[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Мотылек (NC-17 - Юджи/Такеру [SuG])
Мотылек
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:49 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Мотылек

Автор: Yujel
Контактная информация: vk

Фэндом: SuG
Персонажи: Юджи/Такеру, Масато, Чию, Шинпей, Митcуру, Шота

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Романтика, Фэнтези, Философия, POV, AU
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
Ну, подумаешь, бабочка - герой ужасов. Подумаешь, череп изображен. Я вон, их каждый день на себе ношу и ничего. Меня же так не боятся? Наверное. И пищит, подумаешь. Единственная, кто пищит из всех бабочек. Ну, это же мило…

Посвящение:
Всем, кто поддерживает меня.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:51 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 0
А у нас, мотыльков тоже существуют свои легенды. Они странные по человеческим меркам, но люди лишь опутывают себя рамками, стремясь все упорядочить и докопаться до истины. Мы рождаемся, уже храня в памяти эти заветные строчки, и умираем, надеясь на то, что легенда станет частью нас.

Хотите ли вы услышать её? Равнодушие – это самое последнее, что вы должны чувствовать. Хотя это вовсе и не чувство.

Все знают, что мотыльки – ночные жители. Как только солнце заходит – они появляются, трепеща такими хрупкими и одновременно сильными крыльями. Мотыльки – частичка красоты темных ночей. Но на самом деле они – такие же дети солнца.

Всю свою короткую жизнь мы проводим в поиске светила. Каждый находит то, чего достоин. У кого-то это отражение луны в луже, у кого-то раскаленный свет фонарей. Зачастую мы погибаем, когда находим нечто своё. Но погибаем в радости, с надеждой на то, что станем частичкой солнца.

И солнце на самом деле – это мир огненных мотыльков. Отслужив свой срок, мы пеплом опадаем на Землю, - те, кто упадет днем – станет бабочкой, а ночью – мотыльком. Пусть нас считают проклятыми – жить и не видеть наш дом, но все же когда-нибудь я вернусь назад.

Я искал свое солнце. Опалял крылья об раскаленные лампы, но словно понимал, что это не моё. Это не солнце. И всё вокруг не настоящее. А потом я жил в кромешной темноте. Только луна освящала мои тяжелые бархатные крылья. Много раз я было не погиб. То ночная птица с криками пролетала мимо, то я сам влетал в липкую паутину голодных тварей. Я прожил такую длинную и короткую жизнь.
И вот пришла пора умереть, уже смирившись с тем, что не нашел своё солнце. Я всегда был каким-то особенным.

Но тут я учуял запах,… он был знаком мне, и невероятно сильно влек. Что-то такое простое и одновременно не разобрать. Я понял – так пахнет моё солнце.

И не прогадал…
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:52 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 1
Я уже почти подъехал к Токио. Какой черт меня дернул наведаться домой? Ни капли не отдохнул, а обратная дорога высосала последние силы. Я вырулил на главную трассу, почему-то практически пустовавшую. Редкость, особенно на подъезде в такой город. Фары тускло освещали дорогу, заставляя фосфоресцировать знаки и указатели. Ночь была лунная, на небе не было ни одного облачка, россыпь сияющих разным цветом звезд образовывали Млечный путь. Но, мне, собственно было не до всего этого. Хотелось поскорее приехать, поесть и лечь спать. Я ещё более-менее контролировал себя, не позволяя овладеть сонливости. Не хотелось бы расшибить машину всего через месяц после покупки. К лобовому стеклу липли всевозможные мошки и мотыльки, привлеченные светом фар. Я закрыл окна, благо было не слишком жарко, чтобы они не залетели в салон. Не люблю, когда меня отвлекают. Даже всего лишь этим. Неожиданно захотелось в туалет. Смачно выругавшись, я понял, что не дождусь до дома и принялся его выглядывать. Ну или хотя бы приличные кусты. Свернув на обочину в устроившем месте, быстро облегчился, скрывшись в ветках разросшегося кустарника. Подойдя к машине, замер, присвистнув. На окошке у места водителя, сидел мотылек. Но какой он был! Свет фар падал на необычайно крупное черное тельце, с оранжевым рисунком. Два больших крыла, сантиметров по десять каждое, отблескивали синим, а нижние, гораздо меньше, были яркого оранжево-коричневого цвета. Я никогда в жизни не видел, и, наверное, больше никогда не увижу таких крупных имаго. Не удержавшись, я коснулся грудки насекомого. К моему ужасу, бабочка дернулась, резко взлетела и издала пронзительный писк. Я, честно говоря, перепугался. И это ещё не то слово. Отшатнувшись, задрал голову, наблюдая за странным насекомым. Позже анализируя, я пришел к выводу, что это один из самых жутких звуков, что я слышал. Бабочка не улетала. Покружив вокруг света фар, она села на капот, вновь замерев. Я, тем временем, задумался, что делать. Сгонять её не хотелось. Да и вообще подходить. Но и уезжать что-то не давало. Какое-то шестое чувство. Я фыркнул, открывая дверцу, и едва не завизжал, так как, та сорвалась с места, пролетела мимо меня, задев крыльями щеку, и скрылась в салоне. Отлично! Лучше не бывает. Я осторожно заглянул внутрь, и не увидев никого, сел и поехал дальше. Собственно делать-то больше нечего. Сон как рукой сняло. Кое-как добрался до дома, умудрившись пару раз попасть в пробки, я выгрузил сумки из автомобиля, поставив его на сигнализацию. Уже дома, разбирая сумки, я заметил что-то лежащее на полу. Мотылек. Мертвый. Я сел, пристальней разглядывая его. Такой странный рисунок на грудке. Что-то напоминает… Не долго думая, я сфотографировал её, загрузив на компьютер, написал на каком-то найденном форуме о бабочках, что хотелось бы узнать про неё что-нибудь. Положил её на компьютерный стол. Благополучно забыв про все, принял душ, съел порцию лапши быстрого приготовления. Почувствовав себя почти отлично, вновь сел за компьютер. Ответили неожиданно очень быстро.

«Один ответ на…»
Flliux: Ого, откуда она у тебя? Этот вид в Японии не обитают. А бабочка-то знаменитая. Acherontia atropos. Удачи тебе, парень. В ближайшее время она пригодится.

Угрожающе звучит,… по-моему. Захлопав ресницами, я ввел в поиск уже латинское название. «Мертвая голова»? О, Боги... я заинтересованно открыл ссылку и углубился в чтение.


Глава 2
Ну, подумаешь, бабочка - герой ужасов. Подумаешь, череп изображен. Я вон, их каждый день на себе ношу и ничего. Меня же так не боятся? Наверное. И пищит, подумаешь. Единственная, кто пищит из всех бабочек. Ну, это же мило…
Я то ли рассуждал, то ли убеждал себя, лежа на кровати. Устав думать, я перевернулся лицом к стене, закрывая глаза. Тяжесть разлилась по всему телу. Ноги неприятно гудели, как и голова. Я провалился в сон.
Снилось, как я еду по дороге. Видимо, перекатался. Руль едва-едва слушался, но я разгонялся все сильней. Спидометр приближался к краю, обочина уже казалась сплошной цветной стеной, но мне было все равно. Как одержимый я вдавливал педаль газа в пол, пока не увидел человека. Он стоял на дороге, глядя прямо мне в лицо. Молодой парень… с крыльями бабочки. Я понимаю, что сейчас его собью и торможу, выворачивая руль. Пролетаю в нескольких сантиметрах, не зацепив, видя, как разлетаются длинные волосы. Пытаюсь выровнять путь, но не справляюсь с управлением. Машина врезается в ограждение, меня бросает вперед, и я разбиваю голову об лобовое стекло. Кровь заливает глаза. Не могу пошевелиться и теряю сознание от боли.
Проснулся, уставившись на потолок. Голова раскалывается. Невольно хватаюсь за неё, но никаких повреждений нет. Может быть, стукнулся головой об стену? Сплю я обычно спокойно, но всякое бывает. Дурацкая ночь…
Недовольно поджав губы, обнимаю подушку и засыпаю вновь.
Гремит гром? Да нет, просто грохот. Дадут мне сегодня поспать? Стоп, какой грохот? Откуда? Резко сажусь, открывая глаза. Вглядываюсь в темноту. Резко вдохнул, увидев кого-то сидящего на столе. Меня тут же охватила паника, я замер, боясь пошевелиться. «Нечто» спихнуло со стола колонки, запищав. Писк я узнал… но… в голове никак не укладывалось. Что это? Я двинулся осторожно к выключателю, щелкнув им. Ослепленный, закрыл глаза, услышав дикий грохот и визг. Нерешительно приоткрыв глаза, я понял, что у меня отвисла челюсть. Парень, тот самый, только абсолютно обнаженный, сидел на столе. Первое, что мне бросилось в глаза, так это крылья, с синим отблеском и оранжевым рисунком. Потом уже, я разглядел грязные разводы на щеках. Тот плакал. Длинные, по пояс черные волосы, закрывали пол-лица, однако я смог разглядеть большие, азиатского типа глаза. Кожа была бледной, но не прозрачной, теплого оттенка. Он был немного ниже меня и худее. Я настолько удивился, что даже перестал чувствовать страх. Только рассердился, увидев повисший на проводах монитор и вовсе валяющиеся колонки.
- Ты что, совсем псих??? – невольно вырвалось из моего бушующего сознания. Все-таки аппаратура – есть аппаратура. Это жестоко, гробить мою отраду. Парень испуганно уставился на меня и, закричав, развернулся, принявшись биться в окно. Пока я заторможено размышлял, что разобьется быстрее – голова или собственно само окно, тот свалился со стола и замер.
- Э, мелкий ты в порядке там вообще? – подходить было страшно. Это же мутант! Хотя на лицо ничего так…
В ответ раздался лишь скулеж. Сердце тут же заполнила жалость. Переборов себя, я подошел и потрепал его за плечо. Тот вздрогнул, но не пошевелился.
- Ох, да за что же мне такое счастье? – обреченно спросил я, но тот словно и не понимал. Схватив парня за плечи, я без особого усилия посадил его и потряс, стараясь не касаться крыльев. Тот смотрел на меня, как, извиняюсь, баран.
- Ты вообще аллё? Понимать меня есть? – вытащил его на середину комнаты, чтобы парень не цеплялся крыльями ни за что, поводил пальцами перед носом. Тот приоткрыл рот, и я вновь опешил. Не первый раз за ночь. Зубов не было. То есть они были, но словно только-только прорезались. Парень вновь всхлипнул, схватил меня за руку и, не успев я и моргнуть, сунул её в рот, принявшись сдавливать деснами. Я охнул, дернувшись, и обреченно вздохнул. Похоже, я свихнулся. И мир вокруг меня свихнулся.
- Как тебя зовут? – мне ничего не оставалось, как жалобно посмотреть, надеясь на ответ. Но, ты, убрав руку, лишь восторженно залепетал. Как ребенок…
Тут рубильник в моей бедовой голове щелкнул. Точно! Он ведет себя, как ребенок, не говорит, режутся зубы, и, похоже, самостоятельно не ходит. А ведь выглядит на восемнадцать лет, то есть мой ровесник. Я едва не схватился за голову. Это финиш. Бедная моя психика. Я крепко взял его за руки, потягивая вперед, поднимая, и медленно повел к дивану. Попытался посадить, но вовремя понял, что он сядет на крылья. В итоге кое-как умудрившись положить на живот, достал нижнее бельё и шорты, натянув их парня, скорее для себя, чтобы не смущаться. Мелкий, как я его про себя прозвал, что-то бессмысленно някал, агулкал, и даже смеялся, барабаня кулаками о подушку.
- Спи! – я строго посмотрел на него, мельком замечая рисунок на спине – череп. Тут же смотрю на стол и вокруг стола. Кто бы сомневался? Бабочки нет… Мелкий серьезно посмотрел на меня, неожиданно довольно осмысленно, положил голову на подушку, не отводя взгляда. Я лишь тогда заметил, что глаза разного цвета – один фиалковый, другой ярко-оранжевый. Парень улыбнулся, показывая милые ямочки, и закрыл глаза. Я погладил его по голове, чувствуя от переживаний и усталости практически тошноту. Лег рядом на пол, чтобы если тот куда-то пойдет, заметить или услышать. Сознание уже давно отказалось трезво воспринимать происходящее, так как мне даже уже не удивлялось ничему. А ведь ещё на репетицию надо сегодня. Едва не взвыв, я удобнее устроился, накрываясь простыней, ведь больше и нечем, и мгновенно провалился в сон.
На этот раз пробуждение было приятным, мне было тепло, уютно, я прижимался к кому-то мягкому, и мерно дышащему. Ээээ… Блин… Открыл глаза, уже догадываясь, кто под боком. Мелкий уткнулся в грудь, обвив руками талию, и накрыл обоих крыльями, из-за чего во мне уже поднималась аллергия. Но ладно уж, это можно пережить. Только что мне делать с этим чудом? Репетиция будет вечером, это, безусловно, плюс, но страшно оставлять его одного.
И вообще, мне даже представить страшно, что будет, если он выйдет на улицу с крыльями.
Я прижал мелкого к себе.
Все будет хорошо.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:53 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 3
Э… что-то я стал каким-то сентиментальным. Хотя, это даже забавно. Я осторожно выбрался из-под крыльев и, зажав нос, тихо расчихался. Эта аллергия меня доконает. Так же бесшумно ушел в ванную, умывшись, не без неудовольствия глядя на опухшее лицо. Достал лед из морозилки, прикладывая к глазам, задумался насчет завтрака. Ладно, я могу съесть что угодно. А этот человек-бабочка чем питается? Попутно задумавшись, а не сожрал ли я чего-нибудь психотропного, заглянул в холодильник. Не припомнив ничего подобного, разве что сестра подложила что-нибудь в еду, мой взгляд наткнулся на банку с медом. Идеально…
Я довольно заулыбался, решив, что хотя бы с одной проблемой справился, поджарил себе яичницу, прислушиваясь к тому, что происходит в квартире. Поев, буквально через полчаса услышал возню, и звон разбитого стекла. Заторможено вздохнул, размышляя, что это может быть, заглянул в комнату. Парень стоял посреди комнаты, склонившись, не сгибая коленей, над разбитым сувениром. Услышав меня, он резко выпрямился, испуганно захныкав.
- Так! Спокойно! Без паники… - я даже не удивлялся тому, что сегодня он передвигался вполне самостоятельно, как вы помните, «удивлялка» у меня отключилась ещё ночью. Собрал осколки, про себя отметив - хорошо, что не успел порезаться.
– Иди за мной, - посмотрел на него, размышляя, понимает он или нет. Мелкий вполне осознанно кивнул и улыбнулся. Я тупо вылупил глаза. За то время, что мы спали, у него выросли приличные такие зубки, правда, кривые. Видимо из-за того, что росли быстро. Но это как ни странно парня не портило, хотя я привередлив к таким вещам. Я выбросил осколки, посадил его на стул.
- Меня зовут Юджи-сан! Понимаешь? – я решил представиться.
- Юи-а ~
Я шмыгнул носом, оценивающе посмотрев на парня. Тот снова лучезарно улыбнулся.
- Ну, пойдет… - лишь хмыкнув, я достал мед, ложечку и налил чай. Так, это что мне его кормить? Или он сам?.. Но тот решил все за меня, запуская пальцы в мед, и облизывая их. Загребая пальцами, как лопаткой, мелкий в два счета опустошил баночку и довольно потянул:
- Юи-а… Юииии-ааааа… Юююююииииии-аааа!!! Иииии….!
Я уже давно сидел, подперев кулаками щеки, и наблюдал. Тот ещё требовательней нахмурился и, ткнув на кружку перепачканными пальцами, вновь почти закричал.
- Иииии!!! Юи-а ииии!
Я говорил, как я люблю детей? Если нет, то говорю. Я обожаю детей, мать их!

До меня уже дошло, что собственно он хочет, поэтому взял кружку, поднося к его губам, начал осторожно поить. Немного жидкости все-таки стекало с уголков губ на грудь, отчего мелкий морщился.
- И как мне тебя называть? Хм, дай-ка подумаю. Может Свинтус Неблагодарный? – он, по всей видимости, хорошо понял, о чем я, поэтому оскорблено надулся.
- Ну, ладно-ладно, пока будешь Буру, потом разберемся, - я, взяв его за липкую руку, подвел к раковине, умывая, пока тот сосредоточенно тянул звук «у».
Хорошенько отмыв мордочку, ополоснул руки и насухо вытер, потрепав по волосам.
- Ну, что делать будем? – я слабо улыбнулся, посмотрев на подрагивающие крылья Буру. У меня же в голове решался вопрос о репетиции. Идти или нет? Тут же во мне стала играть лень, усталость, недосып и прочие факторы. Я посадил парня на диван, вручил ему маленького мишку сестры.
- Его зовут Шоске… - мелкий несмело попытался повторить, но запутался в шипящих звуках и просто покрепче обнял медвежонка. Я невольно умилился. Эта ситуация мне даже чем-то нравилась, хотя я не осознавал чем. Может во мне проклюнулись инстинкты?
Вздохнув, я набрал номер вокалиста.
- Привет. Я не приду сегодня. Да, мне друзья подсунули ребенка, пока они в отъезде. Как, кто доверил? Не веришь? Ну, слушай, - я поднес трубку к губам Буру. Тот недоуменно посмотрел на неё, а потом на меня.
- Юи-а? – его лицо напоминало мне удивленный смайлик, поэтому я, рассмеявшись, вновь обратился к собеседнику.
- Вот, видишь. Они не сумасшедшие, из меня выходит неплохая нянька, - я вновь не сдержал смех, представив лицо того, кто увидит, что за «лялька» у меня обитает. – Нет, мне не нужен декретный отпуск. Вообще ха-ха, ты такой остроумный, - моё скучающее лицо явно рассмешило прислушивающегося Буру. Ладно, давай, а то отвлекаешь. Иди ты... фу, блин. Пока.
Я бросил телефон на стол, усаживаясь на пол. Недовольно заворчал себе под нос, потирая глаза. То, что произошло дальше, шокировало. Буру, внезапно закричал, выставив вперед руки, обрушился на меня, но краем глаза я увидел, как отделяются крылья от тела, ложась, словно бумага на пол. Я мгновенно поднялся, держа мелкого за плечи. Из отверстий от крыльев текла какая-то желтая, некрасивого вида вязкая жидкость. Сам он сотрясался от всхлипываний, беззвучно плача.
- Буру, ты как? Тебе больно? – я обеспокоенно поднял его лицо за подбородок. Тот промямлил что-то, вновь разражаясь рыданиями. – Ну не плачь, солнышко… - не на шутку испугавшись, я повел его в ванную, склонив над емкостью, включил едва теплый душ, губкой начал осторожно смывать жидкость. Буру заверещал и начал брыкаться. Я было подумал, что это от боли, но потом кое-как сообразил, что вода была слишком прохладная для него. Мелкий беспомощно прижался к краю ванны, всё ещё содрогаясь от всхлипываний, пока я разглядывал отверстия от крыльев, совершенно не понимая, каким образом они были устроены. Рисунок на спине, напоминавший череп выцвел и поблек, собираясь исчезать совсем. Я покачал головой, разворачивая Буру к себе.
- Так! Прекращай ныть. Все хорошо, видишь? Ничего не болит. Спокойно. Чего распустил тут сопли. Мужик ты или нет? – я нес полную ахинею таким уверенным тоном, что почти сам поверил в то, что говорю. Мы прошли с ним в комнату, и я обмотал его грудь бинтом, на всякий пожарный. Устало плюхнулся в кресло, отказавшись двигаться. Конечно, я люблю насыщенные дни и хлопоты. Но не до такой степени. Буру тем временем добрался до полки с книжками и возился с ними, вполне так осмысленно листая, и внимательно вглядываясь в иероглифы. Пересмотрев пару книжек, он добрался до манги, и тут на его лице заиграла искренняя широкая улыбка. Издалека я понял, что он читает и мысленно выругался. Мне кажется, или это яойная манга сестры? Но решив, что нельзя забирать у ребенка игрушку, я мысленным пинком поднял себя с кресла и собрал крылья, убрав в нишу, которая находилась в прихожей. Повернулся на писк и расхохотался, наблюдая, как Буру запутался в собственных волосах.
- Пожалуй, тебя надо расчесать! – с небольшими усилиями мы уселись, я на диван, мелкий на пол передо мной. Взяв волосы в руку, я ощутил в себе разные смутные желания, слегка напугавшие меня, нечто вроде - потянуть за волосы, намотав их на кулак так, чтобы Буру было больно. Вздохнул, опять же мысленно дав себе в лицо кулаком, и начал водить расческой по длине волос. Распутывались они легко, намного легче, чем у сестры, благодаря которой собственно я и научился делать прически. Кое-как распутав образовавшиеся колтуны, не обращая внимания на ойканье мелкого, я уложил его волосы в косу, мельком отметив, что девушки бы таким волосам позавидовали. Буру тем временем повернулся, глядя на меня, и сказал, немного невнятно.
- Спасибо, Юи-а. Так удобнее.
Я лишь улыбнулся, почти чувствуя разряды тока в черепной коробке. Выдержу ли я? Может мне нужно обратиться к психиатру?


Глава 4
- Ты – плод моего воображения! – наконец выдавил я, беспомощно обхватывая себя руками.
- И не надейся, - Буру ехидно улыбнулся, неуклюже поднимаясь и садясь рядом на диван.
***
Прошел день, вечер, настала ночь. Я лежал рядом с мелким, уже мирно спящим, мучился от бессонницы. Перетрудился и перенервничал, хоть внешне это и не особо видно. Ну и закрутилось же все вокруг меня, просто слов нет. Буру заворочался, что-то пробормотав, и совсем смешно зачмокал губами. Я хихикнул, прикрыв рот ладонью, заглушая звук. Какое же все-таки милое чудо. Пока что милое. Но чудо точно. Я как-то смирился с мыслью, что в теле довольно-таки взрослого парня живет ребенок. И почти привык ко всем этим трансформациям и по дикому быстрому развитию.
Почувствовав необычное для меня умиротворение, тепло разлившееся по телу, я уснул. Но опять ненадолго. Ну почему не получается поспать? Это просто рок какой-то. Меня разбудило хныканье Буру. Шепотом я спросил:
- Что случилось? – выглядывая его в сумерках.
- Я… не знаю.. Юи-а… - его тяжелое дыхание меня напугало, поэтому я придвинулся и склонился над ним, замечая нездоровый румянец. Положил руку на лоб и, убедившись, что температуры нет, я пожал плечами, недоумевая. Буру вновь захныкал, выгнувшись, как-то внезапно прижимаясь ко мне. Настала моя очередь залиться краской. Его возбужденный член уперся мне в бедро, а пальцы, пройдясь по животу, впились ногтями в бок. Теперь понятно, что с ним.
- Юи-а… помоги… мне плохо… - ноготки впились глубже в кожу, парень покраснел ещё больше, едва слышно застонав.
Я растерялся. Кое-как выйдя из ступора, поморгал, глядя на Буру. Тот со слезами на глазах кусал губу так, что она налилась кровью.
- Пожалуйста… - он подался вперед, наваливаясь на меня.
Во мне что-то сломалось. Тяжело сглотнув, просчитал все возможные варианты помощи, жалобно выдавил просьбу лечь на спину. Буру лег, а я, проклиная всех богов, что смог вспомнить, придвинулся к нему, легонько поцеловав в щеку.
- Все хорошо. Не бойся, сейчас я тебе помогу… - я откинул одеяло и, не смотря на него, провел ладонью между ног. Буру резко вдохнул воздух, подаваясь бедрами вперед, закрыл лицо руками. Я стянул с него белье, обхватывая член ладонью, пальчиками натягивая бархатистую кожу. Скользя по все длине увеличивая скорость, я смотрел на лицо парня, которое выражало полную отстраненность и наслаждение. Сознание уже слегка затуманенное возбуждением, полностью отказало мне, когда я услышал стон Буру. Сочный, пронзительный, немного отчаянный, он поднял во мне какую-то ненормальную волну, но я вновь прикусив губу, оградив себя от ощущений, как можно безразличней ласкал истекающий смазкой орган. Мелкий хныкал, подавался вперед, извивался и стонал, изредка смотря на меня невменяемым взглядом, заставляющим внутренности дрожать. Чувствовал я себя как никогда хреново, понимая отголосками сознания, что все происходящее в корне не правильно. Может быть, меня больше смущало то, что я получал удовольствие от происходящего. Я хотел его. Его тело казалось мне прекрасным. Оно словно не из нашего мира,… хотя так и есть… Мои расплывчатые мысли прервал хриплый вскрик. Буру кончил мне в ладонь, и неестественно выгнувшись, закрыл глаза, хрипло хватая воздух покрасневшими и припухшими губами.
- Теперь лучше? – я мог бы и не спрашивать, но мне нужно было что-то сказать. Парень едва заметно кивнул, развалившись на всю кровать, не стесняясь своей обнаженности. Я почти подскочил и, буркнув, что скоро вернусь, ушел в ванную. Уже замкнувшись, сполз по стене, смотря на перепачканную ладонь. Повинуясь чему-то внутри, коснулся языком белесой жидкости, смакуя. Кстати, у него офигенный размер, пронеслось в моей голове, и тут сознание словно разъяснилось. Какого черта здесь происходит? Я, подскочив, врубил ледяную воду и впихнул себя под струи, едва не взвыв. Изрядно проморозив себя, почувствовал все прелести холодного душа. Меня колотило, зубы стучали. Я укутался в полотенце, переодев мокрые трусы. Дополз до кровати, глядя на спящего парня. Что ты делаешь со мной, Буру? Что происходит?… Я медленно выдохнул, дрожа, лег, отвернувшись. Почти засыпая, услышал тихий шепот мелкого.
- Ты замерз… - он обвил меня руками и прижал к себе, согревая. Мы уснули.
***
Первая мысль после моего пробуждения была нецензурной, поэтому я не могу её озвучить. А так как другой не оказалось, то я попросту посмотрел на время. Два часа дня. Мелкий ещё крепко дрых, поэтому я потихоньку ушел приводить себя в порядок, а затем на кухню. Досыпая за кружкой кофе, я уже более спокойно обдумывал то, что произошло ночью. Мерзко?.. Я бы сказал да, но нет…
Немного помучив себя, я выбрал самый проверенный и надежный вариант, сделать вид, будто ничего не было. Ведь ничего и не было? С грохотом поставил кружку на стол. Я зол с утра, с обеда точнее. Не хорошо.
Стук в дверь. Довольно деликатный. Кто это, интересно, без приглашения? Я улыбнулся самой злодейской улыбкой, из своего арсенала и пересек коридор. Открыв дверь, моя тирада, которую я подготовил про себя, застряла в горле.
- Масато? – я опешил. И было от чего.
- Чего вылупился? Я не виноват, это все они… - парень закрыл лицо рукой.
- Монстры… - я до слез расхохотался.
Масато ткнул в меня длинным ярко-красным ногтем.
- Хватит ржать. Напои меня кофе, я в депрессии.
Он поправил белые волосы, проходя на кухню.
- Они меня ещё и фотографировали в таком виде, - гитарист шмыгнул носом, садясь на стул. Я, разогревая чайник, успевший остыть, поглядывал на него, смеясь. Тот достал салфетку из сумочки, вытирая алую помаду с губ. – Я уйду из этой группы. К черту!!! – наконец, прошипел он, уткнувшись носом в кружку, которую я поставил перед ним.
Садясь напротив, я разглядывал причудливый макияж, напоминавший черные круги перед глазами. Не сдержавшись, ляпнул:
- За что же они тебя так?
- Иди ты! Никакой поддержки, - шутливо отозвался, тот.
Услышав тихие шаги, я понял, что забыл про Буру.
- Юи-а, гости? Добрый день… - заплетающимся языком из себя выдавил мелкий. Масато обернулся, глядя на парня. Длинная футболка на голое тело, коса через плечо, босые ноги.
- Э… Буру будешь завтракать?.. познакомься, это Масато. Масато, ну ты понял… - я потер переносицу, понимая, что меня ждет серьезный разговор.


Глава 5
- Да, только чуть позже…, - Буру очаровательно улыбнулся Масато. – Приятно познакомиться, - склонился в поклоне и буквально упорхнул в ванную. Где он только нахватался? Не успел мелкий скрыться за дверью, как тут же Масато подсел ко мне поближе, с наихитрейшим видом.
- А я не знал, что ты такой… голубой… - он ехидно захихикал.
- Маа!
- Что Маа? Что? Ммм?... - изобразив чуть ли не кошачью ухмылку, он наклонился почти прямо к моему лицу.
- Это мой родственник! Приехал в Токио и остановился у меня, - буркнул я.
- Врешь, - скрестил руки Масато.
- Почему? - никогда не удавалось врать так, чтобы друг этого не заметил. Ну, попробовать можно.
- Ты на него смотришь слишком уж... вожделенно...
Я выпучил глаза.
- Чего??? Ну хорошо, так уж и быть, это мой любовник, сирота, прилетел из Америки.
- Слушай... - Масато потер переносицу. - Можешь рассказывать басни кому угодно, но не мне, ясно?
- Тебя не понять, - надув губы, грустно воззрился на него. - Ты все-равно не поверишь.
- Ну расскажи! - заканючил тот, строя глазки.
- Я предупреждал, - буркнув, выложил ему историю. Внимательно меня выслушав, тот посмотрел на потолок, причмокнув губами.
- Я бы не поверил, конечно... - выдохнул парень, когда я закончил. - Но ты в этот раз действительно не врешь. Так что считай, что я поверил в предыдущие твои россказни.
- Детектор, блин, - я фыркнул, закрывая лицо ладонями.
- И что думаешь делать дальше?
- Ещё не знаю, честно. Идей нет... - я замолчал, глядя на высунувшегося из ванны Буру.
- Юи-а, я полотенце забыл... - он смешно выпятил нижнюю губу. - Принеси пожалуйста...
Я кивнул, поежившись под многозначными взглядами, что на меня бросал Масато. Взяв полотенце, приоткрыл дверь ванны, просунув его в образовавшуюся щель, но тут же был затащен внутрь.
- Вытри меня пожалуйста. Я устал... - Буру оперся на раковину, прикрыв глаза. Нахмурившись, я отрицательно покачал головой, накидывая полотенце ему на плечи. Собираясь было уходить, бросил взгляд на мелкого через плечо. Стиснув худыми пальцами полотенце, он спрятал лицо за распущенными волосами, время от времени подрагивая. Моё сердце дрогнуло и не выдержало. Бурча под нос, я рывком притянул парня к себе, беря полотенце и растирая кожу. В голове тут же вспыхнули непристойные мысли, такие, что ещё немного и у меня бы случились неприятности. Опустившись на колени, провел полотенцем по бедру, ниже к колену. Буру приподнял ногу, чтобы мне было удобнее, а я, опустив голову, чтобы не было видно румянца, собирал капельки с голени. Затем, обхватил ладонями ступню, вытирая пальчики, я почти видел, как сейчас проведу по нежной коже языком. Моего терпения едва хватило на вторую ногу, я отдал полотенце Буру и нарочито медленно вышел, без слов, не глядя на него. Сел на стул, и вздохнув, пробормотал:
- Масато... я с ума схожу.
Тот понимающе фыркнул.
- Я заметил. Даже не знаю, как тебе помочь.
***
- И не тяжело тебе с такими волосами? - Масато взял косу Буру, намотав её на кулак, легонько дернул.
- Ну... - тот смутился. - Неудобно немного. Запутываются быстро... - вздохнул, растягивая губы в улыбке.
Я молча наблюдал, уютно устроившись на окне с очередной кружкой кофе. Стукнув пяткой батарею, уставился в кружку, пытаясь подавить поднявшееся из ниоткуда раздражение. Правда благодаря самоанализу я определил источник этого чувства, но результат немного меня удивлял и смущал.
- Давай я тебя подстригу? - Масато развернул Буру лицом к себе, разглядывая. Мелкий растеряно посмотрел на меня, на что я пожал плечами.
- Почему бы и нет? Я ему в этом деле доверяю, - хмыкнул. Все-таки Маа имел неплохой опыт. Никогда не понимал, зачем ему карьера музыканта.
- Ну... можно... - неуверенно пробормотал мелкий, переводя взгляд с меня на Масато.
- Отлично! - во взгляде гитариста зажглись маньячные искры. Мне оставалось только сидеть и пялиться, как он расстелил на МОЕМ полу газеты, посадил Буру на МОЙ стул, обмотал в МОЁ полотенце, и унесся в коридор за сумкой. Покачав головой, я отхлебнул уже чуть теплой жидкости.
- Что-то мне страшно, - тихо отозвался мелкий.
- Не, не бойся, просто Маа в своей стихии, - я потянулся, пытаясь преодолеть навалившуюся сонливость. И кофе ни капли не помогло. - Я подремлю, - сказал вошедшему Масато и дойдя до дивана, почти рухнул на него, засыпая...
- Юи-а... - меня тронули за плечо. Я мгновенно распахнул глаза, и сел от неожиданности.
- Масато! - рявкнул я. Тот рассмеялся своим особенным смехом, взяв за руку мелкого и затащил в комнату. - Ну как? - Маа раскрутил его, позволяя осмотреть со всех сторон. Я же почувствовал в груди нечто странное. Как будто сжалось что-то, задрожало.
- Офигеть...
- Тебе нравится? - робко поднял взгляд Буру, с надеждой глядя мне в глаза.
- Ещё бы! Отлично постарались! - восхищенно кивнул, на что Масато самодовольно хмыкнул.
Теперь волосы были всего сантиметров на пять ниже плеч. Масато сделал ему аккуратную прямую челку, отчего лицо казалось кукольным. Кроме того, они высветлили пару прядей до белого цвета, но не слишком пестро, скорее просто разбавив черный цвет.
- Эх, что-то задержался я у вас. Хорошо в гостях конечно, но дома лучше. Проводи меня, хозяин, - Масато как обычно слегка ехидно смотрел на меня.
Я кивнул, обуваясь. Район не то чтобы неблагополучный, но рисковать не стоило. Они с Буру распрощались и вот уже мы шли по направлению к остановке.
- Ладно, давай, - мы обменялись рукопожатиями и тут я неожиданно для себя сказал:
- Не касайся Буру без надобности, ок?
Тот ошеломленно уставился на меня, но словно увидев что-то в моих глазах, расплылся в улыбке.
- Нет проблем, Отелло.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:55 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 6
- Ты собираешься на репетиции ходить или нет? - распекал меня по телефону лидер, чем отчего-то раздражал.
- Знаешь... наверное, нет. Я вообще то... ухожу из группы, - внезапная мысль вдруг переросла в уверенность, что решение правильное.
- Юджи? - он почти вскрикнул, но я устав от разговора, отключился, ставя телефон на бесшумный режим. Уставился в окно. Вообще-то, раньше не замечал за собой привычки сидеть на подоконнике. Но, теперь понял, что многое терял. Круто.
Устало улыбнулся, глядя в темноту.
- Случилось чего? - я не услышал, как подошел Буру, поэтому здорово испугался.
- Да нет... устал... - потер переносицу, совершенно не понимая, зачем говорю это.
- Я наверное доставляю много хлопот... - мелкий опустил голову грустно, прикусывая губу.
- Не придумывай... - я закатил глаза и тут же удивленно выдохнул. Буру крепко обнял меня за плечи, обездвиживая, одарив широкой улыбкой.
- Спасибо тебе за все!
Как-то совсем по-братски я прижал его к себе, стискивая, будто пытаясь отдать частичку себя. Эйфория, что пришла ко мне вместе с романтикой, изрядно смущала, но я ничего не мог поделать с такими-вот нападками странных настроений. Хотелось нежности, позволить себе какую-то слабость, высказаться, но я молча стоял, чувствуя идущий жар от его ладоней. В груди заныло, и это можно было бы назвать скорее приятным ощущением, хотя раньше ничего хорошего подобное не предвещало. Буру шевельнулся, поднимая взгляд на меня, приблизился почти вплотную к лицу, выдыхая на губы. Щекочущее ощущение, сравнимое с касанием тёплых бархатных лепестков и заставившее сглотнуть слюну. Мы ведь не целовались раньше? Мысли то медленно потухали, то вспыхивали, как угли в голове, а я тем временем уже жадно касался мягких, без шероховатостей губ, припадая к ним, не чувствуя возможности упиться. Я понимал, что сейчас позволяю погрузиться в человека больше, чем того требует рассудок и здравый смысл в общем. Он не принадлежит мне. Я думал об этом, но лишь сильнее хотелось привязать к себе, полностью обладать малышом. Не сдержав порыв собственничества, я прижал его к стене, приподняв край футболки, подушечками пальцев полируя кожу парня, немного поражаясь абсолютному отсутствию изъянов, продолжая терзать губы поцелуями.
- Юи-а... - Буру отклонил голову, хватая воздух, а я запоздало раскаялся, наверное не нужно было быть таким настойчивым. Но я ошибался, так как малыш, вновь, сам, пусть не слишком уверенно приник к губам, сцепив руки на шее. Его податливое тело мгновенно отзывалось на ласки и прикосновения, по коже бегали мурашки, когда я касался напряженного живота или обводил контуры проступающих ребер. Подняв Буру на руки, перенес его на диван, стягивая футболку, и упиваясь телом. Воспоминания от первой ночи и душа ударили в голову, мне хотелось ласкать его до полу-обморока. Такого влечения к кому-либо я ещё не испытывал, что немного пугало меня. Но не до такой степени, чтобы остановиться.
Длинными ногтями проводя по бедрам, я наблюдал за тем, как тот прикрыл глаза, подрагивая, скорее неосознанно раздвигая ноги. У меня не хватало эмоций, а сердце ненормально заколотилось, я склонился, вылизывая кожу на шее, а затем на груди, не в силах сдерживать порывы. Похоже, меня захлестывала любовь. Я тонул в ней, боясь представить, что будет дальше. Почему-то мне кажется, что ни к чему хорошему она не приведет.
Буру подо мной выгнулся, издавая звуки похожие на крик бабочки, что я услышал когда-то, только нежнее, не так пронзительно. Но не успели мои пальцы зацепить резинку нижнего белья, как в дверь громко постучали. Мы одновременно отпрянули друг от друга, с замешательством, не сдерживая идиотских улыбок. Под страшные крики: "Юджи, идиот, открывай, я знаю, что ты дома", я напоследок нежно поцеловал малыша, и помчался к двери, недоумевая, что же такое апокалипсическое случилось, что ко мне явился сам Митсуру.


Глава 7
- Итак, ты ушел из группы. У тебя дома живет какой-то странный парень, о котором уже знает Масато. Что я ещё не знаю? - Митсуру был не в духе, как впрочем и всегда.
- Да вроде больше ничего не могу добавить... - рассеянно отозвался я, ногой достав чайник и изящно включая его большим пальцем, продолжая дышать на оконное стекло, чтобы нарисовать очередное сердечко. Драммера это то ли забавляло, то ли удивляло до такой степени, что он не заострял на этом своё внимание. Это же внимание самого Митсуру, зачем его распылять на всякие пустяки. Однако лицо барабанщика уже напоминало мне морду очень наглого самодовольного и избалованного кота.
- Совсем ты про меня забыл! - наглый кот сложил руки на груди, искоса посматривая.
- Хватит паясничать, говори, чего хотел, - я улыбнулся, сползая спиной на подоконник и задирая ноги вверх по раме.
- А что, у меня обязательно должен быть повод? - оскорбленно взвился Митсуру и тут же добавил. - Я же знаю, что ты долго без группы не останешься, поэтому если что моё величество свободно.
Он подмигнул мне, достав кружку и наливая себе чай.
- Хорошо, я рассмотрю твою кандидатуру в первую очередь, если не забуду, - мой ехидный голос заставил того напрягаться.
- Я вылью этот чай тебе за шиворот, чтобы у тебя рефлекс выработался, обо мне думать, па...!!... - последнее слово провалилось куда-то, да оно и не удивительно. На кухню медленно вошел Буру, сжимая в тонких пальцах очередной томик манги, игнорируя нас обоих подошел к столу, сгреб в горсть шоколадные конфеты, и так же не спеша удалился, носом перелистывая страницу. Мне осталось лишь озадаченно захлопать ресницами, глядя на Митсуру, жадно пялившегося на МОЕГО малыша.
- Зенки отведи, - я поджал губы.
Тот словно очнувшись, почесал затылок.
- А... да... о чем я... - рассеянно вздохнул, шумно отхлебывая чай и тут же выругавшись. - Горячий, зараза...
Настрой как-то приугас. Вот какого черта они все к нему липнут... Уже через полчаса я прощался с Митсуру у двери, горячо уверяя, что обязательно предупрежу его, если буду собирать группу. Закрыв за ним дверь, тут же чуть ли не рванул в гостиную, садясь на диван напротив Буру. Тот серьезно на меня посмотрел.
- Сыграй мне... - я удивленно наклонил голову на бок, но тут же поспешно поднялся, так как мелкий снял гитару со стены и покачнулся под её весом. Забрав инструмент из рук, я сел обратно, наспех его настраивая, с улыбкой глядя на то, как Буру приготовился слушать, подперев щеки ладонями.
Пройдясь пальцами по струнам, я начал играть незамысловатую мелодию, разминая пальцы. Переходя на более сложные композиции, я заметил, что мелкий принялся качать головой в такт, и даже подпевать тихо под нос, что не мешало мне отчетливо слышать его голос. Любопытство взяло вверх и поэтому я, отыграв для приличия ещё минуты три, остановился.
- А теперь спой-ка ты мне.
- Ну... - тот засмущался, поджимая губы. - Я не знаю что...
- Не важно! - я сделал нарочито грозный вид.
И малыш неожиданно согласился, начав петь песню, в которой я узнал то, что играло у меня по радио, когда я возвращался в Токио. Внутри уже привычно сжало, а его голос казалось бы играл на моих нервных окончаниях.
- Я хочу погулять... - не заметив, как тот замолчал, я едва вернулся в реальность.
- Пойдем, - я было хотел подняться, но тот покачал головой.
- Один.
- Но...
- ..Я во дворе. Будешь следить за мной из окна... - Буру прервал меня, умоляюще складывая руки перед собой.
Непонимающе вздохнув, я кивнул и тут же улыбнулся, ощутив невесомый поцелуй на щеке. Мелкий быстро натянул мои джинсы и футболку, которая тут же слетела с одного плеча, да и к тому же была чуть ли не до колена. Воодушевленно пролетев мимо меня, затормозил возле зеркала, поправляя волосы. Дверь закрылась, оставляя меня наедине с мыслями. Думаю, итак было понятно, о чем и о ком я буду думать.

Он похоже наслаждался. В отличии от меня. Глядя на макушку Буру
из окна, я тосковал, мечтая оказаться рядом. Голова явно не варила, но вот стоило к мелкому кому-то подойти, как я напрягся. Эти двое сели на скамейку и о чем то беседовали. Смеялись. Я стукнулся головой об стекло, ругая чем стоит ревность, бушующую во мне. Но, что было вполне для меня нормально, на лице застыла спокойная маска. Эмоции выдавали только напряженные пальцы, неестественно сжавшие раму. Минуты мучительно текли, дробясь на тиканье часов, а они всё болтали. Внутри меня то что-то вспыхивало, обжигая внутренности, то болезненно тлело... и я никогда не подозревал, что чувства могут вызывать физическую боль. Устав от созерцания, я опустился на пол, покачиваясь. Не нормально. То, что происходит внутри меня. Даже хуже, чем не нормально. Вообще неописуемо.
Щелчок. Возня в коридоре. Через мгновения Буру опускается передо мной на колени, ложа ладони на мои щеки.
- Я соскучилсяяя... - сияя, обнял меня, широко улыбаясь. - Представляешь, познакомился с парнем, его Шинпей зовут. Он такой классный!!!
Я пустыми глазами глядел на него, кивая и улыбаясь. Внутри все ещё ныло, хоть и было намного легче, что он сейчас рядом со мной. Так себя уничтожить можно разными психами. Мельтешение мелкого начало меня раздражать, я рывком поднялся, потянув его за собой, толчком вдавил в стену, с яростью впиваясь в мягкие губы. Не обращая внимание на слабое сопротивление, попросту сломив его, я заставил его обхватить мою талию ногами, не церемонясь, сдавливая пальцами бедра, зная, что на нежной коже выступят синяки. Мои губы продолжали терзать его рот, а руки мяли ягодицы, я вжимался между его ног, заставляя извиваться от боли и неожиданно появившегося возбуждения. Сместившись к шее, я грубо впился в кожу, оставляя багровые пятна, имитируя толчки в него, отчего тот елозил спиной по стене.
- Юи-а... - тихий невнятный скулеж поднял во мне волну такого возбуждения, что это возымело обратное действие. Я посмотрев на малыша, с ужасом отметил опухшие потрескавшиеся до крови губы, влажные от подступивших слез глаза, темнеющие засосы... мои руки задрожали, я выпустил его из хватки, отчего тот обессиленно сполз по стене. Я сделал шаг назад... сглотнул и пулей вылетел из квартиры, громыхнув дверью.


Глава 8
Не так много времени прошло, как я буквально сбежал из дому. Нервным, быстрым шагом я шел к Чию домой, предварительно созвонившись. Не знаю почему мне захотелось пойти именно к нему, хотя его способность находить приключения даже в пансионате для престарелых развила в нем исключительный подход ко всему происходящему. В голове до сих пор было ощущение будто произошел атомный взрыв. Разве что ветер не завывал. На душе было как никогда хреново. Я не совсем понимал, что со мной происходит, как с этим бороться. Не удивлюсь, что после этого Буру будет не то, что избегать меня, а шарахаться как от черта.
С невеселыми мыслями я оказался на месте. Пару раз нажав на кнопку звонка, я сунул руки в карманы джинсов. Было довольно прохладно, но я так погрузился в свои мысли, что мне не до того. Дверь резко распахнулась, Чию чинно прошел мимо, с таким видом, что я даже не понял, заметил он меня или нет. На ходу достав пачку сигарет, бас-гитарист наконец обратил на меня свой взор, садясь на подоконник у окна в подъезде.
- На что жалуетесь? - закурив, он достал из нагрудного кармана рубашки очки, нацепил их на нос.
- Чию... - мне было как то не до смеха, хоть я и понимал, что тот в очередной раз разыгрывает клоунаду.
- Говори, пока спрашиваю! - тот тут же стал серьезным, а мои мозги в очередной раз начали плавиться. Я медленно подошел к окну, садясь рядом, вытащил сигарету из пачки, на что Чию возмущенно замычал.
- Не бузи... - показав язык, я так же нагло вытащил из кармана его штанов зажигалку и тоже закурил, подтягивая ноги к груди.
- Всё так плохо что ли? - отобрав у меня своё сокровище, Чию внимательно на меня посмотрел. - Влюбился? В кого? В ту самую, что из клуба? Или с той, что тусили на тех выходных?... хотя нет, погоди. Это та, что клеилась к тебе в магазине?
Я почувствовал себя придавленным вопросами.
- Ну... как тебе сказать... - не найдя ничего лучше чем все выложить, я принялся медленно, сочно и со вкусом рассказывать, скатываясь на причитания и жалобы, давясь дымом. Давно не курил, легкие аж обжигало.
Чию внимательно слушал, подпирая голову рукой.
Спустя некоторое время мы зашли в квартиру, а я всё тарахтел, чувствуя себя полным идиотом. Было стыдно. Только вот причину стыда я найти не мог, как ни странно. Устроившись на кухне, я наконец приступил к самому неприятному, тому, что случилось сегодня.
- Стоп. - Чию резко прервал меня.
- А? - сбившись с мысли я захлопал ресницами глядя на него.
- Короче. Суть вот в чем. С чего ты взял, что этот самый Буру тебе принадлежит?
Окончательно ошарашив меня, он достал из холодильника палку колбасы, хищно откусывая прям от неё.
- Эээ...
- Ты не уверен, любишь ты его или нет, и любит ли он тебя, и вообще, он не человек, мало ли что. Родит ещё после того, как вы переспите... - я возмущенно швырнул в его ржущую рожу полотенцем. - А вообще, отсели его от себя. Он свободный человек и в праве жить так как хочет. Он и мира то не видел, а ты его шокируешь. Или же он тебя любит, а потом увидев настоящую девушку, поймет, что к чему.
Я уставился на столешницу. Не думал как-то об этом... он ведь и в правду не знаком ни с кем, кто был бы женского пола. А значит и такое возможно. Но... отселить?.. Я не заметил, как сказал это вслух.
- Ну а что? Ты же его бросил одного после всего этого, струсил. А друг он что-нибудь с собой...
- Заткнись.
- Юджи, ты думаешь он ничего не натворит? Ты ж его едва не изна...
- Заткнись.
Тот зыркнул на мою мрачную рожу.
- И чего ты сидишь?
Я намек понял и тут же сорвался с места.
- До встречи.
Чию лишь фыркнул мне в след.

***
Сказать что я нервничал, значит ничего не сказать. Да у меня руки ходуном ходили, когда я открывал дверь. В квартире, как назло царила загробная тишина. Я, стараясь оставить в себе хоть капли здравости, принялся обходить комнату за комнатой, разумеется не находя никого. Поняв, что квартира пуста, я присел на край дивана, напряженный как струна. Перед глазами встала пелена, в душе творилось что-то невообразимое.
- Буру... - тихо позвал его, и в ответ мне была та же тишина.
Нервы скрутило в узел. Я не знал, что мне делать. Где его искать. Проклиная себя и весь мир, я выглянул в окно, надеясь увидеть его гуляющим во дворе. Но нет.
Я был в полной растерянности. В голове поселилась дикая паника. Выскочив на лестничный пролет, я постучал соседям, молясь всем богам, что знал и не знал. Миловидная женщина пятидесяти лет, моя соседка, на расспросы лишь покачала головой.
- Не слышала...
Извинившись, я зашел в квартиру, плотно закрывая дверь. По щекам потекли нежданные слезы. Я разревелся, глупо, как девчонка, глубоко в мыслях сравнивая себя с тряпкой и прочими нелестными вещами.
Всхлипывая, добрался до дивана, кусая пальцы, лишь бы хоть как-то унять этот дикий плач.
Тут я услышал тихий шорох. Напоминало мышиную возню, да вот только мышей у меня отродясь не было. Я аж перестал всхлипывать, часто моргая тяжелыми влажными ресницами. Дверь шкафа скрипнула, приотворяясь. Сердце сначала замерло, потом забилось в два раза быстрее. Я глазел на шкаф, будто от моего взгляда он воспламенится. Но больше ничего не происходило. Я подкрался к шкафу, заглядывая внутрь.
...
...
...
- Буру?...
Тот сонно пробормотал что-то, обнимая остатки от своих крыльев. Слипшиеся реснички. Чумазая рожица, вся в темной пыльце. Он свернулся в клубочек, словно замерзнув. Я почувствовал прилив нежности. Осторожно забрал у него крылья, вытащив их из некрепкой хватки, я взял его на руки, прижимая к себе, уложил на диван, накрывая. Сам сел на пол, обнимая колени. После напряжения, внутри стало как-то пусто, я без мыслей смотрел в пол, чувствуя, как стягивается кожа на щеках.
- Меня зовут Такеру. Не Буру.
Я аж вздрогнул. От неожиданности. И ледяного холода в голосе.
- Такеру... красиво...
Не оборачиваясь пробормотал, чувствуя как загорелись щеки. Он не простит. Я бы не простил.
Такеру слез с дивана, садясь напротив. Я не поднимал взгляда, боясь увидеть в его глазах что-то.
Его рука коснулась подбородка, поднимая мою голову. Он рассматривал моё лицо, легонько поворачивая.
- Буру... Такеру... прости меня. - Я наконец решился, и посмотрел прямо на него.
- Простить? За что? - его взгляд был какой-то другой. Необычный.
- За... - я так и замер с открытым ртом, не в силах произнести ни слова. - За то... - видя, что губы Такеру расползаются в улыбке, я занервничал еще больше. Он сжал свободную руку в кулак.
- Простить тебя за что, Юджи? - спросил, так же спокойно, через мгновение с размаху ударяя меня по лицу. Я словно выпал из реальности. В голове зазвенело, даже загудело, но я через силу снова посмотрел на него. Второй удар не заставил себя долго ждать, приходясь по челюсти. Кожа внутри рта порвалась о зубы, я быстро сглотнул кровь, морщась.
- Юи-а... - испуганно посмотрев на меня, Такеру отполз назад.
- Стой! - я схватил его за руку, притягивая к себе, не смотря на то, что тот трепыхался, пытаясь вырваться. Поцеловал его руку, каждый пальчик, обездвиживая крепкими объятиями.
- Я не хотел... Юи-а... - у малыша явно была истерика. - Бросил.. Один, страшно, я плакал, плакал, и злился, нету и нету, ждал, долго ждал, Юджи... Уснул... мне больно... вот тут, больно, Юи-а... - проглатывая звуки, Буру прижал мою руку к своей груди.
Утешая, я поцеловал его в щечку, пачкая и без того чумазое личико кровью, водя ладонью по спине.
Я уже принял решение. Не отпущу его. Даже если он влюбится в кого-либо, всё-равно не отпущу. Даже если возненавидит. Потому что он мой. Кто бы как не думал, кто бы как не хотел, он только мой.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:56 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 9
Бывает так, решил, детально продумал, но словно по мановению волшебной палочки все рушится. Словно кто-то нажал на кнопочку backspace, стирая эти глупые мечты, желания. Ты остаешься ни с чем, пустой, а обожженные эмоциями внутренние органы ноют, доставляя едва терпимые муки.
Я всё потерял. Хотя нет, я ничего не терял. Только ты... ты ушел. Я сам посодействовал этому. Так будет лучше для тебя. Главное, что я сам это решил. Чувствуете иронию?
Слабо улыбнулся. Когда тебя нет рядом, меня покидают жизненные силы, я просто серая оболочка. Я думал, что потухшие глаза - это художественный оборот, красивое описание, но сейчас я постоянно вижу их в отражении зеркала. Как это случилось? Почему так? Можно мучить себя глупыми вопросами сколько угодно, все-равно ответ не придет. Его нет.
Наша группа, мы создали её, решив однажды вечером, что это было бы весело. Кто бы мог подумать, что именно это "дитя" разрушит всё то немногое, чего мне удалось добиться. Ты влюбился в Шоту. Басиста, которого мы вместе искали, потому что Чию не мог уйти из своего проекта. Ты не говорил этого, но перешептывания, гляделки... Они все решили. Я помог тебе с жильем. Но не смотря на это, ты не хотел уезжать.
Кадры недалекого прошлого. Настоящее мучение просматривать их, словно фильм. Ты улыбаешься, ты спишь, ты поешь, ты целуешь. Ты отворачиваешься, ты машешь рукой Шоте, ты обнимаешь Шоту, ты уходишь с ним.
Казалось бы, только совсем недавно я мечтал признаться тебе в любви. Мечтал таки продолжить незаконченное, наконец соблазнить. Мечтал о славе, представляя как мы вместе стоим на сцене перед многотысячной аудиторией держась за руки. А что я получил?
Жгучая ревность, девчачьи слезы в одиночестве. Смешно. Глупо и смешно. А ещё больно.
Телефон вибрирует уже который раз за день, отсчитывая пропущенные и сообщения. Не смотрю на экран. Не хочу никого видеть, не хочу разговаривать. Да и жить не хочу.
Интересно, кто-нибудь смог долго жить с вакуумом в голове и груди? Меня преследует ощущение, будто мне осталось совсем чуть-чуть. Сутки, двое? Часы с обратным отсчетом.
Стены как никогда давят на психику.
Я откинулся на спинку дивана, поправляя наушник, продолжая неподвижно полусидеть. Просто как всегда сбежал от проблемы.
А что делать, если решать её нет ни сил, ни желания? По законам жанра мне следует сейчас наглотаться таблеток, порезать вены, а очнуться в больнице. И он будет держать меня за руку, плакать и говорить: "Юджи, я тебя люблю. Только не умирай, прошу".
Я прикрою глаза, почти без сил сжимая его ладошку, слабо улыбнусь, прошепчу: "Не бойся малыш... больше я тебя не оставлю".
Идиотизм. Я бы рассмеялся, да уже не "можется". Я сам себя заманил в ловушку из эмоций. Меня морозит, хотя я тепло одет. Хотя, всегда холодно, когда я не слышу твоего голоса.
Такеру... Буру... Только ты сможешь спасти меня сейчас.
Трясина мыслей затягивает меня все глубже и глубже.
Нехватает воздуха. А если буду бороться, быстрее исчезну.
Закрываю глаза.


Глава 10
Открыв глаза, я как-то уже совсем спокойно встал, подходя к окну. Плеер, повиснув на наушниках, со стуком упал на пол, отчего я вздрогнул. Было уже темно, даже круглая луна выглянула из-за крыш высоток. Щелкнув ручкой, открыл окно, с прищуром глядя вниз на асфальт. Рывком взбираясь на подоконник, я не медля прыгнул вперед, отталкиваясь от рамы. Ветер тут же подхватил меня, шумно трепля одежду и волосы, бьющие по лицу. Мелькают окна этажей. 1, 2, 3, 4, 5... скоро земля. Дышать почти невозможно от скорости падения. Уровень деревьев. Хватаюсь за ветку, прерывая падение, чувствуя, как судорожно напряглись мышцы руки, едва не порвавшись от нагрузки. Дальше - проще, разжимаю руки, мягко, и пролетев ещё метров пять, по-кошачьи приземляясь на носочки. Перевожу дыхание и пускаюсь в бег. Путь неблизкий, почти сорок километров. А цель - Токийская цветочная оранжерея.
Бесшумно передвигаюсь по улицам, не удивляясь тому, что меня никто не замечает. Прыгаю на крышу машины, вытягиваясь во весь рост. Нам по пути.
Вот уже видится прозрачный купол здания. Даже сердце начинает трепетать, то ускоряясь, то замедляясь. Не выдерживаю, ругая водителя за медлительность, срываюсь, обгоняя автомобиль, несусь к входу. Влетаю в закрытые двери, чувствуя как осколки стекла распарывают одежду и кожу, оборачиваюсь, движением руки восстанавливая дверь.
- И к чему такая спешка? Я бы подождал... - насмешливый голос Такеру заставляет не то злиться, не то радоваться встрече.
- Я скучал... - устало опускаюсь на пол, глядя на парня.
Черные шелковые волосы уже достают до колен. Глаза смотрят с ехидцей, но что-то общее в выражении лица показывает, что мне рады. Движение огромных крыльев и вот он уже рядом, касается ладонями моих щек. Слабое сияние, и я чувствую, как срастается кожа, заживляя раны. Морщусь.
- Больно?
- Какая разница? Я все-равно сплю... - покачал головой, нежась о горячие руки.
- Все-ещё думаешь что спишь? - тот с легким раздражением хватает за руку, и поднимая тащит вглубь оранжереи.
- Ну, на реальность мало похоже.
- Глупый...
- Какой есть.
С удивлением торможу. Такеру выпускает мою руку, улыбаясь. На щеках тут же появляются невинные ямочки, хотя взгляд чуть ли не демонический.
Цветущие лианы, причудливо переплетенные между собой в несколько рядов застлали пол, придавая ему вид... большой кровати?
- Ого... ты приготовил на сегодня развлекательную программу? - состроив пошлую мордашку гляжу на него, двусмысленно подмигивая, ожидая какой-нибудь разъясняющей реакции.
- Сколько мы уже вместе? Если бы ты меня не выселил, то месяца три. А я до сих пор девственник. Не порядок! - Тот расхохотался глядя на моё ошарашенное лицо.
- Умеешь же шокировать бедного меня... - осторожно ложусь на растения, пробуя на мягкость. - А здорово! Иди ко мне...
И правда, были и мягко и как-то необычно. Такеру вновь подвигал крыльями, опускаясь рядом, прижался к груди, ложа голову на предплечье. Осторожно касаясь его губ, нежно целуя и не успев тот ответить, удивленно отстраняюсь, большим пальцем приподнимая тому верхнюю губу.
- Ты что, ещё и вампир? - мрачно хохочу, глядя на тонкие, похожие на иглы полые зубки, явно длиннее стандартных клыков. Те кстати тоже имелись.
- Что такого удивительного, что у меня больше зубов, чем у людей? И не вампир я! - Такеру покачал головой, сердито пыхтя, отстранился, впрочем не выпуская из объятий.
- Ты прав. Ничего удивительного... - я кивнул, улыбаясь.
- А сам то!
- А что я? - прикинулся будто не пойму о чем речь.
Тот лишь улыбнулся, щелкнув меня по носу.
- Дурак ты, вот что...
- Ах, так! - я, сжав его бедра ногами, защекотал, отчего тот запищал, извиваясь.
- Юджи, Юджи, Юджи, прекрати! - задыхаясь в смехе, Такеру выгнулся, забираясь мне под футболку и расцарапывая грудь. Я возмущенно ойкнул, притягивая его к себе и кусая нижнюю губу. Возня как-то совсем неожиданно переросла во что-то странное. Малыш обмяк, прижимаясь ко мне, а я почти издевался над его губами, кусая до легкой боли и целуя. Выдохнув тихи стон, тот потянул меня за волосы, отстраняя, прихватил губу клыком, с легкостью прокусывая. Широко распахнув глаза от боли, я посмотрел на него, но тот не обращая внимания на моё возмущение мило улыбнулся, с ловкостью, так быстро раздевая меня и отбрасывая вещи подальше в сторону, что я ничего не понял. Сопротивляться я не собирался понятное дело, поэтому лишь выполнял его короткие приказания вроде поднять руки и повернуться.
С хитринкой глядя то на меня, то на немного возбужденный член, Такеру облизнул окровавленный клык, склоняясь над органом, на что я истерично расхохотался.
- О нет, Такеру, только не минет! Блин, я на эрогуро не соглашался! - сотрясаясь от смеха, нервно вздрогнул от прикосновения клыков к нежной коже на головке.
- Будешь изменять, откушу хрен, нафиг, - как-то слишком серьезно пригрозил Такеру, через мгновение сам смеясь.
Поднявшись на ноги, он стянул с себя шортики и гольфы, красуясь перед моим едва ли не осязаемым взглядом. Обнажившись, малыш развел крылья, садясь верхом, провел пальчиком по кровавой дорожке на подбородке от прокола пальцами.
- Не буду заживлять! Ты такой мужественный весь, в крови, - закатил глаза, изображая полуобморочное состояние, пошло ерзая попой на бедрах.
- А без крови не мужественный что ли? - оскорбленно заворчав, я не сдержал стона, в отместку сжимая его член в руке, на что тот шумно выдохнул.
- Ну... не зна...Ах... - голос его предательски подвел, когда я настойчивей стал ласкать набухающую головку. Такеру, не сдержав себя, приподнялся, насаживаясь на мой член, сдавливая орган мышцами. Сказать, что все мои мысли вылетели, то это не то слово. Я обеспокоенно вгляделся в его лицо, выискивая признаки, что тому больно, однако оно выражало только удовольствие, лишь ресницы слабо подрагивали, скрывая глаза. Спустя мгновение наши тела сплелись, в унисон, поспешно двигаясь, погружая в глубины сладкого удовольствия.


Глава 11
Наверное, скоро уже рассвет. Нет, небо ещё не начало бледнеть по краям, чтобы потом окраситься в разные теплые оттенки, но стало будто-бы светлее, скорее на чувственном, чем зрительном уровне. Листья тихо шуршали от каплей включившейся системы орошения. Дыхание Такеру ощутимо холодило влажную, исцарапанную в лохмотья кожу, касаясь ранок солеными пальчиками. Всё слишком детально. Отчетливо. Дрожание переливающихся крыльев, отчего-то потемневших, шум искусственного дождя, пульсация в губе, сладкие судороги внизу живота. Нетипичный сон.
- Не хочу просыпаться, - я не заметил, как сказал это вслух.
- Дурак... - тихий, едва различимый шепот в ответ, буквально на одном выдохе.
Бросаю короткий взгляд. Кожа, с розовеющими следами чересчур страстных поцелуев, контрастно бледная, в сравнении с моей. Волосы спешно собраны в косу, а выбившиеся пряди прилипли к шее и спине. Вновь едва ощутимые движения, он прячет лицо, сбивчиво дыша. Я почти ощущаю, как вибрируют заглушенные стоны где-то у него внутри. Опускаю руки на бедра, продолжая прижимать к себе, закрываю глаза, отдаваясь ощущениям. Он медленно двигался, сидя на члене, шумно выдыхая и несдержанно закусывая губу. Орган явственно и непрерывно трется о его простату, массируя, отчего тот впивается пальцами в плечи, продолжая ерзать, упираясь головкой в мой живот.
- Тобой невозможно насытиться... - Такеру хрипло шепчет мне на ушко.
Поворачиваю голову, шепотом называя по имени и касаюсь припухших, ярко алых губ, нежно целуя, стараясь делать это достаточно осторожно. Я чувствую, что он ускоряется, жалобно всхлипывая, как его тело вздрагивает от чересчур острых ощущений. Не в силах терпеть, я из последних сил жду, чтобы наконец дать волю желаниям. Его просьба не перехватывать инициативу - это настоящая мука.
- Прошу... я...
- Нет! - смотрит на меня серьезно, а я не в силах сопротивляться, лишь крепче прижимаю к груди.
Такеру уже позволяет себе слегка приподыматься и насаживаться на член до самого основания, запрокидывая голову. Я, завороженный зрелищем, не могу оторваться от длинной шеи, собирая языком капли пота, теплые и солоноватые на вкус. Малыш уже дрожит, все так же мучая и себя, и меня, а по его щекам текут слезы от напряжения. В упоении извиваясь он откинулся назад, прогибаясь в пояснице, отчего член заскользил по впитавшим моё семя стенкам под новым углом.
- Ах... Юджи! - наконец, он не выдерживает, выкрикивая.
Я, чувствуя себя изголодавшимся зверем, приподнимаю его за бедра и нещадно толкаюсь в проход, пока тот не принялся дико извиваться и стонать в голос.
- Буру... малыш... - эхом отзываюсь, чувствуя почти электрические разряды внутри себя. Несколько властных толчков и мы в первый раз за ночь кончаем одновременно, замерев от мощного оргазма. Буквально через мгновение, Такеру, разрыдавшись, прижался ко мне, обнимая как плюшевого медведя. Солнце окрасило небо в оранжевые, желтые, красные, розовые цвета, готовясь нырнуть в токийскую лазурь.
- Я люблю тебя, Юджи.
***
Проснулся. Со страхом открывая глаза, я понял, что это дом. Стены, диван, гитара... Сердце пропускает удар. Сон. Всего лишь... я с оханьем прижал ладонь к губе. Та нещадно болела, как и спина, но я уже бежал к зеркалу разглядывать прокушенную губу, по ходу натягивая джинсы, чтобы не пугать отражение своим видом. Душа пела и ликовала, заставляя меня глупо улыбаться, отчего рот сводило ещё сильнее.
Воодушевленно я посмотрел на время, отметив, что уже три дня, а это значит, что пора собираться на репетицию. Буквально на крыльях я привел себя в порядок и через час уже входил на репетиционную базу.
- Хэй, где все? - оглянулся с удивлением, увидев в просторной полупустой комнате только Масато.
- У тебя телефон не доступен, не смог дозвониться, поэтому дождался. Шоте стало плохо и Такеру пошел провожать его домой. У Митсуру неотложные дела, и мы решили отменить репетицию.
Хорошее настроение мгновенно улетучилось. Ну нет. Я натянуто улыбнулся Масато, и игнорируя его удивленный взгляд, рванул обратно на улицу.
Только. Мой.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:58 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 12
То и дело срываясь на бег, я двигался в сторону дома Шоты. Я знал, что догнать я их не успею, и придется врываться в квартиру. Но меня это не смущало. Сердце сжимало какое-то гадкое предчувствие, заставляя конечности слабеть и дрожать от напряжения. В боку уже неприятно закололо, воздух врывался в легкие с тихим хрипом. Эх, где мои ночные способности... Не выдержав темп, я перешел на быстрый шаг, лавируя в толпе. Тормознув на светофоре, я нетерпеливо закусил губу, чувствуя удары пульса где-то в горле. Почти на месте. Я был тут раза два-три, не больше, но лихорадочно работающий мозг без труда направлял меня по нужному направлению. Старый район. Не слишком опрятный, навевающий тоску своей обшарпанностью. Но это играло мне на руку. Без труда я пробрался в неохраняемый подъезд дома, вошел в лифт и поднимаясь на шестой этаж. Глухое шуршание перетертых от времени тросов, деловито поднимающих кабинку, создавало ощущение, будто это мои нервы, истончающиеся под большим весом. Но, к счастью, монстр, держащий меня в четырех исписанных стенках, остановился, выпустив на волю. Не люблю лифты. Даже боюсь в некотором роде. Однако, сейчас это не важно.
Немного поколебавшись, становлюсь напротив двери и нерешительно нажимаю на кнопку звонка. Сомнения мгновенно опутали черными сетями сознание и я едва остановил себя, чтобы не убежать, как последний трус. Короткий смешок. Если Буру сейчас не захочет уйти и быть со мной, я утащу его. Украду. Взвалю на плечо и унесу, и никто, н-и-к-т-о не сможет мне помешать. Даже сам дьявол.
Но двери так и не открылись. Я нажал на звонок ещё пару раз, явственно чувствуя, что в квартире кто-то есть. Злость вновь забурлила во мне, я с силой толкнул дверь плечом, внезапно понимая, что она открыта. Вот уж спасибо. Облегчили мне работу. Я уже наплевав на все нормы морали, как это пишут в новостных хрониках, незаконно проник в жилище моего "врага". В голове пронесся образ, чем они могли сейчас заниматься, и к горлу подступила тошнота, заставляя меня судорожно глотать слюну, прогоняя горечь. К такому меня жизнь не готовила. Я действительно не вынес бы это зрелище. Обострившийся слух уловил какой-то звук. В два шага я пересек комнату, рывком распахивая дверь.
- Юджи... - знакомый голос, речь с едва уловимыми дефектами. Невозможно спутать. Через мгновение, я опустился на колени перед сидящим на полу Буру, размазывающим слезы по щекам. Я притянул его к себе, крепко обнимая.
- Пойдем со мной. Такеру... я понимаю. У меня нет ничего, что могло бы сделать тебя счастливым. Но... - тут мой голос осип, от волнения я начал дышать чаще. - Но я действительно люблю тебя. Мне следовало бы сказать это сразу, ещё тогда... может быть что-то и поменялось... Я не хочу терять тебя...
Отчаявшись почувствовать хоть какую-то реакцию, я был внезапно прерван коротким поцелуем в губы. Его язычок нащупал прокус, и я, опустив взгляд, явственно увидел хитрую улыбку.
- Здесь не место для разговоров. Тем более таких серьезных. Но я не могу уйти... - казалось, образ ночного Такеру, едва ощутимо проявившийся в этот момент, исчез, оставив солоноватый привкус слез на губах.
- Почему?
- Он сказал, что убьет меня, если я уйду... и он не шутил! - Малыш задрожал всем телом, вновь начав всхлипывать. - Угрожал и тыкал ножом в живот...
Казалось, Буру говорит об этом как нечто пустячном, что я сначала ничего не понял. Но как только до меня дошло, я почти физически почувствовал, как от нахлынувшей ярости у меня начали дрожать руки. Я сжал кулаки, с удовольствием представляя, как сжимаю шею Шоты.
- И что ещё? Он тебя не... - я остановился, не решаясь спросить то, что казалось мне самым болезненным, но он понял.
- Нет... пока нет. Ведь он был такой хороший, я... я не понимаю! - Буру повысил голос, начав едва ли не рыдать. - Юджи... я больше не хочу.
Я автоматически начал гладить его по голове, пропуская сквозь пальцы мягкие волосы.
- Пойдем. Я тебе обещаю, что он ничего не сделает.
Такеру робко поднял взгляд, вглядываясь в мои, потемневшие от злости глаза.
- Хорошо.


Эпилог
Я частенько прокручиваю в голове нашу историю. Она была бы самая обычная, не будь такой странной. В тот день, я, оставив тебя с Чию и Масато, отправился обратно в квартиру Шоты. Наш разговор длился часа полтора, в итоге которых, он под моим контролем, шипел в трубку Масато, что уходит из группы по состоянию здоровья. Его нос, подозрительно съехавший на бок, сильно кровоточил, заставляя отфыркивать и вытирать рукавом кровь. Конечно, я тоже не остался целым, но это совершенно нормально. Тем более потом я получил свою шикарную долю заботы от Такеру. В свою очередь я стремился окружить его не меньшей теплотой и любовью, это совершенно меня не напрягало. Как ни странно, во мне словно заработал несгораемый двигатель, вырабатывающий тонны нежности, которые я выплескивал на Такеру. Он впитывал её словно губка, по-настоящему сияя, ведь я даже не чувствовал тепло, я видел свет, идущий от него. Моя жизнь окрасилась в теплые оттенки, будто кто-то добрый применил нужный фильтр в фотошопе. Можно было бы провести ассоциацию с розовыми очками, да вот только слишком прозаично. Розовый цвет я не любил, в отличие от Такеру, да и жизнь, не смотря на полное погружение в любовь была прежняя. Мы уговорили Чию присоединиться к нам заместо Шоты, хотя он сильно и не ломался. Атмосфера явно способствовала творчеству, но Митсуру не всегда был доволен "пидорасьим счастьем". А всё дело в том, что нам показалось, будто Чию так не слабо запал на Масато. Может только показалось, кто знает. Время покажет. Долгое время меня мучило осознание того, что Такеру не помнит наши ночи с ним в оранжерее. Я не мог понять, что же это тогда было... наркотический бред? Но я не замечал за собой таких вредных привычек.
Сомнения рассеялись ночью, после выступления. Тогда группа впервые сыграла концерт перед публикой в более ста человек. И ночью, наконец перестав взахлеб делиться впечатлениями, мы уснули в объятиях друг друга. Я проснулся от слепящего света, долго щурясь, чтобы дать глазам привыкнуть. Передо мной разыгралось настоящее феерическое действо, где Такеру, окутанный золотым сиянием, выталкивал крылья из трещин в коже на спине...
- Эй, очнись! - Буру насмешливо махал ладошкой перед моим лицом. Обнаженные мы лежали на переплетенных пружинистых лианах, укрытые твоими рассыпавшимися полумесяцем волосами.
- Я сегодня говорил, что люблю тебя? - на абсолютном серьезе я смотрел на него, прижимая к себе.
- Хм... если считать с утром и прошедшим днем, то это пятый раз.
- Вот почему ты ночной всё помнишь, а дневной - нет? - я надул губы, пряча лицо в изгибе его плеча, на кошачий манер вылизывая плечо.
- Если я не говорю об этом, это не значит, что я не помню, - твой тихий смех рассыпался ледяными кристалликами мурашек по моему телу, заставив замереть.
- Хорошо... а что ты скажешь насчет этого? - отстранившись, я сделал движение рукой, отчего Такеру выгнулся, оказавшись прикованный к переплетениям лиан чем-то невидимым. Он не сдержал нервного смеха.
- Твоя бабушка была могущественной ведьмой. Так что это обычное дело... - Малыш посмотрел на моё перекосившееся от удивления лицо, звонко расхохотался. - Я не знаю, Юджи... действительно не знаю.
Почувствовав, что его ничего не удерживает, он подтолкнув, уложил меня на спину и лег сверху.
- Возможно... ты хранил это в себе долгие годы. И только другое волшебство смогло пробудить его. Нельзя бояться быть странным. Даже если ты не такой как все те, кто окружает тебя, нельзя думать, что ты один. Даже больной самой редкой болезнью, зачастую не может осознать того, что он не уникален. Нужно стирать границы. Вы привыкли прятаться. Не сумев обуздать ветер, вы построили стены, чтобы оградиться от него. Чтобы согреться от мороза, вы пользуетесь огнем, а чтобы не умереть от жары, прячетесь в холод... Иногда, чтобы разрушить рамки, надо сломать лишь одну... И я рад, что ты стал моим солнцем... а я стал солнцем для тебя, Юджи. Мы сотрем границы вместе...


Череп, словно вытатуированный на его спине потемнел. Полые клыки погрузились между ребер царапая трепыхающееся сердце. Единственный мотылек, издающий звуки. Acherontia atropos поёт для тебя.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Мотылек (NC-17 - Юджи/Такеру [SuG])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz