[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Cold rain (NC-17 - Тора\Шо, Казуки\Манабу[AliceNine, theGazettE, Screw])
Cold rain
KsinnДата: Среда, 24.07.2013, 21:06 | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 4 - 15: Декаданс

- Мама, поиграй со мной…
- Уйди, не видишь, я занята!
Малыш лет четырех, держал в своих ручках два потрепанных цветастых кубика и, издавая ртом непередаваемые звуки, усердно стукал их друг о друга. Очевидно, он представлял, что это две квадратные летающие тарелки.
Перед ним лежали ещё несколько игрушек: мяч, пластмассовые кольца, яркие большие пазлы и потрепанный плюшевый котёнок с одним глазом. Мальчик был слишком мал и потому не мог понять, отчего мама всё время злится. Почему она всегда занята? Из-за чего всё время ругается, что раз отца нет, им приходится выживать вдвоем? Если отец будет – то у мамы будет время с ним поиграть?
Хирото думал об этом редко, больше всего ему просто хотелось, чтобы мама, женщина с усталыми глазами, уделяла сыну больше внимания. Иногда она звонила по телефону и кричала так страшно, что Хирото хотелось куда-нибудь спрятаться и заплакать.
- Это же твой ребенок, неужели тебе на него наплевать?! Что…? Да эта рыжая сучка уже давно сдохла!! И что, что у вас есть ребенок?! Между прочим Хирото - тоже твой сын, и… Эй, не бросай трубку, подонок!! Слышишь, не бросай, или я оставлю этого ребенка в детдоме! Да, посмею!!
Громкий треск ещё больше накалил атмосферу в доме, освещенном ранними лучами солнца. Маленький Хирото, выглядывающий из-за дверного проёма, не понимал, почему мама плачет и бьет кулаками по столу, но он чувствовал, как в маленьком сердце растёт страх.


- Хирото? – Уруха удивленно покосился на светловолосого парня, устало уронившего голову на руки, лежащие на столе. Утренний свет создавал в пыльном помещении уютную домашнюю атмосферу. В дальних углах, громоздя стулья на столы, мыла пол толстая уборщица.
- Дурацкий сон приснился-а-а,– вяло простонал Пон. – Налей апельсинового сока?
Кою безмолвно кивнул и ровно через минуту поставил толстый высокий стакан прямо перед блондином. Плескавшийся внутри сок слегка поднимал настроение.
- Что за сон? – без особого интереса спросил бармен, по привычке протирая салфеткой стаканы. Уруха не был любопытным, его профессия обязывала смотреть на большинство вещей сквозь пальцы. В противном случае он мог лишиться жизни. Однако сегодняшнее утро было слишком тихим и скучным, а к малышу Пону он испытывал небольшую, но все же симпатию.
Хирото обхватил ладонью стакан и, поймав губами конец пластиковой трубочки, за пару секунд высосал почти половину содержимого. Вид у проститута был неважный, под глазами намечались темные мешки от недосыпа и сверхурочной работы.
- Детство… - буркнул юноша - Дурацкое далекое детство. Надо же, я это ещё помню.
Такашима Кою обвел профессиональным взглядом свою идеально вычищенную стойку, задумчиво поджимая губы. Здесь почти у каждого было тяжелое детство и юность, в результате чего они оказывались на самой жалкой паперти.
- Мама залетела от отца-музыканта, а он её бросил… – не унимался взъерошенный полусонный Хирото, кончиками пальцев поворачивая стакан и любуясь, как на ровных гранях отражаются нежные персиковые лучи рассвета. - А потом и она меня бросила. Оставила в детском приюте.
- О, так Огата - фамилия твоего отца? – заинтересовано протянул Кою, отставляя стакан подальше. Мужчине показалось, что он услышал знакомый запах. Совсем не вовремя, бесшумно в их клубе появился Рейта, которому здесь в принципе делать было нечего.
Хирото обернулся, проследив взглядом за барменом, который почтительно поклонился посетителю, и повторил его жест. Делать это было не обязательно, но в отличие от Такашимы, переживавшем об имидже клуба, Пон просто хотел показаться воспитанным. Тем более, сегодня у него был выходной, а значит это не его потенциальный клиент.
- Детка, угости кофе. С молоком, но без сахара. – Рейта по-хозяйски расселся на высоком стуле, словно весь клуб принадлежал ему одному. Когда он положил локти на стойку перед собой, от рукавов его черной куртки по столешнице размазались тусклые следы крови. Хирото нервно сглотнул – он прекрасно знал, что запачкать только что вычищенную барную стойку, для Урухи было равносильно осквернению священной реликвии. Судя по сузившимся глазам, бармен это тоже заметил и его помутневший взгляд выражал неподдельное желание убить наглеца. Интересно, подмешает ли он яд в напиток? Если да, то Хирото не будет тащить труп или, по крайней мере, получит за это алкогольное вознаграждение.
- У меня к тебе вопрос, красавчик. – Промурлыкал Рейта, получив свою чашку кофе. – Сея - сутенер и хозяин сего гадюшника, верно?
- Это допрос? – Уруха деловито скрестил руки на груди, намекая на связь этого маньяка с полицией. – Ты хочешь поймать нас на удочку и получить повышение?
- Срать я хотел на повышение, – выплюнул парень с завязанным носом. Он с удовольствием вдохнул аромат кофе и сделал большой глоток. – Мне нужно знать, кто останется после Сея?
- Формально я, – спокойно ответил Кою. – А что, ему грозит опасность? Разве ты ещё не выполнил его заказ?
На это блондин с усмешкой развел руками.
- Как раз этим и занимаюсь! Однако он наступил на хвост очень опасной лисице. И если не поторопиться, она загрызет его заживо.
Такашима вообще не понимал, о чем лопочет этот парень, и в большей степени ему было плевать. Лишь бы его любимый стол не трогали.
- Мм-м, отменный кофе! – похвала из уст Рейты звучала скорее оскорблением для Урухи. – Итак, может, на сдачу я получу ещё и поцелуй такого прекрасного цветка, как ты?
Пон наблюдал за ними, открыв рот. Рейта не отравился и не упал на пол в конвульсиях, значит, яда в кофе не было, однако никому ещё не удавалось уйти живым от разозленного бармена. Неужели Кою нужно было ещё что-то или он просто боялся?
На блестящий глянцем стол легла хрустящая купюра в тысячу йен. Которую Такашима тут же припрятал в карман и с самым беспощадным видом сообщил, что кофейный напиток у них стоит ровно тысячу йен.
- Твою мать, издеваешься?! – посетитель в косухе едва не свалился со стула, но Уруха одарил его самой приветливой на свете улыбкой, какую только мог скорчить.
- Приходите ещё!
Недовольно бормоча что-то, Рейта сунул руки в карманы и сказал что ему пора. Уже на выходе он слегка замедлил шаг. Тихие голоса со стороны стойки всё ещё можно было различить.
- Да, мы говорили о твоем отце, так?
Всё ещё сидевший за барной стойкой блондин, на вид робкий, с кукольным личиком, согласно кивнул.
- Я уже точно не помню… – тихо пролепетал он, потягивая свой апельсиновый сок. – Фамилия была вроде бы Кохара…

- Так ты не пойдешь туда, куда указал тебе этот тип?
Солнечные лучи переливались на краях маленькой белой чашки с ароматным чаем. Через окно проникал утренний свет, мягко рассеиваясь по кухне Манабу, в которой он пил чай вместе со своим старым другом.
Казумаса отрицательно покачал головой, не отводя взгляда от собственной кружки.
- Незачем. Это просто розыгрыш.
Манабу склонил голову к плечу, он решительно не понимал логики этих двоих маньяков. Заметив это, Шо поспешил пояснить:
- Ему незачем пока со мной встречаться открыто. Я для него опасен. Но эти цветы - намёк на то, что он в курсе, где я живу, и знает, что произошло, - сказав это, Казумаса озвучил причину, которая была для него приоритетней остальных: - И потом, я не хочу идти у него на поводу.
- Вот как? – отхлебнув глоток теплого напитка, инвалид отставил кружку на столе и ухватился за обода своих колес. – Хорошо, но рано или поздно, нам придется столкнуться с ним.
- Безусловно, – теплый взгляд Шо поднялся от черноволосой макушки Манабу и застыл где-то над его головой, превратившись в безжизненно-равнодушный.
– Доброе утро.
Тора сонно потер глаза. Вчера вечером, после того, как ему удалось утихомирить рыжего юношу, они вместе незаметно уснули. Прямо в одежде, обнимая друг друга за талию. Мужчине стало немного жаль, что Шо проснулся раньше: любоваться поутру умиротворённым лицом юноши было для него настоящим наслаждением.
- Утро.
Манабу замер на месте, прямо перед мужчиной и, так же, как Шо, пожелал доброго утра. На секунду Амано показалось, что обстановка в их троице слегка напряженна: Китс по-прежнему выглядел безразличным ко всему, что его окружало, он машинально мешал ложкой свой напиток, глядя куда-то в дальнюю точку в окне. Однако Манабу, вопреки опасениям Шинджи, с милой улыбкой предложил ему чашку мятного чая.
После вчерашней странной ночи казалось, что их отношения не сдвинулись ни на шаг. Казумаса не обращал на мужчину особого внимания, не дарил ему многозначительных или теплых взглядов, - это вызывало обиду и горечь. Неужели все его усилия пропали даром? Казалось, то что было вчера слегка растопило сердце Шо.
Получив в руки свою кружку чая, Тора посторонился, пропуская Манабу, спешащего покинуть кухню. В последнее время он выглядел загадочно довольным, и Амано мог поспорить, что в этом отчасти виноват тот странный парень с цветами. Их робкий поцелуй за дверью и раскрасневшиеся щеки Манабу трудно было не заметить.
- Планируешь, что будешь делать дальше? – низкий голос Кохары прозвучал неожиданно громко, заставив плечи Амано вздрогнуть. – Будешь оставаться на шее Манабу? Это не слишком удачная идея.
- Я… - Тора замялся, осознавая отчаянную правду. - Я наверно не смогу найти нормальную работу. Но постараюсь добыть деньги, чтобы оплатить своё проживание.
- Ограбишь банк? – иронично повел бровью Кохара. – Или есть идеи получше?
Вариантов у Торы не было, потому в ответ он лишь растеряно пожал плечами. Хотелось закурить и как следует всё обдумать.

- Эй, Акира! Какого черта ты работаешь допоздна? – капитан полиции потянулся, разминая кости, которые находились в неподвижном положении несколько часов. – Завел бы себе девушку, а то пашешь, как проклятый с этими борделями.
Рейта оторвал задумчивый взгляд от жидкокристаллического монитора и растянул губы в беззаботной усмешке. Впрочем, для этого ему не пришлось даже думать о чем-то хорошем, ведь на экране находились готовые результаты анализа ДНК. Он с неприкрытым удовольствием повторил жест своего коллеги. В их пустом рабочем офисе остальные полицейские уже разошлись по домам. Свет был включен лишь над рабочим столом Акиры и в коридоре, в то время как всё остальное здание погрузилось в ночную темноту. Впрочем, очень скоро привыкнув к ней, Сузуки различил бледный свет луны, пронизывающий громадное помещение своим загадочным сиянием.
Полицейский, собрав отчетные бумаги, ушел, оставляя блондина в полном одиночестве. Обычно это нравилось Рейте, всегда была возможность сунуть нос в чужие дела. Он очень скоро пробил по базе личность, которая его недавно заинтересовала, и вывел все свидетельства через цветной принтер.
Это же надо было случиться подобному совпадению – теперь, с приходом новой фигуры, игра для него становилась ещё более интересной. Всё, что ему оставалось, - это понять, как правильно использовать данную фигуру для того, чтобы поставить Китсу шах и мат. И в голове у хладнокровного убийцы уже созревала кое-какая идея.

Погода для посещений была не очень удачной, однако Казумаса завелся мыслью что сделает это именно сегодня. Даже Торе он не позволил пойти вместе с собой, хотя мужчина долго убеждал его в обратном. В конце концов, Амано махнул рукой, замечая, что сначала всё делают что хотят, а потом винят во всем этом его. Манабу, в своей манере пожал плечами, полностью доверяя это дело Кохаре.
Так и вышло что Казумаса, застыв в полном одиночестве, стоял посреди заснеженного кладбища. Утром небо затянуло тяжелыми тучами, и снег шел весь день, не останавливаясь до сих пор. Огромные хлопья порхали с вышины вниз, закручиваясь, словно зимние мотыльки, одурманенные светом огней большого города. Кохара задумчиво вскинул голову, выпустив во влажный воздух облачко пара изо рта.
- Вот я снова и пришел, отец.
Невысокий надгробный камень из серого мрамора покрылся трещинами. Шо аккуратно смахнул ладонью снег с каменной поверхности и положил на могилу свежие хризантемы. Желтые нежные лепестки в шуршащей обертке, ярко контрастировали с холодным снегом, напоминая о печали, окружающей это место.
Присев на корточки перед могилой отца, юноша сцепил руки в замок, прислушиваясь к здешней мягкой тишине. Благодаря падающему снегу, скрадывающему все внешние звуки, даже такое место, как кладбище, больше не казалось жутким и не заставляло сердце замирать от каждого постороннего шороха. Его ноги уже порядочно замерзли, а пальцы и щеки покраснели, но парень решительно расчистил мраморный постамент.
- Знаешь, всё не так уж и плохо, - Китс передернул плечами, ощущая, как холод пробирается под одежду. – Я знаю, я не самый идеальный сын на земле. Но я постарался выжить. Сейчас я чувствую себя хорошо, у меня есть кров, хороший друг и… - на мгновение голос Шо дрогнул, но он все же закончил, - и человек, который меня любит. Это мужчина, пап… но я надеюсь, ты поймешь меня. Ведь ты когда-то сам любил и знаешь, что дело не в поле. Как думаешь, стоит ли довериться ему? Хотя, будь ты жив, ты бы так и сказал, что надо доверять близким. Но…
Внезапно Казумаса напрягся, услышав издали легкий хруст снега. Безусловно, кто-то направлялся прямо в его сторону. Тонкие пальцы рефлекторно сжали лежащий в кармане револьвер, Китс подготовился дать деру или застрелить непрошенного гостя, если его вдруг узнают.
- Извините… - чей-то робкий голос дрожал от холода.
Шо с удивлением осмотрел с ног до головы парнишку, возникшего из белой пелены снегопада. У него были светлые волосы и карие глаза. Гость подошел очень близко, и совершенно не заметил щелчка, означавшего, что пистолет снят с предохранителя. Юношу интересовала могила Тсукасы Кохары.
Не смотря на погоду, парень был одет в легкую куртку, капюшон которой то и дело срывало ветром назад. Это показалось Казумасе очень милым, но не настолько, чтобы довериться этому пацану. На вид он был моложе Шо, но ему и в таких доводилось стрелять.
Замерев наготове, Казумаса кивнул незнакомцу на могилу, перед которой стоял. Сузив глаза и рассмотрев то, что с погребального камня был сметен снег и лежали свежие цветы, гость с удивлением вернулся взглядом к Кохаре.
- Это вы сделали? – осторожно спросил он, заглядывая Шо в глаза. – Вы его родственник?
- Вообще-то… - Казумаса немного расслабил пальцы, сжимающие холодную сталь пистолета. Кажется, ему ничто не угрожало. - Он мой отец.
- И мой… - очень тихо отозвался парень, сделав неуверенный шаг назад. Хотя, возможно, надо было выступить вперед и обнять внезапно найденного брата, но Пон просто растерялся.
Сегодня утром в баре Урухи ему оставили письмо, в котором говорилось об отце. О том, что тот погиб в собственном доме во время пожара, а также где он был захоронен. Ещё там было что-то о пропавшем сыне этого человека. Хирото не ждал, что сразу сможет найти могилу, не то что встретить потерянного брата... Высокий молодой человек с рыжими волосами и приятным голосом неловко улыбнулся ему. Почему-то Пон подумал, что раньше он делал это очень редко.
- Я - Хирото Огата. Только у меня фамилия матери, – сердце в груди блондина забилось чаще, а в горле встал ком. Вопреки непослушному телу, хотелось подойти и прикоснуться к теплой щеке ещё одного Кохары, но Пон остался стоять на месте.
- Кохара Казумаса, – Шо не знал, почему назвал своё настоящее имя, он всё ещё сомневался, не подставная ли это утка.
Значит, у отца был ребенок на стороне, о котором Шо ничего не знал? Кохаре показалось странным то, что он не ощущал ничего особенного от этой встречи.
И даже когда Хирото всё-таки решился, вытянув руки, шагнуть вперед, Казумаса машинально отступил назад. Снег захрустел под толстыми кожаными ботинками.
Шо смущенно потер кончик носа и, чтобы как-то сгладить свой неприветливый порыв, предложил проводить новоявленного родственника до метро.
 
KsinnДата: Среда, 24.07.2013, 21:09 | Сообщение # 17
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 4 - 16

Снегопад немного успокоился, когда Шо с Хирото подошли к шумной станции. Вокруг сновали толпы народа, все куда-то спешили или кого-то ждали. Люди выныривали из тьмы и вновь исчезали в снежной завесе, оставляя на бетонном полу мокрые грязные следы.
Пока молодые люди добирались до места, уже порядочно стемнело, и сияющий теплым желтым светом вход в метро, казался невероятно уютным и одновременно тоскливым, одиноким в этом заснеженном океане.
За время пути никто из них так и не заговорил. Лишь Шо ненавязчиво спросил, не замерз ли его сводный брат, на что Пон отрицательно покачал головой. Казумасе он казался ещё ребенком, забавным в своих белых башмаках и теплой курточке в крупную желтую звезду.
- Скажи, а ты какого года рождения? – в очередной раз спросил он.
Хирото поднял на него свой неуверенный взгляд и почесал затылок, вспоминая.
- Кажется, девяносто шестого, да.*
- Ого, - Шо удивленно присвистнул, – значит, я старше тебя на… три года.
- Правда? – Пон остановился, оглядывая внимательным взглядом высокую фигуру брата, его бледное осунувшееся лицо и усталый взгляд. - А по виду тебе можно дать больше...
- Ну… - Шо с сожалением развел руками. – Как есть.
Когда они вошли в метро, Казумаса передернул плечами от холода и отправился купить чего-нибудь горячего, Хирото в это время покупал билет на свой маршрут. Кохара, на всякий случай, решил сделать это после того, как проводит паренька. Не обязательно ему пока знать, где живет киллер. В том числе, для его же безопасности.
- Скажи, ты не против… - Пон замялся, когда Казумаса подошел к нему, протягивая белый бумажный стаканчик с кофе. Они уселись на скамьях, специально предназначенных для ожидающих пассажиров. - Если я буду называть тебя Нии-сан?
Заметив, с каким удивленным взглядом к нему обернулся Казумаса, Хирото рассмеялся. Этот парень действительно не привык к подобному трогательному обращению. Старший брат задумчиво перевел взгляд на свой кофе и только после этого согласно кивнул. Сиденья были холодными, а пальцы мерзли без перчаток, так ''удачно'' забытых дома. Хирото потер ладони друг о друга, согревая горячим дыханием, но этого было недостаточно, они уже сильно покраснели.
Два брата, сидя на станции, в основном молчали, обмениваясь лишь короткими фразами. Казумаса, например, узнал, что младший брат живет совсем один и сам зарабатывает себе на жизнь. Судя по не слишком теплой одежде, работа его была низкооплачиваемой. А ещё блондин оказался достаточно робким и приятным собеседником, в отличие от вечно угрюмого и молчаливого Шо. От самого Кохары, Огата практически ничего не смог узнать. Только то, что у брата скрытный характер.
- Могу я получить твой номер телефона или адрес, чтобы ещё раз встретиться? – Хирото ощущал неловкость, их встреча заканчивалась как-то скомкано.
Казумаса тряхнул рыжей челкой, поправив упавшую на глаза прядь:
- Если ты не против, давай просто договоримся о следующей встрече. А там, посмотрим.
Пон не смог скрыть своего удивления от такого странного ответа. Он ожидал больше положительных эмоций, связанных с найденным братом. Однако что-то Шо останавливало. Подумав над этим, Хирото и сам понял, что вряд ли сразу захочет рассказать о своей работе в борделе.
- Хорошо, но вдруг кто-то из нас не сможет прийти? – скорчив жалобную мордашку, промямлил младший. - И тогда мы снова потеряемся?
Шо на минуту задумался, а потом снова задал не менее странный вопрос:
- Скажи, в каком районе ты живешь, и рано или поздно я тебя встречу.
- Ты будто киллером работаешь… – недовольно фыркнул блондин, вытаскивая из кармана начатую пачку сигарет. Это было уж слишком недоверчиво! Так или иначе, они братья и у них один отец.
Казумаса в ответ тихо рассмеялся, как будто услышал хорошую шутку.
- Что, так заметно?
- Нет, просто ты… Эй! – Хирото не успел опомниться, когда его собеседник ловко отобрал у него сигареты и вытянул руку с ними как можно дальше в сторону.
Огата хотел было потянуться за ней, но ему показалось, что это будет смотреться глупо. Он лишь недовольно фыркнул.
- Серьёзно, прекращай курить, – без тени улыбки попросил Казумаса, сминая пачку в ладони. – Тебе ещё жить и жить.
Чуть позже упаковка оказалась в мусорке, хотя Шо понимал, что младший купит новую в первом попавшемся магазине.
- Хорошо. Тогда давай встретимся завтра, возле здания бизнес-центра у парка Синдзюку?** - спустя несколько минут тихо предложил Пон, поднимаясь со своего нагретого места. – Ты наверняка знаешь, где это.
- Да, – Кохара припомнил высокие тауэры для офисов богатых фирм. – Завтра в полдень?
Пон снова согласно кивнул. На щеках его кукольно-красивого личика заиграл румянец. Шо поднялся вслед за своим братом, молчаливо и неповоротливо. Предстояло ещё купить билет на свою электричку и добраться до дома.
- Тогда увидимся завтра, Нии-сан! – убегая навстречу приехавшей электричке, Пон вслед помахал ему рукой.
Не смотря на то, что они и встретились так неожиданно, интуиция подсказывала Казумасе, что этот парень действительно имеет с ним родство. Когда-то давно, ещё до того, как с его семьёй случилось несчастье, Шо был очень на него похож.

- С возвращением! – голос Манабу раздался из кухни, однако сам он не выехал навстречу своему сожителю. Вся квартира пропахла пряным ароматом жареного мяса. Казумаса сразу обратил внимание на то, что свет в гостиной был выключен, так же как и в спальне.
- А где Тора? – он скинул ботинки и глухо шлепнул их на линолеум в прихожей. Мужчины действительно в квартире не было - так подсказывала интуиция Кохары.
Спустя пару секунд из-за дверного проема в кухне показался сам хозяин.
- Ушел куда-то, ничего не сказав.
Сначала в мыслях Китса появились сомнения: «А вдруг пошел сдать полиции», но почти сразу он вспомнил, что Тора не смог бы так поступить. Мало того, что он испытывает к юноше нежные чувства, ещё никто не отменял его статуса беглого преступника.
- Хорошо, – скинув тяжелую от снега куртку, Шо зашел на кухню.
На сковородке весело шипели толстые куски мяса, а рядом стояла рисоварка с уже готовым гарниром.
- Карри?
- Оно самое! – с легкой улыбкой выдохнул Манабу.
Сегодня, пока никого кроме него дома не было, под входную дверь просунули письмо. Обычный запечатанный конверт без обратного адреса. Но Манабу показалось, что оно всё ещё хранит тепло пальцев и легкий аромат того человека, который его послал. Без сомнений это письмо было от Казуки. Прижав конверт к груди, он с волнением ощутил, как гулко бьется сердце. Удивительно, что кто-то вроде него смог чем-то зацепить этого парня-цветочника.
Манабу не стал рассказывать об этом письме Шо, решив, что незачем лишний раз беспокоить его своими глупостями. К тому же юноше и без того приходится несладко.
- Я хотел бы сказать это в присутствии Амано, но да ладно… – опустив крышку на сковороду, Казумаса обернулся к своему сожителю. Тело налилось тяжестью от усталости и юноша, подтащив к себе табуретку, сел. Немного помедлив, Шо с удивлением испытал давно забытое чувство тоски. Всё-таки ему хотелось, чтобы Тора был сейчас здесь. Интересно, как бы он отреагировал?
Манабу посмотрел на юношу, давая понять, что внимательно слушает его. Отбросив все дурацкие мысли, Кохара произнес:
- У могилы отца я встретил своего брата.
В этот момент по двери с той стороны раздался тяжелый гулкий стук.

- Тора, какого чёрта?!
Мужчина выглядел более чем помято. Его промокшие от снега брюки на бедре пропитались темной кровью. Колени дрожали, а руки судорожно хватались за стену, оставляя смазанные кровавые следы. Тора находился в состоянии, близком к бессознательному, но всё ещё твердо стоял на ногах.
Быстро подхватив его под руки, Шо напряг все свои силы для того, чтобы дотащить пострадавшего до дивана. Свалившись на него мешком, Амано протяжно застонал. Из его горла раздался слабый хрип.
- Черт…
- Не двигайся! – бесцеремонно приказал Казумаса, стаскивая с него запачканный кровью плащ, а затем и рубашку. Рваная рана на боку выглядела устрашающе.
Какого чёрта он куда-то попёрся?! Его не только разыскивает полиция, за его головой охотиться сумасшедший маньяк с дебильной повязкой на носу!
Мужчина охнул, когда уверенная ладонь рыжего юноши надавила на его грудь. В это время подъехал Манабу, прихватив с собой внушительных размеров аптечку. Он успел заранее снять с плиты мясо, так что за ужин можно было не опасаться.
- Что произошло? – после недолгой паузы, спросил Кохара. Его ловкие пальцы привычно порхали над ссадинами и синяками, обрабатывая и стирая засохшую кровь. Точно так же он ухаживал за собой, если его ранили на задании.
Амано изредка дергался и шипел от вспыхивающей острой боли.
- Заработать денег… - более внятно прошептал он, когда его грудь стянули белыми полосками эластичных бинтов. – Хотел… кто-то выстрелил в меня на улице…
- Ты идиот! – Шо досадливо цыкнул и, закончив с оказанием первой помощи, хлопнул ладонями по своим коленям.
Оказалось, что пуля лишь слегка задела Тору, оставив ровный след, который впоследствии станет шрамом.
Кохара подумал, что у этого мужчины точно что-то не то с мозгами. Он отправился куда-то, не предупредив его, а ведь Шо волновался!
В это время Манабу молча собрал все лекарства и бинты, складывая их обратно в коробку. Он старался скрыть легкую полуулыбку.
Взгляд Шо был полон тревоги, он переживал за этого человека. Это было необычное для него состояние. Юноша вновь и вновь осматривал каждую рану, его ладонь изредка накрывала лоб брюнета, проверяя есть ли у него жар. Казумаса беспокоился и корил Тору за столь опрометчивый поступок. Так или иначе, Шинджи Амано был виновен в столь значительных переменах, произошедших с хладнокровным киллером.

Чуть позже, отойдя от происшествия, Казумаса сконцентрировался на сборке пистолета, попутно рассказывая о своей встрече с новоиспеченным братом. Он ещё не был уверен до конца, на самом ли деле они с Хирото одной крови, и потому готовился к сюрпризам. Но на вид этот паренёк казался вполне искренним и дружелюбным. Шо знал, что не стоит так открыто выказывать своё недоверие, потому решил, что возьмет с собой только маленький охотничий нож.
- Ничего себе! – удивленно воскликнул Манабу, подцепляя вилкой сочные кусочки мяса. Амано тоже был немало удивлен, но проторчав значительную часть дня на улице и сильно проголодавшись, он отдавал больше внимание своей порции еды.
- Ты ведь о нём ничего не знал. Разве отец никогда не заикался об этом? – задал вопрос инвалид.
Кохара поднял взгляд к потолку. Со щелчком вставив новую обойму в оружие, он отрицательно покачал головой. Отец никогда не упоминал такого, возможно, это был не самый приятный момент его жизни. Вероятно, если бы он был жив, когда Шо повзрослел и мог более адекватно воспринять подобную новость, папа всё бы ему рассказал.
Но отца уже давно не было в живых, а жизнь Казумасы превратилась в кошмар. Раньше он старался не думать зачем это делает, он просто хотел выжить и отомстить. Его человечность сгорела в том пожаре, вместо этого им двигали боль и ненависть.
Но так уж вышло, что когда Шо окончательно захлестнуло, появился Тора. Сильный, уверенный в себе мужчина, способный рискнуть жизнью ради него. Он не боялся ни Кохары, ни того, кем юноша являлся.
- Может быть, наша завтрашняя встреча всё разъяснит, – предположил Казумаса, оставляя пистолет на столешнице.
Манабу с сомнением покачал головой.
- Ты уверен, что это не может быть подставой, чтобы тебя изловить?
- В таком случае, – в руке Кохары сверкнул идеально начищенный острый нож, длиной не больше ладони. – Хирото будет жаль.

Ночь в больничной палате проходила тихо и спокойно. Где-то в коридоре слышалось постукивание каблуков немолодой медсестры. К больничному запаху хлорки и лекарств Сея привык давно. Сейчас сутенера волновал вопрос о выполнении его заказа, за который он выложил приличные деньги. Рейта обещал сделать всё по первому классу: если не сможет взять Амано живым, то принесет труп.
Сея с большим удовольствием представлял, что будет делать в том или ином случае. Если мужчина окажется мертв, он мог бы с любовью вырезать ему все органы, поджарить сердце и выколоть глазные яблоки. Если жив, так даже лучше – Шинджи прикуют к кровати наручниками и его сможет иметь любой желающий в любое время и как ему того захочется, пока мужчина окончательно не сдохнет. Он будет удовлетворять похотливые желания самых извращенных клиентов – уж таких в клубе Сея было не мало.
Сутенер решил, что завтра снова позвонит Рейте, узнать как идут дела и если ответ его не устроит, придется нанять кого-то позначительнее. А этого фееричного мудака сдать его же родной полиции.
По коридору вновь раздались шаги, на этот раз отчетливо неспешные и тихие, словно в кроссовках. Отстраненно подумав, что врачи в такой обуви не ходят, глава борделя закрыл глаза, притворившись спящим и обращаясь в слух. Наверняка это охранник делает ночной обход, и если обнаружат, что кто-то ещё не спит, счастливчику могут вколоть лошадиную дозу снотворного – то ещё удовольствие! В каждой палате были небольшие окна, выходящие в коридор, совсем как в школьных классах, сами помещения были небольшими, и потому хорошо просматривались.
Шаги вскоре замерли возле его палаты, а затем ручка на двери бесшумно поползла вниз. Сея невольно открыл глаза, чтобы выяснить в чем дело. Его сердце замерло от неприятного ощущения.
Вошедший в палату не был похож ни на кого из здешних, хоть и был облачён в белый халат. Из-под медицинского колпака, надвинутого на глаза, выбивались рыжие пряди… Сея сузил глаза, осознав, что где-то уже видел этого молодого человека раньше. Его глаза сверкали в свете луны, заливающей помещение. Если обвести их черным карандашом, он был бы похож на…
- Ты!! – прежде чем сутенёр успел произнести фразу до конца, из рукава больничного халата выскользнул револьвер с глушителем, и одним метким выстрелом Шо разорвал его глотку. На стену за спиной пациента брызнули агатовые капли, кажется, он успел издать предсмертный булькающий хрип из обнажившейся гортани, и рухнул обратно на подушку. Китс сунул пистолет обратно в рукав, отходя подальше, чтобы не запачкаться. В ночи кровь Сея казалась черной, словно пролитая тушь, расползающаяся по белоснежной бумаге.
Горло было самым уязвимым и лёгким местом, потому как шум поднимать не следовало. Выстрели Китс в сердце, тот возможно успел бы закричать, а выстрел в голову был излишне рискованным. Пробить череп не так уж просто.
Единственное что Шо не радовало, так это большое количество крови.
Отойдя ещё немного, Кохара поднял с пола дымящуюся гильзу. Дело было сделано и Тора был теперь в безопасности. Казумаса мог поспорить, что убийство Сея входило в планы самого Рейты, иначе последний не стал бы тянуть с убийством Амано. Теперь псевдо полицейский должен был сделать ответный ход, который Китс будет ждать с нетерпением.


*Хирото - 17, Шо - 20.

**Shinjuku Park Tower
Адрес: North 30F Shinjuku Park Tower 3-7-1 Nishi-Shinjuku Shinjuku Ward, Tokyo, 東京都 163-1030, Япония. Картинкэ прилагаэтсэ:
 
KsinnДата: Среда, 24.07.2013, 21:11 | Сообщение # 18
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 4 - 17

- Какая грусть, тоска, печаль! – Рейта засмеялся как ребенок, крутясь на высоком барном стуле. – Сея убит, как теперь быть? Кто же останется за главного?
- Это твоя работа?
Узнав новость о том, что прошлой ночью сутенёр был застрелен неизвестным, Уруха первым делом налил себе выпить. На самом деле, Сея здесь никто не жаловал, несколько новеньких проституток даже смылись, не оставив следа. Кою не умел управлять такими заведениями, в этом он полностью полагался на хозяина. И что теперь? Всё просто рухнет, не сразу, но рухнет. И тогда самому Урухе некуда будет пойти.
- Нет, не моя. – Рейта покачал головой и честно ответил. – Это Китс.
Стакан едва не выскользнул из пальцев бармена. Сдув челку со лба, он уставился на посетителя.
- При чем здесь этот… этот убийца?
- Много причем, – блондин в повязке покрутил пальцем в воздухе, словно вычерчивая какие-то одному ему известные символы. Его глаза блестели от осознания, что всё идет как по маслу и продумать осталось детали. – Можешь брать управление на себя, а я займусь этим рыжим лисенком. Осталось только одно «но».
Бармен даже не удивился тому, что Рейте известна внешность Китса. Он не горел желанием отомстить.
- Какое «но»? – обреченно выдохнул Уруха, по привычке вертя стакан в руках. Отчасти это успокаивало его, напоминая о том безмятежном времени, когда оно имело хоть какой-то смысл.
- «Но» заключается в следующем… – коротко произнес киллер, без привычной ухмылки на лице.

Впервые в жизни Казумаса не был против сопровождения. Тора говорил об этом всё утро: ему не только было интересно, как выглядит брат Шо, в первую очередь он не хотел отпускать взбалмошного убийцу неизвестно к кому.
Погода располагала к приятному времяпровождению. Лазурное небо отражалось на зеркальных поверхностях замерзших луж, просачивалось сквозь сосульки, а снежные сугробы сверкали в лучах приветливого солнца. Ветки заледеневших деревьев, на фоне природного великолепия, казались старыми скрюченными пальцами ведьм, протянутых к небесам в своём последнем вздохе.
Казумаса уверенно шагал вперед, прикрывшись для надежности капюшоном куртки, следом спешил Тора. Юноша смотрел, как люди вокруг суетливо проживают своё время. Все куда-то бегут, пытаются выслужиться, словно за это их кто-то похвалит на небесах. Что ж, по крайней мере, ему это не грозит.
- Волнуешься? – тихий голос Шинджи сначала показался отзвуком шумной толпы, однако в следующий миг Шо ощутил, как его пальцы сжала теплая ладонь мужчины.
- Что…
- Не беспокойся, – Тора ободряюще улыбнулся, пытаясь представить, какая сейчас буря на душе у этого парня. Он встретил родного человека, спустя столько лет. Шо точно не мог поверить в это до конца, но вероятно боялся того, что это окажется неправдой. В таком случае мужчина хотел остаться рядом с ним и поддержать.
После небольшой поездки на электричке, они оказались в шумном районе Синдзюку, где угроза их обнаружения многократно возрастала. Но Шо это, кажется, совсем не беспокоило, он хладнокровно направился в сторону трех высоких башен бизнес центра. В этом месте сновали мужчины в деловых костюмах, накрахмаленные воротнички и толстокожие боссы в очках - им не было никакого дела до других.
«Интересно, возле какой башни будет ждать Хирото?» – подумал про себя Кохара, останавливаясь перед широкой каменной лестницей, ведущей внутрь первого здания. Он переглянулся с Амано и тот быстро осмотрелся. Под описание, услышанное из уст рыжего юноши, пока никто не подходил. Офисные часы, которые виднелись сквозь стекло, показывали без пяти минут двенадцать.
- Эй, привет, Нии-сан! – крикнул белокурый парень в распахнутой парке, от радости размахивающий руками.
В его сторону оглянулась половина улицы. Некоторые бизнесмены провожали Хирото заинтересованно оценивающими взглядами, уж чересчур мило он смотрелся. Амано сразу заметил, как велика разница между братьями – у них не было ни одной общей черты.
Вопреки опасениям, Казумаса попытался улыбнуться, когда подбежавший запыхавшийся юноша дружелюбно хлопнул его по спине.
- Огата…
- Просто Пон, – отмахнулся блондин, и засунул руки в карманы куртки. – Меня так в школе называли.
Шо переступил с ноги на ногу, разглядывая своего вероятного родственника. Но, когда за его спиной раздалось вежливое покашливание, он, очнувшись от своих мыслей, указав рукой, представил статного мужчину.
- Хирото, это Амано Шинджи. Мы с ним… живем вместе - Кохара резко замолчал, не представляя, что об этом подумает брат. Если на то пошло, это не должно было пока его касаться.
Брюнет тихо хмыкнул.
- Я Тора, – мужчина протянул Пону руку, которую тот сразу же пожал.
Казумаса не мог понять наверняка, догадался ли младший брат об их странных отношениях, но даже если так, то его дружелюбный взгляд совсем не изменился.
Вскоре Хирото предложил подняться на смотровую площадку тауэра, которая находилась на самой крыше.

Вид сверху открывался поистине великолепный. Крыши, заваленные снегом, ярко сверкали, утыканные сотнями несуразных телеантенн и тысячами проводов, черной паутиной расчерчивающих город под их ногами. Смотровая площадка была пуста. На этой высоте их небольшая группа была окружена только замерзшими перегородками и перилами.
- Посмотрите, там есть эта штука… бинокль! – Пон вскинул руку, указывая на небольшое устройство у самого края крыши и, не дожидаясь других, помчался вперед. Казумаса крикнул ему вслед, чтобы был осторожнее, ведь когда Хирото прильнул к биноклю, чтобы получше рассмотреть город, он едва не навернулся на тонком слое снега.
Шо пожал плечами и обернулся в сторону Амано, который так же внимательно следил за действиями несуразного младшего братца.
- Я думаю, всё будет хорошо, – тихо произнёс мужчина.
Не смотря на ободряющие слова, Казумаса выглядел поникшим. Тора прекрасно понимал его проблему: если Хирото окажется братом Шо, то этим слабым местом смогут воспользоваться враги. Даже Амано не хотелось стать причиной, по которой Казумасе придется необдуманно рисковать. А глядя на смешливого блондина, дёргающего за ручки бинокль из стороны в сторону, можно было легко предвидеть, что такая афера по силам любому.
- Мы защитим его, если понадобится. – Твёрдо кивнул Казумаса.
На вершине тауэра дул сильный ветер, гораздо холоднее, чем внизу, разгоняя по бетону белоснежные волны снега. Летом отсюда наверняка очаровательный вид, и стоять на месте не так холодно. Насколько Шо знал, некоторые бизнесмены проводят здесь свои перерывы, а молодые парочки свидания. Поэтому казалось немного странным, что они решили пойти сюда, а не в какое-нибудь теплое кафе.
- Ты знаешь, - вдоволь насмотревшись, Хирото снова присоединился к ним, плотнее запахивая свою парку. Амано и Кохара устроились на верхней ступени, перед захлопнутым выходом на внутреннюю лестницу здания. – В детдоме меня никто не хотел брать, потому что цвет моих волос не черный.
Рыжий юноша внимательно осмотрел Пона с ног до головы, удивленно приподнимая бровь, прежде чем тот продолжил:
- Все думали, что я полукровка. В школе со мной никто не дружил, а хулиганы доставали каждый день, думая, что я выпендриваюсь. Но я просто из принципа не хотел перекрашиваться в обычный цвет. Это что-то вроде дани памяти.
На морозном ветру щеки и нос Огаты покраснели и он прикрывал их руками в перчатках. Это выглядело довольно мило, особенно когда на его ресницах застыло несколько снежинок.
- Как думаешь, нии-сан, стоило делать это или нет? – внимательно поглядев на сводного брата, Хирото протянул руку, коснувшись огненно-рыжей пряди. Эти волосы тоже не были похожи на покрашенные. Что ж получалось, их отец любил только девушек-иностранок? При том, что Хирото должен был родиться брюнетом с вероятностью девяносто процентов.
Казумаса поднял голову к чистому небу над их головами и, спустя несколько минут, ответил медленно и четко. Его голос был спокойным и неспешным, словно он знает всё на свете.
- Ты должен был быть собой, Хирото.
- Быть собой, – одними губами повторил за ним юноша.
Поднявшись с места, Хирото со вздохом отряхнулся от налипшего снега. Пока он был на ногах, голова шла кругом от окружавшего их моря вышек, зданий и антенн, а если сесть, то казалось, что они плывут посреди безбрежного океана. Может быть, там, под ними, уже наступила весна или лето? А холод просто задержался здесь, на высоте.
Огата ещё раз с сожалением вздохнул и, отступив на пару шагов подальше, вынул свой револьвер, нацелив его прямо в лоб собственному брату.

Никто из бизнесменов, снующих внизу, не обращал внимания на замершую перед зданиями фигуру. Молодой человек посреди кишащей людьми площади отражался в стеклах первого этажа. Выделялись только его светлые волосы, зачесанные набок, да черный платок, скрывающий половину лица. В остальном – обыкновенный бунтарь, зачем-то пришедший сюда, пестро выделяющийся среди толпы белых воротничков. Никто не подозревал, что через пару мгновений все изменится, сотни чужих судеб будут разбиты и сломаны. Настоящее разделится на «до» и «после». И всё это будет сделано ради одного единственного человека.
Рейта второй раз взглянул на офисные часы, те самые, на которые незадолго до этого глядел Кохара, и с удовлетворением улыбнулся. Вытянув из кармана обычные черные наушники, Акира вставил их в уши, а затем сунул правую руку в карман своей куртки.
- Ну что, потанцуем, детки? – рот под повязанным на лице платком скривился в гнусной усмешке. Так улыбаются умалишенные. Его пальцы сжали прямоугольный плеер в руках, аккуратно нажав на кнопку «play».

- Какого черта, Хирото? – Китс с Торой подорвались с места, едва заметив угрожающее им дуло пистолета. – Что ты делаешь?!
- Хочу тебя убить, я думаю, – спокойно ответил Пон, словно его спросили который сейчас час.
Рейта уже должен был всё подготовить. Главное, чтобы в процессе осуществления их плана, его не задело осколками.
В руке Шо появился короткий нож, хотя по лицу было ясно, что такого он не ожидал.
- Сюрприз, братец!
Кохара не мог знать, что вчера Рейта принес несколько бумаг из своей лаборатории и передал их Хирото. Анализ ДНК показал, что они действительно братья по крови. Младший сначала даже обрадовался, ведь оказалось, что он не совсем один в этом мире.


- Но он не тот, кем ты его считаешь, – Акира подправил свою повязку на носу и вложил в ладони Огаты несколько смазанных фотографий, распечатанных на обыкновенном принтере. – Посмотри, ты знаешь, что это?
Едва парнишка опустил взгляд и внимательнее рассмотрел цветные фото, улыбка радости сползла с его губ. Он невольно вздрогнул, узнав своего брата в снайперской экипировке с длинным автоматом Калашникова в руках.
- Он убийца. – Рейта произносил эти слова четко, с наслаждением, чтобы они получше закрепились в юном сознании. Чтобы счастье ухнуло вниз и разбилось на сотни осколков.
- Его псевдоним «Китс», слышал? – никто не должен был сталь свидетелем их разговора, иначе правила игры стали бы достоянием общественности. Поэтому Рейта надежно запер двери маленькой комнаты Хирото, где тот обычно обслуживал клиентов. В ответ проститут отрицательно покачал головой.
- Ну что ж, - обхватив Огату за хрупкие плечи, Рейта повалил его на широкую постель, неизменный атрибут всех комнат в этом клубе. - Пожалуй, нам с тобой надо кое-что обсудить…


- Ну и семейка же у нас, – губы Хирото растянулись в горькой усмешке. - Один проститутка, другой известный наёмник. Как это мило, не считаешь?
Ответить Кохара не успел – внезапно вокруг них прогремело несколько взрывов.
Уши заложило от грохота, а поверхность крыши под ногами задрожала, расходясь ударными волнами, не давая шанса устоять на месте.
Шо ощутил, как его, ухватив за плечи, потянули вниз, накрывая собой сверху. Теплое тело Амано прижалось вплотную к его спине, надежно укрывая от стекла, звенящего вокруг, и каменной крошки.
Уже через секунду придя в себя, Шо резво вскочил, вскинув нож, однако сначала ему показалось, будто он ослеп. Крышу заволокло густым черным дымом, ноздри наполнил запах жженой резины и мельчайшая пыль.
Взрывы прогремели, судя по всему, на двух самых верхних этажах, прямо у них под ногами. Киллер был немало удивлен, что крыша ещё не провалилась в офисы.
- Тора… Тора!! – последовавшая за взрывом, оглушающая тишина, действовала на нервы. Шо не понимал, где находится. Один неосторожный шаг мог стоить ему жизни, ведь не ясно было, где может оказаться яма, или заканчиваться крыша. Но главное, что он помнил – Тора, прикрывший его своим телом, не отозвался, вероятно, он получил ранение. И ещё этот Хирото, ведомый жаждой убийства.
- Тора! – слабый порыв морозного ветра быстро рассеял дым, позволяя лучше оценить обстановку. Край крыши был проломлен и действительно обвалился, клубы черного дыма, обволакивающие здание, тянулись ввысь.
Амано, без сознания, обнаружился под ногами Шо, на его спине не было никаких царапин, но судя по сочившейся на затылке крови, ему всё-таки досталось. Присев на одно колено, Казумаса отложил нож и попытался приподнять его, надеясь, что удар был не слишком сильным.
- Если бы ты не родился… - на фоне клубящихся темных облаков застыла хрупкая фигурка в порванной парке. Пон так же неотступно наставлял пистолет на своего брата. – Если бы ты не родился, мой отец не бросил мою мать. И она не отдала бы меня в приют! – последнее предложение он произнёс, сорвавшись на крик.
Шо заметил, как руки блондина, крепко сжимающие оружие, дрогнули.
- Из-за тебя я лишился мамы и папы! И нормального детства! - с яростью продолжил Хирото, глядя на убийцу блестящими глазами. Как и говорил ему Рейта, ничего хорошего всё равно не получилось. Перед глазами Пона проносились печальные воспоминания о том, что ему пришлось пережить, и чего не было бы, не появись на свет рыжий наёмник. Отчасти блондину было плохо от одной мысли, что он хочет убить единственного родного ему человека. Который, тем не менее, был виноват в его несчастной судьбе.


- Он бы убил тебя не задумываясь, – твердил Акира, откидывая влажную светлую челку со лба Пона. – Для него не важно, кого убивать.

Пока Хирото выкрикивал обвинения, Казумаса не пошевелился, гордо выпрямившись и не выпуская из ладони холодного оружия. Он смотрел на брата взглядом, полным ледяного спокойствия. И что больше удивило Огату, в этом взгляде читалось сочувствие и жалость к нему.
Едкий дым горящих этажей щипал глаза, его запах намертво впитывался в одежду и затруднял дыхание. В молчаливом безумии происходящего, словно в параллельной реальности, ровный и негромкий голос Шо показался неестественным безмятежным.
- Ты думаешь… я стал убийцей из-за счастливого детства?

- Это новости Токио-ТВ, мы ведем прямой репортаж с Синдзюку Парк Тауэр, где только что произошел ужасающей мощности взрыв двух самых верхних этажей башни S*! Пока никто из существующих группировок не взял на себя ответственности за совершенный террористический акт, но следствие уже ведется. Пожарные наверху, пытаются погасить пламя и спасти жизни тех людей, которые ещё остались в здании!
Молоденькая репортерша с прямыми черными волосами до плеч, приложила ладонь к уху, вслушиваясь в поступающие через наушник новости, а затем вновь уставилась в камеру, поднеся ко рту микрофон с логотипом канала. – Только что стало известно, что бомба была взорвана дистанционно…
Рейта раздраженно отвернулся от противной на его вкус девицы, крепче сжимая в ладони свой плеер, являющийся ещё и пультом дистанционного управления. Чтобы там не решили на крыше эти голубки, но пора было взрывать лестницу – единственный, пока ещё уцелевший выход. К тому же, пока он находится здесь, кто-нибудь мог легко поймать его радиосигнал.

Риторический вопрос, заданный в пустоту. Несложно было понять поступки Кохары, пережив то же, что и он. Но Хирото решительно отказывался это воспринимать, ведь тогда все его обвинения рассыпались бы в пепел.
- Мне не важно что… - начал было он, но внезапно очередной сильный взрыв выбил остатки стекол откуда-то с другой стороны тауэра. Ударная волна, на этот раз оказавшаяся ближе к Пону, сбила его с ног, отбросив в сторону выхода с крыши. Парня протащило по каменной крошке, потеряв сознание, он застыл с неестественно вывернутой рукой.
Пророкотавший грохот мог означать то, что пол под ногами вот-вот провалится.
- Вот блять… - прошипел рыжий юноша, пытаясь первые секунды устоять, а затем сделать пару шагов навстречу Шинджи, не подающему признаков жизни.
Теперь надо было как-то унести отсюда два тела. Или только одного, Казумаса пока не решил, стоит ли спасать шкуру того, кто минуту назад хотел его пристрелить. Но ведь… Хирото его брат. Просто брат, Шо знал это точно.
Когда он взвалил на свою спину тяжелое тело Амано, новый взрыв прогремел прямо со стороны лестницы. С лестничного пролета, являвшегося единственным отходным путем, вырвался столп яркого пламени. Снег на крыше давно растаял от таких высоких температур и потому сам Шо неловко поскользнувшись, пропахал носом каменную поверхность.
Ситуация складывалась печальная. Кохара вытер тыльной стороной ладони кровь, текущую из носа, вдоль запястья потянулась алая лента, и попытался трезво оценить сложившуюся ситуацию. Его всегда учили, что паника – это ключ к провалу. Нужно сосредоточиться, чтобы найти выход.
Итог был неутешительным: при нем два неподвижных тела, с такой комплекцией одному ему обоих не унести. Крыша с минуты на минуту провалится в здание, единственный выход сейчас охвачен пламенем и похоже, что он сам потянул лодыжку. Оставалось, разве что прыгнуть с крыши.

«Прыгнуть с крыши… Ведь внизу ещё две башни!» - юношу прошиб холодный пот, когда он осознал разницу между башнями - пять этажей, это высота среднего дома. А они не в кино, чтобы остаться в живых после такого трюка.
- Ш… Шо…
Кисть Шинджи дернулась и сжалась в кулак. Заметив это, Казумаса в одно мгновение оказался рядом, осторожно положив его голову на свои колени. Мужчина пошевелился, застонав от ломоты во всем теле и вспыхивающей боли в голове. По нему словно стадо быков пробежало.
- Тише, Амано… – ладонь Шо аккуратно коснулась груди мужчины. – Сам идти сможешь?
Поначалу Тора посмотрел на него непонимающим взглядом, а затем, пошевелив конечностями, хрипло ответил:
- Если очень постараюсь…
- Хорошо, – кивнул рыжий юноша. – У меня есть идея.

Кохара давно заприметил валявшуюся на другой стороне балку. Видимо, после взрыва её снесло с конструкции в виде призмы на крыше. Шо прикинул её длину: она могла покрыть почти три этажа, а остальную высоту можно было бы преодолеть прыжком вниз. Тогда шансы переломать ноги значительно уменьшались.
- Возьми Хирото на себя и приготовься, – Кохара похлопал Тору по плечу, и резко вскочив на ноги, бросился на другую сторону.
Там кусок крыши уже провалился внутрь, осыпаясь своим содержимым прямо в пылающее пламя. Несмотря на усилившийся холодный ветер, оно не собиралось гаснуть, охватывая всё больше офисов. Казумаса вспомнил, что верхние этажи занимает знаменитый отель Park Hyatt Tokyo, а это может вылиться уже в международный скандал. Или войну.

Крепко прихватив руками толстую балку, Шо подтянул её к себе. Весила она не меньше тридцати килограмм, однако для своей длины была достаточно легка. Подтащив её к тому краю крыши, со стороны которого вплотную находилась следующая башня, Казумаса закрепил один разодранный взрывом конец короткими толстыми кабелями и зацепил за оградительную решетку крыши. Балка угрожающе скрипела и не выглядела особо надежной, но Шо надеялся, что для них этого будет достаточно.
- Теперь спускайся вниз! – приказным тоном выкрикнул киллер, уклоняясь от хлестнувших по полу металлических тросов, на которых удерживалась конструкция крыши.
Амано поначалу протестующе замотал головой, изо всех сил упираясь ладонями в покрытие, усыпанное осколками стекол и гвоздей.
- Без тебя – нет!
По спине мужчины пробежала нервная дрожь, едва Казумаса поднял на него свой разъяренный взгляд, точно обещающий убить на месте либо выкинуть его отсюда с пинка. На лбу юноши четко выделялись пульсирующие жилки, а зрачки угрожающе сузились. Чтобы не творилось сейчас в его мыслях, Амано предпочел не вытаскивать это наружу.
- Живо я сказал!! – взяв любовника за шиворот, Шо безжалостно заставил его перелезть через парапет, оказавшись на небольшом выступе, перед оглушающей высью.
Тора сглотнул, его сердце замирало от страха перед такой высотой, но всё же он опустился на колени и крепко ухватился обеими руками за балку. Долго медлить было невозможно. Мужчина отстраненно задался вопросом, видят ли их снизу, или, может, дым надежно всё скрывает?
Когда он увидел Кохару, с трудом взваливающего на свою спину бесчувственное тело Хирото, то невольно зажмурился и оттолкнулся ногами от стены. Мгновенное ощущение полета вскружило голову, заставляя крепче ухватываться скользкими ладонями за единственное спасение в этом океане бездонного воздуха. Ощущение страха, так сильно наливавшее его тело в последний момент, внезапно исчезло, сменившись безразличием к своей собственной жизни.
Но вовремя вспомнив, что длины балки не хватает всего на чуть-чуть, мужчина крепко стиснул холодный металл и взглянул вниз.
На самом деле прыгать было не так уж опасно – до крыши следующей башни оставалось метра три и Амано, собравшись с последними силами, спрыгнул вниз.
Где-то внизу гудели люди, завывали сирены, но в тот момент, когда ноги Шинджи благополучно коснулись благословенной опоры, мир словно затих. Как же всё-таки здорово быть живым!
С трудом осознавая, что он преодолел эту преграду, Тора осел на колени, стараясь унять дрожь в ногах. Висеть на волоске от смерти ему ещё не приходилось.
Однако, помимо него, оставались ещё двое. Резко посмотрев наверх, Амано вгляделся в черный дым, клубы которого заполняли все видимое пространство. Казалось, прошли часы, пока он напрягал зрение, выжидая появление Кохары.
Когда тот, наконец, появился, его сердце забилось чаще.
Шо быстро скользил вниз, упираясь ногами в отсвечивающие зимним солнцем стекла тауэра, держа одной рукой безвольное тело своего брата. Тора заметил то, как странно юноша держал голову, прижимаясь подбородком к груди, словно держался из последних сил. В общем-то, так оно и было.
Наглотавшись дыма, Казумаса мгновенно ощутил острую боль в легких. Его ослабшее тело подчинялось ему с большим трудом, грозя вот-вот уронить младшего брата. Он понимал, что потом может и будет жалеть о своем выборе, но… в конце концов, Хирото его единственный родственник, ради которого он сейчас рискует жизнью. Мальчишка не выглядел так уж страшно, нет. В его глазах Кохара видел отражение собственной боли, память о которой он давно похоронил.
- Тора! – из-за слезящихся от дыма глаз, он с трудом смог разглядеть фигуру в темной куртке и собрался с последними силами, так скоро покидающими его тело. Руки дрожали, готовые разжаться. Ладонь, изрезанная осколками камней и покрытая синяками, ослабла за секунду до того, как Шо сумел отбросить брата прямо к Амано, надеясь, что мужчина успеет его поймать.
Дальше он уже ничего не запомнил, кроме неба над головой в обрамлении клубящегося дыма.


*Shinjuku Park Tower состоит из 3 элементов (башен): Tower S, высота которого составляет 235 м (52 этажа), Tower C, высотой 209 м (47 этажей) и Tower N, высотой 182 м (41 этаж).
 
KsinnДата: Среда, 24.07.2013, 21:16 | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 4 - 18


Ещё один флэшбек

- Безупречно, малыш.
Статный мужчина, одетый во всё черное, стоял за спиной мальчишки, словно литая статуя. Шо уже привык, что на лице этого человека редко отражаются эмоции, а все его движения плавные, четко выверенные, исключающие любой лишний жест. Словно он и не человек вовсе, а непостижимое загадочное существо, знающее всё на свете.
Однако в данный момент мальчишка ничего на свете не боялся так, как его. Этот человек был настоящим монстром и пытался сделать свою копию из Казумасы, когда-то подобранного на улице.

Когда его только привели, Кохара был щедро накормлен и обогрет. Его вымыли, дали теплую чистую одежду и полдня спокойного безопасного сна. После долгого блуждания по темным переулкам Токио он от усталости даже не смог запомнить, куда его привели. В конце концов, он решил, что хуже уже быть не может.
Спустя пару дней, он понял, что находится где-то под землей. Окон не было, вся территория проживания напоминала огромную заброшенную автостоянку. Юный Казумаса жил в небольшом помещении с одной-единственной лампой дневного света на потолке в качестве источника света. А затем пришел этот мужчина в черном.
Шо отвели вглубь длинного коридора, где он впервые за несколько дней увидел обычный дневной свет сквозь толщу пыльных полупрозрачных стеклоблоков, которые заменяли собой почти всю стену. Судя по едва брезжущему свету, снаружи наступило утро.
Но коридор быстро закончился, гулкие шаги ведущего его человека замерли, сопровождающий открыл ключом дверь, находящуюся в этой стороне коридора.
Шо раньше никогда не видел таких огромных помещений. Это место скорее напоминало заброшенный завод. Потолок уходил ввысь ещё этажа на три, в помещении можно было смело разместить несколько боингов. Повсюду виднелись трубы самого разного калибра, пол разлиновали старые рельсы. Изгибались в виде буквы «п» несколько огромных металлических конструкций из лестниц и переходов. В большом помещении было относительно светло и тихо. Все те же стеклоблоки заменяли окна в верхней половине стены.
- Это обычное место тренировок. Здесь очень просто поранится или сломать что-нибудь, так что надо быть очень внимательным, – спокойно объяснил мужчина и жестом пригласил юношу в следующее помещение, открыв перед ним небольшую дверь. На этот раз они вновь спустились в длинный коридор с железными дверями по обе стороны.
- Нам сюда.
Открыв дверь, Казумасу втолкнули внутрь плохо освещенной комнатки, а затем, сунув ему в руку что-то холодное и тяжелое, наглухо заперли дверь.
Кохара не понимал, что происходит, от этого ему было ещё страшней.
Куда его привели и с какой целью?
Он сперва почувствовал и только потом понял, что находится здесь не один. Что-то в дальнем углу встало на ноги, издав тяжелый хрип, и направилось прямо к нему. Оно медленно и уверенно переступало с ноги на ногу, по походке стало ясно, что это не человек.
Кохара похолодел от ужаса, не понимая, что происходит.
Неужели его просто так скормят какому-нибудь монстру? Его ладонь сжалась сама собой, он осознал, наконец, что вещица, которую ему дали напоследок, похожа на пистолет.
Тело животного показалось в свете едва горевшей лампочки своей кремовой шкурой.
Лев. Настоящий, грозный лев, который смотрел прямо в глаза перепуганному до смерти мальчишке. Царь зверей, ничуть не сомневающийся в своей власти над всеми смертными. Юноша заметил, как из подушечек пальцев высунулись острые когти. Зверь хочет убить его.Неужели смысл только в этом?
Шо всхлипнул, вжимаясь спиной в противоположную ото льва стену, и дрожащими руками направил на него пистолет. Он должен убить его? Есть ли патроны в этом оружии? И что будет потом? А если он не успеет выстрелить и лев порвет его на части? Он ведь может не попасть с первого раза.
В этот момент мускулистый сильный зверь поймал его испуганный взгляд. Ещё никогда парню не приходилось видеть такие мудрые глаза, словно знавшие не одну тысячу лет. А ещё он понял главное – зверь был чертовски голоден. И жаждал убить его ради собственного выживания. Его густая грива свисала клочками, ребра значительно выпирали - всё это ясно говорило о том, что зверя давно не кормили.
Казумасе было его немного жаль, но человеку свойственно хвататься за жизнь из последних сил, и мальчишка, отбросив все мысли, нажал на курок.
Прогремевший выстрел пришелся не в сердце, но льва все равно откинуло обратно в угол. По каморке прокатился пронзительный, полный боли вой, вскоре он сменился рычанием, а затем скулежом. Измученное животное попыталось подняться, но вскоре сдалось, и спустя полчаса наступила мрачная пугающая тишина.
Кохара Казумаса только что убил живое существо.

Спустя три дня Шо проснулся, осознав, что никто не придет открыть эту чертову дверь. По крайней мере, он считал, что находится здесь около трех суток. Никаких окон, только голые бетонные стены и сырой пол с проросшим по углам мхом. Несчастный убитый зверь скончался в мучениях уже давно, и теперь тёмную комнатку наполнял отвратительный запах разлагающегося трупа. К нему добавлялись ароматы мокрой шерсти и свернувшейся крови.
Тело Казумасы изредка сжималось в конвульсиях, то ли от пробирающего холода, то ли от ощущения, что невыносимые запахи наполнили его лёгкие и не позволяли нормально дышать. Его тело ослабло настолько, что он едва ли мог поднять дрожащую ладонь к лицу, зажимая нос и рот. В некоторые из таких мгновений он подумывал просто заставить себя перестать дышать и задохнуться, но через пару секунд осознавал, что его смелости просто не хватит на подобное. Тот, кто сунул ему в руку пистолет, кажется всё предусмотрел, потому что пуля в обойме была всего одна. И находилась она теперь в теле зверя.
Темнота и тишина давила на него с троекратной силой, буквально сводя с ума. От голода и запаха у Кохары иногда начинались страшные галлюцинации - казалось, будто труп сдохшего льва шевелится, готовясь вот-вот подняться и растерзать своего убийцу. Его когти скрежещут по полу где-то совсем рядом, в темноте. Потом всё заканчивалось, потому что уставший от стресса организм требовал сна.
В очередной раз, пробудившись и осознав своё незавидное положение, юноша со стоном прижал ладони к лицу, собираясь с мыслями. Запах, сводящий с ума, страшный голод и обезвоживание, бредовые галлюцинации и дикий ужас - всё вдруг провалилось в бездонную яму. Остались только холодная логика и бездушные рассуждения. Древний инстинкт Шо требовал выжить.
Не обращая внимания на слабость в ногах, юноша поднялся и медленным шагом побрел к трупу. План был прост – найти и вытащить пулю из дохлого тела.
Он перевернул тушу так, чтобы можно было увидеть отверстие с засохшей кровью. Пальцы окунулись внутрь по самые фаланги, издавая неприятное чавканье плоти. Она была холодная и скользкая.
Казумаса плохо запомнил то, как ему удалось извлечь крошечную пулю из такого крупного тела, а о том, что ведомый жаждой и голодом, он заглотил кусок сырого мяса с ещё не стекшей кровью, и вспоминать не хотелось.
Мысли были на удивление спокойны и чисты, сознание хладнокровно работало, позволяя Шо делать всё слаженно. Его пальцы, никогда не державшие в руках оружия страшнее кухонного ножа, действовали словно автоматически, вставляя пулю в магазин и заряжая его в пистолет. Он без всяких лишних движений направил дуло точно в дешевый замок, удерживающий его в этом помещении, и выстрелил.
- Итак, кажется, ты всё-таки справился, – тень скользнула в дверной проём, ничуть не опасаясь за свою жизнь. Это был тот самый мужчина, что привел его сюда. Его глаза сверкали от удовольствия, будто он нашел драгоценный камень на улице. – Не многие до тебя справлялись с этой простейшей задачей. И теперь я вижу, что не зря столько ждал.
Мужчина в черном плаще приподнял пальцем подбородок ничего не понимающего Кохары, заставляя взглянуть себе в лицо, и с долей торжественности изрек:
- Не беспокойся, теперь твоя жизнь изменится навсегда, мой милый мальчик.


Выскользнув из пальцев, чашка полетела вниз, разбившись на несколько белых керамических осколков, похожих на заснеженные вершины Альп. Манабу отчаянно выдохнул, понимая, что сам поднимать их будет очень долго. Казумасы и Амано всё ещё не было, не смотря на то, что за окном уже стемнело, и наступил вечер. Парня не оставляла тревога, поселившаяся в сердце. Конечно, это была первая встреча Китса с живым родственником, но нельзя было точно сказать, что это не обман.
Манабу хотел отвлечь себя просмотром телевизора, но пульт от него, как назло, потерялся, а дотянутся до ящика, висящего на стене, у него просто не было возможности. Потому, едва раздалась трель звонка, инвалид помчался открывать дверь.
Но, видимо, судьба распорядилась иначе, потому что вместо долгожданного рыжего друга Манабу увидел всего лишь Казуки, неловко топчущегося на пороге. Парень вскинул ладонь в приветственном жесте и для приличия спросил, не помешал ли он. Пропуская нового знакомого в свой дом, Манабу надеялся, что с ним ожидание будет не столь тяжким.
Парень пришел не с пустыми руками, к груди он прижимал небольшой букет желтых цветов, напоминающих ромашки.
- Ты совсем один? – с любопытством оглядывая жилище инвалида, вопросил Казуки. Хотя это и так было очевидно по давящей тишине. Манабу кивнул.
- Хочешь чаю? – предложил хозяин квартиры, разворачивая колеса коляски к кухне. В душе Манабу появилась тихая радость за то, что его посетил этот чудесный парень. Но не успел он додумать свою мысль, как неожиданно на его колени шлепнулся яркий букет, источающий терпкий аромат полевых цветов. Молодой человек автоматически сжал нежные бутоны в ладонях, от его прикосновения несколько лепестков осыпались прямо на пол. Бархатистая гладкость лепестков под подушечками пальцев была для него непривычной.
Но главное произошло спустя пару секунд, когда Казуки преодолев короткое расстояние, неожиданно обогнул коляску, беззастенчиво рухнув на колени прямо перед Манабу.
- Послушай, пока никого нет…
- Э-эй… - голос инвалида задрожал, и он машинально отъехал назад. Любого смутил бы этот жест, особенно такого человека, как он. – Ты чего?
- Ты мне нравишься, – без лишних прелюдий воскликнул Казуки, в порыве чувств хватая тонкие руки Манабу и разворачивая их ладонями вверх. – Очень нравишься! - Теплые сухие губы Казуки аккуратно коснулись тонких синих вен на запястье молодого человека.
- Я же всего лишь… - не желая произносить этого слова, Манабу взмахнул свободной ладонью, показывая на свои неподвижные колени, – такой.
Естественно он не понимал, что могло привлечь в нём этого симпатичного парня, который мог найти себе классную девчонку. Что может понравиться в парне с ограниченными возможностями? Абсолютно ничего.
Сердце Манабу забилось чаще, едва он ощутил на своих губах нежный, неловкий поцелуй. Казуки целовал его осторожно и ненастойчиво, но для Манабу это казалось божественным. От цветочника пахло арахисом и недорогими мужскими духами или, может быть, это был въевшийся запах цветов.
Но сейчас всё отошло на второй план, уступив место потрясающим ощущениям, которые открывал для себя Манабу. Словно юный школьник, он старался не спугнуть парня своей нетерпеливостью или наоборот неуверенностью. О том, что делают в таких случаях взрослые люди, он только в книжках читал или видел в кинофильмах.
Трель дверного звонка заставила Манабу вздрогнуть и стыдливо сжать плечи. Он с тихим вздохом отстранился, пряча лицо в ладонях.
- Черт побери…
Звонящий оказался чересчур настойчивым, снова и снова нажимая кнопку по ту сторону двери. Так что было несложно догадаться, кто это мог быть. Мгновенно очнувшись от своих мыслей, Манабу привычно сжал ладонями обода колес. Но пока он разворачивал свою громоздкую коляску, Казуки двумя прыжками уже успел оказаться к двери.
Амано сразу же настороженно осмотрелся, и только убедившись, что в их квартире нет никого, кроме самого хозяина и одного знакомого парня, ступил за порог, таща на своей спине безвольное тело Казумасы. Следом за ним, Манабу заметил невысокого худенького паренька, по виду напоминающего того самого младшего брата Шо. Он сначала робко остановился на пороге, и только получив от Амано согласный кивок, принялся неловко стаскивать свою куртку.
Ничего толком не понимающий Казуки, рассеянно почесал затылок и, предложив поставить чайник, быстро отправился на кухню. Тора мало доверял этому парню, однако раз они до сих пор спокойно жили в этой квартире, у того явно не было оснований и желания сдавать странных жильцов.
- Что произошло? – Манабу ужаснулся, заметив, в каком виде предстали перед ним друзья.
На щеке Шинджи расплывался темный синяк, а руки были расцарапаны в кровь. Шо выглядел не лучше: без сознания, неестественно бледный, весь в царапинах и ссадинах. Сердце Манабу замерло от нехорошего предчувствия.
 
KsinnДата: Среда, 24.07.2013, 21:17 | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 4 - 19


- На самом деле всё не так страшно, как казалось на первый взгляд.
После этих слов Манабу, внимательно осмотревшего ранения Кохары, Тора и Хирото с явным облегчением синхронно выдохнули. Конечно, сам инвалид не мог определить диагноз точно, он не обучался на медика, а всего лишь часто штудировал кое-какую литературу в интернете. Это было для блага его рыжего друга, так часто рисковавшего своей жизнью.
Следом за Шо, он осмотрел раны Амано и Пона, оказавшиеся не столь серьёзными. У обоих виднелись шишки на голове, полученные от удара чем-то твердым. На спине Торы обнаружился длинный шрам с запекшейся кровью и несколько более мелких ран, в одной из которых остался осколок стекла. Руки мужчине пришлось полностью перебинтовать. С Хирото всё оказалось ещё проще – у него была лишь кратковременная потеря сознания от боли, во всем остальном он не пострадал. Манабу сразу насторожился, уловив впитавшийся в их одежду едкий запах дыма, но вместо того, чтобы объяснять ему, что произошло, Амано включил телевизор и нашел канал новостей.

- Вы просто идиоты, - спокойно, почти привычно прокомментировал Манабу, накладывая белоснежный бинт на голову Казумасе. – Вы же… так просто вошли в бизнес-центр!
- Там всё предусмотрено для туристов, и никто особо не интересовался. Мы всего лишь поднялись на лифте до последнего этажа. Спасибо! – благодарность Шинджи адресовал Казуки, который дружелюбно предложил чашку зеленого чая. Манабу недовольно покачал головой, пытаясь мысленно уложить все факты в логическую последовательность.
- Кто же тогда взорвал это здание?
- Я даже знаю, у кого надо это спросить… – холодный взгляд Амано устремился к робко сжавшемуся в углу блондину, он уже давно сидел там словно статуя.
Очнувшись тогда, на крыше, Хирото поначалу не мог понять, что происходит. Всё вокруг было в дыму, дышать было невозможно, а прямо перед ним разворачивалась сцена настоящей драмы. Мужчина всеми силами пытался привести в сознание его старшего брата. Он пытался докричаться срывающимся голосом, тряс его изо всех сил, но все было напрасно. Волосы на затылке Шо слиплись от алой крови, ей же были перепачканы руки Торы.
Потом, словно решившись, мужчина взвалил убийцу на свою спину, шипя от боли и, хотя его ноги подкашивались, потащил его к выходу, ведущему внутрь здания. Несколько секунд размышлений, - Хирото не нашел решения лучше, чем просто пойти следом за ним. Он не хотел снова терять близкого родственника, спасшего ему жизнь, даже осознавая то, что натворил.
Манабу тоже вопросительно уставился на своего нового гостя. Юноша не был похож на Шо, разве что в нём была та же робость, которой был наделён старший брат до того, как вспомнил события своей жизни. Маленький зверек, загнанный в угол.
Поднявшись с места, Амано бесцеремонно схватил парня за плечо и грубо оттеснил к стене.
- Какого черта, а?! Зачем ты это сделал?! – мужчина не мог понять, в чем была вина Шо перед этим юнцом. Они впервые встретились с момента своего рождения. Возможно, Пон сказал что-то Кохаре, пока Тора был без сознания, но никакой значимой причины для подобного поведения мужчина всё равно не находил.
На Хирото не надо было даже давить, он почти сразу обреченно вскинул ладони перед собой и раскаялся в содеянном. На его лице застыло совершенно беспомощное выражение.
- Простите. Это был план того парня, с повязкой на носу. Он часто ходит в бар, где я работаю.
- Минутку, - внезапная догадка осенила Амано, которому и до того, всё казалось каким-то подозрительно не случайным, – ты работаешь в том баре, владельцем которого был Сея?
- Я никогда не лезу в дела начальства. – Заученно произнес Хирото. – Есть работа, и я её делаю. Но ты прав. После смерти Сея, парень с повязкой стал появляться чаще и однажды принес мне бумагу, где значилось место захоронения моего отца. А затем, после моей встречи с братом, он показал медицинское заключение, в котором значилось, что мы действительно родственники.
- Откуда он вообще узнал об этом, и откуда у него могло взяться ДНК Шо? – перебил подключившийся к головоломке Манабу.
Но Хирото лишь пожал плечами.
- Я случайно упомянул при нём фамилию своего отца, когда разговаривал с барменом. И он сказал, что кое-что знает об этом. А насчет ДНК, я не знаю, он выдернул у меня пару волосков и всё.
Не до конца удовлетворённый ответами, Амано всё-таки отпустил юношу, и устало оперся плечом о стену, скрестив руки на груди. В любом случае, ДНК знакомого человека достать не сложно, если знаешь, где можно его найти. Волосы, ногти, капля крови, сойдет всё, что угодно.
- Парня в повязке зовут Акира, – тихо выдохнул Пон, опасаясь, как бы его снова не встряхнули. Не мог же он сразу сказать, что знает этого странного человека-оборотня. Юноша вздрогнул, заметив строгий взгляд Шинджи исподлобья. – Он рассказал мне о том, кто такой на самом деле мой старший брат. Говорил, что Шо убьёт меня, не задумываясь.
- Если бы он этого действительно хотел, твои мозги давно украшали бы свежевыпавший снежок, – зло рыкнул Тора.
- Чтооо… - Манабу внезапно передернул плечами, от того что его руку резко сжали. Отвлекшись, он ненадолго забыл о своем подопечном.
Шо был бледен, как полотно, казалось, что его пробуждение просто почудилось, однако вскоре юноша вновь приоткрыл глаза и отрывисто выдохнул. Ему было очень больно, тело страшно ломило, а в голове звенело от резкого перепада давления.
- Осторожней, - ладонь Манабу, упертая в грудь, заставила рыжего оставаться на месте.
- Я дома? – с явным трудом спросил Казумаса.
Не смотря на то, что язык заплетался, он хотел расспросить каким образом оказался здесь. И вообще, почему до сих пор жив. Однако, разглядев за спинами знакомых людей своего младшего брата, пытавшегося его убить, Шо машинально сунул руку под подушку. Естественно, оружия там не было. Да и Хирото явно не представлял сейчас никакой угрозы.
- Спокойно-спокойно, – хозяин квартиры выставил руку вперед в предупреждающем жесте. – Не горячись, сначала скажи, как ты себя чувствуешь?
Несколько секунд Шо оценивал своё состояние, прислушиваясь к ощущениям, а потом удовлетворённо кивнул:
- Терпимо.

Тора не особо желал оставлять Хирото и Шо наедине, однако выхода у него не было. Братьям надо было откровенно поговорить.
Они осторожно перенесли Кохару в его комнату и, оставив их там, прикрыли дверь. Теперь Амано вынужден был молча пинать батарею под окном. Рядом на кухне пристроились Манабу и Казуки, о чем-то тихо перешёптываясь. Хотя услышать их не составляло особого труда, Шинджи просто не хотелось сейчас напрягаться. Вся ситуация итак слишком запуталась. И мог ли этот Акира, наконец, отстать от Шо?
Времени прошло не так много, от силы минут двадцать, когда дверь спальни распахнулась, и оттуда вышел Хирото. Его глаза покраснели, будто он только что плакал, рубашка была помята, а волосы взъерошены. Юноша то и дело вытирал нос рукавом, растерянно оглядевшись, он тихо попросил горячего чая.
Пока Манабу и Казуки звенели кружками на кухне, Амано обошел блондина и ступил на порог комнаты, из которой пахло бинтами, спиртом и лекарствами.
Шо сидел на постели, сложив руки вместе, и задумчиво разглядывал стену.
- Всё нормально. Ему просто надо было высказаться, – не оборачиваясь, проговорил Кохара, заставив плечи Амано вздрогнуть. Всё-таки мужчина не сказал ни слова. Потому, спустя секунду, Казумаса повернулся к нему, и на его губах мелькнуло подобие понимающей улыбки.
- Я хорошо различаю шаги, Тора. Не хочешь ничего добавить? – видя, что он не может ничего толком ответить, Шо продолжил. – Это ты вынес меня оттуда?
Тора кивнул и подошел к постели, становясь на колени перед юношей. Почему-то рассказывать о произошедшем не хотелось. Он и без того был слишком напуган. Находясь среди руин, рушащихся вниз, и густого дыма, тело Амано сковывало отчаянием, при мысли о том, что Шо больше никогда не очнётся.
- Конечно, - мужчина осторожно обнял Казумасу за хрупкие плечи.
- Это дело рук Рейты, – тем же тоном произнес киллер, чувствуя тепло чужого тела. – Он подговорил моего брата.
- Я знаю.
Шинджи не хотелось думать о том, что случилось бы, ударься Шо головой чуть сильнее. Казумасе не хотелось вспоминать о предательстве единственного родственника.
Поцелуй получился едва осязаемым, нежным, с горечью отчаяния. Причем это Шо первым потянулся губами к мужчине. Ладони киллера скользнули по широкой спине, пальцы сжали потрепанную рубашку. Однако, на этот раз Амано остановил происходящее, приложив палец к мягким губам Кохары.
- С ума сошёл? Ты ранен, мы не можем...
- Плевать, – лаконично бросил рыжий юноша.
- Но двери открыты и мы не одни…
- Плевать.
- Шо, – Тора посмотрел строго, как учитель на провинившегося ученика, – не стоит тебе сейчас…
- Может, это мне решать? – не смотря на ласкающие прикосновения, грубо перебил Казумаса, нахмурив брови, выражая своё недовольство чьей-то болтливостью. – Ты не можешь просто довериться мне?
Из уст киллера это звучало странно. Ещё более странно было то, что совсем недавно он не мог терпеть одного присутствия Амано. Хотя между ними всегда проскакивала искра взаимопонимания.
С учётом последних событий выходило, что Тора едва ли не единственный, кому Шо мог бы довериться. Или, возможно, воспользовавшись Шинджи, юноша хотел забыть обо всём, хотя бы ненадолго.
От неприятных мыслей мужчину отвлек слабый щелчок дверного замка. Как оказалось, кто-то бесшумно запер дверь снаружи. Тора перевел взгляд на Кохару, который вдруг улыбнулся.
- Манабу всегда всё понимает.

- Прости за бардак, я думаю, тебе будет лучше уйти.
Казуки потряс кружкой, чтобы лишние капли слетели обратно в раковину и аккуратно поставил её на полотенце. Шум из спальни Манабу предусмотрительно заглушил музыкой из телевизора. Пон снова забился в самый угол кухонного диванчика и угрюмо тянул остывший чай.
- Ничего страшного, – дружелюбно улыбнулся Казуки, обернувшись и облокотившись о раковину. – Ты считаешь, этого парня не надо отвезти в больницу? У него может быть сотрясение или что-то типа того.
Манабу нервно накрутил на палец тёмный локон, размышляя о том, многое ли из их хаотичного разговора понял Казуки. Втягивать его в большие неприятности не хотелось, но с учетом того, что они уже назвали имя террориста-подрывника, явно знакомого, много ума не требовалось, чтобы всё разгадать.
- Я прошу тебя, не говори никому о том, что услышал, – парень в коляске сделал самое несчастное лицо, на которое только был способен. – Иначе будет плохо.
- Не волнуйся, – ободряюще улыбнулся Казуки, кладя руку на его хрупкое плечо. – Я нем, как рыба.

Рейта дважды проверил список имен пострадавших – в них не было тех, кто ему был нужен. Он трижды проверил тела в морге, но всё без толку. Ни рыжего киллера, ни его маленького братца не было в числящихся неизвестными.
Похоже, они спаслись, хотя убийца не представлял, как им это удалось. Все его усилия оказались напрасными и это, черт возьми, выводило из себя! Съемка с вертолета тоже ничего не давала, потому что показывала лишь густой дым, полностью закрывавший крышу.
- Чертов хитрый лис! – отчёт в руках Акиры превратился в шарик из бумаги, который отправился прямиком в корзину для мусора. – Ты что, телепортировался что ли?
- Эй, Акира-а!
Коллега, толстый полицейский с грузным лицом, помахал ему из коридора. Это был один из ветеранов их отдела, который всегда с добротой относился к молодому человеку. Оставив кипу бумаг в покое, Судзуки быстро подошел к мужчине.
- Там какой-то мальчишка хочет видеть тебя. Даже имя твоё назвал.
А вот это уже становится интересным!
Кое-кто действительно поджидал Рейту на проходной. Он сидел на скамейке, болтая ногами в воздухе, и его милое детское личико показалось Акире смутно знакомым. Но детей такого возраста среди его знакомых не было.
Парнишке было от силы лет четырнадцать. Типичная японская внешность, темные волосы и глаза, ничем непримечательные черты. Рейту зацепила его мирная улыбка. Малыш улыбался так, словно пришел по его душу.
- Акира Судзуки?
Полицейский кивнул, пристально вглядываясь в глаза своего собеседника.
- Меня прислал мой наставник, – мальчик вытянул руку.
Внезапно Рейта заметил что, немного выше запястья, на нежной коже было выжжено клеймо в виде стилизованного глаза в круге. Символ клана якудза, руководил которым сам Широяма Юу.
- Наставник просит вас больше не беспокоиться о судьбе Шо-куна и не причинять ему неудобств.
Значит, ему угрожают? И кто? Сам глава клана! А этот паренёк наверняка какой-нибудь родственник или дитя любви с одной из местных шлюх.
Рейта сглотнул и ослабил узел на галстуке, в одно мгновение ставшем тугим. Конечно, он был настоящим маньяком-убийцей, однако даже ему не справиться с целым кланом, грозно настроенным против подобных игр.
- Мы Шо-куном всего лишь играем… – придав голосу как можно больше уверенности, ответил полицейский. Он покосился в сторону комнаты охраны, где худощавый дежурный пялился в экран телевизора.
- Скажи своему учителю, что впредь я буду более разумен.
Несколько секунд, показавшихся Акире бесконечными, малыш внимательно смотрел на него, а затем удовлетворенно кивнул и спрыгнул со скамьи. Быстро побежав в сторону выхода, он остановился лишь на мгновение, чтобы помахать напоследок рукой.
- Хорошо, Судзуки-сан. Удачного вам дня!
 
KsinnДата: Среда, 24.07.2013, 21:17 | Сообщение # 21
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 4 - 20

Тора вглядывался в тонкие черты лица Шо, спящего у его плеча. Под глазами юноши залегли темные круги, а кожа была бледной, как полотно. Но, наконец-то, за долгое время он мог как следует отдохнуть, и Амано не собирался его будить. Стараясь не шуметь, мужчина сполз с теплой постели и натянул холодные брюки. Прихватив всю остальную свою одежду, Тора на цыпочках направился к выходу из комнаты и прикрыл за собой дверь с обратной стороны.
В доме пахло влагой и свежей зеленью. Манабу, насвистывая под нос мелодию, неторопливо готовил завтрак, состоящий из свежего салата и мисо супа. Шинджи огляделся по сторонам в поисках Хирото или того улыбчивого парня, когда его появление заметил сам хозяин квартиры.
- Казуки ушел домой, а Хирото я послал в супермаркет, – с улыбкой пояснил Манабу, однако его бесцеремонно прервал Амано, выдвинув стул и тут же на него усевшись.
- Слишком много людей знает, где находится Шо. Нам стоило бы убраться отсюда подальше, – отрезал мужчина, бросив мрачный взгляд на парня в инвалидном кресле.
Тора думал об этом с момента пробуждения, когда мутный комок сновидений оставил после себя неприятный осадок в душе и легкое чувство тревоги. Уже давно всё катилось к чертям собачьим, и это надо было остановить.
Запястья Манабу вздрогнули, брюнет обреченно опустил руки на свои колени. Спорить, как в прошлый раз, у него уже не получилось бы - это бессмысленно, когда им всем грозит настоящая опасность.
- И куда же ты хочешь пойти?
На этот раз Шинджи опустил взгляд в пол и отстраненно выдохнул:
- Пока не знаю.
Об этом действительно стоило серьёзно задуматься сейчас, однако их отвлек негромкий стук в дверь. Амано насторожился, по его спине пробежались мурашки. После всего, что им довелось пережить, он уже перестал чему-либо доверять. Безопасность канула в Лету.
Неловкий стук снова повторился, Манабу уверенно покатил свою коляску к двери. Шинджи на всякий случай остался на кухне, внимательно прислушиваясь, но после хлопка двери он различил лишь негромкий голос Хирото, нарушаемый шуршанием пакетов.
- Это те лекарства?
- Да. Мне даже объяснили, как их принимать.
- Отлично…
Перешептываясь, они дошли до кухни, где на полу оставили два больших пакета. Заметив мужчину, младший брат Шо испуганно вжал голову в плечи и переглянулся с Манабу. Он до сих пор ощущал вину из-за того, как поступил. Но что сделано, то сделано.
Тора облегченно фыркнул, давая понять, что ему, в общем-то, всё равно и уселся на краю кухонного дивана.
Пон вызвался помочь в приготовлении еды, и процесс пошел вдвое быстрее. Оказалось, что юноша неплохо готовит, в отличие от Амано, вся помощь которого сводилась к полному краху и позорному гонению из обители еды.
Теперь от мужчины потребовалось напоить Казумасу антибиотиками и обмазать антисептиком раны.
Несмотря на его осторожность и попытки не шуметь, рыжий наёмник проснулся, ощутив боль от развязываемого бинта. Он слабо что-то промычал, поворачивая на подушке голову и утопая в ней другой щекой. Позже Кохара приподнял руку, пытаясь захватить ускользающее запястье Шинджи.
- Тише… – этот голос действовал на него куда лучше любых обезболивающих, и Шо попытался в меру своих сил, состроить подобие улыбки, но у него скорее получилась болезненная гримаса.
Неожиданно, собравшись с силами, юноша обвил руками шею мужчины и рывком прижал его к себе. Хотелось обнимать его ещё крепче, но напрягшиеся мускулы тут же отозвались тупой ноющей болью. В голове зазвенело от прикладываемых усилий, так что Кохара невольно выдохнул.
- Я рад, что ты тогда оказался рядом… - откровенно прошептал он на ухо ошеломленному Торе.
Шо было приятно ощущать, как под его ладонями, поднимается и опускается от размеренного дыхания широкая спина, как ритмично бьется сердце. За многие годы работы киллером, юноша научился знать цену всему, в том числе и человеческой жизни. Но только сейчас вдруг осознал, насколько бесценен этот подарок для кого-либо.
Шинджи не ответил, не позволяя себе двигаться, дабы не причинить юноше лишней физической боли, но он был искренне рад тому, что Казумаса всё-таки принял его. Теперь уже окончательно.

Через полчаса Кохара встал на ноги, не обращая внимания на возражения Амано, Манабу и даже Хирото. Лежать без дела, подобно овощу, ему не хотелось, Шо чувствовал себя вполне нормально. Если не считать ноющей боли в руках, но с ней легко можно было справиться, если немного поразмяться.
- Заживет, как на собаке – отмахивался он.
Виски всё ещё сдавливало, словно тисками, однако юноша всеми силами демонстрировал свой бодрый дух и полную боевую готовность.

«- Камера была закрыта. При каких обстоятельствах скончался заключенный номер 5623: Ягата Китамура, остается загадкой. Скорей всего, произошел несчастный случай…»
Казумаса сразу вспомнил это имя, Амано явно тоже. Они синхронно обернулись, вглядываясь в мерцающий экран телевизора. Над бегущей строкой демонстрировалось не самое приятное зрелище: объектив камеры медленно перемещался по распростертому телу того самого человека, который когда-то защищал Шо в тюрьме. Его желтое лицо было искажено гримасой ужаса, вывалившийся потемневший язык свисал у рта, а конечности мертвеца были неестественно вывернуты.
Журналистка на экране пообещала, что вскрытие установит настоящую причину смерти, а следствие уже вовсю ведет это дело.
«Чушь собачья!» - подумал про себя рыжий киллер. Он не сомневался в том, что никто не станет заниматься убийством рядового заключённого.
Новости переключились на следующее событие, но Кохара так и остался, бездумно всматриваясь в экран и прикрывая ладонью рот. Кому понадобилась смерть именно этого человека?
- Шо… – почувствовав ладонь на своем плече, наёмник вздохнул.
Тора тоже был шокирован и невероятно зол, хотя по его спокойному выражению лица нельзя было этого сказать.
- Убийца получит по заслугам.
Неожиданно Хирото вскочил и сунул руку в задний карман своих брюк, извлекая на свет потрепанный мобильник. Он с дрожью надеялся, что это не Уруха, который потребует сейчас же вернуться в бар, и не один из настойчивых клиентов. Бывали случаи, когда они узнавали его номер у кого-то из проститутов, настолько им хотелось заполучить Пона себе. Если это был Уруха, то не ответить было смерти подобно, потому, сглотнув, Огата нажал на «принять».
На том конце трубки кто-то хрипло дышал. Поначалу Хирото подумал, что это очередной сталкер, но внезапно в трубке заговорили.
- Хирото, я знаю, ты ведь там?
Этот голос был ему знаком, и Пон нажал на громкую связь, так, чтобы могли услышать все присутствующие. Блондин с едва заметной дрожью в голосе ответил.
- Д-да. Но я больше не…
- Эй, Казумаса с тобой? Надеюсь, его дружок - тоже. Хе-хе-хе… - голос Рейты скрипел из трубки, словно доносился из самого Ада. Затем отчетливо раздался гулкий звук, и кто-то протяжно застонал. После очередного такого звука - Акира явно безжалостно ударил кого-то - мученический голос простонал слабое «Спасите».
- Он тебя слушает, ну же! – снова зашипел Судзуки, обращаясь к кому-то там.
- Тора-а… беги…
Не смотря на шум и помехи, Амано узнал этот голос. Рейта находился в доме Сакамото. И этот слабый хрип принадлежал Саге.
- Значит так, – вновь заговорил Рейта, его голос все больше выражал признаки безумия. – Я надеюсь, что ты дождешься меня, мой милый рыжий мальчик. Иначе со всеми остальными будет то же самое, что и с ним.
Мучительные стоны Такаши прервал короткий выстрел и следом за этим связь прервалась. В гостиной комнате воцарилась гнетущая тишина.
Мужчина побледнел, уставившись на замолчавший аппарат. Откуда вообще этот парень узнал о Саге? Неужели маньяк только что застрелил его? Тора ощутил, как его желудок сжался от страха, а пальцы едва заметно задрожали и, чтобы скрыть это, он изо всех сил стиснул кулаки. Это не могло закончиться вот так.
- Тора, вам с Манабу и Хирото лучше уйти отсюда.
Все трое с удивлением уставились на Шо, который сохранял полное хладнокровие. Как бы ему не было жаль Такаши, жизни этих людей были для него ценнее остального. И на этот раз он не собирался убегать, оставляя их на волю судьбы. Маньяк охотился только за ним.
- Что за чушь? – сердито фыркнув, возмутился Манабу. – Я никуда не поеду без тебя!
Но Шо хватило одного холодного взгляда, чтобы парень неуверенно вжал голову в плечи. Хозяин квартиры редко видел Казумасу таким напряженным. Чёткий голос киллера не отражал ровным счетом, никаких эмоций, заставляя присутствующих трепетать и покрываться мурашками от страха.
- Я сказал, все уходите. – Мысленно Кохара уже рассчитывал расстояние и время, которое понадобится Рейте, чтобы добраться сюда. Выходило, у них есть около получаса. Сорок минут точно.
- Манабу и ты, Хирото, – Пон вздрогнул, когда старший брат ткнул в него пальцем, – уходите к соседям, сидите у них под любым предлогом и не вылазьте. Не забывайте, что одна ошибка может стоить жизни.
Юноша повернулся к Торе, который стоял рядом и недоверчиво смотрел на него.
Казумаса не знал, что сказать своему любовнику. Его жизнь была так же дорога Шо, как жизни Манабу и Огаты, однако сейчас Тора имел заслуженное право сделать свой собственный выбор.
- Я останусь с тобой, – скрестив руки, бескомпромиссно заявил Шинджи.
Вместо того чтобы возражать, Кохара согласно кивнул.

Убедившись, что Манабу с Поном проведут весь день у одного старого ветерана, этажом выше, Китс тяжело вздохнул. Старики любят, когда их слушают, потому их визит мог растянуться надолго. Это было как раз то, что нужно.

Примерно прикинув время, Шо не подозревал, что через два часа Рейты у них по-прежнему не будет. Его ожидание сменялось нетерпеливой дрожью, хладнокровными доводами и под конец безразличием.
- Шо?
Казумаса оперся спиной о холодную стену и сполз по ней на пол. Дневной свет проникал сквозь шторы, радуя прекрасной погодой. На занавесках шевелились тени ветвей облетевших кленов, которые обступали жилой дом с двух сторон. Казумаса нервно отстранился, когда по его бледной щеке провели пальцами. Амано не представлял, что сейчас нужно делать, хотелось только поддержать человека, который был ему не безразличен. Убийца или нет, он имел право стремиться выжить. По сути, весь мир поделен лишь на жертв и хищников.
- Ты хорошо себя чувствуешь? Может дать обезболивающего? – мужчина потрогал холодный лоб Шо.
- Всё нормально, – его улыбка вышла слегка болезненной, и Тора сразу понял, что с Шо что-то не в порядке. Всё-таки с момента его ранения времени прошло всего ничего. Шинджи устало выдохнул, перекладывая на колени Казумасы заряженный пистолет, и неспешно поднялся с пола.
- Я принесу воды.

Краем глаза Кохара уловил, как за окном что-то мелькнуло, будто крохотный кусочек стекла, отразивший солнце. Его реакция последовала незамедлительно. Он нагнулся и крепко ухватил Тору за ногу, заставляя мужчину упасть на пол.
Именно в это мгновение окно, со звонким треском разбилось, осыпая сверкающими осколками подоконник и пол.
Тора инстинктивно укрыл голову руками, стараясь не попасть под осколочный дождь. Спустя секунду все стихло.
Успевший укрыться за углом Шо зашевелился, и крепко сжал в руках оружие. Челка упала на глаза, закрывая обзор.
- Тора, ты в порядке? – голос дрожал и он, нетерпеливо откинув волосы с лица, развернулся, оглядывая нанесенный ущерб. Окна разбиты вдребезги, только несколько крупных кусков все ещё держалось в раме. Шторы зияли рваными дырами, сквозь которые просачивались солнечные лучи, а на усыпанном стеклянной крошкой полу, оседала пыль. Амано ответил не сразу, лишь спустя несколько долгих секунд.
- Что это было?
- Стреляли. Он здесь.
Со звонким щелчком Казумаса снял ствол с предохранителя и обратился к распластавшемуся на полу брюнету:
- Идем, нам придется встретиться лицом к лицу, иначе он разнесет жилище Манабу вдребезги.
 
KsinnДата: Среда, 24.07.2013, 21:19 | Сообщение # 22
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 4 - 21
Заключительная.

***

- По какой-то причине, я уже начинаю недолюбливать крыши… – сухо произнес Амано, борясь с пробирающим холодом.
Прежде чем последовать за Кохарой на крышу жилого здания, мужчина успел прихватить лишь легкую куртку. Юноша с рыжими волосами, которые трепал порывистый ветер, вместе с легкой рубашкой на голое тело, стоял перед ним, вглядываясь куда-то вдаль. Вся его поза и отстраненный взгляд говорили о готовности к любым сюрпризам. Он не обратил внимания на фразу Амано, что заставило последнего слегка нахмуриться. Сняв с себя куртку, Тора подошел и накинул её на плечи Казумасы.
- Ты уверен, что мы правильно поступили, придя сюда?
- Я больше не хочу… - не оглядываясь на мужчину, тихо ответил Шо, - чтобы кто-то пострадал. Манабу был слишком добр ко мне.
Амано неуверенно посмотрел на Шо и облизал пересохшие губы.
- Звучит не жизнеутверждающе.
- И меня это вполне устраивает!
Хриплый возглас с долей истеричности заставил обоих мужчин мгновенно повернуться. Налетевший в этот же момент, резкий порыв ветра, заставил их податься назад. На крыше существовало три выхода, чтобы оказаться внизу, а по краям был скат, огороженный полуметровой решеткой, таким образом, она принимала форму трапеции.
Рейта, издевательски хихикая, сидел прямо на том выходе, через который они пролезли сюда. Шо сразу заметил – что-то должно было произойти, чтобы этот парень слетел с катушек. И как он успел переместиться, если всего пару минут назад стрелял в окно их квартиры?
Вскоре Акира сам ответил на этот вопрос, пристально разглядывая раны своей любимой игрушки с рыжими волосами.
- Я лишь немного попросил друга помочь. В остальном, мне нужен только ты.
Затем маньяк посмотрел на Амано, который очевидно желал прожечь врага взглядом, однако, тот лишь ухмыльнулся, словно заранее говоря, что с ним покончено.
Рейта вытянул вперед правую руку, которая до этого была в кармане. В ней он все это время держал продолговатый прибор, напоминающий ручку велосипеда, обмотанный скотчем с красной кнопкой наверху и длинным проводом, уходящим в карман. Шо сразу понял, что это, учуяв перцовый запах пороха, исходящий от его преследователя.
- Верно, это бомба, – с улыбкой кивнул Акира, заметив, что Казумаса от удивления открыл рот, – одно нажатие и весь дом взлетит в воздух! Здорово, правда?
- Чего ты хочешь? – жестко отрезал Кохара, не обращая внимания на ледяной ветер, пронизывающий до костей. Пальцы почти онемели, но всё, о чем он мог думать – это то, что они должны нажать на курок. Права на ошибку у него не было.
Зло усмехнувшись, Рейта тихо прошипел тем самым голосом, который доносился из трубки телефона.
- Я хочу, чтобы ты покончил с собой. Сам. Признай же, у тебя нет права жить!
Тора напрягся. Этот человек явно совсем слетел с катушек и несет сейчас полный бред.
- Ты хотя бы считал, сколько человеческих жизней отнял?
- А ты у нас, значит, святой? – Китс слегка подался вперед, выплевывая слова, будто они были мерзкими жуками. – Сколько жизней на твоем счету прибавилось после взрыва той башни?
- Да ладно! Это лишь пешки, жертвенные ягнята, оказавшиеся между двумя хищниками. С каких это пор ты стал жалеть людей, хладнокровный убийца?
Амано положил ладони на плечи Шо, заставляя того отступить назад и не поддаваться на провокации. На кону стояли не только их жизни, но и жизни всех остальных жильцов этого дома, включая Манабу с Хирото.
Неожиданно Рейта повернул пистолет горизонтально, направив его на своего противника, и по округе раздался громкий, четкий выстрел. В воздух взметнулись сотни алых капель, ударной волной Казумасу отбросило назад.
- Шо!!
Раненный юноша схватился за правое плечо, зажимая рану. Сильная боль заставила его вскричать не своим голосом. Тора оказался рядом в считанные секунды, чтобы поддержать лежащего на спине возлюбленного. Рана была сквозной, лёгкое не задето - Рейте хотелось ещё поиграть с ними.
Блондин, тем временем, медленным шагом, уже направлялся к ним, поигрывая заряженным пистолетом. Амано пытался остановить кровь, закрывая рану кусками ткани, которые смог оторвать от своей рубашки. В конце концов, преодолев боль, Китс сосредоточился на своем враге, остановившимся перед ними в паре метров. От края крыши беглых преступников отделяла лишь хрупкая, ржавая ограда. Ветер всё сильнее завывал в вышине небес.
- Я надеюсь, - остановившись на безопасном расстоянии, Рейта поднял перед собой руку с пистолетом, в другой он стискивал рукоять бомбы, - ты сделаешь это сам.
- Ты сумасшедший… – прохрипел рыжий парень. Его пистолет выпал из ладони во время выстрела и лежал где-то за спиной Акиры.
От порывов ветра, тщательно уложенные волосы Судзуки растрепались, но его это не волновало, равно как и зимний холод. Наконец он увидел лицо Шо – гримасу испуганного мальчишки, который всеми силами пытался защитить то, что ему дорого. Это был не тот случай, когда Казумаса потерял память. На этот раз у его ног лежал сам Китс. Это было тем, чего он так страстно желал: загнать в угол самого гордого и беспощадного. К тому же, Рей знал, что после всего этого его убьют люди Широямы. Но он уже почти исполнил своё сокровенное желание.
- Что, теперь уже не так уверенно себя чувствуешь? – не отрывая горящего взгляда от Шо, Рейта направил дуло пистолета прямо в лоб Амано. – Прыгай! Тебе ведь дороги твои друзья? Освободи их от такого кошмарного приятеля, как ты. Или ты предпочтешь забыть о них и спасти собственную шкуру?
Кохара попытался приподняться на локтях, но безрезультатно.
- Твою мать, ты ведь взлетишь на воздух вместе со всеми! – зарычал Шинджи, однако Рейта, выпустил из обоймы ещё одну пулю в сторону мужчины. От ощущения, когда дыхание смерти тронуло щеку, оставляя ровный кровоточащий порез, кровь стыла в жилах.
- А ты…
Договорить Акира не успел. Даже Шо не сразу заметил, как позади маньяка мелькнула тень, и в воздухе очертила круг длинная темная трость. Раздалось два звука, первый - глухой, когда балка, выдранная из какого-то куска бетона, ударила блондина по затылку, и другой – от тела, рухнувшего на крышу. Но маньяк с полосой ткани на носу не потерял сознание. Он съёжился, подтягивая колени к груди, словно обороняющийся ёж, и гортанно застонал. Над ним, сжимая в дрожащих руках железную палку, стоял Хирото, на лице которого отражался страх за только что содеянное.
Младший до ужаса боялся случайно убить человека, потому и удар вышел несильным. Но, так или иначе, он был готов пойти на все, лишь бы защитить раненного брата.
- Хирото!
Китс не успел среагировать, только резко подался вперед, прежде чем взбешенный от боли Рейта не поднял пистолет и не направил его на обидчика. Пон выронил своё оружие и попятился назад, словно котенок, на которого наступал огромный злобный пёс.
Под алеющими небесами раздалось ещё несколько выстрелов, а затем новый звук упавшего тела. Голодные вороны сорвались с крон окружающих дом деревьев, подсаживаясь всё ближе в преддверии добычи.
Огата повалился спиной на холодную крышу. Акира ни разу не промахнулся. Одна пуля попала Хирото в плечо, вторая поразила область печени, третья просвистела у его головы, разорвав правое ухо в клочья. От болевого шока юноша не смог даже закричать, горло словно сдавило что-то тяжелое. Шо и Тора с ужасом наблюдали эту сцену, и то, как медленно поднялся на ноги маньяк, не смотря на разбитую и залитую кровью голову.
- Твоё время истекло, – хрипло заметил Судзуки, наставляя оружие на Кохару.
Шинджи пытался встать, ему хотелось загородить собой юношу. Неожиданно позади Рейты раздался негромкий скрежет. Скрип колес выдал Манабу, хотя он всё равно не смог бы бесшумно забраться на крышу на своей коляске.


«- Мы же оба слышали выстрелы! – Хирото пытался оттолкнуть Манабу подальше от трех каменных ступеней, ведущих на крышу. Забраться туда было бы проще вместе, но Пон был категорически против.
- Шо мой друг, я должен помочь ему! – возмущался инвалид, нарочно толкая ободы колёс вперёд.
- Всё-то ты должен… – промычал Хиропон, оглядываясь в поисках подходящего орудия.
Это место было настолько старым, что краска сошла со стен, валялся какой-то строительный мусор, в котором Огата и заметил торчащий кусок железной арматуры. План был прост – подкрасться к тому психу, и ударить его по голове или спине. Но если приложить большую силу, можно и убить... Пока Пон хаотично размышлял над этим, Манабу не прекращал упорствовать:
- Я и сам смогу забраться, мне не привыкать, отойди же!
Каким-то образом все мысли вдруг стали на свои места. Кохара младший четко осознал, что надо было делать.
- Послушай, – обернувшись к парню на коляске, Хирото склонил голову к плечу, – я столько бед натворил своими руками, что и вспоминать не хочется. Тот взрыв здания. Люди погибли… – блондин, вскинув перед собой ладонь, глянул на нее, сжал и разжал, словно не веря себе и своим движениям. – И у всех кто-то был. Я пытался убить собственного брата.
- Мы уже говорили об… - нетерпеливо вставил Манабу, однако замолк, стоило Пону вскинуть на него суровый взгляд. Брови юноши сошлись к переносице.
- Я даже тебе причинил боль, неужели ты не помнишь?
Не понимая, о чем он говорит, инвалид отрицательно покачал головой. Тогда Пон выпалил, стараясь не срываться на крик, чтобы не быть услышанным снаружи.
- Это мы тогда привязали тебя к забору, забыл?
- Когда? – не закончив вопрос, Манабу и сам всё вспомнил. Тот осенний день, жестокие школьники и встреча, перевернувшая его жизнь. – Так это…
Недаром лицо Пона казалось ему смутно знакомым.
Юнец согласно кивнул и, перехватив балку двумя руками, сжав её покрепче, оставил инвалида в одиночестве, бросив на прощание слова о том, что он должен сам всё исправить»


- Откуда вы только беретесь? – Судзуки недовольно цыкнул, наводя пистолет на Манабу, который был совершенно безоружен.
Брюнет оглянулся по сторонам, оценивая положение вещей: Шо был ранен, Амано пытался остановить кровь, одновременно с тем согревая рыжего своим телом, а Хирото лежал неподалеку от этого маньяка с повязкой на носу, сжимаясь в маленький дрожащий клубок. Похоже, он был в плохом состоянии, но смертельная опасность ему не грозила.
Единственной мыслью Манабу было - защитить Казумасу, любой ценой. Но что он мог сделать, будучи обыкновенным инвалидом, не способным даже быстро передвигаться?
Рейта не выстрелил сразу, полагая, что колясочник не сможет причинить вреда, даже если захочет. Выглядел он слишком нерешительно для этого. Потому, сомкнув пальцы на рукояти своего прибора, призванного взорвать здание ко всем чертям, Судзуки повернулся так, чтобы в его поле зрения попадали все присутствующие. Но, видимо решив, что не стоит никого недооценивать, маньяк снова поднял оружие, целясь в голову Манабу.
Выстрел последовал, но на этот раз его звук был глухим и почти бесшумным. С раскрытыми от ужаса глазами, Шо наблюдал, как тело его врага, падает наземь. Как одежда на его груди становится красной, а размокшая от крови повязка на носу слабеет и под собственной тяжестью сползает набок. Пуля, попавшая в спину Рейты, была рассчитана на его мгновенную смерть.
Рука в кожаной перчатке плавно опустилась вниз вместе со стволом и прикрученным на него глушителем.

Первым делом Шо хотелось броситься к Хирото, осмотреть раны брата, который начал подавать признаки жизни, тихо постанывая от боли. Тора наверняка помог бы ему. Тем временем, Манабу развернулся на своей коляске, так быстро, как только мог, для того, чтобы встретиться лицом к лицу с человеком, спасшим ему жизнь и навсегда покончившим с маньяком-полицейским.
Развинтив оружие, Казуки приветливо улыбнулся ему, точно так же, как и раньше. Словно они сейчас опять сидели на кухне, а не участвовали в жестокой бойне.
Парень был одет в легкое короткое пальто тёмного цвета, волосы тщательно завязаны в маленький хвост, чтобы случайно ни один волосок потом не нашли на месте преступления. И это был всё тот же Казуки: парень, принесший им цветы, тот, кого Манабу когда-то саданул кружкой по голове. Что он делал здесь и почему только что убил человека?
- Признаться, я давно следил за вами, – довольно произнес он, убирая пистолет в кобуру. Сунув руку в карман, Казуки вынул оттуда небольшой кусок однородной коричневой массы, напоминающей пластилин: – Это пластит, который он использовал в бомбах. Так что, даже если бы он нажал ту кнопку, ничего бы уже не взорвалось.
- Какого черта вообще происходит?! – неожиданно громко вскрикнул Манабу, которого буквально трясло от пережитого. Мало того, он сейчас узнавал нечто совсем новое о человеке, в которого был влюблен. – Кто ты?! И…
- Тише-тише… – Казуки виновато пожал плечами и посмотрел поверх головы инвалида на Казумасу. Тот пытался подняться, прижимая ладонь к своему плечу. – Моим заданием было следить за тем, чтобы Китса не беспокоил этот псих. В последнее время он стал проявлять слишком большой интерес. Мне было велено в случае чрезвычайной ситуации убрать его.
- Значит… - сквозь тяжелую, пульсирующую боль, Шо смог выдавить из себя подобие злобной ухмылки, в сочетании с брызгами крови на щеке и подбородке это выглядело жутковато. - Тебя послал Широяма, верно?
- Всё так, – коротко кивнул Казуки, и не глядя на всех остальных, внезапно встал на колени перед Манабу, застывшим в своём кресле, обхватив руками холодные ладони инвалида. – Ты ведь простишь мне этот обман? Мои слова относительно тебя не были фальшивкой. И…
- Хватит, – тусклым голосом оборвал тот, поворачивая голову в сторону дрожащего Хиропона. – Об этом потом, сначала надо позаботиться о другом.
В его голосе не слышалось нот осуждения, потому Казуки вновь засиял и бросился к юному Кохаре.
- Шо, что ты делаешь? – Амано крепко прижимал успевшего подняться Казумасу к себе, стараясь почувствовать момент, если силы совсем покинут тело рыжего парня. – Нам надо скорее уходить.
- Ты видишь это? – одной рукой Казумаса опёрся на железную ограду крыши, другой вытер кровь с лица. – Небо такое красное.
- Потому что закат, – пожал плечами Тора. – Нам нужно спуститься вниз и обработать рану.
Ему показалось странным, что Кохара совсем перестал дрожать, а его голос звучал хрипло и обреченно. Алеющие небеса мерцали, окрашивая весь мир в потрясающие теплые оттенки. Тени чернели и удлинялись, а Китс с застывшим взглядом пугал Шинджи всё больше. Сзади раздавалась возня, на которую они не обращали внимания.
- Шо? Слышишь? Пойдем, я…
Все случилось внезапно. Кохара уже было развернулся к мужчине, хватаясь за его локти, когда тишину нарушил ржавый скрип. Прутья старой оградки надломились, и Тора даже не успел среагировать, ошарашено глядя перед собой, туда, где ещё секунду назад стоял его возлюбленный. Откуда-то снизу послышался характерный глухой звук упавшего тела.
 
KsinnДата: Среда, 24.07.2013, 21:19 | Сообщение # 23
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Эпилог. Для тех, кто деад энд не любит.

Пролетев несколько метров вниз, Кохара приземлился прямо на упругий зеленый батут, отмечая про себя, что возможно на скуле останется синяк.
- Стоп! Снято! – закричал режиссер, и в следующий момент по съемочной площадке прокатилась грандиозная волна аплодисментов. Парни из массовки дружно поздравляли с окончанием съемок, девушки улыбались, досматривая последние отснятые кадры плёнки. Все это ещё требовалось вычистить, склеить, вылизать до блеска. Но основная работа была закончена.
- Поздравляю! – вежливо улыбнулся Казумаса, отряхивая свою одежду, сплошь покрытую смесью томатов и клюквенного сока. – Каковы сроки выхода в кинотеатрах?
Усатый толстый режиссер пробубнил что-то, сверившись со своими бумагами. Пока они намечали даты, сверху, из жилого здания, спустился Шинджи Амано, а следом все остальные актеры. Хирото помогал Акире счистить тонны красной жидкости, Манабу катил перед собой свою коляску, в которой, размахивая руками и смеясь, сидел Казуки.
- Значит, сегодня намечается афтепати? – хитро подмигнул Амано, одним движением ладони убирая назад челку, портя старания нескольких стилистов.
Он уже предвкушал этот вечер – звон бокалов с шампанским, удовольствие от проделанной работы, сверкающие наряды, особенно ему хотелось увидеть Шо, в чем-нибудь вроде приталенного пиджака.
- Думаю да, – Казумаса поглядел на мужчину с усталостью в глазах. – Но для начала я посплю.
Съемки закончились на закате, так что актёров ещё должны были развезти по корпусам. Всё-таки на улице было холодно, не смотря на весну.
- Что ж… – Амано накинул на его плечи прихваченную с собой куртку и трепетно поцеловал Шо в уголок губ, вызывая легкую дрожь в теле юноши. – А я тогда буду охранять твой сон.

сентябрь 2012 - 28.04.2013. (20: 40)
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Cold rain (NC-17 - Тора\Шо, Казуки\Манабу[AliceNine, theGazettE, Screw])
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Хостинг от uCoz