[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » 233 (NC-17 - Тора/Шо [J-rock, Alice Nine])
233
KsinnДата: Пятница, 19.07.2013, 20:49 | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
20.

Don't walk away, don't walk away,
Oh, when the world is burning…
Don't walk away, don't walk away,
Oh, when the heart is yearning…

— Тора! Смотри, прямо на голову упал! – Шо дернул задумавшегося Амано, за рукав куртки, привлекая его внимание к, дрожащему от ветра, листочку клёна на тонкой ладони — Какой ярко-красный!
Где может быть самое безопасное место на Земле?
Тора присел на край мокрой, после дождя, парковой скамейки, задумчиво наблюдая за отражением туч, в луже под ногами. Если бы он только мог знать, где он может безопасно укрыть Казумасу. Сейчас это вряд ли возможно, будь он хоть на другом континенте, либо в своем доме.
Дождь быстро закончился, уступая место едва греющим лучам сонного солнца. Леда с Саггачи и Хаято разошлись разными путями. Теперь Амано был твердо уверен, что уж последнего, они больше не увидят. Не смотря на то, что он всё это время защищал Шо, Хаято – проиграл. Последним, что он сделал, из любви к Шо, был этот поход по тонкому лезвию в логове «врага».
Тора сам прекрасно понимал их. Йоми, Бйо и этот парень – они всего лишь выполняли свою работу, как и он, когда-то. Но теперь, он даже не понимал, как найти выход и яростное желание защитить, любой ценой, то, что дорого, иногда невыносимо разрывало сердце.
Что он может сделать для Шо?
Сейчас ему казалось, что почти ничего.
Из задумчивости его неожиданно вывел легкий, невесомый поцелуй.
— Тора – мягкие ладони сжали плечи Амано. Иногда казалось, будто Шо смотрит даже не на тебя, а заглядывает в самые сокровенные мысли. Ему было достаточно одного только взгляда светлых глаз. Того, каким тембром он произносит тихое и низкое «Тора». Достаточно нежных рук с длинными, красивыми пальцами. И что же делать, если внезапно у него всё это отнимут?
Желтый ссохшийся листочек, закружился в воздухе, и плавно коснулся носа Казумасы, который присел на колени, прямо перед бывшим убийцей.
— Ох…— Шинджи не сразу понял, почему ладони Казумасы начали съезжать с плеч. Рыжий парень дернулся, уткнувшись носом куда-то в область живота Амано и только когда его плечи бессильно обвисли, Тора заметил на его спине расплывающееся алое пятно.
— Шо… ШО!!!
Руки молодого человека свесились, касаясь фалангами пальцев мокрого асфальта. Тот короткий, глухой звук, который пару секунд назад, Тора принял за что-то ёмкое, упавшее в подстилку осеннего парка, оказалось выстрелом. Бйо был прав – он совершенно потерял бдительность, за что и поплатился Казумаса.
— Шо! Слышишь? – Тора подтянул ослабшее тело на себя, аккуратно касаясь кончиками пальцев его спины. Крови много. Значит – шансов мало.
Тора, дрожащими и непослушными пальцами выдернул из кармана мобильник, едва не уронив его и сжимая так, словно он был последней надеждой, на спасение человечества.
— Да, скорая!? – он почти не узнавал свой хриплый голос – Помогите! Пожалуйста!
Ему было абсолютно плевать, что его могут раскрыть, как профессионального убийцу. Он был готов даже сесть за решетку пожизненно, лишь бы сейчас эти брезгливые люди, поборники правды, спасли жизнь его самому драгоценному существу на свете.
Парк в этом месте разделялся на две дорожки, разделенные двумя-тремя рядами густо растущих кустарников и деревьев. И едва завидев метнувшуюся среди них тень, с той стороны, Амано, толком не понимая зачем, бросился со всех ног туда, предварительно уложив неподвижное тело Шо на скамейку и укрыв его своей курткой. Но, как видно, тень совершенно не ожидавшая подобного выпада, даже не сопротивлялась.
Тора повалил человека, одетого во всё черное, на влажные листья, придавив его грудь коленом. Оружие, как ни странно, куда-то делось – видимо осталось в куртке. Черт!
Черные шелковистые волосы рассыпались по земле, смешиваясь с грязью и блеклой листвой. Позже, Тора был даже рад, что у меня не оказалось оружия – захлестнувшее цунами отчаяния и состояние аффекта – он бы, без размышлений, набил его тело горячим свинцом.
— Соно, твою мать!!! Я тебя предупреждал! – резкий удар пришелся по челюсти аристократа, прижатого к земле. Судя по его виду, он еще даже не осознал, что происходит. Но спустя секунду уже оказал слабое сопротивление.
— За что ты хочешь его убить?! Что он тебе сделал?!! – с каждым вопросом, Тора, всё сильнее сжимая горло Соно, наносил удары по лицу – Почему не меня?!
Какая-то часть сознания Шинджи, приходила в ужас от такой бушевавшей ярости. Словно бы из огромного дикого тигра вырвали кусок мяса, на живую, и он, обезумев от боли, начал загрызать насмерть всех, кто попадался в клыки и когти.
Резкий болезненный удар в спину, спихнул Тору с аристократа, но он ловко кувыркнулся, тут же снова встав на ноги. Кошка, которая при падении, падает твердо на лапы.
— ОСТАНОВИТЕСЬ!!! – вдалеке послышалась сирена вызванной неотложки. Йо припал к едва живому телу Соно, аккуратно приподнимая его и прижимая к своей груди. Комья мокрой земли намертво впитались в дорогой плащ аристократа – Прошу вас, перестаньте!
Шинджи было всё равно – он, в своем нынешнем состоянии мог без лишних слов убить обоих.
Если…Шо умрет…
Весь мир перестанет существовать.
Скорее же, приезжайте.
Вой сирен становился все ближе.
Тора наконец почувствовал что бешенная пульсация в висках стала медленнее, а перед глазами, вместо белесого тумана, всё прояснилось. Что здесь делал Соно, и кто убил Шо, это он выяснит позже… позже, если Казумаса останется жив.

***

Кровь растекалась повсюду, окропляла собой кафельные плитки пола в реанимационной, стекая тонкими струйками с кончиков пальцев.
С тех пор, как за врачами закрылась толстая железная дверь, ведущая в зал операции, Тора не мог увидеть, что там твориться с молодым человеком. Всё, что он успел увидеть – бледные щеки Шо, ощутить его холодную, влажную от погоды, кожу. Закрытые глаза, темные синяки и посиневшие губы.
Шо, пожалуйста, живи.
Я не смогу жить нормальной жизнью без твоей улыбки. Без светло-рыжих волос, в которых по утрам путается солнце, кротко заглядывающее в окно кухни. Без твоих мягких ладоней и теплых губ, чувственно касающихся моего тела. Господи, ведь Чикен, в конце концов, настолько привык к тебе, что не станет, есть из моих рук. Так что Шо, ты обязан жить. Тебе никто не позволял обратного.

Тора устало опустился на скамью возле палаты, где оперировали Казумасу и откинул голову назад, касаясь затылком стены. Веки сомкнулись и мужчина устало выдохнул.
Вся эта канитель вымотала его до безумия. Только сейчас он осознал, как сильно хочет есть и спать. А еще лучше – прижать к тебе гибкое, горячее тело, коснутся пальцами теплой кожи и мягких, золотистых в свете зари, волос.
Что оставалось делать сейчас? Только ждать. Ждать и верить.

— Тора…
Знакомый и почти ненавистный голос, заставил Амано почти подскочить, вырывая из сонной полудремы. Он мельком увидел себя в настенном зеркале – растрепанный, с мешками под глазами, осунувшимся лицом и каплями высохшей крови на тёмной рубашке. Опять же эта мысль о том, что он совсем расслабился.
— Соно, ты смерти своей ищешь? – аристократ, в отличие от него, выглядел идеально и совершенно не вписывался в бледно-металлические цвета интерьера больницы. Уложенные черные волосы с вкраплениями белого цвета, красивые, острые ногти с расцветающими лаковыми цветами. Идеал портили лишь, серые от грязи, полы длинного плаща. Соно уверенно вышагивал навстречу Шинджи, а вслед за ним тихо плелся бледный Йо, повесив голову, будто провинившийся школьник.
— Амано. Я думаю, ты должен кое-что знать, иначе так никогда и не успокоишься – твердо проговорил аристократ – За твоим Шо больше не будут охотиться.
Едва Соно успел договорить, как мужчина метнулся к нему, яростно схватив за белоснежный воротник – Я так и знал!! Это всё ты!! Я…
— Это не я! – зло воскликнул бывший партнер Торы, коротким жестом оттолкнув мужчину на ледяной пол. Он тихо шикнул, резко вскочив на ноги, но едва удержав равновесие.
Вдалеке послышались монотонные шаги, отдающие эхом от стен. Звук был довольно-таки пустой и неприятный. Тора замолчал, сделав два шага назад. Они с Соно проводили настороженными взглядами немолодую медсестру в белом халате. Высокие каблуки выстукивали аритмичный звук. Сестра, не слишком обращая внимания на столпившихся в коридоре спального покоя мужчин, открыла ключами один из кабинетов, находившихся в ряд слева от них и, проскользнув внутрь, скрылась за дверью.
— Послушай… успокойся, Тора.
— Успокоюсь, только когда увижу Шо довольным и счастливым – буркнул, наконец утихомиривающийся Амано. Он отчасти понимал, что эти слова неприятно резанут Соно, по тому небольшому остатку чувств, до конца ещё не выветривавшемуся после убийцы. Пару секунд аристократ молчал, но видимо решив что-то для себя, продолжил, сделав шаг навстречу Торе.
— Я правда не хотел, чтобы всё так вышло. Мне жаль Шо. И когда я узнал, кто действительно заказал его, я тут же снял заказ и пришел к тебе.
— Что? Кто?! – Соно кивнул в сторону, так что Шинджи даже не сразу понял, что тот хочет сказать. Там только пустой коридор, лестница на первый этаж и почти что за его спиной…

— Йо?!
— Я… — Йо наконец поднял взгляд от идеально вымытого пола, хоть и не смотрел в глаза Торы. Неожиданно он упал на колени, крепко стиснув в дрожащих ладонях, прохладную руку своего хозяина – Простите, Соно-сама! С тех пор, как он ушел, вы чувствовали себя так ужасно…я подумал, что если бы того парня не стало, то…я… Простите!
Шинджи не представлял, как сейчас себя вести. Слишком уж неожиданной была подобная отгадка. Мужчина поднялся на ноги и сразу же сел на один из многочисленных больничных стульев. Не известно, какого черта Соно делал там в парке, но по морде он всё равно получил заслуженно.
— В итоге, все снова сошлось на тебе, Тора – устало выдохнул брюнет, поднимая своего приемыша с холодного пола и заботливо поглаживая его по волосам – Я больше не появлюсь в твоей жизни, Амано. Надеюсь, как и ты в моей.
Остановить начавшуюся истерику Соно смог одним лишь, невесомым прикосновением губ к щеке Йо. Встретившись со, слегка ошарашенным взглядом, посчитавшим эту нежность смутно похожей на правду, парень безмолвно уткнулся носом в грудь аристократа.
— И береги своего мальчишку, Шинджи! Ты ведь не хочешь, чтобы тени увели его.

ЭПИЛОГ.

— Осторожнее!
— Да всё в порядке! – заулыбался Шо, размахивая руками в воздухе, словно они вот-вот могли обрасти темно-синими перьями и унести его в далекую даль. Шо представлял себе это – там, за линией горизонта, пышные цветы всех оттенков и яркое солнце, с тихим шипением опускающееся в море. Руины забытых городов, обросшие мхом, папоротником и высокой травой. Или может быть, там маленькие уютные городки, размером с район Токио? На улицах этих городков живут люди, которые знают друг друга в лицо и дети бегающие в запылённых футболках, в поисках юрких ящериц. Утопия закончилась, как только Шо ощутил, как кончика носа коснулось что-то холодное и мокрое.
После выписки из больницы, это была его первая прогулка по парку и ноги, после многонедельного лежания, держали еще очень слабо. Поэтому Тора, то и дело поддерживал его, обхватывая руками изящную талию.
— Смотри Тора! Первый снег! – Казумаса радостно воскликнул, тыча пальцем в светлое небо, будто ребенок, а не взрослый, почти уже мужчина – Он так быстро тает.
Острые снежинки начали падать все чаще и гуще, покрывая ковер из опавших серых листьев тонким слоем чистейшего снега. На молочном небе, начавшийся снегопад казался угрюмыми серыми пчелками, лениво спускающимися с небес.
Шо снова почувствовал, как колено ослабло, не желая брать на ногу груз всего остального тела, и он неловко замахал руками, в попытках удержать равновесие.
— Оп. Шо, давай присядем?
Кохара согласно кивнул, облокачиваясь рукой о плечо мужчины и позволяя помочь себе дошагать до ближайшей лавочки. Прежде чем сесть, Шинджи провел рукой в перчатке по деревянному седалищу, стряхивая уже обозначившийся белоснежный слой.
— Сразу стало так тихо, да? – Шо закрыл глаза, вслушиваясь в доносившиеся, сквозь стену снега, звуки улицы. Казалось, что они доходят через слой ваты – рокот грузовика, возле магазина, крики радостных детей, уже рисующих на снегу свои карикатуры и крики птиц с замерзающего озера. Все это вырисовывалось в самом создании, в совершенной темноте. Становилось даже холоднее.
— Чт…? – почувствовав, как в этой ледяной тьме, его губ внезапно коснулось что-то теплое и мягкое, Шо приоткрыл глаза. Шинджи не стеснялся того, что их могли увидеть. В этот зимний вечер, когда солнце по идее, должно было садиться за горизонт, но из-за затянувших всё небо туч его просто не было видно, Тора нежно целовал его, прижимая его рукой за спину. Ослабший организм отвечал слабо, Шо не мог толком даже выпрямить спину – иначе его сковывала ужасная боль.
Отросшие рыжие волосы, тонкими прядками рассыпались по плечам Шо, и когда на них падали снежинки, это было удивительно красиво зрелище.
— Значит, говоришь, у Йоми в воскресенье выставка в местной арт — студии? – Шинджи потянулся к карману куртки, чтобы достать пачку любимых Мальборо, но подумав, что Казумасе может навредить табачный дым, разжал ладонь, оставляя сигареты нетронутыми. Вместо этого, Тора поправил колючий, вязаный шарф на шее Кохары.
— Да-а-а — растянул слог Казумаса – Он внезапно стал рисовать, после того, как его вытащили с того света. И признаться – у него не хилый талант. Думаю, он далеко пойдет в этом деле.
— Я видел – улыбнулся мужчина – Они действительно… чувственные. Его картины.

— Человек может многое выдержать, верно? – вдруг, с серьезным лицом произнес Шо. Такая перемена в нем, была немного непривычна. Но Торе казалось, что он понимает его почти что без слов. Не понятно как, но просто понимает.
— Конечно многое, Шо – Шинджи ласково прикоснулся теплыми губами к его виску – Помнишь, что я читал тебе в больнице? «Нигде ни огонька. Площадь тонула во мраке… В кромешной тьме нельзя было разглядеть даже Триумфальную арку»*
— Бака! – заулыбался уж слишком посерьезневший Казумаса и на его щеках снова проступил легкий румянец – Я же сейчас тебе совсем не об этом!

End.

_____________________________________________

Отсылка к Эриху Ремарку и его "Триумфальной Арке"
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » 233 (NC-17 - Тора/Шо [J-rock, Alice Nine])
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Хостинг от uCoz