[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Beautiful World (NC-17 - Сага/Нао [Alice Nine, j-rock])
Beautiful World
KsinnДата: Вторник, 16.07.2013, 19:55 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Beautiful World

Автор: Kirara
Контактная информация: vk
Беты: Red - Bloody Rabbit.

Фэндом: Alice Nine, DELUHI, the Gazette, DaizyStripper, Matenrouo opera, j-rock
Персонажи: Сага/Нао, Рей, Леда, Йо и прочие~
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Психология, Философия, Даркфик
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:

Посвящение:
Человеку с раздвоением личности.

Примечания автора:
Трек вдохновивший на подобное нечто: Utada Hikaru-Beautiful World
Вот почему Нао всегда отходит на второй план?
 
KsinnДата: Вторник, 16.07.2013, 19:59 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Beautiful World
-1-

Такой прекрасный мир вокруг нас, только этого никто не видит, не замечает.

Что Нао больше всего не любил в поездках, это когда приезжаешь в новое место, и оно холодит. Как холодит новая, едва купленная вещь, и её надо обносить хотя бы пару дней, прежде чем привыкнуть. Чтобы кожа не реагировала так болезненно. Так же и с местом – поначалу все кажется чужеродным и неприятным, будто город следит за тем, чтобы ты не допустил промаха. Но затем, он, как огромный мурлычущий зверь, привыкает, сворачивается бесстрастным и безразличным ко всему клубком ощетинившихся силуэтов зданий.
- Нравится этот город, Наоюки? – голос с того сидения знаком ему столько, сколько он себя помнит. Хотя и помнит он очень мало. Только лишь то, что его зовут Наоюки Мураи, этого красивого парня напротив – Сага, и что в этом мире, Наоюки играет не последнюю роль. Он не совсем человек, но до конца он этого ещё не понимает. Что-то необъяснимое – один из носителей семени древа жизни.
- Как давно мы не были в Токио – не дождавшись ответа, глубоко вздохнул Сакамото – А если поторопимся, то можем даже успеть на их концерт.
Город был похож на сбежавшую кошку, которую неожиданно нашли и принесли обратно домой – она заново обнюхивала углы, изучала, вспоминала и боялась, озираясь на вновь приобретенных хозяев. Нао ощущал под языком привкус холодного кофе – недоверие.
- Кажется, это здесь.

Они остановились возле огромного здания с широким парадным входом. Поддерживающие столбы и стены были усеяны яркими гирляндами, а висевший над входом плакат оборудован подсветкой по максимуму – на нем была изображена группа из пяти человек с размашистой надписью ниже «Alice Nine» и сегодняшней датой их выступления. Неоновый свет ламп создавал ощущение, будто на фотографиях очень искусно сделанные куклы – почти неживые, прекрасные и молчаливые. Будто они хранят ото всех свой тайный секрет. Нао неловко запустил пятерню в свои черные, отросшие волосы – ему казалось, будто он их где-то, очень давно, уже видел.
- Ну чего встал? Сейчас начнется, идем! – улыбающийся Сага потянул его за рукав – Там нас пропустят.
Действительно, едва они подошли к черному ходу, охранник, сверкнув своими светло-серыми глазами, отодвинулся в сторону. Он был здоровенным, но едва встретился взглядом с Сагой, как внезапно пропустил их, будто получил мысленный приказ, которого нельзя было ослушаться. Так Нао и Сага очутились в темном коридоре, напоминающем собой длинную кишку лабиринта. Всё уже давно было готово к выступлению, свет погасили и откуда-то издалека начали исходить плавные, веселые мелодии песен.
Нао слышал их впервые. Радужная, красивая мелодия повествовала о любви и ожидании. Но эта мелодия почему-то казалось какой-то ненастоящей. Бездушной.
- Сейчас будет наша старая песня - Сага потянул вперед, следом за собой.
И спустя минуту, они вдвоем оказались почти перед самой сценой, где их мгновенно окунуло в волны орущих фанатов. Свет от прожекторов быстро и ритмично лизал гладкие поверхности пола, стальных декораций и резвящихся на сцене фигур. Это было будто... нереальное что-то. Едва два странных человека оказались в толпе, песня закончилась и началась другая. Свет погас. На цифровом фоне, за барабанной установкой, отразились дымящиеся кольца и вспышки молний.
Нао понял, что имел ввиду Сакамото, говоря "наша старая песня". Песня казалась ему слишком знакомой, кажется, она называлась "eden" или как-то так. И люди на сцене - словно он помнил их из своей прошлой жизни, и глядя на тех троих, что стояли спереди, мог с легкостью назвать их имена. Шо. Тора. Хирото. Остальные смазано, будто совершенно лишние, как неверные элементы в собранном детском паззле. Их он не видел никогда .
Голос вокалиста, окруженного синим, призрачным светом, завораживал. Не обычный. Дарящий тепло в груди и уверенность в завтрашнем дне.

"Письмо без адреса
...Кем оно будет прочитано?"

Он выглядел великолепно, наверное, даже больше чем великолепно. Не внешне, хотя и внешностью тоже отличался миловидной. В монохромной темноте трудно было разглядеть цвета, но Нао и так предполагал, что он наверняка рыжий. Пение исходило из души, задевая за тонкие струны других, находившихся в зале, умело поддеваемые пальцами обоих гитаристов. Пение дарило какое-то щемящее чувство, похожее на надежду.

"Объять нежную боль"


Нао не мог вспомнить, откуда он знал этих людей. Может, действительно, они были из его прошлой жизни? Тогда - до того, как он навсегда потерял воспоминания. Всё, что у него осталось, это лишь легкие ощущения дежа-вю. Он их знал, он был с ними. Этот парень - Шо, часто советовал ему что-то, Тора помогал, если требовалась помощь, а Хирото поддерживал своей жизнерадостной улыбкой и дружелюбием. Но тот светлый длинноволосый барабанщик и коротко стриженый брюнет с платком на носу – кто они? Совершенно незнакомые люди, занявшие не своё место. Чье тогда?
Вокалист, низко поклонился публике, едва закончилась песня. Свет вновь приобрел яркость, освещая сцену и шумных зрителей. Толпа загалдела, а Шо, сверкая заклепками и яркими лентами на куртке, подошел к правому гитаристу, о чем-то с ним советуясь. Его ноги, напоминающие скорее женские, обтянутые в блестящую ткань черной кожи, переливались неоновыми изогнутыми бликами. Тора в ответ одобрительно кивнул, прошептав что-то с ласковой, неоднозначной улыбкой, полной тихой щемящей нежности и любви. Такое Нао видел впервые, но почему-то ничего особого по этому поводу не почувствовал. Нет ничего плохого в том, чтобы любить друг друга, кем бы мы не являлись.
- Пойдем за мной – Сага вмиг нацепивший на себя маску привычной безразличной улыбки, схватил Нао за руку и потащил его обратно, навстречу темным, заполненным едким дымом сигарет, коридорам. Бетонные стены словно сжались в ожидании предстоящей бойни
.


- Я так и думал, что ты заметишь, крошка – мерцающий во тьме холодной ночи огонек окурка, был нещадно раздавлен подошвой высоких ботинок. Сага вывел Наоюки через черный ход позади здания, на крышу. Точнее, им вдвоем ещё пришлось преодолеть пару пролетов лестницы, прежде чем Сакамото понял, куда именно направился изящный человек в черном, сценическом костюме.
Снаружи было холодно, не смотря на начало апреля. Словно здесь, в воздухе ещё ненадолго задержалась призрачная ленточка морозной зимы.
- Я видел, что случилось с Нао. С тобой этого не могло случиться – Такаши выставил перед собой разводной шест, который легко складывался внутрь себя обратно, превращаясь в обычное украшение для одежды. Не смотря на то, что это была всего лишь палка, Така умел ей пользоваться. Хотя и Такой, он никогда не был. Это была жизнь молодого человека, басиста популярной группы, немного неловкого, но любящего парня, который и не подозревал, что спит глубоко внутри него. Нет… КТО спит.
- Где настоящий Шо? – сердито гаркнул Сага, стуча кончиком палки о покрытие крыши - Ты не он.
Человек – был тем самым, который только что пел на сцене и Нао не мог понять, почему тот решил, что это не Казумаса. Его лицо, его волосы, его тембр голоса – все в точности. Казумаса Кохара.
Шо с улыбкой откинулся спиной о стену прилегающего вплотную продолжения здания, которое высилось еще дальше, в черничные небеса. Тихое шипение от придавленной сигареты унеслось в воздух вместе с легким дымом.
- Раз я жив – резонно, что и он жив тоже.
- Ты – оборотень? – Нао удивленно изогнул бровь, впервые напомнив о себе своим вопросом.
- Я тот, кем ты хочешь, чтобы я был – Нао не сразу словил краем глаза тот момент, когда Казумаса молниеносно двинулся в атаку… на Сакамото.
С удивительной ловкостью, Шо перепрыгнул палку, которая неслась по низу и грозилась ударить его по голеням. Прикосновение произошло. И перед Нао, стоящем за спиной Такаши, предстал уже сам – Сага. Странный, высокий в черной накидке-сеточке и высоких кожаных ботфортах. Оборотень успел лишь вытянуть вперед руку, так, что когти впились в грудную клетку Нао, позволив красным струям крови свободно хлынуть на лунно-бледную кожу. Странный-странный Сага, с его лиловыми отблесками в глазах и острыми струйками черной челки. Это то, что он хотел видеть на самом деле?
- Нао, черт!! - мгновение спустя палица настоящего Сакамото резко вошла со спины и пронзая тело насквозь, вышла между ребер грудной клетки, замирая в сантиметре от груди самого Мураи. Но даже так, на лице последнего, как обычно, не отразилось никаких эмоций. Просто он слегка помедлил, когда надо было убить.
Оборотень осел, открывая и закрывая рот, будто выброшенная на берег золотая рыбка. Действительно золотая - уже умирая, он вновь оборотился в Шо, парня с рыжевато-кадмиевыми волосами и золотисто-янтарными глазами. Нао впервые увидел настолько прекрасную смерть – аккуратные, хрупкие запястья ослабли, изящная осанка выгнулась по ледяной поверхности смоляного настила крыши, а светлые волосы разметались сияющими стрелами по плечам. Люди так красивы в смерти.
- Шо… - Сага и Нао обернулись одновременно, только сейчас заметив, что на них, приоткрыв дверь, ошарашенным взглядом смотрит Амано – Шо…нет…
- В нем нет зерна . Мы можем идти – Сакамото уже приготовился исчезнуть с места развернувшейся кровавой сцены, но Нао неожиданно притормозил. Он ощущал что-то, сродни печали, глядя на вид искореженного тела под собой.
- Шо, он настоящий?
Его тихий голос, был похож на шелест листьев и услышал его разве что только Такаши. Нет, вовсе нет – он почти не помнит этого человека. Всё прошлое осталось позади, и он его забыл, похоронил в тот день, когда сам случайно стал носителем.
- Настоящий Шо жив и думаю, он сам найдет дорогу домой.
Действительно, он не мог стать носителем – эти случаи не так часты, как кажется на первый взгляд. У него просто нет повода для беспокойства.
- Шо, пожалуйста…держись… - Амано судорожно прижимал к себе безвольное тело вокалиста-оборотня. Даже понимая, что тот уже мертв, и все слова бесполезны, Тора продолжал стискивать худые плечи и поливать землю скупыми, мужскими слезами. Он просто не мог поверить, что это случилось. Что Кохара, тот, кого он так внезапно полюбил – был убит.

Семена древа жизни – Иггдрасиля, когда-то они были собраны хитрым и шаловливым Богом Локи, и распылены по свету. Просто так, ради забавы. Зерна, попавшие в людей, изменяли их. Давали силы, веру, могущество или может быть, на самом деле это было уродство, тщеславие и ложь, в оправдание своего эгоизма. Случалось самое неожиданное и люди изменялись навсегда.

«- Наоюки, отлично сыграли. Давай в следующий раз постараемся ещё лучше! – парень со светлыми, встопорщенными волосами махнул ладонью на прощание, перед тем как развернуться в сторону темной улицы. Хирото достаточно было пройти этот плохо освещенный квартал, чтобы потом сесть на электричку. Сага и Тора уезжали на своих машинах, причем последний ещё и подвозил домой вокалиста.
- До завтрашней репетиции, Нао – с радужной улыбкой попрощался Казумаса, залезая в хонду светло-стального цвета, которая ловила на своей гладкой поверхности мириады блик ночного города. Город всегда жил своей жизнью.
Когда Тора уже завел машину, Мураи поднял голову, ища в небе такие же красивые и холодные отблески звезд. И, именно в этот момент, он болезненно шикнул, когда что-то мелкое попало прямо на роговицу правого глаза.
- Что-то случилось, Мураи? – Сага замер у двери машины, с беспокойством поглядывая на драммера своей группы – Ты в порядке?
- Просто… в глаз что-то попало. Я… в порядке – сквозь внезапно пронзившую боль, простонал Нао - Я...ааа!
То, что попало в глаз, запульсировало, будто размороженная после зимнего сна лягушка. Эта мелкая соринка проникла глубже, по ощущениям, будто пуская корни в самой голове.
- НАО!!
Хиропон давно скрылся за углом, машина Торы и Шо утонула в темноте неоновых улиц, оставляя рядом лишь хрупкого басиста на коленях.
- Держись, Нао, всё будет хорошо… - последнее, что увидел Мураи, перед тем, как его разум помутнел - это часто являющаяся в кошмарах, загадочная улыбка Такаши.
«Всё будет замечательно»

Наутро Нао проснулся в незнакомом месте, незнакомой постели и с незнакомым парнем. Всё казалось таким чужим и не вызывало ровно никаких эмоций. Даже обрушившееся, будто чан ледяной воды на голову, понимание, что он просто забыл всё. Подчистую, вплоть до своего имени, даты рождения и лица матери.
- Больше глаз не болит? – Такаши, совершенно раздетый, прижал к себе тело Наоюки, издавая какие-то поистине забавные, мурлычущие звуки – Бедный Нао-тян.
Длинные, стройные ноги брюнета, словно в том старом кинофильме про Красотку, обвили его бедра сзади, а тонкие ладони, натертые струнами баса, плавно легли на грудь бывшего драммера. Итак, он пойман – практически, этим странным существом, которое когда-то было басистом. Точнее оно и сейчас им являлось, даже сохраняло сознание обыкновенного Такаши Сакамото, только в какой-то мере, это был лишь компромисс к музыканту.
- Ты - Валькирия?
- Да, можно сказать, это моя темная сторона – сыто улыбнулся Сага, снова приобнимая неловкое тело Мураи – То, что всегда находилось во мне.
- Тогда почему ты не убил меня? Зачем тогда убиваешь всех остальных носителей зерен Древа Жизни? - Нао вопросительно склонил голову, все так же глядя в одну точку, почти неподвижным взглядом. Ведь они ездили по миру в поисках таких же отклонений от людей, как он, получивших дар Иггдрасиля. Такаши, прикрыв один глаз, устало взъерошил свои волосы, протягивая ответ слегка капризно, будто рассказывал неважную детскую тайну.
- Потому что это было его желание - валькирия в мужском обличии вновь радушно улыбнулась, излучая приятную и понятную, даже безэмоциональному Мураи, нежность.
- Такаши тебя всегда любил.

В семь часов, двадцать шесть минут, парень с рыжими волосами проснулся в чужой постели. Он осмотрелся, но квартира казалась совершенно незнакомой. И пустой. Голые стены были будто ободраны ногтями, разные вещицы, валялись островками по углам и закоулкам комнаты - и все, что здесь находилось, не считая разворошенной постели. Это место казалось наполненным до краев каким-то свирепым, злобным отчаянием. Юноша неприятно сморщился, когда ступни коснулись просто ледяного пола. Но, собравшись с силами, Шо быстро отыскал в куче тряпья свои вещи, в которых он был в тот день, когда всё произошло.
Да... они с Торой возвращались домой с репетиции. Амано по-дружески подвозил его домой. И там, едва заперев за собой дверь и проводив взглядом из окна серо-серебристую машину, Казумасу кто-то оглушил по голове. В холле собственной темной квартиры. Что там было? Если бы его хотели убить - то давно бы уже это сделали. Может фанаты? Но тогда почему так пусто в квартире, а он ощущает себя так, будто спал вечность? Спина едва разгибалась от долгого лежания в одной позе.
- Что за фигня...? - прошептал про себя Шо, всё ещё опасаясь, что сейчас вдруг вынырнет откуда-нибудь из-за угла его страшный похититель. Решив, что пока дан шанс - нужно бежать, молодой вокалист тихо выскользнул через входную дверь в освещенный холл коридора. Да, это была чья-то заброшенная комната в одном из полуразрушенных общежитий для студентов. Таких сейчас много, недостроенных и не нужных более.
Утро в Токио встретило его сиянием яркого, желтого солнца, в обрамлении розоватых клочков облаков, гудением первых машин и шелестом тысяч ног - все спешили на работу.
- Надо бы явиться в студию... - Казумаса пригладил свои, торчащие ежиком во все стороны, волосы и попробовал поймать такси. К сожалению денег у него при себе не оказалось, но к счастью дочка таксиста была фанаткой их группы, посему отделался Кохара несколькими автографами.
Самое странное началось, когда он приоткрыл дверь репетиционной.
В ней было пусто. Даже стаффа нет. На полу, кобрами, извивались тысячи черных кабелей, о которые они привыкли ежедневно спотыкаться, золотистая пыль застывшая в воздухе очерчивала острые грани солнечного луча, льющегося из окна на серый пол. Он не сразу заметил, что в помещении было слишком накурено - значит здесь либо кто-то есть, либо только что был.
- Шо? - трудно было заметить слившегося с пыльным диваном ритм-гитариста - Шо... ты жив?
Дымящаяся сигарета выпала из вздрогнувших пальцев, но это сейчас казалось самым неважным. То, что поначалу показалось Амано призраком - двигалось, разговаривало и дышало. Определенно - это был живой и невредимый вокалист. Такой теплый и осязаемый.

- Казумаса... ты все-таки вернулся.
 
KsinnДата: Вторник, 16.07.2013, 20:00 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Beautiful Sea.
-2-

"Вкус победы - это вкус чьей-то боли.
Хотел бы ты сам себе такой доли?..."
Люмен - Не спеши.


Первым, что она увидела, когда родилась во второй раз - было море. Серые, уютные волны накатывали на берег, облизывая своей прохладой её ноги до самых колен. Влажно и душно, не смотря на сладкий бриз. Белоснежная, длинная юбка с красивыми оборочками безбожно промокла насквозь и смялась уродливыми складками у ног. Так... неприятно. И ужасно - кажется в прошлой жизни она была ангелочком, пай-девочкой с кошмарно-неправильными мыслями, которые теперь вырвались на свободу. Вместе с её новым рождением и новой силой.
- Ю-ю-юк-и-и-и!!
Люди - теперь они уже относятся к прошлой жизни. Больше они не нужны.

"Валькирии - это девы-всадницы, которые забирали с собой в Асгард самых великих и смелых воинов" - Нао отложил книгу, задумчиво проведя тонкими пальцами по глянцевой обложке. Книжка хоть и была совсем новая, выпущенная каким-то пресным историком в этом году, но глаголила она правду. Почти - людям никогда до конца не понять, что там таится за гранью смерти. Даже сам Наоюки так и не понял, умерев один раз. Возможно это неосуществимо до самого конца, пока ты не поймешь, что уже не вернешься.
- Сигареты - это жизнь! - Развеселый Сакамото плюхнулся на переднее сидение, размахивая в руке бутылкой мартини - Кстати, никогда не пробовал раньше таких странных штучек, разноцветных и трясущихся, но по вкусу - как фрукты. Нао-тя-я-ян?
Не смотря на отсутствие эмоций, Мураи попытался состроить нечто, вроде ухмылки. Ему даже не стоило труда догадаться, о чем лопочет Валькирия.
- Фруктовое желе. Не все его любят.
- О, как! Нао-тяян, что это ты читаешь?
Сага протянул руку, ухватываясь тонкими пальцами за книженцию.
- Ооо...
- Не "ооо", а "Скандинавские мифы".
- Не так полезно это дело - маленькая книжка была с прискорбием отброшена обратно на заднее сидение - Ладно, нам пора. Я хочу попробовать латте.
- Сага, сейчас полчетвертого ночи - прокомментировал очевидное подопечный Валькирии, на что Сакамото лишь улыбнулся до ушей. Нао в общем-то было всё равно, разве что он ощущал сонную тяжесть, но спать сейчас все-таки не собирался.
- Я знаю, что сегодня приключения меня найдут!

Тихий шелест волн, захлестывающих холодный пляж, звучал вдоль всей трассы, так что немудрено, что именно море привлекло, не в меру любопытную, Валькирию. Сага осматривался по сторонам - свежий, влажный запах забивал ноздри, отдавая слегка солоноватым вкусом на языке. Сыпучий песок под ногами лип к ступням, но Такаши не обращал на это особого внимания. Ночь окрашивала всё в совершенно иные цвета - неприветливые, слегка романтичные и таящие в себе массу секретов древнего моря. Луна на безоблачном небе выдворяла на поверхности шумящей воды сияющие дорожки света. Словно уверенным мазком художника - творила тайну.
- Как здорово... Эй, Нао, попробуй так же! - Такаши, как ребенок, который впервые оказался на пляже, размахивал руками, приглашая своего спутника так же, как и он, ступить на мокрый песок зоны волн, которые, раз за разом, мягко обволакивали его ноги по самую щиколотку. Темная вода становилась ласкающей, оставляющей на побережье массу интересных вещиц - Така уже наклонился, промокая в воде кончики рубашки, и все ради маленькой ракушки, веркающей серебристым панцирем в свете луны.
Нао, согласно кивнув, последовал его примеру и встал на линию прибоя, сразу почувствовав, как морская вода заливает ботинки и приятно щекочет кожу.
- Эй, На-ао, ну кто же так делает? - торопливо сунув ракушку в передний карман джинс, Сага поспешил к Мураи и присев на корточки, бережно снял с того уже вымокшую обувь
- Ну вот...
- Всё нормально, Сага.
Нао действительно не волновало это. Промок и промок. Его даже не взволновано, когда Сакамото поднявшись на ноги, аккуратно обвил руками его талию и прижал к себе. Дружеское... нет, в их отношениях, такие жесты вовсе не дружеские.
- Нао... - дыхание Такаши обожгло сонные артерии, которые запульсировали чуть чаще положенного ритма. От Валькирии пахло морской солёной водой, немного мартини с сигаретами и явно - фруктами. Его костлявые, холодные пальцы уже успели проникнуть под рубашку Мураи и осторожно пройтись по шершавым бинтам, стискивающим грудь.
- Не больно?
- Нет - ровным голосом прошептал Наоюки, замерев на месте, как статуя и ожидая, когда последует продолжение скромных ласк. Одной ногой Сага отпихнул подальше в сторону промокшую обувь - место на песке им ещё пригодится.
Развернув юношу к себе лицом, Така жадно впился в его губы, целуя глубоко и требовательно, конечно же, помогая себе, распалять его узкими ладонями вдоль живота. Ветер, запутавшийся в их волосах, смешал запахи обоих, так что Нао казалось, будто это он сам уже пахнет сигаретным дымом...

- Что вы чувствуете, когда задыхаетесь?
Сага резко отпрянул от Нао, все же продолжая удерживать брюнета в своих объятиях.
К ним навстречу шла маленькая, хрупкая девочка в длинном платьице, почти невесомо касаясь голыми ступнями серебристого песка. Что за...?
- Что вы чувствуете, когда задыхаетесь от воды?
Лицо было самым обычным - высокий лоб, белые, отливающие цветом водной глади, блестящие длинные волосы и большие глаза с серебристой радужкой. Девочка, напоминала призрака, или даже скорее русалку-альбиноса. Прекрасная, но содержащая в себе зло.
- Что вы чувствуете?
- Вот черт! - по резкой реакции Сакамото и мгновенно выдвинувшемуся оружию-шесту, Наоюки понял, что перед ними один из носителей зерна. Сага, вроде как, чует их. Только вот зачем их надо убивать - Мураи никогда не спрашивал, и ему ни разу не стало это интересно. Он просто шел за Валькирией, как привязанный на цепи щенок, едва ли осознавая - почему?
Волны нахлынули на берег, промокая ноги двоих парней, охлаждая и царапая мелкими, принесенными с собой, ракушками.
- Похоже, сейчас мы это и узнаем.
Блондин сердито зашипел, выставляя перед собой шест.
- Что вы... - неожиданно девочка растворилась в темноте пляжного прилива. Просто мигнула, как неровное отражение света в зеркале заднего вида, и пропала. Даже такое бывает.
- ...чувствуете? - Нао засипел и замахал руками, пытаясь удержать равновесие, когда мелкая, с виду хрупкая девица, крепко схватила ворот рубашки, душа не хуже толстой веревки, обвитой вокруг горла. Вопрос "как она оказалось сзади" отошел на второй план, когда брюнет ощутил, что морская вода уже лижет его колени - однозначно, его хотели утопить.
- Нао!
Слишком прытко, для маленькой девочки-носителя, хотя ничего хорошего ждать от Мирового Ясеня и не приходилось. Сверкающая, серебристая дуга пронеслась прямо над головой Наоюки, но девчонку даже не задело.
А потом Мураи ощутил, как его легкие заливает морская вода. Перед глазами плыли блестящие пузырьки воздуха - ввинчиваясь спиралями в водную гладь, они поднимались к поверхности. И это... казалось таким красивым. Иглы лунного света пронзали слой воды над головой, но никак не могли пробиться туда, где был Нао - во тьме самой пучины моря. Интересно, что станет с Валькирией и Сагой одновременно?
Что ты чувствуешь? Приятно? Вода такая теплая... - голос девочки раздавался в сознании Нао, который уже перестал пытаться спастись. Голос, мягкий и ребяческий, окутывал со всех сторон, равно как и темнота. Можно было бы подумать, что он завис в космосе - невесомость сковала привычное дыхание, в легких словно распускались цветы из острых игл, но было так легко и свободно лететь куда-то вниз. За звезды можно было принять сияющие пузырьки, а за галактики далекую поверхность воды со скользящим лунным отсветом. Он уже умер или ещё нет? Или ещё...
Нао широко раскрыл глаза, когда вдруг понял, что не может умереть. Не должен - ведь Такаши наверняка расстроится.
Темноту пучины, или это было в самом сознании парня, разрезал истошный, девчачий крик. Руки почти онемели и не слушались, но это его просто не могло остановить. Он тоже один из носителей.
Спустя всего лишь мгновение, свет над головой начал стремительно приближаться, хотя Мураи не ощущал, что плывет ли он сам, или давление выносит его на поверхность. Рядом с ним, вверх поднимались, изрубленные в мясо, куски хрупкого тела, обернутого в лоскутки белой ткани и отдающего свою кровь морю. Оно было словно знающе разрезано огромным, остро-наточенным тесаком. В конце концов, все люди, всего лишь мясо. Такое же, как курица или корова.
Чем ближе тело Мураи всплывало к поверхности, тем острее иглы протыкали легкие. Боль охватила крепкими бинтами всю грудную клетку. Нао ощутил металлический, соленый привкус крови, растворенной в воде. Неужели, её можно было так просто убить?
- НАО!! - крепкие руки охватили его тело, таща вверх...куда-то... Когда барьер между водой и воздухом был пройден, парень почувствовал себя рыбкой выброшенной на берег, которой так была необходима вода. Ночной воздух бил в ноздри нестерпимым холодом и запахом прибитых скользких ракушек.
- Наоюки, слышишь меня?!
Всё, что Нао смог увидеть, перед тем, как потерять сознание, это ночное небо цвета печального индиго с яркими звездами, светлая макушка Такаши, влажная ткань, прилипшая к его телу и блестящая в лунном свете, бледная кожа.

Телевизор в углу придорожного кафе вещал свежие новости. Коментаторша, своим поставленным дикторским голосом быстро проинформировала об ужасной трагедии на пляже, случившейся около недели назад - Семья была убита, жертвы были утоплены, а тело младшей дочери так и не удалось найти.
- "И вчера, на том же месте, обнаружилось и зверски четвертованное тело девочки. Как утверждают полицейские, возможно это было дело рук одного и того же преступника..."
- Мда, ну и разгулялась преступность за последний месяц - грузный кассир за стойкой устало вздохнул. Это был толстый мужчина со вторым, и наверняка третьим, подбородком, возраст которого трудно было указать точно. Но это было не важно. Вытерев масляные руки о свой белый, с красными лямками, фартук, кассир приветливо пожелал приятного аппетита двум своим, единственным за всё утро гостям, и переключил на музыкальный канал.
- Я думаю, что они засадят кого-нибудь левого - Сакамото неторопливо пережевывал свой салат из маринованной спаржи с морковью, тыкая палочками то в скользкие ингредиенты, то в поднос, на котором стояла тарелка - Кого, всегда найдут, лишь бы отчитаться. Бедные козлы отпущения. Нао, ты чего ни ешь?
Мураи меланхолично взглянул на свою тарелку мисо в котором плавали желтые кусочки тофу и разноцветные - овощей. Он даже не притронулся к палочкам, они так и оставались лежать на салфетке не разломленными. Кассир наверняка бы очень удивился, узнав, что у брюнета перевязана бинтами вся верхняя часть тела - руки, грудь, плечи. Поэтому Сага натянул на него темную рубашку с длинными рукавами и высоким воротником, но всё же несколько сантиметров бинтов, обмотанных вокруг горла, выступали наружу. Нет - толстяк удивился бы тому, что этот, с виду милый и наивный парень и есть убийца, хладнокровно порезавший ребенка на части.
- Не вкусно? - Такаши ласково улыбнулся, наклоняя голову и заглядывая в глаза брюнета. Солнечные острые полоски скользили между тканью жалюзи по начищенному, гладкому столу. Медленно, не заметно на первый взгляд, они передвигались. Если бы Сага не знал нынешнего Мураи, то мог бы уверенно сказать, что тот приуныл.
- Я не помню, как так вышло. Я ничего не помню, что случилось там, в воде.
Привычная улыбка слетела с губ Сакамото, уступив место задумчивости. А Нао просто следил за тем, как осколок лучика очень медленно скользит по влажному ровному боку кусочка тофу, плавающего в супе.
- Думаю, пока не стоит вспоминать. Расслабься - Сага наклонился поближе к своему собеседнику - Скажи мне, о чем ты тогда подумал?
- О том, что Сакамото-сан расстроится - без запинки ответил Нао, отметив, что край солнечного зайчика переместился ещё на миллиметр. Теперь он утопал в прозрачной жидкости супа. Когда ответа не последовало, брюнет поднял голову. Сага молчал, но это не было неловким молчанием, скорее каким-то уютным, а на щеках светловолосого проступил легкий румянец.
- Л-ладно. Нао, ешь скорее, нам предстоит ещё долгий путь.


Beautiful Lie
-3-

- Джури, ты в Бога веришь?
Вопрос прозвучал весьма странно. Особенно странно для атеиста Леды.
В конце репетиционного дня, лид-гитарист спокойно прошествовал к стойке, аккуратно кладя свою изящную любимицу на место. С некоторых пор он чувствовал себя превосходно и легко - словно его ничего не тяготило и не расстраивало. Даже работа стала ещё более горячо любимой. Так ощущает себя наверное человек, очистившийся от грехов.
- Леда, ты видно переработал. Что за странные вопросы?
Лидер отвел взгляд и будто кивнул своим мыслям.
- Агги наверняка бы ответил не задумываясь.
- При чем тут Агги? - снова вздохнул Джури, щелкая пальцами по светящимся черным кнопкам мобильника - Нам домой пора, Леда.
И правда, день выдался тяжелый, все очень устали. Закончив набирать сообщение своей матери, в котором Джури обещал приехать через пару дней на выходные, он уверенно щелкнул "отправить". Выходные в кругу семьи ему всегда нравились, это были особенные, ни с чем не сравнимые дни. Сгорая от предвкушения, он быстро засунул тонкий телефон в черный бархатный чехол и торопливо посмотрел на развалившегося на диване лидера. Тот, разве что, мух на потолке не считал.
- Ну, эй, ночевать тут собрался?
- Знаеш-ш-шь, Джури... - растянув это шипящее "ш", Леда наконец соизволил подняться. Он выглядел как-то по-другому, хотя вроде бы ничего в нем внешне не изменилось и вссе это уже заметили - ... ты ведь два дня назад умер.
Если бы он сейчас не надел шнурок чехла на свое запястье, телефон точно бы поцеловаться с дощатым, пыльным полом. Как и в прошлый раз, Леда с упоением отметил на лице Джури искренний испуг. Это было иногда там мило, наблюдать, как симпатичный вокалист замирает с раскрытым ртом, а затем либо смеется, пытаясь обратить эту фразу в шутку, либо пятится от него, как от прокаженного.
- Ты чего несешь, Леда?
- А сегодня, ты умрешь в пятый раз - с этими словами Джури замер, ощутив острую, невыносимую боль от, плавно вошедшего между ребрами, кухонного ножа. Значит поездка теперь отменяется.

- Мы теперь будем весь Токио прочищать в поисках носителей? - если бы не невозмуитмое выражение лица, Сага вполне мог бы посчитать Наоюки за капризного десятилетнего ребенка. Но это, как ни странно, было только к лучшему.
- Будем-будем - весело заверил Сакамото, выруливая машину вправо и аккуратно вливаясь в сверкающий поток разноцветных автомобилей. Город сегодня был спокоен и даже пробок пока что нигде не наблюдалось. Свет неоновых вывесок зданий то и дело лизал сверкающие бока авто, льнул к поднятым стеклам и едва касался щек двух пассажиров. Незаметно для носителя, Такаши сглотнул, вспоминая о том, что если Нао окончательно потеряет человечность, то его тоже придется убить. В последний раз, он хладнокровно разрубил девочку (хоть она и пыталась его утопить), но так или иначе, раньше он колебался, прежде чем снести противнику голову.
Спорить с валькирией не было ни смысла, ни желания, потому Нао просто отвернулся к окну.
- Вот надо же, я чувствую что-то прямо здесь - машина, съехав вправо, резко тормознула, прижимаясь к обочине шоссе и взгляд Мураи скользнул по гладким, белым стенам больницы. Странно, однако. Брюнет обернулся в противоположную сторону, отмечая, как серьезный взгляд Сакамото замер где-то на одной точке вверху.
- Там.

"Там", оказалось больничной палатой. Одной из десятка других, практически ничем не отличающихся друг от друга. На улице приятно пахло ночной свежестью, но едва их окружили выбеленные стены больницы - неприятно запахло лекарствами и хлоркой. Удачно миновав угловой стол дежурной медсестры, Мураи невольно подумал, что у Валькирии наверняка есть дар внушения, потому что девушка в белом халате, лишь встретилась взглядом с Такой, как тут же снова молча опустила черноволосую голову. Ничего не спросив.
Нужная палата, к которой их вело чутье бывшего басиста, находилась на третьем этаже в самом конце коридора. По дороге им иногда встречались топчущиеся по коридору пациенты, но те почти ни на что не обращали внимания.
- Что бы там ни было Наоюки, будь осторожен - предупредил Сакамото, прежде чем повернуть блестящую, позолоченную ручку двери.
Больничная палата не отличалась от тех, которые показывают в японских фильмах. Просторное окно, задернутое жалюзи, две кровати у стены, изножье которых повернуто к прикрепленному, на уровне вытянутой над головой руки, телевизору и, отвлекающее от этого моря белых оттенков, аляповатое пятно засыхающего на подоконнике кактуса.
- Я ведь явно чую, что... - неожиданно перед Такаши пролетела куча желтых листочков, какие обычно для заметок, с липким краем. Нао напрягся, ощущая чье-то явное присутствие - с полтергейстами они раньше ещё не сталкивались. Кучки листочков слетели со стола, попутно разлепляясь и на них мгновенно появлялся текст. Это тоже напоминало сцены из японских фильмов. Ужасов.
- Стой, эй, что такое?! - в висок Сакамото, откуда ни возьмись, полетел фиолетовый фломастер. От всей этой бредовой ситуации, стало даже немного страшновато. Не смотря на то, что Валькирия сама по себе представитель иного мира, страх слегка сковывал дрожащие тонкие пальцы.
- Сага...
Неожиданно, ворох бумажек под ногами Сакамото, сам по себе переместился свободным полетом на край кровати, и в его руках оказалась всего лишь одна, помятая, будто всунутая на ладони насильно.
"Помогите!" - гласил кривой, детский почерк.
За ней последовала следующая и так, пока он только успевал прочесть невразумительный текст, осколки паззла складывались в голове все яснее.
"Кто вы?", "Вы мне поможете?" "Я чувствую, что вы не такие, как все!", "Меня убивает время!" "Ну почему же вы так медленно двигаетесь!?"
- Кто ты? - Сага произнес слова в пустоту, но в его руках,в то же мгновение, не успел он захлопнуть рот, оказалась очередная записка.
"Ринго"
- Почему мы тебя не видим?
"Потому что я застряла во времени!" - нарисовался истеричный ответ на ладонях Такаши.
Когда-то он, очень давно, читал книгу о путешественнике в космосе, который жил на корабле, не зная о том, что живет не один. Даже не на корабле, но сейчас это почти забылось.
Суть была в том, что этот человек просто стал замечать, как его раковина быстро заполняется посудой, носки найти можно с трудом, а холодильная камера пустеет совершенно без его участия. Это походило на проделки какого-то призрака в космосе. Поэтому на ночь он даже оставлял камеру слежения, которая на утро так и ничего не показала. Пока он, внезапно для себя не обнаружил, что если сильно замедлить пленку, можно разглядеть некое мельтешение. Всё это время он, считая что жил один, подхватил с какой-то планеты гостя, время которого текло иначе, чем его. Гостю казалось, что космонавт движется невероятно медленно, тогда как сам обитатель просто не мог увидеть его - настолько были быстры его движения.
Видимо, здесь похожая ситуация. На вопрос, как она видит своих гостей, девочка ответила, что они движутся со скоростью солнечных лучей на паркете.
- Приехали - наконец вынес вердикт экспонат скандинавской мифологии - Ринго, я ничего не могу поделать, кроме как убить тебя.
Тысячи листочков яростно полетели прямо в лицо Валькирии, заставляя Сакамото глубоко вдыхать и махать худыми руками перед собой, в попытке защититься. Вот и открылась вся правда о привидениях.
- Не стоило говорить такого - лаконично заметил молчавший до этого времени Мураи, и затем обратился к невидимому собеседнику - Тогда тебя убьет время.
Он и так прекрасно понимал, что сейчас, пока они разговаривали, возможно у нее уже прошел день.
"Пусть так" - листочек впечатался прямо в лицо темноволосого носителя. Девочка видимо уже успела поразмыслить над этим.

- Ты думаешь, её можно было спасти?
- Сомневаюсь - Такаши сердито хмыкнул, обхватывая руль замерзшими пальцами. Их машина всё еще находилась под стенами городской больницы, и пока не было какой-то определенной цели для передвижения. Сага не чувствовал ничего. В последнее время, он вообще уже жалел, что пробудился в сознании этого хрупкого человеческого тела. Мог бы и дальше играть на том забавном инструменте, хоть десять, хоть двадцать лет. Никто его ни на что не подписывал.
- Ладно - наконец, после долгой тишины, Сагачи поплотнее закрыл окна и проверил надежность ручного тормоза - Давай-ка спать.
Им было не привыкать спать прямо в автомобиле, Нао это порой даже нравилось. Така всегда опускал спинку водительского сидения, а брюнет засыпал на заднем - это давало возможность любоваться яркой луной, подглядывающей из лобового стекла и хоть всю ночь рассматривать точеный профиль спящей валькирии. Нао выудил мягкую, продолговатую подушку и устроил на ней голову, задумчиво глядя на бесшумно вдымающуюся и опускающуюся от дыхания грудь напарника. Он был удивительно хрупок и красив. Когда мимо них проезжали машины, яркие белые блики скользили по лицу Такаши, будто пытаясь лизнуть его всего. Это почему-то жутко раздражало Мураи.
Но в конце концов Нао устало зевнул и незаметно для себя потерялся в мире сновидений, даже не подозревая, что за ними давно и внимательно следит яркий, карий взгляд.
 
KsinnДата: Вторник, 16.07.2013, 20:09 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Beautiful God

-4.1-

"Утроо пришлооо, солнце взошлооо, ууутро надежды, начинаем раз, два, три!"

- Сага, выруби радио... - сипло простонал Нао, не разлепляя сонных век. Что-то не так. Не слышно абсолютно никакого движения.
Брюнет слегка приоткрыл правый глаз. Проснулся он, в той же позе, что и уснул - на спине, облокачиваясь лопатками и затылком в мягкую подушку, прислоненную к дверце авто, так проще было смотреть на Сакамото.
Валькирии не было, а раздражающее радио продолжало трещать в такт отсчитывающим секунды часам, на узком светящемся мониторе, размером с большой палец руки. Что-то не так. Блондин редко оставлял Наоюки одного, даже едой затаривались они вдвоем, прямо как семейная чета.

- Сага?
Наверняка он просто вышел - решил про себя юноша, потягиваясь через сиденья к надоедливому радио. На улице сияло яркое, утреннее солнце, напоминающее глазунью на слишком светлом небе, ещё не утратившим оттенки розового. Слишком оно... свежее. Тихо хлопнув дверью иномарки, Мураи прислонился поясницей к холодному боку машины, поднимая взгляд к нежным небесам. Новый день, как только открытая в нетерпении коробка конфет - хочется протянуть руки, ощутить сладкий вкус. Насладиться, распробовать. Чтобы в конце дня смотреть на пустую коробочку и сожалеть, что все закончилось. Именно так он себя, пожалуй чувствовал, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу в ожидании возвращения своего спутника.
- На-о-ю-киии! - холеные руки обняли сзади, скользнув вдоль поясницы. Такого пожалуй он не ожидал, но не дернулся из объятий.
Сага загадочно ухмылялся, уперев руки в бока, а его одежда вызывала смесь чувства стыда на щеках Наоюки и ощущения, что его сейчас же нужно затащить в машину и изнасиловать. Можно ли было вообще считать легкую черную кофту-сетку за одежду? Узкие штаны обтягивали длинные ноги от бедер до щиколоток, а только что покрашенные волосы, цвета смолы, колыхались от легкого порыва ветра.
- Помнишь того оборотня? - наконец прервал неловкую тишину Такаши - Он сказал тогда, что будет таким, каким его хотят видеть.
- Д-да... - все-таки взяв себя в руки, Мураи глубоко вздохнул и попятившись, открыл перед Сагой дверцу автомобиля - Ты теперь всегда так будешь выглядеть?
- Если тебе нравится, то да - тонкие, прохладные пальцы поймали подбородок Нао, заставив смотреть прямо в глаза свежевыкрашенного брюнета - Нравится?
Нао хватило только на то, чтобы утвердительно кивнуть.

- День обещает быть веселым - бодро пообещал Сакамото, поворачивая руль. Машина, неприятно взвизгнув шинами, свернула в небольшой тихий район, посреди которого располагалась, обнесенная бетонными стенами, стройплощадка. Видимо кто-то посчитал, что этому городу весьма не хватает ещё одного дурацкого гипермаркета. Нао даже догадывался, что они остановятся именно здесь - под бетонным забором, за которым высокие остовы будущего здания показывают свои кости всему миру.
- Неплохо - Сага вышел из машины и, облокотившись поясницей о гладкий, металлический бок, снял свои солнечные очки. Это место, в свете ярких, дневных лучей выглядело опустевшим. Словно оно, как хищник, застыло, в ожидании черной ночи.
- Мы останемся здесь? - Мураи последовал примеру своего спутника, покинув теплый салон автомобиля и солнце тут же согрело его черноволосую макушку. Это место действительно имело неприятную ауру, как у громадного дохлого скелета. Сага, не оглядываясь, утвердительно кивнул, по привычке облизав тонкие линии губ.
- Некоторое время назад, я стал ощущать невероятно слабое присутствие, как будто кто-то нарочно заглушал его. А здесь, теперь оно ощущается яснее - пояснил высокий брюнет - Так что думаю, мы подождем его здесь. Ни к чему лишние людские жертвы.
Сага вытащил из мятой, фиолетовой пачки одну длинную сигарету и прикурил от, того же цвета, зажигалки. В воздух взвились едва заметные облачка противного дыма.
- Ещё только утро, а ты уже куришь - если бы Нао мог проявлять свои эмоции, он бы сейчас недовольно поморщился. Но выражение его лица, как всегда оставалось равнодушным. Только голос немного неодобряюще дрогнул. Но на это Сакамото только развел руками - мол, ничего страшного в этом не было.

Если обойти здание с другой стороны, будет видно, как остов из балок и перекрытий начинает нарастать плотью - бетонными стенами, стекловатой, гипсокартонном и панелями. И как, на одном из перекрытий, болтая ногами, сидит парень с пшеничного цвета волосами и мурлычет под нос веселую песенку. Он прекрасно знает, что его уже почуяли и только и ждет того момента, когда ночное время скроет его новые будущие преступления.

- Тебе так совсем не холодно? - Нао перегнулся через переднее сидение, вздыхая почти на самое ухо Саггачи, который пытался поймать какую-нибудь радиоволну. Иначе было очень скучно.
- Нет - рассеянно отозвался тот, не отрываясь от своего занятия - Ты не голоден?
Токийская ночь надвигалась очень быстро. Стремительно приближалась вместе с яркими уличными фонарями на улицах и трасах, вместе с заманчивыми вывесками, освещающими путь в теплые клубы, кафе и рестораны и огненными змеями от фар проносящихся мимо машин. Небо лишь слегка светлело на западе, оставляя маленькое зарево, в остальном оно уже накрылось темной тканью звездной ночи.
- У тебя такой серьезный вид Сага - пробубнил Наоюки, дожевывая горячий, ароматный кусочек пиццы с сыром и мясом - О чем так задумался?
Очевидно, только ночь клонила красивую Валькирию к размышлениям о высоком, ибо днем он в основном вел себя, как обыкновенный мужчина с некоторой придурью в голове.
- О фильмах - коротко ответил Такаши.
- Фильмах?
- Знаешь Нао, о фильмах, о книгах, об аниме, обо всем, что рассказывает - Сага утвердительно кивнул и с улыбкой повернулся назад, протянув руку за одним из вкусных кусочков выпечки - Есть такие, которые посмотрел один раз и больше не хочется пересматривать. Не потому, что это было плохо.
- А почему? - казалось, Нао даже заинтересовал такой вопрос.
- Скорей потому, что они впечатлили, оставили слепок в душе и кажется, что если их снова посмотришь, это ощущения исчезнут.
- Я понимаю, но к чему бы это всё? - носитель зерна вопросительно склонил голову к плечу.
- Возможно, если я исчезну, то хочу, чтобы у тебя было такое ощущение.
Нао замер, не понимая, как растолковать подобное заявление. Исчезнет? Он же вроде и так не совсем человек. Как он может умереть совсем?
- Звук... - Сага произнес это так тихо, что Наоюки пришлось наклониться ближе, чтобы расслышать. Но неожиданно Такаши резко ухватился ладонями за голову, сжимая виски и звучно рыча - Что за оглушающий звон!?
Он вел себя так, словно количество децибел звука превышало громкость взрыва, но сколько бы Мураи не прислушивался, сам он ничего не слышал. Только шелест шин проезжающих по соседней дороге за домами, далекий лай дворняжек и странный гул, исходящий от недостроенного гипермаркета. Он панически дернулся из машины, чтобы открыть переднюю дверь и сесть на колени перед сжавшимся парнем за рулем.
- Сага! Сага, что такое?!
- Как я и думал. Он чувствителен к обыкновенному собачьему свистку.
Нао резко вскинул голову вверх, во все глаза уставившись на парня на крыше авто. У него были длинные волосы, светлые с рыжим оттенком, карие глаза с плещущимися в них искрами смеха и красные пухлые губы. Всей внешностью он более походил на девушку, даже фигура имела неуловимую хрупкость. Но это всё было лишь обманкой-ловушкой для простаков. Парень вынул изо рта тонкий желтый свисток и только теперь Нао заметил, как оглушенный спутник наконец расслабился, и вцепившись в руль, приходил в себя.
- Как это миило
- Кто ты? - слегка дрогнувшим голосом воскликнул Мураи, но парень лишь разводя ладони в стороны, ухмыльнулся, будто перед ним сейчас стоял разозлившийся ребенок.
- Я Леда - очевидно, он считал, что этого вполне хватит. Его кожаная куртка захрустела, когда он наклонился ближе, ткнув пальцем в собеседника - А ты... веришь в Бога?
- Кто это? - не промедлил с ответом брюнет. Он в самом деле не помнил этого и не понимал о чем говорит странный парень. Зачем он спрашивает? И что ему нужно? - Что ты сделал с Сагой?
- Ничего такого. Просто оглушил.
Подозрения Нао о том, что перед ним носитель зерна всё больше подтверждались. И, судя по самодовольной уверенности, он в своих не малых силах, очень даже не сомневался.
Тем временем, как Сакамото наконец-то оклемался, парень на крыше машины словно истаял и пропал в ночном свежем воздухе. Тут же забыв обо всем, Нао дернулся к нему, придерживая ладонью за спину. Сага был уже во вполне сносном состоянии.
- Нао...Нам надо найти его... - не обращая внимания на осторожные прикосновения теплых рук к своей коже, Сагачи сердито зашипел - Он опасен.

Токио - очаровательный город ночи. Именно в это время в нем рождается загадка. Город напоминает готичного вампира, который к утру высыхает на солнце, и его белесые ребра, торчащие наружу, уже мало кого пугают. Высокие черные башни, ввинчиваются в небеса, напоминая собой мини-прототипы Вавилонской.
Сага закашлялся от резкого горького воздуха, сморщился и выплюнул сигарету вниз - с высоты пяти этажей конструкции из балок, бетона и прогресса человеческой мысли. Нао уверенно шагал впереди по широкому перекрытию. Еще пара метров и они смогут ступить уже на твердый бетонный пол. Здание было не достроено, так что металлическая основа всё ещё торчала наружу с северной стороны.
- Что-нибудь чувствуешь? - не оборачиваясь, поинтересовался Нао, раскачиваясь разведенными в стороны руками и балансируя посреди балки.
- Обычно я чувствую его, как нечто определенное. Определенную точку - Сага посмотрел вниз, и у него тут же закружилась голова - Но тут, меня будто окутало.

Очаровательный город ночи окутывал темнотой его худощавую фигуру, так что на фоне громадных перекрытий он смотрелся изящно, как хрупкая лесная фея, попавшая в стальной капкан. Под его руками мерцали звезды, а под ступнями простирались далекая земля с яркими огнями.
Подступившись вплотную к столбу, разделяющему одно будущее помещение от другого, Сага легко перепрыгнул, наконец, ощутив под ногами твердую опору. С этой части здание гипермаркета уходило бетонным полукругом внутрь. В темноте сложно было различить что-то ещё, но судя по всему, дизайн здания был рассчитан круглым, с "внутренним двором" вдоль которого должны были идти множество винтовых лестниц. А на каждом этаже такого круга располагались помещения для будущих арендаторов.

- Йо! - Такаши замер, будто статуэтка в лунном свете, и его взгляд медленно скользнул к самым темным закоулкам. Словно только и ожидая этого, из перекошенной черной тени на свет вышел Леда. И его шаги были почти что беззвучны.
- Вы слишком медлительны, Господа.
- Эй... - Такаши удивленно скользнул взглядом по стройной фигуре парня. Он почти сразу вспомнил, где его видел - Ты же тот...
- Уже не тот - с выражением шутливой вины на лице, развел руками рыжий - А теперь я хочу его.
Тонкий изящный палец указал в сторону стоявшего за спиной Валькирии Нао.


Beautiful God_2
-4.2-

- Много хочешь. Нао - мой - коротко и четко отрезал Сакамото, держа на готове свою металлическую палицу, которая превращалась в его руках в грозное оружие. Кто бы ни был этот парень теперь, Сага не мог просто так отдать Наоюки.
- Ты всего лишь мелкая Валькирия, присвоившая себе нечто, которое никому не подвластно по своей самой природе - Леда улыбнулся так, что это вполне можно было бы назвать дьявольским оскалом. Но в его руках не было совершенно никакого оружия - Как бы ты ни старал...ся, рано или поздно, ты станешь не нужен и он убьет тебя так же, как и всех остальных.
- ЛОЖЬ! - оружие Сакамото описало в воздухе серебристый полукруг.
Пространство зазвенело от мгновенных ударов оружия, приходившихся на балки и бетон, в ярком свете луны вспыхивали искры, отражающиеся от длинной палки Такаши. Но как тот не старался, ему ни разу не удалось попасть по Леде. Он ускользал, тихо, как ночная тень, Сага просто не успевал следить за его движениями. Это больше напоминало игру в молоточек, где надо ударить одновременно по нескольким мишеням сразу.
Но больше всего его злило то, что он покусился на Нао, причем кажется понимая, кто брюнет на самом деле.

Через минуту отчаянных попыток, Сага уразумел, что так просто ему не справиться. Наоюки стоял сзади, нерешительно топчась и пытаясь понять, что должен сделать.
- Мне уже скучно - Леда театрально зевнул, прикрывая рот ладонью, по-прежнему успевая уворачиваться от опасных ударов - Займемся-ка мы теперь тобой всерьёз.
В бледном свете луны, сверкнул короткий раскладной нож, отбивший очередную попытку ударить Леду. Палка покатилась по полу, а эхо от её металлического скрежета, гулко отражалось от стен и тонуло в темноте нижних этажей. Всё произошло слишком быстро, быстрее, чем можно было бы себе представить - вот только Сага вознамерился нанести удар в солнечное сплетение, как вдруг резкая боль пронзила его до самых кончиков пальцев. Нож, с коротким чавкающим звуком, вошел между ребер. Для большей уверенности, или для того, чтобы сделать больнее, Леда повернул холодное оружие на девяносто градусов прямо в его теле. Что-то неприятно хрустнуло и ссутулившаяся фигура в черной майке-сетке, медленно сползла на пол без единого звука. Месяц над их головами напоминал, перечерченной серыми пятнами, вечно ухмыляющийся череп.
Нао показалось, что это сейчас его пронзили в самое сердце, и он безмолвно бросился вперед, чтобы подхватить тело, не дать упасть и шлепнуться об пол. Алая кровь окропила бетон новой постройки и дрожащие пальцы Мураи.
- Сага! С-Сага, слышишь!?
Тонкий, как тростинка, брюнет в его руках, едва смог приоткрыть глаза. Всё вокруг плыло и растворялось в темноте, тело пульсировало одной сплошной болью, будто бы его сейчас рубили тесаком. Наоюки, заметив, как дрогнули длинные ресницы Валькирии, поднял руку и осторожно, едва касаясь холодной кожи, провел кончиками пальцев вдоль бледной щеки. Сага умирал.

"Возможно, если я исчезну, то хочу, чтобы у тебя было такое ощущение."
- Нет! Не думай даже умирать! Сага!!
Всё, что у него было, весь мир Нао состоял из этого человека. Он сам собой представлял мир - его повадки, взгляды, нежные объятия и ощущение безопасности. До поры, до времени.
- Ну и что будешь делать теперь? - чуть ли не весело отозвался Леда, по-прежнему обитая в тени постройки.
Злость в глубине реберной клетки толкалась, пытаясь прорваться наружу, как молодой ярко-зеленый листок из почки весной. Нао вдруг понял, или знание пришло от семени Мирового Дерева внутри него - Сагу ещё можно вернуть, возможно это сможет сделать этот парень. Всё семена Иггдрасиля связаны, как кровные братья и сестры от одной матери.
- Верни его...
Если бы сейчас Леда ещё понимал, насколько серьёзно вляпался, то может бы и успел избежать последствий.

Лунный свет, лижущий каменно-бетонный пол, внезапно задрожал. Мураи поднялся на ноги и выпрямился, оставляя Такаши в лежачем положении. Под одним, неосознанным до конца, взмахом руки, призрачный свет ночи отделился от стен, пола и потолка, собираясь в ладони Нао. Он завихрялся, вытягивался во что-то длинное, и чудилось, что если разрубить это, то из разреза потечет черная, как смола, древняя ночь. Предмет, сотканный из тончайших нитей-паутинок, приобрел форму огромной, сверкающей косы. От её сияния даже тёмные волосы носителя искрились бликами, как вода в лучах полуденного выцветшего солнца.
- Так и знал - поздно решив, что пора смываться, Леда ступил всего лишь на шаг в сторону. Один шаг - и острие косы впилось на пару сантиметров в его подтянутый живот. До одури больно, но пока не смертельно.
- Тыыы...
- Верни его - блондин обернулся, но как стоял, так и не двинулся с места. Это был Нао и не Нао. Это вообще не человек - с глазами, равнодушными и пустыми, какие бывают у людей, лишенных разума. Одного только Леда пока не мог понять - зачем этому существу жизнь Сакамото, обыкновенной Валькирии, да и то, с человеческими повадками?
- Отпусти - коротко простонал блондин, пытаясь двумя руками удержать хлещущую кровь из раны. Он ведь Бог, разве он может умереть? Разве у Богов есть кровь?
Словно услышав его мысли, Мураи дернул своё страшное орудие на себя, заставив почувствовать очередную вспышку яростной боли.
- Если я умру, толку от меня уже не будет.
Шах, поставленный в любимой игре Леды, на этот раз принадлежал ему, вызвав на губах блондина кривую усмешку. Нао отпустил и замер в ожидании, пока противник не подползет к Такаши.
- Если его душа уже...
- Тогда ты умрешь - не дослушав, равнодушно констатировал брюнет.

Потянувшись в кровати, Такаши Сакамото сладко зевнул, ухватываясь ладонями за кончики мягкой подушки. Что с ним случилось, он толком не помнил, но по тихим словам Наоюки сквозь сновидения, кажется, умер.
Но сейчас он ощущал себя, как никогда живым и полным энергии. Сонное тело только-только скинуло оковы сна, внутренне мурлыча вместе со своим хозяином. По венам разливалась пришедшая в активное движение кровь, наполненная кислородом, как утренняя трасса, опустевшая за ночь и сейчас вновь вливающаяся в шумный ритм жизни. Хорошее, солнечное утро, причем не в привычном салоне авто, а в постели.
Наконец, навалявшись вдоволь, в бессмысленной полудреме, Сага приподнялся на локтях, ощутив, как по спине скользнул приятный холодок. То, где он мог находиться - скорее всего номер недорогого отеля. Обстановка простая: шкаф-купе, столик с зеркалом, широкий серый ковер, сама кровать и две двери - одна вела на балкон, другая, очевидно, в остальные комнаты. Нао нигде не было видно, но не было повода беспокоиться - Сага ощущал знакомые вибрации носителя совсем неподалеку, наверняка он сейчас принимает душ. Так что, не медля ни минуты, брюнет живо вскочил на ноги и помчался в сторону ванной, едва не запутавшись ступнями в хлопковой простыне.


"- Маленькая смертная Валькирия, подчинила себе саму Смерть - Нао хоть и не показывал виду, но в сердце гложило жуткое раздражение от каждого слова Леды. Блондин резко сунул ладонь прямо в рану Сакамото, и, по мере того, как медленно вытаскивал её обратно, смертельная рана быстро затягивалась
- Скоро очнется. А что будешь делать ты?
- Пойду домой - всё тем же тусклым, выцветшим голосом ответил Наоюки. Коса в его ладонях исчезла, распавшись мириадами лунных сверкающих пылинок, и он склонив одно колено, подхватил на руки неподвижное тело Такаши.
- Мы ещё встретимся. Теперь я знаю твою силу - улыбаясь во весь рот, сообщил Леда, будто сказал, где они вечерком ужинать будут. Но и это разбилось о широкую спину Наоюки очередными пустыми словами.
- Эта Валькирия - грешница, так что не привязывайся к ней"


Нао открыл глаза, прогоняя остатки вчерашних воспоминаний. Он уже битый час находился в кабинке душа, но не умываясь, как обычно это делают все нормальные люди, а просто стоя и прижимаясь лбом к холодному кафелю, позволял горячим струям воды бить по упругой коже спины. Не было даже ощущения, что вода чересчур горячая, даже когда спина болезненно заныла и покрылась легким холодком, а от пара стало трудно дышать.
Стоило ли спрашивать о Валькирии-грешнице у самого Сакамото? Сам факт, что по идее, Сакамото должен был быть женщиной, его ничуть не волновал - там, наверху и не такое случается. Некоторые божества рождали волков, жеребцов, великанов, да и сами рождались из капель или из тела другого божества. Но это всё, что он запомнил из той тонкой книжки, по мифологии.
Всё оказывалось куда запутаннее и загадочнее.
Нао не двинулся, когда до его тонкого слуха донесся тихий щелчок двери. Значит, Така уже проснулся, и явно в хорошем настроении. Его шаги были прекрасно слышны, не смотря на то, что Сага очень искусно крался на цыпочках.
- Н-А-О-Ю-КИИИ! - ожидаемо, тонкие запястья сомкнулись на шее Нао, но почти сразу же отпустили. Сага обескуражено отпрыгнул, недовольно выгибая правую бровь - Эй, Нао, ты же под кипятком тут тусуешься! А ну вылазь!
Широкие ладони вновь обхватили спину носителя и потянув Мураи на себя, Сага приподнялся на цыпочках, для того, чтобы включить холодную. Наверняка они выглядели сейчас нелепо, словно Сага хлопотливая наседка, а Нао депрессивный, тихий подросток. Спустя полминуты, Валькирия с удовлетворением отметил хорошую температуру водяных струй, исхлеставших всю его обнаженную грудь.
- Вот так лучше, ба-ака - на спокойном лице уже отражалась добродушная улыбка - Ну вот, я ещё и вымок, как...
Обычно Нао никогда не являлся инициатором подобных действий, но в этот раз он действовал на уровне своих, неожиданно разбуженных, эмоций. Выхватив его из солнечной ванной с ярким цветочным кафелем в душную кабинку, Нао прижался спиной к стене, позволяя душевым струям колотить себя по макушке. Руки нежно скользнули вниз - приятное удивление, что Сага вообще без одежды, он всего лишь закутался в ту же самую простынь, которая теперь намокала от косых тяжелых капель, отскакивающих от, туго натянутой кожи, между лопатками Сакамото.
- Н...Нао...
Указательный палец Наоюки опустился на тонкую, изящную линию губ. Печать молчания. Сага довольно ухмыльнулся этому милому жесту, и не медля утопил палец в своему рту, отметив, как при этом порозовели скулы партнера.
- Утренний секс в душе, это предел моих мечтаний – одним осторожным рывком, Сага прижал запястья Нао к мокрой стене, принявшись слизывать языком маленькие капельки с его шеи. Всё это он проделывал аккуратно, иначе велики шансы поскользнуться и получить ушибы, вместо оргазма.
- Ну… разве что, секс на кухне – чуть погодя снова добавил Такаши, вливаясь ощущениями в каждое прикосновение к послушному телу. Нао, будто читая его мысли, извивался, дотрагивался там, где больше всего было нужно. По его телу прошла волна мурашек, когда теплые пальцы Саги плавно скользнули внутрь, подготавливая к более сладкому ощущению. Низ живота сладко ныл, внутри казалось, сжимается теплый клубок, готовый вот-вот распутаться.
- Всё хорошо… Повернись и расслабься… – Такаши едва коснулся пальцами влажной кожи шеи Мураи, очерчивая маленькие холмики позвонков. Он доверял Саге, покорно и безраздельно. И тому, по своей мужской натуре, хотелось скорее взять своё.
Проникновение было не первым, так что реакцией Нао стало только царапанье ногтями по предплечьям брюнета и тихое шипение. На коже теперь оставались краснеющие следы. Напоминание о взаимной принадлежности друг другу.
Сага сделал грубый толчок, убеждаясь, что Мураи немного привык и ускорил темп. Каждый раз это было просто великолепно. Вода, падающая сверху, больше остужала, чем грела, и Такаши приходилось вскользь убирать с глаз намокшую челку. На бледной коже носителя всё четче проявлялись нежно-красные оттиски, от властвующих пальцев. Ещё немного. Черные локоны Нао, такие же напитанные влагой, клеились острыми стрелками к шее, скулам и лбу, и Сага не удержался, чтобы вновь не припасть к ним губами. Острые лопатки носителя, от каждого движения, взметались вверх, как крылья.
- Я люблю тебя…
Этого оказалось достаточно, тихого шепота в самое ухо, чтобы Нао выгнулся, прижимаясь к холодной стенке грудью, и Сага, потянув его за волосы, откинул голову назад, жадно ловя гортанные стоны. Рот Нао был горячий, а плечи слегка подрагивали, в приступе сладкого удовольствия. Тот ещё пытался что-то слабо лепетать, но быстро сдался под напором восхитительных губ.
- Са-а…
- Ты тоже можешь сказать, что любишь меня – наконец оторвавшись от поцелуя, Сага шутливо надул щеки, уподобляясь капризному ребенку. С видом его, раскрасневшихся щек и обнаженного тела, он бы был больше похож на педофила – И лучше поскорее, а то есть хочу…
Впервые за долгое время их, как необычной пары и того, как Наоюки стал носителем, на его, извечно равнодушном лице, засияла искренняя, совершенно радостная улыбка.
- Люблю.
 
KsinnДата: Вторник, 16.07.2013, 20:15 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Beautiful Destiny
5.

Саге хватило одного взгляда в глаза управляющего, чтобы тот уверился в том, что за их гостиничный номер было заплачено. А уж тот недостаток в расчетах седовласого и полного старика не их дело - пока он будет абсолютно уверен в том, что Сага и Нао вполне себе щедрые постояльцы. Некоторые свойства силы Валькирии давали хорошие преимущества в мире людей.
- Так, с одним пока разобрались - Такаши, словно мешок с картошкой, плюхнулся в мягкое кресло кремого цвета - Мне кажется, что мы заслужили немного отпуска.
Брюнет, с самым беззаботным видом откинулся назад, закидывая руки за голову.
- Наоюки, не хочешь поесть? Заодно и поведаешь, что ночью с нами произошло?
Черноволосый парень, по-привычке замерший возле Валькирии не дрогнул ни единым мускулом лица, будто бы и не услышал вовсе, но Сага не спешил повторять. Такая была природа этого носителя, и поэтому тихий ответ он услышал спустя почти минуту.
- Мороженое.

Но их уютную атмосферу неожиданно прервал тихий стук. В принципе ничего такого в этом стуке не было, это ведь проявление вежливости - но однозначно, этот звук исходил со стороны балкона номера. А там, увы, очень высоко и нет запасных дверей для гостей. Сага инстинктивно сжал в ладони короткую, круглую палку - своё оружие в свернутом состоянии, и рывком подобрался к занавешенной шторами, балконной двери. Тень незваного гостя четко вырисовывалась на фоне дневного солнца, и судя по габаритам, принадлежала стройному высокому мужчине, по фигуре напоминающего самого Сакамото. Переглянувшись с Валькирией, Нао согласно кивнул, на всякий случай готовясь защитить Такаши и себя. Сага, молча открывая рот, будто выброшенная на берег рыбка, начал отсчет, подняв руку и сгибая по одному длинные пальцы. Три... два... один....
Дверь с плавным шелестом отъехала назад, предоставляя удивительное зрелище. Наполовину расправленная палка Сакамото уткнулась в узкую грудь парня в черной футболке. Фигура и вправду была худой, как у самого Такаши. Из-под рукавов, в три четверти, виднелись красивые холеные руки, а волосы, заплетенные с одной стороны в мелкие косички, и свободно свисающие каскадом с другой, завивались кончиками в крупные кольца и отливали в свете солнца медно-рыжими оттенками. Глаза сего прекрасного творения сверкали синим цветом океанского прилива. Сага уже собирался принять это существо за красивую девушку, но тут память услужливо подсказала, что он где-то раньше видел этого мужика. Точно, это лицо...
- На всякий случай: ты кто такой? - Сакамото опустил своё оружие, решив что такое тонкое чудо не сможет его побороть. Наверняка. И в следующую секунду уже дико пожалел об этом.
Парень кинулся к нему на шею, с каким-то совершенно высоким, девчачьим визгом - так на него раньше кидались только особо ярые фанатки.
- Ты все-таки жива! Ты проснулась! А я то думала, что ты так и будешь спать вечным сном!
Нао нехорошо насторожился - Сага спиной ощутил исходящий от него льдистый холодок и ... страх?
- Ты же тот парень из Daizy stripper?
- Рей. Приятно познакомиться - буркнул рыжий - Но вообще-то меня всегда звали Скульд.

"Великий Один, Бог среди Богов, согласился отдать победу хитрому Хьяльм-Гуннару, насулившему много всего. Но решив, что это будет нечестная победа, одна из Валькирий, Сигрдрива отдала её Агнару, храброму и соблюдающему честь воину. По приказу Одина она погрузилась в долгий сон, по истечении которого бывшая дева-воительница стала обычной земной женщиной и должна была выйти замуж. И пробудил её, разрезав сковывающий доспех, герой Сигурд.
Спустя отмеренный земной женщине срок, она покинула этот мир, но благодаря остаткам своей силы, её душа перерождалась каждый раз, в новом теле. И вот, уже почти забыв себя, растворившись в осколках сотен других душ, Мировое дерево вновь призвало её к себе. "

Сага, сцепив руки в замок, внимательно рассматривал их гостя - вот уж не подумал бы, что этот парень является одной из трех норн судьбы. Да и на вид не скажешь, что он очень древний и божественный - Рей сначала внимательно огляделся, потом недовольно фыркнул в сторону ощетинившегося Нао и под конец уселся напротив Сакамото, бесцеремонно разглядывая Валькирию.
- Почему ты здесь? - задал вполне логичный вопрос Такаши.
- К тебе пришел - дал вполне логичный ответ Рей, накручивая медный локон на палец. Скорей всего он пришел ни с чем и убираться отсюда не собирался. Нао вел себя совсем странно - фырчал, недовольно хмыкал, бросал косые взгляды в сторону сияющего улыбкой гостя, ведя себя совершенно по-человечески. И весьма ревниво.
- Ну а...
- Ещё должна появиться Урд – беззаботно уведомил Рей, так, будто речь шла о какой-нибудь подружке. Такаши открыл рот, но, так и не придумав что ответить, снова закрыл. Всё это очень настораживало.
- Странно – будто поймав его мысль, произнес Нао. Брюнет замер прямо возле окна, так что свет очерчивал его худую фигуру, обтянутую черной футболкой, заставляя Сагу мысленно облизнуться – Не слишком ли много подобных пробуждений? Сначала я, потом Така, Леда, ты, неизвестно откуда взявшийся…
- Очень даже известно! – Рей взмахнул ладонью, выражая всем своим видом недовольство, будто сейчас Нао затронул тщеславие настоящего короля – Это ты неизвестно что!
На этот раз, Такаши отчетливо заметил, как на лице Мураи отразился гнев. Этот странный гость на него действовал весьма положительно, как бы противоречиво это не звучало.
- Я хотя бы не вламываюсь к незнакомым людям!
- Да и я не вламывался, просто вежливо постучал!
- Ты бы еще через дымоход сюда залез!
- А так можно?
- Я попрошу не устраивать дурдом – наконец подал отчаянный голос сам Такаши, потирая пальцами виски – Вы же взрослые…
Рей недовольно хмыкнул, рассматривая золотую полоску своего кольца на безымянном пальце. Неприметное и простое. Нао тоже замолчал, усаживаясь рядом с Сакамото и, схватив его за руку, показывая всем своим видом их неразрывную связь друг к другом. Валькирия в ответ на эту немую сцену лишь тяжко вздохнула. Его уже не удивляло присутствие, ранее басиста одной из групп, а ныне одной из повелительниц судеб из скандинавской мифологии, в их с Нао временном пристанище.
Вся гнетущая атмосфера растворилась в считанные мгновения, когда желудок Рея, до неприличия громко заурчал, вгоняя хозяина в краску.
- Прос...тите...
- Надо сперва как следует поесть - решительно хлопнул в ладони Такаши, и на его лице расцвела довольная улыбка - А война подождет.

В мрачной пещере было так темно и сыро, что под ногами все время что-то противно хлюпало, звук будто наступаешь на мертвую лягушку, а чтобы не споткнуться и не пропахать носом сию мягкую поверхность, приходилось тщательно подсвечивать себе каждый шаг. Впрочем, это мучение не длилось долго - напыщенные Асы* повели себя слишком самонадеянно, положившись на слабый шнурок, пусть даже сделанный самими карликами. Темнота расступалась перед ярким пламенем факела, пропуская в себя глубже одинокую фигуру, и снова смыкалась буквально у нее за спиной. Плотно, как черный туман.
- КТО ЗДЕСЬ!? - раздавшийся в тишине внезапный оглушающий рев, содрогнул своды пещеры, так что даже белые камешки посыпались на голову, скрытую капюшоном.
-КТО ТЫ!? Я К ТЕБЕ ОБРАЩАЮСЬ!
Коридор горы расступался, выходя в небольшую залу, подсвеченную сияющим, фосфоресцирующим озером. У самой кромки воды, неистовствовал огромный, размером со здоровую лошадь, волк, привязанный к скале тонким ремешком. Его сизая, свалявшаяся комками шерсть все ещё была способна щетиниться, не смотря на ужасное состояние. Каждое слово бешеного волка громом раскатывалось по коридорам подземелья, где он был заточен с очень древних времен.
- Успокойся младший братец, это я - гостья стянула с макушки свой капюшон, обнажая ужасающий для простого смертного вид. Лицо пришелицы, с одной стороны, словно не было изначально обтянуто кожей - только красными, пульсирующими связками мышц, с другой же желто-зеленая кожа отслаивалась, как у трупа. При виде её, громадный волк немного успокоился и сел на задние лапы.
- Хель.**
- Я пришла освободить тебя. Прямо сейчас. Разорви свою цепь и поглоти солнце. И тогда наступит Рагнарёк.
- Ты забыла сестра, - иронично подавился смехом волк - что я уже тысячи лет не могу освободиться от этого жалкого шнурка?!
Волк оскалил свои страшные, желтые клыки с которых на камни капала вонючая слюна и, в доказательство своих слов, изо всех сил дернулся вперед. Но шнурок, каким бы хилым не казался на вид, выдержал это испытание, даже не затрещав.
- Настало время - низким сиплым голосом пропела она, поднимая костлявую ладонь цвета сырого мяса - Настало время неверия. В твоем шнурке, тончайшими медвежьими жилами, сплетены шум кошачьих шагов, женская борода, корни гор, птичья слюна и дыханье рыб. Представь себе это, представь, как ты разрываешь все это на куски! Эта магия настолько устарела, что твоей силы воли хватит рассеять её!
Волк напрягся так, что мускулы начали проступать на взлохмаченных плечах. Сестра же его, положила ладонь на путы, пытаясь помочь освободиться. Жалкая веревочка натянулась настолько, что в конечном итоге раздался первый треск. Наконец-то!
- Еще чуть-чуть!
С тихим хлопком, тонкий ремешок лопнул, освобождая волка от долгого заточения.
- Фенрир!
Ослабший за много веков зверь, ощерил пасть и одним яростным прыжком пробил стену скалы, прокладывая себе путь к такой сладкой желанной свободе. Воздух вокруг его одинокого острова был соленым и свежим, но сейчас на небе властвовало полотно черной ночи с утыканными яркими звездами и красноватой луной, напоминающей оскал черепа.
- Сколько лет я ждал, чтобы вновь заглотнуть этого воздуха! - громогласно, и страшно довольно зарычал Фенрир, увеличиваясь в размерах настолько, пока едва ли смог вместиться на своем островке - Теперь я должен набраться сил и одолеть Одина!
Сестра только помахала ему вслед, глядя как Фенрир, превратившись в тучу черной пыли, с огромной скоростью уноситься в океан, где-то там по его наитию должна находиться его родная земля.

- Аой, ты чересчур много пьешь!
- Уру, смею заметить, это не меня фанаты высмеивают за страсть к бутылке - Широяма недовольно покосился в сторону Койю, и едва переступая с ноги на ногу, поплелся подышать свежим воздухом и ароматом своих сигарет. Тратить ночь только на пьянку и использование всех доступных в гостинице роскошеств, не потратив ни минуты на прогулку по новому месту, Аой считал смертельно преступным.
Поэтому, похлопав ладонью по карманам и довольно ощутив в них телефон и распечатанную пачку мальборо ментол, музыкант отправился на побережье.
Идти от гостиницы было совсем не долго, стоило только выйти из главных ворот и пройтись через широкую площадку, туда, где склон огражден холодными, железными перилами и спуститься вниз по узкой деревянной лестнице. Дальше - начиналась темная линия берега, наполненная тихим шелестом прилива и прохладным ветерком, несущим запах размокшего в воде дерева. Луна над водой очерчивала на поверхности сверкающую белую дорожку.
- Наконец-то покой от этих придурков... - Аой вытянул зубами из смятой пачки длинное тело сигареты за фильтр и поднес к губам зажигалку. Море бросило ему под ноги темные скользкие остатки водорослей.
Что за...?
Внезапно налетевший порыв сильного ветра мгновенно уничтожил крохотное, синее пламя. Почему-то у Юу от этого самого порыва по телу пробежали холодные мурашки, а живот неприятно поджался, точно бы от страха. В темноте трудно было разглядеть что-то, но к нему явно приближалось что-то невероятно большое и настолько, же невероятно злое. Так подсказывал ему дикий, первородный инстинкт самосохранения. А мгновением позже, из темноты на него оскалилась ужасно огромная пасть волка и накрыла с головой, погружая сознание в зловещую тьму.


____________
* Асы - иначе Боги в скандинавской мифологии, жители Асгарда.
**Хель - одна из трех детей бога Локи и Ангрбоды, повелительница загробного мира Хельгарда. Её братья - огромный волк Фенрир, которому по легенде предназначено в день Рагнарёка освободиться от пут, поглотить солнце и победить Одина, и Мировой змей, способный обвиться вокруг всего света и укусить себя за хвост.

Beautiful reflection
6

Сакамото никогда ещё не просыпался в таком положении. Назвать неловким его было сложно, хотя бы потому, что самой жертвой тут считался как раз он. А по бокам, сопели в подушки, ревностно охраняющие его, прежние друзья. Нао, владеющий самой косой смерти, крепко прижимался к Саге с правого бока, положив одну ногу на его бедра и обвив рукой узкую грудь. С левого - норна судьбы, отвечающая за жизни всех людей на свете, Рэй, рыжие волосы которого щекотали Такаши скулы и шею. Он крепко спал, положив руку на живот Валькирии и упираясь острыми коленками в его поясницу.
- Не жизнь, а голубика - саркастично подвел итог Сага, возводя к потолку залитому утренним светом, хмурый заспанный взгляд.
В это очередное, солнечное утро, стоило бы вновь выйти на охоту, так уж велел ему его внутренний голос. С момента его пробуждения, он всегда нашептывал, едва слышно, будто бы через бурю радиопомех. Внутреннее чутье безошибочно определяло где искать врага, а уж достоин ли он смерти, это Сакамото решал самостоятельно. Вершить самосуд на поле битвы, было извечным его призванием и судьбой, наделенной Высшими.
И это чутье внезапно обнаружило где-то совсем близко новую цель. В голове Такаши это выглядело примерно как точка на черной карте gps, а подходя совсем близко, он ощущал как желудок поджимается от предвкушения, а нос слышит резкий, терпкий запах страха.
В Токио множество загадок, он напичкан ими, как новогодняя коробка разными конфетами и шоколадками, и у каждой своя начинка и неповторимый вкус. Токио - это перехлестье всех иных миров, религий, кошмаров и потусторонних сил. На черных перекрестках извечное движение пыльных машин, странные сделки и сияние ярких неоновых вывесок.
Что самое интересное - точка на карте приближалась. Медленно, но верно она становилась всё ближе, до тех пор, пока Сакамото не обнаружил, что чует её имбирный запах прямо за окном. А потом тишину комнаты нарушил тихий шелест.

- Какой интересный ход, юноша.
Маленький мальчик поднял на одноглазую старуху свои вечно печальные глаза. Пыльная, белая фигурка плавно двинулась к черному квадрату на шахматной доске. Его черная кожа будто бы обтягивала выступающие кости, как папирус. Кукла - сделанная наспех, обернутая тряпьем прямо по остову конструкций. Кукла, которая умеет плакать и сострадать. Ещё один ход на доске заставил задуматься сморщенную старуху с одним глазом: второй был скрыт за тканью красной повязки. Эта была игра, на кону которой весь мир, так что стоило тщательнее и не спеша обдумывать каждый шаг.
- Что ты думаешь об этом? - черный конь вырвался вперед, на клетки.
- Фенрир - одними губами пробормотал черный мальчик, а его глаза так и оставались пустыми и
безжизненными - Верданди не жалеет своих пешек.

- УУУУУРД!!! - когда Рэй, который на самом деле Скульд, повис на шее высокого блондина с черными глубокими глазами, Сага определенно поверил в судьбу. Или какой-то заговор свыше. Этого человека, он знал так же прекрасно, как своих бывших согруппников. Хотя бы потому, что тот был похож сразу на двоих из них.
- Рюто?
Молодой человек улыбнулся с самой величайшей вежливостью, на которую только был способен. Хотя обычно он и не улыбался вовсе.
- Саггачи.
Первой неосознанной реакцией Такаши стало швырнуть в него чем-нибудь тяжелым и острым. Посильнее и желательно бы насмерть. Но воплотить свои планы в жизнь ему не удалось. Как-никак, столько времени встречались.
- И я рад тебя видеть - Рюто помахал ладонью - Я смотрю, подрабатываешь нечистой силой?
- Я смотрю, ты берешь с меня пример? - Сага, скрестив руки на груди, глядел на новоприбывшего в упор, долей презрения, а Нао и Рэй наблюдали за ними с дивана, переводя взгляд то на одну фигуру, пышущую темной злобной аурой, то на другую. Эти двое явно смотрелись как разведенная парочка, но от Рюто Нао не ощущал никакой серьезной угрозы, так что особо беспокоился. Этот парень - ещё и норна прошлого.
- Я вообще-то явился по делу, Саггачи - когда Рюто надоела эта игра в бывших любовников, он свободным жестом свалился в кресло и закинул ногу на ногу. Словно бы гостями здесь были остальные присутствующие - Ты знаешь, что Фенрир порвал цепь?
- О, Великий Один! - Сага, вместе с Рэем буквально подорвались с места, словно бы на них вылили ведро кипящей воды, а Нао непонимающе склонил голову к плечу. Это была весть о скорой смерти Богов и человечества. И они оба это прекрасно поняли.
- Значит... - Сакамото нервно сглотнул. Ему вообще впервые было настолько страшно, до дрожи и тошноты в глубине желудка - ...скоро наступит Рагнарёк?*
- Не отрицаю - тем не менее спокойно кивнул Рюто - Однако он ведь просидел на цепи больше, чем вечность, потому ему нужна пара дней, чтобы набраться сил для прыжка к солнцу. За это время нам нужно его найти.
Сага побледнел. Эта встреча не предвещала ему ничего хорошего. К тому же, в пророчестве не было сказано ничего об участии Сигрдривы.
- Уж не страшишься ли ты, маленький басолиз? - Теперь даже Рюто не упустил случая поддразнить Валькирию. Но в ответ неожиданно получил тычок со стороны Наоюки. Брюнет грозно сдвинул брови вопреки своему флегматичному характеру - но глумление над Такаши просто не мог стерпеть. Рюто безоружно помахал перед ним своими ладонями, всё ещё весело посмеиваясь.
- Ладно-ладно, я понял. Раз уж серьёзнее, - В этот момент Урд прижал указательный палец к губам - то у нас есть время и нам нужно собрать все силы, чтобы бороться с ним. Вы ведь тоже заметили, что слишком много совпадений произошло за последнее время?
- Слишком много пробуждений - добавил Рэй, колотя пальцами по свои коленкам - И что всё это значит?
- Это значит, что я хочу пива - капризно простонав, Рюто поднялся с места и совсем нетактично залез в мини-бар, который приметил ещё едва войдя в номер. Там его ожидали, сверкая стеклянными боками янтарного цвета виски, темно-красные бутыли вина и ещё несколько прозрачных напитков в низких квадратных тарах из толстого стекла.
- Можно было догадаться - тяжело вздохнул норна - никакого пива в низкосортных отелях, претендующих на звание пяти звезд.

***
- Аой, да что с тобой такое?!
Вышеозначенный человек, с черными волосами, метался по гримерке как загнанный зверь. Фенрир не понимал чего от него хотят эти люди, потому на время уступил сознание тела его законному владельцу.
Но сегодня, то что он видел, ему безумно понравилось - тысячи людей смотрели на него с любовью и фанатизмом, он видел их, он чувствовал их. Они ему поклонялись! Их глаза сверкали от любви и похоти, обращенной к нему и Фенрир мог поклясться своим хвостом, что каждый из них сделал бы для него абсолютно всё.
Со сцены было не так заметно, что его глаза засверкали желтой, хищной радужкой с горизонтальной черточкой посередине. Он одержал верх над сознанием и не умеючи забил по струнам с такой силой, что те порвались и болезненно расчертили его ладонь кровоточащими ранами. Фанаты заорали, а согруппники удивленно покосились на гитариста, который даже не окончив песню, взмахнул своим инструментом. Казалось он даже не замечает веса в десяток килограмм - виртуозно изящная электрогитара с хрустом раскололась об пол. Струны, блеснув в свете софитов, безжизненно повисли на грифе, даже колки отлетели куда-то в толпу. Гитару замкнуло и дребезжащий звук электричества уведомил группу о том, что на сегодня концерт окончен.
- Какого черта ты её разбил!? - заводился Матсумото, вопреки своему гневному настроению, крутясь на офисном стуле без спинки - Ты представляешь сколько она стоит? Компания не понесет такой большой убыток из своего кармана!
- Завались хоть на секунду! - разъяренно рявкнул гитарист из противоположного угла - Я не знаю что на меня нашло, ясно!? Это вообще как будто не я был!!
- Ещё и к психологу тебя сводить... - Руки не успел договорить, внезапно ощутив что его горло будто кто-то сжимает стальной хваткой. Так сильно, что кажется ещё чуть-чуть и он услышит хруст шейных позвонков. Вокалист инстинктивно ухватился за свое горло ладонями в перчатках, но не натолкнулся ни на какую преграду, кроме собственной шеи. Дышать становилось всё труднее, он почти что запрокинул голову, скосив молящий о помощи взгляд на Аоя. Брюнет, застыв подобно статуе, пристально смотрел на него - его глаза желтые глаза сверкали мертвым равнодушием и безжалостностью.

____________________________________
*Рагнарёк - гибель Богов, угасшее солнце, последняя битва Эйнхериев (древних викингов, попавших в Вальгаллу за отвагу и смерть в бою). В общем конец света.
 
KsinnДата: Вторник, 16.07.2013, 20:19 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Beautiful beast 1.
7.1

- Можешь пояснить, что мы здесь забыли?
Вечер этого длинного, странного дня уже подходил к концу. Огромный зверь под именем Токио, свернулся клубком, засыпая, хотя трассы его были всегда оживлены, будто ни на секунду не останавливающаяся кровь в венах.
Сага возмущенно сопел и отбрыкивался, оправдывая своё нежелание продолжать искать зерна Иггдрасиля в связи с предстоящим скорым концом света. "Как можно заниматься этим, когда мир на грани, а Фенрир набирает силы!?"
Рюто его просто игнорировал, ведомый лишь чутьём Валькирии, которая вела его через ночную мглу, по широким крышам жилых многоквартирных домов. В последнее время даже наивный Рэй заметил какой густой стала тьма. Слишком темной, даже для яркой тарелки луны на небе.
- Вот, здесь.
Сакамото указал вниз, туда где между переулками, два здоровых амбала перекрыли путь юному, хрупкому на вид парню с тёмно-каштановыми волосами, едва достающими кончиками до плеч. У двоих амбалов намерения читались на их унылых, перекошенных рожах. Один из них перекрывал проход между домами почти полностью, а второй, тот что был мельче, шагал вперед о чем-то треплясь - наверняка пытаясь запугать их "жертву". Но Валькирия чуяла зерно именно в этом парне, так что впервые могла посочувствовать именно насильникам.
На лице юноши, насколько можно было судить по лицу, затененному высокими стенами, не дрогнул ни один мускул. Парень спокойно стоял прямо, сунув ладони в карманы черного модного пиджака и ждал. Ждал видимо когда мелкий подойдет поближе.
До слуха Сакамото доносились призрачные отрывки фраз, слащаво-пугающих. "Ну же, детка, не бойся", "Просто расслабься и наслаждайся", "мы можем тебе даже заплатить, если будешь послушным", "ты ведь выглядишь просто секси"
Сакамото присел на край крыши, с любопытством наблюдая чего же добьется этот мужик. Нао, не оставлявший его ни на минуту, скрестил ноги в позе лотоса рядом, так что они соприкасались плечами, а Рюто и Рэй наблюдали эту сценку присев на корточки. Жертва будущих жертв и правда выглядела весьма эротично - в обтягивающих черных брючках, отменных ботфортах с цепями, а его худое тело скрывалось под блестящей майкой, обнажающей пупок. И Сага вновь чувствовал, что уже видел этот точеный профиль где-то до его нынешней жизни.
Наконец парню надоело строить из себя невинную овечку - он поднял руку прямо перед носом мелкого амбала и положил ему на плечо.
Такого пожалуй даже Сага не видел в своей жизни - человек замер, словно получил удар электрошоком - секунда, две и...
Он распался на широкие пласты мяса.
Будто бы кто-то невидимый и невероятно сильный ровнехонько порезал его острым лезвием вертикально пополам, а потом эти половины ещё раз пополам - тело амбала теперь напоминало половинки свиных туш подвешенных за ноги в морозильнике. Валькирия даже не успел уловить никаких движений - а второй насильник, закрывающий дорогу, рассыпался по земле теперь уже горизонтальными кусками. Как будто колбасу нашинковали. Разлитая повсюду кровь забрызгала стены, асфальт и разбросанные мешки с тухлым мусором, но ни капли её не оказалось на теле юноши. Переулок погрузился в тишину, утопающую в жутком смраде отбросов и металлического запаха крови.
- Если это так интересно, почему бы вам не спуститься?
Такаши, расширив глаза от страха, зажал уши. Голос прозвучал в его голове и одновременно слетел с губ убийцы внизу. Теперь тот уже повернул голову вверх, глядя на них своими черными глазами.
- Эй ты, тот басист из Алис, верно? - от ощущения чужого присутствия в его голове не осталось и следа, теперь парень уже говорил с ними напрямую, как и все нормальные люди - Са-а-акамото, вот!

В маленьком, ночном кафе было совсем грустно - кассир куда-то подевался из-за стойки, предварительно закрыв кассу на ключ, так что странноватой компании парней пришлось обходиться лишь обществом друг друга, без всякой выпивки. Интерьер кафе был более чем убогий - пластиковые столы, такие же скамьи и кислый запах впитавшегося в пол разлитого пива. Но выбирать, увы, не приходилось, часовая стрелка отсчитывала минуты до половины второго ночи и найти что-то ещё практически не представлялось возможным. К тому же запах пива отбивал запах крови, исходивший от шатена.
Да, при искусственном свете ламп, Сага признал в нем давно знакомого басиста Матенроу Оперы. Йо выглядел даже более худым, чем на фотообложках, а черная обтягивающая одежда создавала просто слюнопускательный образ. Закинув ногу на ногу, Йо неторопливо рассказывал о том, как в один прекрасный день вспомнил свою прошлую жизнь. Он вспомнил, что был Богом, заключившим сделку с демоном.
- Вот, посмотрите - Йо с улыбкой вытянул вперед руку. И, из-под темного рукава в три четверти, хватаясь лапками за нежную кожу, по запястью поползло огромное насекомое. Оно было похоже на черную мокрицу, разве что размером с ладонь. Её панцирь тускло блестел в свете казенных лампочек - Когда-то давно я спас его из Гиннунгагапа*, и с тех пор у нас своеобразный симбиоз. Правда, пока я был человеком, он преспокойно спал во мне.
Рэй от отвращения высунул язык, а Сакамото наоборот заинтересованно подался вперед.
- Постой-постой, получается ты не просто носитель зерна?!
- Верно, - Йо согласно склонил голову - Когда я случайно выпил его вместе с вином, в ванне, то именно оно вернуло мне воспоминания о предыдущих жизнях.
- И этот таракан выполз изо... - Сакамото настоятельно закрыл Рэю рот своей ладонью. Как-никак они по-прежнему люди, которых не стоит смущать подробностями.
- Меня зовут Видар, сын Одина.
Со стороны, как подумал Сага, они точно выглядят будто кучка сбежавших психов.
- Бинго! - Рюто, с довольной ухмылкой, пафосно поднял вверх указательный палец - Чутье не подвело.
Нао с Рэем заинтересованно воззрились на Урд, а сама норна взволнованно взлохматила свои мягкие волосы. Он даже выдержал короткую паузу, стараясь хоть немного позлить Сакамото, цыкнувшего от раздражения. И только потом истолковал своё победное высказывание:
- Раз происходило так много совпадений, я поставил на то, что совпадет и то, что мы найдем решение наших проблем. Вот так, спонтанно, и как видите - не проиграл.
Йо в ответ только по-доброму улыбнулся и облокотился локтем на стол прижав ладонь к щеке.
- Я сразу понял кто вы, ребята - басист приподнял руку и жук, как по приказу, нырнул обратно под рукав - Демон во мне, позволяет не только резать людей на аппетитные ломтики, он ещё умеет превращаться в первоклассное оружие, а так же дает способность к телепатии.
Живая тень вмиг скользнула по его запястью, образуя в ладони черное, изящное тело револьвера. Йо привычным движением снял его с предохранителя, но прицеливаться никуда не стал.
- Но, поскольку у нас единый враг, вам не стоит меня опасаться.

На этот раз Йо привел их к себе домой. Оставаться в номере гостиницы, как он считал, было уже небезопасно. Волк набирал силы - и Сага и Йо ясно ощущали, как в центре Токио возрастает мощная энергетика.
- Особо это ощутимо вблизи стадионов для выступлений - дополнил Такаши, рассматривая распятую на стене Йо, огромную карту столицы. Токио пересекалось сотнями капилляров дорог - крупных и мелких, торговых, закрытых, небольших переулочных и туристических. Такаши мысленно отметил на карте точку Tokyo Dome. В прошлый раз - там.
Дом знаменитого басиста немногим отличался от обычных жилых домов на два этажа - с узкой лестницей, максимальной экономией пространства и непритязательным стилем интерьера. Что его удивило больше - им навстречу выбежал серый, полосатый кот.
- И он тебя совсем не боится? - Рэй подхватив животное на руки, принялся его сюсюкать и дергать за ушко - Надо же. Какой он лапочка-а!
Кот недовольно заурчал, взмахивая хвостом, а хозяин квартиры, согласно кивнув, принялся отмечать цветными гвоздиками на карте нужные места. Не так уж и много времени прошло, а силы увеличивались будто вдвое за раз.
- У него явно есть какая-то мощная подзарядка - Сага, сложив руки на груди, внимательно проводил линии от одной точки до другой - Невозможно набрать столько сил в такое короткое время.
- Судя по "случайным совпадениям" и этим фактам - неожиданно с дивана отозвался Наоюки - Этот человек явно такой же как и мы музыкант.
- И я даже знаю кто именно - голос Рюто донесся до них из соседней комнаты в которой, как по слуху определил Сага, уже несколько минут работал телевизор - Эй, вы только посмотрите на это!
Замерев перед небольшим, сияющим прямоугольником цветного монитора, парни, по загадочной случайности оказавшиеся в этом доме и с одной целью, затаив дыхание наблюдали, как один из них, пожалуй, самый знакомый всем музыкант, с улыбкой удовольствия на лице, крушит гитару о край сцены. Удивленные зрители в панике отбегали назад, боясь попасть под сверкающие осколки, а удивленная репортерша, выпучив глаза в экран камеры, вещала о сорванном концерте одной из самых популярных групп Японии. Это конец The Gazette? А затем, выговаривала ещё более серьезным голосом о том, что вокалиста нашли задушенным в гримерке.
- На данный момент врачи скорой помощи делают всё, что в их силах, а согруппники, все, кроме ритм-гитариста остаются в больнице, поддерживая друга молитвами.
Тоненький, искаженный техникой, птичий голосок репортёрши прерывался строгим вопросом Рюто. Уже сообразив, в чем тут дело, он скрестил руки на груди, не обращая внимания на шокирующие новости.
- Ты чувствуешь его?
Вопрос, был предназначен исключительно для Сакамото, не смотря на то, что Рюто стоял спиной к нему. Йо понимающе кивнул и наклонился, чтобы провести ладонью вдоль полосатой спинки своего питомца, а Сигрдрива задумчиво провел ладонью по своей щеке и прикрыл глаза.
Перед его мысленным взором, так, словно сейчас её кинули перед ним на пыльный стол, возникла карта родного Токио с её цветными перекрестьями маршрутов и пестрыми районами.
Прямиком от Tokyo Dome, его следы маршрута тянулись вдоль транспортной линии до самой Йотсуры и с несколькими пересадками, его страшная цель добралась до своего места назначения.
Кот мурлыча, потерся о ногу Такаши, и когда тот открыл глаза, он даже так он ощущал ауру этого человека – настолько пугающую, словно она была ночью, заполонившей весь Токио.
- Он в центре Токийской башни.

_________________
*Гиннунгагап – Мировая Бездна, вроде Тартарара
*Видар – молчаливый ас, один из немногих, кому суждено пережить Рагнарок. Пророчество гласит, что когда наступит Рагнарок, Видар отомстит за убитого волком отца и убьет Фенрира.

Beautiful beast 2
8

Тяжелые гулкие удары замерли на стационарной остановке. Длинное тело экспресса распороло брюхо из железных дверей, и на перрон посыпали толпы народу. Все они спешили по своим делам, вряд ли подозревая насколько сейчас близки к концу света.
Вместе с этим экспрессом на желтую линию вступили несколько худых фигур - таких же, как и другие люди. Но людьми они уже не были. И больше никогда не будут, даже если победят этой ночью.
- Он пока что еще возле башни - проинформировал Сакамото, крепко сжимая в своей руке холодную ладонь Нао. Последний лишь бездушно смотрел куда-то перед собой - чем ближе они становились к Фенриру, тем более равнодушно он вел себя с остальными. Даже с самим Сагой.
Сам Такаши очень беспокоился по этому поводу, не отпуская его от себя ни на минуту, таская за собой как ребенка в супермаркете. Но и на это бывший лидер совершенно не реагировал, и Сага начал опасаться, что в один прекрасный момент его взгляд станет стеклянным и неживым: тогда он точно перестанет быть таким, как прежде. Останется лишь призрак Бога смерти.
Шедший парень, во всем черном и обтягивающем, весьма привлекал внимание толпы, но сам он не замечал ничего вокруг - единственной целью Йо было добраться до Фенрира, живого или мертвого.
Следом за Йо и Сагой с Нао, спешили Рей и Рюто, две случайно оказавшихся пробужденными Валькирии. Хотя в случайности никто из них уже, по некоторым причинам, не верил.
Сакамото запыхавшись, следил за маячащей фигурой Видара впереди, опасаясь, как бы он сам не убил какого-нибудь прохожего, не дай бог помешавшего их смертельному кроссу.
- Иггдрасиль играет с нами в плохую игру - отрывисто проныл Рей, задыхаясь от быстрого бега - Разве так всё должно было быть?!
- Заткнись и побереги силы! - внезапно рявкнул Йо, отчего по коже Скульд побежали мурашки. И не только мурашки - Рэй почти физически ощутил, как по ноге что-то неприятно поползло. Что-то наподобие насекомого.
Поэтому подчиниться - он счел лучшим способом не нарываться на внезапную кончину в качестве пластов мяса.
- Что-то его останавливает... - отстраненно прокомментировал Сакамото и, отвлекшись, споткнулся о невысокий бордюр - Дьявол!
- Явно не он - Йо взмахнул рукой, когда они были в паре метров от перекрестка и светофор таинственным образом загорелся зеленым светом.
Люди кругом возмущались, когда их задевали запыхавшиеся парни, поворачивали головы, но не слишком интересовались что происходило. Не их дело.
Широкая улица закончилась вместе с шоссе отвесными зеркальными стенами высотных зданий. Каждое из оных было похоже одно на другое, отличалась разве что немного форма. Этот квартал заполняли, в большинстве своём, такие же спешащие люди. С дипломатами, в деловых костюмах, отглаженных белых воротничках.
- Он не зашел в башню? - на ходу вновь спросил Йо, на что Сага отрицательно покачал головой. Присутствие Фенрира с каждым шагом становилось всё явственнее. Он будто бы дышал где-то совсем близко, и потому определять точку его местонахождения для Валькирии не составляло особого труда.
За следующим зданием им должна была открыться площадь перед башней - её верхушка уже взлетала острым концом над кронами вишневых деревьев.

- Простите, господин! Сегодня сюда нельзя, ремонт! - самый обыкновенный служащий, задачей которого было охранять Токио тауэр, уперся ладонью во вздымающуюся от бега грудь Широямы. До входа в лифт оставалось всего пара шагов, но его перегораживали желтые полоски оградительной ленты. Аой тихо взвыл. Никто сегодня не мог посметь помешать его планам.
- Мы можем договориться, приятель. Дам тебе автограф или что-нибудь из этих побрякушек - прекрасно зная о популярности человека, в чьем теле поселился дух огромного скандинавского волка, он потряс браслетами на запястье - Но мне нужно туда.
Видимо этот человек был слишком далек от музыки или же дети его увлекались чем-то иным, однако работник в ответ на просьбу только рассмеялся.
- Ну и ну, вы, господи...н...
Внезапный хрип рабочего перекрыла яростная истерика мимо проходивших людей. Тот даже не успел понять, что случилось.
Почему его, только выстиранная форма потемнела от крови, и с какой стати из его тела торчит чужая рука.
Аой, грозно и низко зарычав, сжал кулак и резко вынул конечность из его груди. Кровища хлестнула водопадом, заметно обнажая блестящий комок пульсирующей плоти.
- Вы видели!!
- Он его рукой насквозь!!
- Это чудовище!
Фенриру было абсолютно всё равно, потому как теперь ничто не отделяло его от самой высокой точки этого города. Башня вела его к луне, сладкой луне, которую он намеревался проглотить. Ведь он ждал этого с самого начала времен, запертый на острове, протащивший своё жалкое существование через много веков одиночества.
Он - посланник Рагнарёка.
- Ты, в черном, стой!!
Оглушительные выстрелы разорвали вечерний воздух. Люди, с визгом и криками попадали на землю, зажимая уши или потихоньку отползая в укромное место. Хотя это и трудно было сделать: лифт наверх, находился на крыше подножного городка Токийской башни.
Аой уже собирался сделать шаг вперед, как прямо перед его носом нарисовался полноватый полицейский, наставляя дуло прямо ему в лицо.
- Стой, сказали!
- Неужели, я так непонятно объясняюсь? - Широяма раздраженно поджал пухлые бледные губы и сделал шаг вперед. Его тускло-серые человеческие глаза, резко сменились желтыми, с узкими звериными зрачками.
Прозвучавший очередной "выстрел в упор" застыл в воздухе, а пуля, с коротким свистящим звуком, влетела в грудь Юу.

- Тень чует запах крови.
Сага поднял голову и удивленно поглядел на Йо, который бежал, не сбавляя темпа. Сзади он чем-то напоминал Наоюки, наверное, волосами - подумал Сакамото и из-за своей задумчивости едва не споткнулся на бегу о бордюр.
- Он начал убивать?
Утвердительным кивком ему ответил бежавший рядом Нао.
- Он разрушает человеческую личность своего тела.
- ... сжирает - добавил молчаливый Йо - ...с хрустом. Но если поторопиться, шанс спасти ещё есть.
Когда они преодолели широкую площадь, то с разбегу кинулись прямо в истерящую толпу. Валькирии и норны практически растерялись, утопая в невероятном море человеческих эмоций и мыслей, один только Йо молча мелькал стрелой далеко впереди. Он уже протиснулся сквозь спасающихся бегством жителей и нырнул вглубь хорошо освещенных зданий.
А затем случилось неожиданное: с самого верха башни раздался оглушительный, душераздирающий вой волка. Настолько громкий, что в округе башни сработали сигнализации машин. Люди, одурманенные страхом, не знали в какую сторону кинуться. Вой пронзал их до самой глубины души, как в те далекие времена, когда человек ещё не стоял на верхушке цепи питания. Когда хищники запросто могли унести десяток жизней. Вокруг сотворился полный хаос.
Кто-то ткнул Сакамото в бок, и он свалился на землю, вскрикнув, когда пробегавший в панике человек, наступил на его ладонь. Боль прошила руку насквозь.
- Эй, после Рагнарёка отдохнешь! - Рей и Рюто, оказавшиеся сзади, мгновенно подхватили валькирию и подняли на ноги. Толпа, словно огромное испуганное стадо овец, слепо давило всех, кто попадался под ноги.
Кто-то кричал, кто-то уже стонал от боли. Большинство паникующих выбегало из небольшого городка, расположенного прямо под башней.
- Нам надо забраться наверх!
- И что ты планируешь делать? – притормозил Сагу Рюто – У нас нет плана против самого отродья Бога!
- У нас есть Йо – Рэй, по другую сторону плеча Сакамото, одарил их своей сияющей улыбкой – Он разберется, для этого он и был рожден!
Недовольно фыркнув, Сакамото пришлось согласиться с этим.
- Нао уже поднялся – включив все свои чувства, заключил Рюто и, не дожидаясь, пока остальные сообразят, потащил их, взяв за руки, вперед.
 
KsinnДата: Вторник, 16.07.2013, 20:25 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Tokyo
Beautiful beast 3
9
X (ost tv) – Sadame.

На смотровой площадке самой вершины Токио тауэра были выбиты все стекла, и по небольшому помещению гулял холодный ветер. Толпа внизу уже окончательно рассеялась и теперь улица вокруг башни была пуста и тиха.
Юу Широяма, молча присев на колени, наблюдал с площадки за тем, что происходило внизу всё это время. Суматоха. Скоро площадь вновь заполнится голосами и сиренами полиции. Фенрир знал это, потому как использовал опыт и знания своего украденного тела.
Почему эти люди такие шумные и неловкие? Совсем не те, что были ещё во времена его заточения. Не сильные, не умелые, совершенно не опасающиеся хищников. Променявшие свою жизнь на бумагу. Даже убивать-то их слишком просто. В вышине мелькнул металлический диск бездушной луны.
Фенрир всё ещё сохранял облик человека, пока поднимался на ноги. Выпрямившись, мужчина возвел руку к небу – сквозь тяжелые темные облака, лунный свет просачивался между человеческими пальцами. Время. Пора начинать конец света.
- Ты не слишком ли торопишься, Фенрир?
Низкий уверенный голос мгновенно заставил древнего волка забыть обо всем и поспешно обернуться к его источнику. Аой ненавидяще сузил свои ярко-желтые глаза, которые четко выделялись в сгустившейся темноте внезапно-наступившей ночи. Спустя столько тел и душ, он все ещё слабо улавливал этот запах, своим острым нюхом. Запах того, кто воспитал его и сам же приковал к скале.
- Видар. Какими судьбами? - насмешливо прогоготал уже вовсе не мужской голос. Злобно оскалив пасть, Фенрир ступил вперед – и тут же в его грудь уткнулось изогнутое лезвие огромной косы, напоминающей собою полумесяц. Аой строго взглянул на Нао; живое воплощение бога смерти, и звучно, фальшиво рассмеялся:
- Оставьте эти игрушки. Я здесь, а значит, вы можете расходиться по дома…
Лезвие очертило в воздухе изящный полукруг, ведя за собой серебристую дорожку острого света. Нао, равнодушно взмахнувший косой, даже не ощутил, что оно воткнулось в тело – скорее прошло, как сквозь воду. Однако эффект был достигнут.
Дико, не по-человечески взвыв, мужчина рухнул на колени, пытаясь присобачить сползающую с плеча, отрубленную левую руку. Поток темно-бардовой крови хлынул на бетонный пол, пропитывая насквозь черную одежду. Ничего не получалось – судя по тихому шлепку, конечность не желала прирастать снова. Фенрир осознал, что чересчур слился с человеческим телом, которое не могло настолько быстро самовосстанавливаться, нежели его собственное. Боль была слишком нестерпимой, будто режущей его до самого основания позвоночника. Боль, которую волк не испытывал ещё со времен его пленения. Почему так, если несколько пуль полицейского не причинили ему вреда?
- Вот черт… - едва выдохнув эти слова, Аой громоздко повалился в лужу собственной крови, и больше не шевелился. Для уверенности, Йо перевернул его конечность носком своего ботинка. Человек, по крайней мере, освобожден.
В этот же момент, на площадке собрались все остальные, как раз вовремя для того, чтобы узреть истинный призрачный облик волка.
- Валькирия – не оборачиваясь, Видар обратился к Саге за спиной, которого поддерживали за плечи две норны – Ты ведь ещё помнишь, как лечить Эйнхериев*?
Такаши не был уверен, что знает, как это делать, но все же кивнул. Его память наверняка все подскажет.
- Отлично – согласился Йо, взмахивая рукой с выползшим на его ладонь ручным демоном, сверкающим своим хитиновым панцирем в лунном свете – Возможно в этом и была твоя роль пробуждения - не дать ему погибнуть. Норны тоже должны в этом помочь.
Поднимая с земли неподвижное тело гитариста, Сакамото бегло взглянул на своего бывшего барабанщика, и в душе все больше заскребло противное отчаяние.
Нао был непоколебим, бледен и абсолютно равнодушен ко всему происходящему. Он стоял на месте, держа наперевес в руках свою косу. Всего лишь бог смерти, безучастно наблюдающий за людьми сверху – вниз.

Тело Широямы слегка вздрогнуло, и всех присутствующих внезапно пробрал древний, инстинктивный ужас. Словно бы на них надвигалось что-то темное и могущественное. Сакамото испуганно бросил тушу и отскочил назад, тогда как Йо замер на месте как вкопанный, и пристально наблюдал, как тело Юу подрагивает и хрустит, словно там внутри ломаются кости.
- Живее берите его и уносите! – скомандовал брюнет, указывая пальцем на Сагу и столпившихся за ним норн – Или его тоже сожрут!

Дальше, Сакамото плохо запомнил что произошло – все смазалось, запуталось, будто шерстяной клубок, и в этом хаосе их обездвиживал пронзительный волчий вой.
Запредельный и ужасающий. Вся площадка погрузилась в беспросветный мрак.
А потом Сагу неожиданно что-то или кто-то отшвырнул назад. Парень скатился вниз по узкой винтовой лестнице, едва не вывихнув себе руки и ноги и оказался на более нижнем уровне и более широкой смотровой площадке башни. Вслед за ним вниз спустились норны, таща за собой тело пострадавшего от косы Нао мужчины. Наверху раздалось нечто вроде взрыва; пыль и мелкие осколки стекол так и посыпались им на головы.
- Там еще Наоюки! – истошно взвыла Валькирия, делая попытку встать. Но судя по всему, правая нога была вывихнута и едва он смог выпрямиться, как вновь свалился обратно, зашипев от боли. Меньше всего сейчас хотелось исцелять этого несчастного гитариста, попавшего в ловушку Фенрира.
- Оставь его, уходим! – Рей крепко сжал плечо Саги, вызывая не менее болезненный стон.
«Уйти без Нао?» Сигрдрива не могла это сделать. Все-таки последним и самым ярким желанием человека, чьим телом владела валькирия, было любить и защищать Мураи. Даже ценой своей жизни.
Так что, недолго думая, Такаши сбросил с плеча ладонь норны и бросился обратно наверх, преодолевая ставшую мучительно-острой боль. Всё на свете стало не таким важным, как позаботиться о любимом, пусть и немного ином в нынешнее время. Гулкие удары сердца и шум крови четко отдавались в ушах, пока Сага поднимался вверх по ступенькам.
Верхняя площадка покрылась серым слоем пепла, и повсюду раздавался, щиплющий в носу, запах серы. Но она была абсолютно пуста. Сага невольно сглотнул и, ухватившись за сердце и готовясь к худшему, медленно подошел к самому краю. От такой высоты голова непроизвольно закружилась. Сверху люди казались муравьями, а полицейские машины – игрушечными. Но судя по всему, никто отсюда не выпадал.
Значит – они поднялись ещё выше?
Ещё выше – значило, что они поднялись на крышу с довольно устрашающим наклоном. Один неверный шаг и – после короткого полета – нечего будет даже хоронить.

Наоюки никогда в жизни ещё не видел настолько исполинского волка. Хотя и ощущение смутной жизни весьма быстро вытекало из него, он уже ничего не мог поделать. Рядом с ходячей смертью, рядом с истоками своей истории, он ощущал, что жизнь простого человека ему больше не нужна.
Фенрир находился не совсем во плоти: его черная призрачная шерсть дымилась, будто в подпалинах. Хвост, размером в два человека, раздраженно бил по блестящей крыше, сминая её, словно фольгу от шоколада. Само же животное габаритами могло посоревноваться с двухэтажный дом, однако ширина крыши позволяла ему свободно умещаться здесь.
Желтые глаза волка сверкали яростью, а из пасти стекали тяжелые капли слюны, давшие когда-то начало мифической реке**. Поначалу испугавшийся, сейчас Нао было совершенно всё равно. Он словно окунулся в реку забвения и теперь не мог вспомнить почти ничего, кроме неярких, как во сне, отрывков своего прошлого. Кем он был, и кто был рядом все это время?
Зачем он так слепо последовал за Йо, который выпрямившись как по стойке, замер перед фольклорным волком?


«- Господин Смерть уже почти в моей власти. Эта игра закончится, и тогда я даже буду иметь силы, доступные Великому Ясеню - Старуха на этот раз превратилась в молодую деву, но её по-прежнему отличало отсутствие одного ока. Пешки на разлинованной черно-белыми квадратами доске ожидали своего последнего хода.
Мальчишка почти безучастно смотрел на шахматы, силясь повернуть ситуацию в лучшую сторону.
Хотя в безнадежно пустой и невинной душе он уже слышал звуки Гьяллархорна»


- Эй, Нао!! – отчаянный крик взбирающегося на крышу Сакамото привлек всеобщее внимание. Така дрожал, его душа ушла в пятки, пока он карабкался по внешней лестнице башни. Всю небольшую дорогу, он испуганно прижимался животом к ледяному металлу и старался не смотреть вниз. Приходилось полагаться только на свои мышцы рук, ибо вывихнутые ноги держали слабо и болезненно.
В любой момент Сага мог просто сорваться – и эта мысль внезапно отрезвила Мураи, вполне живой желудок, которого сделал кульбит. Но он не двинулся с места, услышав грозный, низкий рык зверя, следящего за каждым их шагом. Фенрир больше не хотел тянуть и два несчастных человека не могли ему помешать.
Время на секунду замедлилось, будто застыло в янтаре цветочного мёда – и понеслось с бешеной скоростью вперед.
Наоюки бросился в сторону с того места, где секунду спустя клацнули хищные челюсти. Преимуществом их троих было то, что громадина зверя не способствовала его мгновенному передвижению в таком узком пространстве.
Потому Нао, выпустив из рук свою косу, упал на живот и ухватился за плечи Сакамото, подтягивая того наверх.
- Дурак… - вопреки ситуации, как можно тише прошептал Нао – Зачем сюда полез? Я же пытался спасти тебя.
Блестящие от влаги глаза бывшего басиста были яснее любых оправданий. Не смотря на то, что он был испуган, Сага все же не смог сдержать теплой улыбки.
- Как же я могу тебя вот так бросить? Ни за что и никогда, даже не надейся. Ты от меня не избавишься.
Недовольно фыркнув в ответ, Мураи впервые, за долгое время растянул губы в печальной улыбке. Всё было бы прекрасно, если бы они не стояли на пороге конца света.


«- Похоже, Верданди, он не будет больше тебе подчиняться – с хихиканьем констатировал черный худой мальчишка. Он знал и верил, что, в конце концов, эмоции нельзя уничтожить полностью. Особенно, когда самые близкие находятся в опасности. А с тем, что теперь Смерть, почти забывшая себя, снова начала оживать, он мог надеяться на лучший исход»

- Бегите!
Перед глазами все завертелось, и Сага так и не понял, как так произошло, что он потерял сознание. Возможно металлические детали начали слетать из-под острых когтей волка, или начала рушиться часть вышки, которую он то и дело задевал хвостом.
Острые и дурно пахнущие клыки призрачного Фенрира мелькнули совсем близко с лицом Валькирии, прежде чем мир заволокло белесой пеленой.

Очнулся Сакамото почти сразу – снова на площадке внизу, где они и встретились с одержимым Широямой. Вокруг было темно и тихо. Непривычно темно.
Подорвавшись с места, парень невольно отметил, что боль в ногах никуда не делась, а к ней прибавилась ещё и острая пульсирующая – в затылке.
- Черт… - Сага попробовал потрогать больное место, но кончики его пальцев тут же наткнулись на теплую жидкость и, испуганно отдернув их, он поднес к глазам руку, окрашенную собственной кровью. Какого же черта?
Преодолев, ставшую мучительно-привычной боль, он поднялся на ноги, хромая и опираясь рукой об остатки стен. То ли у него что-то со зрением, то ли действительно вокруг стало так темно, как в безлунную ночь.
Луна…
Такаши осмотрелся дважды, прежде чем осознал, что на безоблачном небе нет луны.
Совсем нет. Не было ни загадочных линий лунного света, ни теней, ни намека о наличии спутника Мидгарда в безоблачном небе. Будто её не существовало в принципе.
Но больше всего его пугала беззвучная, пустая тишина: такая бывает в пещерах – спускаешься во тьму и отчетливо слышишь бьющий шум крови в ушах.
- Н-Нао… - тихо попытался позвать он, но никто не ответил – Нао!
Мировое безмолвие опутало его ужасом того, что возможно он остался последним в этом мире.
- Нао!!
Цокот, раздавшийся на вершине крыши, практически оглушил его, не говоря уже о внезапно возникшей перед парнем, свирепой волчьей морде. Зверь был настолько быстр и ловок, что казался практически неуязвимым. Он выглядел взбешенным, а из его разорванной пасти стекали ручейки крови, собираясь на полу в темно-бардовую лужу.
Сага только теперь разглядел - у волка полностью отсутствовала нижняя челюсть - её выдрали совсем, так что теперь скалить он мог только верхние клыки. Из-за ранения Фенрир не мог говорить, только угрожающе выдавал хриплое бульканье из горла. Глядя прямо в яркие, нереальные глаза, Сакамото видел в них всю боль, которую испытывало животное.
Внезапно, спина со свалявшейся шерстью изогнулась, и тело волка задрожало. Тяжело закашлявшись, грозное чудище отрыгнуло нечто напоминающее кусок плоти, целиком испачканный в крови.
Прижав руку ко рту, Сага оторопело уставился на оторванную, с торчащими костями и жилами мышц, человеческую конечность, невольно скривившись от отвращения.
Рука. И возможно она принадлежала…

Огромный волк видимо больше не мог устоять на ногах и потому грузно повалился на испачканный бетон. Его лапы всё ещё конвульсивно перебирали в воздухе, но взгляд становился все менее и менее осмысленным. Не таким, как у древнего, мудрого зверя.
Только сейчас до Саги дошло, что он умирает. Или снова переходит в иное состояние, нежели физическое. Нет, сын Бога не может умереть просто так.
Прямо на глазах Валькирии развернулось потрясающее зрелище – тело волка медленно, но верно превращалось в черный песок, уносимый внезапными резкими порывами ветра.
Небо вновь посветлело, от появившейся из ниоткуда луны. Она просто вынырнула среди колючих звезд, продолжая как всегда освещать ночной город. Валькирия с сожалением подумала, что потом люди примут сие за неожиданное лунное затмение, никак иначе. Человек должен всё вмещать в свои рамки бытия.
- Ещщёё…нге всеёё… - на последнем выдохе с трудом произнес Фенрир, прежде чем его тело рассыпалось мелкими черными алмазами. Не осталось абсолютно ничего, даже крови, которая обратилась в песок.
Когда черные пыльные облачка рассеялись, Сага с удивлением увидел лежащего на спине раненного Видара, от тела которого тоже была оторвана рука. Видимо все же это его конечность. Однако, что было более удивительным – его демон – Тень, кусочек за кусочком собирал тело своего хозяина, будто паззл. И делал это невероятно быстро и аккуратно. Маленькие лапки крохотного насекомого присоединили руку к туловищу, непостижимым образом пришили её, и заживили все остальные раны, полностью восстановив худощавое тело таким, какое оно было до этого.
Теперь Йо выглядел всего лишь испачканным в крови, но никак не мертвым.
Тень скользнула в хозяйский рукав и почти сразу же, брюнет подал признаки жизни, зашевелившись и болезненно застонав.
- Тень. Я знал, что ты справишься… - с благодарностью в голосе произнес Йо.
- Что…
Брюнет, только что практически восставший из мертвых, на глазах Саги, поднял на него взгляд, и только затем осмотрелся.
- Что произошло? – закончил свой вопрос Такаши, и сразу добавил тот, что волновал его гораздо больше первого – Где Нао?!


_____________________________________________________
* Эйнхерии - древние викинги, попавшие в Валгаллу за отвагу и смерть в бою. После своей смерти, воины каждый день сражаются на поле, тренируясь для последнего боя во время Рагнарёка. После чего Валькирии вновь залечивают их ранения и готовят роскошный пир.

**Рукоять (меча) упёрлась под язык, а острие — в нёбо. И так распирает меч ему челюсть. Дико он воет, и бежит слюна из его пасти рекою, что зовётся Вон. И так он будет лежать, пока не придёт конец света» - отрывок из Эдды.

ЭПИЛОГ


- Итак, вот такое внеочередное и удивительно короткое лунное затмение мы смогли наблюдать с вами вчера вечером – забавный и успокаивающий голос диктора действовал на нервы Наоюки крайне положительно. Потому Такаши и не спешил выключать новости, пока просто положив голову на его укрытые одеялом колени. В тишине комнаты тихий звук телевизора был единственным.
- Получается, волк всё же смог проглотить луну?
Нао взглянул на него с искренним удивлением. Хотя он и сам плохо понимал, как это вышло.
- Да. После того, как я вытащил тебя на крышу, Фенрир заживо сожрал Видара, а затем в один взмах проглотил луну. Я только успел скинуть тебя вниз, через дыру в крыше, оставленную когтями волка.
- Ты даже этим мог меня убить – недовольно пробубнил Така, не поднимая головы.
- Но не убил же!
- Аргумент.
- Будет тебе – тихо засмеялся Наоюки. В последнее время он будто откатывал назад, проявляя всё больше эмоций и чувств – Потом я и сам неудачно съехал по крыше и ударился головой. Видимо волк меня не съел только благодаря тому, что ты начал орать там.
- А как же его челюсть? – Сага прекрасно помнил, как нашел лежащего парня без сознания, чему и сильно перепугался. Благо позже, в больнице сказали, что просто останется синяк.
Мураи призадумался на секунду, запустив пальцы в мягкие волосы своего партнера.
- Проглотив Йо, Тень начала пожирать Фенрира изнутри. Именно на это, судя по всему, он и рассчитывал.
- Глупость какая… - приподнявшись и обняв покрепче своего любимого, Сакамото игриво свалил его из сидячего положения в лежачее. Упираясь двумя ладонями в мягкую обивку дивана, Сага навис над ним сверху и прикоснулся губами к прохладной щеке Мураи. После всего случившегося, ему как никогда хотелось защищать и оберегать своё сокровище – пусть даже он был уже не тем человеком, что вначале. Но разве Валькирии запрещено полюбить?
Темнота ночи льнула к их высоким окнам, за которыми переливался яркими огнями спасенный город призраков – Токио. Люди продолжали жить.
Где-то там, на одном из шумных перекрестков, в окружении сотен машин, усталый гитарист Широяма поднес ко рту зажигалку и как обычно прикурил. Вынув сигарету изо рта, он глубоко выдохнул в ночной воздух колечки дыма, заправляя свободной рукой черные волосы за ухо.
Где-то там, в своей квартире шумно пьянствовала компания из двух норн и одного спасителя человечества. Они и не подозревали что совсем рядом с ними, вдоль тёмной аллеи гуляет человек, способный как отнять жизнь, так и даровать её вновь.


Прекрасная дева недовольно поморщилась, постукав отросшим ногтем по кожаной повязке на глазу.
- Что ж, я хотя бы попыталась. Зато ты, Один, был не промах.
Мальчишка с глазами тысячелетнего старика, в ответ чистосердечно улыбнулся.
- Никто никогда не станет равным по силе Иггдрасилю, ведь Мировой Ясень – это сама жизнь и само сущее. Он это всё и ничего одновременно.
- В наше время, люди называют это информационным потоком - средняя сестра двух норн, довольно засмеялась, смахивая с доски все шашки - А не сыграть ли нам ещё?
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Beautiful World (NC-17 - Сага/Нао [Alice Nine, j-rock])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz