[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » First of Summer (NC-17 - Тора\Шо [Alice Nine])
First of Summer
KsinnДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:39 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: First of Summer

Автор: Kirara
Контактная информация: vk
Соавторы: Mireille Alen

Фэндом: Alice Nine
Персонажи: Тора\Шо
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Романтика, Ангст, AU
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
Шинджи Амано – наследник одной из крупнейших компаний, целеустремлённый и циничный мужчина, для которого деньги значат всё, ради бизнеса он готов пойти на любые жертвы. Кохара Казумаса – сын главного конкурента Амано, он предпочитает не показывать своего благосостояния, ненавидит интриги, которые плетёт его отец, и далёк от бизнеса, предпочитая литературу и журналистику. Когда эти двое встречаются вдалеке от дел на острове, куда оба приехали отдохнуть, всё отходит на второй план.

Посвящение:
Этому лету.

Примечания автора:
Mireille Alen: «Это не первая моя совместная работа, но благодаря Kirara всё завертелось с новой силой! Спасибо за то, что поддержала меня, когда я была готова оставить фанфикшн. Теперь у нас есть этот проект, и я рада, что идея раскрывается по-новому благодаря моему прекрасному соавтору!»
Kirara: «Я надеюсь, эта первая работа не станет последней, и в будущем нас ждет ещё много замечательных идей. Тиграшос 4ever!»

Официальный трейлер:
 
KsinnДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:43 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
part 1

Тора вдавливал педаль газа до упора, выжимая из своей прекрасной малышки самую большую скорость, на которую она была способна. Гоночная машина со свистом рассекала раскаленный воздух трассы, визжа шинами на каждом повороте и разбрасывая из-под колес мелкие камешки. Все комментарии помощников, рдевших за его безопасность, он пропускал мимо ушей, целиком сосредоточившись на гонке. Двести километров в час, но впереди всё ещё летела одна машина, и расстояние между ними не желало сокращаться.
Сердце гонщика билось, не уступая ревущему двигателю. Он продолжал увеличивать скорость, почти ничего не слыша, кроме нарастающего шума. Страх перед возможными последствиями он не испытывал давно, это чувство сменилось захватывающим ощущением полета и пьянящей свободы.
Свободы, которую он тайком выкрал только для себя из-под носа у отца.


«- Вместо своих гонок, ты мог бы принять приглашение и сыграть в теннис с дочерью Фукуямы. Так поступил бы настоящий наследник компании. Ты знаешь, ваш союз был бы для нас довольно выгодным мероприятием.
Отец часто разговаривал с ним, не поднимая головы от стопки бумаг. Его золотая ручка Parker ловила своим корпусом солнечные лучи, и Тора следил за их отблесками взглядом, отвлекаясь от собственных мыслей. Больше в этом унылом кабинете смотреть было не на что.
- Господин Мураи не так давно просил тебя присоединиться к нему на поле для гольфа. Ты ведь помнишь, что он владеет солидной корпорацией, чья поддержка и спонсорство были бы нам на руку? – старший Амано мог часами перечислять имена предполагаемых партнёров, желая заинтересовать их предложениями сына.
Но Шинджи всегда отмахивался от таких разговоров. Для ведения бизнеса у него уже имелись союзники. Среди них не было никого из тех, что предлагал ему отец. Через месяц, когда компания должна была перейти под его руководство, первым делом Амано планировал полностью изменить стратегию, провести ребрендинг и, самое главное, раз и навсегда установить монополию на рынке сбыта. Ему не нужны были конкуренты. Поэтому он терпеть не мог отца. Наверняка и после смерти, он будет помнить старика именно в такой, сгорбленной над стопкой документов, позе. Слишком много времени тот уделял бумажной работе, слишком демократичную политику вёл. Всё, чему он научил сына, это управление финансами, ориентация на рынках, выгодный сбыт и успешная конкуренция. Но не все из этих уроков устраивали Амано-младшего. Он придерживался агрессивной политики, во всём стремился быть лидером, и вторые строчки его не устраивали одним своим существованием.
- Мы и сейчас не в таком бедственном положении, отец, - произнеся дежурную фразу, Тора закинул ногу на ногу и, поудобнее расположившись в своем любимом кресле, раскрыл ноутбук. - Позови свою секретаршу, пусть принесет мне латте.»


Стрелка спидометра показывала двести двадцать километров в час, когда Тора, наконец, смог разглядеть раскрашенный алыми и желтыми красками корпус последней гоночной тачки, которая всё ещё преграждала ему путь. До финиша оставалось всего ничего, но ни одна из попыток Торы обогнать соперника не имела результата. В это трудно было поверить, но мужчина впервые начал терять самообладание, когда машина впереди не только продолжила удерживать за собой первое место, но и увеличила к последнему кругу отрыв между ними.
Новичок ещё на старте без труда обошёл всех остальных гонщиков и вот теперь также играючи сделал самого Тору! Кто именно сидел за рулём машины и откуда он взялся, оставалось для мужчины загадкой, и это был вызов. Уверенный вызов не только его гордости, но и его принципам. Вызов, который Тора не мог не принять. Он должен был узнать, кто был тем гонщиком, чтобы в следующий раз иметь возможность расквитаться с ним со всей присущей ему жестокостью.
На последнем повороте, там, где в прошлый раз один из соперников Торы улетел в кювет, машина впереди резко вырвалась вперед, будто до этого только ползла по-черепашьи. Словно огненная молния, оставляя за собой красочный, смазанный след, она разорвала финишную ленту, знаменуя конец гонки и свою первую победу. Тора пересек линию уже под взмах черно-белого флага, проиграв сопернику пять гребаных секунд.
Невозможно! Он всегда был победителем. Его машина оснащена всеми возможными, в том числе и запрещёнными, средствами призванными обеспечить ему бесспорное лидерство. Но в первой же гонке его уделал какой-то новичок на своей безвкусной тачке. Кто бы он ни был, Тора скрипел зубами, ожидая, когда машина, наконец, остановится, и он сможет увидеть лицо этого нахала, так беспечно подпортившего его безупречную репутацию.

Пока отец был в отъезде по важным делам, Амано беззастенчиво развалился в его удобном кресле из натуральной кожи, которое приятно скрипело от трения с одеждой. Закинув ноги прямо в ботинках на стол, он задумчиво тыкал ручкой в бланк. Билеты Тора заказал ещё вчера – после внезапного поражения, он остро почувствовал, что ему срочно требуется отдых. Это срочность возникла, вероятно, от того, что он опасался тяжелой рукой загубить множество мелких предприятий. Злость в бизнесе была ни к чему. Чувства – это грандиозный провал человека. Они диктуют условия даже самым циничным и жестоким людям этого мира. Естественно, чтобы не потерять все, нужно быть абсолютно хладнокровным и трезвомыслящим. Именно поэтому будущий глава компании второй раз перечитывал обо всех прелестях природы, парков и гостиниц в красочной брошюре.
Остров Чеджу в Южной Корее и отель Hyatt Regency ждали его с распростёртыми объятиями.
Идея поехать в Корею была принята лишь по одной причине: вряд ли там можно было встретить кого-нибудь из знакомых. Никаких владельцев корпораций, никаких глупых, избалованных дурочек и, наконец, никаких обязательств. Шинджи откинулся на спинку, закинув руки за голову, и мечтательно улыбнулся, вопреки вчерашнему разочарованию.


«- Ушел? Но когда он успел?!
Личный механик гонщика безразлично развел руками, мол, кто его знает. Может, спешил куда-то, раз взял приз и тут же умчался.
Неподалеку, зрители всё ещё бурно обсуждали победителя и брали автографы у остальных участников гонки. Удивительно, что народ не желал расходиться, не смотря на жару. После заезда Шинджи понадобилось полминуты, чтобы привыкнуть к земле и твердо стоять на ногах. После такой высокой скорости, ощущение полета покидало тело медленно, а головокружение окончательно проходило только через несколько минут.
Когда Такаши присел на корточки, чтобы завинтить покрепче массивные шурупы на колесах, Амано яростно кинул свой шлем в песок и озлобленно сплюнул, следя взглядом за толпой.
- Вот дерьмо!»


Удивительно, но самолёт не задержался, ни при взлёте, ни на посадке. Это придало Амано сил и добавило оптимизма. Впереди у него был, как минимум, десяток лет без добровольного отпуска и кучи нерешённых, оставшихся в наследство после папочки, вопросов. Но ещё прежде – две недели отменного отдыха на райском острове. Сервис здесь не просто включал в себя все необходимые услуги, - больше того! - любая прихоть Амано должна была беспрекословно выполняться. Кроме наркотиков и несовершеннолетних проституток. Но и это всё можно было без проблем получить, стоило отойти от легальной зоны отелей на несколько кварталов.
Выходя из самолёта, молодой бизнесмен шумно вдохнул в себя непривычно чистый и неожиданно свежий воздух. Он просто обязан для начала выспаться здесь хорошенько, а затем пройтись по барам, пару раз напиться, но при этом не потерять своего лица, и конечно же, снять какую-нибудь роскошную шлюху, чтобы не выходить с ней из номера несколько дней, пока сил не хватит выставить её за дверь.
Прямо у трапа самолёта его встречала блестящая белая машина без верха. Водитель учтиво открыл перед ним дверь, предлагая сесть на место пассажира. Но Амано лишь презрительно скривил губы и, демонстративно проигнорировав его, обошёл машину вокруг, чтобы оказаться на месте водителя. Через пару мгновений мотор взревел, а Шинджи надел тёмные очки. Их стёкла отливали синим, отражая девственно голубое небо и тёмную асфальтированную дорогу впереди. Педаль газа под ногой послушно поддалась, плавно уходя вниз и привычно упираясь в пол. Амано никогда не отказывал себе в удовольствии промчаться с ветерком. Машина была арендована на весь срок его отдыха здесь. Багаж должны были подвезти через полчаса в отель. Потому Шинджи позволил себе это время посвятить скорости и «беглому», как он сам это про себя назвал, осмотру местности. Крепко сжимая в руках кожаный руль, он поймал себя на том, что уже представляет следующий этап гонок, финиш и оставленную далеко позади дерзкую красно-жёлтую машину.
Подъехав к отелю Амано понял, что Hyatt Regency по праву назывался самым шикарным на Чеджу. Его восхитили масштабы строения и богатство прилегающих территорий. В этом месте отдых должен был стать незабываемым: водопады, бассейны, терассы и километровые пляжи, игровые залы, лаконичные номера с неизменно великолепным видом на море или уютный дворик, гостеприимный персонал. На таком большом отрезке суши гостей не могло быть слишком много. Поэтому здесь всегда можно было найти укромное место для уединения.
На ресепшене Шинджи встретил молодой улыбчивый администратор, прекрасно владеющий сразу пятью языками, в том числе японским и английским. Поставив несколько отметок в документах, он сообщил Амано, что багаж уже ожидает его. Затем выдал ключ от номера и ещё один – от находящегося в нём сейфа, и посоветовал воспользоваться лифтом, потому что бизнесмену был отведён люкс на самом верхнем этаже. Но Амано чувствовал себя достаточно бодро, чтобы осилить подъём по лестницам. Всегда поддерживать себя в отличной физической форме, - было ещё одним неписаным правилом мужчины, благодаря которому он в свои тридцать до сих пор выглядел на двадцать пять.
Первоклассный люкс пятизвездочного отеля подразумевал огромный номер с высокими потолками, искусным дизайном и широкой площадкой на крыше: с открытым бассейном и полем для мини-гольфа.
Амано просто не мог не отметить шикарную обстановку внутри – арт-модерн в сочетании с барокко и капелькой классицизма. На стенах копии знаменитых картин: в гостиной изящное масло Моне, на огороженной барной стойкой кухне аляповатые штрихи «подсолнухов» Ван Гога, в спальне – успокаивающие оттенки синего абстракционизма. Сама кровать была настолько широкой, что на ней могли спокойно спать три-четыре человека. Ванная тоже ничуть не разочаровала бизнесмена. Джакузи, пристроенная у стены с глянцевой плиткой бирюзового оттенка, была расположена у самого края окна. Можно было смаковать шампанское, оглядывая раскинувшийся под ногами город, сквозь прозрачную застекленную стену.
Удовлетворив своё любопытство, Шинджи оставил без внимания чемоданы, справедливо решив, что разберет вещи вечером, когда солнце не будет так ярко сиять, а пляж так соблазнительно манить его к себе. И, хотя он мог оставаться здесь столько, сколько захочет, Тора не желал больше терять ни секунды.

Пляж встретил его чистейшим, мягким, белым песком, прозрачной водой, криками и смехом отдыхающих. Словно яркие цветы, в небо смотрели кружки пляжных зонтиков. На шезлонгах лежали отдыхающие, кто-то натирался кремом от загара, дети строили песочные замки и плескались в воде, неподалёку несколько подтянутых парней играли в волейбол.
Амано осмотрелся и вдохнул полные лёгкие свежего, морского воздуха. Никакого бизнеса или даже намёка на его состоятельность. Босые ступни утопали в песке, который казался мужчине просто обжигающим. Потому он, как можно скорее, постарался занять ближайший свободный шезлонг. Наконец, укрывшись в тени широкого красного зонта и ощутив спиной чуть тёплые доски, бизнесмен смог расслабленно вытянуться и насладиться отдыхом, который закончится, как только он станет Большим Боссом. Под видом слияния он подомнет под себя основную конкурирующую компанию, и уж тогда будет диктовать свои правила.
Распахнув глаза, Амано сердито зажмурился и помотал головой, так что его челка в беспорядке легла на лоб. Не думать о бизнесе, не думать хотя бы сейчас! На это будет вся следующая вечность.
Солнце припекало всё сильнее. Шум волн вдалеке казался обманчиво близким, наполняя сердце Торы приятной радостью от мысли, что погревшись как следует, можно будет окунуться в прохладную воду. Но поток его мыслей был прерван самым неожиданным образом. Что-то упругое с глухим звуком ударилось о край шезлонга, буквально в паре сантиметров от его лица. Шинджи резко сел, снимая с глаз тёмные очки и, сперва оглянувшись на мяч, лежащий неподалёку, стал высматривать незадачливого игрока.
Первое, что он увидел, это тёмный силуэт, стремительно приближающийся к нему в ослепительных солнечных лучах. Моргнув пару раз, Амано разглядел стройного юношу с рыжими волосами, торчащими во все стороны.
- I'm so sorry! Are you all right? I'm so clumsy!
Парень подбежал к Шинджи и, щурясь от солнца, наклонился достаточно низко, чтобы можно было разглядеть капельки пота на его шее и маленькие прядки, прилипшие к вискам. Очевидно, он только что играл в волейбол.
- Are you all right?! – громко повторил он, вглядываясь в лицо Торы.
- Нормально. – Выдавил из себя мужчина на японском.
Юноша сразу же отпрянул в сторону, смешно вытирая тыльной стороной ладони пот со лба.
- Простите ещё раз, - облегчённо улыбнулся он.
- Надо быть внимательнее! – строго потребовал Амано.
Подумать только! Ещё какая-то пара сантиметров, и мяч мог сломать ему нос!
- Я постараюсь, - быстро отступая, пообещал молодой японец.
На юноше были надеты довольно узкие шорты нежно-голубого цвета длиной до середины бедра. Так что когда он потянулся за мячом, ткань на его ягодицах натянулась, невольно привлекая к округлой попке заинтересованный взгляд бизнесмена. Но вот парень уже выпрямился и, напоследок одарив Амано широкой улыбкой, бросился с мячом прочь.
Ещё минуту понаблюдав за худощавой фигурой, перемещающейся вместе с другими такими же у самой кромки воды, Шинджи вновь расслабленно откинулся на свой шезлонг. Шум волн и тёплый воздух очень быстро разморили мужчину и, позабыв о произошедшем, он погрузился в глубокий расслабляющий сон без сновидений.
 
KsinnДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:44 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
part 2

Проснуться Амано пришлось от того, что кто-то весьма настойчиво тормошил его за плечо. Слабая попытка отмахнуться не возымела эффекта, так что Шинджи всё же пришлось открыть глаза. Небо над головой уже потемнело, воздух был не такой тёплый, как прежде, и пляж заметно опустел. Наступил вечер. Работник отеля, который его разбудил, выглядел так, словно был отправлен на смертельно опасное задание. Несколько раз извинившись, он выразил беспокойство по поводу здоровья нового постояльца, весь день пролежавшего на пляже, и сообщил, что скоро в отеле подадут ужин. Тора сначала хотел возмутиться дерзости обслуживающего персонала, но вдруг с удивлением обнаружил, что настроен исключительно благодушно, и даже поблагодарил зардевшегося паренька за услужливость. Вероятно, так на Амано действовал свежий морской воздух и обилие солнца. Сначала рыжий мальчишка, едва не лишивший его носа, которого он не только не покалечил на месте, но даже имел удовольствие любоваться его аппетитной задницей, теперь этот сотрудник, явно старающийся ему во благо. Амано с трудом поднялся с деревянного шезлонга, - спина после сна затекла. Он благодарил всех богов за то, что уснул под широким зонтом, спасшим его от прямых солнечных лучей и, следовательно, ожогов на чувствительной после глухих деловых костюмов коже. План у мужчины был прост, как никогда. Сначала сходить на ужин, а затем в номере разобрать немногочисленный багаж, а там уж как карта ляжет, - отправится он в игровой зал, либо в ближайший бар, или же останется на своей широкой кровати с бутылкой дорогого вина и свежими фруктами, заказанными прямо в номер.
Выбор Амано сделал в пользу небольшого бара, расположенного неподалёку. Пока добирался до места, Шинджи имел возможность полюбоваться прекрасным видом ночного моря, благо, пляжи начинались сразу за трассой. Яркий серп месяца оставлял вдоль черных, спокойных вод свою невесомую сияющую тропинку. Мужчина глубоко вдохнул наполненный влагой воздух, ощущая, как его тело наполняет приятная расслабленность. Сверкающие вокруг огни ночного города, казались ему одновременно уютными и такими же далекими, как звезды.
Тора не спеша прогуливался по аккуратно выложенному плиткой тротуару, глядя себе под ноги и время от времени пиная камешки, попадающие на пути. Мысленно он припоминал, много ли денег взял с собой и не наберется ли так, что придется ехать обратно на такси. Это смотрелось бы глупо – вызывать машину ради такого крошечного расстояния, но и ползти по асфальту ему не очень-то хотелось. Тора не мог позволить себе испортить репутацию. Нельзя забывать, что его недоброжелатели готовы заплатить любую цену за самый скромный компромат, чтобы сбросить самодовольного циника с пьедестала.
Уходя все глубже в свои раздумья, он даже не заметил, что уже переступил порог заведения. Очнулся Шинджи, только когда в нос ударил соленый запах вяленой рыбы, пива и разогретых под дневным солнцем человеческих тел.
Бар был предназначен для среднего класса. В затемнённом помещении располагалась небольшая сцена с площадкой перед ней. У дальней стены находилась длинная барная стойка. Бармен за ней, ловко жонглировал бутылками и умело готовил фирменные коктейли, каких невозможно было найти в других ночных заведениях побережья.
Отбросив все лишние сомнения, Тора прошел вперед и сел на один из высоких стульев. На него тут же обратил своё внимание бармен, заговорив на родном южнокорейском языке. Интуитивно поняв заданный вопрос, Амано попытался на чистом японском, а затем и английском, попросить меню. Судя по так и не посветлевшему взгляду персонала, мужчина понял, что ничего этим не добился. Он бы прямо сейчас уволил этого балбеса и его босса заодно. За то, что взял на работу в бар рядом с шикарным отелем, такого идиота. Но сегодня, его душевное состояние позволило мужчине спокойно разжать кулаки и глубоко вздохнуть.
Корейский язык в своё время он так и не выучил, во многом, потому что большая часть его клиентов и партнеров по бизнесу составляли японцы и американцы. Но видимо, никогда не поздно расширить свой кругозор. Тора обещал себе над этим поразмыслить, когда будет время, а пока он просто указал на стакан с мохито, который не спеша потягивал сидящий рядом парень. Согласно кивнув, бармен принялся за работу, а Шинджи вновь окинул любопытным взглядом фигуру, показавшуюся ему знакомой. Ну конечно, кто бы мог подумать!
Хотя, ничего удивительного не было в том, что парень с пляжа, плохо владеющий мячом, сидел за стойкой по соседству. Отели на побережье росли, как грибы, и он вполне мог жить в одном из соседних, или даже в Hyatt Regency. Чем чёрт не шутит? Не смотря на то, что выглядел юноша очень просто, его могли отправить на отдых богатые родственники.
Тем временем, молодой человек, совершенно не интересуясь окружающим, продолжал медленно цедить мохито. Амано тоже получил свой напиток и теперь, не отрываясь, следил за симпатичным соседом: большие глаза, соблазнительные губы, гладкая кожа и дерзкие рыжие волосы. К тому же, под лёгкой белой рубашкой и льняными брюками угадывалась отличная фигура. Тора не планировал ничего такого в первый же вечер, но обстоятельства, очевидно, складывались иначе. Поэтому, как только мохито в стакане юноши подошло к концу, Шинджи, не теряя времени, пересел к нему поближе.
- Я могу тебя угостить? – без особых предисловий поинтересовался мужчина.
Парень вздрогнул и повернул к нему голову.
- Не стоит, я ещё в состоянии заплатить самостоятельно, - спокойно произнёс он.
- Тебе нравится мохито? – не терял энтузиазма Амано; то, что юноша не послал его сразу, было хорошим знаком.
Молодой человек пожал плечами и после небольшой паузы ответил:
- Честно говоря, это настоящая гадость. Но я здесь больше ничего не знаю.
- Вот как. – Совсем повеселел Тора, а затем доверительно шепнул, прямо на ушко парня, ничуть не смущаясь внезапной близости: - Бармен тут ни черта не смыслит по-нашему, и даже по-английски!
- Согласен. – Кивнул юноша, глядя Амано прямо в глаза.
Они замерли так на несколько секунд. Торе показалось, что он мгновенно пьянеет ещё сильнее, потому что вблизи этот парень оказался ещё лучше.
- Эй, - внезапно оживился тот, - это тебя я сегодня чуть не убил мячом? – на его лице появилась милая улыбка и любопытство.
«Нет, это я тебя чуть не убил потом!» - подумал про себя Шинджи, а потом добавил: «И хорошо, что не убил, будет возможность отыграться по-другому!»
- Ты меня раскусил!- вслух усмехнулся Амано.
- Ещё раз простите, - виновато повторил юноша, мгновенно переходя на «вы».
- Не стоит, - отмахнулся Тора, закатив глаза, - всё обошлось.
Парень снова ему улыбнулся и поболтал в своём стакане последним кусочком подтаявшего льда.
- Здесь скучновато, - вдруг произнёс он со вздохом.
Амано не мог поверить такой удаче. Конечно, он прекрасно знал о своей привлекательности, любовники слетались к нему, как мотыльки, узнав о его перспективах. Но здесь, сейчас, в этом самом обыкновенном баре, рассчитывать приходилось исключительно на собственное обаяние.
- У меня в номере есть несколько бутылок отличного вина, если тебе это интересно, - напрямую предложил он, как всегда уверенный в себе.
- Неужели? – со смешком переспросил юноша.
Он был не так уж прост и всё прекрасно понимал, Шинджи был в этом уверен, и то, как юноша себя вёл, только подтверждало его мысли.
- Я мог бы тебя угостить. – Мужчина повторил своё предложение.
- Ну что ж, почему бы и нет? – парень легко спрыгнул со стула. – Здесь находиться просто невозможно.
- Это точно, - Тора последовал его примеру, доставая из кармана купюру и кидая её на стойку. – Я заплачу за тебя.
- Эй, не думай, что всё так просто! – усмехнулся юноша, но возражать больше не стал.
- Я и не думаю, - пожал плечами Тора. – Всё проще простого.
Они вместе вышли из бара и повернули в одну и ту же сторону.
- Где ты живёшь? – спросил парень, внимательно глядя на Шинджи.
- Увидишь, - загадочно посулил Шинджи. – Здесь недалеко.
Как только они вошли в просторный холл Hyatt Regency, юноша удивлённо присвистнул, оглядываясь по сторонам.
- Ничего себе! – прокомментировал он. – Номера здесь стоят целое состояние!
- Нет, далеко не все, - возразил Тора, деликатно положив ладонь на талию парня, - кожа под рубашкой была горячей и влажной, - направляя его в сторону лифтов.
Уже через минуту Амано гостеприимно распахнул перед новым знакомым дверь своего номера люкс. Повсюду зажёгся свет, и у юноши вырвалось поражённое «Вау!!!»
- Добро пожаловать, в мою скромную обитель, - с иронией произнёс Шинджи.
- Вот это да! – не унимался парень, с любопытством разглядывая обстановку вокруг. – Это же целых десять моих номеров! Или даже двадцать…
- Чувствуй себя, как дома, - махнул рукой Амано.
- Ты обещал мне вино, - напомнил юноша, с прищуром глядя на Тору.
Мужчина не ожидал, что тот будет сам проявлять какую-то инициативу. Но, похоже, эта игра заводила обоих.
- Прошу… - Шинджи указал рукой в сторону кухни с мини-баром, заполненным под завязку дорогими напитками.
Его гость уверенным шагом направился именно туда, куда ему указали, и сел за барную стойку точь-в-точь как полчаса назад. А Тора, выставив бокалы, стал изучать содержимое бара.
Начать решили с белого Grüner Veltliner Eiswein, урожая 2007 года. По одному бокалу было уже выпито, когда в номер доставили разнообразные закуски, которые мужчина предусмотрительно заказал по телефону.
- Как тебя зовут? – спросил Амано, хотя узнавать имена любовников на одну ночь было не в его правилах.
- Для тебя просто Шо, - улыбнулся юноша, его губы уже розовели от выпитого, привлекая к себе внимание гостеприимного хозяина.
Тора ожидал, что парень тоже поинтересуется его именем, но Шо молчал. Лишь медленно пил из своего бокала ледяное вино и смотрел по сторонам, иногда останавливая свой взгляд на Шинджи.
- У меня не намного веселее, чем в том баре, - заметил Амано.
На самом деле, он уже начинал терять терпение, и не только потому, что молодой человек, выудив из огромного блюда ягодку вишни и обмакнув её в напиток, соблазнительно коснулся её алой мякоти губами и, облизнув прежде, целиком отправил к себе в рот. Мужчина едва мог понять, какую игру ведёт этот юнец.
- Мне весело, - пожал плечами Шо и вновь улыбнулся той самой улыбкой нежного ангела, которую Шинджи успел запомнить.
«Блять!» - мысленно выругался Амано, других слов у него просто не осталось.
- Можно устроиться на диване, я включу музыку, - внешне не теряя самообладания, предложил он, криво ухмыльнувшись.
Это был его ответ на все ухищрения дерзкого парня. Он как бы говорил: «Я всё ещё хозяин ситуации». И, кажется, это подействовало. Юноша кивнул и, захватив с собой бокал, направился в сторону дивана.
В номере кухня была лишь символически отделена от импровизированной гостевой комнаты барной стойкой. Потому до ближайшего дивана с кинотеатром и музыкальным центром было рукой подать.
Шо удобно устроился среди мягких подушек и, закинув ногу на ногу, стал наблюдать за Амано.
- Какую музыку предпочитаешь? – спросил мужчина.
- На твоё усмотрение, - кивнул парень, отпивая вино.
Наугад выбрав плейлист, Тора сел рядом с юношей. Из колонок донеслись плавные гитарные рифы, это было что-то медленное и роковое. Отличный саундтрек для того, что сейчас происходило.
- Итак, давно ты здесь отдыхаешь? – Амано задал дежурный вопрос, наблюдая из-под полуопущенных ресниц за молодым человеком.
- Недавно приехал. – Просто ответил Шо. – Нальёшь мне вина?
- Конечно, - Тора разлил по бокалам ещё по одной порции.
Мужчина только поднёс к своим губам напиток, когда Шо залпом осушил свой бокал и, со звоном поставив его на стеклянный столик, повернулся к Шинджи. Его глаза лихорадочно блестели, щёки раскраснелись.
- Тебе нехорошо? – нахмурился Амано, хотя он прекрасно понимал, что происходит.
- Ты на самом деле такой вежливый или просто импотент? – с вызовом спросил Шо.
И тут, когда надо было разозлиться или наброситься на парня, чтобы доказать обратное, Тора расхохотался, едва не выронив бокал с вином из рук. Это превосходило все ожидания! Шо удалось его по-настоящему развеселить! Этот юноша, определённо, нравился Амано всё больше и больше.
Когда мужчина отсмеялся и взглянул на своего гостя, то чуть не разразился повторным взрывом неудержимого хохота, настолько неповторимым в этот момент было лицо рыжего парня. Но взяв себя в руки, Тора поставил свой бокал рядом с бокалом Шо и, приблизившись к юноше вплотную, мягко провёл рукой по его щеке, останавливаясь на подбородке и приподнимая его лицо, чтобы можно было заглянуть ему прямо в глаза.
- Нет, но ты лакомый кусочек, и я не хотел тебя спугнуть, - пояснил он, снисходительно улыбнувшись.
Длинные ресницы юноши едва заметно дрожали, дыхание участилось, стало глубже и жарче. Так, что Тора ощутил его на своей коже.
- Я сам пошёл за тобой, чего же мне бояться? – выдохнул Шо, глядя не отрываясь на Амано, словно загипнотизированный.
- Значит, ты хочешь всего и побыстрее? – хищно уточнил Шинджи.
Музыка, про которую оба и думать забыли, внезапно заиграла громче, отвлекая внимание на себя. Шо вздохнул и облизал губы. Тора пристально следил за каждым его движением. Что-то было не так, и теперь он ясно это ощущал. Но действия опережали его мысли, и прежде чем он успел что-либо понять, они уже целовались. Словно изголодавшиеся звери, впивались друг другу в губы, пытались языками проникнуть как можно глубже друг к другу в рот. Руки бездумно шарили по горячему телу, уже отыскав пуговицы на рубашке. Пальцы нетерпеливо стаскивали ткань прочь, стоило только прикоснуться к гладкой обнажённой коже. Амано словно потерял разум, он уже давно не чувствовал такого сильного желания обладать кем-то.
Шо, закрыв глаза, следовал за умелыми руками, успевающими ласкать его и одновременно освобождать от невыносимой одежды. Губы мужчины уже опустились на его шею, оставляя следы, язык скользил по влажной коже, словно его обладатель больше всего хотел утолить свою жажду. Насладиться телом юноши.
- Постой, - ему с трудом удалось отстранить от себя мужчину.
Тора тяжело дышал, стараниями Шо его рубашка была расстёгнута лишь наполовину, но кажется на это ему было наплевать, потому что первостепенной задачей было раздеть Шо.
- На кровать, - потребовал парень, глядя в недоумённые глаза Амано.
Не смотря на сводящее с ума желание, которое он внезапно ощутил, Шо вовсе не хотел быть оттраханым в неудобной позе на диване в гостевой комнате.
Пока добирались до спальни, Тора проворно стянул с Шо брюки с нижним бельём и, одним толчком уложив рыжего парня на кровать, сам принялся раздеваться догола.
Алкоголь всё ещё струился по венам, тёплый воздух приятно обволакивал лишённое одежды тело Шо, и постельное бельё под ним было чертовски мягким. Но юноша не мог расслабиться, потому что желание кипело у него внутри, сжигая на своём пути все запреты.
Тора, проведя тёплыми ладонями по длинным ногам Шо, от самых щиколоток до с ума сводящих бёдер, опустился на него сверху. Тела были влажными от возбуждения и мгновенно раскалившегося воздуха вокруг. С губ юноши сорвался первый стон, когда он почувствовал восхитительную тяжесть мужчины на себе.
Шинджи нравилось целовать губы юноши. Он смаковал их вкус, облизывая и посасывая чувствительную кожу. Между поцелуями Шо вдруг прошептал так тихо, что Амано едва расслышал его:
- Как тебя зовут?
- Для тебя, я – Тора. – Мягко произнёс он, удивляясь интонации собственного голоса.
- Хорошо, Тора. - Неожиданно серьёзно кивнул Шо. – А теперь,
трахай меня.
 
KsinnДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:45 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
part 3
3

Утро ещё не наступило, когда Амано, вздрогнув во сне, пробудился. Спальня, такая яркая днем, сейчас была окрашена в унылые серые цвета. Мягкий свет пробивался сквозь неплотные шторы, в то время как солнце только-только готовилось подняться из-за горизонта.
Тора осмотрелся и понял, почему ему было так холодно. Его вчерашний гость, спящий рядом на кровати, стащил всё одеяло на себя, укутавшись в него так, что больше напоминал огромную гусеницу, нежели человека. Глядя на юношу, Шинджи подумал, что он чрезвычайно мил: из-под бордовой ткани видны были только обнаженные ступни и голова с рыжими волосами, укутанная по самый нос.
Мужчина пододвинулся чуть ближе, внимательно рассматривая лицо юноши. В мягких чертах и линиях угадывалось что-то женское, что придавало ему дополнительное очарование. А фигура, Тора успел в этом убедиться, была действительно безупречной. Даже по-мужски жилистые руки, сжимающие ткань покрывала, не отталкивали его взгляда. Вздохнув как можно тише, Амано отметил, что если продолжит разглядывать юношу, то снова возбудится. Поэтому, поднявшись с постели, сонно помотав головой и протерев глаза, он отправился туда, где они пили вино до того, как оказались в постели. Его наполненный бокал стоял на столике возле дивана, даже музыка всё ещё тихо играла, хотя плейлист давно должен был кончиться. Судя по всему, трэки были поставлены на повтор.
Выключив музыку и стараясь не шуметь, Амано прошел на кухню. Именно здесь, за стеклянной дверью, находился выход на открытую террасу, расположенную прямо на крыше отеля.
Сна не было ни в одном глазу. Тора и не пытался вновь заснуть, как обычно делают люди. Он облокотился на деревянный бортик ограждения и отхлебнул немного вина. Напиток уже заметно выдохся, но, даже не смотря на это, был довольно хорош.
Вскоре небо стало светлеть, приобретая аквамариновый оттенок. Стрекот цикад умолк, сменившись утренним пением птиц. Глядя на эти перемены, Шинджи вновь задумался над тем, как благотворно на него влияет отдых. Куча народа осталась в живых, а сколько ещё выживет, когда он вернётся обратно, благодаря этому. Но, возможно, виной тому был этот странный мальчишка? Вчера мужчина ощутил, что с ним определённо что-то не так. Шо вел себя доступно, но при этом постоянно следил за тем, что происходило, и был требователен ко всем условиям. А позже, в постели, он выглядел иначе, как если бы…
Услышав за спиной грохот, Тора немедленно развернулся и, обойдя бассейн с холодной водой, вернулся в номер. Там его ожидало весьма занятное зрелище.
Шо, не до конца проснувшись и зевая время от времени, пытался натянуть свои штаны. Серые мягкие тени на его обнаженном теле, придавали парню загадочный вид, а рыжая шевелюра торчала во все стороны. Когда хозяин номера вошел в спальню, юноша, заметив его, потерял равновесие и неуклюже свалился обратно на кровать, так и оставшись одной ногой в штанине.
- Уже уходишь? – безразличным тоном поинтересовался Амано.
Ему казалось, что он почти догадался.
Шо вежливо улыбнулся, как только умел, и наконец попал ногой во вторую штанину.
- Да. – Пытаясь подражать мужчине, ответил он. - Спасибо, всё было отлично, но мне пора возвращаться.
- Как грубо так говорить, – Тора поставил бокал на широкий комод и, пока Шо вопросительно на него смотрел, быстрыми шагами подошел вплотную к юноше.
Плавные линии губ манили Шинджи настолько, что он без церемоний впился в них, сначала прикусывая, а затем чуть ласковее, касаясь кончиком языка. Удивленный таким напором, Шо поначалу растерялся. Тора не закрыл глаза во время поцелуя и потому успел отметить всю гамму проскользнувших эмоций на лице молодого человека.
Когда, взяв себя в руки, тот поспешил ответить на поцелуй, Амано мгновенно сделал шаг назад и тихо рассмеялся. Сейчас скорее удивляясь самому себе и этому парню. Не смотря на то, что Тора выглядел моложе своих лет, его опыт вполне соответствовал настоящему возрасту, и так просто обмануть себя он ни за что не дал бы.
- Ну, надо же…
Совершенно сбитый с толку, Шо захлопал длинными ресницами.
- Что? Что такое?
Тора перестал смеяться и поднял на него взгляд, в котором, тем не менее, всё ещё сияли искорки смеха.
- Сколько раз это у тебя было, герой-любовник? – произнёс Тора, склонив голову набок.
Следующая за его вопросом реакция, заставила Амано улыбнуться ещё шире. Шо мгновенно покраснел, выдавая себя с головой, но ответить ничего не смог, только засунул ладони в карманы брюк.
- Тело никогда не врёт, – дополнил Шинджи, снова подходя к рыжему парню и проводя пальцами вдоль его краснеющей скулы.
Он ощущал себя настоящим обольстителем, соблазнившим столь милое, очаровательное дарование, так внезапно свалившееся на его голову.
Шо тяжело вздохнул, и, преодолевая неловкость, потянулся за своей рубашкой, проигнорировав ласку Амано.
- Пару раз, и что с того? Это моё дело. – Насупился парень, застегивая пуговицы на манжетах.
Он не повышал голоса и отвечал ровным, спокойным тоном. И… чёрт! Как же он ненавидел то, что его считали несостоятельным и неловким. Это был его первый отпуск, который он просто обязан был провести так, как обычно проводят его остальные люди. С настоящим курортным романом, ласковым морем и ослепительным солнцем. С гадким мохито и пляжными вечеринками, а ещё с экскурсиями по каким-нибудь старинным выбеленным руинам. Когда дело дошло до выбора места для отпуска, Шо просто воспользовался советом отца, горячо хвалившего отели на Чеджу.
Тора, стараясь принять безучастный вид, покачал головой. Ему не хотелось показывать, насколько всё это его волнует, так что он занял выжидательную позицию.
- Ты всё равно решил уйти? – не выдержав уже через минуту, спросил он.
В ответ юноша застегнул пуговицу на своих льняных брюках и нервно отряхнул бедра от невидимой пыли.
- Да, извини… – напоследок Шо тряхнул рыжей челкой и быстро облизал губы. – Мне пора.

Интернет, пожалуй, самое великое изобретение человечества. Амано похвалил себя за то, что принял блестящее решение – узнать о местных достопримечательностях подробнее. Теперь он готов был потратить своё время на поход в странный, но привлекательный парк любви, одно из самых заманчивых мест этого острова. Небрежно захлопнув свой белый MacBook, мужчина принялся собираться. Легкая светло-серая футболка с белыми надписями на спине и белые брюки с широким прозрачным ремнем смотрелись на нем как нельзя лучше. Его статус выдавало то, что все вещи были от фирменных брендов. Амано точно знал, что именно на такие детали обращают внимание все горячие цыпочки, и он намеревался подцепить сегодня как минимум не одну. На секунду его мысли вновь вернулись к тому юноше, чьё великолепное тело этой ночью сладостно выгибалось в его объятиях. Мужчина одинаково легко относился к связям и с девушками, и с юношами. Можно сказать, с мальчиками в этом плане было даже проще, не приходилось думать о том, что через год-другой мимолётный ночной персонаж предъявит тебе подросшего ребёнка с претензиями, хотя ты сам наверняка знаешь, что презерватив оставался целым до самого конца. Его последний знакомый, казалось, ничем не выделялся из общей череды лиц, и всё же что-то в нём было. Шинджи до сей поры считал, что просто соблазнил его, но, похоже, это он каким-то непостижимым образом охмурил потерявшего бдительность мужчину.
Тора помотал головой, решив про себя, что забудет Шо, а весёлые девушки и крепкий алкоголь очень ему в этом помогут. Подумаешь, рыжий парень по-прежнему оставался всего лишь маленькой, ничего не значащей интригой.

Как ни странно, об этой маленькой, ничего не значащей интриге, Тора думал почти всю дорогу, молча разглядывая прелести корейского городка в окно такси. Дома мелькали в потоке солнечного света, тени деревьев скользили по стеклу, но его взгляд ни на чём не останавливался. Пышные площади с фонтанами, разнообразные архитектурные строения самых невероятных форм, – всё это он мог видеть и в родном Токио. Почему его ничто так не цепляло, как та робкая улыбка незнакомого юноши?
- Мы приехали, господин, – таксист, к немалому удивлению Торы, говорил на чистом японском языке и даже валюту специально пересчитал в Йены.
- Я же сам коренной японец, так что земляка сразу отличу от местных! – заявил водитель в ответ на немой вопрос, отразившийся у мужчины на лице. – Вылезайте, здесь только спуститься по ступенькам, а дальше будет вход. Его пропустить невозможно, это точно!
Шинджи снова бросил удивленный взгляд на таксиста, на что тот по-отечески захохотал. Но спустя пару минут и два десятка ступенек, Тора понял, почему тот так странно себя вел.
Вход в парк знаменовала статуя. Высокая, запечатленная в бронзе полностью обнаженная женщина, извивалась в виде арки. Даже такой циник, как Амано, нервно усмехнулся своему первому впечатлению.
«Иная культура, всего-то…» - стараясь не подавать виду, подумал он.
Зайдя чуть дальше, Тора четко осознал насколько все же разное в их странах воспитание. Японцы стыдливо краснели при одном лишь упоминании о сексе, тогда как здесь был отведен целый сад подобным, более чем откровенным скульптурам.
Амано, не желая демонстрировать овладевшее им смущение, быстро проходил мимо встречных туристов и просто людей, пришедших отдохнуть. Не думать о сиюминутном сексе в таком месте было просто невозможно. Здесь определённо не хватало лишь живой натуры, и состояние, в котором находился сейчас мужчина, вполне располагало к тому, чтобы немедленно стать одним из экспонатов.
Когда большая часть сада была пройдена «опустив глаза», Амано глубоко выдохнул, стараясь мысленно отвлечься на что угодно, лишь бы не думать о сексе. Внезапная эрекция сейчас была бы совсем не к месту.
Ветер, гуляющий под ясным небом, нёс в себе едва уловимую прохладу, какая бывает лишь вблизи водоёма. Мужчина пошел в том направлении и очень быстро оказался рядом с, укрытым кронами деревьев, искусственным озером, наполненным прозрачной водой. Вдоль ограждения была утрамбована аккуратная дорожка из гравия. Повсюду стояли изящные кованые лавочки с чугунными ножками и светлыми дощечками в качестве спинок и сидений.
- Ты что, преследуешь меня?!
Амано отшатнулся от голоса, раздавшегося совсем близко. Мысли тут же прояснились, и он только сейчас заметил, что на ближайшей лавочке сидит тот самый юноша, с вызовом глядя прямо ему в глаза.
- Эй?!
Он был одет в легкую белую кофту без рукавов с воротником-хомутом и хлопковые штаны, песочного цвета, длиной по колено.
Видимо то, что Шинджи пристально разглядывал его, заставило молодого человека сложить руки на груди, как если бы он хотел закрыться от этого пронизывающего взгляда, и сделать ещё более недовольное выражение лица.
Однако, отметив про себя стиль юноши, Тора лишь самодовольно усмехнулся.
- Я не преследую тебя. – Ответил он и продолжил: - Но раз уж мы снова встретились, позволишь составить тебе компанию?
Не дожидаясь ответа, он сел на лавочку рядом с Шо.
Тора действительно был очень удивлён. Они могли встретиться в зоне для отдыха, могли столкнуться друг с другом на пляже, и в этом не было бы ничего особенного. Но, кажется, их головы работали одинаково, если в один и тот же день, они решили отправиться на столь специфическую экскурсию. И если для Амано это было что-то вроде спортивного интереса или желания побаловать свою фантазию, то что здесь делал Шо? Расширял свой кругозор?
- Прости, если я задел тебя своим замечанием, - заговорил Тора, прерывая паузу, во время которой юноша демонстративно на него не смотрел, но и не пытался вновь сбежать.
- О чём ты? – сдвинув брови к переносице, уточнил Шо.
Он выглядел сущим ангелом, забредшим в этот сад по чистой случайности. Хвала богам, у воды не было ни одной откровенной скульптуры, но там, у них за спиной, не один десяток бронзовых тел сплетались воедино. И это не могло не волновать Амано, учитывая, что рядом с ним был тот, кем он обладал ещё несколько часов назад.
- Я заметил твою неопытность, - пояснил Тора и с интересом устремил взгляд на Шо, следя за его реакцией.
Тот сразу же отвёл глаза.
- Я не горжусь этим, - пробормотал юноша, беспрестанно трогая кольца у себя на пальцах.
- Хм, - Шинджи ненадолго задумался над его ответом, но затем сам того не ожидая, произнёс: - А, возможно, стоило бы.
Парень снова недоумённо посмотрел на него, словно не ожидал услышать подобную чушь от такого человека. Какое же Тора произвёл на него впечатление?
- Мне трудно… - начал было Шо, но остановился, с сомнением глянув на мужчину.
- Продолжай, раз уж начал, - подбодрил Шинджи, он чувствовал, что парень хочет сказать что-то важное для него.
- Трудно делать это просто так, ради удовольствия, - нерешительно договорил юноша. – Потому и опыт небольшой.
Тора медленно вдохнул полную грудь свежего воздуха и так же медленно выдохнул всё до конца. Он столь редко слышал что-то подобное в своей жизни, что теперь ему надо было как следует «переварить» эту информацию. Амано, не задумываясь, использовал других людей для своего удовольствия, и ему не казалось это чем-то неправильным. Но этот юноша заставил его, как минимум, задуматься об этом.
- Ну, а сюда ты зачем пришёл? – решил, наконец, поинтересоваться Тора, желая как-то уйти от этой темы, чтобы больше не думать над собственным поведением.
- Это один из обязательных пунктов моей программы, - важно произнёс Шо и тут же улыбнулся немного виновато. – Кроме пляжа и секса, я просто обязан пройтись по всем местным музеям.

Весь оставшийся день Тора провёл вместе с Шо. Они ещё немного погуляли по парку любви. Глядя на то, как смущается юноша, Амано чувствовал себя намного храбрее, разглядывая и комментируя откровенные фигуры. Затем они перекусили в летнем кафе, попавшемся им на пути из парка на побережье. Они хотели разойтись по отелям, но в итоге завернули на пляж и ещё прошли не спеша, бог знает, какое расстояние.
Солнце приближалось к горизонту, воздух стал прохладнее, ночные заведения открыли свои двери, из которых ударами отбойных молотков звучала клубная музыка. Ноги бизнесмена ныли от невиданной уже несколько лет нагрузки. Что поделаешь, к дорогим авто слишком быстро происходит привыкание. Шо тоже выглядел уставшим, но никто из них даже не заикался о том, чтобы остановиться.
За всё это время они не так много разговаривали. Юноша рассказал Торе о том, что занимается журналистикой и мечтает написать когда-нибудь настоящий бестселлер, роман-приключение. Шинджи в ответ пришлось уклончиво объяснить, что он владеет неким бизнесом, связанным с недвижимостью, и весьма успешно, раз может позволить себе номер-люкс в Hyatt Regency. Потом темы для разговора сами собой перетекали одна в другую, касаясь любимых книг, фильмов и даже политической ситуации в мире. Но когда в их разговоре появлялись длительные паузы, ни один из них не чувствовал неловкости. Они просто шли вперёд, пока, наконец, Шо со стоном не опустился на всё ещё тёплый песок.
- Я больше не могу идти, - пожаловался он, глядя на Тору снизу вверх.
Немного постояв, Амано присел на корточки рядом с ним.
- Пожалуй, я тоже, - протянул он. – Но нам ещё надо возвращаться.
Шо ничего не ответил ему, устремив свой взгляд на морскую гладь, блестящую всеми оттенками золота в лучах заходящего солнца.
Подождав ещё немного, Шинджи тоже сел на песок и с наслаждением вытянул ноги. Юноша был прав, ничего больше не говоря. Расставаться не хотелось никому.
- Знаешь… сегодня был хороший день. По крайней мере, лучший из многих. – Честно признался Амано.
Его самого удивило то, что он готов был говорить с этим парнем откровенно. Может, это было всего лишь влияние момента или непредсказуемая судьба, упорно сводившая их вместе, однако Торе впервые хотелось разговаривать с кем-то максимально честно и не только, он хотел слушать этого юношу. Слушать и быть услышанным.
Шо, снова ничего не ответив, согласно кивнул, не отводя взгляда от плещущихся вблизи тёмно-голубых в свете заходящего солнца волн. Сейчас он мечтал о том, чтобы подойти и окунуть затекшие ноги в прохладную воду, хотя, даже просто подняться ему было лениво. Дневная жара и длительная прогулка сделали своё дело, юноша чувствовал сильную усталость в расслабленном теле и, кажется, совершенно ни на что не был способен.
- Надо возвращаться, – Шо уперся ладонями в песок позади себя и откинул голову назад, рассматривая причудливое, сумеречное небо.
Медная монета солнца закатилась за горизонт, оставляя огненные отблески на воде, а в небе уже появлялись первые звезды, окруженные редкими бледными облаками, напоминающими клочки сахарной ваты. Море тихо шелестело, отражая в себе небеса и белые галочки чаек, даря успокоение и свежесть.
На ноги они поднялись почти одновременно, отряхивая песок со штанин и блаженно потягиваясь, словно уговаривая напряжённые мышцы совершить последний марш-бросок до отелей.
- Тебя проводить? – внезапно предложил Шинджи, подавая руку помощи юноше, когда тот неосторожно оступился.
Как бы там ни было, Амано был воспитан настоящим джентльменом.
- Мой отель здесь недалеко, нужно лишь перейти дорогу, – рыжий парень указал туда, где над зелеными кронами деревьев виднелись очертания белого здания.
Тора утвердительно хмыкнул, выжидательно взглянув на юношу.
- Но если ты проводишь меня, я не буду против, – добавил Шо, поймав на себе взгляд мужчины и мило ему улыбнувшись.
Шинджи так и не понял, искренне это было сказано, или он снова переступал через себя, но на этот раз принял решение идти до конца. Ведь, ничего плохого не было в том, чтобы проводить симпатичного парня до отеля?
Шо даже обернулся, вопросительно приподняв бровь, когда услышал тихое бормотание мужчины.

Уже очень скоро Тора критично разглядывал небольшой отель, вдвое меньше Hyatt Regency.
- Мы пришли? – на всякий случай уточнил он.
В аккуратном, вычищенном дворике на клумбах росли цветы; недалеко был расположен бассейн с голубой водой, у самой кромки которого, под потемневшим небом, туристы, все ещё не покинув свои шезлонги, пили шампанское, закусывая крабами. А с другой стороны на территории отеля стояли романтичные беседки, окутанные вьюнами и потому надёжно скрывающие своих гостей от посторонних глаз. Стены здания в вечернем свете приобрели голубой оттенок, на фоне которого жёлтым светом горели немногочисленные окна. Шинджи это местечко показалось более уютным, чем фешенебельный отель Regency.
- Да, мы на месте, – юноша утвердительно кивнул.
Остановившись возле главного входа, он развернулся к мужчине, все ещё следовавшему за ним, и низко поклонился.
- Спасибо, что проводил меня.
После этого Шо замер, не зная, что делать дальше. Расставаться после такого приятного дня по-прежнему не хотелось. Ему нравилось проводить время в обществе этого мужчины, и он решился сделать очередной шаг.
- Может быть, ты хочешь зайти и отдохнуть? – сорвалось с его губ.
Амано уставился на юношу, пытаясь определить, что всё это значит. Он не был параноиком, но проводить два вечера подряд с одним и тем же человеком не привык. Однако, видя перед собой искреннюю робкую улыбку, он не мог устоять.
- Хорошо, - кивнул Тора, - я бы выпил чего-нибудь.
- Тогда пошли, - Шо махнул рукой в сторону входа.

Номер юноши действительно был небольшим по сравнению с тем, куда привёл его Амано прошлой ночью. Всего две комнаты, одна из которых также объединяла кухню и гостиную. Не смотря на то, что Шо, как сам говорил, приехал отдыхать недавно, везде, где только можно было, валялись книги, папки и просто листы бумаги. Одни из них были плотно исписаны иероглифами, другие абсолютно чисты. Разглядывая всё это, Тора отметил про себя, что юноша не врал ему, когда говорил, что связан с писательским делом.
- Прости, я не ждал гостей, - Шо выглядел очень виновато, когда спешно пытался навести относительный порядок.
- Ничего страшного, - отозвался Шинджи, всё ещё оглядываясь по сторонам.
Наконец, юноше удалось освободить невысокий стол перед диваном. Свалив всю собранную макулатуру в соседней комнате - это было понятно по грохоту, раздавшемуся за стеной, - Шо вновь появился перед Торой, смущённый, но решительный.
- Кажется, у меня есть только шампанское, - заявил он, приглаживая торчащую рыжую чёлку.
Мужчина приподнял одну бровь. Неужели парень снова брал его на абордаж?
- А просто вода у тебя найдётся? – остудил его пыл Амано.
Шо моргнул, открыл рот, собираясь что-то сказать, но затем лишь кивнул и понурив голову направился к холодильнику. Тора, усмехнувшись про себя, решил посидеть на диване. В это время юноша продолжал искать затерявшуюся в недрах холодильника бутылочку воды. Шинджи, устроившись на диване, не смог побороть искушение и пристально за ним наблюдал. Наконец, ему надоело ждать, кроме того, усталость чувствовалась уже не так явно, и в мужчине проснулся спортивный интерес.
- А знаешь, - неопределённо начал он, - я не против шампанского.
Прекратив обыскивать холодильник, Шо выпрямился и, нахмурившись, посмотрел на Тору. Но тот лишь беспечно улыбнулся, перенимая эту манеру у самого юноши, с той разницей, что глаза мужчины в этот момент блестели настоящим азартом.
Бутылку игристого не пришлось искать слишком долго, и вскоре оно было разлито по высоким бокалам. Они вновь сидели на одном диване, в полумраке комнаты. Шо потянулся за пультом и включил телевизор на стене, музыкальный канал. Как назло, играло что-то романтичное, красивый мужской голос безукоризненно пел на корейском языке. Шо ощутимо напрягся и заёрзал на месте. Но Амано не был настроен шутить. Как давно он не ощущал то, что сейчас с ним происходило? Сердце замедляло свой бег, дыхание становилось глубже, и шампанское здесь было абсолютно не причём. Его разум впервые был бессилен. Но мужчина не привык сдаваться без боя. Поставив свой бокал на столик, он положил ладонь на бедро юноши и, когда тот повернулся, сел к нему вплотную, ясно давая понять, на что рассчитывает. Шо смотрел на него так, будто не ожидал ничего подобного, хотя он не мог не думать об этом, когда приглашал Тору к себе.
- Сейчас, - прошептал он, на секунду отвлекаясь, чтобы избавиться от мешающего бокала.
Тем временем Шинджи приник к его шее влажными губами. Он не хотел останавливаться, он не должен был снова встречаться с Шо взглядом.
Парень не сопротивлялся, но руки Торы, будто чужие, не слушались его. Словно он делал что-то неправильное, и собственное тело отказывалось быть ему в этом союзником.
- Что-то не так? – встревожено спросил Шо, когда мужчина с тяжёлым вздохом отстранился от него.
- Всё отлично, - мрачно заверил его Амано. – У тебя есть какие-нибудь фильмы?
- Э… - юноша, казалось, совсем был сбит с толку, - фильмы?
- Да, ты знаешь, такие… на дисках. – Подсказал Тора.
- А… нет, то есть… с собой нет. – Сообразил Шо. – Но может что-нибудь идёт по кабельному?
Он поспешно начал переключать каналы, пока Тора не остановил его, мягко высвободив пульт из сжимающих его пальцев. Старый голливудский блокбастер, за неимением лучшего, мог вполне сгодиться.
- Это подойдёт, - пояснил Амано, когда Шо вопросительно на него посмотрел.
- Хорошо, - парень медленно откинулся на спинку дивана, следуя примеру мужчины, и взял обратно бокал с шампанским.
Несомненно, это был странный вечер, и Тора никуда не собирался уходить. Шо окончательно убедился в этом, когда, повернув голову, увидел его прикрытые глаза и, выключив звук на телевизоре, услышал спокойное дыхание.


Oh, simple thing, where have you gone?
I'm getting old and I need something to rely on.
So tell me when you're gonna let me in,
I'm getting tired and I need somewhere to begin.
(с) Keane «Somewhere Only We Know»
 
KsinnДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:45 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
part 4
4

Проснулся Тора оттого, что кто-то ходил по комнате. Половицы поскрипывали, не смотря на то, что ступать старались как можно тише. Чуть позже неподалёку послышался легкий шорох ткани, затем, неожиданно, оглушительный, по сравнению с неуклюжей поступью, стук упавшего на пол пластмассового пульта. До слуха Амано донеслось недовольное бормотание.
Шинджи улыбнулся краешками губ, ещё не до конца понимая, снится ли ему этот стройный силуэт на фоне прозрачных занавесок и высокого утреннего неба, или он всё ещё дремлет, переплетая реальность с фантазиями.
Открывать глаза и проверять это ему не хотелось. Тора ощущал себя школьником, которому надо было подниматься к первому уроку. Лёжа в нагретой постели, он морщился, потому что вставать не хотелось, но голова была уже достаточно трезва. В теле появлялись новые силы, и лежать дальше было уже не так приятно. Хвала богам, после шампанского голова не болела, хотя небольшая тяжесть в висках всё же сохранялась. Обычно такие последствия проходили сразу после утреннего душа.
Шинджи лениво приоткрыл один глаз, и очень вовремя. Мимо него проскользнула фигура хозяина номера, облаченная в белоснежную рубашку. Шо задумчиво смотрел перед собой, машинально застегивая пуговицы на манжетах. До сих пор распахнутая рубашка не скрывала его гладкую грудь и подтянутый живот. В том, что юноша тщательно следит за собой, Тора видел несомненный плюс.
- Ты уже проснулся… - Шо, наконец, заметил, что за ним давно наблюдают. - Прости, я старался быть тише, но…
- Всё нормально. – Голос мужчины ещё хрипел после сна.
Только теперь он заметил, что всё это время спал один на диване, заботливо укрытый светло-бежевым пледом.
Шо, в ответ на его вопросительный взгляд, невероятно мило улыбнулся, машинальным жестом заправив рыжую прядь волос за ухо. А потом, неожиданно предложил своему гостю:
- Пойдем, я хочу кое-что тебе показать.

Свет ночных огней ещё не погас. В сумерках фары немногочисленных машин оставляли за собой смазанный след, отбрасывая на гладкий асфальт матовые блики. Однако совсем скоро цепочка уличных ламп должна была погаснуть, - Шо наблюдал за этим зрелищем уже не первый раз.
Воздух был наполнен свежестью морского бриза и зелени, обагренной утренней росой. Никаких оглушающих запахов водорослей и ракушек, которыми часто пахнет воздух на побережьях.
Небо, наконец, заалело, придав облакам тёплые приятные глазу оттенки. Казавшийся розовым песок на пляже напоминал собой дюны из сладкой карамельной крошки.
Получив свои рубашку и брюки, Тора наскоро оделся и последовал из номера вдоль длинного коридора с дверьми прямо к служебной лестнице, которой Шо не побоялся воспользоваться. Именно таким образом они оказались на крыше отеля.
Порывистый ветер трепал волосы молодых людей. Приложив козырьком ладонь ко лбу, Шо стал внимательно смотреть на далёкий сизый горизонт. Его всегда поражало это зрелище, повторяющееся день ото дня. Он искренне сочувствовал людям, которые воспринимают такое волшебство, как должное, вспоминая о закатах и рассветах лишь тогда, когда надо охмурить романтичную девушку.
- Ты знаешь, во многих мифах… - Шо неуверенно запнулся, будто сморозил очередную глупость, но заметив внимательный взгляд Амано, обращенный к нему, все-таки продолжил. - Во многих мифах люди описывали это как борьбу богов Солнца и Тьмы. Каждый раз они молились своему богу, чтобы он одержал победу, и солнце вновь появилось на небосводе. Каждый новый восход был для них небесной благодатью.
Юноша с тихим вздохом оперся локтями о перегородку крыши и задумчиво уставился туда, где новорожденное солнце вновь начинало свой путь по небосводу.
- И почему мы перестали думать о таких вещах? Теперь это просто красивая, всем известная картинка, фото на открытке, не больше.
Амано ничего не ответил. Он подошел к Шо со спины и позволил себе бережно обнять его за талию. Мягкие рыжие волосы юноши приятно пахли шампунем.
- Как часто ты здесь бываешь?
- Каждое утро, с тех пор, как приехал.
Мужчина позади него был так близко, что юноша невольно чувствовал, как вместе с восходящим солнцем, в нём пробуждается что-то неведомое, влекущее за собой, согревающее в своих лучах и вместе с тем слепящее глаза. Впервые Шо не знал, что ему следует делать, - погрузиться с головой в эти ощущения, или скорее зажмуриться, оттолкнуть того, кто вскрывал в нём новые грани, и бежать без оглядки прочь.
- Ну, хватит, - решившись, парень повернулся к Торе лицом. – У тебя, наверно, много дел.
Амано удивлённо вскинул брови, но тут же опомнился и самодовольно усмехнулся:
- Я на отдыхе, малыш. Так что никаких дел, пока ты мне не позволишь.
- Что? – нахмурился Шо, и тут до него дошло: - Ах, да.
Повисла неприятная тишина, лишь ветер гулял по крыше и птицы всё так же пели, где-то внизу.
- Я… - начал было Шо.
- Послушай, - тут же перебил его Тора, которому смертельно надоели эти игры. Хватит, у него будет возможность наиграться, когда он вернётся домой. – Послушай, я не хочу, чтобы между нами было недопонимание.
Шо успел согласно кивнуть.
- Я приехал сюда всего на две недели, - продолжал Амано, - а после этого я буду работать, как проклятый, и буквально жить в своём офисе. Поэтому я действительно хочу отдохнуть, провести это время с пользой. Я думал, что буду прозябать здесь в одиночестве, отдыхать от людей. И такой вариант мне по-прежнему нравится. Но я встретил тебя. Встретил трижды, если быть точным. А теперь я скажу то, чего не должен был, но мне кажется это правильным.
По мере того, как Шинджи говорил, несмелая улыбка зарождалась на лице Шо. Он внимательно слушал, не отводя взгляда, и видимо именно это придавало Торе смелости и вдохновения.
-Ты мне нравишься, - произнёс он, чуть быстрее прежнего, словно боялся, что может передумать. – И почему бы нам не провести это время вместе?
- Вау, - поражённо выдохнул Шо, только что ощутив руки мужчины на своей талии, - это неожиданно!
- Поверь, - кивнул Тора, - и для меня.
- Ты даже не знаешь, хочу ли я этого. – Напомнил парень, склонив голову на бок.
- Я спрашиваю тебя. Сейчас. – Нисколько не смутившись, пояснил Амано.
- А время подумать у меня есть? – нахально улыбнулся Шо, он уже почувствовал себя главным в этой ситуации, и – чёрт побери! – ему это нравилось.
- Да, конечно. Найди меня до вечера, если ответ будет положительным. А если нет, лучше тебе не попадаться мне на глаза. – Голос мужчины едва не дрогнул, но он не зря годами учился держать лицо. Сейчас эти уроки ему очень пригодились.
Эффектно развернувшись, он быстрым шагом покинул романтичную крышу, оставив юношу в лёгком замешательстве.

Вернувшись в свой номер, Тора скинул с себя всю одежду и направился в душ. Это была необходимая мера. Потому что голова болела так, будто он не просыхал неделю. Болела от мыслей, множащихся в ней с неимоверной скоростью, а потом, - все разом, - пропадающих, оставляющих после себя неприятную пустоту и неопределённость. Эти бешеные скачки были не для Шинджи, он слишком привык знать всё наперёд. Всегда иметь чёткий план действий. Но мальчишка спутал ему все карты.
Как он мог попросить время на раздумья?! Словно Амано спрашивал у него: «Красная или синяя таблетка, Шо? Красная или синяя?» Но, может быть, для парня это был именно тот вопрос?
Торе вспомнились слова: «Мне трудно делать это просто так, ради удовольствия». Но что есть секс, если не удовольствие? И не это ли Шинджи хотел узнать, предлагая юноше встречаться? Пускай всего лишь две недели, но за это время можно успеть больше, чем за всю жизнь, если постараться. Казалось, Шо знает что-то такое, что было до сих пор недоступно Амано. Именно это привлекало мужчину, охочего до чужих тайн.
«Это и ещё симпатичная попка, длинные ноги, мягкие рыжие волосы, выразительные глаза и чувственные губы…» - продолжал перечислять про себя Шинджи, пока снова не возбудился.
Кончить, как и остановиться мысленно помог один единственный отрезвляющий факт. Шо пока ни на что не согласился. И, по всей видимости, этот день Торе придётся провести в несвойственных ему муках ожидания.

Амано справедливо решил, что терять это время незачем, и потому отправился на пляж. К тому же, оставаться в номере и облегчать тем самым Шо задачу, он не собирался изначально. Пусть поищет его, если всё-таки решится! Эти мысли грели самолюбие Торы больше всего.
Солнце уже припекало, когда мужчина вышел из отеля. Отдыхающие и автомобили быстро заполняли улицы, оживляя собой прибрежную зону. Даже в этом райском уголке все спешили. Кто к лавкам с прохладительными напитками, кто к сувенирным и ювелирным магазинам, а кто-то на пляж или в ближайший парк, чтобы скрыться от зноя среди зелёной растительности.
Шинджи предвкушал это блаженное состояние, когда не хочется думать даже о мелочах, не говоря уже о чём-то серьёзном. Но едва он зашел за поворот, как вдруг увидел то, что заставило его губы растянуться в хищной улыбке. Он почувствовал себя котом, накрывшим когтистой лапой маленькую юркую мышь. Которая, надо полагать, неслучайно именно теперь появилась возле его гостиницы.
Навстречу Амано шёл уже хорошо знакомый рыжий парень. На этот раз он сделал выбор в пользу штанов молочного цвета и лёгкой бирюзовой футболки. Почему Тора в очередной раз обратил внимание на его внешний вид? Шо старался не выделяться из толпы, но надо было признать, что выходило это у него не очень хорошо. Юноша, очевидно, обладал своим индивидуальным стилем. Простые вещи на нём выглядели лучше любых люксовых брендов.
К этому времени уже заметив мужчину, Шо помахал ему рукой. Амано осмотрел его с ног до головы. Он хотел, чтобы в голосе звучали нотки самодовольства, но получилось вполне обычное:
- Здравствуй, Шо.
- Привет, супергерой! – парень усмехнулся, возвращая ему пристальный взгляд. – Ты куда-то собрался?
Тора неопределенно кивнул, удивляясь его смелости и, одновременно, стараясь не так открыто пялиться на соблазнительные стройные ножки. Взяв себя в руки, мужчина с любопытством склонил голову набок, словно играющий в салки кот. Шо пришел, и это главное. Его ожидание было не таким уж долгим, как он себе представлял.
- Я полагаю, что на сей раз, это не случайная встреча? – уточнил на всякий случай бизнесмен.
- Что? – Шо мило щурился от яркого солнца. - Да… не случайная.
Тора уже запомнил его привычку переспрашивать, если до этого была затронута щекотливая тема.
- Итак? – надавил Амано, он не собирался торчать здесь весь день, так что пусть парень говорит то, зачем пришёл.
- Я подумал, - начал Шо, - глупо было бы упускать такую возможность.
- Ха, - не сдержался мужчина, - это точно!
Но даже его тон не выбил юношу из колеи.
- Мы ведь не будем ни о чём жалеть, когда вернёмся домой, правда? – нахмурился Шо, взглянув Амано прямо в глаза.
- Нет, определённо. – С наигранной уверенностью кивнул тот.
- Значит, можно… - кажется, юноша не собирался останавливаться, но и на это у Торы был годами испытанный способ.
Бесцеремонно схватив Шо он притянул его к себе, лишь на мгновение остановившись у самых губ, чтобы взглянуть, как трепещут длинные ресницы, - это было «о, боже!» - как мило. Дрожь юноши, ещё совсем незаметная, передалась Амано. Нет, он не мог быть с этим мальчишкой таким, как всегда.
Знакомый уже вкус поцелуя и губы Шо, на этот раз смелее, чем раньше - всё это придавало уверенности: отдых будет незабываемым! Мгновением позже Тора ощутил, что юноша льнёт к нему, словно впереди у них конец света и это прощальный поцелуй.
- Эй, сбавь обороты! – мужчина усмехнулся, медленно отстраняясь. – Я не женюсь на тебе, красотка, что бы там не говорил.
- И не надо, - без обиды парировал Шо, на его губах тоже играла улыбка.
- Ты так и не сказал мне, куда шёл. – Напомнил рыжий парень, с интересом глядя на Шинджи.
- Ну, вообще-то я собирался немного поджариться на солнце, - пожал плечами он.
- Да, тебе это не повредит, - скривил губы Шо.
- Что?! – Тора не мог поверить, что услышал подобное.
Но парень, смеясь, уже повернулся к нему спиной и пошёл прочь.
- Куда ты?! Эй, а ну вернись!
Амано следовал за ним до самого отеля, в котором Шо остановился. Как оказалось, ему необходимо было зайти в номер, чтобы переодеться. Через десять минут они уже были на пляже. Стояли рядом на обжигающем песке и любовались морем.
- Где устроимся? – поинтересовался Тора.
Он сам не мог понять, почему спрашивает это у Шо. Обычно мужчина не привык узнавать чужое мнение.
- Поближе к воде, - немедленно ответил юноша. – Я люблю плавать.
- Какое совпадение! – ухмыльнулся Амано. – Я тоже!
 
KsinnДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:46 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
part 5

Плавать вдвоем оказалось приятным занятием, если не сказать больше. Торе нравилось ощущать в прохладной воде горячее тело своего спутника, его напряжённые мышцы и гладкую кожу. Неоднократно Амано пытался в шутку утопить Шо, но тот всякий раз выскальзывал из его рук, в отместку оставляя после себя тучу брызг. Несмотря на то, что вода была тёплой, вскоре по их телам пробежала лёгкая дрожь, как это бывает, когда встаешь зимним утром с постели и первые пять минут мерзнешь, как бы не кутался сразу в несколько кофт. Таким образом, решено было выйти на пляж и снова позагорать.
Свободно расположившись на шезлонге, арендованном Торой, Шо подтянул к себе за ремень сумку-холодильник и выудил из её недр безалкогольную оранжевую шипучку.
- Это просто удивительный отдых! – зажмурился парень, ощущая, как озябшее в воде тело, вновь начинает согреваться.
- Неужели первый раз отдыхаешь за границей? – мужчина, развалившийся на соседнем шезлонге, удивленно повел бровью. - Тогда многое становится понятным.
- Это… - Шо вдруг замолк, словно едва не выдал какую-то тайну.
Щеки юноши покраснели, но было поздно, мужчине стало любопытно и он, призывая продолжить речь, игриво ущипнул Шо за бедро.
- Ну?
- Эй!! – раздался возмущённый возглас юноши.
Вообще-то, первой посетившей его мыслью была пролить газированный напиток прямо на обидчика, но Шо сжалился. Всё же Тора был сильнее, и его ответная реакция могла быть непредсказуемой.
- Это всё отец, - неловко продолжил рыжий парень, тяжело вздохнув и делая очередной глоток прямо из горлышка бутылки. – То, что он делает и чем заставляет заниматься меня, на самом деле мне совершенно не интересно. Вот я и сбежал на время. – Пожимая плечами, признался Шо.
Тора не сводил с него глаз, хоть это и не было заметно за стёклами солнцезащитных очков, он внимательно слушал.
- Я чувствую себя невестой, обрученной с детства и выходящей замуж за планы своего отца. Не имея права выбора.
- Может быть, он хочет как лучше? – понимающе покачал головой Шинджи. В его мире это была не новость, но каждый относился к этому по-разному.
Скрестив руки на груди, Шо сердито посмотрел на него.
- Я сам знаю, как мне лучше.
- Не всегда, – возразил Амано, протягивая руку над юношей и пытаясь добраться до стоящей с его стороны сумки-холодильника. – Многие умные люди просчитывают всё заранее на много ходов вперед. И никогда ничего не делают просто так. Может ты именно в этом «браке» найдешь своё счастье.
- Я всего лишь хочу писать книги, – буркнул Шо, помогая Торе вытащить из холодильника ледяную, запотевшую баночку пива.
В вопросах психологии бизнеса Амано был настоящим зверем и мог рассказать целую лекцию об этом. К счастью, он вовремя вспомнил о своём обещании не думать о работе на отдыхе и просто промолчал, кивнув в знак покорного согласия.
Но дальше разговор не клеился, и они продолжили молча лежать на солнце до тех пор, пока обоих окончательно не разморило.

Видимо, Шинджи начал терять форму, потому что снова задремал, и если бы не Шо, вовремя его растолкавший, он мог остаться на пляже до самого вечера.
Хмурясь, Амано уставился на юношу, сидевшего рядом с его шезлонгом прямо на песке.
- А я уж думал, что придётся тащить твою тушу на себе до самого отеля, - мальчишка имел наглость улыбаться, демонстрируя все тридцать два своих белоснежных зуба.
- Как ты сказал? Мою «тушу»? – спокойно уточнил Тора.
В следующий момент, Шо, не успевший даже дёрнуться, почувствовал лопатками песок и весь вес мужчины на себе.
- Э-эй!! – теперь парень смеялся во весь голос. – Ничего себе у тебя реакция!
Тора сам не ожидал, что всё получится так удачно. Но юноша был совершенно расслаблен и не ждал подвоха, а посещённые когда-то уроки единоборств оказались как нельзя кстати.
- Больше не шути так со мной, - склонившись над Шо, низким голосом предупредил Амано.
Юноша мгновенно замолк, улыбка сошла с его лица. Они снова смотрели друг к другу в глаза, и эта близость неожиданно остро напомнила обоим о проведённой вместе ночи.
- Ты тяжёлый, между прочим, - словно в оправдание себе, заметил Шо, справляясь с собой и отводя глаза в сторону.
- А тебе, между прочим, это нравится, - парировал Шинджи, проводя ладонями по плечам юноши.
Вскоре Амано поднялся и подал руку замешкавшемуся парню. Шо предложенную помощь принял, но когда уже стоял на ногах, не спешил высвобождать свою ладонь из сжимающих её пальцев. Тора приблизился к нему и привычным жестом провёл подушечками пальцев по гладкой щеке, задевая краешек розовых губ и мягко спускаясь на шею.
- Что скажешь, если я приглашу тебя на ужин? – произнёс он.
- Буду только за! – очнувшись от приятных прикосновений, кивнул Шо. – Пойдём!
- Не спеши, - покачал головой Тора.
- А? – не понял юноша.
- Я хочу, чтобы сейчас ты пошёл к себе и хорошенько подготовился. – Серьёзно пояснил Амано.
- К чему? – продолжал недоумевать Шо.
- К ужину, конечно. – Усмехнулся мужчина. – Я тебя приглашаю провести со мной этот вечер.
- Как официально, - парень наморщил лоб, но кивнул. – Хорошо. Кажется, я понял, что ты имеешь в виду.
- Я за тобой заеду. – Пообещал Амано и напоследок, притянув Шо за руку, поцеловал его. Не оглядываясь по сторонам. Впервые эта любовная игра доставляла ему истинное удовольствие, о котором раньше он только слышал.
Оставалось подготовиться к предстоящему вечеру и восхитительной ночи. О да, этот юноша мог подарить ещё не одну такую!

Наконец арендованная машина ему действительно пригодилась. Садясь за руль, Амано ещё раз взглянул на часы. Половина десятого вечера, и ему следовало бы на всех порах мчаться к Шо. Деньги по-прежнему решали всё в этом мире. Тора самодовольно усмехнулся, оглушительно сигналя зазевавшимся пешеходам. Нечего было преграждать ему дорогу! Так вот, пачка наличных, - и вас уже ждёт белоснежный шатёр прямо на пляже, в уединённом, живописном местечке. Ещё одна пачка, - и в этом шатре накрыт отличный стол, горят свечи, и играет приятная музыка. Отдельная купюра – за прекрасное вино, важный ингредиент любого вечера. И как жаль, что невозможно заплатить господу богу, или кто там управляет солнцем, чтобы оно задержалось на закате чуть дольше обычного.
Шо ждал его у главного входа, в знакомых льняных брюках и лёгкой белоснежной рубашке. Ему не требовалось ничего особенного, чтобы выглядеть лучше всех на этом чёртовом острове. Юноша обнимал себя за плечи и заинтересовано смотрел в сторону беседок на территории отеля.
- Эй, Мона Лиза, запрыгивай ко мне в шикарное авто! – подъехав прямо к воротам, махнул ему Шинджи.
Медленно Шо двинулся к нему, не сводя глаз с романтичных летних домиков, внутри которых горел мягкий жёлтый свет.
- Привет, - негромко поздоровался он, смущённо улыбаясь и залезая на переднее сидение.
- А-ага, - протянул Тора, внимательно наблюдая за парнем. – Что интересного ты там увидел?
- Где? – нахмурился Шо, обращая своё внимание на мужчину.
- Я про беседки, куда ты всё время смотришь, - пояснил Амано, не двигаясь с места.
- Я просто подумал, что ужин в такой был бы идеален, - пожал плечами юноша и улыбнулся.
- Правда так считаешь? – Амано несколько удивлённо приподнял одну бровь и оглянулся на беседки.
- А ты, нет? – решил поинтересоваться Шо.
- Ну, что ж, - вздохнул мужчина и заглушил мотор, - я хотел отвезти тебя в одно место, но оно может подождать.
- Что ты? – юноша удивлённо посмотрел на Шинджи. – Я же только…
- Вылезай, мы идём туда! – решительно скомандовал Тора, не дожидаясь, пока рыжий парень закончит.

Им повезло, самый дальний домик был не занят. Шо проскользнул внутрь, пока Амано договаривался обо всём с работником отеля. В беседке, правда, было очень уютно, юноша успел в этом убедиться, оглядываясь по сторонам. Вьюн оплетал стены, несколько маленьких светильников, по форме напоминающих свечи, висели у самого потолка, создавая мягкий рассеянный свет, места было очень мало. Это стало очевидно, когда Тора забрался внутрь вслед за рыжим парнем.
- Здесь мило, - одобрил мужчина, осматриваясь.
- Мне неловко, что я нарушил твои планы, - тихо проговорил Шо.
- Не бери в голову, - отмахнулся Амано, - ужин легко может превратиться в завтрак.
В ответ юноша только улыбнулся и опустил глаза.
Вскоре им принесли заказанную еду. Лёгкий салат, мясо курицы, фрукты и вино. На свежем воздухе всё это показалось особенно вкусным.
Обстановка располагала, и Тора не побоялся спросить, о чём Шо хотел бы написать свою первую книгу.
- Это должно быть что-то небольшое. – Начал парень, поставив только что взятый бокал на стол. – А если дела пойдут хорошо, можно было бы сделать целую серию книг.
- Такие уловки всегда срабатывают, - одобрительно кивнул Амано, внимательно слушая, что ему говорят.
- Да, - Шо был явно польщён, - я хотел бы описать что-то вроде древних мифов, но на современный манер.
- Как то, что ты рассказал мне на крыше? – уточнил Тора.
- Ты помнишь? - удивлённо произнёс Шо, глядя на мужчину во все глаза.
- Это интересная идея, - Шинджи проигнорировал его вопрос и сделал вид, что не заметил, с каким восторгом парень на него уставился.
Трудно было поверить в искренность Амано, когда он спрашивал о будущей книге. Но вскоре Шо понял, что интерес к нему самый настоящий, и это было вроде ключика к его сердцу, потому что о литературе он мог говорить бесконечно. Так их разговор плавно перешёл на других писателей, зарубежную литературу. Шинджи импонировала увлечённость и начитанность Шо, то как у парня загорелись глаза, когда дело коснулось его любимой темы. Он как никогда был привлекателен, с жаром отстаивая своё мнение и методично доказывая Амано, насколько то или иное произведение гениально.
Потому, не смотря на своё живое участие, Тора не упускал возможности придвинуться к юноше ещё ближе, дотронуться до него, и это, в конце концов, тоже принесло свои плоды. Когда ладонь Шинджи легла на бедро юноши, тот не вздрогнул и больше не выглядел удивлённым. Теперь он доверял Торе и сам потянулся за поцелуем. Всё вышло легко и естественно, - мгновенно вспыхнувшая страсть, и Шо, такой отзывчивый, прошептал, обжигая кожу своим дыханием:
- Скорее, пойдём ко мне…

Они ворвались в номер Шо, не отрываясь друг от друга, стаскивая одно за другим, - ненавистные рубашки и брюки. Руки Амано скользили по знакомым уже изгибам тела юноши, вызывая чувственные вздохи. Внезапно мужчина понял, как это прекрасно, доставлять удовольствие одному и тому же человеку, открывать его тайные уголки и самому раскрываться перед ним.
Кровать Шо оказалась в два раза меньше той, что стояла в номере Амано. Но так было даже лучше, потому что желание быть как можно ближе друг к другу заменило им воздух.
Оставив след из одежды от самой двери, в спальне они были уже полностью обнажены. Тора, чуть надавив на плечи юноши, заставил его опуститься на постель. На чистых белых простынях Шо выглядел настоящим приглашением, и Амано, не теряя ни секунды, накрыл его своим телом. Прохладные простыни скользили под пальцами мужчины, создавая контраст с горячей бархатистой кожей юноши, к которому хотелось прикасаться, не выпускать его из своих жадных рук.
На этот раз все было иначе. В своём решении Шо был полностью уверен. Прикрыв глаза, он содрогнулся, ощутив прикосновение влажного языка, очертившего линии ключиц. Кожу плеч обожгло горячим дыханием, и, неожиданно, вспышкой боли от нетерпеливого укуса. Тора перевернул Шо на живот. Теперь надо было отыскать поблизости хоть что-нибудь, что могло заменить им любрикант. Не смотря на силу собственного желания, стремительно сжигающего разум, Шинджи не хотел причинять боль.
Шо был особенным и заслуживал такого же отношения. Его хотелось ласкать, до изнеможения.
На тумбочке около кровати обнаружился тюбик какого-то крема, мужчина нагнулся и, протянув за ним руку, случайно взглянул на своего затихшего любовника. Возможно, в прошлый раз он был слишком пьян для этого. Или просто слеп, раз не осознал, что для них все не закончится так просто.
Шо дрожал, упираясь локтями в кровать и сминая в кулаках гладкую, шелковистую ткань. Пряди его волос, цвета вечерней зари, играли и переливались на белой ткани.
«Ослепительный мальчик!» – эта мысль внезапно пришла в голову Торы.
Шо удивился, когда его, осторожно ухватив за запястье, перевернули обратно на спину.
- Тора? – среди вздохов прозвучал его голос.
- Хочу смотреть на тебя, – прошептал мужчина в ответ, затем, склонившись, он целомудренно прикоснулся губами к его лбу: – Хочу видеть твои глаза.
На губах Шо появилась робкая улыбка, которая окончательно сломила волю мужчины. Почувствовав длинные ноги, обхватившие его тело, Амано несильно качнулся вперёд, придерживая юношу за талию.
Шо был невероятно красив. В каждом своем изгибе, в каждом порывистом движении. Мужчина не мог оторвать взгляд от его ярких глаз, блестящих от удовольствия, и нежных губ, к которым он всё время возвращался. Их частое дыхание сливалось в поцелуе, словно сами души соединялись в танце.
Амано хотелось прижиматься к Шо ещё теснее. Обнимать его, насколько хватало рук. Он вплетал пальцы во влажные волосы, сходя с ума от ритмичных движений и отрывистых стонов, которыми одаривал его Шо.
Казалось, ближе быть невозможно. И эта мысль, накатившая волной, сметающей всё на своём пути, оказалась последней. Удовольствие было настолько сильным, что Тора, тяжело дыша, ещё какое-то время не мог пошевелиться. Юноша под ним вздрагивал, медленно приходя в себя после наступившего оргазма. Наконец, найдя силы, Амано отодвинулся и лёг рядом. Оказавшись в его объятиях, Шо мог чувствовать, как быстро бьётся сердце мужчины. Ещё одно напоминание о том, что произошло между ними. Пускай не впервые, это лишь придавало уверенности в том, что выбор сделан был правильно.


Will you hold my hand
As this planes leaves the ground?
I’m afraid of flying,
Coz my feet don’t touch the ground
I’m afraid of seeing,
What don’t know how to see
I'm lost over and under,
And somewhere in between
(с) Silence of September «Sleep Of Reason»
 
KsinnДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:47 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
part 6

Шо проснулся рано утром, в номере все ещё властвовала серая тьма. Небо за приоткрытой занавеской было затянуто тучами, и день, кажется, предвещал затяжной ливень. Вскоре юноша понял, что его разбудило. Странное гудение раздавалось из вороха одежды, разбросанной ими прошлой ночью. Сонно поднявшись с кровати, он проследовал к источнику звука и присел на корточки перед брошенными в спешке брюками. Оказалось, это вибрировал телефон, который лежал в заднем кармане штанов.
Взглянув украдкой в сторону кровати со спящим на ней мужчиной, Шо отметил, что на звук Тора никак не реагировал, продолжая безмятежно спать. Его белая спина, едва прикрытая одеялом, была абсолютно неподвижна, и потому даже в утренних сумерках можно было хорошо разглядеть на ней очертания позвоночника и острых лопаток.
Недолго думая, юноша просто скинул вызов. Если бы телефон продолжал звонить в том же духе, то мог проснуться Тора, а Шо не хотел, чтобы его покой был нарушен, или пришлось бы окончательно просыпаться самому, чтобы внятно ответить на вызов, чего рыжему парню не хотелось ещё больше.
Чуть позже Шо понял, что черный телефон в руке принадлежит не ему, и он, возможно, скинул важный для своего гостя звонок. Проверив украдкой журнал входящих вызовов, юноша не на шутку испугался, когда увидел, что номер был подписан «Отец».
Но вскоре Шо облегченно вздохнул, телефон в его руках вновь начал вибрировать. Будить Тору, или нет?
Набрав в грудь побольше воздуха, парень нажал кнопку принятия вызова. Он просто скажет, что Тора ещё спит. А если что-то срочное, его можно разбудить. Кто взял трубку? Просто друг. В этом ведь нет ничего страшного.
Спросонья, голос Шо звучал хрипло:
- Алло?
- Шинджи, что происходит?! – резко выкрикнул мужчина на том конце, заставляя Шо проснуться. – Ты видел, что пишут о тебе в бизнес-прессе?
Казумаса растерянно потер лоб и переносицу. Где же он слышал это имя? Значит, Тору зовут Шинджи?
- Простите…
- Кто это? – голос прозвучал уже не так громко, но всё ещё был строгим. - Случайно не тот мальчишка с фотографий, а? Решил подставить моего сына?
Шо хотел отрицательно замахать перед собой руками и опровергнуть нелепые обвинения, но не успел вставить и слова.
- Семья Амано обладает слишком большой силой, мальчик. Не стоило тебе соваться в это дело.

Амано. Шинджи Амано.

- Ты слышишь? – продолжал Амано-старший, в его голосе звучала угроза. – Оставь моего сына, немедленно!
Мужчина не мог видеть лица юноши, иначе тотчас бы заткнулся. С него будто разом стёрли все эмоции, оставив вместо тёплой улыбки, живого взгляда и ямочек на щеках неподвижную, мёртвую маску. Шо опустил голову, так что длинная рыжая чёлка легла ему прямо на глаза, и ощутил, что всё тело, против воли дрожит.

«- Кохара Казумаса, отложи свои книги и займись делом! Литература тебя не накормит!
Юноша отвлёкся и взглянул на отца, застывшего в дверном проёме. Всегда подтянутый, в строгом деловом костюме, мужчина был идеальным примером для подражания. К тому же, он как никто другой умел вести дела, поэтому бизнес семьи процветал. Однако в каждой бочке мёда есть ложка дёгтя, - отцу Шо было уже за пятьдесят, и не смотря на то, что он тщательно следил за собой, здоровье уже начало его подводить.
- Отец, прошу тебя… – откладывая книгу, которую до этого читал, Казумаса нахмурился.
Ему это безумно надоело! Делай то, делай это, делай так, чтобы папа был доволен. На самом деле, их компания приносила немало бед другим фирмам, и не всегда виной тому была здоровая конкуренция. Шо не хотел наследовать этот бизнес и не стремился развиваться в этом направлении, но все же ему приходилось кое-что усваивать.
- Скоро у нас могут возникнуть серьезные неприятности, слышишь? – отец Казумасы наставил на сына указательный палец, обращая на себя внимание сына. – Нам угрожает огромная корпорация. Пока у руля там остаётся отец, мы в относительной безопасности. Но скоро на его место придёт сын, Шинджи Амано. – Голос мужчины звучал с открытой неприязнью. – Мы уже знаем, как он действует. Крайне цинично и жестоко! Только за эти полгода его дочернее предприятие поглотило пять… Вдумайся в это! Пять вполне успешных фирм! Он от нас камня на камне не оставит! Ты слушаешь, Казумаса?
- Ты в этом уверен? – пожал плечами Шо. – Есть же кодекс, правила конкуренции на рынке.
- Дурак! – в сердцах воскликнул старший Кохара, так что сын даже отшатнулся, глядя на него во все глаза. – Для такого человека как он, это всё равно, что дунуть на карточный домик! Пуф! И плевать он хотел на законы.
После этих слов, прочно засевших в голове, Казумаса пожелал себе никогда не встречаться с Шинджи Амано.»

Значит, так они задумали уничтожить бизнес его семьи?
Кохара нервно усмехнулся, хотя всё его существо испытывало страх и растерянность. Это не могло быть очередной случайностью. Невозможно! Все было спланировано именно так, только чтобы сломать Шо окончательно. Поверив в свою собственную теорию, юноша вновь прижал к уху телефон, сжимая его чересчур сильно. Человек, с которым он разговаривал, всё ещё ждал ответа.
- Амано-сан, верно? – собрав всё своё самообладание, уточнил Казумаса.
Он очень гордился, что следующие слова смог произнести твёрдо, без единой запинки:
- Вы были правы. Привет вам, от семьи Кохара!
Прежде чем отец Торы успел что-то произнести, Шо прервал звонок и окончательно выключил мобильный телефон. Голову юноши заняли не самые приятные мысли. Значит, все что делал Тора, было лишь притворством? Все его слова, прогулки по пляжу, ночи проведённые вдвоём?
С трудом поднявшись на ноги, которые затекли, пока он сидел на корточках, юноша медленно подошел к кровати. Тора всё так же спал, не меняя своего положения.
Сердце Шо стучало так, что это приносило почти физическую боль: обманщик-обманщик-обманщик. Он просто воспользовался Шо, как самым слабым местом отца. Хотя, чего ещё можно было от него ожидать?
Юноша обошёл кровать, чтобы можно было видеть лицо Торы. Во сне мужчина казался таким спокойным, знакомым: ни одной сосредоточенной складочки, нахмуренных бровей или кривящихся в гримасе губ. О чем же он думал на самом деле?
Неожиданно Кохара начал оправдывать его про себя. Ведь Тора не был с ним суров, груб или резок. Наоборот, он заботился о Шо, внимательно слушал и всегда был нежен. В нем имелось достаточное количество самолюбия, и все же его поведение казалось Казумасе искренним. Но, если учесть, что Шо просто хотели использовать, все эти «случайности» были не такими уж случайными.
Шо сам до конца не понимал, что хочет сделать, когда взял с прикроватной тумбочки стакан с водой. Кажется, он остался нетронутым им ещё с утра, - Кохара привык на всякий случай перед сном наливать себе воды, чтобы проснувшись ночью или рано утором не пришлось ползти до кухни, если захочется пить. Его рука, дрогнув, остановилась над спящим мужчиной и, вдруг, стакан был опрокинут. Вода, намочив волосы, текла по лицу Амано. Эффект был мгновенный.
- Блять!! – Тора резко дернулся и перевернулся на другой бок, запутываясь в мокрых простынях. Он пытался понять, что происходит, но не сориентировался и с грохотом рухнул на пол.
- Какого чёрта?! – выкрикнул он, готовый, если не убить, то хотя бы покалечить того, кто разбудил его таким способом. Но ярость Амано как ветром сдуло, стоило ему заметить юношу, стоявшего напротив. На нём лица не было, а руки безвольно висели вдоль тела, пальцы одной из них сжимали пустой стакан. Когда их взгляды встретились, Торе показалось, что в глазах Шо что-то блеснуло, парень неловко переступил с ноги на ногу.
- Что, чёрт возьми, ты делаешь?! – требовательно спросил Шинджи, закидывая руку на постель и опираясь на нее, чтобы подняться на ноги. – Шо?
- Я думаю, ты знаешь моё настоящее имя, – усмехнулся юноша, – Амано Шинджи.
- Что? Как ты узнал… – Тора уставился на Шо, который опустил голову, ставя стакан на место.
- Тебе хоть иногда надо отвечать на звонки папочки, – едко заметил Кохара, а потом развернулся к мужчине спиной и принялся натягивать на себя брюки. Его бесило наигранное непонимание, с которым Амано ему отвечал. Сама ситуация казалась юноше нелепым фарсом.
- Объяснись! – потребовал Шинджи.
Но рыжий парень молчал. Отыскав свою рубашку, он уже застёгивал на ней пуговицы. Тогда, прежде чем Казумаса успел что-то сделать, Тора схватил его за плечи и повалил на постель.
- Шо, я хочу знать, - повторил Амано.
Он крепко сжал запястья юноши, пригвоздив его к месту. Для этого пришлось навалиться всем телом, чтобы Шо перестал извиваться под ним. В любой другой момент это было бы очень эротично, но не сейчас, когда Амано необходимо было узнать правду.
- В школу иди, если хочешь знать! – бросил Кохара, безуспешно пытаясь высвободиться. - А про меня забудь! Я не позволю уничтожить наш бизнес!
- О чём ты? – опешил мужчина. – Разве ты не писатель или журналист? О каком бизнесе речь?
- Хватит! – выкрикнул Шо прямо ему в лицо. – Я всё знаю!
- Нет, отвечай! – взбешённый Амано сжал запястья парня с такой силой, что тот шумно задышал, подавляя желание застонать от боли.
- Я – Кохара Казумаса, – прошипел юноша, выворачиваясь из-под мужчины.
Когда ему это, наконец, удалось, Шо вскочил на ноги и, тяжело дыша, уставился на Тору, неподвижно замершего на кровати.
- Этого не может быть. – Произнёс Амано, поднимая на юношу глаза.
- Убирайся. – Выдохнул парень, его губы кривились в гримасе отвращения.
- Шо, послушай… - Тора медленно поднялся с постели и, держа руки перед собой, словно демонстрируя, что больше не причинит ему боли, шагнул навстречу рыжему парню. – Это недоразумение.
- Убирайся!! – размахнувшись, Шо залепил ему звонкую пощёчину. – Повторить?!
Замерев, они вглядывались в лица друг друга. Кохара – часто дыша, готовый вновь нанести удар, если первого мерзавцу оказалось недостаточно; Амано – напряжённо, так что на лице выделились скулы, сжав кулаки, но запрещая себе даже думать о том, чтобы ударить юношу.
- Ты не прав. – Тора, наконец, нарушил тишину.
Шо, поддавшись своим эмоциям, попытался замахнуться ещё раз. Но у него ничего не вышло.
- Спокойно! - Шинджи перехватил его руку и, несильно сжав, тут же отпустил. – Хорошо, я уйду.
Словно в плохом фильме Кохара следил за тем, как мужчина подбирает с пола свои вещи, чтобы позже небрежно натянуть одежду на голое тело. Голова у Шо кружилась и болела, не в состоянии сразу принять такую резкую смену событий. Он столько всего хотел сказать Амано, что не знал, с чего начать. Слова застревали где-то в глотке, там же, где сейчас стоял горький, давящий ком. Такой, что даже сглотнуть было слишком больно.
За пару минут Тора собрался, хотя юноше показалось, что прошло около получаса. Выходя из комнаты, мужчина неожиданно остановился, чтобы вновь взглянуть на Шо.
- Сейчас я ухожу, - медленно проговорил он, - но это ненадолго.
Выкрикнув что-то нечленораздельное, Казумаса швырнул в него первое, что попалось ему под руку. Пустой стакан разбился вдребезги о стену, так и не достигнув своей цели. Амано спокойно вышел из номера, оставив за собой дрожащего Шо, который медленно опустился на кровать и закрыл лицо руками.


I'll sing it one last time for you
Then we really have to go
You've been the only thing that's right
In all I've done
(с) Snow Patrol «Run»
 
KsinnДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:48 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
part 7

Тора вернулся в Hyatt Regency и первым делом решил позвонить отцу, чтобы узнать все подробности его разговора с Шо. Когда их соединили, сын не успел вставить даже обыкновенное приветствие.
- Черт возьми, Шинджи! Я думал, с тобой что-то случилось! Ты несколько дней не отвечал на звонки! – судя по голосу, его старик был на грани нервного срыва. – Я думаю, тебе пора ехать домой и побыстрее!
- Все под контролем, отец. – Тора постукивал пальцами по столешнице, скользя взглядом по комнате. – Расскажи мне все, что ты сказал этому парню утром.
- Утром? – на секунду задумавшись, Амано-старший начал говорить: - Послушай, это же Кохара Казумаса. Я прав? Не верь этому мальчишке! Вчера я устроил скандал в пресс-центре, из-за того, что они напечатали. Хотя… тебе лучше проверить свой e-mail. Я отправил тебе фотографии.
Шинджи закинул ногу на ногу и сделал так, как велел отец, придвинув ближе к себе белый MacBook. В почтовом ящике лежало несколько новых писем. А в них фотографии: кое-где смазанные, но в основном приличного качества – такие обычно принадлежат профессиональным папарацци.
Они с Шо на песчаном берегу: загорают, гуляют, целуются, не особо скрываясь. Как опрометчиво! Ещё один красноречивый поцелуй - в беседке, кому-то из фотографов повезло оказаться на территории отеля. И ещё множество нюансов, есть на что полюбоваться, а потом вкатить по этим ублюдкам с камерами судебными исками.
- Блять.
- О чём я и говорил, Шинджи, – отец тяжело вздохнул. – Возвращайся или решай проблему на месте. Дело не терпит отлагательств. Этот мальчишка погубит тебя.
Если бы не утренняя сцена, устроенная ему рыжим юношей, Амано без колебаний поверил бы, что все это было подстроено Шо специально. Все их случайные встречи и его легкое согласие провести ночь в объятиях мужчины. Выглядело более чем подозрительно.
Тора сердито фыркнул, с ненавистью захлопнув крышку MacBook’а. Утром он смотрел в блестящие глаза злого и растерянного юноши… Шинджи мог точно сказать, что это не было подстроено. Либо Шо очень хороший актер, тогда Тора просто убьет его, либо он искренне думал, что Амано готов был пойти на всё, чтобы загубить их бизнес.

К полудню Кохара сидел на кухонном стуле в своём номере, пытаясь понять, правда ли то, что он видит? На страницах в интернете пестрели компрометирующие снимки их с Торой небольшого романа. Удачные ракурсы и горячие моменты. Но зачем это нужно Амано? Его лицо тоже прекрасно видно.
- Хочешь заявить всем, что тебя соблазнил испорченный мальчишка из семьи Кохара? Но компромат не удался и теперь ты страдаешь от грязных козней конкурентов… – Шо с силой сжал край столешницы, обращаясь к одной из безмолвных фотографий, где они с Шинджи плескались на лазурном берегу.
Как низко способен пасть этот мужчина ради своей цели? Может быть, в следующий раз он похитит Шо и будет шантажировать отца, пока тот не уступит компанию? Или наймет киллера для того, чтобы убрать конкурента? Кто знает.
Внезапно молодой японец растянул губы в хитрой усмешке: кто сказал, что только Амано может выкинуть такое? Почему бы не добить врага его же собственным оружием?
Решительно, Казумаса придвинул к себе телефон и быстро набрал нужный номер. После непродолжительных гудков, ему ответил бодрый и приятный женский голос:
- Добрый день, Japan Airlines, чем могу помочь?
Поколебавшись секунду, Казумаса твердо решил больше не отступать и четко проговорил в трубку:
- Один билет первого класса до Токио. Лучше на сегодня.

Амано решил хорошенько обдумать сложившуюся ситуацию. Но как бы он не вертел произошедшее, обвинить в чём-либо Шо, у мужчины не получалось. Молодой Кохара был искренен с ним - это единственное, что Тора знал наверняка. Не смотря на то, что у него не было никаких доказательств. Шинджи неплохо разбирался в людях, знал их слабые места и сильные стороны. Он мог отличить правду от лжи, и потому не сомневался в юноше. Но что ему делать с Шо? Парень, очевидно, больше ему не поверит и не подпустит на расстояние, необходимое для адекватного разговора. Тора задумчиво коснулся щеки, ещё недавно вспыхнувшей от сильной пощёчины. Шо не выходил у него из головы, и эти несколько дней, проведённые вместе, словно отдельная жизнь, казались одновременно слишком большой наградой и невыносимой издёвкой судьбы. Кто мог знать, что рыжий мальчишка окажется тем самым Кохарой?
- Казумаса, - медленно произнёс Амано, пробуя имя на языке.
Конечно, он слышал, что у Кохары есть наследник. Но его описывали, как ни на что не способного бездельника, который погубит семейный бизнес. На самом деле, юношу компания просто не интересовала. Он не вёл проектов, не появлялся на презентациях и переговорах, неудивительно, что его лицо Шинджи было незнакомо. По этой же причине Шо никогда не видел Амано-младшего. Они случайно встретились на острове, ненадолго ставшем для них настоящим раем. Тора с уверенностью мог сказать, что заполучил доверие Шо, и его собственная симпатия к юноше - все чувства были обращены от человека к человеку, без оговорок на статусы и дела, оставленные где-то на другой земле. Но доверие Шо было так хрупко… Амано понял, что больше всего на свете хотел бы вернуть его. Он готов был руководить огромной корпорацией, так неужели не сможет убедить рыжего упрямца в том, что непричастен к скандалу?
Поднявшись на ноги, мужчина с наслаждением потянулся. Необходимо было привести себя в порядок и уладить дела с прессой. Он надеялся, что за это время Кохара немного остынет, тогда его можно будет навестить. Конечно, не без риска получить увечья, но всё же. Тора никогда не сдавался.

Всё было готово уже через полчаса. Сумка наскоро собрана, номер прибран. Так уж вышло, что Казумаса не привык оставлять после себя беспорядок. Он просто улетит в Токио, ответит на вопросы журналистов, и с Амано навсегда будет покончено. Юноша криво улыбнулся собственному отражению в зеркале. Вот, значит, как чувствует себя Тора, когда пускает ко дну чей-то бизнес. Не зря он назвался «тигром». Шо злился, потому что не мог перестать называть его про себя именно так. Словно Шинджи Амано по-прежнему был для него кем-то другим. Сколько не пытался, Кохара не мог забыть того, что было между ними. Пускай Тора не был для него первым мужчиной, Шо думал о нём именно так, поскольку только перед ним смог по-настоящему открыться.
Ухмылка исчезла с лица Кохары. Ему совсем не нравилось это чувство, когда что-то важное для других людей, разрушается по твоей вине. Шо хотел писать книги, он всегда хотел созидать. Создавать новые миры, дружбу и любовь, - если не получается в жизни, то хотя бы на бумаге.
Голова по-прежнему раскалывалась от переживаний, а до вылета оставалось ещё немало времени. Потому Шо решил выйти и прогуляться где-нибудь, где ещё не был. В самом деле, не сидеть же ему в гостинице, только потому, что страшно наткнуться на Амано!
Прихватив с собой телефон и деньги, Кохара вышел из номера. Рука с ключом уже потянулась к замку, когда знакомый голос заставил юношу отшатнуться в сторону.
- Не пытайся спрятаться от меня, Казумаса. Я найду тебя, где бы ты ни был, - Тора стоял около незакрытой двери, прислонившись плечом к стене, и смотрел на Шо исподлобья так, что по спине парня побежали мурашки. Но Кохара и не думал уступать ему.
- Ты все ещё здесь? Я думал, мы уже решили все наши вопросы.
- Правда? Не припомню, чтобы мы что-то решали, – ухмыльнулся Амано, – но я бы хотел обсудить все до конца.
Про себя Кохара тихо выл от отчаяния. Коридор гостиницы, как назло, был пуст, а дверь его номера по-прежнему незаперта. У него был шанс быстро проскочить внутрь, но почему-то Казумаса остался стоять на месте.
- Что тебе нужно? – спросил юноша с угрозой в голосе. – Разве недостаточно того, что уже появилось в прессе?
Эмоционально взмахнув рукой, он неосторожно уронил ключ, но быстро наклонился, чтобы поднять его, и потому не заметил, как Амано переменился в лице.
- Ты думаешь, эти снимки - моя работа? – его застывший взгляд вдруг показался Шо очень настоящим. Но ощущение прошло, как только мужчина продолжил, более уверенно сложив руки на груди: - Что ж, в иных обстоятельствах я был бы на такое способен, но не в этот раз.
- А что, этот раз особенный?! – выкрикнул Кохара, наконец, почувствовав настоящую злость. – Что не так? Тебя слишком быстро раскусили?!
Шо снова захотелось ударить мужчину. Непонятно было, откуда в нём взялось столько злости. Неужели потому, что надо было защищать компанию отца, или потому, что Амано обманул именно его, использовал в своих целях словно игрушку. Внезапно почувствовав усталость, юноша бессильно опустил руку и выдохнул, нарочно не поднимая взгляд на того, кто стоял перед ним.
- В общем… это уже неважно. Уходи, Тора.
- Ты гонишь меня, не дав ничего объяснить, – своим обычным тоном произнес Шинджи, даже не думая двигаться с места.
Амано хотел уже театрально развести руки в стороны: их короткое знакомство многому его научило. Однако он никак не ожидал, что Кохара, склонив набок голову, коротко бросит:
- Хорошо, говори.
Немного растерявшись, мужчина не сразу смог вспомнить подготовленную речь и теперь мучительно подбирал необходимые слова.
- Не знаю, почему ты решил, что папарацци нанял я, - начал он, - мне это так же невыгодно, как и тебе. Ты сам разговаривал с моим отцом и наверняка заметил, что он на взводе…
Шо неуверенно кивнул.
- Мне категорически нельзя сейчас ни во что вляпываться, - продолжил Тора, - но это всё-таки произошло. Я вляпался в тебя.
От этих слов Казумаса дёрнулся и уставился на мужчину с выражением на лице: «Как ты можешь обвинять меня в этом?»
- Так как ваша компания для нас основной конкурент, было бы логично подумать, что тебя подослали специально, - спокойно рассуждал Шинджи.
- Неправда! – горячо возразил ему Кохара.
- Я знаю. – Тут же отозвался бизнесмен. – Но и я непричастен к этому.
- Тогда с какой это радости фотографы слетелись сюда, как мухи на мёд?! – не выдержал Шо. – Я здесь не под своим именем!
- Возможно, они в принципе следят за мной в преддверии назначения на пост президента компании, - пожал плечами Амано. – Сейчас это не так важно.
Кохара презрительно фыркнул.
- А что важно?
- Чтобы ты мне поверил. – Без тени сомнения ответил Тора.
Если бы он знал, как Шо хотелось ему верить! Он неожиданно понял, что если бы Тора не пришёл сейчас к нему, не потребовал бы выслушать его, наверняка эта недосказанность превратилась бы для них в кровную многолетнюю вражду. Разве всё не начинается с того, что один не хочет слушать другого? Мужчина явно сделал большое усилие над собой, поборов гордость и хладнокровие, а к этому стоило присмотреться.
Раздумывая, Шо медленно водил большим пальцем по ключу, ощущая его гладкую, нагретую поверхность. Возможно, с утра он сильно погорячился, но он же ничего не знал! И потом, он имел на то полное право – как можно было сразу поверить человеку, о котором столько ужасных вещей слышал от родного отца? Это была вполне нормальная реакция.
Согласившись со своими внутренними доводами, Кохара кивнул и наконец закрыл дверь номера на ключ.
- Допустим, я тебе поверил. Но можно обсудить это где-нибудь в другом месте.
 
KsinnДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:49 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
part 8

Со стороны воды на разогретое лучами солнца побережье дул лёгкий бриз. День начинал проясняться. Небо очистилось и сияло яркой летней синевой, а прозрачные волны, мягко накатывающие на берег, искрились в солнечных лучах.
Кохара тихо выдохнул, подпирая подбородок рукой и задумчиво разглядывая морской пейзаж за колышущимися на ветру белыми занавесками. В такую духоту очень хотелось освежиться в прохладной воде. Но вместо этого они пошли в летнее, довольно милое, пляжное кафе. Все здесь дышало простотой и свободой: столики из темного дерева, пальмы и агавы в горшках между ними, плетёные диванчики и соломенные стулья. Никаких стен, только белые колонны, несущие крышу, между которыми подвешены занавески и проведена невысокая изящная ограда. Краем уха Кохара слышал ненавязчивую мелодию родом из Америки восьмидесятых годов. Кажется, это была одна из проникновенных баллад Лайонела Ричи. И, по мнению Шо, она создавала очень подходящую атмосферу. По-крайней мере, это было лучше обычных для таких заведений хитовых ритмов.
Тора завис где-то в очереди к кассам. Заведение было с самообслуживанием и предлагало, в основном, фаст фуд. Не смотря на это, юноше здесь очень нравилось. Не заметив, он даже начал улыбаться. Но вскоре одёрнул себя, - стоило сменить обстановку, и он уже готов забыть о неприятностях с Амано? К слову, мужчина давно должен был вернуться с заказом. Юноша, не раздумывая, обернулся, без труда находя в толпе знакомую фигуру. Странно, почему сегодня здесь столько народа?
Амано с обреченным видом возводил взгляд к потолку, - полная дама, стоящая перед ним, только что сделала большой заказ и теперь ожидала его исполнения. До этого, по дороге сюда, Тора настойчиво выспрашивал, что бы Кохара хотел заказать. Ему совсем неважно было, что молодой человек отвечает с неохотой или отделывается односложными фразами. Теперь же, встретившись с Торой взглядом, Шо лишь виновато пожал плечами. Внезапно, его внимание привлекло что-то сверкнувшее неподалеку.
Резко повернувшись, Казумаса увидел сразу несколько человек с камерами, они сосредоточенно щёлкали затворами и, очевидно, снимали не удивительный пейзаж и не многочисленных посетителей для рекламы кафе в местном журнале. Юноша нахмурился, когда один из мужчин, что-то крикнул остальным, обращая внимание, на то, что их заметили. Медлить было нельзя. Коротко глянув на Амано и застав его совершающим заказ, Шо решительно поднялся на ноги. В несколько шагов он преодолел расстояние, отделявшее его от папарацци. Один из них показался ему ещё совсем молодым мальчишкой, к нему Кохара и решил обратиться.
- Эй! Постой! – окликнул он, почти схватив парня за руку.
- Чего? – тот выглядел немного напугано.
- Не спеши, - уже более дружелюбно попросил Шо, - у меня будет к тебе один вопрос.
Фотограф замер, крепко сжимая в руках камеру и выжидающе уставившись на Казумасу. Остальные ждали его неподалёку.
- Скажи мне, - тут Кохара с опаской обернулся, чтобы проверить местонахождение Торы, - кто вам платит?
- Что? – переспросил юноша, отступая на шаг назад.
- Я спрашиваю, кто вас нанял?! – неожиданно взглянув ему прямо в глаза, требовательно повторил Казумаса.
Видимо, такая перемена в нём испугала парня ещё больше, так что он, медленно пятясь, не задумываясь, выдал заказчика:
- Кохара. Кохара Индастриз.
Шо качнул головой, щурясь. Ему показалось, что за секунду вокруг образовался вакуум, поглотивший все звуки. Не смотря на жару, кожа мгновенно покрылась холодным потом.
- Что? – кажется, его губы дрогнули, приоткрывая рот в попытке издать хотя бы один звук.
Это невозможно. Он ослышался. Но папарацци уже и след простыл. Возможно ли вместо «Амано» услышать «Кохара»? Внезапно все звуки вновь обрушились на Шо вместе с голосом Торы:
- Казумаса! Заказ готов! – мужчина как раз водрузил поднос с напитками, мороженным и несколькими булочками на их столик.
Мир стремительно завертелся вокруг Шо, словно он стоял в самом центре гигантского смерча. Беспомощно он посмотрел на Амано, который тоже, наконец, поднял глаза на юношу. Кажется, у него всё было написано на лице, потому что Тора, успевший сесть, мгновенно поднялся на ноги. С тревогой во взгляде он совершил уже первый шаг по направлению к Кохаре. Но тот неожиданно дёрнулся в сторону, отрицательно качая головой и выставляя перед собой руки, безмолвно прося «Не подходи ко мне». То, что обрушилось на Шо, было невыносимым. Словно его с головой окунули в грязь, которую теперь уже никогда не отмыть. Меньше всего он сейчас хотел, чтобы Тора подходил и говорил с ним. Он ещё не знал, как такое могло произойти, но собственный отец предал Шо. А чувство, которое он испытал к Амано, опрометчиво отдавшись ему, оказалось самым правильным. Тора не обманывал его с самого начала. Но как это вынести? Юноша не знал. Земля стремительно уходила из-под ног, и тогда Кохара решил бежать. Что было сил, лишь бы не упасть, не лишиться опоры прямо здесь, на глазах у всех, но главное, на глазах у Торы. Тело действовало само, Казумаса просто доверился ему. Песок под ногами расползался, и Шо казалось, что его безвозвратно затягивает в трясину, но отчаяние придавало сил. Кажется, Шинджи что-то кричал ему, пытался догнать, но юноша даже не оборачивался, мчась, куда глаза глядят. Прочь от людей. В конце концов, он бессильно упал на колени в каком-то богом забытом уголке пляжа, где не было ни души. Какое расстояние преодолел, и как будет возвращаться, юношу не особо беспокоило. Его лёгкие разрывало болью от частого дыханья, а сердце нещадно колотилось в груди, но главного он всё-таки добился. Амано не догнал его. Не смог или не захотел, было не так уж важно. Сейчас Шо был один.


And it's broke before you know it,
Before you knew what it was for
All you know is you can't fix it
And you wish you listened more
To your instincts, to your family
To the wisdom you'd ignored
(с) Snow Patrol «The President»


Прошло немало времени, прежде чем Кохара услышал позади себя шаги. Хотя, скорее, он интуитивно обернулся, когда ветер затих и волны перестали накатывать на берег, словно первыми заметили приближение ещё одного человека. Вечерело, и Тора, остановившись в паре метров от Шо, выглядел усталым.
- Я уже не надеялся тебя найти. – Произнёс он, переводя взгляд на юношу.
Но Казумаса больше не смотрел на него, замерев, он следил за тем, как птицы парят над водой, высматривая свою ни о чём не подозревающую жертву.
- Эй, - вновь позвал его Амано, - что произошло?
Опустив голову, Шо горько усмехнулся.
- Я знаю правду. – Тихо произнёс он, снова поднимая глаза к линии горизонта.
Мужчина нетерпеливо переступил с ноги на ногу, он пытался понять, глядя на сгорбленную фигуру юноши, что у того твориться в голове, и не мог.
- Какую правду? – переспросил он.
Но Шо не ответил, вместо этого поднимаясь на ноги.
- Ты не мог бы оставить меня? – голос Кохары звучал настолько бесцветно, что Амано невольно протянул к нему руку.
Но стоило ему задеть рукав тонкой рубашки, Казумаса дёрнулся, как от удара электрическим током.
- Не трогай меня. – Прошептал он, глядя на Шинджи глазами, полными слёз.
- Что ты… Шо, послушай… - начал Тора, но не успел договорить, потому что Кохара снова бросился прочь.
- Какого?.. – пробормотал мужчина, глядя вслед юноше.
Что мог увидеть, услышать или просто придумать Кохара, чтобы вновь обвинить его во всех смертных грехах? Амано не сомневался, что с богатой фантазией Шо это было возможно. И задача в очередной раз переубедить рыжего мальчишку была непростой. Но оно того стоило, потому Тора, не задумываясь, бросился за Казумасой. Он боялся, что если не догонит сейчас, то навсегда упустит Шо.
Тяжёлое дыхание рвалось из грудной клетки, ноги, непривычно тяжёлые, едва подчинялись Амано, но Кохара был всё ближе, и потому нужно было собрать последние силы.
- Шо!! Мы же не дети! – выкрикнул мужчина.
На мгновение ему показалось, что парень в отчаянии мотает головой, но было уже поздно – Тора догнал его. Руки с силой сжали плечи юноши, заставляя остановиться. Амано услышал треск ткани, когда изо всех сил дёрнул Шо, пытаясь развернуть к себе лицом. Но тот не переставал сопротивляться.
- Оставь меня!! – выкрикнул Кохара срывающимся голосом, пытаясь скинуть с себя руки Шинджи.
Когда Амано всё же удалось взглянуть на Шо, всё его тело била крупная дрожь, рубашка, лишённая верхних пуговиц, наполовину распахнута, мокрые щёки и губы, по которым катились новые слёзы, выглядели беспомощно и отчаянно.
- Не трогай… - шептал, как мантру, парень, - не трогай меня…
- Успокойся, пожалуйста, - попросил Тора, крепче сжимая пальцы на плечах Казумасы. – Эй…
Вдохнув в грудную клетку побольше воздуха, Шо поднял на него покрасневшие глаза. Таким жалким он ещё ни разу себя не ощущал. Но, вопреки ожиданиям, Амано смотрел на него без отвращения, наоборот, придвинулся ближе. Его губы коснулись солёных, приоткрытых губ Кохары. Поцелуй был настолько неожиданным, что Шо даже перестал дрожать, слёзы замерли в его широко распахнутых глазах. Спустя мгновение, придя в себя, он снова попытался вырваться, но Тора, обхватив за талию, комкая рубашку на его спине, изо всех сил прижал горячее тело ближе к себе. Он должен был заставить Шо поверить в то, что невиновен.
- Да что с тобой?! – хрипел он в шею Казумасы, жадно целуя, оставляя за собой покрасневшую кожу.
Но парень только всхлипывал, то безвольно опуская руки, то порывисто сжимая плечи мужчины. Словно не знал, чего хочет на самом деле.
- Ты должен поверить мне, - снова и снова просил Тора, когда силой заставил Шо опуститься на песок. Юноша походил на безвольную куклу, навсегда забытую бестолковым ребёнком. Его хотелось согреть и без конца повторять, что он нужен, что за ним пришли и готовы забрать с собой. Если он позволит.
Кохара позволял: целовать себя, аккуратно расстёгивать уцелевшие пуговицы на рубашке, ласкать, сжимать до синяков бёдра, кусать плечи. Словно Амано больше не сознавал себя, набросившись и терзая лёгкую добычу. Но в этот раз всё было не так. Он не забирал, но пытался отдать, что может, как умеет.
Юноша коротко вскрикнул, выгибаясь под мужчиной. Слишком много ощущений, эмоции разрывали Шо. Казалось, Тора был повсюду – в песке под рубашкой, в шуме медленно наползавших на берег волн, в опускающемся за горизонт кровавом солнце и, самое главное, он был внутри него, пробрался в самое сердце, завладел мыслями и чувствами. Каким бы чудовищем он ни был, Кохаре ни с кем не было так хорошо. И какое же отвращение он ощутил, как только понял, что произошло. Этого не должно было случиться, Амано сильно рисковал, оставаясь рядом с ним даже на пару минут. Пора было спускаться на землю – возвращаться домой и уже там, в Токио, попытаться исправить хоть что-нибудь.

Город встретил Шо проливным дождём. Без зонта парень моментально промок до нитки, не успев добежать до такси. Пока машина медленно ползла по улицам, Кохара, прижимая дорожную сумку к груди, безучастно смотрел в окно. Перед глазами мелькали отрывки того, что происходило с ним несколько часов назад. Пляж и Амано, который твердил, что Шо должен ему верить; лицо мужчины, словно маска, застыло, когда Казумаса сказал, что не может остаться, и торопливо натянув уцелевшую одежду, нетвёрдым шагом ушёл прочь. Он более не мог находиться рядом с Торой. Это было слишком опасно для последнего, потому решение далось Шо без особых усилий. Чёткий план действий возник позже.
Заходя в квартиру, Кохара не ожидал сразу же встретить отца, но раз ему так «повезло»…
- Отец! Что это значит?! – выкрикнул Шо прямо с порога, выпустив сумки из рук. Они с грохотом упали на пол, а юноша так и остался стоять, не двигаясь с места.
- Казумаса? – мужчина сложил руки на груди, глядя на сына поверх очков. – Что случилось? Почему ты вернулся так рано?
- Не делай из меня дурака! – потребовал рыжий парень.
У него не было сил на скандал, но, как оказалось, за это время в нём накопилось столько злости, что по-другому разговаривать он просто не мог.
- Ты знаешь, почему я вернулся! Как ты мог так поступить со мной? Использовать собственного сына! Как ты мог?!
- Закрой рот! – выкрикнул бизнесмен, услышав обвинения сына. – Как ты смеешь говорить со мной в таком тоне?!
- Смею! Ты всё спланировал заранее! Специально отправил меня на Чеджу, чтобы я… чтобы мы с… - Шо запнулся, испуганно глядя на побагровевшего мужчину.
- Чтобы ты в первый же вечер прыгнул в койку к нашему главному конкуренту? Это ты хотел сказать? – проговорил Кохара-сан, медленно надвигаясь на сына. – Ну!! Говори!!
Шо беспомощно открыл рот.
- То-то же, - остановившись с ним лицом к лицу, снисходительно улыбнулся мужчина, мгновенно смягчаясь. – Ты всегда был умным мальчиком, Казумаса. Ещё вопросы?
Казалось, отец совсем не замечал, что юношу начинает бить крупная дрожь. Шо не сводил с отца глаз, по его щекам уже катились слёзы.
- А теперь, если позволишь, мне пора на совещание, - пожал плечами Кохара-старший и, похлопав сына по плечу, прошёл мимо.
- За что? – смог прошептать Казумаса, пока отец накидывал на плечи пальто.
- Что ты сказал? – переспросил тот, с наигранно встревоженным выражением лица. – Тебе нехорошо?
Юноша замер, не оборачиваясь, ничего уже не видя перед собой из-за пелены, застилающей глаза.
- Нет, папа… мне хорошо. – Прохрипел Шо.
- Тогда отдыхай. – Невыносимо тяжёлая рука отца снова оказалась у него на плече. – И с возвращением, Казумаса!
Дверь за спиной юноши хлопнула, только тогда он смог сначала тихо, но затем всё громче, разрыдаться прямо в прихожей. Изо всех сил он ударил кулаком о стену и тут же вскрикнул от боли, несравнимой с той, что разрывала его изнутри.
 
KsinnДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:50 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
part 9

Как ни старался, Шо не понимал, что происходит в его чертовой жизни. Множество вопросов не давало ему покоя, а возможные ответы звучали ещё хуже. Что задумал его отец? И как это можно предотвратить? Кохара уехал, ни слова не сказав Амано, так встретятся ли они вновь? И какой будет эта встреча?
Вот уже несколько дней юноша не отвечал на звонки, почти не вставал с постели, и лишь несколько раз в день выходил из своей комнаты, чтобы добраться до кухни или туалета. Пару раз его телефон звонил в течении получаса, но парень просто игнорировал это, отключив звук и вибрацию. Ему не хотелось ни с кем разговаривать. Шо находился в каком-то полусонном состоянии, и мысли его текли медленно, как мёд. В конце концов, юноша думал, что может позволить себе эту слабость – его предал самый близкий человек, хладнокровно использовал в интересах собственной фирмы. Теперь у него не осталось никого. Ни отца, ни…Торы. Амано вряд ли обрадуется, узнав обо всём. Так что, хуже быть просто не может.
Рано утром, когда Шо ещё спал, уткнувшись в подушку, замок на входной двери, ведущей в его квартиру, несколько раз щёлкнул. В коридоре раздались отчётливые шаги, и вскоре юноша почувствовал, как кто-то ухватил его за руки. Тело заскользило по простыням, и он мгновенно оказался на полу, запутавшись в одеяле.
Жмурясь, Казумаса поднял голову и увидел лицо своего отца, пылающее от гнева. Не дав ему опомниться, Кохара-старший заговорил:
- Где ты пропадаешь, Казумаса? Я не мог до тебя дозвониться! Через час у нас пресс-конференция, тебе надо подготовиться! Нечего валяться без дела, как тряпка! Живо поднимайся и приводи себя в порядок! Начало через сорок минут!
Высказав всё, мужчина тяжело вздохнул, словно ему приходилось учить манерам глупого мальчишку. С Казумасой у него всегда были проблемы, потому он спихивал сына на заботливых нянечек, до тех пор, пока тот достаточно не подрос.
- По какому поводу конференция? – Шо протер глаза и принялся собирать по комнате вещи, которые собирался надеть.
Натянув брюки, он уже направился в ванную, чтобы умыться и почистить зубы, лишив себя привилегии утреннего завтрака. Вместо этого, он возьмёт из холодильника клубничный йогурт и выпьет его где-нибудь по дороге.
- Конференция по поводу твоей интрижки с Амано младшим, – без запинки выдал отец. – Мы сможем обвинить его в твоём соблазнении. Он унизил и обесчестил моего дорого отпрыска. Такие дела не проходят бесследно для бизнеса.
- Это же громкий скандал! – горячо возразил юноша, чувствуя, как от лица отступает кровь. Сердце замерло, а ладони сжались в кулаки: – Я не собираюсь в этом участвовать!
- Для любого японца важнее всего честь! – не сдержавшись, рявкнул бизнесмен. – Как ты смеешь идти против воли отца?!
Звонкая пощёчина едва не заставила Казумасу рухнуть на колени. Воспитание не позволяло ему как-то ответить на это, потому он всё равно упрямо повторил:
- Я не хочу в этом участвовать! Я не пойду!
- Нет? – подозрительно спокойно переспросил его отец. – А как насчёт того, чтобы все узнали, что это ты соблазнил Шинжи Амано? Распутный, испорченный ребёнок убитого горем отца, который всё делал для того, чтобы сын ни в чём не нуждался, и мечтал потом передать ему свой бизнес… Но, увы, теперь придётся отречься от предателя.
Мужчина произнёс всё это без тени эмоций на лице - никаких сомнений, тем более, раскаяния. Шо замер, отчаянно пытаясь понять, каким образом он раньше не заметил, что самый беспощадный монстр уже давно находится к нему ближе всех.
- Ты действительно сделаешь это? – переспросил он, не особо надеясь на адекватный ответ.
Но вместо слов отец смерил его долгим, тяжёлым взглядом. Тогда Казумаса понял, что он никогда не поверит в то, что сын сможет пойти против него. До конца. Безвольный книжный червь – так думал о нём тот, благодаря кому Шо появился на свет.
- Собирайся, - сухо бросил мужчина и, резко повернувшись на месте, чеканным шагом вышел из комнаты.
Но за всё то время, что Кохара провёл в одиночестве, он не только вспоминал детство без родительской ласки, мужчину… которого встретил и внезапно ощутил всё то, чего ему так не хватало. Юноша думал о том, как поступить и чью же сторону принять, когда придётся делать выбор, а Шо не сомневался, что такой час настанет. И вот, кажется, пришло его время.

Большой светлый зал был переполнен людьми с камерами, микрофонами и блокнотами в руках. Несколько десятков взглядов мгновенно пронзили Шо, стоило ему войти в помещение для пресс-конференций следом за отцом, его заместителем, адвокатом и секретарём. Голоса мгновенно смолкли, в воцарившейся тишине был слышен лишь звук передвигаемых стульев. Казумаса постарался как можно спокойнее оглядеть всех присутствующих. Не смотря на то, что в машине он чувствовал себя уверенно, в присутствии стольких людей, готовых его растерзать, сердце Шо вновь зашлось частыми ударами, горло сдавило, а спина покрылась испариной.
Откашлявшись, его отец поздоровался со всеми и представил тех, кто сидел с ним за столом, назвав Казумасу в самом конце. Журналисты заметно оживились, обратив на юношу ещё большее внимание. Наконец, было объявлено начало пресс-конференции. Шо сдавленно выдохнул, заранее не зная, как выжить в этом аду.
Первые пятнадцать минут отец излагал суть произошедшего и причину, побудившую созвать столь масштабную пресс-конференцию. По его словам выходило, что Казумаса оказался жестоко обманутым и соблазнённым Шинджи Амано, который, как известно, в ближайшее время должен вступить в должность президента конкурирующей компании. Честь Шо была осквернена этим человеком, а психика серьёзно поломана.
- Казумаса уезжал отдохнуть, - с притворной скорбью в голосе продолжал отец, - я никак не думал, что ему потребуется охрана, что Амано падёт до такой низости. Видимо, я сильно недооценил подлость, на которую способен этот мужчина. Мой сын не может спать, отказывается от еды… Вы можете сами спросить его обо всех подробностях.
«Фас!!!» - выкрикнул Кохара-старший, и бешеные псы наперегонки устремились к юноше, желая перегрызть ему глотку. Их руки беспорядочно и нетерпеливо взметнулись вверх.
- Прошу вас, - секретарь указал на хрупкую девушку в строгом костюме, сидящую в первом ряду.
Журналистка подскочила, торопливо выкрикнув своё имя и название издания.
- Как вы познакомились с Шинджи Амано? – обратилась она к Шо.
Парень криво ухмыльнулся.
- Случайно. Я чуть не зашиб его мячом на пляже.
- Это была самооборона? – тут же раздался мужской голос с другой стороны зала.
Юноша даже не заметил, как секретарь указал на готового из собственной кожи вылезти журналиста, сидящего в третьем ряду.
- Простите? – переспросил недоумённо Казумаса.
- Вы сказали, что чуть не зашибли Амано мячом. Он домогался вас прямо на пляже? – уточнил мужчина.
- Я… я… - начал было ошеломлённый такой догадкой Шо.
- Простите, но моему сыну трудно говорить об этом. Разве вы не видите? – неожиданно перебил его отец. – Я сам отвечу, если позволите. Казумаса позвонил мне в слезах и рассказал, что какой-то мужчина приставал к нему, а затем следовал до самого отеля…
Шо задохнулся от услышанного. Неужели его отец мог опуститься до такой клеветы?! Хотя, чему он удивлялся… Юноша уже открыл рот, чтобы всё опровергнуть, но вновь посыпавшиеся отовсюду вопросы, сбили его с толку. Ситуация явно начинала выходить из-под контроля.
- Амано преследовал вас?!
- Он угрожал вам? Шантажировал?!
- Как вы думаете, чего он хотел добиться своими действиями?!
- Первый раз он изнасиловал вас?!
- ТИХО! Прошу тишины! – громкий выкрик отца прервал поток обвинений, которые не просто поставили Шо в тупик, они не оставили на нём живого места.
- Соблюдайте, пожалуйста, порядок. - Попросил Кохара-старший, не обращая внимания на мертвенную бледность сына.
«Изнасиловал? Как они могли додуматься до этого?!» - пронеслось в мыслях растерянного юноши, прежде чем высокий молодой журналист поднялся со своего места.
- Журнал «Пресса Востока». Как вы оцениваете действия Шинджи Амано? Он требовал продолжения ваших встреч?
Шо согласно кивнул головой, не зная как правильно реагировать на происходящее. Чем-то это напоминало игру в «мафию», когда все глаза участников устремлены на тебя и следят за каждым твоим жестом, в попытке разоблачить, голодно облизываются в ожидании сенсации.
- Кико Мидзуно, «Джапан Таймс», - руку с зажатой в ладони ручкой подняла юная брюнетка в белом костюме с серыми полосками. – Вы чувствовали злость, когда Амано вас изнасиловал? Вы собираетесь как-то отомстить ему?
- Действительно, как вы ему отомстите? – вклинился немолодой репортер из последних рядов. – Вы ненавидите его?
«Ненавижу?» - вопрос эхом отозвался в сознании, и Шо опустил голову, потирая переносицу. Он ни за что бы не стал ненавидеть Амано, тем более, мстить. Даже если бы всё, что здесь уже было сказано, оказалось чистой правдой, Кохара, прежде всего, сам согласился пойти на это. Отец прав, Шо прыгнул в койку к их главному конкуренту, с одним только «НО»: тогда он ещё не знал, с кем связался. И теперь главный вопрос был в том, изменил бы Казумаса своё решение, будь у мужчины на лбу написано его имя.
- Нет… - поначалу прошептал про себя Шо, чтобы затем повторять это с каждым разом всё громче и отчетливей. Ему хотелось ударить кулаками по столешнице, в попытках докричаться до этих людей: – Нет. Нет! Нет!! Всё не так!
Отец не имел права диктовать ему условия. Казумаса зажмурился и воспоминания поплыли перед взором смазанными снимками. В его прошлом не было ни одного момента, которые обычно происходят во всех нормальных семьях. Ни разу занятой отец не играл с ним, не читал на ночь книгу, никто не провожал его в школу или на выпускной. Его с детства готовили к работе, которую он терпеть не мог. Просто не учли, что мозги у парня имелись свои. Друзей у такого, как он, никогда не было, и от скуки у мальчика появилось множество разных хобби. Такая жизнь в золотой клетке может продолжаться сколько угодно, или он изменит всё прямо сейчас – своими собственными силами.
Толпа журналистов загудела, в ожидании глядя на замешкавшегося сына бизнесмена. Все с пристальным вниманием следили за тем, с каким спокойствием Кохара вынимает микрофон из подставки и несколько раз стучит по нему пальцем, проверяя звук.
- Видите ли, мой отец страдает нервным расстройством из-за тяжелой работы, поэтому он часто путается в том, что не касается дел, – холодно сказал парень, даже не думая о том, с каким выражением сейчас на него смотрит родитель. - Он переусердствовал в своих обвинениях. На самом деле всё намного проще.
- Не смей… - старший Кохара умудрился прошипеть это так, что услышать мог только сын. Но Шо, не обратив внимания, перекинул микрофон с одной руки в другую.
- С Шинджи Амано у нас особые отношения, не имеющие ничего общего с бизнесом, враждой и конкуренцией. Ранее мы даже не были знакомы, – на этом моменте девушки в зале синхронно вздохнули.
- Получается, это не было насилием? – вынырнул из толпы тот же человек, который спрашивал об изнасиловании ранее.
- Это было насилием со стороны Амано! Бедный мальчик шокирован и до сих пор напуган, – тяжелая рука отца сжала плечо Кохары так, что тому пришлось приложить огромные усилия, чтобы не зашипеть от боли на глазах у всех. А мужчина, тем временем, продолжал: – Ему всё ещё необходим покой и тишина, чтобы придти в себя. Я думаю, на этом пресс-конференцию лучше закончить, чтобы дать моему сыну поправиться.
- Нет! – юноша внезапно скинул руку отца и решительно обвёл взглядом зал с журналистами. – Я люблю Шинджи Амано.
- Что? – зашептались вокруг, кажется, даже акулы пера не были готовы к такому повороту, и потому растерялись.
- Конференция окончена! Мой сын не знает, что несёт! Тебе надо отдохнуть, дорогой, - отец пытался подтолкнуть Казумасу, чтобы он поднялся со своего места, одновременно прикрывая рукой микрофон, чтобы нерадивый отпрыск не заявил ещё чего похлеще.
- Я никуда не пойду с тобой, - младший Кохара бросил на отца такой взгляд, что тот отказался от попыток увести его и вытер о лацканы своего пиджака ладони, будто прикасался к чему-то грязному.
- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - холодно произнёс мужчина, прежде чем двинуться дальше.
Оставшись сидеть на месте, Казумаса проводил глазами делегацию отца, и когда они скрылись из виду, с вызовом посмотрел на журналистов, ожидая встретить новый поток ничем не сдерживаемых вопросов. Однако удивлению Шо не было предела, когда он увидел, что больше никто не собирается ничего у него спрашивать. Люди расходились, стремительно оставляя зал пустым.
Наблюдая за журналистами, Казумаса облегчённо выдохнул. Его мучения закончились скорее, чем он мог себе представить. Теперь оставалось только проследить за публикациями и дать пару-тройку интервью, чтобы окончательно снять все обвинения с Амано.
Вскоре в зале не осталось никого, кроме Кохары и одного мужчины, который даже не пошевелился и не попытался собраться, только сидел на стуле и что-то писал в своём блокноте, низко опустив козырёк чёрной кепки.
- Прошу прощения, но конференция окончена, – раздраженно повторил Казумаса в микрофон. – Если у вас есть еще вопросы, отправьте их на мой мейл.
Шо хотел поскорей отправиться домой, он знал, как сейчас зол его отец. Наверняка старик лишит его всех прав и наследства. Шутка была в том, что Казумаса никогда не хотел становиться руководителем большого бизнеса.
- А ведь это просто сенсация… – прозвучавший в тишине, уверенный голос заставил Шо оцепенеть.
Не может быть. Человек приподнял козырек кепки, и Казумаса встретился взглядом с хорошо знакомыми темно-зелеными глазами. На лице Шинджи, обрамлённом чёрными локонами, красовалась хитрая улыбка.
- Наверно тяжело было сказать такое на глазах у полусотни журналистов…
- Какого черта, Амано?! – Шо вскочил со стула, наблюдая за тем, как мужчина не спеша поднимается со своего места, чтобы направиться прямиком к нему. – Что всё это значит?!
Как только Тора оказался в опасной близости, Шо растерянно выставил руки вперёд, не давая подойти к себе вплотную. Но это Шинджи не остановило.
- Что такое? – продолжал ухмыляться он. – Я снова слышу обвиненья?
Зная заранее, что сейчас Кохара начнет яростно возражать, Тора резко притянул юношу к своей груди. Сердцебиение Шо ускорилось, когда их губы слились в долгожданном поцелуе. Но Тора знал, что спешить незачем и все самое лучшее у них ещё впереди. С трудом оторвавшись от губ любимого, Амано почти шепотом продолжил:
- Я всего лишь хорошо заплатил этим людям, чтобы они были на нашей стороне.
- На нашей стороне? – переспросил Кохара, нахмурившись.
- Да, задавали тебе правильные вопросы, я ведь должен был убедиться в том, что ты думаешь о произошедшем между нами на Чеджу.
- Эй! – Шо возмущённо стукнул его по плечу. – Разве у тебя был повод сомневаться? Ты мог спросить об этом меня!
- Пожалуйста, не злись. – Попросил его Тора, изобразив жалобное выражение лица. – Я уже давно в бизнесе, и здесь главное правило: доверяй, но проверяй.
- Но то, что было на Чеджу, не имеет к бизнесу никакого отношения. – Шо взглянул мужчине в глаза.
- Верно, Кохара Казумаса. – Словно в подтверждение его слов, Амано назвал юношу по имени.
Ненадолго они замолчали, наслаждаясь взаимными объятиями и запретной близостью губ, оба всё ещё боялись произнести то, что имели в виду. Но эта недосказанность доставляла удовольствие обоим, словно связывала общей тайной.
- Так что мы будем делать дальше? – наконец выдохнул Кохара.
- Дальше всё просто, – Шинджи не выглядел слишком озабоченным этим вопросом, – ты должен поговорить со своим стариком. По крайней мере, вы оба этого заслуживаете.
Казумаса вздрогнул и нахмурился, опуская взгляд.
- Ты, наверно, шутишь.
- Вовсе нет. – Возразил Амано. – Каким бы он ни был, этот человек всё ещё остаётся твоим отцом, и ты должен выслушать его, а он – тебя. Теперь, когда всё открылось.
- Он сделал из меня шлюху, - одними губами прошептал Шо. – Тебя это не волнует?
- Эй, - Тора приподнял лицо юноши за подбородок, - ты должен во всём разобраться, прежде чем говорить такое.
- Это жестоко. – Вздохнул Кохара, снова отвернувшись.
- Шо… - покачал головой Амано.
- Просто обними меня. – Попросил Казумаса, с удовольствием ощущая сильные руки, крепче сжимающие его талию. Сердце в груди мужчины билось гулко, но ровно, невольно заставляя Шо улыбнуться.
Он знал, что Тора был прав. Хуже быть не могло, так почему бы ещё раз всё не выяснить, как говориться, из первых уст. А потом он сможет с чистой совестью САМ отказаться от всего, что ему было предназначено с детства.


If you were here beside me
Instead of in New York
If the curve of you was curved on me
I'd tell you that I loved you
Before I even knew you
Cause I loved the simple thought of you
(с) Snow Patrol «New York»
 
KsinnДата: Понедельник, 15.07.2013, 23:51 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Final part

На следующее утро Шо стоял перед кабинетом отца, не решаясь постучать или войти без предупрежденья. Секретарь недоумённо наблюдал за ним, словно был не в курсе произошедшего. Но сам Кохара даже не сомневался, что все бумаги, подтверждающие лишение его наследства подписаны ещё со вчерашнего дня. За прошедшую ночь юноша много думал, сидя на кровати рядом со спящим Амано. В свою квартиру Шо так и не вернулся. Он был не в состоянии находиться в одиночестве, так что Тора любезно отвёз его к себе, накормил ужином и уложил в постель. Они лежали обнявшись, Шинджи перебирал рыжие волосы юноши и говорил-говорил… Кохара плохо помнил, о чём. Постепенно голос Амано стих, и Шо понял, что мужчина заснул.
Вдохнув полную грудь воздуха, Казумаса поднял руку и громко постучал, а затем, не дожидаясь ответа, нажал на металлическую ручку и шагнул внутрь большого светлого помещения. Кабинет отца. А вот и сам он сидит за письменным столом – в очках, как всегда, склонившись над бумагами. Вся решимость Шо испарилась без следа, он просто замер на пороге, растерянно хлопая ресницами, словно превратившись в маленького мальчика, которому вместо игрушки снова купили тетрадку.
- Не стой столбом и закрой за собой дверь. – Не отрываясь от своего занятия, приказал мужчина. – Я ждал тебя.
- Что? – слабым голосом переспросил Кохара, выполнив все указания.
Вздохнув, его отец отложил в сторону ручку и поднял на сына пристальный взгляд.
- Я пришёл поговорить, - не дожидаясь его слов, начал Казумаса, опасаясь, что его попросту могут выставить обратно.
На лице мужчины, сидящего за столом, не дрогнул ни один мускул, он лишь едва заметно кивнул.
- Продолжай.
Шо нервно сглотнул. То, что он собирался сказать отцу было непросто произнести вслух, но он должен был собраться с силами. В конце концов, он обещал Торе сделать это.
- Я хочу, чтобы ты знал. – Для пущей убедительности Казумаса сложил руки на груди. – То, что ты сделал со мной, причинило мне боль. Я никак не ожидал подобного от тебя. Когда на Чеджу я узнал, что всё это время встречался с Шинджи Амано, я начал винить во всём его, но на самом деле он был виновен лишь в том, что не лгал и не использовал меня ни секунды. В отличие от тебя. Скажи, как долго ты вынашивал этот план? Каким образом смог угадать время, когда Амано приехал на остров? Как это должно было сработать?
- Казумаса, - выслушав сына до конца, мужчина не смог сдержать кривой усмешки, - глупый, наивный мальчишка.
- Что? – снова переспросил Шо, чувствуя себя невероятно глупо.
- Всё, что ты сейчас мне сказал, правда лишь наполовину. – Продолжал Кохара старший. – Неужели ты сам не видишь?
- Чего, отец?! – выкрикнул Шо, внезапно теряя самообладание.
- Ваша встреча на Чеджу лишь совпадение. Да, вовремя обо всём узнав, я попытался использовать это, но не более того. Не вини меня в том, что полюбил, Казумаса. Чувства невозможно спланировать или подстроить. Вы действительно встретились с Амано совершенно случайно. Это встреча, предначертанная судьбой. Ты слышал о таких?
- Почему ты говоришь мне это? – опешил юноша. Когда он шёл сюда, то не ожидал от отца, ничего подобного.
- Потому что, кто, как не я должен сказать тебе, что время пришло, и ты готов. – Спокойно пожал плечами мужчина.
Шо стоял, не шелохнувшись, боясь сделать вдох или моргнуть.
- Я знаю, что был чересчур строг с тобой, мой мальчик. Знаю, что причинил слишком много боли, поселил в твоём сердце страх и смятение. Этот грех мне не искупить, и я не жду от тебя прощения. Я заслужил твою ненависть. Но зато я уверен, не смотря на то, что тебе пришлось пережить, ты остался собой. В твоей груди бьётся сердце, способное любить. Ты не озлобился и не разучился чувствовать людей, сопереживать им. Да, это не самые удачные качества для руководителя крупнейшего холдинга. Но неужели ты думал, что глядя на то, как ты растёшь, я не понимаю, что в будущем ты не пойдёшь по моим стопам?
Чем больше Казумаса слушал своего отца, тем сильнее колотилось его сердце, а в голове уже шумела нарастающая боль. Он начинал понимать, пускай не до конца. Но даже сам Кохара старший вряд ли полностью осознавал свой план.
- Таким образом, - голос мужчины звучал размеренно, совсем на него не похоже, - мне нужен был тот, в ком я мог быть уверен. Кому я мог доверить не только свою компанию, но и своего сына. И ты нашёл такого человека, Казумаса.
- Тора, - одними губами произнёс Шо.
- Да, - его старик удовлетворённо кивнул, впервые широко улыбнувшись сыну, - Шинджи Амано – прекрасный кандидат. Лучший из многих, и выбрал его именно ты.
- Отец… - почувствовав, как голова начинает кружится от услышанного, юноша попытался остановить поток откровений, но у него ничего не вышло.
- Я лишь надеюсь на то, что когда-нибудь ты всё же поймёшь меня. – Произнося это, голос мужчины неожиданно дрогнул. – Твоя мать покинула нас, как только родила тебя, и я не знал, как справиться с этой болью. Я чувствовал себя таким слабым без неё и не хотел, чтобы ты когда-нибудь узнал каково это, потому и был строг. Но я никогда бы не смог насильно толкнуть тебя в объятия другого человека. Ты правильно сказал, я никак не мог предвидеть, что Амано тоже приедет на Чеджу. Но ваша встреча состоялась. Я знал об этом в тот же вечер. Не мог оставить единственного сына без присмотра, уж прости старика. Сначала ваш роман напугал меня, я был в гневе… и лишь потом понял, что это настоящий шанс. Но не для того, чтобы уничтожить конкурента и унизить сына, кроме которого у меня больше никого нет. Это был шанс в последний раз проверить тебя, убедиться в намерениях Амано и, наконец, решиться передать своего ребёнка и свой бизнес в надёжные руки.
- Ты должен был рассказать мне обо всём. – Наконец, смог выговорить Шо. – Как только я приехал. Но вместо этого, ты решил добить меня?
Мужчина опустил голову, а вместе с ней и взгляд.
- Ты прав, я мог сделать это. Но я должен был знать, что Амано не отступиться от тебя, что он не такой, как я, и никогда не причинит тебе боль.
Ещё раз глубоко вздохнув, Шо прикрыл глаза и попытался досчитать до десяти. Слишком много обрушилось на него сейчас. Его отец был великим стратегом, так почему он должен был поверить в его искренность теперь?
- Сын? – услышал он.
Казумаса покачал головой и открыл глаза, встречаясь взглядом с мужчиной за столом.
- Не отговаривайся матерью, - собравшись с мыслями, заговорил Шо, - она не причина тому, как ты поступал со мной всё это время. Даже теперь, выслушав тебя, я могу сказать лишь то, что всё могло быть по-другому. Но с твоего позволения, я сейчас уйду, мне потребуется много времени, чтобы всё обдумать.
Отец не стал задерживать юношу и, получив одобрение в виде лаконичного кивка, Шо покинул кабинет.
Едва выйдя на улицу, он растерянно оглянулся, словно до сих пор не мог принять все слова отца всерьёз. Если всё было так, как он говорил, то что следовало делать дальше? Замешательство сменилось беспорядочным потоком мыслей, среди которых, юноша смог выделить лишь одну стопроцентно верную – надо было найти Амано и всё ему рассказать.

Примерно через полчаса они вдвоем уже сидели в кафе, неподалеку от бизнес-центра, где в тот час находился мужчина. Любовь любовью, но никто кроме него не станет выполнять текущую работу.
Небольшая кофейня была очень уютной и теплой, посетителей в это время было немного, и в воздухе витал бесподобный аромат умело сваренного кофе. Но Шо в тот момент мог думать только о разговоре с отцом, на подробный рассказ у него ушло не более пятнадцати минут, половина глубокой чашки крепкого эспрессо и две порванных салфетки. Когда он закончил и прижал обе ладони к раскрасневшимся от волнения щекам, Тора позволил себе прокомментировать услышанное:
- Я подозревал, что так всё и будет.
Юноша от удивления приоткрыл рот.
- То… То есть как?
Мужчина не выглядел ни удивленным, ни довольным. Он спокойно отпил немного из своей кружки.
- Я же говорил тебе. Что бы ни произошло, он остаётся твоим отцом. Деловой человек, на его плечах остался бизнес и маленький сын… даже представить себе не могу, насколько это тяжело. Ему пришлось сделать нелёгкий выбор – жить прошлым или обеспечить твоё будущее.
Допив свой кофе, Тора взглянул прямо в глаза смутившегося парня.
- Ничего не стоило отослать тебя в какой-нибудь пансион и больше не вспоминать. Но, не смотря на свой выбор, твой отец знал, что семья превыше всего, верно?
- Может и так, но… - Шо попытался возразить, потому что участие отца в его жизни было довольно сомнительным, но Шинджи вовремя приложил указательный палец к нежным губам юноши. Его внезапно тихий, низкий голос заставил Кохару покраснеть.
- А ещё, я очень рад тому, что он доверил тебя именно мне.
Обычно таким голосом Тора шептал ему на ухо что-нибудь непристойное, когда они занимались любовью. Так что все неприятные мысли очень быстро покинули голову Шо, оставляя только учащённое сердцебиение и неловкую пульсацию в паху. Магнетизму Амано невозможно было противостоять, и по части стратегий он был похож на отца Казумасы, но одно юноша знал наверняка – теперь он не будет одинок. Кроме того, бизнес – это стихия Торы, и он справится с тем, что ему предстояло, а Шо сможет наконец встать на тернистый путь беллетристики.
Смущённо улыбнувшись, Кохара положил ладонь поверх лежащей на столе руки Амано.
- Отец сказал, что наша встреча предначертана судьбой, ты веришь в это?
Тора мягко рассмеялся, пряча взгляд за упавшими на лицо чёрными прядями.
- Я верю в то, что ты – единственный, с кем я хочу быть. Не смотря ни на что, я бы отправился на край света, чтобы вернуть тебя.
- Вместе мы сможем объездить весь мир. – Прошептал Казумаса, не опуская глаз. – И обязательно вернёмся на Чеджу, я хочу поехать туда с тобой.
- Как скажешь, - кивнул Амано.
В этот момент, как никогда, Шо был уверен в себе и в том, что будущее будет таким, каким они сами его построят. Главное было здесь и сейчас: уютная кофейня, пустые чашки, рука в руке и глаза напротив – в которых целый мир, один на двоих, и бесконечные возможности, главная из которых – любовь.


- THE END -


(с) Mireille Alen & Kirara
Август – Декабрь 2012 г.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » First of Summer (NC-17 - Тора\Шо [Alice Nine])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz