вас нет смысла так долго ждать на улице – это небезопасно.

- Мы шли по улице, как стадо баранов, вообще по сторонам не смотрели. Придурки! Если бы мы так не расслабились, - вокалист всхлипнул.

- То что? Он не полез бы туда? – зло парировал Тора. – Он всё равно бы туда полез!

- Прекратите! – басист одернул согруппников, отмечая, что руки стали мелко трястись.

- Мы уже к дому подходили, когда Хирото сказал, что было бы неплохо еды взять, и нырнул без предупреждения в первый попавшийся магазин. Я хотел пойти за ним, но стоило мне в дверь сунуться, как на меня оттуда мертвяк попёр. Я его гитарой приложил по голове, но она соскочила и сломалась о косяк. Я пытался замахнуться, но дека болталась на струнах и мешала. Когда мне удалось ему голову разбить, и он упал, на меня ещё трое полезло. Я на улицу отступил, они за мной. Двоих Шо приговорил, с перепугу не иначе. Одного я кое-как развороченным грифом. А Хирото…, - гитарист громко сглотнул, - Он поначалу ещё кричал, а потом замолчал и всё. Мы, когда в этот магазин зашли, то там двое его доедали уже.

Тора закончил рассказ почти шепотом. Шо уперся лбом в колени и тихо завыл. В комнате все молчали.
Сага задрал голову и уставился в потолок, в надежде, что никто не заметит слёз.

- А я ещё надеялся, что когда выберемся из этого дерьма, то мы поиграем. А как теперь без него–то?

Весь вечер молчали. Кое-как поели, пряча глаза друг от друга, и стали укладываться спать. Мидори подошла к басисту. В руках у неё были бинт и антисептик. Тот молча пододвинулся, освобождая место рядом с собой на диване, и протянул руку. Девочка быстро размотала повязку и стала рассматривать рану.

- Надо бы мазь. А ещё лучше порошок с антибиотиком, чтоб рана не загноилась, а то вон края уже красные, воспаляются, - пробормотала она.

Сага с интересом посмотрел на неё.

- Разбираешься?

Мидори покраснела.

- У папы аптека. Была. Я часто после школы ему помогала. А мама медсестрой в больнице работает и тоже много рассказывает интересного о работе. – Девочка помолчала с минуту и добавила упавшим голосом. – Точнее рассказывала.

Басист попытался её отвлечь:

- Тогда ты мне скажешь, что конкретно надо, а я постараюсь достать завтра. Хорошо?

Мидори кивнула и выскочила на кухню. Откуда тут же раздались тихие рыдания. Сага поджал губы. Из-за того, что произошло с Хирото, они совсем забыли уделить время своей новой знакомой.

- Как ты? – Нао опустился рядом на пол и положил голову басисту на колени.

Тот улыбнулся, но улыбка тут же сползла с его лица. Сага вспомнил про их гитариста. Взъерошив волосы ударнику, он тихо прошептал:

- Нао, обещай, что не отойдешь от меня ни на шаг?

- Ты же понимаешь, я не могу тебе такого пообещать, - улыбка у Нао была грустной.

- Я с трудом переживаю потерю Хирото, если с тобой что-то случится…

- Пошли спать, - не дал договорить ему ударник.

Сага лежал, уткнувшись в спину Нао, и пытался заснуть. Мидори сопела рядом, изредка вздрагивая во сне. Сон не шел. Рука болела, вроде, не сильно, но эта нудящая тупая боль не давала забыться. Басист думал о Хирото. Маленький, щуплый, он таскал на себе гитару, которая вполне могла весить треть его самого, никогда не жаловался на больное плечо и вечно поднимал всем настроение. А теперь его нет. И у них нет даже места, куда можно придти и положить цветы, чтобы почтить его память. Да и времени на это тоже нет. Глаза опять зажгло и Сага постарался думать о чем-нибудь другом. Что делать дальше он не представлял. Басист рассчитывал на полицейский участок, а теперь он просто не знал, куда им идти. Может они вообще остались единственными живыми людьми в городе? Из Токио надо выбираться, решил Сага. И обняв здоровой рукой ударника, постарался заснуть.
 
BasyaДата: Четверг, 08.08.2013, 20:09 | Сообщение # 5
Злобная хомячина
Группа: Посетители
Сообщений: 1248
Награды: 106
Статус: Offline
IV

Весь следующий день провели дома. Тора слонялся из угла в угол, периодически подходя к окну и наблюдая за происходящим на улице. Шо пролежал весь день на диване. Глядя пустыми глазами в потолок, он не реагировал ни на попытки заговорить с ним, ни на приглашение поесть. Гитарист посматривал на него, беспокоился, но так и не находил в себе сил, чтобы подойти и поговорить о Хирото.

Нао спрятался за заботами по дому. Он суетился у плиты, убивая время на приготовление какого-то экзотического блюда, вкуса которого так никто в итоге и не почувствовал. Все слишком были заняты собственными переживаниями.

Мидори написала, что было бы неплохо басисту принести из аптеки, и вызвалась пойти с ним. Девочка была уверена, что с ней поиски нужных медикаментов займут считанные минуты. Но Сага наотрез отказался. Впрочем, поход за лекарствами пришлось отложить, ударник просто не пустил его на улицу. Сначала басист хотел проигнорировать Нао, но глядя в глаза полные мольбы, неожиданно даже для себя согласился остаться.

День прошел незаметно. Теплый майский ветер задувал в разбитое окно и тормошил занавески. Город был похож на развороченный медведем муравейник – часть уличных фонарей горела, перемигиваясь то и дело, словно товарищи по несчастью. Свет в окнах домов местами тоже наблюдался, но Саге не хотелось питать ложные надежды на наличие живых людей в этих домах. Они, вот например, живы, но свет старались не включать.

Ближе к ночи все, словно по негласному приказу, собрались в гостиной. Тора стоял на балконе и курил. Басист сидел тут же у него в ногах прямо на бетонной поверхности и крутил в руках сигарету, раздумывая, стоит закуривать или ещё повременить.

- Думаю, вам придется бросить курить. По крайней мере, пока не выберемся из этой ситуации. – Нао сидел на диване и вертел в руках барабанные палки. – Итак проблем море, а тут ещё о запасе курева для вас думать придется.

Сага в ответ прикурил, шумно затянувшись:

- Ой, да ладно тебе, не ворчи. Мы может последний день живём, а ты тут пытаешься проблему из ничего создать. Сами позаботимся о сигаретах, не маленькие.

Шо, весь день пролежавший, уткнувшись лицом в подушку, вдруг развернулся и с интересом посмотрел на ритм-секцию. И как он раньше не замечал? Эти двое вечно друг друга подзуживают и излишне ревностно оберегают, прикрываясь товарищеским духом коллектива. Интересно, а что у них за отношения на самом деле? Вроде, всё в дружеских рамках, но ударника всегда волновал изможденный вид Саги чуть больше, чем состояние здоровья других согруппников, которые уставали никак не меньше. А басист во время короткого перерыва в течении записи никогда не спрашивал, что принести из еды только у Нао, но это не мешало ему притащить из магазина именно то, что тот съедал с удовольствием.

Вокалист продолжал лежать и наблюдать за вялой перепалкой ритм-секции. Между ними что-то было, он ощущал это на уровне подсознания, хотя внешне всё выглядело вполне безобидно. Они в группе давно привыкли к тому, что Сага в шутку домогается их барабанщика, а тот вяло отбивается. Так всегда было, и никто не воспринимал это всерьез. А если за этим ничего не значащим флиртом скрывались какие-то чувства? А что, если все эти шуточки про «это моё, руки убрал» и пьяные поцелуи в темных углах клуба, где отмечалось очередной событие, не обычный каприз их басиста, а чувства, которые тот старается подавить в себе? Шо вздохнул, у них проблемы, причём проблемы с большой буквы, а он пытается рассмотреть степень вероятности отношений между согруппниками. Дожили.

- Так. Давайте лучше подумаем, что будем делать дальше, - голос вокалиста заставил всех вздрогнуть.
Сага с ударником, как всегда увлеклись, а гитарист отвык за сегодняшний день, что Шо умеет говорить.

- А что тут думать? – басист рассматривал тлеющий кончик сигареты в руке. – Надо выбираться из города. Здесь слишком много людей было. При такой густой заселенности вирус будет распространяться быстро, а выжить при таком большом скопище зомбаков весьма проблематично.

- Куда? – Тора, как всегда, был краток и обозначил самую суть.

- Ну, не знаю, - Сага на мгновение стушевался. – На остров какой-нибудь. Всю жизнь мечтал о своем острове! И держать под контролем маленькую ограниченную территорию легче.

Нао идея явно понравилась, он сразу стал обдумывать детали:

- Тут, в принципе, до моря недалеко. Хотя при сложившихся обстоятельствах мы за один день вряд ли доберемся. Ладно. Есть куча квартир и домов по пути, в которые хозяева уже не вернутся. Сам путь можно будет позже по карте проложить. Так. Дальше. Припасы. Нужна еда и прочие мелочи, типа спичек и походного чайника. Это надо будет составить список и сделать ходку в ближайший комбини.

- А ещё не помешало бы оружие, - голос гитариста был ровным, без эмоций. – Вспоминай Нао, где здесь поближе оружейный магазин.

Басист поморщился. Сама идея с оружием была неплохой, но вся беда в том, что пользоваться они им не умели, а значит, вся эффективность его применения ставилась под сомнение.

- Тора, может не стоит с этим заморачиваться?

- Ага, не стоит, - гитарист усмехнулся. – Ты видел, во что моя гитара превратилась после дороги домой?

Ударник подключился:

- Ну, Сага прав. Мы не умеем им пользоваться. Как ты его заряжать будешь? И патроны надо подбирать определенного калибра. Может просто в спорттовары и каждому по бите? Или даже по катане? Просто тратить время и силы на вещи, которые окажутся бесполезными в итоге, не очень целесообразно.

Шо улыбнулся. Порой ему казалось, что эти двое живут вместе. Шутки понятные только им, совместные дела, события на двоих и даже вещи – у них был свой мир, обособленный от остальных. Интересно, а они сами это осознавали? Вот прямо сейчас, например, их ритм-секция имела одну точку зрения на двоих. И такое с ними не в первый раз. Один высказывается, другой поддерживает, даже не рассматривая иные варианты. А ещё вокалисту внезапно стало интересно, насколько далеко от поцелуев по пьяни они зашли.

Тора продолжал настаивать:

- Нам оружие необходимо. Вся эта возня с подборкой патронов и «научиться пользоваться» полностью оправдает себя при скоплении зомбаков чуть больше трёх. Не хочу больше подпускать их к себе ближе, чем на метр. Я не отказываюсь от «оружия ближнего боя», но чем меньше мертвяков подойдет ко мне на расстояние вытянутой руки, тем больше шансов у меня выжить. И у вас, кстати, тоже.

В комнате повисла тишина. Доводы были вескими и в том и в другом случае. Разрешил ситуацию, как всегда, вокалист. Он был своеобразным буфером в группе и умел находить компромиссы.

- Оружие надо. Принесем сюда и посмотрим, что можем сделать. Если получится использовать – значит, будем использовать, не получится, и фиг с ним. Но попробовать стоит. Тора прав, расстояние – это то самое преимущество, которым не стоит пренебрегать.

Все промолчали, соглашаясь.

- Тогда я пошел писать список продуктов и прочей пурги, - Нао встал и вышел в спальню, где у него находился ненужный сейчас компьютер с принтером и бумага.

Басист вышел вслед за ним.

«Вполне ожидаемо», - подумал Шо, провожая взглядом худую фигуру Саги. Через секунду он уже отвернулся к стенке и продолжил изучать рисунок обоев.

К завтраку встали все. На кухне стояло радостное оживление, они толкались и предвкушали предстоящую вылазку. Действия отвлекали от душевных переживаний. К тому же пусть и неясная, но всё-таки надежда замаячила опять на их горизонте.

Шо задумчиво жевал тост и смотрел, как басист что-то шепчет Нао на ухо, заставляя того улыбаться. Эти двое остались спать в спальне и так и не пришли к остальным в гостиную. Вокалиста снедало любопытство, что же происходит между ними. А ещё немного зависть, у их ритм-секции был повод радоваться каждому дню, не смотря на проблемы. Ударник встретился взглядом с Шо, покраснел и отодвинулся от Саги.

- Я написал список. Сейчас позавтракаем, и я покажу, пробежимся по нему вместе. Может, что забыл.

Гитарист улыбнулся и проворчал в ответ:

- Чтобы ты что-то забыл? Да я скорее поверю, что по воде аки посуху ходить научился, чем в это, - но протянутый список взял и углубился в чтение.

Басист наконец-то перестал ходить по пятам за готовившим всем завтрак Нао и, сев на подоконник, закурил.

- Будем разделяться или толпой пойдем?

Вокалист отпил кофе и зажмурился от удовольствия. По его мнению, кофе их ударник варил лучше всех на свете.

- Наверное, толпой. Просто надо распределить заранее, кто что берет.

Тора оторвался от созерцания списка:

- Поддерживаю.

- Тогда заканчиваем с едой и, где-то через полчаса выходим, - с улыбкой подытожил Сага.

Ещё не было десяти утра, а они уже обчистили ближайший продуктовый, основательно затарившись едой. В магазинчике всё было вверх дном. На полу валялись осколки от разбитых бутылок, разорванная пачка чипсов желтела повсеместно содержимым. Ну и кровь. Грязно-бурого цвета. Засохшими каплями, разводами по стеллажам, полу и самим продуктам. Прежде чем укладывать продукты в прихваченные рюкзаки, им пришлось очистить помещение от «хранителя». Продавец магазина видать был настолько привязан к месту работы, что даже после смерти продолжал дрейфовать между полок с товаром. Басист, как «единственный носитель достойного оружия», был отправлен на передовую. Никаких неожиданностей от зомби не случилось, и Сага с одного удара сделал их полноправными хозяевами торговой точки.

Предусмотрительно закрытые двери обезопасили их от внезапностей с улицы. Справились быстро, переговариваясь вполголоса и уточняя детали друг у друга.

- Теперь куда? – спросил гитарист, когда они собрались вместе у выхода из магазина.

- До оружейного минут десять пешком, - начал Нао.

- О! Так это близко. Пошли, - басист взялся за ручку.

- Но он находится на первом этаже торгового комплекса, - продолжил ударник и Сага застыл.

- Там народу уйма, да? – проговорил он и отступил от дверей.

Шо вздохнул:

- Думать надо. И в самом комплексе наверняка мертвяков пруд пруди и в окрестностях. Есть маленький шанс, что они разбрелись немного, но там всегда было много народу.

- Так что? Не пойдем? – поинтересовался Нао.

- Пойдем, пойдем, - ответил Тора. – Хотя бы посмотреть надо, что и как, - и открыв двери, он шагнул на улицу.

V

Ребята шли толпой, улица просматривалась далеко и застать их врасплох не выходило. Зомби попадались по одному, максимум по три и расправиться с ними не составляло труда.

Это было странно, но чем ближе они подходили к торговому центру, тем меньше дееспособных мертвецов им попадалось. Зато валяющихся трупов, которые были мертвы на сто процентов и никуда уже не лезли, было с каждым шагом всё больше.

- Что-то не нравится мне это, - пробормотал басист, разбивая, словно гнилой орех, череп неосмотрительно попавшемуся ему под руку мертвецу. – Кто приговорил всех этих?

Гитарист, брезгливо морщась, вытащил с чавканьем обломанный гриф из головы зомби в девчачьей школьной форме.

- В них стреляли. Дырки от пуль, похоже. Чую, приближение магазина оружия, - пошутил Тора.

Гитарист оказался прав. Когда они дошли до перекрестка, на котором находилось здание торгового центра, то увидели, что он весь усеян упокоившимися мертвецами.

Шо присвистнул.

- Кто это их так? – пробормотал ударник, с опаской пнув ближайший труп.

- Эй, вы! Вы живые? – крик раздался так неожиданно, что все вздрогнули, а вокалист уронил свой молоток.

- Заебись вопрос, - ляпнул Сага.

На что Нао проронил в ответ:

- Новые времена – новые правила. – И набрав побольше воздуха, крикнул, - Живые!

- Тогда дуйте сюда, - прилетело им в ответ, и из дверей с эмблемой, изображавшей револьвер, вышел высокий человек в синей рубашке.

Он призывно махнул и стал ждать.

- Бля, я думал это манекен с ружьем в витрине, - ругнулся Тора. – У них там что, и двери прозрачные?

- Пошли, заодно и посмотришь, - проронил вокалист и быстрым шагом направился к их новому знакомому.

Двери действительно оказались прозрачными, а за ними тонул во мраке просторный зал, сплошь заставленный стендами с оружием, рыцарскими латами и чучелами животных.

- Живенько тут у Вас, - с улыбкой произнес басист, оглядевшись.

- Не жалуюсь, - ответил мужчина и протянул руку для рукопожатия. – Ямада Таро.

Он был высоким сухощавым, примерно лет сорока. Пара седых прядей в черных волосах и широкие ладони. Мелкие морщинки у глаз, выдавали в нём человека жизнелюбивого и часто улыбающегося.

- Это ваших рук дело? Там на площади? – спросил гитарист.

Тот улыбнулся.

- А то! Отстреливаю потихоньку. На площадь они почти не суются больше, приходится делать вылазки в район. Хочу зачистить здесь по максимуму. Нравятся? – спросил он у Мидори, застывшей перед витриной с кинжалами.

Она коротко кивнула, не в силах отвести восхищенного взгляда от полки, блестевшей холодным серым металлом.

Мужчина подошел ближе, положил руки на плечи девочке и на самое ухо прошептал:

- Хочешь, подарю?

Мидори дернулась в сторону, освобождая себя от неприятных объятий, и отчаянно замотала головой.

- Нет, нет. Спасибо. Не надо.

Ямада усмехнулся и, глядя неотрывно на острые худые коленки девочки, открыл витрину:

- Да ладно тебе. Иди, выбирай любой.

Тора демонстративно покашлял, привлекая к себе внимание. Мужчина вздрогнул и повернулся к гостям:

- Итак, как вас сюда занесло?

- Ну, мы, - замялся ударник, - как бы это…

- Мы за оружием шли, - решил «помочь» другу Сага. – Собираемся прорываться к морю и решили, что лишним оружие не будет.

- Не будет, - радостно согласился Ямада. – У меня оружия много, могу поделиться. Но, конечно, за просто так не отдам.

Ребята поникли. Они и представить не могли, что можно у них запросить в создавшейся ситуации.

- И? Что Вы хотите взамен? – решился спросить Шо.

- Её отдайте.

Ребята ошеломленно переглянулись. Мидори не была в доску своей, но отдавать её какому-то странному типу, с которым их случайно свела судьба, не очень хотелось. Она не мешала, не скулила, помогала в меру сил. Да и зачем она ему? Всяко не сказки на ночь рассказывать!

Девочка стояла чуть в стороне от ребят и с опаской посматривала на них.

- Нам надо обсудить, - выдавил из себя вокалист и мотнул головой, приглашая согруппников в угол на совещание.

- Что делать будем? – спросил он, когда они встали кружком.

- Шо, - начал осторожно гитарист, - я, конечно, не семи пядей во лбу, но мы все пониманием, зачем она ему. Лично я не могу отдать ребенка на такое.

- Угу. То есть мало нам того, что мы мародеры, так теперь давайте и в убийцы заделаемся, - пробурчал Нао.

- Ты не понимаешь, это уже следующий уровень, - в ответ усмехнулся басист, заядлый геймер. – И Нао, давай начистоту, ты сможешь её отдать?

Тот дернулся, зло посмотрел на согруппника и тихо ответил:

- Нет. Не смогу.

- Тогда решать нечего! – торжественно заявил Сага. – Надо детали оговаривать.

- Может, тогда просто уйдем? Ну его на фиг – это оружие! – предложил ударник.

Тора глядел в потолок и жевал нижнюю губу в задумчивости:

- Придется. Я как-то с трудом представляю, как буду мочить обычного человека, который мне ничего не сделал.

Внезапно вокалист засуетился и стал нервно озираться:

- А Мидори где?

- Кстати, да. Может её спросим? – сказал гитарист. – Вдруг она в течение всего своего бренного существования мечтала о такой жизни, а мы тут все её мечты девичьи на корню рубим.

Теперь они уже вчетвером крутили головами в поисках девочки.

Первым её заметил Нао. От увиденного он смог только открыть рот и, дернув басиста за рукав футболки, кивком указать на их пропажу. Мидори тихо кралась между стеллажей, выставив чуть вперед длинный кинжал в руке. Мужчина, ничего не подозревая, стоял, облокотившись на одну из витрин, и рассматривал собственные пальцы. Видеть девочку он не мог, она аккуратно заходила со спины.

- Эээ…, - смог выдавить из себя ударник.

Больше никто ничего произнести не успел. Мидори тенью метнулась вперед и всадила кинжал в шею Ямады. Тот медленно повернулся к ней, не совсем понимая, что же произошло и молча упал, словно мешок с костями, на пол.

Шо бросился к девочке. Она стояла, смотрела, как кровь толчками покидает тело мужчины, и слизывала её с собственных пальцев.

Вокалист схватил Мидори за плечи и хорошенько встряхнул.

- Эй! Очнись же.

Она посмотрела на него пустым взглядом. Шо размахнулся и дал ей пощечину. Взгляд девочки сразу обрел осмысленность, и через секунду она уже рыдала в голос, зарывшись в собственные окровавленные ладони.

Подошли ребята.

- Да ладно тебе. Не плачь. Ну, сложилось так и пусть. Успокойся, - сделал попытку успокоить Мидори басист.

- Действительно, - прошептал Нао. – С кем не бывает. Ну, пырнула ножом мужика, что здесь такого.

Девочка ему категорически не нравилась, хотя ударник вряд ли смог озвучить какие-либо внятные причины почему. Пока вокалист пытался привести Мидори в чувство, остальные разбрелись по магазину. Обсуждать случившееся не хотелось. То, что у девочки не выдержали нервы, было очевидно. Больше всего поражало то, что на их глазах вот только убили человека, но мало кто из них осуждал этот поступок. Наступило страшное время, когда все низшие инстинкты вылезали из темных углов личности каждого. Сохранить разум и человечность в наступивших обстоятельствах мог не каждый.

Через час они уже достаточно обшарили магазин и более-менее разобрались, что и где лежит.

Тора нашел охотничьи рюкзаки объемом побольше, и все переложили еду, добавив туда оружие и патроны. Через два часа после того, как ребята вошли в дружелюбно распахнутую стеклянную дверь оружейного, они в мрачном настроении двинулись обратно домой.

Они прошли уже половину пути, когда басист резко остановился посреди улицы.

- А, чёрт! – Сага стукнул себя ладонью по лбу. – Нам же ещё в аптеку надо. Тут в квартале была дальше по улице.

Все застыли в нерешительности. Делать круг до аптеки с поклажей не хотелось.

- Может разделимся? – как-то неуверенно спросил ударник.

Басист бросил на него недовольный взгляд из-под ресниц.

- Придется, - нехотя согласился он. – Итак слишком много тащим. Тогда я беру Мидори, и мы пошли.
Тора стал поправлять перекрутившиеся лямки рюкзака на плечах. Сага подошел к вокалисту.

- Только Шо, я тебя очень прошу, присматривай за Нао. Ладно?

Вокалист замер на секунду, а затем только коротко кивнул в ответ. И через минуту ребята уже быстро удалялись по улице в сторону дома, а басист всё стоял и смотрел им вслед, снедаемый недобрым предчувствием.

До аптеки добрались быстро. Всего пять минут и пара разбитых голов у мертвецов. Большие витринные стекла неуместно радостно поблескивали на солнце целостностью. Сага попытался открыть двери, та не поддалась.

- Хм. Закрыта. Забавно.

Девочка встала рядом, озираясь с опаской по сторонам.

- Судя по объявлению, у них переучет в тот день был, они были закрыты, - сказала она.

- Значит у нас два варианта. Первый. Там никого нет. Второй. Там есть парочка-другая зомби, которая не может выбраться. Вопрос в другом: как входить будем?

Басист постоял немного, потом задвинул Мидори себе за спину и с размаху ударил битой по окну. Раздался жалобный звон, и стекло рухнуло вниз, осыпав их крошкой мелких осколков. Оглядев улицу и не увидев там опасных элементов приближающихся к ним характерной шатающейся походкой, Сага дал указания:

- Стой здесь. Если чего увидишь – кричи. Если услышишь что, или я крикну «беги» - значит бежишь домой. Поняла?

Девочка сцепила руки в замок так, что побелели косточки пальцев и кивнула. Басист прислушался и, не уловив ни звука, полез в здание.

Внутри было чисто и прохладно. Видать в «День Великого Заражения» сюда так никто и не добрался. Несколько ровных рядов стеллажей с разнообразными цветными коробочками. И тишина. Как Сага не силился, он так и не смог уловить даже шороха. Вытащив из заднего кармана джинсов список, написанный загодя Мидори, басист начал искать.

Бинты он нашел сравнительно легко недалеко от входа. Сидя на корточках перед открытым ящиком, Сага прикидывал сколько брать. Звука он не слышал, скорее уловил движение воздуха за спиной. Резко обернувшись, он увидел оставленную на улице попутчицу.

- Я ж просил ждать на улице, - несколько нервно пробормотал басист.

Мидори стояла слишком близко и смотрела на него сверху вниз, не мигая. В грязном заляпанном кровью платье, она была похожа на героиню кровавого ужастика.

- Эй! Ты чего? – этот странный стеклянный взгляд выбивал пот на лбу и заставлял крепче зажать биту в руке.

Девочка вдруг моргнула, и взгляд обрел осмысленность.

- Там страшно одной, - и опережая все возражения, добавила, - Я быстрее всё найду. Я ж знаю что ищу, а ты - нет.

Сага только кивнул в ответ. Он готов был согласиться на всё что угодно, лишь бы она отошла хотя бы на метр.

Справилась Мидори действительно быстро. Через десять минут они вышли из аптеки и двинулись в сторону дома.
 
BasyaДата: Четверг, 08.08.2013, 20:10 | Сообщение # 6
Злобная хомячина
Группа: Посетители
Сообщений: 1248
Награды: 106
Статус: Offline
VI

Когда они залезли на этаж, Мидори юркнула на кухню, а басист дошел до середины комнаты и рухнул обессиленно на пол.

- Млин, как же я устал. Нао уже готовит? Что у нас сегодня на ужин? – бодро начал он.

- Нет, - буркнул Тора.

- А почему? – спросил Сага, вылезая из лямок рюкзака.

- Нао укусили, - тихо проронил Шо, стараясь не смотреть в лицо басисту.

- Как укусили? – Сага стал мертвецки бледным. – Я ж просил смотреть за ним.

Гитарист попытался оправдаться:

- Сагачи, он Шо жизнь спас. Если бы не он, то тому сейчас валяться с разорванной глоткой. А Нао на руку мертвяка поймал. Там чуть-чуть совсем, но кожа повреждена.

- Шо, но я ж просил смотреть за ним!

- Он сам полез! – вокалист чувствовал свою вину и злился.

Басист шумно втянул в себя воздух.

- Где он?

- В соседней комнате.

- Он жив?

- Жив, мы ж тебе говорим, там чуть-чуть совсем на руке. Но Сага, ты же понимаешь, что его надо того…

-Нет!

Тора вспылил:

- Что значит, нет?! Он укушен, а значит, заражен и представляет угрозу для всех нас.

- Я сказал нет!

Шо попытался поддержать гитариста:

- Сага, я понимаю тебе тяжело, но Тора прав…

- Я сказал, нет! У него только рука. И ты сам говоришь, что повреждения совсем незначительные.

Гитарист попробовал ещё раз образумить басиста:

- Но повреждения есть! И ты должен понимать, что превращение – это дело времени, но оно в любом случае будет.

- Я сказал нет! Не дам! Мы уйдем, если вы так боитесь оставаться с ним рядом. Но убить его я не дам!

Вокалист сидел, думал, растирая тонкими пальцами переносицу.

- Хорошо. Давай так: раз это вопрос времени, то подождем, чтобы убедиться наверняка, - и, увидев, что Тора хочет что-то возразить, быстро добавил, - запрем его в соседней комнате и дня два–три подождем. Если не превратится, а такое может произойти, потому что об этой гадости мы толком ничего не знаем, то и слава богам. А вот, если превратится, то тогда действовать и будем. Все согласны?

- Да, - коротко бросил басист и вышел в соседнюю комнату.

Гитарист сел поближе и тихо прошептал:

- Но Шо, зачем ты идешь на поводу собственной жалости? Ты думаешь, через сутки убить Нао будет легче?

- Легче. Морально легче, - возразил вокалист. – И Тора, неужели ты не видишь, что между ними происходит? У них же любовь или что-то подобное там намечалось. Не представляю, что теперь с Сагой будет.

Басист застыл в дверях, пытаясь справиться со злостью и жалостью к себе. Как же так? Он уже стал привыкать к тому, что они засыпают вместе. А ещё ему стало казаться, что ударник весьма благосклонно принимает его знаки внимания. У них был шанс, а теперь ничего. Вопрос превращения в зомби – это вопрос времени и только, в этом Тора был прав.

Нао стучал. Барабанные палочки мелькали с бешеной скоростью, глухо ударяясь о резиновую поверхность барабана-тренажера. Стучал с отчаянной одержимостью. Футболка уже вся пропиталась потом, проступающим темными пятнами на ткани.

Сага прошел в комнату и, взяв стул, сел рядом, как можно ближе, чтобы касаться своим коленом колена ударника. Тот остановился, но разговор не начинал. Басист не выдержал первым:

- Покажи где.

Нао шумно втянул воздух.

- Уже сказали?

- А ты думал, молчать будут? Покажи где, - продолжал настаивать Сага.

Ударник протянул левую руку. Чуть ниже локтевого сгиба виднелись две яркие красные полосы сантиметра четыре длиной со следами запекшейся крови. Действительно, ранки были совсем небольшие, скорее царапины.

- Это всё?

Нао вспылил:

- А ты думаешь этого недостаточно?

- Мы не знаем механизма заражения, может ты не заразился, - горячо заспорил басист.

Ударник вздохнул:

- Ты знаешь, о чём я сейчас жалею? – Сага вопросительно посмотрел на него, - Я так и не смог тебе сказать, что все наши пьяные обнимашки для меня очень много значили. И что для меня ты чуточку больше, чем просто согруппник.

- Эй, ты чего? Прощаться со мной вздумал? – басист хлопнул его по колену. – Не смей! Ты мне ещё отдаться обещал тогда, помнишь? Когда мы первого мертвяка приговорили? И я с тебя стребую! Я тебя на том свете достану. Понял?

Нао грустно улыбнулся.

- Что вы решили со мной делать? – спросил он.

- Ничего пока. Подождем пару дней, посмотрим, как ты будешь, – и, виновато улыбнувшись, Сага добавил, - Извини, сегодня ты спишь один. Я в коридоре лягу около дверей, чтоб тебе не так скучно было. Хорошо?

Ударник в ответ только кивнул.

Было около двух. Сага ворочался несколько часов тщетно пытаясь заснуть. Он лежал и напряженно вслушивался в то, что происходило за дверью, пытаясь угадать, как там ударник. Но в уши лез только шум с улицы и то отдаленный и глухой, словно он слушал его из под толщи воды.

- Эй! Ты здесь? – раздалось из-за двери.

- Что? – протянул басист.

- Ты знаешь, я думаю, что на меня не зомби напал.

- С чего ты взял? – Сага от столь интересного предположения даже один глаз открыл.

- Уж слишком шустро он прыгнул. И двигался быстро. Как мы с тобой. Зомби, они ж какие-то заторможенные. У них видать тело не очень слушается. А этот бодрый такой оказался.

- Может он свежий зомби? – предположил басист.

Нао улыбнулся, в темноте блеснули белым зубы.

- Может. Но мне кажется, что это просто свихнувшийся какой-нибудь. Просто психика всего этого не выдержала. А может он, в принципе, был потенциальным каннибалом. Но если бы он был зомби, то я б уже обратился.

- Рано ещё об этом. – Басист поежился от неприятных мыслей, вновь нахлынувших. - Спи.

Тень скользнула вдоль стены и замерла, прислушиваясь. Он где-то здесь, совсем рядом. В воздухе отчетливо улавливались запахи крови, человеческого пота и сумасшествия. Значит псих. Но это было не важно. Состояние психики тварь не очень заботили. Главным было то, что этот ненормальный был живым, и она отчётливо слышала, как стучит его сердце, толкая по организму теплую кровь.

Ступая осторожно босыми ногами по нагретому днем тротуару, тень неумолимо приближалась к заветной цели. Вот из-за угла показалась искореженная витрина мебельного магазина. Там на витрине стоял диван, обычный такой, небольшого размера и возможно синего цвета. Сейчас, ночью, на этой улице лишенной привычного света фонарей, было невозможно разглядеть ничего, кроме свернувшегося на этом диване комочком мужчины. Это спала еда. Её еда.

Тварь шумно втянула воздух. Её ноздри затрепетали от сладкого запаха, обещавшего знатную трапезу. Ей надо утолить голод и как можно скорее. Она бы, конечно, продержалась ещё пару дней, но инстинкты брали своё. Ей невероятно повезло с этим психом. Сейчас она утолит голод и сможет неделю даже не думать о питании.

Мужчина на диване зашевелился, забубнил что-то во сне. Тварь напряглась, его возню могли услышать. Странно, что его до сих пор не убили её дети. Может запах сумасшествия отбивает у них нюх на еду? Что ж, ей это только на руку.

Тень метнулась к проему в витрине. И через секунду улицу огласил сдавленный изумленный хрип, который почти тотчас перешел в бульканье.

VII

К концу второго дня заточения Нао все немного повеселели, стало очевидно, что он не заражен. Для уверенности решили его ночь подержать «на карантине», а утром планировали выдвигаться в сторону моря.

Сага ходил кругами рядом с закрытой дверью и ворчал, что его не пускают. Если за два дня ничего не произошло, то смысл выжидать ещё несколько часов? Но Шо оставался непоколебим и твердил, что это необходимо.

Тора разбирался с оружием. Ковыряясь несколько часов и ругаясь на кинематограф, в котором все герои заряжают и разряжают пистолеты чуть ли не одним пальцем, он всё же разобрался, что надо нажать и куда вставить обойму. Чёрный матовый корпус с надписью «Beretta» приятно оттягивал руку и придавал уверенности. Весь вечер гитарист делился знаниями с Шо и басистом, пока те тоже не стали более-менее понимать, что к чему.

Засыпая поздно вечером на футоне в коридоре под дверями, Сага вспомнил, что хотел поговорить с девочкой. Сделать он собирался это ещё вчера, но узнав, что Нао покусали, забыл обо всём.

На самом деле эта ситуация всё расставила по своим местам. Басист наконец-то смог признаться самому себе, что дело не в дружбе. Их с ударником лучшими друзьями даже с натяжкой назвать было нельзя, тут было что-то другое. Важность Нао для его жизни была огромной, он не хотел его терять. И вот сейчас, когда у него возможно больше не было шанса сказать ударнику, что он для него значит, Сага понял, сколько времени потратил впустую. Он столько раз сдерживал себя, потому что нельзя, потому что не принято так, что теперь у него появился реальный шанс всю жизнь жалеть о невысказанном вслух. Раньше стоило ему напиться, так сразу тянуло приставать к Нао, абсолютно не стесняясь окружающих. Был период, когда басист чуть не спился из-за этого, так как алкоголь дарил несколько счастливых часов забытья и развязывал руки.

Сага вздохнул и стал всматриваться в полоску пространства под дверью, пытаясь угадать, чем занят ударник. Он обязательно сделает попытку объясниться с Нао насчёт их отношений. Пусть даже неудачно, но это лучше, чем жалеть всю жизнь, что не смог сказать несколько несчастных слов.

Мысли скакнули на ещё одного человека, с которым басист хотел поговорить. Его напрягало поведение Мидори. Взять и убить человека, незнакомого человека - это было слишком даже для того ада, в котором они оказались. К тому же Сагу не отпускало чувство вины, что они ничего не сделали, чтобы как-то избежать этой ненужной смерти. Он считал, что они могли договориться и назначить иную цену, нежели девочка. Внутренний голос нашептывал, что Ямада был хорошим человеком, просто обстоятельства сложились таким образом, что из людей полезла вся потаенная грязь, которую сдерживал социум и страх наказания. Но Сага всё равно верил, что с мужиком они бы договорились, если бы не Мидори, решившая столь кардинально проблему.

Басист прислушался, но за дверью стояла мёртвая тишина. Он поёжился и дал себе слово, что как только представится возможность, то обязательно поговорит с девочкой. Им всем тяжело, а ей вдвойне. Надо дать Мидори возможность хотя бы выговориться. Она потеряла близких и попала в мир, где все хотят что-то урвать от неё, а ей, обычному ребёнку, нечего противопоставить против. Тут и взрослый-то не выдержит, а что говорить про детскую неокрепшую психику.

И стараясь не думать, почему в комнате, где ночует ударник, так тихо, он закрыл глаза и попытался заснуть.

Утром торжественно открыли дверь в комнату к барабанщику. Сага влетел в помещение раньше всех и крепко обнял Нао. Тот стоял и неловко улыбался, чувствуя себя виноватым в том, что заставил беспокоиться друзей на свой счёт.

- Теперь будешь везде таскаться со мной. Ты понял? – пробормотал басист и, притянув согруппника к себе чуть ли не за уши, поцеловал.

Ударник покраснел, но отталкивать не спешил.

- Значит всё же псих-каннибал, - задумчиво произнес Тора. – И как ты умудрился на него налететь? Непонятно. Такой сумасшедший, наверное, один на весь город, и тебя угораздило повстречаться с ним.

- Он, вообще-то, на меня налетел. Так что, это меня угораздило, - сказал вокалист, и чуть громче произнес в сторону целующейся парочки, – Мы, в общем, тоже рады. И когда намилуетесь, идите завтракать на кухню.

И он вышел из комнаты, потащив за рукав рубашки за собой Тору. Стоило им скрыться за дверью, как ударник прильнул ближе к Саге, обнял и стал отвечать на поцелуй.

- И недолго тут, - весело крикнула высунувшаяся в дверной проем всклокоченная голова гитариста, заставив ритм-секцию вздрогнуть. – Нам сегодня много дел предстоит сделать.

Они спустились с этажа и Нао с тоской посмотрел на свой балкон в последний раз. Жалко, что всё складывается подобным образом, но сейчас у них больше шансов выжить вне этого огромного города и не стоит сокрушаться об уходе. Он посмотрел на напряженное лицо басиста, внимательно осматривающего улицу, и улыбнулся. В конце концов, он не только терял в последнее время, но и кое-что приобрел. И ударник кинулся догонять ребят, которые уже ушли вперед.

Улицу миновали быстро, остановившись всего пару раз, чтобы упокоить парочку полуразложившихся зомби. Попробовали воспользоваться оружием, но получилось только у Торы. Да и то, стрелять пришлось практически в упор, в голову гитарист смог попасть только со столь близкого расстояния. Дошли до перекрестка и сели, в итоге, в ими же и оставленный несколько дней назад внедорожник.

«Разбивать головы чуть ли не с одного удара стало привычкой»,- с грустью подумал Шо, с комфортом располагаясь на переднем сиденье рядом с гитаристом. После смерти Хирото в нём что-то сломалось. Раньше он свято верил, что смерть – это то, что если и случится с ним или с кем-то из окружения, то от старости и не сегодня. Всё это - зомби и прочая атрибутика фильмов ужасов, не воспринималась им, как реальный мир ровно до случая с соло-гитаристом. Тогда он понял, что смерть - явление реальное. А ещё он впервые почувствовал себя беспомощным и впервые осознал, что они одни, им никто не поможет, и теперь рассчитывать можно только на себя. Вокалисту не хотелось ничего решать и ехать тоже никуда не хотелось. Единственное чего он сейчас желал, это чтобы всё закончилось. У него не было сил бороться за свою жизнь и психику, в попытках не сойти с ума от происходящего. Шо вздохнул, когда машина затормозила перед очередным затором на дороге, проехать не представлялось никакой возможности, но надо было двигаться дальше.

- Не объехать, - разочарованно протянул Тора, сидящий за рулем. – Как поступим?

- Выходим и до следующего автомобиля, который сможет ехать, - предложил ударник.

- И так до самого берега?

- А почему нет? Главное добраться до небольшого яхт-клуба или ещё чего-нибудь в этом роде. В порт нам соваться не стоит, там точно небезопасно, - договаривал Сага уже вне машины, беспрестанно крутя головой в поисках безопасного прохода средь скопища автомобилей.

Было уже восемь часов вечера, когда они, выехав за город и проехав вдоль берега, наткнулись на то, что искали. Небольшой частный яхт-клуб, огороженный забором-сеткой, встретил их распахнутыми настежь воротами. Тора притормозил перед ними в нерешительности.

- Не, ну то, что ворота открыты – это хорошо, - задумчиво сказал басист, - Хотя с другой стороны – это говорит, что хозяевам было некогда их закрывать, а это уже не очень хорошо.

Нао хмыкнул.

- Философ, - протянул он насмешливо, за что схлопотал подзатыльник от Саги.

- Ладно, хватит уже, - проворчал вокалист. – Мидори, сидишь в машине. Мы идём, смотрим, что там, ищем транспорт и возвращаемся за тобой и вещами.

И прошептав одними губами «как же я устал от этого», Шо открыл дверцу автомобиля и вышел на улицу. Остальные последовали за ним.

Территория была небольшая. Маленький причал, пара неказистых яхт, один катер с облупившейся голубой краской и низкое здание чуть в стороне, выполнявшее, судя по всему, роль конторы. Около строения из бревен стояла старая зеленая хонда и больше ничего, ни деревьев, ни кустов за которыми можно было бы спрятаться.

- Тут и осматривать-то нечего, - пробубнил под нос Сага.

- Тебя это расстраивает сильно? - хмыкнул в ответ гитарист.

- На яхты не полезем, смысла нет. Осмотрим только катер и здание, - вокалист вещал равнодушно и очень буднично, словно объяснял с какого куска песни они сейчас продолжат репетировать.- И ребят, поищите параллельно какую-нибудь инструкцию по управлению катером, думаю, на нём и поплывем.

Согруппники скупо кивнули в ответ и молча разбрелись. Ритм-секция скрылась в здании, а Шо с Торой направились в сторону причала.

Когда через двадцать минут они встретились на том же месте, басист протянул ключи и какую-то книжку.

- Вот, всё что нашли про катера в той конторе.

Вокалист взял протянутые ключи, проигнорировав учебник по водным средствам:

- Не надо, я там нашел именно для этого катера инструкцию. Сейчас почитаю, а вы пока вещи перенесите. Вы нашли кого-нибудь?

Ударник только покачал отрицательно головой.

- Вот и мы никого. Странно это, - пробормотал Шо и углубился в чтение постулата.

Ребята перенесли вещи. Вокалист был поглощен чтением. Все откровенно скучали. Сага нашел где-то дохлую рыбину и стал пугать ударника. Тот ругался, отмахивался, в итоге ему не оставалось ничего другого, как спасаться бегством от неугомонного басиста. Нао бегал кругами, орал что-то ругательное и смешно размахивал руками.

Тора стоял, опершись о теплый капот зеленой хонды, наблюдал за развернувшимся представлением и улыбался, когда кто-то схватил его за щиколотки. Через секунду гитарист почувствовал, как в ногу впиваются чьи-то зубы, сдирая тонкую кожу с выпирающей косточки. Он дернулся, ощущая безнадежность. Поздно! Уже поздно! Даже если он сейчас убьет эту тварь, он уже инфицирован.

- А! Сука!

Тора вырвал свою конечность из ссохшихся слабых пальцев и, наклонившись, с трудом вытащил худое тело из-под машины за лохмотья, бывшие недавно одеждой. Подросток в шортах и ярком оранжевом спасательном жилете, точнее когда-то это было подростком. А сейчас зомби тянул скрюченные пальцы, не отдавая себе отчета в том, что это его поймали, а не он.

Гитарист даже стрелять не стал. Он настолько был зол и шокирован, что бросив тело себе под ноги, просто стал безостановочно бить рукояткой пистолета мертвеца по голове.

- Тихо, тихо, – Нао подскочил к нему и попытался оттащить от трупа.

- Отстань от меня! – закричал на него Тора. – Все отстаньте от меня!

Он вскочил и, подбежав к бревенчатому низенькому домику, саданул кулаком по стене. Кожа на костяшках пальцев лопнула, и кровь красным закапала на землю. Гитарист с воем осел на землю и, прислонившись спиной к нагретым солнцем за день бревнам, закрыл лицо руками.

Все молчали, только цикады стрекотали фоном. Лёгкий бриз приносил с моря запах йода. Прошло минут пять, когда Тора заговорил, заставив всех вздрогнуть:

- В общем, вы едете без меня.

- Как без тебя? – растерянно прошептал Шо, - Мы никуда без тебя не поедем.

- Поедете, - зло выдохнул гитарист. – У вас выбора нет.

- А если ты не заразился, а мы тебя бросим тут? – поинтересовался ударник.

- Заразился, - спокойно сообщил Тора. – Я уже чувствую, что что-то не так.

И действительно, дыхание у гитариста стало надрывным, жёстким, на лбу выступили капли пота, его лихорадило, как при сильной простуде.

- Мы не можем просто взять и оставить тебя здесь, - поддержал согруппников Сага.

Тора сделал глубокий вдох. Ему итак было тяжело решиться на подобный шаг, то, что ему приходилось уговаривать ребят, его раздражало.

- Давайте так, - гитарист сцепил руки в замок, надеясь, что так будет менее заметно, как сильно они у него трясутся.- Мы же недалеко собирались уплывать. Шо, ты указываешь мне направление и, если всё нормально, то через пару дней я вас найду. Только выбирайте остров небольшой и катер не прячьте, пусть на виду будет. Хорошо?

- Тора, я всё равно считаю, что оставлять тебя здесь плохая идея, - вокалист продолжал настаивать.

- Хватит, Шо! Я всё сказал! – сорвался на крик гитарист. – Я не хочу ночью напасть на собственных друзей и перегрызть им глотки.

- Но Нао тоже укусили, - начал было басист.

- На него псих напал, а не зомби. И если бы не ты, я б его тогда приговорил, - Тора виновато посмотрел на ударника, - Извини, но теперь это новые реалии нашей жизни.

Нао только кивнул в ответ, мол, я понимаю.

- Всё, ребят, проваливайте, - гитарист устало привалился к стене, его нешуточно потряхивало. – Уже поздно, а высаживаться ночью на остров, не самое лучшее решение. Проваливайте, я сказал!

Первой к пирсу двинулась Мидори, затем и остальные. Согруппники оглядывались постоянно, неуверенно шагая к катеру и ожидая, что Тора передумает. Гитарист прикрыл глаза, они горели, словно под веки кто-то насыпал раскаленного песка. Сейчас они уедут, и он сможет перестать держать себя в руках. Тихие мирные звуки тёплой ночи разбавил рокот заработавшего мотора и стал потихоньку удаляться. Тора облегченно выдохнул.

Тварь наблюдала за черноволосым молодым мужчиной. Он кричал и пытался выместить злобу на окружающих предметах, разбивая свои ни в чём не повинные руки в кровавое месиво. Она знала, что ему это вряд ли поможет. Она уже видела, как меняет свою структуру его кровь, загустевая. На нём можно было ставить крест. Твари было жалко высокого гитариста. Столько хорошей крови и качественного мяса пропало. И так нелепо. Она рассчитывала им поживиться, но не срослось. Жаль. Очень жаль. Теперь в её распоряжении оставалось всего трое.

Когда катер удалился настолько далеко, что Тора перестал различать детали и парней на борту, он приставил дуло пистолета к виску и нажал на курок. В отличие от ребят, гитарист не верил в сказки и предпочитал сам вершить свою судьбу.
 
BasyaДата: Четверг, 08.08.2013, 20:12 | Сообщение # 7
Злобная хомячина
Группа: Посетители
Сообщений: 1248
Награды: 106
Статус: Offline
VIII

Плыли недолго в гробовом молчании. Сменившийся ветер принес им звук одиночного выстрела. Шо долго смотрел в сторону покинутого ими берега и пытался услышать что-то ещё. Если бы стреляли вновь, то тогда был шанс, что Тора наткнулся на пропавших зомби. А так, вариантов оставалось немного.

Вокалист посмотрел на темнеющее небо и понял, что настал момент, когда он даже не в состоянии плакать. Люди, которые ему были дороги, покидали его жизнь с неимоверной скоростью, а он никак не мог это остановить.

Минут через двадцать впереди справа стали проступать очертания берега. А ещё через пять минут стало ясно, что остров был маленький, примерно около километра в диаметре.

- То что нам нужно, - уверенно завил Сага, и согруппник направил катер к темнеющей на фоне горизонта полосе земли.

Когда подплыли ближе, то слева заметили небольшой деревянный причал. С виду он выглядел старым, но оказался вполне годным для того, чтобы выдержать вес нескольких гостей. Сваи были облеплены темно-зеленым илом, ссохшиеся доски поскрипывали под ногами ребят.

- Мы как? Сначала вещи выгрузим или пойдем, найдем, где телеса пристроить? – спросил басист.

Шо только равнодушно пожал плечами и, сняв обувь, сел на причал и опустил ступни в теплую воду. Запах мокрого дерева был приятен и вызывал у вокалиста приступ ностальгии по детству, когда он с толпой таких же неприкаянных мальчишек бегал купаться, игнорируя запрет родителей. Тогда всё было проще. Важнее солнца, моря и не попасться с мокрыми волосами отцу на глаза - ничего не было. А сейчас вокруг зомби, смерть и влюбленные друг в друга согруппники, на которых вокалист не знал, как реагировать. Он вздохнул, а ведь всего неделю назад самой большой его проблемой были назойливые папарацци или неудачный цвет волос.

Нао обеспокоенный таким сильным равнодушием согруппника, сначала хотел пристать к вокалисту с душеспасительной беседой, но потом передумал, решив, что подождет до того, как они обустроятся.

- Наверное, лучше обстановку для начала разведать, а вещи потом. Может нам ещё убегать придется, - заметил ударник.

- Тогда оставайтесь здесь и будьте наготове, а я постараюсь быстро разведать обстановку, - Сага, зажав пистолет в одной руке, а биту в другой, направился вглубь острова.

- Ты только осторожнее, - тихо прошептал Нао ему в спину, но тот вряд ли расслышал.

Басист пришел через полчаса, бодро насвистывая веселый мотивчик себе под нос.

- Выгружайтесь, мы остаемся. Здесь шикарные условия, - и заметив скепсис в глазах ударника, Сага уточнил. – Ну, я имею в виду, в сравнении с тем, что могло бы быть. Здесь небольшая гостиница. Там справа, дальше по берегу, шесть домиков на сваях. Они небольшие совсем, мебели там чуть, но это ж неважно. Главное, что жилье есть, а народу – нет.

- Что, совсем нет? – встрепенулся Шо.

- Совсем. И кажется мне, что уезжали они в спешке. Вещи в административном домике валяются, как попало. В бунгало, где кухня находится, продукты в холодильнике лежат, свежие ещё. Поэтому, предлагаю остаться. Только надо все домики проверить на всякий случай, я только в два заглянул.

Ребята выбрали бунгало посередине, перенесли свои немногочисленные пожитки и проверили все постройки на острове. Они действительно никого не нашли, кроме бардака. Клиентов, скорее всего, изначально было немного. Этот мини-отель, судя по всему, понемногу приходил в запустенье. Об этом говорила и облупившаяся выцветшая краска на строениях, и неухоженные дорожки, и старая со сколами мебель в «номерах», давно нуждавшаяся в замене. Но, несмотря на это, в домиках было уютно, а крепкие двери и замки на них внушали доверие одним своим видом. Душевая находилась в отдельном строении и порадовала их наличием воды. Ребят ждали: отдых, еда и возможность помыться и переодеться в чистую прихваченную ещё из дома одежду - то, что в последнее время стало цениться ими гораздо больше, чем прежде.

Ближе к часу ночи, уставшие, они расположились на самом берегу, где развели небольшой костер, не боясь, что их обнаружат. Пили пиво, молчали и ждали, когда дойдет мясо на гриле. Ударник слушал шум накатывающих на берег волн и думал, что впервые за несколько дней ощущает себя в безопасности. Света, правда, на острове не было, но басист заявил, что утром посмотрит и не исключено, что миниэлектростанция здесь есть и от них требуется просто включить генератор.

- Конечно, не пятизвездочный отель, но для нас самое то. Территория небольшая, просто так на остров не попадешь. Крыша над головой есть. Что ещё нам надо, - оптимистично заявил Нао и отпил пиво из бутылки.

- Чтобы крыша не текла, впереди сезон дождей, - заметил угрюмо вокалист.

Настроение у него было паршивым, и он даже не стремился скрывать этого. Ударник опять с тревогой подумал, что надо будет обязательно с ним поговорить, Шо всегда был впечатлительным и скрытным, не задумал бы чего.

Пламя костра причудливо искажало всё вокруг. Огонь выхватывал из темноты их лица, какие-то прибрежные кусты, окрашивая их в оранжево-красный. Странный танец бликов на песке завораживал и вводил в транс. Сага чувствовал, что третья бутылка пива непростительно его расслабляет, что он всё ближе придвигался к барабанщику и уже улавливал запах отельного мыла, исходящий от его тела.

- Я попытался разобраться с радио передатчиком в катере, но не понял ничего, - вдруг сказал вокалист.

- Завтра разберешься, - приободрил его Нао, чувствуя, как тонкие и почему-то холодные пальцы басиста переплетаются с его.

- Это вряд ли, - хмуро заметил Шо. – Он, по ходу, просто не работает.

Ударник тихо выдохнул, когда Сага нежно погладил большим пальцем вены на его запястье.

- Шо, ты за сегодня устал сильно, завтра на свежую голову у тебя всё получится, - Мидори успокаивающе погладила вокалиста по плечу. – Ещё рано расстраиваться.

Тот в ответ только кивнул, и над пляжем воцарилась тишина, нарушаемая только стрекотом насекомых, треском дров в их импровизированном костре, да шумом прибоя.

Первой ушла Мидори. Девочка устала, наверное, сильнее всех, но мужественно сидела с ними на берегу, то ли для поддержания духа коллектива, то ли просто потому, что боялась остаться одна. Но в итоге, усталость взяла своё и она, пожелав всем спокойной ночи, скрылась в бунгало.

Потом пришла очередь Шо. Он встал, пьяно качнувшись, запустил пустую бутылку в ближайшие кусты и, махнув рукой, удалился почему-то в отдельный домик. Ударник попытался пойти за ним, но его по-свойски дернули обратно и завалили на песок.

- Ты обещал мне отдаться, - проворковал басист и прошелся губами по шее Нао.

Тот дернулся, заставив, Сагу расстроено поморщиться, принуждать он никого не собирался. Ударник встал, тщательно вытряхнул песок из волос и одежды.

- Ну, пошли, раз обещал, - вдруг сказал он, хитро прищурившись.

- Да ладно, - недоверчиво протянул Сага.

- Ну, я ж обещал, - ответил Нао с улыбкой и пошел в сторону самого дальнего домика.

Басист поначалу бросился за ним, вспомнил, что оставил биту у костра, вернулся и уже бегом направился в бунгало, в котором скрылся ударник.

В домике было темно, лишь немного света проникало с улицы через небольшое окно. Басист замер на секунду в дверях, пытаясь адаптироваться к темноте. Тихий смех справа задал ему направление.

- А я уж решил, что ты передумал, - произнес Нао.

- Не дождешься, - огрызнулся с улыбкой Сага, бросая биту в сторону еле заметного в потемках кресла.
Басиста дернули на кровать и, пока он приходил в себя, ловко избавили от одежды.

- Я вот очень надеюсь, что ты не сбежишь, - ударник ощутимо прикусил кожу на плече Саги.

И тут басист пожалел, что так темно. Ощущать кожу Нао ладонями было приятно, но ещё он не отказался бы это видеть. Руки мелко тряслись от возбуждения, и пальцы плохо слушались, словно чужие. В итоге, ударник, не дождавшись помощи, разделся за считанные секунды сам. Он закинул ноги на талию Саги и притянул его к себе, жадно целуя.

- Будет больно, - пробормотал басист, отстраняясь.

Нао ощутимо схватил его за руки, притягивая с силой к себе, и Сага с неуместной радостью отметил, что завтра там будут синяки.

- Ты думаешь, что я смогу отказать себе в удовольствии здесь и сейчас? – тихий шепот ударника отозвался тянущей болью внизу живота, - Когда кого-то из нас может в любой момент не стать? Мне казалось ты умнее.

И басист мысленно махнул рукой на все ограничения, что до сих пор теснились у него в голове, и, закрыв глаза, окунулся в ощущения.

Луна заглядывала в окно и казалась по мультяшному ненастоящей. Слишком яркая, слишком круглая. Саге было всё равно. Пусть всё вокруг рушится и ломается, ему плевать. Он лежал на казенной кровати хрен знает где, а рядом, уткнувшись ему в плечо, пытался отдышаться Нао. Раньше басист думал, что должен случиться конец света, прежде чем согруппник будет с ним. И вот конец света настал, и они действительно в одной постели.

- Ты не считаешь, что это странно? И как-то не совсем правильно, что ли. Весь мир вокруг рушится и гибнет в корчах, а мы…, - ударник замолчал, и повисла неловкая тишина.

Сага не знал, что ответить на это. В этом определенно присутствовала доля истины и ... Тишину разрезал грохот выстрела.

- Шо! – Нао вздрогнул.

Басист вывалился из кровати, путаясь в простыне и матерясь. Натянул джинсы на голое тело и, схватив биту, выскочил из домика. Расстояние до нужного бунгало он преодолел за считанные секунды и, когда влетел в помещение, увидел безрадостную картину.

Их вокалист был мёртв. Сага это понял сразу. Процент ошибки был очень мал, даже не смотря на тусклое освещение, которое давала единственная горевшая свеча. Тело Шо было словно распято в плетеном кресле. Расслабленная поза, пистолет на полу под правой рукой и огромная красная клякса на стене позади – говорили более чем красноречиво. Но самое страшное было не только это. На коленях вокалиста сидела Мидори и, пачкаясь кровью, пила её из свежей раны под подбородком Шо. Её горло ритмично дергалось в такт глоткам, и басист понял, что его сейчас вырвет. Когда она успела обратиться? Её ведь даже не кусали? Или кусали, но они не заметили? Кровь с подбородка ребенка стекала, капала вниз, пачкая чистое желтое платье с нелепыми котятами, отчего ситуация казалось ещё более чудовищной.

Девочка почувствовала, что за ней наблюдают, и оторвалась от своего занятия.

- О! Сага-тян, привет. - Запачканные алым губы расплылись в зловещей улыбке. - Присоединиться не предлагаю, самой мало.

В комнату влетел ударник. Увидев мёртвого вокалиста, он вскрикнул и бросился к Мидори.

- Отойди от него!

Нао схватил её за руку и попытался стащить с колен Шо. Девочка с удивительной лёгкостью освободила кисть и толкнула ударника двумя руками в грудь. Тот отлетел, как тряпичная кукла, врезался в стену и с тихим стоном свалился на пол.

- Ты не слишком ли сильна для обычной девочки? – с сарказмом поинтересовался басист, с трудом гася в себе желание броситься на помощь к согруппнику.

- А я не совсем обычная, - с усмешкой заявила она и, подцепив на палец дорожку из крови с груди вокалиста, смачно её слизала.

- Зачем ты убила Шо?

- Э, нет. Я его не убивала. Когда на звук выстрела прибежала, то он уже был того. Ну, я и решила, чего добру пропадать. Он, судя по всему, сам. Вон там и записка предсмертная, кажется, - Мидори кивнула в сторону низкого журнального столика, стоявшего около окна, на котором действительно белело что-то.

Сага лихорадочно соображал, что делать. Девочка оказалась чудовищем, причём не самым слабым физически. Надо было уносить ноги, но он мало верил, что она их просто так отпустит. А Нао не подавал признаков жизни, и у басиста мозги закипали от попытки найти способ свалить безболезненно и с ударником. Спасаться без него Сага не собирался.

- Что ж, мы, пожалуй, пойдем и не будем тебе мешать наслаждаться собственной исключительностью, - забросил он пробный шар.

Тварь чуть наклонила голову, словно отвесила поклон:

- Хорошая попытка, Сага-тян. Но мы ж оба понимаем, что я вас не отпущу.

- Зачем мы тебе? – Сага качнулся вправо, раздумывая обойти её и ударить со спины. Может это было и не по-джентельменски, но сейчас меньше всего его волновали этикет и манеры.

Мидори улыбнулась грустно, словно её печалила глупость дорогого ей человека.

- Мне нужны живые. Это же очевидно. Я – прародительница всего этого. Я - особенная. Я не могу есть мертвое мясо, только живое, тёплое, чтобы оно ещё наполнялось кровью. А его осталось мало. Мои дети слишком нетерпеливы и голодны. Мне надо на большую землю, где много еды и можно затеряться. Здесь уже делать нечего. Я допустила просчет, не учла скорость распространения вируса. Что ж, больше я не совершу подобную ошибку. Вас мне хватит на какое-то время, а там посмотрим. Но думаю, что скоро сюда приедут и меня «спасут», - она хмыкнула и развернула корпус, следуя за перемещающимся басистом.

Тот попытался её ещё немного отвлечь и словить возможно единственный шанс на удар.

- Подожди. Ты же говорила, что у тебя папа – аптекарь, а мама – медсестра. Врала?

Девочка чуть повела плечом с присущим только женщинам кокетством.

- Ну почему же врала. Не совсем. У меня, как и у всего на этом свете, есть создатели. В моем случае – это семейная пара. Он работал в отделе по разработке новых лекарственных средств, а она ухаживала за «образцами» экспериментов, проводимых в лаборатории. На мне испытывали новое лекарство от рака. Но что-то там пошло не так. Рак действительно перестал распространяться и боли я уже не чувствовала, но это потому что формально была мертва. И мозг тоже был частично мертв, но какие-то отделы ещё функционировали и отдавали приказы телу. Именно поэтому я хожу, говорю, думаю. Но вот один недостаток существенный всё же есть. Мне нужна еда. И не просто еда, а особая. В моих сосудах нет живой крови, но чтобы не сгнить окончательно, она мне нужна. И я научилась её добывать. Обмен веществ настолько сбавил обороты, что полученной крови мне хватает на несколько дней. У моих детей нет такого обмена веществ, поэтому они все сгниют в независимости от того, будут пить кровь ещё живого человека или нет. А так, я сирота, конечно. Какие родители отдадут собственного, пусть и безнадежно больного ребенка на эксперименты?

Сага решил поменять направление и медленно двинулся в обратную сторону. Тварь бдительности не потеряла и продолжала следить за ним.

- Как же ты держалась всё это время и нас не сожрала?

Больше всего на свете басист сейчас желал пистолет, оставшийся в комнате на тумбочке рядом с кроватью. Но увы, тот был для него недостижим так же, как и путешествия во времени.

- Я не настолько кровожадна, как ты думаешь. Мне вполне хватит вашего Шо на неделю, а то и две. Правда, две – это уже тяжелее, но тоже реально. А почему раньше не съела… Вас с Нао, вообще, трогать смысла не было, один пропадет и другой сразу панику наведет. Хотя то, что вы только друг друга видите – это плюс, вы же не заметили ничего необычного во мне. А я, например, не ела ничего из того, что вы готовили, - она села лицом в комнату и, расправив несуществующее складки на платье, сложила смиренно руки на коленях. – Шо тоже ничего не заметил, но это нормально. Его настолько подкосила смерть Хирото, а потом и гитариста, что он не выдержал и даже решил покончить с собой. Жаль, что сейчас. Повременил бы пару дней, и я б сама его приговорила, а так, пришлось глупо раскрыться. Ну да ладно, хватит.

И через секунду Сага понял, что уже лежит на спине, а над ним нависает скалясь Мидори. Его руки оказались прижаты к телу её коленями с отнюдь недетской силой. Басист дернулся пару раз, но кроме боли ничего не добился.

- Что б ты сдохла, - прошипел он.

Тварь засмеялась и процарапала пару ранок ногтями на голом незащищенном животе Саге. Царапины тут же стали наполнятся кровью, она смочила ей палец и с видом дегустатора облизала его.

- Ммм…соленая. А ты вкусный. Поиграем?

Раздался выстрел. Тварь качнулась и в недоумении уставилась за басиста, туда, куда упал ударник. Он сидел, привалившись к стене, придерживая левой рукой сломанные рёбра. В правой у него был пистолет, который сразу после выстрела выпал из обессиленной кисти на пол.

- Дура, это моё. Я своими игрушками не делюсь, - прохрипел Нао, удивленный столь точным попаданием.

Мидори качнулась, из пробитого пулей виска потекла тонкая струйка крови, и девочка плашмя рухнула на распростертого басиста.

- Особенная, особенная. Угу. А умерла, как обычный зомбак, - проворчал Сага, выбираясь из под трупа.
Он подошел к единственному оставшемуся в живых согруппнику и помог тому встать.

- Я не знаю, про какие игрушки ты там заливал этой девахе, но предупреждаю сразу, - басист придерживал Нао, и они не спеша двинулись в сторону выхода, - у меня всё серьезно. А если играть надумаешь – выпорю!

- Да, да. Каждый может обидеть несчастного инвалида, - буркнул в ответ ударник, с трудом перебирая ногами и морщась от боли. – Люди жестоки.

Эпилог.

За ними приехали через две недели после того, как они остались одни. На берег резво скользнули надувные черные лодки, и из них выскочило несколько человек в черном с автоматами наперевес.

Ребята сидели тут же на берегу всего в нескольких метрах от высадки десанта и удили рыбу на старые удочки, которые нашли среди хлама в кладовой отеля. Они уже стали понемногу привыкать к одиночеству и даже смирились с тем, что возможно придется прожить оставшуюся жизнь на этом острове в обществе друг друга. Не то чтобы это их не устраивало, но хотелось людей вокруг.

Первую неделю после смерти Шо было особенно тяжело. Когда они его только похоронили, у Нао случилась истерика, и басисту стоило большого труда успокоить его, доказывая, что их вины в самоубийстве вокалиста нет. В предсмертной записке Шо написал, что его мир разрушен, а адаптироваться и жить в новом у него нет никакого желания. Ребята понимали, что вокалист прав в чём-то, начинать жизнь с нуля, понеся такие потери среди близких и друзей, тяжело и под силу не каждому. Но, не смотря на всё понимание ситуации, ударник всё равно плакал ночами во сне, потеря друзей оказалась для него большим шоком, чем зомби и реки крови вокруг.

Высокий мужчина размашистым широким шагом подошел к ним.

- Живые? – громкий звук неприятно резанул слух.

- Живые, - бесцветным голосом ответил Сага.

- Собирайте вещи. Мы доставим вас на континент, где вам окажут всю необходимую помощь.

Нао молча встал и двинулся в сторону домика, через секунду его догнал басист и взял за руку. На то, чтоб собраться им понадобилось всего пять минут.

В Токио они вернулись через полгода. Никто не собирался бомбить или уничтожать столь большой городской конгломерат, нашли менее разрушительный вариант. На 3 месяца просто закрыли город на карантин, огородив его высоким забором из добротной сетки. Зомби без пищи и при наличии жаркого лета на улицах просто вымерли в течении этого времени. Ещё месяц понадобился на массовую зачистку от оставшихся мертвяков и на уборку улиц.

Квартира Нао встретила их запустением, пылью и всё тем же выбитым окном. Ударник почти не разговаривал с момента событий на острове. А сейчас как-то равнодушно взглянул на оставленные ими шесть далеких месяцев назад вещи и проронил:

- Квартиру надо менять.

Сага подошел сзади, обнял:

- Давай у меня жить. Квартиру ты сейчас долго продавать будешь, спрос не шибко высокий.

И правда. После происшествий в Токио сюда мало кто вернулся, а желающих из других городов не образовалось. Людям внушала страх прошедшая эпидемия. Власти так и не дали внятных объяснений, откуда на улицы города попал вирус, вызвавший столь большое количество смертей среди населения, и незнание этого отпугивало сильней угроз и баек тех, кто выжил.

- Хорошо, - Нао пошел в спальню. - Сейчас только вещи какие-нибудь возьму.

Басист огляделся. События полугодичной давности опять навалились на него, отзываясь болью где-то слева в районе лопатки. Он сел на диван, вцепившись в свои колени, словно они могли сдержать поток боли, которая затопила его сознание. Шо был прав. Как раньше они уже не будут жить никогда. Вопрос с группой всё ещё решался и менеджер пока не мог сказать, какая участь ждет ребят. Возможно их попытаются привлечь играть в другие группы, но Сага знал, что ударник не согласится. Да и ему тоже эта идея была не по душе. Басист мог помогать изредка, как сессионный музыкант, но у него всегда была одна группа, самое главное детище всей его жизни. Теперь нет ребят, а без них он не представлял и своей музыкальной карьеры в дальнейшем.

- Я всё. - Нао бросил взгляд на своё жилье, стены которого видели так много. - Пошли.

Ударник направился к выходу, оставляя за собой лишь скрип колесиков старого дорожного чемодана.

Сага вздохнул и кинулся его догонять. Ему легче. У него, в отличии от вокалиста, был очень серьезный повод задержаться на этом свете. И этот самый повод сейчас матерился на лестнице, потому что колесо у чемодана оказывается скрипело не просто так. Басист бросился на помощь, удивляясь столь яркому проявлению эмоций, которыми ударник давно его не баловал. Нао словно заморозили, в последнее время он почти всегда молчал, на всё реагировал ровно и подолгу мог смотреть в одну точку пугающим пустым взглядом. И когда они весело переругиваясь с Нао, ползали по серому бетону ступенек в поисках отлетевшего колеса, Сага подумал, что ударник стал оттаивать от произошедшего полгода назад и вдруг вспомнил фразу, брошенную им в спину военным там, на острове:

- Странные они какие-то. Ни вопросов, ни радости. Люди ли ещё?
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Люди? (PG-13 - Сага/Нао [Alice Nine])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz