[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Let It Snow (G - Kazuki/Manabu [SCREW])
Let It Snow
JuliaSДата: Суббота, 03.08.2013, 21:40 | Сообщение # 1
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 246
Награды: 2
Статус: Offline

Название: Let It Snow

Автор: JuliaS
Контактная информация: JuliaS_87@mail.ru , vk

Фэндом: SCREW
Пейринг: Kazuki/Manabu
Рейтинг: G
Жанр: романтика, фантастика
Размер: мини
Статус: закончен

Описание:
Чувства заставляют нас творить безумные вещи... И это здорово.

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора.

Примечания автора:
Права на историю забираю себе, на имена, образы и названия – даже и не пытаюсь.

Новелла в преддверии зимы. Верьте в мечты: они имеют свойство сбываться. :)
 
JuliaSДата: Суббота, 03.08.2013, 21:46 | Сообщение # 2
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 246
Награды: 2
Статус: Offline
Понедельник
Негромкий хлопок двери перекрыл внешние звуки. Манабу почувствовал себя точно в вакууме и, устало вздохнув, прошелся в сторону окна в конце пролета. За стеклом вяло сгущались ранние сумерки. Гитарист присел на подоконник, машинально погладил ладонью пластиковую раму и ощутил полнейшее разочарование: даже уединение не помогает собрать мысли. Не вдохновляет.
Тот, кто назвал понедельник тяжелым, наверняка имел в виду такие вот безрадостные дни, когда едва ли не во всех аспектах твоей жизни созревает урожай проблем и ты не знаешь, что с этим богатством делать. Сначала «повисла» работа: сегодняшняя запись будет уже шестисотой из-за этой долбанной партии, которую ты никак не можешь сыграть. От обиды хочется реветь. Самое неприятное, неточности замечаешь только ты, остальные в один голос утверждают: все хорошо. Может, они оглохли? «Отличное соло! - Казуки похлопает по плечу и в недоумении спросит: - Что тебе не нравится?» Мана бы ответил, но есть вещи, не подвластные словам... Ему не нравится, потому что нет той легкости, месяц назад приснившейся вместе с мелодией, не нравится, потому что не выходит исполнить пассаж на должном уровне, а бесконечные, ставшие уже каторжными репетиции не помогают. Маразм.
Еще один маразм, испоганивший и без того совсем недобрый вечер, это стихи. Стихи Бё. К песне Манабу. Гитарист вложил в нее столько чувств, переживаний... В пятницу Бё послушал сыгранную на акустике мелодию и долго рассыпался в похвалах, называя Манабу гением и обещая сочинить текст, ничуть не уступающий музыке. И вот сегодня вокалист с гордостью протянул коллеге ворох исписанных страниц. Лучше бы Манабу не читал этого...
- Плохая шутка, Бё, – сглотнув, промямлил гитарист, стараясь подобрать самые спокойные слова. - Не смешно.
- Ты о чем? – нахмурился Коджима.
- Я тебе что-то сделал?
Тишина зависла в неестественной позе. Поэт и композитор непонимающе изучали друг друга, никто ничего не говорил.
- С чего ты взял? – наконец пробормотал вокалист, экстренно стараясь вспомнить, кому он планировал отомстить на начавшейся неделе. Вроде, младший гитарист в списке не значился. Вроде...
- Вот с этого, - Мана кивнул на исписанные листы. – Кажется, в пятницу кто-то пел мне дифирамбы, угрожая написать достойный текст...
- Тебе не нравится, что ли? – Бё надулся. Похоже, смысл слов Манабу стал до него доходить.
- Честно? – прищурился гитарист. – Нет.
- И где это тебе не нравится? – возмутился поэт, скрестив на груди руки и нетерпеливо покачиваясь на каблуках. Такой реакции от Манабу он точно не ожидал. Ну ладно, пусть теперь говорит начистоту: Бё без боя не сдается.
- В припеве, - Манабу еще раз пробежался глазами по тексту. – Куплеты тоже жуткие, но припев вообще убивает. Из серии «ведь-ведь песню сочинял медведь».
- Сам ты медведь, - побагровел Бё, хамовато выдергивая страницы из рук гитариста. – Я все выходные это рожал!
- Похоже, роды затянулись, - вставил проходящий мимо Казуки. – Надо бы простимулировать.
- Дать ему выходной? – улыбнулся Джин.
- Дать ему пинка, - поправил Казу, посмеиваясь: он вовсе не забыл утреннюю склоку.
- Что? – возмутился Бё, обернувшись к не в меру наглому лидеру. – Тут кому-то другому надо дать пинка: в отличие от вас, я на выходных работал! Старался, между прочим, а некоторым, - снова перевел на Манабу недобрый взгляд, - еще и не нравится!..
- Перепиши, пожалуйста, сил моих нет читать это, - вздохнул гитарист. У него и правда не осталось сил ни спорить, ни соглашаться с тем, во что поэт обратил его прекрасную музыку. – Хотя бы припев.
Бё недовольно фыркнул:
- А может, ты сам напишешь?
- И напишу, - напыжился Манабу. – Только ты потом скажешь, что не будешь это петь.
- И не буду. И правильно сделаю: не хрен мне всякую лажу исполнять, - кивнул вокалист, усаживаясь за стол и раскладывая мятые страницы. Нахмурившись, перечитал строки припева. – Что тебе конкретно тут не нравится?!
- Понимаешь, оно не пробивает... – гитарист устало потер виски. – Должно пробивать, а оно... Звучит наигранно, как суррогат какой-то, не трогает.
- А меня трогает, - перебил Бё. И, схватив листок, подошел к Руи и протянул ему. – Тебя трогает?
Басист, изучив написанное, кивнул:
- Ну, вполне.
Довольный Бё уже демонстрировал стихи Джину. Тот тоже поддержал вокалиста, а Казуки даже назвал припев «неплохим результатом творческих родов».
- Всех трогает. Как видишь, не трогает только тебя, - сияющий поэт вернулся за стол к своим бумажкам.
- Это моя песня! – рассердился композитор. – Мне лучше знать, как ей звучать! – в отчаянии взглянув на остальных, он, к несчастью, не нашел в их глазах поддержки. Стало невероятно обидно: почему с ним вечно никто не считается?!.. – Да пошли вы!
Хлопнув дверью, гитарист покинул студию. Спустя несколько минут он уже сидел на подоконнике в подъезде и думал, что зря позволил эмоциям взять верх... Все это ужасно.
Еще у него не ладилось с Казуки. Нет, лидер с ним не ссорился и даже почти не подкалывал в последнее время, но его не в меру теплые взгляды, странноватые намеки и стремления остаться наедине казались подозрительными и начинали пугать... Если бы он, Манабу, ничего не чувствовал к обаятельному лидеру, давно бы спросил, что тому надо. Если бы он не замечал за собой, как невыносимо трудно не ревновать Казуки к случайным знакомым, как тяжело осознавать, что тебе никогда не стать для него кем-то ближе, он бы давно все выяснил. Но Манабу уже не отрицал, как когда-то раньше, что любит Казуки. Не только как друга. И давно.
Он всегда был против подобных отношений, всегда считал, что с ним – рассудительным, образованным человеком – такого точно никогда не случится. А потом стал с нескрываемым страхом замечать, что после концертов его взгляд невольно задерживается на фигуре коллеги чуть дольше, объятия не хочется разжимать, а по ночам в голову приходят совсем не дружеские мысли. Он пытался с этим бороться и проиграл, но сумел успокоить себя тем фактом, что Казуки никогда не обратит на него внимания...
Недавно сей факт пошатнулся, вызвав в размеренной жизни Манабу очередную бурю: младший гитарист заметил, что лидер ведет себя с ним как-то странно, точно тоже что-то испытывает... «Если бы ты сказал мне хоть слово, я бы на край света за тобой пошел...» - грустно подумал Манабу, наблюдая, как за окном постепенно сгущаются сизые полузимние сумерки.
А еще его не устраивала погода: начало декабря и ни грамма снега. Конечно, гитарист прекрасно понимал, что такая мелочь вряд ли бы что-то изменила, но ведь мечтать не вредно. Почему-то нам кажется: достаточно белым мухам закружить над бесцветным городом – и все тут же станет другим. Нас посетит вдохновение, проблемы решатся, жизнь вырвется из осеннего застоя и устремится вперед, принося новые приключения и эмоции, закружит, завьюжит, мы наконец-то начнем жить дальше... Ведь так?
Вздохнув, Манабу стряхнул с себя невеселые мысли, нехотя слез с подоконника и потопал обратно в студию. Хватит, настрадался: работа ждет.

***

Там было все по-старому: ребята копались с инструментами, словно никто никуда их не посылал, не возмущался и не хлопал дверьми. Вокалист что-то усиленно строчил на разбросанных по столу листах, то дописывая нечто над текстом, то зачеркивая, то меняя местами уже созданное с помощью острых стрелок. Манабу подошел к нему и несильно тыкнул в плечо:
- Бё, прости меня. Я не хотел...
- Что? – поэт оторвался от своего занятия и уставился на гитариста в святом недоумении.
- Ну стихи... – покраснел Манабу.
- А, - деловито кивнул Бё, возвращаясь к бумагам. – Ничего, проехали. Не мешай, я правлю припев.
Гитарист не решился говорить что-то еще: он слишком хорошо знал, как их вокалист не любит, когда его отвлекают от творческого процесса. Стараясь не привлекать к себе ненужного внимания, он взял в руки гитару и, поудобнее устроившись на покатой ручке кресла, принялся настраивать инструмент.
- Придумают же! – внезапный комментарий лидера заставил Манабу прервать свое занятие. Казуки, устроив себе небольшой перерыв, бороздил просторы мировой сети. – Тут выплыл сайт одной конторы, называется «Погода на заказ»: прикиньте, они берутся исполнить любое метеожелание клиента! «Как часто вам хотелось, чтобы в хмурый день выглянуло солнышко? Чтобы с утра не висели туманы? Чтобы ночью дождь не мешал вам спать? Отныне это не проблема! Позвоните нам – мечты сбываются!» Бредятина.
- На чем только люди не делают деньги, - улыбнулся Руи, творя себе горячий кофе. – Интересно, у них предусмотрена функция «форс-мажор»?
- Не знаю, не пишут, - Казу подробно изучал страницу. – Зато пишут, что могут все.
- Вот бы снег наколдовали, - мечтательно проронил Манабу, устремив печальный взгляд за окно и не заметив, как после его неловко брошенной фразы лидер задумчиво замер.
Он ведь ему тоже нравился. И уже давно. Вернее, Казуки его любил. Но Манабу всегда был с ним предельно холоден, и лидер справедливо решил, что этот серьезный парень никогда не станет для него кем-то ближе, чем коллегой и другом. Такие не плюют на принципы и устои ради мечты, такие не рискуют там, где нельзя... он почти смирился. Вот только не перестал время от времени оказывать Манабу знаки внимания, быть милым... Надежда, конечно, глупое чувство, но почему-то умирает последней. Прекрасно понимая, как все тщетно, в глубине души Казуки верил, что однажды сердце младшего гитариста растает и они будут счастливы. Вопреки всему. «Если бы ты сказал мне хоть слово, я бы сделал для тебя что угодно, - грустно подумалось Казу. И тут его точно осенило: – Ты хочешь снегу? Будет тебе снег».
Полазав по сайту подозрительной фирмы, лидер нашел полный список контактов, включая адрес, к слову, в двадцати минутах езды от их студии. «Можно заехать сегодня – заодно поговорю с ними лично и выясню, что к чему. Тупость, конечно, верить всяким уродам, но чего не сделаешь ради его улыбки... В принципе, я же ничего не теряю, да и цены не запредельные: подумаешь, банку пива не куплю. Две банки пива», - рассудив так, Казуки свернул вкладку и, объявив, что сейчас вернется, вышел в коридор, чтобы позвонить в «Погоду на заказ», не привлекая лишнего внимания.
Ему ответили практически сразу: вежливая сладкоголосая диспетчер поприветствовала его от лица компании и предложила «изменить метеоситуацию прямо сейчас». Долго не сомневаясь, Казу договорился, что приедет сегодня к восьми к ним в офис и, хорошо все обдумав, сделает свой заказ. Девушка приняла предложение без вопросов, пожелала доброго вечера и записала его на консультацию к лучшему специалисту. «Как будто пиццу заказываешь. Хорошо, хоть поговорить можно. Интересно, что у них за специалист: метеоролог или шаман?», - фыркнув, подумал Казуки, возвращаясь в комнату.
Манабу и Руи сидели на окне и пили кофе, Бё все так же безотрывно копался в стихах, а Джин разговаривал с кем-то по телефону. Красивые, тонкие ладони гитариста обнимали чашку с дымящимся напитком, и лидеру безумно захотелось точно так же обнять Манабу... Он еле удержался.
- Бё, тебе кофе сделать? А то работаешь и работаешь... – предложил Руи, спрыгивая с подоконника и оставляя там свою кружку.
- Две ложечки сахару, пожалуйста, - отозвался вокалист, не поднимая головы.
- ...Ну, короче, ты меня понял, Хироши, - подвел черту Джин. – Не задерживайте там.
Вздохнув, барабанщик завершил звонок.
- Что за Хироши? – спросил басист, открывая тумбочку в поисках чистой ложки.
- Да парень из автосервиса, - бросил Джин, собираясь присоединиться к коллегам в кофепитии. – Который день не могут машину починить.
Руи кивнул. А Манабу поежился, подумав, что неудачи становятся заразными.

***

Офис чудо-конторы размещался в большом здании торгового центра, аккурат между магазином алкогольной продукции и аптекой. «Видно, не случайно, - улыбнулся Казуки. – Если ваши мечты не сбудутся, далеко идти не придется». Дверной колокольчик весело звякнул, и девушка-администратор, отложив журнал, поприветствовала гостя тепло и вежливо. Узнав, что он по записи, она тут же отыскала его фамилию в списке (гитарист удивился, что у новооткрывшейся фирмы уже столько заказов) и направила в комнату №3 прямо по коридору. За дверью упомянутого кабинета размещался уютный офис, его владелица, загадочная женщина без возраста, радостно пригласила Казуки присесть.
- Ну что, вы определились с заказом? – вопросила она, раскладывая на столе уже готовые шаблоны будущего договора. «Как серьезно, - подумал Казу. – Похоже, погоду как пиццу не закажешь, все равно придется переться сюда и подписывать бумажки. Перестраховываются».
- Да, вполне, - произнес он вслух. – Хочу недолгого снега, но чтобы с девяти утра до девяти вечера.
- Еще пожелания?
- Пожалуй, все, - прикинул гитарист.
- Тогда заполним договор...
Бюрократическая процедура выполнялась довольно долго, поскольку специалист не только размеренно поясняла пункт за пунктом, но и время от времени отвлекалась на рекламу учреждения. Казуки знал, что она явно пудрит ему мозги, но на удочку не повелся и вдумчиво изучил документ.
- Какие-то вопросы? – наконец поинтересовалась сотрудница.
- Вот тут в восьмом: «обстоятельства непреодолимой силы»... Это что значит?
- Например, тайфун, - она по-змеиному улыбнулась.
- Но ведь это тоже природное явление? – прищурился Казу.
- Верно, но пока тайфуны не в нашей компетенции. Мы занимаемся мелочевкой: дожди, снега, влажность, облачность... Но компания планирует расширение, так что в будущем все возможно.
Она снова улыбнулась – хитро и загадочно. «Заливай больше», - подумал гитарист.
Отдавая клиенту его экземпляр договора, «мисс змея», как ее мысленно назвал Казуки, не забыла обратить внимание на срок исполнения заказа: ровно семьдесят два часа. На том и попрощались.
Покидая офис «Погоды на заказ», гитарист остановился на крыльце торгового центра, нащупав в кармане помятую пачку сигарет. С удовольствием затянувшись, он словил себя на мысли о том, что так и не смог решить, была ли специалист, принимавшая его, ведьмой. Электронный термометр на башне соседнего здания показывал «+6».


Вторник
Бё приехал на студию с небольшим опозданием и все утро как-то странно улыбался, точно задумал нечто недоброе. Листы с недописанной песней переместились к нему домой еще вчера вечером и сегодня на работе не появлялись. Вокалист ничего не записывал и тратил свободное время на обсуждение тем, никоим образом не касавшихся их нового трека. Все это Манабу не нравилось. «Может, он уже решил, что не нужна нам моя песня?» - обиженно подумал он, наблюдая, как поэт мастерски управляется с кофе-машиной. Спросить напрямую не поворачивался язык: Манабу не любил лишние споры, особенно с этим королем стычек.
После обеда гитарист решился-таки узнать о судьбе своего творения, но попытка сорвалась, поскольку ребята принялись прогонять тот самый трек, и упрямая партия – о чудо! – в кои-то веки удалась! Да-да, именно такой – летящей и болезненно-прозрачной – он представлял ее, когда из-под тонких пальцев на впопыхах разлинеенный лист выкатывались фразы и аккорды. К концу вечера, жутко усталый и безумно счастливый, Манабу был невероятно горд собой и совсем забыл о недописанных стихах. Прощаясь с ребятами у дверей центра, он даже подумал, что жизнь налаживается, и не заметил, с какой озадаченностью лидер вглядывается в темное бесснежное небо.


Среда
- Вот, держи, - вместо приветствия Бё протянул Манабу пачку исписанных страниц.
- Э... Ну вообще-то здравствуй, - пробормотал тот, разматывая длинный шарф.
- Привет, - вокалист расплылся в улыбке. – Все пожелания учтены, текст переработан, переделан, кое-где вообще написан заново... Переосмыслен, в общем.
- Спасибо, - машинально поблагодарил гитарист, принимая дар и углубляясь в чтение. Повисла пауза. Какое-то время Манабу переводил взгляд со стихов на их автора и обратно и не мог вымолвить ни слова. Это не лезло ни в какие ворота: то, что он видел в понедельник, и то, что сейчас предстало перед его глазами, были далеки как небо и земля. Ему даже не верилось, что новый текст не снится, что происходящее не сказка, пригрезившаяся перед самым звонком будильника.
- Бё, это... это... – прошептал композитор, замечая, что взмокшие от волнения ладони начинают портить бумагу. – Это бесподобно!..
- Тебе нравится? – прищурился вокалист.
- Еще бы!.. Бё, тебе говорили, что ты гений?! – Манабу готов был расцеловать товарища, но помешала природная сдержанность, присутствие Казуки и то, что Бё ловко развернулся, направившись к дивану с разбросанными черновиками.
- Говорили, - бросил по пути поэт. – Вот так бы сразу, а то «не нравится», «не трогает»... Хотя этот вариант правда в двести раз круче.
- Отличная песня выйдет, - Манабу мечтательно зажмурился, представляя, как они исполняют ее на концерте, а зрители приветствуют их нескончаемыми овациями. «Жизнь налаживается», - подумалось ему.
«Когда он улыбается, он такой милый, - теплая мысль обернула Казуки в невидимый плед. – Вот бы еще дождаться заказанного снега».
- ...Может, хватит уже бездельничать? Вам деньги платят не за пустые обещания!.. – Джин в негодовании бросил мобильник на кресло. – Совсем с ума посходили.
- Все никак не починят? – Руи с сочувствием потрепал барабанщика по плечу.
- Никак, - вздохнул тот. – Идиоты.
- Точно, - заметил Казуки, возвращаясь к своей гитаре. «Мои идиоты ничуть не лучше», - закончил он уже не вслух.
 
JuliaSДата: Суббота, 03.08.2013, 21:47 | Сообщение # 3
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 246
Награды: 2
Статус: Offline
Четверг
По дороге на работу лидер привычным жестом включил радио и – по закону подлости, не иначе – попал прямиком на прогноз погоды. «В столице сегодня облачно, без осадков, температура воздуха в течение дня составит от трех до шести тепла». «Вот блин», - раздраженно подумал Казуки. Значит, снега он так и не дождется и сегодня вечером придется ехать к тем уродам требовать возврата денег и выплаты компенсации. Нет, он им это так просто не оставит!.. Обиднее всего было от того, что ему таки хватило дури связаться с заведомо сомнительной конторой и, как последнему идиоту, поверить в детские сказки. Но чувства заставляют нас творить безумные вещи... «Это только ради Манабу, он ведь так хотел, чтобы пошел снег», - успокаивал себя лидер.
Рабочий день прошел незаметно: репетировали, пили кофе, болтали о всякой ерунде. Джин уже в открытую угрожал автомастерской, Руи по-дружески утешал его, Бё советовал забрать машину и взорвать обидчиков ко всем чертям (если не физически, то хотя бы посредством гневных отзывов), а Мана предлагал сделать барабанщику массаж. Последнее вызвало у Казуки приступ недоброй зависти, особенно когда Джин согласился. Вечер тоже пришел незаметно, поздние сумерки уже окутывали город, когда ребята, пожелав друг другу доброй ночи, разъезжались по домам.
Первым уехал барабанщик, решивший навестить недобросовестных работников мастерской, за ним последовал Руи, думая совершить сегодня внеплановый шопинг, а заодно закупить чаю-кофе-сахару для их общего стола. Когда Казуки покидал студию, младший гитарист тоже уже смотался, а Бё, пообещав, что закроет дверь, приводил в порядок непослушные волосы.
Спускаясь в пустом лифте, Казу слушал мерный гул и думал о том, какой «веселенький» вечер его ожидает. Былая бравада куда-то исчезла, и теперь лидер то и дело спрашивал себя, а нужно ли ему вообще начинать разборки? Не купленные две банки пива, конечно, не стоили того, но вот испорченная надежда... Щелчок – двери распахнулись. Казуки прошелся через холл, попрощался с полуспящим консьержем и вышел на крыльцо. В воздухе ощутимо похолодало, но снега не было. Ну-ну.
- Казу, у тебя зажигалки нет? – мягкий голос вырвал лидера из мыслей. Он обернулся – в темноте рядом с ним, ежась и кутаясь в широкий шарф, стоял Манабу. Казуки улыбнулся и молча протянул другу зажигалку. Какое-то время они просто курили на пустом крыльце, изучая асфальтовое зимнее небо и думая каждый о чем-то своем. Невыразимая нежность снова залила сердце лидера, напомнив ему о том, что вот они и остались наедине, вот и пришло время рассказать младшему гитаристу о давно скрываемых, но самых главных чувствах... Такой волшебный миг. И не хочется думать, что Манабу ответит «нет», что он, возможно, обидится и уйдет, что он разобьет сердце Казуки и даже не заметит... И правильно сделает: кому нужна однополая любовь?.. Но может, все-таки... Слишком красивый вечер для грубой реальности.
- Манабу, а ты помнишь, как все начиналось? – зачем-то проронил Казуки, гася сигарету в ближайшей урне. – Как я рассказывал вам о ярком будущем... Это ведь правда казалось нелепым и смешным?
- Ну да, немного, - улыбнулся Мана, делая последнюю затяжку. Ему было невероятно приятно быть здесь с Казуки и хотелось, чтобы вечер никогда не заканчивался. И чтобы он наконец решился сказать лидеру, как любит его... Жаль, мечты не сбываются.
- Можно, сегодня я тоже буду немного смешным? – вкрадчиво спросил Казуки, подойдя ближе и желая смотреть в глаза любимому, пускай это и страшно. Мана еле заметно кивнул, начиная вновь замечать в поведении Казу странности. – Я должен признаться тебе кое в чем, Манабу. Это очень важно.
Сердце младшего гитариста бешено застучало в висках, он нервно сглотнул, облизал губы, не зная, что ему теперь делать и как не выдать своего волнения.
- Мне хотелось порадовать тебя, - тихо проронил лидер. – Мне всегда нравилось смотреть, как ты улыбаешься... Чтобы видеть твою улыбку чаще, я готов на все, даже на глупости и идиотизм. Я заказал для тебя снег в «Погоде на заказ», но они, конечно, ничего не исполнили, - на его глазах выступили слезы. – Знаю, что поступил как последний придурок, но мне просто так хотелось, чтобы ты улыбался... Прости, Манабу, но я люблю тебя, - он выдохнул и крепко-крепко обнял младшего гитариста. Хотел поцеловать, но духу хватило только на слова и этот древний жест. «Не говори, не говори ничего, не разбивай мою надежду... – в голове крутились ошалевшие мысли. – Кто-нибудь, пожалуйста, умоляю, задержите этот миг или дайте мне немедленно умереть от разрыва сердца!!»
- Правда? – еле слышно проговорил Манабу, чувствуя, что еще чуть-чуть – и кости хрустнут. В его голове все сначала перемешалось, а потом – прояснилось. Так значит, это взаимно? Это правда взаимно? Это взаимно, черт возьми?!!. – Казуки, я... – пробормотал Мана. – Я, конечно, идиот, но... я тоже тебя люблю, и уже давно.
- Ты не шутишь? – Казуки наконец-то разжал объятия и, вцепившись в плечи друга, мокрыми неверящими глазами уставился на него.
- Какие тут шуточки? – мягко улыбнулся Мана. – Если бы ты сказал мне хоть слово, я бы на край света за тобой пошел.
- Если бы ты сказал мне хоть слово, я бы сделал для тебя что угодно, - прошептал Казу.
- Я верю тебе, - и, решившись, Манабу обнял любимого и подарил ему такой горячий и такой нужный сейчас первый поцелуй.
Им показалось, что минула вечность: когда счастья внезапно становится слишком много и когда оно действительно долгожданно, не замечаешь ни времени, ни пространства. Наконец оставляя теплые, мягкие, родные губы, Казуки не смог удержаться, чтобы еще раз не приобнять Манабу, но уже бережно и нежно.
- Поедем домой, - улыбаясь, младший гитарист понимал, что отныне лидер будет жить у него, сея бардак и хаос в уютном доме. Но ведь это совершенно неважно.
И тут Мана заметил на черном фоне рукава своего пальто неизвестно откуда взявшуюся крупную крошку. В недоумении поднял глаза и увидел, как из темного неба, кружась и толкаясь, точно стараясь успеть, летят белые легкие пушинки...
- Казу, смотри, - звонко засмеялся гитарист, подставляя ладони под падающий небесный пух. – Это же снег! Снег!..
- Он все-таки пошел! – расхохотался лидер. – Ровно через семьдесят два часа, как по договору! Вот так контора!..
- Мечты сбываются, - и Манабу, поправив широкий шарф, взял за руку любимого, подарив ему самый дорогой на свете подарок – теплую и сияющую улыбку.

***

Ослепленные своим счастьем, гитаристы не знали, что Джин, стоящий у дальних дверей центра, заинтересованно наблюдает за ними и теперь, набрав знакомый номер, негромко разговаривает с кем-то по ту сторону беспроводной сети.
- ...Спасибо, Хироши, но в следующий раз давайте как-нибудь побыстрей: не всегда же у вас будет ревизор вроде меня, – посмеиваясь, заметил он. – С такой «оперативностью» вы всех клиентов растеряете! Слушайте, не губите бизнес в зародыше!.. Ладно-ладно, договорились. Да, у наших все хорошо, - и, поймав на ладонь крупную снежинку, с уверенностью добавил: – Можете отключать.

Конец
Написано и отредактировано: 30.11.–04.12.2012 г.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » PG (Parental Guidance), G (General) » Let It Snow (G - Kazuki/Manabu [SCREW])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz