[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » В тридевятом царстве, в тридесятом государстве. (G - Otogi, Sin, Shou, Saki, Ryo [AWOI])
В тридевятом царстве, в тридесятом государстве.
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:09 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: В тридевятом царстве, в тридесятом государстве.

Автор: Ryuuri
Контактная информация: ICQ: 419106323
Беты: Kaorinn

Фэндом: AWOI
Персонажи: Otogi, Sin, Shou, Saki, Ryo и русский фольклор
Рейтинг: G
Жанры: Юмор, Фэнтези, AU
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
минздрав предупреждает, алкоголь доводит до кокошника.

Посвящение:
всем, кто любит упоротость. Х)

Примечания автора:
чистой воды добрый юмор в сторону группы, которая начала мне нравиться. :3
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:11 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Стюардессы выглядели обеспокоенно. Самолёт трясло, а борт опасно поскрипывал, отчего казалось, что воздушное судно буквально разойдётся по швам.
Шо вцепился в подлокотники кресла и пытался не смотреть в окно, пока его сосед пытался нервно застегнуть ремень безопасности.
- Тебя это не спасёт, Рё, - голос Отоги казался спокойным.
Вокалист сидел с закрытыми глазами на соседнем кресле, через проход от шумной парочки своих товарищей. Их пыл поубавился, когда самолёт попал в зону турбулентности, и они молчали, вжавшись в спинки кресел.
Когда тряска ослабла, пилот объявил о том, что самолёт произведёт вынужденную посадку в Москве из-за неполадок с одним из двигателей.
- Что?! – Рё едва дослушал переводчика и хотел вскочить на ноги, но ему помешали ремни безопасности. – Сначала вынужденный рейс через Европу, теперь мы ещё и в Россию летим!
- Успокойся, - Саки, который сидел с Сином впереди, посмотрел на друга в просвет между креслами. – Ты же хотел увидеть медведя с балалайкой – у тебя представился отличный шанс.
- Говорят, в России холодно, - пробурчал Шо. – Мы не одеты по погоде.
- Сейчас там весна, - так же спокойно, как и ранее, отозвался вокалист.
- Это обнадёживает.
Ударник расслаблено откинулся на спинку кресла и остаток полёта из Канады прошёл спокойно.

***
Аэропорт гудел, как улей, а огромное количество людей сновало туда-сюда, в поисках своих посадочных пунктов. Кто-то лениво следил за табло в ожидании рейса, кто-то уже видел третий сон, разлёгшись на сидениях в зале ожидания, и только дети беззаботно бегали по залу, играя в догонялки.
- Снова вокруг сплошные иностранцы, - Син с интересом разглядывал людей.
- Они все такие, - начал Шо, - одинаковые. Мне кажется, я бы никогда не запомнил ни одного лица.
- Что значит пара недель?! – эмоции Отоги впервые приобрели какой-то оттенок помимо привычного серого, за время полёта.
- Все билеты проданы, - развёл руками переводчик. – Либо мы ждём, пока починят двигатель нашего самолёта, либо живём две недели в Москве, в ожидании единственного ближайшего рейса в Токио.
- Простите мне моё любопытство, но я могу вам помочь.
Парни вздрогнули от неожиданности. В том месте, которое только что пустовало, вдруг неожиданно появилась милого вида старушка. Она была европейкой, но её чистый японский язык приятно удивил музыкантов.
- Добрый день, - она склонилась в поклоне. – Я могу предложить вам свою недорогую гостиницу, пока вы будете ожидать свой рейс.
- Спасибо большое, - Отоги поклонился женщине в ответ. – Мы не отказываемся от Вашего приглашения, но мы ещё не решили, как нам поступить.
- Я ваc не гоню, можете посоветоваться, - улыбнулась старушка.
Пока Рё и Шо пребывали в наигранной панике, Саки одобрил предложение переводчика дождаться починки двигателя.
- В любом случае, билеты можно забронировать, а потом всегда отказаться, если наш рейс отправится быстрее, - кивнул Син.
- Хорошо, - устало выдохнул Отоги. – Берём вещи и едем в гостиницу той женщины.
К сожалению, на этом приключения музыкантов не закончились. По какому-то плохому стечению обстоятельств, все их вещи, кроме пары чемоданов в ручной клади, остались в Канаде, а груз совершенно других людей прибыл с ними в Москву.
Материться перед незнакомой пожилой женщиной, да ещё такой милой наружности, было очень стыдно, поэтому всю дорогу до гостиницы парни молча кусали губы, ненавидя весь мир.

***
Старинный дом-гостиница, находился в пригороде столицы за кольцом МКАДа. Вся территория, забор и здание, были опутаны плющом и притягивали своей таинственной мрачностью Большие кусты роз, росшие у большого колодца в центре двора, разбавляли алыми пятнами общий зелёный фон.
Шо осторожно подкрался к краю колодца и заглянул внутрь. Там было очень темно, тихо и абсолютно не видно дна или воды.
- Тебя сейчас Садако утащит, - Рё хлопнул друга рукой по спине. Тот опасно качнулся вперёд, но успел схватиться руками за борт колодца.
- Идиот! Я мог упасть! – потряс кулаком гитарист.
- Не кричите, вы разбудите водяного, - шикнула на них старушка, прикладывая указательный палец к губам.
- Водяного? – Син заинтересованно посмотрел на женщину. – Кто это?
- Повелитель пресных вод, - женщина жестом велела следовать за ней. – Он охраняет подводный мир и утаскивает на дно тех, кто беспокоит покой воды. Но также, он может быть милостивым, если вы уважаете и любите воду и её обитателей.
- Как интересно, - младший гитарист слушал, не отрываясь.
- Вы отлично говорите по-японски, - переводчика поражало другое.
- Я когда-то торговала антиквариатом, и часто была в вашей прекрасной стране. Там и научилась так говорить, - старушка замолчала и лишь улыбалась своим мыслям, которые возвращали её в прошлое к приятным воспоминаниям.
Показав гостям комнаты, она предложила им ужин, сетуя на их бледность и тощее строение тела, и музыканты, наконец-то осознав свой голод, с радостью согласились.
После плотного обеда, все разбрелись по комнатам, желая отдохнуть после насыщенного стрессами дня. Только Отоги расслабленно растянулся на кровати, как в дверь робко постучали. Он подошёл к ней и открыл. В коридоре никого не оказалось, зато стояла корзина с фруктами и большой красивой бутылкой вина. Справа и напротив почти одновременно открылись двери, откуда показались остальные музыканты.
- Ты стучал? – спросил Саки, смотря на вокалиста.
- Это что такое? – Рё, пронырнув у басиста под рукой, стал рассматривать такой же подарок у их комнаты.
- Нет, думаю это хозяйка дома.
Он присел, разглядывая содержимое корзинки. Всё выглядело очень аппетитно, и несмотря на то, что Отоги был сыт, он бы с удовольствием съел гроздь винограда.
- Ого, какое дорогое вино, - Шо рассматривал бутылку.
- Вы уверены, что мы можем это съесть и выпить? – Син опасливо поглядывал на бутылку красного вина, которую гитарист уже пытался открыть, снимая фольгу с горлышка.
- Думаю, да, - Отоги поднял корзинку, и хотел было вернуться в свой номер, когда Рё положил ему руку на плечо.
- Стоп, капитан! Ты собрался пить в одиночестве? Так не пойдёт.
- Всё верно, мы составим тебе компанию, - Шо передал Сину корзинку и подталкивал парня в сторону остальных.
- Кажется, кто-то опять будет вести себя слишком шумно, - пробурчал Саки.
- Не будь таким хмурым, - Рё показал ему язык. – У нас внеплановый праздник.
Дальнейшее веселье действительно проходило с большим размахом. Вино оказалось намного крепче, чем все ожидали, и уже буквально через час, пятёрка заметно пьяных парней высыпалась на улицу.
- Я не представляю где и главное как мы купим эту вашу водку, - едва говорил Саки.
- Попросим помочь водяного, - весёлый и, как обычно, громкий Шо, в припрыжку направился к колодцу.
Опасно повиснув на его бортике, он наклонился вниз, вглядываясь в темноту.
- Эй ты, водяной! – ему с трудом удавалось воспроизводить японскую речь, не говоря уже о том, что нужно сказать иностранное слово. – У тебя водка есть? Водка!
В ответ ему гулко отзывалось эхо, отчего казалось, что колодец не имеет дна.
- Прекрати шуметь, - Син потянул гитариста за ремень, когда тот, неожиданно, потянул парня всем своим весом вперёд.
- Ааааааа! Меня кто-то тащит вниз! – завопил Шо и забрыкался.
- Помогите! Этот идиот падает!
Все разом сорвались с места, едва успев схватить Сина за ноги. Два гитариста барахтались в воздухе, пока остальные трое музыкантов пытались их удержать.
- Шо, тебе пора перестать столько есть! – возмутился Саки. – Ты весишь тонну!
- Спасите! Меня кто-то тащит вниз!
- Меньше бухать надо! – рявкнул на него Отоги.
- Передай Садако «привет» от меня, - рассмеялся Рё, пока пытался покрепче ухватить Сина за ногу.
- Тащите меня наверх! – Шо продолжал истерично вопить.
Вокалист подумал, что сейчас они разбудят всех в радиусе десяти километров. Это было бы хорошо, тогда к ним придут на помощь и помогут вытащить этого розового идиота из колодца. Но всё вокруг продолжало пребывать в глухой тишине. Даже не было слышно стрёкота сверчков или лая собаки.
Неожиданно стало намного тяжелее держать Шо, будто вместо него там был слон. Один резкий рывок и Отоги почувствовал, с какой лёгкостью он летит следом за своей группой прямиком в колодец.

***
Солнце неприятно слепило глаза даже сквозь опущенные веки. Птицы щебетали и раздражали ещё больше: похмелье давало о себе знать. Отоги приоткрыл глаза, пытаясь привыкнуть к свету. И в следующий момент он понял, что находится не в своей комнате гостиницы.
Резко сев, он застонал от боли в голове и поморщился. Потирая виски, вокалист, прищурившись, оглядывался. Помимо знакомых тел одногруппников, его окружало поле подсолнухов слева и огромный тёмный лес справа. Послышалось тихое бормотание Шо во сне, и Отоги не сдержался, отвесив ему подзатыльник.
- А?! Что?! – гитарист был ещё сонный, но обеспокоенно засуетился, пытаясь встать с земли.
- Шо, ты опять орёшь с утра пораньше, - Син, казалось, сейчас заплачет, такой у него был печальный голос.
- У меня только один вопрос: что это был за алкоголь, если мы сегодня проснулись в поле? – басист вытянул указательный палец вверх.
Саки даже не пытался встать. Во-первых, это было сложно сделать с похмелья, во-вторых, голова Рё лежала у него на груди, являясь лишним грузом.
- Рё, вставай! – почти на ухо крикнул ему Шо.
Ударник что-то невнятно промычал и лишь перевернулся на другой бок.
- Это какой-то бред, - заключил Отоги. – Мне снится очередной сон, где благодаря своей идиотской группе я попадаю в какие-то неприятные ситуации.
- Эй! Полегче, - возмутился Шо. – Может это ты лишь плод моего сновидения.
- Или мы снимся Рё, - задумчиво проговорил Саки.
- Мне всё равно, кому из вас я снюсь, - Син встал и отряхнулся, - но давайте уже что-нибудь делать.
- Вы слишком быстро решили, что это сон, - вокалист потыкал пальцем один из подсолнухов.
- Я не хочу думать о том, что вчера напился до потери сознания и меня бросили в поле, - поёжился младший гитарист.
После небольших усилий, парням удалось разбудить Рё, который долго оглядывался вокруг с открытым ртом и пытался у всех выведать, как они оказались в этом месте. Музыканты отвечали ему весьма хмурым взглядом, после чего ударник решил молча шагать следом, продолжая удивляться обстановке.
Через лес никто не решился идти: слишком дремучим он казался, да и компаса не было ни у кого.
- Телефон отказывается ловить связь, - Син тщетно водил из стороны в сторону рукой над головой.
- В какой глуши мы оказались? – Рё вздохнул. – Главное как?
- Если бы кто-то вчера остановился на вине, сейчас бы все спали в мягких кроватях.
Отоги выглядел ещё мрачнее на фоне солнечного окружения. Он почти всегда был не против шумных гуляний группой, но иногда выходил из себя, если музыканты продолжали устраивать дебош, когда он был против.
Впереди показалась группа людей. Они ехали верхом на конях, двое из них по бокам старшины держали флаги на длинных древках. Было что-то странное в них, и музыканты не сразу это поняли, пока наездники не подъехали ближе.
Кольчуги блестели на солнце, переливаясь, словно рыбья чешуя, а начищенные шлемы отражали блики, которые неприятно светили в глаза. Каждый был вооружён мечом или копьём, а за спинами некоторых были колчаны полные стрел. Небольшое войско полукругом обступило музыкантов, притесняя их к границе леса.
- Я видел таких только на картинах, - сказал тихо Саки.
- А кто они? – так же тихо переспросил Рё.
- Русские самураи.
Син тоже хотел что-то спросить, но его перебил громкий голос главного всадника.
- Простите люди незнакомые, что не приветствую вас. Но кто вы такие будете? С добром пришли или со злым умыслом на наши земли ступили?
- Он это сейчас по-русски сказал? – как-то нервно хихикнул Шо.
- Да, сказал, - Рё округлил глаза.
- Отоги, ты его тоже понял? – Син посмотрел на друга.
- Больше скажу, он нас тоже понимает, - вокалист не отрывал взгляд от старшины.
- Какого хрена? – Шо приложил руки к своему горлу. – Я говорю по-русски.
- Не годно отвечать молчанием на вопрос. Отвечайте, покуда головы ваши целы, - старшина кивнул головой и на музыкантов нацелили десяток копий.
- Как насчёт плана побега? – предложил Син, который инстинктивно поднял руки вверх.
- Знали бы мы, куда бежать, - Саки рассматривал наконечник копья, который покачивался у него перед носом.
- Кто вы иноземцы чёрные, признавайтесь!
Старшина терял терпение, а копья приближались всё ближе. Уже упираясь острием в грудь.
- На счёт три, бежим в лес, - прошептал Шо. – Раз…
- Мне кажется это … - начал Рё.
- Два…
- …плохая…
- Три!
Все сорвались с места и помчались в ближайшие кусты. Ударник бежал следом, лаская личность Шо всеми матами, которые знал. Когда парни скрылись в чаще, а в поле снова стало тихо, старшина сплюнул в их сторону.
- Треклятые лесные бестии. Повадились вылезать из нор и топтать нашу землю святую. Не пройдут!
Махнув мечом, он пришпорил коня и помчался вперёд вдоль леса, уводя войско за собой.

Выбежав на какую-то поросшую травой дорогу, музыканты пытались перевести дух после длительного забега. Внутри леса было куда солнечнее и приятнее находиться, чем это казалось со стороны.
- Они хотели нас побить! – Син вцепился в Шо.
- Да, дыр бы в нас наделали, - кивнул Саки.
- Варварская страна! – тон голоса Рё подскочил вверх. – Мы иностранные граждане! У нас есть права!
- А ты хотел на медведя с балалайкой смотреть, - усмехнулся Саки. – Вдруг бы он тебе её о голову сломал?
- Сейчас это совсем не смешно!
- Прекрати орать, - Отоги накинул капюшон на голову Рё. – Давайте пойдём по дороге, думаю, выйдем к городу.
- А в какую сторону идти?
- Вам уже ни в какую, - послышался скрипучий голос за спиной, а затем по ушам ударил оглушительный свист.
Звук был настолько болезненным, что терялось полное ощущение реальности. Ноги подкашивались, и все пятеро упали на землю, пытаясь всячески закрыть уши руками, чтобы этот свист не проникал в голову. В одно мгновение всё прекратилось и стало оглушающее тихо.
Ледяная вода ударила в лицо. Отоги закашлялся, неудачно вдохнув в этот момент, а кто-то довольно ощутимо похлопал его по спине.
- Вставай, мил человек. Негоже на земле холодной лежать.
Вокруг слышалось тихое постанывание и жалобы одногруппников, которые тоже постепенно приходили в себя.
- Повезло вам, что я оказался рядом, - очень высокий и крепкий мужчина с бородой, закидывал на круп лошади связанного человека. – Соловей-разбойник отбирает всё, что хочет, не щадя людей. Многие головы сложили от его свиста.
Вокалист слегка опирался о крепкую шею лошади, чтобы удержаться на ногах.
- У меня вытек мозг? – поинтересовался Рё у Саки, рассматривая лужу там, где была его голова.
- Ты и так без мозгов, - хохотнул Шо и тут же поморщился от боли, которая иглами втыкалась в виски.
- Спасибо за помощь, - слегка поклонился Отоги. – Имени Вашего не знаю.
- Богатырь я, Илья Муромец все величают – слегка сузив глаза, ответил спаситель. – А вы видно не местные: меня не узнаёте, одёжа на вас странная, да и лица у вас иноземные.
- Да, мы из другой страны.
- Что за царство у вас? Ведомо ли оно мне? – Илья поправлял стремена.
- Япония называется, - Син подключился к разговору, с интересом разглядывая богатыря.
- Не гневайтесь, не слыхал о такой. Наверно далече от земель русских находится.
- Да, очень далеко, - кивнул Син.
- Не подскажешь, как в столицу попасть?
- В Москву матушку то? Далече вы собрались путь держать. Два дня пути на конях в сторону солнца заходящего.
- А ближе есть?
- Селений много будет на пути вашем, только нужно из леса выйти. Туда идите, никуда не сворачивайте с дороги и к вечеру выйдете из чащи.
Попрощавшись с богатырём, парни отправились в ту сторону, куда указал Илья.

***
Лес был идеальным местом для отдыха. Прохладное дыхание деревьев приятно ласкало кожу, птицы щебетали дивные песни в кустах дикой розы, а в воздухе витал приятный запах какой-то еды. В животе Рё предательски заурчало.
- Что вы все на меня уставились? – ударник приложил ладони к месту возмущения его организма. – Мы с утра неизвестно где, а завтрака у нас не было. Как и обеда.
- Он прав, - Шо потирал рукой свой урчащий живот. – Вы чувствуете, пахнет сытным домашним обедом?
- Такое сложно игнорировать, - кивнул Саки.
- Я найду это место по запаху, - Рё ходил кругами вокруг друзей, пытаясь распознать, откуда их манит будущий обед.
- Нам советовали никуда не сворачивать, – Отоги внимательно смотрел на одногруппников.
- Сейчас всё вокруг выглядит скорее сказочным, - Син пожал плечами.
- Я знаю откуда пахнет, - Рё начал дёргать Саки за руку. – Пошли со мной, я знаю, ты тоже голоден.
- Меня не забудьте, - Шо положил руку на плечо ударника.
Вокалист покачал головой и пошёл вслед за Сином и остальными. На их пути было много кустов с шипами и прилипчивых плющей, которые устилали землю ковром, но голод гнал парней вперёд, помогая им без сложностей преодолевать эти препятствия.
Спустя некоторое время, музыканты вышли на небольшую опушку. Посреди неё склонившись набок, стояла избушка с соломенной крышей. Дверь была открыта и слегка покосилась, почти оторвавшись от верхней петли.
- Я предвкушаю вкусный обед, - Рё целенаправленно пошёл в сторону ветхого строения, а Шо не отставал от него ни на шаг.
- Хозяин дома? – Саки постучал о дверной косяк, когда ступил под крышу.
- Тут никого нет, – ударник довольно чавкал, уплетая пшеничную кашу.
- Зато хозяин оставил сытный обед остывать в одиночестве.
Шо зачёрпывал расписной деревянной ложкой борщ из такой же красивой тарелки, бросая голодный взгляд на стол и выбирая свою следующую «жертву».
Вдруг пол под ногами дрогнул. Парни едва успели удержаться, чтобы не упасть и заработать себе пару шишек. Дверь скрипнула и резко захлопнулась, после чего всё затихло.
- Какого чёрта тут происходит?!
Все обернулись на громкий вскрик Рё. Расширенными от ужаса глазами, парень смотрел на свои руки, из которых вырастали перья. Быстро покрывая руки, они стали расти из головы. Но не только ударник привлекал к себе внимание. Шо не мог перестать смотреть на свои пальцы, которые медленно срослись и превратились в пару копыт.
- Твой нос.., - Син с ужасом смотрел на друга.
Прижав новые конечности к носу, Шо скосил глаза. Холодок пробежал вдоль позвоночника, когда он нащупал там пятачок.
Резкий хлопок, и комнату заполонил дым, из которого сыпались мелкие искорки. После того, как он рассеялся, парни не увидели ударника и гитариста. Вместо них на полу сидели маленький поросёнок и петух. Они замерли, смотря на друзей, а потом повернули головы друг к другу. Громкое хрюканье и кудахтанье нарушили гробовую тишину внутри избушки.
- Кто-нибудь, заткните их, иначе оба пойдут в рамен, – Отоги потирал виски.
Ситуация была шокирующей: неизвестное место, странные люди, еда, которая превратила его друзей в животных, но всё это меркло на фоне того шума, который Шо и Рё смогли устроить даже в новом обличии.
Саки присел рядом с петухом, внимательно его рассматривая.
- Вполне похож на Рё – цветные перья вместо волос, клюв красный, вот только ростом не вышел.
Петух клюнул басиста за палец. Парень ойкнул и хмуро посмотрел на птицу, которая делала вид, что она совсем не виновата.
- Хорошо, что они нас понимают, - Син погладил поросёнка, который грустно свесил уши.
- Чую, чужим духом пахнет, - на улице послышался довольный кряхтящий голос. – Избушка-избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом!
Снова всё задрожало и пошло ходуном, и музыканты, которые в этот раз не успели сориентироваться, посыпались на пол. Избушка накренилась набок и, покатившись по полу, все оказались в шкафу, дверца которого захлопнулась. Только петух, взлетев, избежал падения и сидел сейчас на раме старого зеркала.
Как только всё стихло, старые петли скрипнули, и в дверном проёме появился скрюченный силуэт. Прихрамывая, в дом вошла Баба Яга, внимательно осматривая всё вокруг.
- Дня доброго тебе, петушок, - входная дверь резко захлопнулась, заставляя Рё вздрогнуть. – Неплохой у меня будет ужин сегодня.
Яга злорадно захихикала, снимая с петли сеть, и пробурчав какое-то заклинание, бросила её в сторону петуха. Ожив, она словно осьминог опутала петуха, как он не пытался увернуться. Пока «охотница» с добычей подползала к Бабе-Яге, та уже вовсю хлопотала на кухне, наполняя чан водой и разжигая под ним огонь.
- Мелковат петух, - бормотала бабка. – Что-то в лесу перевелись глупые человечки, всё этот Соловей виноват – распугивает всех. Но ничего, и ты пока сгодишься.
Она погладила петуха по спине, который попытался клюнуть её в ответ.
- Сам виноват, не воспитанный. Забрался в чужой дом, без спросу начал есть чужое.
Баба Яга наклонилась над чаном, мешая воду большим деревянным половником и принюхиваясь к аромату. Она довольно кивнула, когда услышала глухой стук у себя за спиной. Только успев повернуться, бабка почувствовала, что падает назад, прямо в кипящую воду.
- Ай-яй-яй! Горяча водица! – заверещала она, пока её накрывали огромной крышкой.
- Почему она всё ещё жива?! – Син забрался на крышку вместе с Отоги и Саки.
- Ты решил стать убийцей? – басист пытался всеми силами удержаться, чтобы не упасть, когда снизу стучали с особой силой.
- Выпустите меня, негодники!
- Она из этих идиотов сделала скотный двор, - рыкнул Отоги, сильнее хватаясь за горячие ручки чана. – Такая точно не сварится так быстро.
- Неужели вам бабушку совсем не жалко, косатики? – взмолилась Яга.
- Тебе наших друзей не жалко, вот и варись!
Саки подцепил полотенце ногой и передал его вокалисту, чтобы было безопасно держаться за горячие ручки.
- Выпустите меня и слово даю, всех отпущу живыми и сытыми!
- Всех пятерых? – уточнил Отоги.
- Всех-всех! – гулко отозвалось из чана.
- Почему мне кажется, что она правду говорит? – Син всё равно продолжал придавливать крышку своим телом.
- Сползай, - махнул ему рукой вокалист.
Парни слезли с кипящего чана и выпустили Бабу Ягу. Она, причитая, отжимала свои тряпки, а затем, взлохматившись словно собака, оказалась совсем сухой.
- Ох, хитрые вы, из бабки-то чуть суп не сварили.
- Заслужила, - Саки распутывал петуха из сети, пока Син доставал поросёнка из шкафа.
- Верни нашим друзьям прежний облик, - Отоги прожигал бабку взглядом.
Она скривилась в ехидной усмешке и направилась в сторону сундука.
- Я обещала вас отпустить и накормить, но о третьем уговора не было.
- Бабуля, не зли меня, - прижимая пернатого Рё к груди, Саки взял вилы из угла.
- Я не умею этого делать, - фыркнула бабка. – Потому идите к Василисе Премудрой и у неё совета спрашивайте, что вам делать.
Баба Яга протянула Отоги свёрток.
- Чо это такое?
- Скатерть-самобранка. Расстелите её, загадаете блюда свои заморские, она вас и накормит.
- Врёшь, бабка? – вилы опасно упёрлись в живот старушки.
- Вы живы и сыты скоро будете. А теперь уходите прочь из моей избы!
Она хлопнула в ладоши, и музыканты, словно пушечное ядро, вылетели через дверь, приземлившись в пыль. Избушка приподнялась и начала поворачиваться. Парни с широкими от удивления глазами наблюдали за парой больших куриных лап, которые торчали из дна. Каждый пытался вспомнить, почему он сразу не увидел такой особенности дома, хотя сейчас уже это было совсем не важно.
Отряхнувшись, они направились обратно к дороге. Найти свои следы оказалось не трудно, учитывая то, с каким остервенением голодные будущие животные пробирались сквозь чащу, ломая тонкие ветки и вырывая из земли приставучий плющ. Выйдя на дорогу, парни быстро зашагали к границе леса, чтобы быстрее его покинуть.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:13 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Обед со скатерти-самобранки был даже вкуснее, чем дома в Японии. Захотелось даже ещё один раз оформить себе обед, но все были настолько сыты, что это было бы пустой тратой магических продуктов.
Солнце постепенно опускалось к горизонту, и музыканты осознали, что переночевать им негде.
- Думаю, нам придётся мастерить шалаш из ветвей.
Саки, на плече которого сидел пернатый Рё и клевал у него из руки крошки хлеба, осматривал ближайшие кусты, прикидывая, что из них можно сделать.
- Там опять кто-то едет, - Син как-то отчаянно проговорил эти слова.
- Думаешь опять эти русские самураи?
Саки посмотрел на Отоги, который вглядывался в идущих им навстречу людей. С их стороны доносились звуки музыки, пения и смех. Чем ближе они подходили, тем понятнее становилось, что это бродячие артисты, нежели войско. Когда шествие поравнялось с троицей у дороги, одна из телег остановилась и их окликнули.
- Эй! Люди добрые! Вам помощь нужна? – с фургона спрыгнула рыжая девушка.
Её волосы завивались сотнями маленьких кудряшек, а лицо было усыпано веснушками. Её карие глаза внимательно осматривали парней.
- Я вижу вы не из здешних земель. Заблудились?
- Можно так сказать, - Отоги встал ей навстречу.
- У вас животные дрессированные. Вы тоже артисты с большой дороги? – она гладила пальчиком петуха по спинке, который хорохорился от удовольствия.
- Да, мы музыканты, - кивнул Син, неотрывно рассматривающий волосы девушки.
- А где ваши инструменты?
Вопрос был простым, но в тоже время ответ на него никто не подготовил. Рассказывать историю своего внезапного появления в этих краях, было бы странно. Да и вряд ли она могла им поверить.
- В этом лесу разбойник отобрал у нас всё, - Син быстро выпалил свою идею.
- Один ограбил вас троих?
- Это был Соловей-разбойник.
Услышав от Отоги это имя, девушка охнула.
- Вам повезло, что вы живы остались после встречи с ним.
- Да, сегодня нам хватило приключений.
- Хотите поехать с нами? – она указала большим пальцем на свою повозку.
- Яра, не нужно их звать, - окрикнул её извозчик, который был точной копией девушки.
- Мой братец всегда такой подозрительный. Он не понимает, что вам явно нужна помощь.
- Мы не откажемся от вашей помощи, так как совсем не знаем, что нам делать.
Отоги пошёл следом за Ярой, пока Син пытался уговорить Шо залезть к нему на руки, вместо того чтобы бежать следом.
- Раз вы музыканты, - начала девушка, забираясь на повозку и помогая влезть на неё остальным, - то вы можете нам помочь.
- Мы прекрасно справлялись раньше без лишних рук, - парень дёрнул вожжи, и лошади тронулась с места, догоняя остальных.
- Яр, прекрати быть таким не гостеприимным, - девушка толкнула его в плечо. – Ты сам понимаешь, что наше выступление будет куда лучше с музыкантами.
- Я учусь играть на цыганской гитаре, такой ни у кого нет.
- А можно мне эту гитару? – глаза Сина заискрились.
Они пробыли здесь меньше суток, а он уже успел соскучиться по струнам, будто не держал гитару несколько месяцев.
- Я не разрешаю давать ему мою гитару, - Яр выглядел хмурым.
- Ничего, у нас есть ещё.
Девушка поднялась с сундука и отошла в дальний угол фургона, извлекая из кучи сложенной ткани инструмент.
- Сейчас мы как раз и убедимся, правда ли они музыканты и стоит ли брать их с собой.
Син с благодарностью принял гитару, внимательно её осматривая. Взвесив её в руках, он сел удобнее и легонько прошёлся по струнам. Звук его почти устраивал, но ему всё же пришлось побороться с колышками ручной работы, чтобы струны были правильного натяжения. Гитарист заиграл медленную версию Kanashii Uta, слегка импровизируя на ходу. Песня от этого звучала необычно, и девушка заслушалась ею, сидя по-турецки на своём сундуке.
- Почему у вас с братом одинаковые имена? – поинтересовался Саки.
- Они разные, - улыбнулась она. – Его имя – Ярослав, а моё – Яровая.
- А с каким номером вы выступаете?
- Мы с братом танцуем. Нас вырастила цыганская женщина и обучила их семейным танцам. Позже мы покинули табор в поисках своего пути и славы.
Син протяжно зевнул, прерывая игру на гитаре.
- Вам стоит отдохнуть после тяжелого дня.
Девушка встала и начала разворачивать какие-то самодельные тканевые матрасы, заполняя ими дальнюю часть повозки.
- Мы скоро станем на привал, - не поворачиваясь, сказал Яр.
- Хорошо, я как раз успею всё подготовить.
Через некоторое время все артисты съехали с дороги в поле к большому раскидистому дубу, который стоял там в одиночестве. Расположившись полукругом, все стали разбирать вещи. Кто-то пошёл искать воду в лесу, кто-то разводил костёр и начинал готовить ужин, другие предпочитали репетировать номера или латать костюмы.
Во время ужина Отоги достал скатерть-самобранку, чем сильно удивил близнецов. Они напоминали маленьких детей, с восторгом встречающих волшебство, о котором слышали много историй, но не видели в жизни ещё ни разу. Сам вокалист не мог похвастаться другим: это место, в котором они оказались, поражало воображение. Лёжа на матрасе и смотря на звёздное небо, он хотел надеяться, что всё вокруг, лишь сон.

***
Утро выдалось на удивление тёплым. Солнце ещё даже не вышло из-за горизонта, когда петух громко закукарекал, сидя на углу повозки.
- Мерзкая птица! – Син что-то кинул в пернатого Рё, но промахнулся.
- Не убей нашего ударника, - Саки растирал руками сонное лицо. – Ох, как же я хочу в душ.
- Что такое душ? – Яра протирала влажные волосы куском бархата. – Доброе утро.
- Доброе, - улыбнулся сонный Син.
- Тут есть поблизости вода? – Саки быстрее засобирался, выбирая себе из кусков ткани что-то, что могло стать ему полотенцем.
- Там в лесу есть река, - кивнула головой девушка.
- Что же, и на этом спасибо, - басист потряс Отоги за плечо.
- Отвали, мне совсем не хочется лезть с утра лезть в ледяную воду.
- Пошли, а то будешь плохо пахнуть, как временные родственники Шо.
Поросёнок завизжал, всем своим видом намекая Саки, что он очень не доволен и будет ему мстить самыми изощрёнными способами. Басист посмеялся над копытным другом и спрыгнул с телеги, когда тот побежал на него. Визг и кудахтанье не давали спать не только Отоги, но и всем вокруг. Люди просыпались и выкрикивали в сторону нарушителей тишины очень не лестные слова. В итоге вокалист не выдержал всего шума и стыда перед людьми, ставшими жертвами общей перебранки. Он взял петуха на руки, в то время, как поросёнка понёс Син, и отправился за Саки и Ярой к реке.
Купание столь ранним утром выдалось очень освежающим. Несмотря на тёплый воздух, сама вода действительно была ледяная, и парни матерились, благо девушка ушла обратно к фургону, чтобы приготовить завтрак и стыдиться было некого. Рё и Шо сидели на берегу на куче вещей своих друзей, охраняя их от возможных воров. Конечно, за это их никто потом не похвалил, но, по крайней мере, Шо смог отомстить, пусть и всем сразу.
- Никогда в жизни у меня так не отмерзала задница, - жаловался Саки, натягивая штаны.
- Эх, моя бедная футболка, - Син грустно рассматривал пыльные пятна на белой одежде.
- Не ной, купишь новую.
- Уже уезжаем? – спросил Отоги у Яры, которая сворачивала матрасы.
- Ребята хотят попасть в город к обеду, чтобы уже вечером выступить на площади.
- Хорошо, - Отоги поднял поросёнка и посадил в телегу. – Курицу не потеряли?
Петух возмутился и закудахтал, клюнув вокалиста за штанину.
- В отличие от тебя, у кур яйца есть.
Саки едва успел схватить петуха. Пернатый Рё распушился и готов был уже ринуться в бой, чтобы наказать обидчика, который издевательски смеялся над ним. Чтобы избежать дальнейшей потасовки в дороге, басисту пришлось задобрить петуха небольшим количеством вина, которое он смог выпросить у Ярослава.
Дождливые тучи вырисовывались на горизонте, медленно плывя по небу следом за путниками. Под дождь совсем не хотелось попадать, ведь он мог размыть дроги и затруднить движение. На всякий случай люди стали натягивать плотные ткани на подпорки, торчащие из углов телег. Другие же доставали соломенные шляпы и накидки, а некоторые даже остановились проверить крепость сбруи лошадей, чтобы ничего не порвалось, если вдруг животные испугаются грозы.
К большому облегчению бродячих артистов, непогода миновала их и, как планировалось, к обеду они прибыли в город. Он встречал шумными улицами, заполненными людьми, которые как муравьи спешили куда-то по делам. Пришлось продвигаться к площади обходным путём, но наградой было то, что она пустовала.
- Как хорошо, что в этот раз мы прибыли сюда раньше других, - Яра с энтузиазмом разбирала вещи.
- У вас большая конкуренция? – Син помогал ей опускать большой сундук.
- Что это? – девушка посмотрела на гитариста.
- Ну, много таких артистов, как вы?
- Меньше, чем цыган. Чаще мы сталкиваемся с ними, а занять место на площади недалеко от табора, совсем не возможно.
- Я никогда не видел цыган, - гитарист сидел на сундуке, пока девушка доставала ткани из мешка.
- Вам нужны костюмы.
Яра посмотрела на Отоги, который только что подошёл и опустил на землю коробку.
- Есть что-нибудь экстравагантное?
- Какое? – девушка смотрела на вокалиста большими глазами.
- Ну, такая одежда, от которой у всех рты откроются.
- Хм, - задумалась Яра. – Есть у меня кое-что для тебя.
Сумерки медленно опускались на город. На главной площади горели факелы, к огню которых, словно мотыльки, стекался народ. Скоморохи зазывали зрителей, обещая отличное представление, а жонглёры и фокусники лишь сильнее разогревали интерес людей. На сцене выступали артисты в иноземной одежде, исполняя песни и танцы. Представление завораживало, уводя мысли людей далеко за границы своей страны.
- Вы полностью готовы к выступлению, – Яра осматривала плоды своих трудов.
Син и Саки красовались в белых расшитых рубахах, подпоясанные шёлковыми платками и в широких штанах, заправленных в кожаные красные сапоги. Музыканты выглядели странно в русских народных костюмах, но надеялись привлечь этим больше внимания. Гитары и бубна на их взгляд было мало для достойного музыкального сопровождения пению Отоги, но сам вокалист решил попробовать всё новое и эпатировать публику основательно. Доказательством этому был его внешний вид: поверх белой рубахи с затейливой вышивкой, был надет синий сарафан в пол, а из-под кокошника спускалась чёрная коса, сплетённая из конского волоса. По сложившейся привычке, вокалист измазал сажей кожу вокруг глаз.
- Тёмно выглядишь, словно Мара, - Яра осматривала внешний вид Отоги.
- Кто это? – поинтересовался Син.
- Это богиня Смерти, холода, зла и тьмы.
- Подходит, - кивнул вокалист и украдкой выглянул на сцену, в просвет между занавесом.
Весёлый танец подходил к концу, и нужно было слегка разбавить праздничную атмосферу мрачными образами. По крайней мере, так считал вокалист. Он старательно повторял текст песни на японском языке, пытаясь избавиться от русских слов, которые теперь роились в его голове.
- Значит, нужно делать так, да? – Отоги переспросил у Яры, прикладывая руку к щеке, а другой, будто поддерживая её за локоть.
- Да, - кивнула девушка и тихо захихикала. – И пой как можно более грустно.
- Мы провалимся, - Саки приложил ладонь к лицу.
- У нас всегда есть пара милых обжор, которые будут отрабатывать то, что мы их носим с собой.
Син легонько подёргал поросёнка за ухо, услышав в ответ недовольное похрюкивание.
- Всё, будьте готовы – я пошла на сцену, представлю ваш балаган.
Девушка рассмеялась и скрылась за занавесом. Оставляя музыкантов наедине со своим волнением. Хотя Отоги посещали совсем другие мысли: какого чёрта он тут делает? Все происшествия, случившиеся за последний день, лишь вызывали смешанные чувства тревоги от того, что неизвестно было, когда всё это закончится. Странные люди, другой мир, заколдованные друзья и он, вокалист в сарафане русской девушки – абсурдность ситуации зашкаливала. А впереди им нужно было найти какую-то Василису, о личности которой они ничего не знали, как и не знали о тех людях, которые могли о ней рассказать.
Аплодисменты звали парней выйти на сцену. Всё, что говорила Яра, Отоги прослушал, погружённый в свои мысли, но люди встретили музыкантов молчанием, от которого веяло какой-то тревогой и любопытством. Вздохнув, вокалист сложил руки так, как учила Яровая, и стукнул каблуком, чтобы музыканты начали играть. Струны зазвучали медленной версией Yuuyake Karasu, пока басист тихо звенел бубном в такт Сину.
Под конец песни некоторые селяне прослезились. Отоги удивлялся, что могло растрогать людей, которые ни слова не понимали в японском языке, но похоже Яра осталась довольна произведённым эффектом. Провожали бурными аплодисментами и большим количеством монет, которые девушка собирала в небольшой мешочек.
- Что ты им сказала?
- Ты не слышал? – удивилась она. – Рассказала, что даже самые грозные и злые боги умеют любить и грустят без своих возлюбленных. Не стоило?
- Ничего, пусть будет так, - Отоги развязал ленту, и снял кокошник с пришитой к нему косой.
- Сколько мы ещё будем выступать в таком виде? – Саки рассматривал вышивку на своём рукаве.
- Нам нужен какой-то транспорт, хотя бы те же лошади.
- Что нам точно необходимо, так это узнать то, где найти Василису Премудрую.
Яра резко повернулась к Сину, который ойкнул и закрыл ладонями рот, осознав, что взболтнул лишнего.
- Зачем вы её ищите? – девушка нахмурилась, оглядывая музыкантов.
В шатре повисла тяжёлая тишина. Все внимательно смотрели друг на друга, пытаясь понять, какие мысли скрывает каждый из присутствующих. Отоги вздохнул и сел на ближайший ящик.
- Нам нужна её помощь. Видишь эту парочку? – вокалист указал пальцем на петуха и поросёнка, которые грустно смотрели девушке в глаза. – Этих идиотов нужно снова превратить в людей.
- Вот значит как, - задумчиво проговорила Яра. – Идите за мной.
Пересекая быстрым шагом площадь, девушка направлялась к своему фургону. Осмотревшись по сторонам, она открыла дверь и прошмыгнула внутрь, зазывая всех войти следом. Лучиной Яра подожгла свечку и направилась в дальний угол, к небольшому сундуку. Сняв с шеи верёвочку с двумя ключами, она открыла одним из них большой замок, и убрав дорогие ткани достала из-под них небольшой квадратный ларец. Второй ключ с лёгкостью открыл маленькую скважину.
- У меня есть кое-что для вас, - Яра достала из ларца маленький клубочек серебристых ниток.
- Красивый какой, - Син разглядывал его с любопытством.
- Это клубочек-проводник. Нужно только загадать того, кого вы ищите и бросить его на землю.
- И всё? – Саки вопросительно изогнул бровь.
- Дальше вам остаётся только успевать бежать за ним, - усмехнулась девушка. – Справитесь?
- А долго бежать? – Син взял клубочек из рук Яры.
- Сколько потребуется.
- Что же, тогда завтра на рассвете отправимся в путь, - Отоги встал, задирая полы сарафана до колен. – Ходить в нём абсолютно неудобно.
- Я найду для тебя другую одежду, не волнуйся, - улыбнулась девушка и стала перебирать вещи в ближайшем мешке.
- А тебе не жалко отдавать нам клубок? – Син продолжал катать его в руках.
- Нет, - Яра улыбнулась. – Он вернётся ко мне, ведь Василиса дала мне его на хранение.
Музыканты переглянулись. Удача была на их стороне, и это давало большую надежду вернуть Шо и Рё человеческий облик.

 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:13 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Роса покрывала траву, искрясь в лучах восходящего солнца. Музыканты всё дальше уходили от города. Яра разбудила их рано, пока весь город спал, и сказала в какую сторону лучше пойти.
- Я один не рад, что встал в такую рань? - басист постоянно зевал.
- Неси пернатого молча, – Отоги сам выглядел не выспавшимся.
Син же сонно топал позади остальных, неся на руках Шо, задние копытца которого забавно болтались.
- Не бурчи, - Саки перехватил в руках Рё, чтобы было удобнее нести и его шпоры не упирались басисту в живот.
- Все готовы бежать?
Отоги отмотал от клубка небольшой хвостик нитки, за который собирался держать прыткого проводника.
- Я не готов, - Син протирал ладонью правый глаз. – Я ещё сплю.
- Проснёшься на ходу.
Вокалист чётко произнёс, кого они хотят найти, и бросил клубок на землю. Тот упал в траву и замер. Парни стояли и смотрели на серебряный шарик, который не подавал никаких признаков жизни.
- Кажется, ты сделал что-то не правильно, - усмехнулся Саки.
- Не думаю.
Отоги ткнул пальцем клубок, который вдруг задрожал и начал увеличиваться в размерах.
- Так и должно быть? – Син опасливо спрятался за басиста.
Когда серебряный шар вырос до двух метров в диаметре, он резко лопнул, превращаясь в липкую массу, полностью опутывающую музыкантов.
- Какого хрена?! – Саки пытался отлепить от себя щупальца, пока Рё хлопал крыльями, сидя у него на голове.
Но все попытки выпутаться были безуспешными. Серебряное озеро быстро поглощало парней, и уже через минуту все исчезли в нём, а сам шар растворился в воздухе.
Яркий свет ослеплял глаза, и Отоги решил смириться с мыслью, что он умер. Но неожиданно его всем телом приложили о стену. Которая в итоге оказалась землёй. Рядом тихо постанывал Син, а Саки жаловался на то, что чуть не сломал нос.
- Чую, человеком пахнет! – громогласный голос послышался откуда-то с потолка. – Кто тот глупец, что пришёл сюда смерти искать? – Вторил ему другой голос.
- Мы пришли искать Василису Премудрую! – крикнул Отоги вверх. – Она нужна нам.
- Многие её ищут, но никто не нашёл, - третий голос звучал в пещере. – И вы тоже тут головы сложите.
Земля задрожала, а стены ожили и задвигались. Из темноты подул ветер и послышалось какое-то шуршание.
- Это похоже… - Отоги отступал назад, – …на звук чешуи, трущейся о камни.
Из темноты показалась голова огромного змея. Из ноздрей выскальзывали небольшие языки пламени, а глаза неотрывно смотрели на непрошенных гостей. Следом, извиваясь, из тени показались ещё две головы, клацая зубами и выдыхая дым, пахнущий серой.
- Теперь я знаю, как выглядит смерть, - прошептал Саки.
- Мелковаты, но на обед сгодится, - хмыкнула левая голова.
- Может оставить их в живых? Скучно же здесь самим, – задумалась правая голова.
- Мы лет пять голодаем, - рыкнул на него первый. – Сожрём их!
- Давно голодает, - Син сглотнул.
- Хочешь, я накормлю тебя вкусной едой? – Отоги сунул руку в карман. – Но взамен, ты отведёшь нас к Василисе.
- А ты не такой глупый, как те, кто приходил до тебя, - средняя голова низко наклонилась и обдала Отоги дымом изо рта. – С мечом на меня не бросаешься.
- Кто с мечом придёт, от него погибнет, - коротко ответил вокалист.
- Что ты хочешь нам предложить? – правая голова тоже опустилась, рассматривая парламентёра.
- Пообещай сначала, что отпустишь нас, - Саки выглянул из-за плеча Отоги.
Левая голова зарычала, а правая шикнула на неё. Горыныч провёл два раза ногтём по своей ладони, оставляя порез в виде крестика. После этого Отоги достал из кармана скатерть-самобранку и положил её в лапу змею.
- Это скатерть-самобранка. Расстели её и еда появится перед тобой.
- Когда-то это сокровище было нашим, - левая голова продолжала рычать. – Но один хитрец украл её у нас.
- Потому мы теперь всегда голодные, - вздохнула правая.
- Но мы обещали, потому вы можете пройти к Василисе.
- Ух ты! – Возглас Сина привлёк внимание всех. – Это же Го. Не думал, что можно найти здесь подобное.
Гитарист рассматривал красивую доску, украшенную драгоценными камнями. Рядом в двух плоских сосудах лежали драгоценные камни разных цветов.
- Умеешь играть в Го? – правая голова прищурилась.
- Да, интересная игра. – Син улыбнулся змею.
- Сыграешь с нами? – вкрадчиво спросила левая голова.
- Только я не буду ставить на кон свою жизнь.
- Так не интересно, - змей фыркнул.
- Давай на желание? – Син поставил поросёнка на пол и подвинул большой сундук ближе к доске. – Посмотрим, как ты будешь прыгать на одной ноге.
- Или ты изображать обезьяну, - правая голова явно была добродушнее остальных и с радостью готова была сыграть с гитаристом.
- Этих двоих можно оставить тут, - Саки смотрел на Сина, который радостно рассказывал про Японию и то, что там люди любят играть в Го и Маджонг.
Изумрудный коридор, полностью облицованный малахитом, привлекал взгляды. Стены казались живыми, такой эффект создавали волнообразные узоры на камне. Дверь в конце коридора резко распахнулась. И навстречу музыкантам выбежала красивая девушка.
- Мой спаситель! – она обняла Отоги, повиснув у него на шее. – Ты змея погубил, меня из плена спас. За это я стану твоей женой.
Отоги оторопел. Пока Саки тихо похихикивал за спиной, вокалист осторожно отстранил от себя девушку, с усилием отцепив её руки от себя.
- Я никого не убивал. И жениться мне некогда.
Девушка смотрела на вокалиста взглядом, который выражал что-то среднее между удивлением и негодованием.
- Что значит, не хочешь жениться? – её брови нахмурились.
- У меня друзья в животных превратились – мне нужно их спасти. Но для этого мне Василису Премудрую нужно найти.
- Женишься на мне – расскажу, как их спасти.
- Так ты Василиса? – Саки указал на неё пальцем.
- А ты догадливый, – саркастично заметила та.
Пока Саки пытался сдержать в себе злость, чтобы не ответить наглой девице её же монетой, Отоги думал, что в такую переделку он ещё никогда не попадал. Без полной группы возвращаться было нельзя, жениться он совсем не хотел, уж тем более оставаться в этом мире навсегда тоже было перспективой не радостной.
- Сначала я спасаю друзей, а потом свадьба, – скрипя сердцем, ответил Отоги.
- Хорошо, но вот этот с петухом, останется со мной. Чтобы ты не вздумал сбежать.
- Не такая ты Премудрая, как о тебе говорят, - пробурчал Отоги. Затем он сильно сжал плечо Саки и добавил, - если вы не придумаете, как меня потом спасти, буду проклинать всех до конца смерти.
Басист сглотнул.
- Хватит шептаться. Итак, тебе нужна живая вода, - Василиса направилась в сторону своих покоев, подталкивая Саки к двери. – Она находится у Кощея Бессмертного.
- А где мне его искать?
- Как из пещеры выйдешь, слева увидишь гору высокую. К ней иди, там дворец Кощея. И да, - Василиса почти скрылась за дверью, - меч-кладенец у Горыныча прихвати.
Отоги пребывал в весьма отвратительном настроении. Роясь в сокровищах Горыныча, он нашёл нужный меч и обещал правой голове змея, вернуть его под честное слово. Впереди нужно было протопать полдня по болотам, так, по крайней мере, сказал Змей.
Высокие сапоги очень пригодились. Ноги порой проваливались в грязь достаточно глубоко, и идти было сложно, но хотелось скорей закончить это глупое путешествие. Чем больше оно затягивалось, тем больше выводило вокалиста из себя. Раздражал тот факт, что именно ему в итоге приходилось расхлёбывать общее варево.
Откуда-то сбоку доносилось чавканье. Отоги остановился и посмотрел направо, где виднелась фигура человека, который вёл лошадь и какое-то странное горбатое существо размером с пони.
- Добрый день, - окликнул он незнакомца.
Тот вздрогнул. Достав меч из ножен, он повернулся на голос.
- Добрый, коли не шутишь.
- Как тебя зовут и куда идёшь, если не тайна?
- Я Иван-царевич. Говорят, в этих краях Кощей Бессмертный живёт и мор на людей наводит. Иду по его душу, чтобы народу русскому легче жилось.
- Значит у нас одна с тобой цель, - кивнул Отоги. – Только мне бы воды живой для друзей найти.
- У тебя есть меч-кладенец, - глаза царевича засияли. Когда он увидел оружие. – С ним легко Кощея погубить.
- Хочешь, тебе отдам?
- Да, мне он пригодится, чтобы головушку злодея срубить.
У Отоги уже скрипело в ушах от странной речи некоторых людей в этих краях. Но соблюдая приличия, он промолчал в очередной раз и протянул Ивану меч.
- А я тебе взамен мечу отдам коня-горбунка.
- Кого?
- Меня, – снизу послышался голос.
На вокалиста смотрел маленький жеребёнок, чуть меньше пони и с двумя горбиками на спине, как у верблюда.
- Лучше я пешком пойду.
Отоги молча пошлёпал по болотистой земле дальше. Встреча с говорящим конём не сильно его поразила, но всё равно болтать с ним не хотелось. Иван забрался на лошадь и поехал следом.
- Сивка-Бурка, ты продолжаешь обижаться на меня?
- Продолжаю, - отозвался женский голос.
Вокалист остановился и медленно повернулся в сторону Ивана. Рядом с ним никого не было.
- Чего стоим? – спросила его лошадь.
Отоги как-то нервно хмыкнул. За один день третье волшебное существо должно было показаться привычной вещью, но вокалист почему-то никак не мог смириться с этим фактом. Всё равно Змей был лучшим созданием в коллекции тех, кого он увидел сегодня: пристрастие к рептилиям оставляло свой отпечаток. Возвращаясь к реальности, он услышал продолжение разговора между Иваном и его лошадью.
- Ты эгоист!
- Кто, я? – удивился царевич.
- Я хочу замуж. Я дама в летах, к тому же мать-одиночка. А сын ещё инвалид, - шмыгнула ноздрями Бурка. – Кормишь ты нас плохо, а пособий мне никто не платит – я же лошадь!
- Да замолчи ты! – Иван шикнул. – Дай только бабе слово, она скажет тебе сотню.
Вокруг земля постепенно становилась более твёрдой, а болото переходило в грязный водоём. Туман клубился всюду, создавая мистические образы, играя с воображением. Откуда-то сбоку послышался всплеск.
- Вы могли бы вести себя тихо? – Отоги прислушался к тишине, которая нарушалась лишь тихим шелестом воды.
- Да, попроси их замолчать – голова уже раскалывается.
Все резко повернулись на голос. На камне сидела русалка и расчёсывала сильно спутанные волосы. Выглядела она ужасно: порванный в нескольких местах плавник хвоста, чешуя не блестела и была тусклой и мутной, а в некоторых местах она вообще отсутствовала.
- Что глаза свои вытаращили? – вздохнула русалка. – Ожидали увидеть деву невероятной красоты, а встретили чудище речное?
- Выглядите Вы действительно плохо, - кивнул Отоги.
- Сами знаем, - слева послышался всплеск и к берегу подплыли ещё две русалки.
- Кощей совсем нас извёл, - сказала одна из них. – Травит наши воды.
- Раньше здесь была красивая река, и мы охраняли дворец, заманивая путников на дно. Мало нас теперь осталось.
- Сейчас самим хочется утопиться, - вздохнула русалка, сидящая на камне.
- Мы можем вам помочь, - сказал Иван. – Идём Кощея убивать. Не станет его, и ваши воды вновь чистыми будут. Только покажите нам короткий путь.
- Думаю, мы с сёстрами согласимся на вашу помощь, - глаза русалок радостно замерцали. – Ибо житья от этого Кощея совсем нет.
Русалки нырнули в воду и вокруг всё стихло. Иван и Отоги сели на берегу и стали ждать обитательниц реки. Через некоторое время русалки вынырнули из воды и поплыли к берегу, что-то таща за цепи. Из воды медленно поднималась лодка, вся окутанная водорослями и перепачканная грязным илом.
- Садитесь все в неё и плывите в сторону дворца, - старшая русалка указала рукой в сторону горы.
- Лодка эта одинаково плывёт и по воде, и по земле, - добавила другая.
- И размер её увеличивается настолько, сколько в ней будет людей.
- Давай, Сивка, полезай туда, – скомандовал Иван.
Как только лошадь ступила на борт, лодка сразу же, мелко задрожав, начала увеличиваться. Следом залезли царевич и Отоги с коньком-горбунком. Как только их судёнышко стало нужного размера, русалки толкнули его. Лодка мягко заскользила по воде, и казалось, что гора с дворцом становятся всё ближе.
- А ты знаешь, как Кощея убить? – Отоги смотрел на царевича, который крутил в руках меч-кладенец.
- Много легенд ходит о его бессмертии, - начал Иван. – Хотелось бы думать. Что одного меча хватит. Идти искать сундук с его жизнью совсем не хочется. Я так до старости на Василисе не женюсь.
- Ты хочешь её в жёны взять? – Отоги аж дёрнулся.
- Да.
В голове Отоги созрел коварный план, и он надеялся, что осуществить его будет просто. Главное, чтобы Василиса оказалась сговорчивой.
Лодка медленно вплыла в тень от горы, и осторожно стукнулась о ступени пристани. Привязав своё судно, которое тут же пошло под воду, путники начали подниматься по ступеням. Оказалось, самым сложным отрезком пути был подъём по огромным ступеням, высота которых была почти в полметра. Оказавшись на самом верху, путники вошли через огромные открытые ворота.
- Нас ждут, - заметил Отоги.
- Ступени огромные, ворота тоже… Неужели Кощей великан?
- Вряд ли, - заметила Сивка. – Скорее это способ нас запугать.
В конце огромного коридора виднелась комната, которая была ярко освещена. После полумрака, казалось, что там светит солнце. Осторожно крадясь в ту сторону, спасители земли русской услышали чей-то голос. То, что они увидели в итоге, их сильно удивило.
- Осторожно, не сыпь лишнего. Только две ложки сахара.
Посреди ярко освещённой комнаты, стоял красивый мужчина. Вокруг него в воздухе парили разные кухонные принадлежности, где-то сито само собой просеивало муку, морковка нарезалась сама, а на печи в кастрюлях ложки сами помешивали содержимое.
- О, а вот и наши гости! – мужчина обтёр руки о фартук. – Проходите, садитесь.
Стулья заскользили от стены к столу, приглашая путников сесть.
- Простите за беспорядок. Ко мне редко гости приходят, потому готовлю впопыхах.
- Так ты Кощей Бессмертный? – Иван осторожно коснулся рукой рукоятки меча.
- Да, он самый, - скривился мужчина. – Только совсем не люблю я это имя. Обзываются люди, как хотят.
- Все говорят, что ты злодей, – заметил Отоги.
- Да, это правда.
Кощей погрустнел и сел на табуретку около плиты. Смотря, как ложка медленно мешает суп, он вздохнул.
- Было время, я людей губил. Любил из них суп делать. Давно это было… - он задумался. – Наверно лет пятьсот назад.
- А сейчас ты людей не убиваешь? – царевич с недоверием смотрел на мужчину.
- Нет, надоело есть одно и тоже. Поехал я за границу, узнал там рецепты разные, а потом и сам стал придумывать. Вот только, никто ко мне не ходит в гости.
- Тебя все русские люди боятся, - хмыкнул Иван.
- Я же стал добрым! – возмутился Кощей. – Вы первые кто ко мне пришёл за последние столетия. Вы должны попробовать мой суп.
Он снял с плиты кастрюлю и поставил её на деревянную подставку на столе. Попробовал с ложки суп, он улыбнулся, убедившись, что всё получилось очень вкусно.
- Спасибо Кощей, но я пришёл сюда не за супом, - Отоги встал из-за стола. – Мне вода живая нужна, чтобы друзей спасти.
- Вот так всегда, - мужчина бросил ложку на стол, которая отскочив, упала на пол и жалобно зазвенела. – Я бессмертный, тысячу лет сижу тут один, друзей нет, жены-красавицы тоже. Никому меня не жаль!
- Простите, а можно мне ваш суп попробовать?
Рядом с Иваном стояла красивая женщина, скромно крутя в руках тарелку. Её щёки покрывал румянец, но она продолжала смотреть Кощею в глаза. Тот буквально расцвёл. Мало того, что кто-то захотел попробовать его еду, так этих существом была ещё и красивая женщина.
- Кто ты? – царевич отшатнулся.
- Дурак ты, Иван. Я Сивка-Бурка, лошадь твоя.
Всем оставалось только открыть рты в немом удивлении. Отоги и царевич лишь наблюдали за тем, как Кощей и Сивка мило общаются и обсуждают кулинарные подвиги первого. Ощущение, что они лишние на этом празднике жизни, не заставило себя ждать.
- Простите, мне бы воды живой, - Отоги кашлянул, привлекая к себе внимание.
- Там на полке фиолетовые флаконы. Один на человека, – махнул рукой Кощей, не отрывая взгляда от Сивки.
Вокалист молча прошёл туда, куда указал хозяин дома и достал из небольшого ларца два флакона.
- А что нам с русалками делать? – Иван стукнул ладонью по столу. – Ты им жизнь отравляешь, да и люди русские всё равно боятся тебя.
- Ни за кого не волнуйся, - Кощей встал, подавая руку Сивке. – Свадьбу сыграем, всех приглашу на пир. Вот и помирюсь с русским народом. А река уже сейчас чистой станет.
- Какая свадьба? – Иван смотрел на свою лошадь, которая по-прежнему была женщиной. Та показала ему язык.
- Пошли, - Отоги толкал царевича к выходу. – Спасибо за приём тёплый.
- Не забывайте и заходите в гости в любое время.
Влюблённая пара будущих молодожёнов, если их так можно было назвать, махала путникам вслед. Ступени уже не казались такими высокими, и спускаться было намного проще. Чистая красивая золотая ладья ждала у берега, готовая переправить спасителей земли русской на противоположный берег. Сквозь прозрачную гладь воды Отоги видел русалок, которые теперь выглядели невероятно красивыми и улыбались ему, с благодарностью кивая и махая руками на прощание.
На другом берегу возвышалась трёхголовая фигура, а рядом с ней на берегу сидел крошечный, по сравнению с ней, Син. Он заметил лодку и помахал.
- Ух. Вы такое пропустили! – он радостно тараторил. – Как гора засияла, как туман рассеялся, как тёмная вода резко чистой стала. Болото превратилось в поляну с травой, а русалки такие красивые стали.
- Мне хватило впечатлений на сегодня, - Отоги потирал виски, а Иван, боясь подойти ближе к Змею-Горынычу, сидел в лодке.
- Меч мне отдай, парень, - левая голова склонилась над лодкой.
Царевич протянул меч-кладенец, который голова осторожно подцепила за ремешок зубом.
- Вы что тут делаете? – вокалист посмотрел на Сина.
- Горыныч мне в Го проиграл, – довольный гитарист излучал счастье. – Я ему сказал забрать тебя и к Василисе отнести.
- А можно мне туда вообще не возвращаться? – Отоги дёрнулся.
- Придётся, ты же жениться на ней обещал, - правая голова закачалась.
- Но спас всех Иван.
- Я? – удивился царевич.
- Да, ты, - Отоги сгрёб ворот рубахи парня и повёл его к Змею. – Ты меня к Кощею провёл, ты его задобрил, на Сивке женил, русалок спас и земле русской помог.
- Хм, - задумался Горыныч, - такого героя должна Премудрая выбрать. Заупрямится, будет делать так, как я ей повелю.
Змей присел и опустил крыло, чтобы все могли забраться к нему на спину.
- А она тебя послушает? – с надеждой спросил вокалист.
- Не посмеет отца ослушаться.
Вздох Отоги сейчас выражал скорее усталость, нежели облегчение. То, что Горыныч был отцом Василисы, для его уставшей головы казалось взрывом мыслей. Вокалист не мог представить, да и просто не хотел думать, кем тогда была мать девушки. В мозгу засела только одна мысль: скорее вылечить друзей и попасть уже в нормальный мир, где каждый новый встречный не пытается выбить из твоей головы последний здравый смысл.
Всё остальное происходило с каким-то затуманенным разумом. Пока Горыныч знакомил дочь с царевичем и рассказывал о его подвигах, Син и Саки отпаивали друзей-животных живой водой. Преображение в нормальных людей, радовало всех, и было подкреплено общими крепкими объятиями. Басист пытался достать из волос Рё перья, которые остались там после преображения, а Шо щупал пальцами нос, чтобы убедиться, что пятачок отсутствует.
- Отоги, для тебя у меня радостная новость – дочь выбрала Ивана, – средняя голова Змея опустилась около вокалиста.
На этот раз он не удержался и потрогал рептилию за щёку. Чешуя Горыныча не отличалась от любой другой, но размер змея всё равно поражал воображение вокалиста.
- Я хочу домой, - Рё сел на сундук, обняв свои колени. – Надоело мне быть петухом. Надоело всякую нечисть встречать.
- Не хныкай, ты хотя бы не хрюкал, - Шо снова потрогал свой нос.
- Змей Горыныч, как нам выбраться из вашего мира?
После вопроса Отоги все притихли и посмотрели на Змея. Тот сохранял молчание. Будто обдумывал что-то, затем выпрямился и направился к выходу.
- Идёмте, я помогу вам.
Когда они вышли из пещеры, Горыныч вновь присел и опустил крыло, приглашая забраться ему на спину. Все послушно взобрались по крылу.
- Крепко держитесь за мои шипы. Мы полетим быстро и высоко, - Змей взмахнул крыльями и устремился в небо. – Не удержитесь, погибните.
- Такой расклад меня не устраивает! – завопил Шо, обхватывая большой шип и руками, и ногами.
- Скорее бы всё это кончилось, – пробурчал про себя Отоги.
Ярко вспыхнуло солнце и всё вокруг ослепительно засияло, заставляя всех зажмуриться.

***
Болела рука. Отоги попытался пошевелить пальцами. Это давалось с трудом, но он почувствовал лёгкое покалывание, а значит рука, по крайней мере, ему принадлежала и была живой. Рядом послышался шорох и голос Рё.
- Я больше не буду пить заграничное вино.
Открыв глаза, вокалист увидел, что над ним склонился Син.
- Ты живой? Рука у тебя забавно согнулась.
Он помог вокалисту встать, и тот понял, что до сих пор лежал на руке, отчего та сильно затекла и потому болела.
- Вы почему все тут лежите? Холодно же, застудитесь, - к ним подошла хозяйка гостиницы. – Вставайте скорее, идёмте в дом. Нужно вас чаем отпоить.
- У вас отличное вино, - Шо не мог понять, правда ли всё было или ему приснилось его поросячье прошлое.
- Я больше вообще пить не буду, - продолжал бурчать Рё.
- Ага, как же, - саркастично заметил Саки.
- Мог ли нам присниться один сон на всех? – Син шёл рядом с вокалистом.
- Мог, если был явью.
Гитарист улыбнулся, когда увидел в руке Отоги радужную чешуйку. Он спрятал её в карман и подмигнул другу.

09.06.13
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » В тридевятом царстве, в тридесятом государстве. (G - Otogi, Sin, Shou, Saki, Ryo [AWOI])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz