[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Совпадение (PG-13 - Сага/Нао, Шо/ Нао, Тора/Шо [Alice Nine])
Совпадение
BasyaДата: Четверг, 08.08.2013, 19:44 | Сообщение # 1
Злобная хомячина
Группа: Посетители
Сообщений: 1248
Награды: 106
Статус: Offline

Название: Совпадение

Автор: RimLi
Беты: Исстинна

Фэндом: Alice Nine
Персонажи: Сага/Нао, Шо/ Нао, Тора/Шо
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Романтика
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Случайно подслушанный разговор.
 
BasyaДата: Четверг, 08.08.2013, 19:46 | Сообщение # 2
Злобная хомячина
Группа: Посетители
Сообщений: 1248
Награды: 106
Статус: Offline
I

Сигарета в тонких пальцах ощутимо подрагивала. Тряслись не только руки, его всего колотило от холода. Губы еле заметно дрожали и уже становились схожи цветом с ежевикой. Противный ноябрьский дождь навязчиво напоминал о себе мелкими каплями на лице и кистях рук, заставляя тело отдавать последние крохи тепла. Хотелось спрятаться в теплом помещении от зябкого холодного воздуха, залезть под одеяло с чашкой теплого чая и смотреть в зияющее светом фонарей окно из глубины комнаты. Но он упрямо продолжал стоять под пронизывающим холодным осенним ветром под окнами Нао. Сага ждал. Какого–то знака свыше, случайного совпадения или еще чего-то, что позволило бы ему приблизиться на один маленький шажок к своей мечте. Раньше басисту не составляло особого труда просто напроситься на чай в гости к ударнику. Но в последнее время это становилось делать всё трудней. Ему стало казаться, что окружающие и сам Нао могут заметить его не совсем дружеское внимание к персоне барабанщика. Поэтому вот уже на протяжении месяца Сага вечерами приходил на эту тихую улицу и пытался рассмотреть знакомый силуэт в оконном проеме на третьем этаже небольшого четырехэтажного дома. Вот и сейчас басист, почти не мигая, наблюдал за окном ударника. Оно светилось каким-то потусторонним уютным светом, наверное, Нао включил торшер, вырубив верхний свет. Сага прикрыл веки, чувствуя, как жидкость скапливается в крупные капли на лице и стекает вниз по шее под одежду, от чего тело передернуло от холода. Вероятно, ударник сидит на маленьком сером диване в небольшой гостиной, на нем нелепая пижама с Микки Маусом, а его голые ступни белеют на подлокотнике дивана. Скорее всего читает что-нибудь из серии Дейла Карнеги и периодически прикладывается к чашке, в которой находится его любимый горячий шоколад.
Басист еле слышно заскулил от представленной картины. Захотелось оказаться в этом маленьком придуманном мирке, где тебя согреют, просто накрыв шерстяным тонким пледом и дав чашку горячей жидкости.
Наконец, холод и дождь заставили его принять решение. Сколько можно скрываться, пора уже сделать шаг вперед. Сага достал сотовый из кармана куртки, мокрыми пальцами путаясь в подкладке одежды, и вызвал номер. Глаза шарили беспокойно вокруг, оглядывая окрестность. Дождь и холодный осенний воздух делали вокруг всё более четким, краски казались ярче и сочнее. Мигающие огни светофора на ближайшем перекрестке резали глаза, как и фары автомобиля, повернувшего с перекрестка и двигающегося в сторону мокнущего музыканта. Дождь покрывал тонкой пленкой всё вокруг, заставляя дома и асфальт влажно блестеть в желтом свете фонарей, что вносило элемент ирреальности в происходящее. Рядом с подъездом затормозило такси. Басист пригляделся, профиль человека, расплачивающегося с водителем, показался смутно знакомым. Когда из автомобиля показалась светлая всклокоченная шевелюра, Сага узнал его. От неожиданности он смог только стоять и молча наблюдать, как Шо, путаясь в лямках сумки и пакетах, скрывается в подъезде. Что ему здесь надо, да еще и в такое время? В телефоне раздался сухой щелчок, говорящий о том, что номер набран и пошло соединение. Басист продолжал стоять, как столб на сельскохозяйственной ярмарке, слушая длинные гудки. Ему показалось, или Шо открыл дверь ключом, не прибегая к помощи домофона? Из ступора его вывел голос ударника.

- Да? Я слушаю, говорите.

Сага молчал. Появление вокалиста стало полной неожиданностью для него, как и тот факт, что тот, оказывается, имел ключ от дома Нао. Все эти обстоятельства вызывали целый рой вопросов и вносили изменения в намеченный сценарий. В трубке раздалась трель дверного звонка. Басист мертвой хваткой вцепился в телефон, моля небеса, чтобы барабанщику не пришло в голову сейчас отсоединиться. Есть шанс хоть немного прояснить ситуацию, элементарно подслушав.

- Извини, что тебя дёрнул. Просто ключ доставать неудобно. Ты не представляешь, какие чудеса акробатики я сейчас проявил, чтобы просто открыть дверь в подъезд. – Тихий смех Шо и его голос вдруг превратились для Саги в звук скрежета пенопласта, от которого сводит зубы, - Я тебе торт принес.

Басист вдавил несчастную трубку в ухо, пытаясь уловить малейший шорох на другом конце. Он закрыл глаза и попытался распознать доносящиеся из телефона звуки. Шуршание пакета, стук о паркет сбрасываемой обуви, еле слышный скрип кожи, снимаемой куртки...

- Я соскучился, - тихий шепот фактически оглушил Сагу. Слова были произнесены почти в самый динамик трубки. Звук поцелуя. – С кем ты разговариваешь?

- Ни с кем, тут тишина, видать не соединилось, - и всё. Только гудки и внезапная тупая боль, появившееся где-то в районе груди, да сердце забилось с большим трудом, будто превозмогая желание хозяина отдать концы здесь же - на холодной и безлюдной улице.

Басист стоял на том же самом месте, что и пару минут назад, но мир изменился. Он стал серым и чужим, да и в жизни Саги резко поменялись приоритеты. Он выбрал номер в справочнике телефона и нажал соединение. Ответили быстро, будто знали, что долго он ждать просто не сможет.

- Тора, я к тебе. Буду минут через сорок.

- Хорошо, - гитарист сразу по голосу понял, что отказывать басисту не стоит, и осторожно поинтересовался, – Что делать будем?

- Пить по-чёрному. И мне с тобой поделиться надо кое-чем.

- Если это не сифилис, то приезжай, - проговорил Тора и отключился.

Сага усмехнулся, нажраться с гитаристом – это лучшая из его идей на сегодня. Перебежав улицу, он нырнул в салон так и не успевшего уехать такси.

Нао позвонил, когда басист уже проехал половину пути к дому Торы.

- Да?

- Сагачи, ты звонил. Хотел что-нибудь?

Побелевшие от напряжения пальцы, казалось, свело судорогой. Если бы сейчас кому-нибудь потребовался его телефон, то без помощи тисков не обошлось бы. Сага постарался придать голосу отсутствующую уверенность.

- Нет, я не звонил.

Ударник замолчал на пару секунд, осмысливая услышанное.

- Просто был звонок с твоего номера и молчание... Я решил, может сбой в связи?

- Не, - как можно небрежней протянул басист, - Я не звонил. Но у меня телефон в кармане болтается, может чего и нажалось самопроизвольно. Ты же знаешь, сенсорные телефоны этим часто страдают.

- Ну да, ну да, – промямлил Нао. – Тогда ладно. И извини, что побеспокоил.

- Не страшно. Это ты извини мою глюканувшую технику.

Еще некоторое время Сага вслушивался в гудки и в неровный ритм собственного взбесившегося сердца. Затем он откинулся на мягкое сиденье и устало прикрыл глаза. Было хреново, но пока вполне терпимо. А вот завтра, когда мозг полностью осмыслит и переварит сегодняшнее происшествие, ему станет действительно больно. Оставалось надеяться, что печень Торы выдержит предстоящий алкогольный марафон…

II

Три месяца проплыли перед Сагой, как в тумане. Три месяца прозябания в собственном подсознании и разговоров с ним на тему «за что» и «почему». Казалось, что прошло не 92 дня, а один, но бесконечно долгий длинный день. Серые скучные будни, ничем не примечательные одинокие выходные периодически мешались с пьяным забытьем вечеров и болью бессонных ночей. Хорошо хоть Тора иногда звал к себе на огонек выпить, и можно было поговорить с ним о Нао, частично утолив желание разговоров о любимом человеке. Труднее всего для басиста оказалось сохранять на прежнем уровне отношения с Шо. Пришлось конкретно промыть себе мозги и заверить себя, что вокалист не виноват в его внезапно проснувшихся чувствах к Нао. И, конечно, Саге очень помог в этом нелегком вопросе сам Шо, абсолютно того и не ведая. Его обаяние и отзывчивость сломили озлобленность и примирили басиста с мыслью об их романе.

Репетиция подходила к концу. Шо разговаривал по телефону в коридоре. Какой-то важный звонок от очередного музыкального издательства на тему проведения в ближайшее время фотосета. Хирото рубился в PSP, пользуясь тем, что барабанщик возился со своей педалью и ничего не замечал вокруг. А Сага наблюдал. Прячась за длинной бликующей рыжим в свете дневных ламп челкой, он неотрывно следил за Нао. Как его ловкие пальцы сноровисто орудуют отверткой, как напряженно поджаты тонкие губы, и на макушке качается в такт движениям непослушная выбивающаяся прядь волос. На диван к басисту подсел Тора.

- Ты что завтра делаешь? – спросил его Сага.

- А что предлагаешь?

Басист горько усмехнулся, продолжая любоваться Нао.

- Как всегда, напиться. Правда, для завтрашней пьянки у нас даже повод есть.

- Ммммм… Какой же? – гитарист оторвался на миг от созерцания струн любимой гитары.

Сага повернулся к согруппнику.

- Ты что? Завтра же День Влюбленных!

Тора замер на секунду.

- Хех, правда что ли? Ну, тогда ладно, ради такого праздника можно и выпить.

Басист вновь перевел взгляд на свой предмет обожания, который продолжал пыхтеть над куском железа. От такой картины, у гитариста испортилось настроение. Странно, что другие не замечают, с какой любовью и тоской Сага смотрит на ударника. Тяжело было наблюдать, как басист начинает путать день и ночь, каким равнодушным становится по отношению к окружающему миру и событиям. Не смотря на то, что Сага с завидным постоянством выбирал его в собутыльники, Тора мог только по вот таким заинтересованным взглядам и пустым пьяным разговорам о барабанщике сделать вывод о тайном помешательстве басиста на Нао. Мысли Торы прервал вошедший в помещение вокалист. Он подошел к барабанщику и по-свойски поцеловал его в макушку, что только усилило мучения Саги.

- Нао, у меня завтра съемки, извини. Я пытался перенести их на другой день, но они настаивают. У них аврал в журнале, так что либо завтра, либо через 1,5 месяца. Ты же сам понимаешь, мне никто не даст отложить фотосет даже на месяц. – Шо говорил с умоляющей интонацией, виновато склонив голову, и перебирал тонкими длинными пальцами пряди черных блестящих волос ударника.

Басист не в силах смотреть на эту идеалистическую картину отвернулся, вцепившись руками в бас, как утопающий за спасательный круг в открытом море.

- Хорошо, съемки, так съемки. Конечно, я всё понимаю, не переживай. Я найду, чем занять себя. – Ответил Нао, тихая покорность которого вызвала в душе басиста волну раздражения.

- Ладно, - вдруг подал голос Тора. – Договорились. Завтра я жду тебя часов в пять у себя.

- Не, не, - неожиданно влез в их диалог подошедший вокалист. – Тора, ты едешь завтра со мной, твоё присутствие тоже обязательно.

Сага еле слышно скрипнул зубами с досады. Мало ему Нао, так он теперь еще и единственного собутыльника забирает. Гитарист виновато посмотрел на него, пробормотав:

- Извини, значит, завтра не получится.

- Да чего уж там, - с плохо скрываемым раздражением ответил басист. – Ты ж не знал. В другой раз, так в другой раз.

Нацепив вымученную улыбку на лицо, Сага стал убирать инструмент в чехол.

- А что вы собирались делать? – неожиданно спросил ударник и попытался сдунуть упавшую на глаза прядь волос. – Я смогу Тору заменить?

Басист медленно, словно в замедленной съемке, повернулся в сторону Нао, не веря своим ушам. Ему хотелось заорать «да, да, да», но нужно было держать лицо.

- Даже не знаю, справишься ли ты? – с сомнением в голосе протянул он. – Тора обещал завтра сыграть роль моей няньки и психоаналитика заодно. Я плохо переношу День Влюбленных. У меня аллергия на сердечки и прочую хрень из этого арсенала.

Барабанщик искренне улыбнулся.

- Нянька и психоаналитик? То есть, приготовить тебе поесть и выпить с тобой за компанию? – улыбка ударника стала еще шире. Он встал, уперев руки в бока, будто принимая вызов. – Я справлюсь.

Сага вернул улыбку, закинул убранный в чехол бас на плечо.

- Тогда я вечером позвоню, и мы согласуем программу мероприятия.

У басиста сложилось впечатление, что он вдруг вспомнил, что такое дышать, видеть яркие краски, жить. Сердце отстукивало какой-то новый ритм, мажорная тональность которого не оставляла сомнений. В полной прострации он попрощался со всеми, напоследок пожал руку гитаристу.

- Тебе придется пересмотреть программу из-за замены в составе команды. Ты уж не оплошай. – Шепнул Тора на ухо и добавил, предостерегая. – Но без фанатизма!

Шо задумчиво посмотрел на закрывшуюся за Сагой дверь и перевел взгляд на гитариста, всё ещё сидящего на небольшом диване у стены. Глядя в почти черные глаза Торы, он в очередной раз ощутил укол собственной совести. Гитарист глаза не отвел, и вокалисту показалось, что он видит, как на самом их дне плещется боль, разбавленная каплей грусти и немного обиды. Шо дернулся и отвернулся, ему тяжело было видеть столь явно читаемый укор в свой адрес. А Тора неожиданно для себя решил, что завтра же поставит вокалисту ультиматум. Чувство вины перед Нао настолько затопило его сознание, что уже становилось тяжело дышать под его гнетом. К тому же Сага, кажется, тихо страдал по их ударнику. Пора начать распутывать этот клубок из чувств и эмоций.
 
BasyaДата: Четверг, 08.08.2013, 19:49 | Сообщение # 3
Злобная хомячина
Группа: Посетители
Сообщений: 1248
Награды: 106
Статус: Offline
III

Они договорились встретиться в 11.00 и прогуляться по Акихабаре. Сага этот район не жаловал. Он мало понимал в электронике, и выбор был сделан в пользу этого района только из-за пристрастия Нао ко всяким электронным штучкам. Сам басист с удовольствием бы погулял по Гинзе. Ему нравилось сидеть на дешевом пластиковом стуле случайно выбранного кафе прямо посреди перекрытой для проезда транспорта улице. В толпе снующего вокруг народа можно было увидеть даже какую-нибудь известную выдающуюся личность. А потом после легкого завтрака из чашки черного кофе и сигареты двинуть в сторону 8-ми этажного магазина SONY. Там на 6-ом этаже располагался бесплатный игровой центр Play Station, где можно было забыться и потеряться на несколько часов.

Всю ночь басист не мог уснуть. Он прокручивал разнообразные варианты развития свидания. Для себя он решил, что это именно свидание, и волнение от предстоящей встречи отгоняло сон и будоражило сознание. Реальность же оказалась таковой, что Сага молча шествовал за ударником по бесчисленным магазинам, магазинчикам, павильонам с множеством каких-то непонятно для чего предназначенных устройств, кабелей и прочей механической мелочевки. Единственное, что радовало басиста – это присутствие Нао. Ощущать рядом этого человека и иметь возможность, словно невзначай, касаться его в узких проходах магазинов, чувствовать запах его туалетной воды, проходя в максимально допустимой в таком людном месте близости, ловить его рассеянную улыбку – всё это сводило на нет скуку, которую он испытывал, глядя на прилавки.

Пройдя несколько десятков торговых точек, ударник приобрел какие-то провода для понятной только ему цели, и Сага был вынужден таскать их, выполняя еще и роль носильщика помимо сопровождающего. Они зашли в очередной павильон и мысленно басист решил, что после его посещения он потащит Нао в какую-нибудь кафешку. Ему просто необходим бонус в виде чашки горячего кофе и нескольких минут отдыха.

Басист следовал за барабанщиком на небольшом расстоянии, чтобы не мешать высматривать интересующие того детали. Стоило Саге завернуть в проход между стеллажами, в котором скрылся ударник, и он тотчас оказался в кольце обнимающих его рук. Нао прижался к нему всем телом, ловя губами рот басиста. От неожиданности Сага выпустил пакеты, негромко звякнувшие металлом деталей от соприкосновения с полом. Еще секунда, и он протянул освободившиеся руки к лицу барабанщика, притягивая того еще ближе к себе и отвечая на поцелуй. Нао целовался, как одержимый, как человек, который был длительное время лишен даже намека на какую-либо ласку. Его сильные пальцы оставляли синяки на предплечьях басиста, даже сквозь толстую кожу куртки.

Послышались приближающиеся голоса. Музыканты резко отстранились друг от друга, сработал рефлекс, полученный за годы известности – свою личную жизнь и чувства они предпочитали оставлять себе и не выставлять напоказ. Между ними расстояние в пол метра, но Саге казалось, что он всё еще чувствует слабую боль от впившихся пальцев барабанщика и его прерывистое дыхание на своем лице. Нао, напустив на себя скучающий вид, присел на корточки и начал копаться на самой нижней полке, закрывшись от всех своей черной блестящей челкой. Когда басист поднял упавшие коричневые пакеты с покупками, мимо прошли двое. Один, одетый в зеленый комбинезон – униформу, явно консультант магазина что-то втолковывал рядом идущему полному мужчине лет пятидесяти в темно-синем пальто с большими карманами по бокам. Побеспокоившая их пара быстро удалилась в дальний конец магазина, продолжая о чем-то активно спорить. Сага глубоко вздохнул несколько раз в попытке восстановить дыхание и немного усмирить бьющееся в истерике сердце. Сегодня, конечно, праздник, но таких подарков от Нао он не ждал. Басист медленно повернулся и чуть не застонал от разочарования, их шустрый ударник уже успел куда-то смыться. А жаль! Сага был не прочь повторить!

IV

Тора сидел на подоконнике на лестнице между вторым и третьим этажами, инфантильно стряхивал пепел в нелепую помятую жестяную банку то ли из-под консервированных персиков, то ли абрикосов и равнодушно смотрел в окно. Он просто тянул время в ожидании Шо. Съемки прошли на удивление быстро, всего два часа дня, а они уже предоставлены сами себе. На карниз прямо напротив гитариста сел голубь и уставился черным глазом-пуговкой. Тора зачарованно смотрел на птицу, блуждая взглядом по переливам серого на тушке пернатого. Сзади раздались тихие шаги, на которые Тора не отреагировал, продолжая бездумно пялиться на голубя.

- Соскучился? – узкие ладони Шо скользнули по животу и, замерев на миг будто в нерешительности, вольготно расположились на поясе джинсов гитариста.

Тот только затянулся сигаретой в очередной раз и закрыл глаза, получая удовольствие от прикосновения каких-то по-девчачьи пухлых губ на своей шее. Тишина. Еще одна доза никотина вместе с дымом понеслась в легкие, придавая Торе сил для предстоящего разговора.

- Шо, мне надо с тобой поговорить. – Произнес гитарист, чувствуя, как напряглось худое прижимающееся к нему тело.

- О чем же? – вокалист резко отстранился и встал сбоку, пытаясь заглянуть музыканту в глаза.

Тора поёжился. Зимний воздух проникал сквозь щели рамы, принося с собой запах озона и холод.

- Я хочу, чтобы ты расстался с Нао и переехал ко мне. – Тихо, но категорично произнес он.

- Тора, ну ты же понимаешь, что я не могу вот так взять и уйти. Я ж сам втянул его в эти отношения, – Шо опять встал позади музыканта и обнял, стараясь поплотнее прижаться.

Гитарист сделал еще одну затяжку, шумно выдохнул. Они спали уже месяц, но только на прошлой неделе Тора вдруг проснулся среди ночи и захотел увидеть на соседней подушке растрепанную шевелюру вокалиста. И еще эти пьянки с Сагой и его разговорами об их барабанщике. И пусть басист никогда прямым текстом не говорил о своих чувствах к Нао, но его взгляды и эти пьяные беседы – всё это просто кричало о нежном отношении к ударнику.

- Ты не понял. Я не прошу тебя выбирать. Я просто ставлю тебя перед фактом, что завтра ты перевозишь свои вещи ко мне. И будет неловко, если при этом ты не объяснишься с бывшим любовником, – проговорил Тора.

Вокалист замер на секунду и шумно выдохнул. Что ж, этот разговор должен был состояться рано или поздно.

- Тора, я не смогу ему сказать. А теперь, когда еще и вы в группе знаете, что я у него периодически ночую, будет совсем сложно уйти.

- Ты боишься ему сказать, так как считаешь, что ему будет больно? А ты не думаешь, что держа его рядом с собой, ты лишаешь его возможности быть счастливым с кем-то еще? Ты сейчас здесь, со мной проводишь своё время в День влюбленных. А Нао должен сидеть дома в ожидании тебя, как чуда? Ты думаешь, это не больно? – гитарист закончил фразу и повернулся к Шо, ожидая от того ответа.

Вокалист смотрел на Тору своими огромными глазами, которые начали подозрительно блестеть.

- Я никогда не думал, что у Нао может кто-то быть. И что я мешаю начать ему новые отношения, – пробормотал Шо, шмыгнув носом, и уткнувшись в плечо гитариста.

Тора его обнял, запустил тонкие пальцы в липкие от укладки волосы и притянул к себе еще ближе.

- Сегодня ты ночуешь у меня. А завтра с самого утра поедешь к Нао и заберешь вещи.

Шо только коротко кивнул, запустил руки под толстовку гитариста и полез целоваться.
 
BasyaДата: Четверг, 08.08.2013, 19:51 | Сообщение # 4
Злобная хомячина
Группа: Посетители
Сообщений: 1248
Награды: 106
Статус: Offline
V

Нао стоял перед окном в маленькой гостиной и слушал шум падающей воды, доносящийся из ванной. Он упросил басиста остаться у него ночевать, ссылаясь на то, что еще не выполнил роль его психоаналитика. Сага поломался немного, но в итоге согласился остаться. И теперь, когда он должен был вот-вот выйти из душа, до Нао вдруг дошло, что они будут ночевать в одной квартире. И пусть он постелил ему в гостиной, а сам намеревался уйти ночевать в спальню, но от осознания того, что между ними будет только тонкая дверь и несколько метров, его всего начинало трясти, как в лихорадке.

Ударник прижался лбом к холодному стеклу. Сага – это самое большое искушение, которое было в его жизни. Эти пухлые губы, которые хотелось целовать до умопомрачения, чтобы потом наблюдать за смазанным от натиска поцелуев контуром рта. Нао думал о нем постоянно. Когда Шо стал появляться всё реже и реже в его квартире, у барабанщика даже не дрогнуло ничего внутри. Он воспринял это, как само собой разумеющееся. Отношения медленно умирали, так и не достигнув своего апогея. Ударник тихо вздохнул. И вспомнить-то нечего, так, пара прогулок в парке, да посиделки на кухне за чашкой кофе, а в остальное время – работа, работа, работа. Хотя работа абсолютно не виновата в отсутствие чувств и эмоций. Как только с Шо не заладилось, в голове зародилась мысль, что можно было бы начать новый роман. И тогда ударник со злости подумал, что басист - неплохой кандидат на роль нового любовника. На запотевшем от дыхания стекле барабанщик вывел иероглифы. «沙我». Сквозь линии проникал желтый свет уличных фонарей, наполняя их объёмом и заставляя имя басиста искриться. Нао вспомнил поцелуй, единственный, но такой волнующий и желанный. Сердце громко ухнуло в ушах, сбившись с привычного ритма. Сага ответил на поцелуй, а значит можно попробовать сделать еще шаг вперед.

Шум воды смолк, оповещая о том, что водные процедуры окончены. Ударник дернулся. Легкая паника стала заполнять его сознание. Надо сбежать на кухню, он не настолько владеет собой, чтобы остаться с мокрым голым телом басиста в одной комнате. Мысли о продолжении унеслись из головы со скоростью света. Но ноги не слушались, и вдруг захотелось положиться на удачу. Пусть Сага принимает решение, а Нао просто согласится с любым вариантом. Одна ночь, значит одна ночь. В любом случае, она стоит больше, чем подыхающие в предсмертных конвульсиях отношения с вокалистом.

Басист тихо вплыл в тонущую в серых оттенках ночи комнату. Ему казалось, что от него волнами расходится жар. Нагретое под горячими струями тело с лихвой отдавало тепло воздуху. Заметив силуэт ударника, проступающий на фоне синеющего окна, он направился к нему. Саге хватило одного взгляда, чтобы заметить нестройные иероглифы на стекле. Всё-таки его имя, не Шо. Радость. Желание обнять весь мир и громко смеяться, до колик и болей в животе. Басист протянул белеющие в темном воздухе комнаты руки и обнял Нао, прижимая его к своему еще мокрому телу.

Барабанщик как-то странно всхлипнул, поддаваясь назад и закидывая голову на влажное плечо. Очень захотелось запечатлеть этот миг надолго. Запечатать его в укромном уголке памяти, чтобы доставать и наслаждаться, вспоминая запах мокрых волос, ощущение влажных холодных прядей на шее, диссонирующих с теплом и мягкостью губ на щеке.

Ударник резко развернулся и принялся целовать опешившего от такого напора Сагу. Поцелуй постепенно терял нежность, заставляя басиста впиваться ногтями в собственные запястья в попытке сдержаться и не наброситься на Нао. Дыша так, словно он пробежал несколько километров по пересеченной местности Сага отстранился, оторвавшись от желанных губ. Он успел только набрать в легкие воздуха, а барабанщик уже опять принялся терзать его губы, заставляя тело буквально звенеть от желания. И тогда где-то глубоко в сознании у басиста промелькнул страх. Нао был не таким, каким он привык его видеть. Сейчас во мраке комнаты он никак не походил на добродушного увальня-медвежонка с незатейливыми шуточками. Но уже через секунду Сага поймал себя на том, что схватив ударника за руки, он тащит его в сторону кровати. Его тело переполняло желание обладать, вытесняя все мысли и обостряя чувства до предела.

VI

Что-то мешало спать. Что-то настойчиво пробивалось сквозь вату сна и тревожило сознание. Басист нехотя приоткрыл глаза и неожиданно для себя встретился взглядом с вокалистом, замершим как каменное изваяние в дверном проёме. Сразу захотелось ругаться, курить и проверить, насколько прикрыты стратегически важные детали тела. И вообще, день, кажется, не задался с самого утра. Шо моргнул, резко развернулся и, так и не сказав ни одного слова, исчез в направлении кухни. Через пару секунд до Саги донесся тихий голос Нао. Он что-то явно спрашивал у вокалиста, судя по интонации. Басист сел, прислушиваясь, что было сил. Ударник слишком тихо говорил, значит, придется топать на кухню. Сага осмотрел комнату в поисках своих вещей. Шо что-то ответил, по его раздраженному тону было ясно, что он злится. Сага начал торопиться, он же всё так пропустит. Но дурацкая одежда словно играла с ним в прятки и никак не находилась. Через несколько минут безуспешных поисков, плюнув на приличия, басист, завернувшись в простынь на манер древних греков, ломанулся в сторону кухни. В конце концов, он тоже имеет отношение к произошедшему и не стоит Нао решать эту проблему одному.

- Тебе кофе, как обычно? – поинтересовался барабанщик.

Он словно уменьшился в размерах, стал еще более щуплым и каким-то прозрачным. Предстоящий разговор Нао не нравился, и хотя его необходимость была очевидна, но избавиться от тревожного и сосущего где-то в районе желудка чувства страха не получалось.

- Что он тут делает, ты не хочешь мне объяснить? – тон Шо нельзя было назвать ласковым.

- Ночует, - буднично и немного устало ответил ударник.

В давящей тишине он налил кофе в большую желтую кружку и поставил её перед вокалистом. Тот автоматически отхлебнул и тихо зашипел от боли.

- Аккуратней, кофе горячий, - пробормотал Нао, усаживаясь за стол напротив.

Это внезапное проявление заботы вдруг тронуло Шо и успокоило. Что случилось, то случилось. В конце концов, он гораздо больше виноват перед ударником.

- И как давно? – спросил вокалист, осторожно отпив смолисто черную жидкость.

- Часов 12 как, - Нао вдруг улыбнулся, словно увидел что-то смешное в своей оранжевой кружке с кофе.
Шо горько усмехнулся.

- Ты настолько в нем уверен? Не думаешь, что он сегодня уйдет, и на этом ваши отношения закончатся?

Ударник продолжал улыбаться счастливой беззаботной улыбкой.

- Ну, мы же оба понимаем, что дело не в нем или во мне. Ты давно уже ушел, просто вещи не забрал. Зачем пытаться сохранить то, чего давно нет? – и, отвечая на вопрос, продолжил. – Я в любом случае в выигрыше. Конечно, обидно будет, если с Сагой не получится. Он мне нрааааавится.

И, уставившись куда-то на стену, Нао погрузился в свой мир, продолжая улыбаться и периодически прикладываться к кружке.

Когда Сага, изображая бога из древне-греческой мифологии, появился на кухне, там стояла тишина. Неужели он пропустил самое интересное? Басист рассеяно переводил взгляд с вокалиста на барабанщика. Оба молчали.

- Ладно. В общем–то, всё очень удачно сложилось. Наверное, стоит только порадоваться такому разрешению проблемы. – Проговорил Шо. – Я пойду, вещи соберу. Привет, Сагачи.

Сага уставился на не по ситуации веселого вокалиста.

- Угу. Привет, привет, – басист посторонился, пропуская Шо в темный провал коридора.

Он послушал пару секунд возню вокалиста в спальне и, поняв, что драки не будет, плюхнулся на еще теплый табурет.

- И? – спросил Сага, глядя в упор на ударника.

- Кофе будешь? – Нао с трудом оторвал голодный взгляд от белого плеча басиста, с которого сползла простыня, и посмотрел в сторону плиты.

Сага улыбнулся, ему понравилась реакция барабанщика. Настроение скакнуло в состояние «заоблачно прекрасное».

- Буду, - ответил он и, взяв оранжевую кружку из рук Нао, сделал большой глоток. – Шо вещи собирает?

Ударник кивнул, челка дернулась и упала на глаза.

- То есть, ты, получается, сейчас ни с кем не встречаешься?

Губы Нао растянулись в улыбке, и опять в ответ только кивок.

- Со мной попробовать не хочешь? – басист наблюдал за реакцией согруппника.

Улыбка стала еще шире, хотя секунду назад Саге казалось, что улыбка ударника пребывала на максимуме. Нао закивал головой, как игрушка-болванчик.

- Отлично. Тогда я завтра вещи перевезу. – Басист отпил приличный глоток горьковатой жидкости.

-Вещи? - Лицо барабанщика вытянулось и приобрело довольно забавное выражение.

- Вещи, – кивнув, повторил Сага. – Я тороплюсь, мне надо наверстывать упущенное.

Он потянулся за сигаретой и, сделав первую затяжку в это странное утро, улыбнулся. Жизнь, кажется, налаживалась.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Совпадение (PG-13 - Сага/Нао, Шо/ Нао, Тора/Шо [Alice Nine])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz