[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Сердце Тигра (-Tiger Heart-) (NC-17 - Тора/Шо, Сага/Хирото [Alice Nine])
Сердце Тигра (-Tiger Heart-)
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:23 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Сердце Тигра (-Tiger Heart-)

Автор: Mireille Alen
Контактная информация: dogstar47@mail.ru
Бета: Кирика-сан

Фэндом: Alice Nine
Пайринг: Тора/Шо, Сага/Хирото
Рейтинг: NC-17
Жанр: slash, action, romance, angst
Размер: миди

Предупреждения:
Напоминаю, что автор весьма условно знаком с вопросами быта среднестатистических японцев. Потому, за возможные недоработки и ошибки прошу меня простить и понять.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:24 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Громко хлопнула входная дверь, в прихожей послышались шаги и звон ключей, брошенных на тумбочку.
- Ма-аам! Я дома! Ма-аам!
Шо прошёл вглубь квартиры, заглядывая в каждую комнату.
- Ну, всё ясно… - пробурчал он, так никого и не обнаружив.
Парень направился в свою комнату, на ходу сбрасывая с плеч толстовку. Он подошёл к столу и вывел ноутбук из спящего режима. Пока техника приходила в себя, Шо вернулся в прихожую за сумкой. Ненадолго остановившись перед узким зеркалом во весь рост, он с интересом окинул себя оценивающим взглядом. В зеркале отражался высокий немного нескладный парень с рыжеватой торчащей во все стороны шевелюрой. Нет, он не относился к тем подросткам, чьими локтями и коленками впору было открывать замочные скважины. Просто ему, скорее всего, не хватало банальных занятий спортом, чтобы довести свою фигуру до идеала, тем более что Шо искренне считал, что из подросткового возраста вышел, как минимум года три-четыре назад. Сейчас он учился на третьем курсе филологического института и в учёбе тоже не достигал особых высот. Он был обычным среднестатистическим студентом и парнем. Любил музыку потяжелее, интернет и прикольные футболки. Знакомых он имел достаточно, а вот в список друзей Шо никого заносить не торопился. Единственный друг – Хирото Огата, невысокий предприимчивый малый, был тем, кому парень мог безоговорочно доверять. Шо рос в полной семье, хотя порой он совершенно серьёзно считал, что от этого не было никакого толку. Родители днями и ночами пропадали на работах и достигли больших успехов в своём деле. Шо всегда был хорошо обеспечен: его не баловали, но так необходимые в девятнадцать лет свобода и деньги у него присутствовали в достаточном количестве. Вообще-то, Шо – его ненастоящее имя. Одно из прозвищ, привязавшееся наиболее крепко. И пока Кохара Казумаса продолжал совершать бесстыдный акт самолюбования в прихожей, в его комнате зазвонил выложенный из кармана джинс мобильный телефон. Судя по мелодии, голос Шо не терпелось услышать лучшему другу.
- Да? – быстро добравшись до трубки, ответил Кохара.
- И тебе здравствуй, большая ты задница! – похоже, Хирото был в отличном настроении.
- Эй! У меня не большая задница! – возмутился парень, тут же метнувшись обратно к зеркалу и поворачиваясь к нему своей пятой точкой.
- Хорошо, небольшая задница, какие планы? Опять собираешься пялиться в экран? – на том конце связи картинно вздохнули.
- Вообще-то, я ещё собирался перекусить, - заметил Шо, отходя, наконец, от зеркала и направляясь на кухню.
- По дороге перекусим! – тут же оборвал его друг. – Собирайся, я через пять минут заеду за тобой.
- По дороге?.. Пон?! – Шо безрезультатно пытался вызвать к ответу телефонные гудки.
Хирото никогда не считался с его мнением, и только ему это было позволено. Так что Шо печально вздохнул, сунул трубку в карман и отправился выключать ноутбук.
Хирото, как и обещал, нарисовался на его пороге ровно через пять минут, и уже через десять они ехали на небольшом внедорожнике, как обычно пререкаясь и выбирая, в какую закусочную заскочить.
- Послушай, куда ты меня везёшь, в конце концов? – Шо возмущённо повернулся к другу.
За рулём хоть и компактного, но всё же внедорожника миниатюрный Хирото смотрелся немного странно и неизменно вызывал умиление у своих пассажиров, что, впрочем, его самого обычно злило и расстраивало.
- Тебе понравится! Хватит уже сидеть в четырёх стенах. – Уверенно заявил Пон, отстукивая пальцами по рулю ритм музыки, что играла по радио.
- Ты уверен? – с сомнением уточнил Шо. – И я не сижу в четырёх стенах!
- О да, конечно! На прошлой неделе ты заскочил ко мне на вечеринку, просидел ровно тридцать минут в самом дальнем углу, напился и отрубился. Это ты называешь «не сидеть в четырёх стенах»? – сарказма другу порой было не занимать.
- Ты же знаешь, я не люблю скопления народа. – Нараспев уже в тысячный раз принялся объяснять Шо.
- Ну всё, хватит! – снова оборвал его Хиропон. – Ты меня достал! Поэтому мы не будем ничего жрать, а поедем сразу туда, куда я собирался!
- Не-еет! – тут же заныл Кохара, но Пон посмотрел на него испепеляющим взглядом, и Шо пришлось вовремя заткнуться.
Ещё через двадцать минут езды на лихой скорости, ограничить которую могли только непроходимые пробки, они оказались на окраине города и, если можно было верить прессе, в одном из самых опасных районов.
- Ты уверен, что хотел привезти меня именно сюда? – настороженно оглядываясь по сторонам, поинтересовался Шо.
- Естественно, - отозвался Хиропон, заворачивая за угол и глуша мотор, - я уже месяц сюда езжу, так что дорогу не спутал точно, не волнуйся.
- Месяц? – удивлённо нахмурился Кохара. – Интересно знать, что ты здесь делаешь…
- Сейчас увидишь. – Многозначительно ухмыльнулся Хирото, выскакивая из машины. – Иди за мной.
Вылезая из машины, Шо угодил белым коссовком прямо в грязь, после чего вся эта затея показалась ему еще менее удачной. Но делать было нечего - пришлось следовать за Хирото, который уверенно направился в один из переулков.
Шли они недолго. Вскоре неугомонный друг Шо остановился напротив достаточно массивных железных ворот, которые были единственным входом в невысокое здание, больше похожее на давно заброшенный ангар.
- И как ты собираешься их открывать? – ехидно поинтересовался Кохара, когда заметил, что Хиропон с немалым удивление на лице остановился напротив закрытых створок.
- Раньше они всегда были открыты… - в смятении пробормотал Хирото себе под нос.
- Может постучать? – предложил Шо.
- Не выйдет. Неужели я ошибся с днём? – продолжал он бормотать больше для себя, нежели пытаясь что-то объяснить другу.
- Ты вообще можешь мне объяснить, зачем мы здесь? – Шо начинал терять терпение. Он только что поёжился от прохладного ветра, забравшегося под толстовку, и с сожалением окинул взглядом свои перепачканные в грязи кроссовки.
- Скучаем, мальчики? – раздался голос откуда-то сбоку, и Шо поторопился развернуться к подошедшему мужчине лицом.
- Нет, мы уже уезжаем. – Выпалил он, не особо пытаясь скрыть нарастающую панику.
- Так скоро? – ухмыльнулся мужчина. Он был высоким и крепким на вид, что, естественно, не способствовало душевному спокойствию Кохары.
- Нет-нет, мой друг неудачно пошутил… - неожиданно перед Шо возник Хирото. – Мы пришли отдохнуть, сделать ставки…
И пока прохожий понимающе кивал, Шо зашипел, стоя позади Хиропона:
- Ставки?..
- Вы приехали позже назначенного времени. Поэтому ворота уже закрыли. Сами понимаете… - мужчина многозначительно скривил губы. – Но сегодня должно быть жаркое зрелище, и у меня хорошее настроение, так что если твой друг… - тут Шо почувствовал на себе пронизывающий взгляд, - оставит мне номер своего телефона, я помогу вам пройти.
- Что? – непроизвольно вырвалось у до смерти перепуганного Кохары.
- Конечно-конечно, сейчас я даже сам вам продиктую его номер. – Оживился Хиропон.
Шо пихнул его в плечо, но это не возымело должного эффекта.
- Не нужно диктовать, - криво улыбнулся мужчина, протягивая Хирото свой мобильный.
- А, хай! – ещё больше просиял тот, с готовностью набирая номер на чужом аппарате.
Получив обратно свою трубку, уже явно неслучайный прохожий одарил Шо ещё одним масляным взглядом, от которого у парня всё внутри содрогнулось, а потом шагнул к воротам и постучал по ним три раза.
- Говорил же я тебе, надо было стучать. – Пребывая в полнейшем шоке от действий друга, Шо всё-таки нашёл в себе силы поддеть его.
Тем временем в воротах открылось небольшая заслонка и низкий голос потребовал пароль.
- Ничего бы не вышло, я же говорю. Надо знать пароль. – Скривился в ответ Хиропон.
- «Мокрая обезьяна». – Спокойно сообщил охраннику мужчина и отошёл в сторону, когда в воротах показалась небольшая дверь.
- Проходите, молодые люди. – Он совершил руками пригласительный жест. – А тебе, крошка, я ещё позвоню… - с придыханием осклабился он, пока Шо старался побыстрее пройти мимо этого неприглядного типа.
Оказавшись внутри, Кохара последовал за Хирото мимо огромного бугая-охранника по слабо освещённому коридору вглубь здания, туда, откуда уже слышались громкие выкрики и стройный отбиваемый кулаками ритм.
- Ты совсем с ума сошёл?! Дал ему мой номер… - Шо схватил Пона за руку и попытался остановить. – Мы сейчас же возвращаемся!
- Ничего подобного! – Хирото вырвал руку и ещё быстрее пошёл на гул толпы. – Ты как хочешь, а я остаюсь и собираюсь хорошенько развлечься.
Кохара ещё несколько секунд постоял, глядя на то, как друг решительными шагами удаляется от него, потом оглянулся на охранника, который, подозрительно щурясь, следил за ними, и всё-таки решил догнать Хиропона. Шо видел, что парень уже скрылся за очередным поворотом, поэтому поспешил туда. Завернув за угол, он увидел достаточно большое помещение, заполненное людьми до отказа. Все что-то кричали, чем-то размахивали, и сначала Шо не мог понять, что именно вызывало у них такие эмоции. Прежде всего, он искал среди всех этих людей своего друга, и, когда ему, наконец, удалось заметить спину Хирото, начал, скорее от страха и потому не особо церемонясь, проталкиваться через толпу к нему.
- Эй! – он ухватил парня за плечо. – Мог бы меня подожда… - слова Шо потонули в очередном громогласном вопле толпы, заставляя Кохару, наконец, обратить внимание на середину зала, к которой в порыве чувств подались люди. Пространство в центре было огорожено по кругу, и именно на этой площадке сейчас очень быстро перемещались, нанося друг другу удары, две рослые фигуры. Шо сглотнул: это были бои без правил.
- Да-а!! Покажи ему, Тигр! – где-то рядом заорал что было сил Хирото.
Кохара в очередной раз почувствовал давление толпы и оглянулся по сторонам. В основном их окружали мужчины не слишком приятной наружности, но были и несколько человек в уже изрядно помятых белых рубашках. Женские лица, если и попадались, то явно принадлежали той категории прекрасного пола, что не встретишь средь бела дня в центральных районах Токио. Кто-то размахивал руками, кто-то сжимал в кулаках деньги, кто-то курил или пил, а в другом конце зала Шо разглядел несколько простых круглых столиков, места за которыми занимали явно важные и не последние в том, что здесь происходило, персоны.
Внезапно толпа загудела, а Пон, как удалось расслышать Кохаре, грубо выругался. Шо снова уставился, как завороженный, на двух противостоящих друг другу мужчин. Один из них был очень крупным, и вся его неуёмная сила заключалась в размерах тела и кулаках, другой же, тот, что выглядел уже достаточно утомлённым, значительно уступал своему сопернику в габаритах, но вместо голой силы использовал выработанную тактику и хитрость.
Кохара сам не заметил, как постоянно движущиеся люди вытолкнули их с Хирото в первые ряды зрителей, а может быть, это друг утянул его поближе к месту действия. Только вскоре Шо уже сам кричал и отчаянно болел за того парня, которому сейчас приходилось несладко. Он уже пару раз успел получить увесистым кулаком по лицу, так что из разбитых губ сочилась кровь, но сам боец, которого здесь называли Тигром, не спешил сдавать позиции. Он двигался достаточно размеренно, порой неожиданно переходя в нападение и совершая молниеносные рывки. В отличие от оппонента, он явно бил не слепо, а по неким особо чувствительным точкам. Вот только беда была в том, что не всегда ему удавалось до этих самых точек добраться. Шо ахнул и прикрыл ладонью рот, наблюдая, будто в замедленной съёмке, как два особо неудачных для Тигра удара пришлись ему точно в солнечное сплетение, а затем в левую скулу. Парень согнулся пополам, отступил на пару шагов и неожиданно буквально повис на огораживающих арену досках прямо напротив Кохары. Шо чувствовал, как бурлит в крови адреналин. Он не ставил деньги, но буквально за пару минут успел отдать предпочтение именно этому бойцу, хотя на первый взгляд, несмотря на своеобразную технику, у него было мало шансов. Сердце стучало как заведённое, и пульс отдавался в ушах, когда Шо с силой протолкнулся ещё немного вперёд и протянул обессилевшему от боли и усталости парню белый платок, который неизвестный порыв заставил Кохару вытащить из кармана джинс. Но парень ещё недостаточно пришёл в себя, так что Шо просто, как смог, вытер кровь, тёкшую у него из носа и разбитых губ. Так называемый Тигр зажмурился и снова открыл глаза, глядя на Шо мутным взглядом. Он выхватил у него из руки уже перепачканный кровью клочок ткани, быстро вытер им лоб и шею, а затем, сплюнув на песок, которым была засыпана арена, бросил платок своему противнику в лицо и несколькими точными ударами отправил его в нокаут.
Кохара следил за всем этим огромными перепуганными глазами и не сразу почувствовал, что кто-то тянет его за руку прочь из толпы, которая по большей своей части была удивлена результатами боя. Выбравшись из плотного людского месива, Шо, вопросительно хмурясь, уставился на Хирото.
- Пошли отсюда. – Выпалил тот, вновь начиная тянуть Кохару прочь.
- Но, Пон… - попытался возразить Шо.
- Пошли-пошли… - его друг был непреклонен и шёл напролом, как танк, так что Кохаре пришлось в очередной раз сдаться.
Он бросил последний взгляд на людей, плотным кольцом окруживших арену. Шо хотелось ещё раз разглядеть того парня, который так неожиданно выиграл бой, но этого ему сделать не удалось. Не успел Кохара опомниться, как они с Хирото уже проходили мимо охранника, которому Пон сунул какие-то деньги, видимо, чтобы тот их выпустил. Ещё через пару минут Хирото завёл мотор, и их машина тронулась с места, всё больше удаляясь от этого странного здания.
- Почему мы так быстро уехали оттуда? – помолчав немного, Шо повернулся к другу, который в это время внимательно следил за дорогой.
- Я заметил, что тот хмырь, благодаря которому мы прошли, слишком уж пялился на тебя. – Пожал плечами тот. – Тем более, бой закончился, Тигр опять выиграл.
- Тигр? – переспросил Шо, начиная вдруг, словно о чём-то вспомнив, судорожно копаться в карманах штанов. – Что ты о нём знаешь?
- О, это очень классный боец! – с энтузиазмом отозвался Пон, притормаживая на перекрестке. – Он… эм, Шо, а что ты делаешь?
В это время Кохара нашёл-таки свой мобильный телефон и принялся открывать его заднюю панель, намереваясь достать сим-карту.
- Ты же спалил тому уроду мой номер, - пробормотал он в ответ, возясь с аппаратом, - вот, избавляюсь от…
- Придурок! – перебил его Хиропон. – Ты совсем идиот, если думаешь, что я дал ему правильный номер!
- А… - Шо озадаченно замер, глядя на друга, который вновь взялся за руль и нажал на газ. – Так ты подумал, что он мог проверить… поэтому мы сбежали?
- Ну-у… - скривил губы Пон, - в общем, да. Кто ж его знает… Вот я и испугался малость.
- Малость! – нервно усмехнулся Шо. – У тебя лицо такое было…
- Да какое у меня было лицо? – начал возмущаться Хирото. – Обычное лицо…

Тора немного помотал головой, чтобы прейти в себя и снова нормально соображать. Тело ещё хотело двигаться, но вместе с тем по мышцам начинала разливаться тяжёлая усталость. Нанесённые ушибы и ссадины ещё не настолько болели благодаря адреналину, но в голове уже достаточно прояснилось, так что он вспомнил большие испуганные, но решительные глаза какого-то, как ему показалось, мальчишки, у которого он так бесцеремонно вырвал платок. А ведь парень явно хотел помочь. Он и помог, неизвестно как, своими аккуратными прикосновениями, вовремя приведя его в чувства. Тора огляделся: к его противнику уже подбежали несколько человек, пытаясь вернуть его в сознание, собравшиеся вокруг люди по обыкновению громко переговаривались, обсуждая бой и так же бесцеремонно покрывая обоих бойцов трёхэтажными выражениями, но того паренька нигде не было видно. Тора нахмурился и наклонился за платком, валяющимся у него под ногами, зачем-то сунул его в карман чёрных перепачканных свободных брюк и пошёл прочь от этого места. Нужно было ещё получить обещанные деньги и возвращаться как можно скорее домой, к матери.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:24 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Шо стоял перед дверью в подъезд элитного жилого дома и настойчиво продолжал звонить, дожидаясь, когда же его друг соизволит подойти к интеркому и впустить его внутрь. Со дня их последнего приключения прошла неделя, которую Шо провёл вместе с учебниками и компьютером, лишь пару раз созвонившись с Хирото. Сегодня он напросился к другу в гости и теперь не мог к нему попасть, потому что, то ли Пон куда-то ушёл, то ли опять слишком громко слушал музыку. Шо даже пришлось звонить Хирото на мобильный, чтобы обратить его внимание на то, что надо бы открыть дверь. Благо, Хиропон всё же оказался дома и уже через пять минут Шо переступал порог его квартиры.
Родители Хирото были ещё более удачливыми и настойчивыми предпринимателями, чем у Шо, поэтому они могли позволить своему сыну иметь отдельную квартиру в лучшем квартале Токио. Пон учился на актёрско-режисёрском отделении в одном из театральных ВУЗов. Хотя скорее не учился, а время от времени посещал лекции, и в этом плане Шо даже иногда ему завидовал.
Сейчас же Кохара развалился на диване в комнате друга и лениво наблюдал за тем, как он снуёт туда-сюда в поле видимости, явно куда-то собираясь.
- У тебя что, свидание? – наконец, не выдержав больше мельтешение парня, поинтересовался Шо.
- Нет, кое-что получше. – Буркнул тот, вновь скрываясь в недрах своего необъятного шкафа.
- И что же это? – Шо с интересом покосился на цветастую заставку, которой светился монитор последней модели компьютера.
- Бои без правил. – Многозначительно произнёс Хирото, наконец, вытаскивая и критично оглядывая жилетку в стиле милитари.
- Что?! – Кохара тут же сел, выпрямляясь, и уставился на друга, как на последнего сумасшедшего. – Ты снова собрался ехать туда?
- Конечно. – Кивнул Пон, надевая жилетку поверх чёрной футболки. – Это как наркотик, Шо. Один раз увидев, тебе хочется ещё и ещё. А уж если начинаешь ставить деньги…
- Но это небезопасно. – Продолжал взволнованным тоном Кохара. – В прошлый раз к нам вообще пристал какой-то мужик!
- Ну, во-первых, не к нам, а к тебе, если уж на то пошло, а во-вторых… - но что было вторым, Хирото так и не озвучил, отправившись к зеркалу, чтобы посмотреть, как теперь выглядит.
Шо вскочил с дивана и направился за ним, внутри у него всё буквально тряслось от негодования на непроходимую глупость близкого друга – как он мог так рисковать собой?
- Я еду с тобой. – Выпалил Кохара прежде, чем успел подумать.
Теперь уже Хирото удивлённо оглянулся на него, даже немного хмурясь.
- А тебе-то как раз туда лучше больше не соваться. – Заметил он.
Но Шо упрямо мотнул головой, складывая на груди руки, и хоть сердце в груди глухо стучало, он повторил:
- Я еду с тобой.
- Да с чего бы это? В прошлый раз тебе не понравилось. – Продолжил Пон, снова направляясь в комнату, очевидно, за ключами и кошельком, потому что в остальном он был полностью собран.
- Я не говорил, что мне не понравилось! – возразил ему Шо. – И, кроме того, я не могу допустить, чтобы ты ехал туда один.
- Зря я тебя тогда свозил… - приглушённо пробормотал Хиропон, вновь возвращаясь и проходя мимо друга в прихожую. – Тогда поехали! – скомандовал он.
На этот раз они приехали вовремя, о чём свидетельствовала приоткрытая дверца в больших воротах и несколько мужчин, стоявших у входа. Хирото кивнул одному из них, когда они с Шо проходили мимо, и, оказавшись уже внутри, Кохара не преминул поинтересоваться, кто это такой был. Оказалось, что именно благодаря этому человеку Пон впервые попал на бои – это был один из его многочисленных дядюшек, большинство из которых родственниками Хирото, конечно, не приходились, но близко и давно были знакомы с его отцом, так что Пон мог позволить себе их так фамильярно называть.
Ещё минут через двадцать народу в помещении опять набилось столько, что если бы Шо с Хиропоном не заняли места заранее, к арене было бы весьма проблематично подобраться. На бой вышли два примерно одинаковых по комплекции и росту парня. Как Шо показалось, обоим было где-то около двадцати пяти. Они обменивались редкими ударами и всё больше ходили кругами по арене, так что Кохара быстро пожалел, что они с Хирото забрались в первые ряды зрителей – теперь надо было думать, как оттуда выбираться. Причём глядя на друга, Шо заметил, что и сам Пон был разочарован нынешними бойцами, как будто с нетерпением ждал кого-то другого, но, тем не менее, Хирото с интересом следил и за этой схваткой. Когда же Кохара почувствовал, что достаточно устал вот так вот бесцельно стоять посреди напирающей и орущей толпы, он, оглядевшись и оценив обстановку, наклонился к другу, чтобы сообщить, что собирается ехать обратно домой. Было не так уж и поздно, так что метро должно было ещё работать, а Пон, которого вообще мало что когда-то беспокоило, лишь подсказал Кохаре кинуть на выходе охраннику какую-нибудь денежку в знак признательности, за что Шо его ехидно поблагодарил и ринулся пробираться к выходу.
Сделав всё, как сказал Хиропон, Кохара вышел, наконец, на улицу и с наслаждением полной грудью вдохнул прохладный вечерний воздух. Сумерки уже успели сгуститься, а поскольку фонари зажигать в этом районе было принято только на центральных улицах, по спине Шо очень скоро забегали противные мурашки. Он не любил оказываться один в подобных подворотнях, да и история знакомства с неприятным типом в прошлый раз не могла оставить парня равнодушным.
Шо завернул за угол и, заметив неподалёку от оставленной машины Хирото одинокий мужской силуэт, ускорил шаги – уж слишком знакомым он ему показался. Кохара понял, что не ошибся, заметив, что мужчина, оттолкнувшись от стены, вышел ему навстречу, преграждая собой путь.
- Посмотрите, какие лю-юди, - неприятно протянул он, и улыбка его была в этот момент больше похожа на оскал, – а я и не надеялся больше встретить твою очаровательную мордашку в наших местах!
- Пропустите меня, пожалуйста, - собрав всё своё самообладание, Шо, тем не менее, остановился, чувствуя, как намокает от пота спина.
- Проходи, пожалуйста, я же тебе не мешаю, - ещё больше оскалился мужчина, откровенно разглядывая Кохару, и как только тот действительно попытался пройти мимо, он широким жестом сграбастал его в охапку.
Парень от испуга тут же начал вырываться, но держали его достаточно крепко, явно тренированными руками.
- Попа-ался! – громкий смех заставлял Шо ещё больше дёргаться, но, как ни странно, парень даже не пытался кричать, словно не надеясь на помощь, а, может быть, он просто растерялся и лишь повторял надрывно:
- Пустите… отпустите меня…
- На твоём месте я бы отпустил парня, Начо, – сквозь пелену окутавшей его паники Кохара услышал чей-то громкий и чёткий голос.
Ободрённый Шо настойчивее попытался вывернуться из захвата.
- Помогите! – выкрикнул он, удачно пнув схватившего его по голени.
- Вот сучонок!.. – сдавленно выругался его мучитель и прокричал, очевидно, уже в ответ окликнувшему его: - Это не твоё дело, Тора! Иди, куда шёл!
Как только Шо услышал имя, он тут же затих и обернулся, насколько это позволяло сделать его положение. Прислонившись плечом к углу здания, в клубах пара, что просачивался из ближайшего канализационного люка, стоял тот самый парень, что в прошлый раз победил на ринге, и именно он сейчас был, возможно, последней надеждой для Шо. Но просить ещё раз о помощи не пришлось. Видя, что происходит, Тора уже сам оторвался от стены и подошёл к ним.
- По-хорошему прошу, Начо, отпусти его… - почти прорычал он.
- А не пойти ли тебе… - однако так называемому Начо договорить не дали.
Кулак Торы быстро и по-варварски оприходовал его нос. Шо, оказавшись свободным, отскочил в сторону, а Тора ещё раз для убедительности врезал Начо под дых.
- Чёртова малолетка… - зарычал мужчина, тем не менее, на удары не отвечая и лишь пятясь. – Мы с тобой ещё встретимся.
- Да-да, обязательно. – Презрительно ответил Тора, внимательно следя за тем, как противник отступает всё дальше.
Шо растерянно стоял неподалёку и, когда мужчина скрылся из виду, а Тора, взъерошив волосы на голове, повернулся к нему лицом, смог лишь слабо улыбнуться и пробормотать:
- Спасибо.
- Да, не стоит… - фыркнул парень в ответ, пристально рассматривая Кохару, от чего у того снова пошли по спине мурашки, только на этот раз они были не от страха.
- Ты спас мне жизнь. – Возразил ему Шо, улыбаясь уже шире.
- Максимум, невинность. – Усмехнулся Тора, и тут же, подойдя ближе, поинтересовался, не успел Кохара возмутиться его замечанию: - Ты ведь был здесь в прошлую пятницу?
- Я… - замялся Кохара, опуская глаза, - да, я был тут.
- И это принадлежит тебе? – Тора вытащил из кармана всё тех же чёрный разношенных брюк белоснежный постиранный платок.
- А… - Шо с удивлением уставился на свою вещь в его руке. – Д-да. Спасибо.
- Я его постирал. Не знаю, зачем. – Небрежно отозвался Тигр, отдавая платок законному владельцу. – Теперь мы квиты.
Всё ещё пребывая в растерянности, Шо только покивал, нервно оглянувшись по сторонам.
- Не бойся, - заметив этот жест, успокоил его Тора, - Начо больше не вернётся. Можешь идти куда собирался.
- Домой. – Зачем-то выпалил Кохара и тут же смутился, вновь опуская голову и перекатывая кроссовкой камушек на земле.
Тора усмехнулся, разглядывая этого странного парня, которому, казалось, здесь было абсолютно не место.
- Значит, ты на метро? – поинтересовался он и, дождавшись ответного кивка, предложил: - Мне в ту же сторону, так что можем пойти вместе.
- Правда? – вскинул голову Шо, явно обрадованный возможностью добраться до транспорта не в одиночестве.
- Пошли. – Хлопнув его по плечу, ухмыльнулся Тора.
- А я тебя сегодня не видел. – Осмелев, заметил Кохара, медленно идя рядом с парнем.
- Я только заходил узнать, когда будет следующий бой, и забрать последнюю часть денег за прошлый. – Пожал плечами тот. – Всё равно за сегодняшними ребятами мне следить резона нет, они мне не соперники.
- Самоуверенно. – Вставил Шо и тут же замолк, с опаской покосившись на нового знакомого.
Но Тора, казалось, и не обратил на его замечание никакого внимания.
- Возможно. – Ответил он. – Только число наших боёв и побед в них говорит само за себя.
- Кто этот Начо? – нахмурился Кохара.
- А ты любопытный. – В свою очередь отметил Тора.
- Должен же я знать, кто на меня напал. – Пробурчал в ответ Шо, и это снова заставило его спутника усмехнуться.
- Он тоже раньше участвовал в боях. – С видимой неохотой начал объяснять парень. – А после того, как его выгнали, постоянно ошивается рядом с клубом. У него дед был мексиканцем, насколько я знаю, и парня назвали в его честь.
- Оу, - удивился Кохара, - интересно.
Но впереди уже показалась освещённая улица с находящимся на ней входом в метрополитен, и Тора, пожелав Шо удачи, быстро, так что не успел тот опомниться, скрылся в одном из ближайших переулков, вновь оставляя Кохару одного. Спускаясь в подземку, Шо хмурился и часто оборачивался, размышляя про себя, что это за парень – Тигр, - и увидятся ли они вновь.

***

На третий раз Казумасе показалось, что это уже начинает входить в привычку. Ровно через неделю, в следующую пятницу, Хирото снова остановил свою машину неподалёку от входа в уже знакомое здание, и охранник коротко кивнул Шо, когда они проходили мимо него внутрь.
Сегодня Кохара ещё дольше ждал, пока его друг соберётся. И, честно говоря, Шо была совершенно непонятна мотивация Хирото – ради чего или кого он так разодевается каждый раз перед поездкой на бои без правил, где кучи грязных, потных, курящих и пьющих мужиков не только не стоят того, чтобы пытаться заслужить их внимание, они просто проигнорируют маленького богатенького мальчишку. Хотя, учитывая, из какой передряги в прошлый раз Тигр вытащил Шо, даже если это внимание было бы возможно заполучить, ничего хорошего оно сулить не могло.
На Хирото была надета одна из чёрных маек, составляющих его многочисленную коллекцию, на этот раз с белым узором в виде орла, коршуна или какой-то другой большой хищной птицы – разобрать было трудно, а поверх белая рубашка, не застёгнутая на пуговицы: её края были завязаны на талии в узел. Небрежный образ довершали немного мешковатые тёмно-зелёные штаны из грубой ткани. Сам же Шо, особо не заморачиваясь, надел чёрную рубашку с коротким рукавом и нашивками и тёмные джинсы. Ему прихорашиваться, собираясь на бои, было не для кого.
Казумаса лишь мельком без особых подробностей рассказал Хирото о том, что произошло с ним в прошлый раз в тёмном переулке. Но и этого хватило для того, чтобы потом ещё добрых два часа выслушивать восторги по поводу героизма одного из любимых бойцов Пона – загадочного Тигра - о котором, кстати, никто не знал больше, чем он сам того хотел. И на все вопросы сжигаемого любопытством Шо даже Хиропон, обычно бывающий в курсе самых интимных подробностей, лишь пожимал плечами и, как заведённый, повторял: «Отличный боец. Ни с кем не общается и исчезает практически сразу после очередного выигранного боя. В бизнесе уже полгода». Кохара всякий раз становилось неуютно, когда Хирото называл то, что происходило в том с виду заброшенном здании «бизнесом». Получалось, что бойцы являлись пушечным мясом или подопытными животными, которых помещали в закрытое пространство и заставляли драться за символический кусочек сыра, которым в данном случае служили деньги. Но Пон лишь пожимал плечами, видя, как морщится друг. Взгляды на жизнь и многие её позиции у них с Шо могли различаться, что, в принципе, никогда не мешало их дружбе. К тому же, как позже Хирото признался Кохаре, один из его дядюшек, тот самый, которого они встретили в прошлый раз у входа, вовсе не был простым зрителем, любящим время от времени поорать и проиграть или выиграть кругленькую сумму на ставках. Он был одним из совладельцев нелегально организованного, но тщательно скрытого от служб правопорядка зрелища.
На этот раз Пон привёл Шо к тем самым круглым столикам, которые Казумаса заметил ещё в первый раз. За некоторыми из них уже сидели весьма представительные, но незнакомые мужчины. Хирото объяснил другу, что дядя захотел обеспечить им лучшие места, подальше от небезопасной толпы. Арена с этого бока действительно обозревалась намного лучше. У деревянных бортиков стояло только несколько человек, благодаря чему можно было без труда наблюдать за проходящей схваткой.
Наконец, объявили о скором начале боя, и Кохара покосился на Пона, заметив, как тот буквально прижался к деревянному ограждению, вглядываясь в приоткрытую калитку, через которую обычно на арену запускали бойцов.
- Сегодня опять кто-то из твоих любимцев? – поинтересовался Шо, сам разглядывая тех двоих, что вышли на арену.
Но ответом Казумасе послужил яростный рёв толпы и восторженный выкрик Хиропона, когда над головами поклонников прозвучало хорошо поставленным голосом:
- И-ии… Сага!!
Шо нахмурился, скептически наблюдая за не в меру худым и высоким парнем. Он был раздет по пояс и то и дело вскидывал обе руки вверх, приветствуя своих зрителей. По сравнения с противником – очередным рослым и крупным парнем с железными на первый взгляд кулаками - этот самый Сага казался болезненным и совершенно неуместным на ринге персонажем. Однако уже через две минуты начавшейся схватки Шо пришлось мысленно взять все свои определения обратно. Этот парень двигался молниеносно и вёртко, что, безусловно, давало ему неоспоримое преимущество перед недостаточно быстрым противником. Казалось, что все движения и удары Саги были просчитаны на десять, а то и больше ходов вперёд. Он был быстрым и наглым, но, к сожалению, как Шо первоначально показалось, всё-таки проигрывал в самой обыкновенной физической силе. Он действительно был на вид достаточно хрупким, хоть рост и компенсировал это. Когда удары противника всё же достигали намеченной цели, парню приходилось на несколько шагов отступать, а потом ещё круга два-три просто держаться на расстоянии.
Кохара настолько был увлечён интересной схваткой, что не заметил, как Хирото, отчаянно болея за любимого бойца, переместился от Шо немного вбок, а его место рядом занял другой человек.
- Сакамото Такаши. – Уже хорошо знакомый громкий голос раздался над самым ухом, заставляя Шо вздрогнуть от неожиданности и повернуться к Торе лицом, но парень продолжил, как ни в чём не бывало: - Пластичен, как кошка. Вынослив и знает основные болевые точки. В бою с ним всегда надо следить за его левой рукой.
- Он левша? – не удержался и переспросил Шо.
- Нет! – Торе приходилось почти кричать, чтобы его слова были слышны среди людских воплей. – Но левая рука у него сильнее. Он стратег. Всегда нужно быть готовым к тому, что он уже изучил все твои слабые стороны и подготовил сногсшибательный план победы. Умён. Не зря «Сага» - с латинского «мудрый», а со скандинавского «чувствующий*».
- Чувствующий? - недоумённо хмурясь, переспросил Казумаса, отрываясь от наблюдения за боем и бросая быстрый взгляд на Тору.
В этот момент толпа вокруг арены взорвалась громким восторженным воплем и Шо, повернувшись обратно, застал Сагу возвышающимся над своим поверженным противником.
Тора рядом громко свистнул и, как успел заметить Кохара, отсалютовал победителю. Сага вернул ему жест, победно подпинывая бесчувственное тело и снова собирая овации публики.
- На бой с ним лучше являться в полной уверенности в своей победе, иначе, если усомнишься хоть на секунду, он моментально это уловит, и тогда тебя в любом случае будет ждать поражение. Он один из лучших… - продолжил Тора, когда крики уже немного стихли, и Шо полностью развернулся к нему лицом, - и он страшный позёр! – наконец рассмеялся Тигр, глядя куда-то Казумасе за плечо.
Шо обернулся и успел отметить лишь то, что Сага, очевидно, перемахнул через деревянное ограждение, полностью игнорируя калитку в нём, и теперь двигался к ним с Торой. Параллельно же Кохара заметил, как позади Тигра нарисовался приближающийся Хирото, не сводящий горящих глаз с нынешнего победителя.
- Э-эй! – раздалось рядом, и Тора с подошедшим Сагой обменялись каким-то несколько странным рукопожатием.
- Познакомишь нас? – Сага, многозначительно глянув на друга, кивнул в сторону Шо.
- Ну, с тобой я его уже заочно познакомил. – Усмехнулся Тигр.
- Неужели? – Сага картинно приподнял брови и протянул Кохаре руку, уже обращаясь к нему. – Сакамото Такаши, а ты?
- Кохара Казумаса.– Улыбнулся Шо, отвечая на рукопожатие.
- «Спокойный и справедливый». – Тихо пробормотал Тора, опуская глаза и кивая чему-то своему.
Кохара не успел удивиться такому поведению. Он вспомнил, что за время их знакомства так и не представился. Но ведь и он сам до сих пор не знал настоящего имени Торы.
Тем временем, Хирото, который стоял рядом уже в течение нескольких минут, прокашлялся, обращая на себя внимание.
- О, простите! – Шо поспешил исправить несправедливость. – Это мой друг, Огата Хирото.
- Амано Шинджи. – Первым протянул ему руку Тора, и Шо одними губами повторил его имя, словно пробуя на вкус.
- Сакамото Такаши. – Настала очередь Саги, причём, пожимая его руку, Хирото едва ли не трясся от возбуждения. Шо подумал, что надо будет поговорить с другом об этом парне.
- Я ваш большой поклонник. – Пролепетал Пон, по-прежнему не сводя глаз с Саги.
- А я заметил, что ты уже около месяца сюда регулярно приходишь. – Подмигнул ему тот.
- Правда? Вы… - начал Хиропон.
- Давай без лишних церемоний. – Отмахнулся парень.
- Приятно было познакомиться. – Вдруг прозвучал голос Торы. – Но я вынужден вас покинуть.
Шо только хотел спросить, почему так рано, но внезапно подумал, что это будет невежливо. Тем временем, Тора с Сагой уже обменялись своим особым рукопожатием, что навело Кохару на мысль о давней дружбе этих двоих – так что не настолько уж Тигр был нелюдим. Тора кивнул Хирото и улыбнулся, прощаясь с Шо. После его ухода быстро куда-то исчез Сага и Пон тоже засобирался домой. Впрочем, Казумаса не имел ничего против этого – делать было уже нечего, но почему-то Кохара был на сто процентов уверен, что в следующий раз снова поедет сюда. Теперь он в полной мере понимал, что не так давно пытался донести до него друг, правда, Шо не был уверен, что у них с Хирото на то были одни и те же причины.

* Вообще-то «Сага» на скандинавском означает «чувственная», но автор позволил себе немного подредактировать род и смысл этого имени.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:25 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

- Вот чёрт! – выругался Шо, просыпая ложку сахара мимо чашки.
Пон тут же отвлёкся от размешивания своего напитка и покосился на друга. Его губы растянулись в ехидной усмешке.
- Волнуешься? – поинтересовался он, наклоняя голову и внимательно следя за реакцией Казумасы.
- Что? – Шо, вновь погружая чайную ложку в сахарницу, не поднял на Хирото глаз. – Нет-нет, с чего ты взял?
Пон презрительно фыркнул:
- Да с того, что сегодня Тигр дерётся с Громилой Джо, а этого парня не так-то просто победить.
Кохара шумно вздохнул, и развернулся к Хиропону, помешивая свой чай.
- Да, я волнуюсь. – Кивнул он и опустил глаза в чашку. – Хотя и не понимаю, почему это происходит.
- Волноваться за понравившегося бойца нормально. – Криво улыбнулся Хирото, кидая на Шо взгляд исподлобья. – Так что не усложняй себе жизнь и не придумывай то, чего быть не может.
- О чём это ты? – Шо посмотрел на друга, хмуря брови.
Но Пон так и не ответил ему, потому что у парня зазвонил мобильный, и он был вынужден принять вызов, пулей вылетев из кухни.
Через две минуты Хирото вновь заглянул обратно и сообщил Шо, что звонил его дядя и надо собираться. Сегодня шоу начиналось на полчаса раньше.
Прибыв на место, первым делом оба парня начали оглядываться по сторонам, пытаясь найти среди уже собравшихся людей знакомые лица. Вскоре Пону улыбнулась удача – к ним подошёл Сага. Одет он был в простые штаны и красную футболку, а на лице красовались тёмные очки.
- Рад вас снова видеть. – По-свойски раскланиваясь с каждым, улыбнулся он и тут же добавил: - Тору можете уже не искать, он готовится к бою, сами понимаете, Громила Джо... – многозначительно закончил он.
- Почему этого парня так зовут? – спросил Кохара, сосредотачивая всё своё внимание на друге Тигра. – В прошлый раз Тора рассказал мне историю твоего прозвища, и теперь мне интересно.
- Историю? – хохотнул Сага, бросив быстрый взгляд на арену и затем на Хирото, прежде чем вновь обратиться к Шо. – Это всего лишь увлечение Шинджи толкованием имён – не более. Его маленькая слабость. Но я тебе этого не говорил. – Сага наклонился к Шо совсем близко и заговорщически подмигнул ему.
- Почему? – задал вопрос Хиропон, которому вообще, кажется, было всё равно, о чём спрашивать, лишь бы разговор с Сагой не прекращался.
Шо мгновенно закатил глаза, едва удержавшись, чтобы не одёрнуть друга, но Сага кивнул и стал объяснять:
- Видишь ли, - начал он, подбирая слова, - у таких как Тора не должно быть слабостей. Он же Тигр, хищник – холодный, расчётливый и беспощадный, как к себе, так и к другим.
- Мне так не показалось. – Внезапно выдал Шо, сам удивляясь произнесённым словам.
Тут над ареной раздался голос условного ведущего вечера, объявляющего о выходе соперников на бой. Казумаса едва смог удержать испуганный не то полустон, не то вскрик, когда из калитки, едва через неё пройдя, появился гигант под два метра ростом, с бритой головой и таким выражением лица, что казалось, врежь по этому самому лицу кирпичом – он и глазом не моргнёт. Вышедший следом Тора казался по сравнению с ним щуплым мальчишкой, которого большой папочка вывел на прогулку за мороженым.
- Это… это… - Шо, выпучив глаза, тыкал пальцем в соперника Торы.
- Я знаю-знаю. – Довольно спокойным тоном отозвался Сага, опуская руку Казумасы. – Тигр справится. Этот увалень очень силён, но так же непроходимо глуп. Даже я не побоялся бы выйти с ним на бой.
Но почему-то Шо почудилось, что голос Саги дрогнул на последних словах.
Объявили начало боя, и Кохара сдавленно сглотнул, следя за тем, как первый удар огромным кулаком пронёсся едва ли не в паре сантиметров от рёбер успевшего увернуться Торы.
Хирото, Сага, остальные зрители и даже их оглушительный крики вдруг разом отдалились от Шо, и он перестал что-либо видеть и слышать, кроме того, что происходило на арене. Казумасе даже показалось, что он слышит бешеные удары сердца – чьего, разобраться было уже сложнее. Но парень видел, насколько тяжело приходится Торе, который не осуществил ещё ни одной атаки, а лишь уворачивался от ударов, сыпавшихся на него без перерыва. Шо коротко глянул на Сагу и увидел, что тот тоже вцепился в дощатое ограждение и, не отрываясь, следит за ходом схватки. Хирото рядом нетерпеливо выкрикивал что-то вместе с толпой в поддержку Тигра. Но тому сейчас мог помочь лишь он сам. Торе не на кого было надеяться, и почему-то Шо подумалось, что это правило действует для него не только на арене, но и в жизни.
Внезапно Тора недостаточно быстро успел уклониться и вскользь получил удар по рёбрам. Кохара в этот момент видел то, чего не мог видеть Тигр – Громила Джо не собирался останавливаться на достигнутом и заносил другую руку для нового удара, пока соперник, обратив излишнее внимание на пострадавший бок, не смотрел на него.
- ТОРА!! – изо всех сил и не контролируя себя закричал Казумаса.
Парень поднял голову, словно услышал его голос через крики обезумевших фанатов… и со всего размаха получил по лицу.
Шо замер на месте как вкопанный, наблюдая за тем, как оглушённый болью и силой удара Тора пятится, часто моргая и тряся головой, чтобы прейти в себя. Кохара с ужасом подумал, что всё это из-за него, и теперь исход боя предопределён. Но всё решилось, как в прошлый раз, в те несколько минут, когда Тигр сквозь пелену боли, пота и выступивших слёз, застилающих глаза, встретился взглядом с побелевшим от страха стоящим за оградой на противоположной стороне арены Шо. Резко и со всей силы он ударил не ожидавшего противника ногой в живот, наверняка ломая нижние рёбра; задержав дыхание, потому что дышать приходилось практически собственной кровью, сильно тёкшей из поломанного носа, глотая её и чувствуя соль на губах и языке – кулаком по горлу, сбивая дыхание, пока Громила Джо, этот тугодум, ещё не оправился от шока; следом оказались под ударом хрупкие даже у такого верзилы ключицы. Джо завыл не своим голосом от боли и отчаянно шагнул вперёд, пытаясь схватить противника в охапку и переломать все кости, но Тора увернулся, ловко ударил Громилу по коленям и буквально из последних сил обрушил последний удар ногой между лопаток, уже за спиной противника. Громила Джо по инерции ступил вперёд ещё шаг и свалился на живот, что-то глухо мыча. Встать он не смог, и Тигра объявили победителем.
Когда Тора шатающейся походкой подошёл к ним, Шо по-прежнему стоял и смотрел перепуганными до смерти глазами, но на этот раз взгляд его был обращён на нос победителя, и пока Хирото с Сагой ободряющим тоном поздравляли его с тяжёлой победой, Кохара, наконец, отмер и шагнул к Тигру чтобы протянуть к его лицу руку и тут же отдёрнуть её.
- Тебе немедленно нужно в больницу. – Заявил Кохара безапелляционно. – Нос наверняка сломан.
Услышав его слова, Тора перевёл на Шо пренебрежительный взгляд.
- Ерунда. – Промычал он. – Заживёт. Как на собаке.
- Но ты не собака и тебе нужно в больницу! – настоял на своём Казумаса. – Мы с Хирото отвезём тебя.
- А я говорю, заживёт! – Тора с трудом повысил голос, но в нём не было злости, скорее сожаление и усталость.
- Парень дело говорит. – Вдруг встрял Сага, ухватив Тору за предплечье и разворачивая его к себе. – Тебе надо к врачу.
- Мы на машине. – Тут же закивал Пон, глядя на Сакамото.
- Вот видишь. Они на машине и отвезут тебя. – Кивнул другу Сага.
- Така, не надо. – Едва ли не простонал Тигр, качая головой и прикрывая глаза. – Что я скажу в больнице?
- Правду. – Вновь заговорил Шо и тут же пояснил, видя, каким взглядом на него все уставились: - Скажешь, что подрался, вот и всё.
- Да говорю же я вам… - Тора попытался тронуть искалеченный нос, но как только пальцы коснулись больного, тут же поморщился и зашипел.
- В больницу! – скомандовал Шо.
- Мы отвезём. – Повторил Хирото.
И Сага покосился на Тору таким взглядом, что мол, наконец-то попался ты, парень, в надёжные руки, теперь ничего не поделаешь - подчиняйся.
Кохара прикрыл глаза и глубоко вздохнул, стараясь сконцентрироваться на том, что спать сейчас не имеет никакого права. Он сидел в больничном коридоре и ждал возвращения Торы от доктора. Сага с ними не поехал, а Пон, пребывая из-за этого в расстроенных чувствах, с позволения Шо уже уехал домой, оставив Казумасу сторожить Тигра.
Шо сильно волновался - Тора долго не выходил из кабинета. Поэтому, когда парень всё-таки показался из-за двери, Кохара буквально подскочил на месте - сонливости как не бывало.
- Ну, что он сказал? – Шо всмотрелся в умытое от крови лицо Тигра с неким подобием толстого пластыря на носу.
- Повезло. – Коротко бросил Тора, направляясь дальше по коридору и тем самым заставляя Кохару следовать за собой. – Перелома нет, только трещина в кости.
- Ну, слава богу! – Кохара облегчённо выдохнул и тут же указал пальцем на бумажку, которую Тора держал в руках с тех пор, как вышел от врача.
- А это что такое?
- Ерунда! – фыркнул в ответ Тигр, сминая бумагу и ловко выбрасывая в одну из урн, которые здесь были расставлены у каждого кабинета.
- Что значит, ерунда? – Шо в недоумении остановился, переводя взгляд с урны на Тору.
Тот тоже остановился и обернулся к Кохаре, запуская руку в волосы.
- Это, - Тигр махнул в сторону мусорки, - мне выписали лекарства, но что толку… если я всё равно не смогу их купить. – С сожалением в голосе договорил он после заминки и снова развернулся, не дожидаясь Шо и направляясь к выходу.
Казумаса так и остался стоять с открытым ртом, следя за тем, как Тора удаляется всё дальше и, наконец, исчезает за главными дверьми.
Шо знал, что такое бывает, но сам никогда не сталкивался с подобными ситуациями. Всё просто: Тора не может себе позволить купить лекарства. Ни не хочет, а не может. Так что у него за жизнь, если он вынужден регулярно выходить на бойцовскую арену? Кохара впервые за время их знакомства всерьёз задумался над этим, а потом подошёл к урне и достал из неё скомканную бумажку. У него не возникло никаких сомнений – надо было зайти в ближайшую аптеку.

***
Шо понимал, что сильно рискует вновь нажить себе неприятностей, в одиночку отправляясь в бойцовский клуб, но сообщать Хирото об этом было чревато, а уж Торе и подавно не надо было ни о чём знать. Кохара надеялся отыскать Сагу, чтобы передать ему купленные лекарства.
Быстро, пока его не заметил Начо, возможно караулящий где-то около входа, Шо заплатил охраннику и проник внутрь. Он ещё никогда не бывал здесь в так называемые обычные дни, когда бои не были назначены. И сейчас это место напоминало мало приглядный притон. Вокруг арены были расставлены грязные столики, а там, где обычно дрались бойцы, танцевали полураздетые танцовщицы. Кое-где на деревянных бортиках уже висели нетрезвые посетители, пытаясь привлечь внимание девушек купюрами или просто сладкими обещаниями. Кохара нерешительно потоптался на месте - он никогда не знал, как вести себя в подобных заведениях. Но потом, вспомнив, что ему необходимо отыскать Сагу, парень двинулся вокруг арены, внимательно оглядываясь по сторонам.
- Что здесь забыла, куколка? – чья-то тяжёлая рука бесцеремонно хлопнула Шо пониже поясницы, так что парень подскочил и как ошалелый уставился на её обладателя.
Это был мужчина в пиджаке, но уже без галстука, ворот его засаленной рубашки был расстёгнут, и он с большим интересом разглядывал Кохару с ног до головы.
- Простите, вы ошиблись, - пролепетал Шо, отступая назад, он даже не обратил внимания на то, что к нему обратились, как к девушке.
- Сколько? – тем временем, приподняв бровь, поинтересовался мужчина.
- Ч-что? – в смятении пробормотал Кохара, он был безумно рад, что это оказался не Начо, но ситуация от этого лучше не становилась.
- Сколько ты стоишь?! – громко расхохотался «пиджак», привлекая к ним с Шо дополнительное внимание.
- Не продаётся! – поблизости раздался довольно грубый голос, и Шо обернулся.
К ним подошёл Сакамото. Одетый в тёмные джинсы и чёрную футболку, он казался ещё более тощим, но, тем не менее, в его намерениях не приходилось сомневаться. Так что мужчина, приставший к Шо, лишь криво усмехнулся, покивал головой, уже отворачиваясь и с интересом наблюдая за танцовщицами.
- Сага… - с облегчением выдохнул Казумаса.
- Зачем ты пришёл? – с раздражением зашипел на него тот, сильно хватая за руку и оттаскивая в сторону.
- Эй! – с неизвестно откуда взявшейся смелостью, Шо выдернул свою руку и едва ли не обиженно уставился на него. – Я могу приходить куда хочу и когда хочу!
- Конечно, в кафетерий и песочницу ты можешь заявляться в любое время, - язвительно возразил ему Такаши, - но прийти сюда в одиночку не самая удачная идея. Здесь никто не посмотрит на твоё благосостояние и родительские связи, тут всех интересует только твоя упругая попка, так что, мой тебе совет, уходи, пока на улице ещё не стемнело.
Несмотря на то, что Шо был абсолютно обескуражен подобным к себе отношением, где-то внутри него уже просыпались упрямство и злость, так что Кохара, уперев руки в бока, твёрдо возразил:
- Нет! Я никуда не пойду!
- Хочешь увидеть Тору? – вздохнув, уже мягче, уточнил Сага. – Но он появляется здесь только в дни, когда назначены состязания, и то не всегда.
- Я… нет, - замялся Шо, чувствуя собственное смущение, - я здесь из-за Торы, но он не должен ничего об этом узнать.
- Вот как? – на лице у Такаши расцвела кривая ухмылка. – Это уже интересно.
Он отвёл Шо ещё дальше от столиков поближе к небольшому бару, который Кохара раньше даже не замечал.
- Рассказывай. – Потребовал Сага, пытливо заглядывая Кохаре в глаза.
- Ну, в общем… - Шо мялся и не знал, как бы сделать так, чтобы Сага не догадался о его беспокойстве за Тору, - в общем, вот…
Казумаса протянул Саге небольшой свёрток, который всё это время держал в руке.
- Что это? – нахмурился тот, но свёрток забрал и теперь с интересом вертел его, пытаясь понять, что же там такое было.
- Это лекарства. – Выпалил Шо и тут же почувствовал на себе пронзительный взгляд Сакамото.
- Лекарства? Ты купил для него лекарства? – нельзя было понять, что именно было в голосе Саги: раздражение или немалое удивление.
- Врач выписал ему это, но Тора выбросил рецепт в мусорное ведро и сказал, что не может позволить себе купить их. – Начал оправдываться Казумаса.
- И тогда ты решил заняться благотворительностью? – скептически поморщился Такаши.
- Нет, я… - начал было Шо.
- А знаешь ли ты, что Тора никогда не принимает чужие подачки, и ты зря потратил, надо полагать, немалые деньги, – перебил его Сага.
- Я знаю, что он не взял бы их от меня, но… - вновь попытался объяснить Кохара.
- Поэтому ты пришёл ко мне. – Усмехнулся Сакамото. – Ты думаешь, что от меня лекарства он возьмёт. Но я хочу тебя разочаровать, малыш. Тора прекрасно знает, что и я не в состоянии позволить себе подобные вещи. Он сразу заподозрит неладное.
- Но ты можешь хотя бы попытаться! – внезапно не выдержал Шо.
Его уже порядком начинала бесить эта насмешливая манера Саги разговаривать, к тому же, он никак не мог понять, почему тот даже не хочет попробовать помочь своему другу.
- Придумай что-нибудь, ты же знаешь его лучше меня. Просто отдай ему эти чёртовы лекарства, чтобы он поскорее выздоровел. – Продолжал негодовать Кохара.
Сага внимательно наблюдал за реакцией Казумасы и после того, как тот замолк, сам молчал ещё около минуты, прежде чем медленно кивнуть.
- Хорошо. Я думаю, что знаю, как можно будет отдать это Тигру.
- Отлично. – С чувством выполненного долга выдохнул Шо, глядя на то, как Сакамото засовывает свёрток в задний карман. – Только не сядь на них! – тут же предупредил он.
- Не беспокойся. – Привычно усмехнулся Сага, и когда Шо уже явно собирался прощаться, внезапно остановил его, удержав за плечо:
- Почему ты это делаешь? – поинтересовался он.
Кохаре показалось, что Такаши может без труда прочитать все его мысли.
- Я просто… - тщательно подбирая слова начал Шо.
- Не надо, – покачал головой Сакамото, - можешь не отвечать. Просто, я хотел, чтобы ты знал: Тора не приемлет никакой помощи, потому что не знает, что это такое, ему кажется, что помощь не может быть бескорыстной, точно так же, как и забота, внимание и любовь. Потребуется очень много сил, чтобы убедить его в обратном, но я думаю…
- Почему ты всё это мне говоришь? – чувствуя, как внутри удушливой волной поднимается невыносимое смущение, Шо не нашёл ничего лучше, чем прервать Сагу на полуслове, пока тот не наговорил ещё чего-нибудь лишнего.
Кохара чувствовал себя разоблачённым, поэтому мгновенно ощутил раздражение.
- О… - казалось, Сага раскусил и этот его порыв. – Ну, тогда до встречи, Шо. Я сделаю всё возможное.
- Надеюсь. – Буркнул, всё ещё злящийся на себя и весь мир Кохара, разворачиваясь и, не глядя по сторонам, широкими шагами направляясь прочь из клуба.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:25 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

В следующий раз Шо оказался в клубе только через две недели. Вынужденный сдавать всевозможные контрольные он пытался выспросить у Хирото, видел ли тот Тору, но Пон всё последнее время мог говорить только о Саге, с которым у него подозрительно быстро завязались довольно близкие отношения.
Кохара знал всё от того же Хиропона, что никаких интересных боёв в этот день не предвиделось. Поэтому он скорее надеялся снова поговорить с Сагой и был немало удивлён, когда через пятнадцать минут после их появления в клубе перед ним возник сам Тора. На лице Тигра уже почти не осталось никаких напоминаний о тяжёлой победе, кроме небольшой синевы под правым глазом и самого обыкновенного пластыря, налепленного на нос.
- Эм… привет? – неуверенно улыбнулся Шо.
Тяжёлый взгляд, которым смерил его до сих пор молчавший Амано, явно не сулил ничего хорошего.
- Это твоё, - без предисловий ответил ему Тора, и тут же Шо почувствовал, как он, взяв его руку, вложил в неё шуршащий пакет.
Улыбка сползла с лица Казумасы, когда, опустив глаза, он увидел тот самый свёрток с лекарствами, который в своё время был передан Саге.
- Что это? – беспомощно пробормотал он, снова поднимая глаза на Тору.
- Тебе лучше знать. – Холодно отозвался тот, пожимая плечами.
- Я… - от такого ответа Шо окончательно потерялся и вновь потупил взгляд. – Тора, я только хотел…
- Зря. – Безжалостно отрубил Тигр, засовывая руки в карманы. – Мне ничего не нужно.
Почувствовав, как холодеют руки и сердце начинает биться быстрее, Шо быстро взглянул на него, пытаясь отыскать верные слова, но именно в этот момент к ним подошли Сага с Хирото. Причём Хиропон в силу своего небольшого роста практически висел на Саге, обнимая его одной рукой за шею. Похоже, они оба были достаточно пьяны.
- От чего такие кислые лица? – Хирото широко улыбался, переводя взгляд с Торы на Шо и обратно.
- Шо, - почти одновременно с ним, Сага отсалютовал Кохаре, - прости, мне не удалось сделать то, о чём ты меня просил.
- Ничего, - пробормотал Казумаса, качая головой.
- Ну, мы пойдём! – тут же беспечно объявил Пон, пытаясь увлечь за собой Сагу.
- Пон, тебе нельзя за руль! – обеспокоено крикнул им в след Шо, и он без промедлений последовал бы за другом, чтобы убедиться в его безопасности, если б не голос Торы:
- Сага проследит за ним. Не беспокойся.
- Сага? – в голосе Шо скользнуло недовольство. – Да он пьян не меньше Пона!
Но Тора лишь покачал головой, с чем-то вроде сожаления глядя на Казумасу - так обычно родители смотрят на своих детей-подростков.
- Видишь ли, с Сагой всегда не всё так просто... – неопределённо отозвался он, а затем, постояв ещё немного, развернулся, чтобы уйти.
- Подожди! – Шо сам не знал, что толкнуло его вперёд и даже заставило схватить Тору за руку.
Так что когда Тигр обернулся, на лице Кохары было едва ли не большее удивление, чем у него самого. Шо тут же отпустил его руку, чувствуя, как румянец окрашивает щёки.
- Что-то ещё? – нахмурившись, поинтересовался Шинджи.
- Я хочу, чтобы ты всё правильно понял, - заговорил Казумаса, вроде бы начиная ощущать в себе какие-то силы для объяснения своего поступка, - я просто хотел, чтобы ты побыстрее поправился.
- Со мной всё было в порядке. – Возразил Амано, тем не менее, останавливаясь и снова поворачиваясь к Шо.
- Но ведь это неправда. – С чувством произнёс Кохара, не побоявшись заглянуть ему в глаза. – И ты сам прекрасно знаешь это.
Казалось, первое время Тора не мог подобрать подходящий ответ из уже заготовленных. Он просто смотрел на Шо, который теперь вновь не знал, куда себя деть под этим испытывающим взглядом, который неуловимо заставлял всё внутри вставать вверх тормашками. Однако через пару секунд Тора повторил:
- Я не нуждаюсь ни в чьей помощи.
- Но ведь так нельзя! – в отчаянии возразил ему Шо. – Так не бывает!
Тора молча уставился себе под ноги, и Кохара подумал, что сейчас он снова что-нибудь скажет, как отрежет, а затем уйдёт. И он, Шо, никогда больше его не увидит. Теперь Казумаса знал, что Тигр на такое способен. Но вместо этого Тора, словно решившись на что-то, произнёс:
- Хорошо, пойдём.
- Что? – Шо опешил, не ожидая подобного.
Но Амано уже взял его за локоть, увлекая за собой сквозь толпу. И нельзя сказать, что Кохара совершенно не боялся, ему было ещё как страшно, ведь он совершенно не понимал, с чем связана такая перемена настроения и куда его ведут. Но когда Шо попытался спросить об этом, Тора лишь отмахнулся, сильнее сжав его руку. Он почти тащил Казумасу, даже когда они уже выбрались из клуба и продолжили свой путь по узким неосвещённым закоулкам, что отнюдь не прибавляло Кохаре смелости. Шо уже собирался спасаться бегством, когда Тигр неожиданно остановился. Кохара увидел перед собой одноэтажный небольшой дом на двух хозяев с грязными стенами, прохудившейся крышей и крохотными окнами, через которые едва ли мог проникнуть солнечный свет даже в самый погожий день.
- Г-где мы? – тихо спросил Шо, не сводя глаз с оказавшегося перед ним барака.
- У меня дома. – Вполне будничным тоном сообщил Тора и подтолкнул Кохару вперёд.
Вопреки выводам, сделанным Шо, внутри оказалось прибрано и довольно тепло. В единственной комнате стояла лишь одна кровать, старый шкаф, стол и два стула. В углу что-то коптилось в чёрной не то самодельной печи, не то кочегарке. Но самое главное, их встретила небольшого роста приятная женщина. Как только они вошли, она громко воскликнула:
- Шинджи, наконец-то ты привёл к нам в гости своего друга! – и сильно хромая, бросилась обнимать сына, а затем и Шо.
Мать Амано была очень худой и бледной, но это не мешало широкой улыбке сиять на её лице, когда она смотрела на Тору. Кохара был настолько поражён происходящим, что даже не смог толком возразить, когда после недолгого знакомства она начала усаживать их есть. Тора больше молчал, искоса поглядывая на Казумасу и позволяя говорить матери, которая не замолкала ни на минуту – настолько была рада появлению гостей в доме. Она хвалила своего помощника-сына и интересовалась у Шо, как дела у них в институте, потом спросила, не в одной ли группе они с Торой учатся и правда ли, что отличникам выплачивают такую большую стипендию. На всё это Кохара мог лишь неопределённо кивать головой и иногда вставлять пару фраз на автомате. Когда он переводил взгляд на Амано, тот смотрел только на мать или в тарелку, и Шо видел в его глазах бесконечную любовь и боль, которую никакой выдержкой невозможно было скрыть.
Они вновь оказались на улице лишь через пару часов, и пока Тора вёл Шо к станции метро, тот не мог вымолвить ни слова, настолько подавленным Кохара себя ощущал. Впрочем, Тигр тоже молчал, и только когда они вышли на одну из знакомых Казумасе улиц, он остановился и, придержав Шо, который, казалось, так бы и ушёл вперёд, не замечая отсутствия Торы, произнёс:
- Думаю, дальше ты сам сможешь добраться.
Кохара уставился на него, будто видел впервые, а потом коротко кивнул.
- Слушай… - внезапно снова заговорил Тигр. – То, что ты видел… пускай это останется между нами. Я не знаю, почему… мне захотелось, чтобы ты знал, но… И ещё…
Всё это время Кохара стоял и смотрел на Амано, словно не понимая, что тот ему говорит, но на самом деле он просто не знал, как следует вести себя в таких ситуациях, поэтому решил, что лучше будет промолчать, чем наговорить кучу лишних и абсолютно ненужных слов.
- Раз уж так получилось, - продолжил Тора, - не мог бы ты хотя бы изредка приходить со мной к моей матери? Я понимаю, что не могу… чёрт, - он внезапно запнулся и покачал головой, пробормотав еле слышно: - Что я делаю? – и уже громче вновь обратился к Кохаре: - Ничего. Просто забудь всё, и…
- Я могу. – Едва шевеля губами, выдохнул Шо.
- Что? – переспросил Амано.
- Я могу приходить с тобой к твоей матери. – Уже более уверенно повторил Кохара, глядя на Тору ясным взглядом.
- Я не должен был просить тебя… - ответил тот, глядя куда-то в сторону, - просто я уже давно не видел её такой счастливой.
- Всё в порядке. – Кивнул Шо и даже придвинулся ближе к Торе, глядя ему в глаза. – Мне будет совершенно не сложно иногда навещать её с тобой.
Видно было, что Амано не знает, как поступить. Ему одновременно хотелось сделать приятно матери, но и собственные принципы давали о себе знать не меньше. В конце концов, помолчав и потоптавшись на месте, он коротко кивнул:
- Хорошо. Я буду тебе должен.
Шо захотелось рассмеяться, но он подавил в себе этот порыв, потому что понимал, как нелегко далось Торе это решение.
- Мы найдём способ рассчитаться. – В манере Тигра кивнул он.
Затем последовало короткое неуклюжее прощание, и они разошлись в разные стороны. Только сидя в вагоне метро Шо вспомнил, что Хирото вообще-то остался в клубе, пьяный, вместе с Сагой. Ему оставалось надеяться, что друг Торы действительно не даст Пону натворить глупостей. Но оснований не доверять Амано у Кохары не было, а значит, за Хирото действительно можно было не волноваться.

***

Взбежав по лестнице, Шо буквально ворвался в квартиру Хирото - тот оставил дверь незапертой после того, как Казумаса дозвонился до него по интеркому.
- Я звонил тебе весь вечер и всё утро! – взволнованно выкрикнул Кохара, оказавшись в прихожей. – Почему ты не брал трубку? Хирото?!
Но друга нигде не было видно, и Шо, скинув кроссовки, направился к нему в комнату. Пон прихорашивался перед зеркалом и совершенно не обращал на Казумасу внимания.
- Хорошо, я виноват. Не нужно было оставлять тебя в клубе... – начал оправдываться Шо, посчитав, что Хирото обиделся на него за то, что он прошлым вечером исчез. – Но Тора…
- Что Амано натворил на этот раз? – раздалось со стороны двери, и Шо в изумлении замер, наблюдая за тем, как ухмыляющийся и голый по пояс Сага вытирает влажные волосы полотенцем.
Лицо Хиропона в зеркале приобрело донельзя довольное выражение, а Сага продолжил, воспользовавшись тем, что Кохара потерял дар речи:
- С Торой надо держать ухо востро, мда. – Он подошёл к Хирото и наклонился к нему, делая вид, что говорит на ухо, но на самом деле Шо тоже отлично всё слышал: - Было хорошо, Хирото-кун. Перезвони мне, и мы встретимся днём.
Затем он мягко коснулся губами его щеки, обернулся к Шо, подмигнул и, забрав с дивана свою футболку, вышел из комнаты. А ещё через минуту хлопнула входная дверь.
Кохара стоял с открытым ртом и выпученными глазами, не в силах что-либо произнести.
- Будешь читать мне мораль? – совершенно спокойно поинтересовался Хирото, отлипая, наконец, от зеркала и, повернувшись, самодовольно глядя на друга.
Но Шо лишь указал пальцем в сторону прихожей и свёл брови, открывая и закрывая рот, словно рыба. Он никак не мог прийти в себя.
- Очень красноречиво. – Усмехнулся Пон.
- Вы… что? – наконец смог выдавить из себя Казумаса.
На этот раз брови свёл Хирото и для пущей убедительности развёл руки в стороны.
- Мы… что? – на манер Шо переспросил он.
- ТЫ СПАЛ С САГОЙ?! – очухался Кохара, неверяще уставившись на друга.
- А что тут такого? – усмехнулся Хирото. – Никто не был против.
- Я! – тут же отозвался Шо, отчаянно жестикулируя. – Я против! Слышишь?
- Почему это? – не понял Пон. – Тебе же нравится Тора.
- ЧТО?! – вот теперь Кохара готов был лишиться чувств. – Мне не нравится Тора! Да с чего ты взял вообще?
Хирото всезнающе улыбнулся.
- Да ладно? – он шагнул навстречу Шо, продолжая. - Я заметил, как ты на него смотришь. Ты отвёз его в больницу, ты покупал ему лекарства… и вы вчера ушли из клуба вместе. Не отпирайся. Я видел, как он тащил тебя за собой… Такой нетерпеливый.
- Что? О, нет… - у Шо даже не осталось сил, чтобы повысить голос. Он буквально простонал последние слова. – Ты всё не так понял. И не я отвозил его в больницу, это была твоя машина.
- Но ты настоял. И не спорь со мной! Неужели ты думаешь, что сможешь обмануть старину Хирото? – продолжал развлекаться Пон.
- Ладно. – Вздохнул Шо, пытаясь успокоиться. – Ладно, мы поговорим об этом позже. Потому что между мной и Торой ничего нет, а вот между тобой и Сагой…
- Был секс. – Закончил Хирото. – Учись!
Шо поморщился.
- Чему тут учиться? – вновь начал заводиться Кохара.
- А, ты уже всё умеешь? Что-то я глубоко сомневаюсь, - поддел его Пон, ухмыляясь.
И тут терпение Казумасы лопнуло. Они с Хирото знали друг друга очень давно и полноправно считались лучшими друзьями, но иногда выходки Хиропона заходили слишком далеко. Например, Пон не имел права касаться оговоренной темы, которая являлась особенно болезненной для Шо. Ведь у него, в отличие от лучшего друга, был иной взгляд на такие вещи. Поэтому Кохара просто развернулся и молча отправился к входной двери, намереваясь уйти и больше не звонить Хирото, пока тот не додумается извиниться.
- О-оо, чёрт! Шо! Подожди! – но, к счастью, Пон всегда был необычайно сообразительным. Он очень быстро понял, что сморозил недопустимую глупость и обидел друга.
Хирото застал Шо уже остервенело натягивающим кроссовки, поэтому медлить было нельзя.
- Ну, прости меня, Шо! Я не хотел! – принялся извиняться он, наблюдая за Казумасой.
- Не хотел? – пробормотал Кохара, а потом выпрямился и посмотрел Хирото прямо в лицо. – Я несусь сломя голову к тебе, жутко волнуюсь, жив ли ты вообще, потому что не берёшь трубку бог знает сколько времени. Я места себе не нахожу, потому что оставил тебя одного в этом дурацком клубе, а ты… - Шо запнулся, но продолжил: - А ты всё это время развлекался, - Кохара в принципе не переносил слова вроде «трахался» или «кувыркался», - с лучшим другом того самого парня, который… который…
Но Шо так и не договорил, потому что Хирото решил не мучить его больше и просто подошёл, чтобы обнять. Такие безмолвные примирения были для них самыми частыми и самыми простыми, как бы сильно они не ссорились. Они словно говорили друг другу: «Всё в порядке. Я с тобой, несмотря ни на что», - и в большинстве случаев это было лучше и правильнее всяких слов. Вот и теперь Шо, помедлив всего секунду, обнял Хирото в ответ. Он тоже чувствовал свою вину и знал, что сейчас это наиболее правильный выход из сложившейся ситуации.
- Прости, ладно? – слабо улыбнулся Хиропон, когда они разжали объятия.
- Ты тоже прости меня. – Кивнул ему Шо.
В ответ Пон хлопнул его по плечу и улыбнулся шире:
- О чём речь, старик? Давай, снимай кроссовки и пошли.
Вместе они успели поиграть в компьютерную игру, посмотреть телевизор и обсудить последние музыкальные новинки вперемешку с учёбой, словно между ними ничего не происходило. Но когда запас общих дел был исчерпан, и друзья обосновались на кухне, пытаясь отыскать что-нибудь съестное, Шо всё же не выдержал:
- Так… ты сегодня снова встречаешься с Сагой? – осторожно спросил он, мельком поглядывая на Хирото.
Но тот был слишком увлечён изучением внутренностей холодильника, так что ответил прямо и как ни в чём не бывало:
- Да. Где-то через час-два я ему позвоню, и мы обо всём договоримся. Сейчас он занимается какими-то своими делами… - Пон, наконец, закрыл дверцу холодильника и принялся сгружать на стол всё то, что уместилось у него в руках.- А что? – переспросил он.
- Да так. – Неопределённо пожал плечами Казумаса, наблюдая за другом.
Он опустился на небольшой диванчик и, подперев подбородок рукой, снова задал вопрос:
- И… ты его любишь?
Хирото поднял на Шо недоумённый взгляд, а потом рассмеялся, едва не роняя продукты на пол.
- Ты как всегда в своём репертуаре! – немного успокоившись, улыбнулся он.
- «В своём репертуаре»? – не понял Шо. Его порядком разозлила реакция друга на такой серьёзный вопрос. – По-моему, я ничего смешного сейчас не сказал.
Пон снова оглядел его, на этот раз уже внимательнее, и, видимо почувствовав приближающуюся бурю, решил разрешить всё миром.
- Послушай, Шо, - проникновенно начал он, оставив провизию в покое и усаживаясь рядом с Кохарой, - я ценю, что ты волнуешься и заботишься обо мне. Но это совсем не обязательно.
И, не дав Казумасе возразить, Хирото продолжил:
- Очень трудно за такое короткое время понять, любишь ли ты человека. Но Сага мне действительно нравится. И то, что между нами уже было… - Пон замялся на пару мгновений, - словом, я ни о чём не жалею. Потому что было хорошо, и я намерен продолжать такое наше общение, хочешь ты того или нет. Думаю, это ты понимаешь.
Шо ещё какое-то время сидел молча, но всё же пару раз кивнул и, вздохнув, заключил:
- Хорошо. Ты прав, я не могу запретить тебе встречаться с Сагой. Но ты тоже должен понимать, что не можешь запретить мне волноваться за тебя.
- Вот и отлично. – Согласился с ним Хирото.
Тут его мобильный ожил, и Пон, поспешив достать его из кармана, выскочил из кухни, как ошпаренный. А когда вернулся, сообщил, что звонил Сага, - он уже освободился и хочет встретиться.
- Ты можешь пойти с нами, - сделав над собой усилие, предложил Хирото.
- Да нет, - с улыбкой покачал головой Шо, - вам будет не до меня.
- Эй! – с жаром возразил Хиропон. – Всё самое непристойное начнётся вечером, а сейчас мы просто хотим погулять. К тому же… - и тут глаза друга хитро сверкнули, - вдруг Сага приведёт с собой Тору?
- Ну, держись! – после этих слов, Шо подорвался за весело хохочущим другом с твёрдым намерением догнать и отомстить.
Но этому мелкому поганцу всё всегда сходило с рук, так что уже через несколько минут они вместе оказались на улице и вместе же сели в джип Хирото, который уже всерьёз не собирался отвозить Шо домой.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:26 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Стояла отличная погода. В это время в парке было ещё не так многолюдно. Хирото сидел на скамейке, курил и жмурился, подставляя лицо солнечным лучам, а Шо в это время переминался с ноги на ногу, нервно оглядываясь по сторонам. Он чувствовал себя не в своей тарелке и уже несколько раз порывался уйти, но бдительный Пон никуда его не отпускал.
- Не понимаю, что я тут делаю? – растеряно повторил Шо.
- Успокойся. – Хирото выпустил струйку дыма изо рта. – Даже если Тора не придёт, втроём будет веселее.
Реакция Казумасы, наоборот, была бурной и громкой:
- Да когда же ты, наконец, поймёшь, что Тора мне НЕ нравится?! – неожиданно взвился он. – Он просто…
- Просто что? – не растерялся Хирото, когда Шо запнулся, не успев придумать продолжение фразы.
В ответ Кохара лишь беспомощно взмахнул руками, выразительно глядя на друга.
- Вот видишь! – Хиропон наставил на него указательный палец.
Шо глубоко вдохнул, но не успел с новыми возражениями, потому что Хирото, увидев кого-то у него за спиной, выбросил сигарету и вскочил со скамейки. Ещё через несколько мгновений он повис на шее у Саги, а Кохара нервно облизал пересохшие губы – за Сакамото всё-таки маячил Тора. Заметив Шо, он осторожно обошёл Сагу с Хиропоном, будто боялся, что они вдвоём могут накинуться на него с несдержанными объятьями, и приблизился к застывшему юноше.
- Привет, - просто поздоровался он.
И это было так волнующе, что Кохара, не сообразив, выпалил первое, что вертелось на языке:
- И ты здесь.
- Ты не рад? – иронично приподняв бровь, поинтересовался Тигр.
- Нет… то есть… - в замешательстве забормотал Казумаса.
- Расслабься. – Пожал плечами Амано. – Я не знал, что тебя тоже пригласили прогуляться.
Шо сдвинул брови. Ему совершенно не понравились последние произнесённые Тигром слова, и как бы взволнованно он не ощущал себя, пренебрежения к себе потерпеть не мог.
- А что? Если бы знал, то не пришёл бы сюда? – голос Шо приобрёл холодную интонацию.
- Эй, ребята! Вы, конечно, можете оставаться, а мы не на месте стоять сюда пришли! – послышался голос Хиропона, который почему-то всегда встревал в самый напряжённый момент.
Конечно же, Шо, особенно учитывая последнее признание Торы, не хотел оставаться с ним наедине. Гордо отвернувшись, Казумаса последовал за Сагой и Поном, которые, весело и громко что-то обсуждая, отправились прогулочным шагом вдоль аллеи. Тора догнал Шо через минуту. Никто из них не решался заговорить первым.
Кохаре было обидно. Где-то внутри остался очень неприятный осадок, и все мысли о том, что Тигр доверился ему не просто так, фактически приведя в свой дом, улетучились без следа. Сейчас Шо очень хорошо понимал, о чём говорил Сага, называя друга холодным и беспощадным. Казумасе Амано внезапно показался неприступной стеной, и Шо не был уверен, что готов и располагает достаточными силами, чтобы пробить в ней брешь.
- Ты тут ни причём. – Неожиданно заговорил Тора, заставив Кохару вздрогнуть. Голос его звучал глухо и даже виновато.
Шо молча посмотрел на него. Его так и подмывало спросить, в чём же тогда дело, но он вовремя смог сдержаться, справедливо рассудив, что если Тигр действительно захочет, то сам ему обо всём расскажет. Лишним любопытством этого парня расположить к себе нельзя было совершенно точно.
Но Тора так ничего и не объяснил, а взрывы неудержимого веселья между шедшими впереди Хирото и Сагой только усугубляли вновь возникшее молчание.
Внезапно Шо осенило. Он даже улыбнулся, когда выход и этого щекотливого положения отыскался так быстро и просто.
- Ты мне кое-что должен. – Сказал он, пока не растерял всю свою возникшую как из ниоткуда решительность.
Тора кинул на него серьёзный взгляд.
- Да, я помню. – Кивнул он. – Ты что-то придумал?
Впереди громко вскрикнул Хирото, и Шо с Тигром уставились на то, как Сага, взвалив Пона на плечо, продолжает, как ни в чём не бывало, идти вперёд, кажется, даже похлопывая его ладонью по мягкому месту. И как бы это ни было банально, в этот момент Казумаса завидовал тому, с какой лёгкостью его друг сходится с людьми. Казалось, что Хирото никогда не оставался в одиночестве, чего Шо не мог сказать о самом себе.
- Шо? – голос Амано вывел засмотревшегося Казумасу из задумчивости.
- А? – спохватился он.
- Так что я должен буду сделать? – повторил свой вопрос Тигр.
- Научи меня драться. – Без запинки выдал Кохара.
Тора даже остановился. Он с таким выражением уставился на Казумасу, что у того возникла мысль отказаться от этой бредовой идеи, но Шо решил не отступать, раз уж слова были произнесены. В конце концов, возможно, это был единственный шанс для того, чтобы хоть узнать Тору ближе, а, может быть, даже стать его другом.
- Что-то не так? – невинно хлопая ресницами, уточнил Кохара.
- Да нет, всё в порядке. – Помотав головой и уже придя в себя, отозвался Тигр.
Они снова продолжили медленно следовать за наслаждающейся обществом друг друга парочкой.
- Только вот как ты себе это представляешь? – задал Амано вполне логичный и ожидаемый вопрос.
- Ежедневные тренировки? – широко улыбаясь, предложил наглеющий на глазах Казумаса.
- Э, не-ет. – Протянул Амано, глядя себе под ноги и качая головой.
Однако Шо успел заметить мелькнувшую на его губах улыбку.
- Твои предложения? – пожал плечами Казумаса. Он уже понял, что выиграл этот раунд, и поэтому мог позволить себе расслабиться.
- Учитывая твою физическую подготовку… - с этими словами Тора оценивающе окинул Шо взглядом с ног до головы, отчего Кохара поёжился и поспешил уточнить:
- А что с моей физической подготовкой?
Но Тигр так ему и не ответил, продолжив собственную мысль:
- Так вот, давай договоримся, что я сам буду назначать дни тренировок.
Шо просиял:
- Это значит, что ты согласен?!
- А у меня есть выбор? – на этот раз Тора не стал прятать лёгкую улыбку на губах.
Кажется, настроение Хирото и Саги всё-таки передалось им, потому что Шо, набравшись смелости, шутливо толкнул Амано в плечо:
- Эй! Я тебя не заставлял!
- На твоём месте я бы не был так уверен в своих силах, - многозначительно глядя на руку Казумасы, усмехнулся Тора. – Тренировки ещё не начались.
Но Шо уже ни о чём другом не мог думать. Зависти к Хиропону как не бывало, ведь теперь он гарантированно имел несколько часов в неделю наедине с парнем, идущим рядом. И на этот раз Кохара не собирался упускать свой шанс.

***

Первая встреча была назначена рядом с пустующими гаражами, которые находились неподалёку от дома Торы. Записку со временем, датой и местом проведения тренировки Шо передал Хирото, которому она, соответственно, досталась от Саги.
Кохара явился на место ровно в назначенное время, но Тигра нигде не было видно. Он не был похож на человека, которому свойственно было опаздывать, поэтому Шо неловко топтался на месте, растеряно оглядываясь по сторонам. Он уже начал бояться, что напутал что-нибудь с датой, когда створка одного из гаражей со страшным скрежетом приоткрылась, и в образовавшемся проёме показался Амано собственной персоной. Облегчению Казумасы не было придела. Тора, тем временем, уже махал ему рукой, подзывая подойти ближе.
- Ты вовремя. – Кивнул Амано, пропуская Шо внутрь.
- Да я просто… - начал говорить Кохара, но замолчал, с любопытством осматриваясь по сторонам.
Внутри помещение было полностью переделано. К потолку на цепях крепился большой снаряд для настоящих силовых тренировок. Он угрожающе покачивался из стороны в сторону, поэтому Шо подумал, что Тигр до этого был занят отработкой ударов. В углу стояла тумбочка, а у противоположной стены находилась длинная, явно сколоченная своими руками, скамья. Освещала весь этот импровизированный тренировочный зал единственная тусклая лампочка, висевшая неподалёку от снаряда. Больше ничего в гараже не было, так что пространства для тренировки сразу двух человек должно было хватить.
- Добро пожаловать в мою обитель, - изображая пригласительный жест, усмехнулся Тора.
- Неплохо. – Заключил Казумаса, ещё раз повернувшись вокруг своей оси. – Сам всё сделал?
- Больше всего пришлось повозиться вот с этой штуковиной, - кивнул Шинджи, подходя и со всего размаха ударяя кулаком по снаряду.
- Но это самое важное. – Усмехнулся Шо.
- Точно, - Тора повернулся к нему и указал на грушу, чьи покачивания лишь немного усилились после его удара. - Давай, попробуй.
- Что? – Казумаса выпучил глаза. – Так сразу?
- А чем, по-твоему, мы здесь будем заниматься? – насмешливо уточнил Тигр. – Не бойся! Она не кусается.
Шо нерешительно подошёл к неприветливому снаряду и, нахмурившись, размахнулся.
- Нет-нет-нет! – тут же раздался голос Торы, который едва удерживался от того, чтобы не рассмеяться. – Как ты бьешь?!
- Да я ещё даже не ударил! – праведно возмутился Кохара.
Но Тора всё равно продолжал с улыбкой качать головой. Весь его вид выдавал полное недоумение странным желанием Казумасы научиться драться.
- Ты же не пощёчину собрался давать, - прокомментировал он и тут же продемонстрировал одну из боевых стоек, после чего решительно врезал по груше.
Шо задела его ирония, поэтому он тут же захотел во что бы то ни стало доказать Торе, что ни о какой пощёчине речи не шло. Он, как ему самому показалось, старательно принял подобную продемонстрированной позу и со всей силы ударил кулаком по кожаному мешку. В следующую секунду по гаражу раздался несдержанный болезненный вопль, а Шо, схватившись за кулак, согнулся пополам. Казумасе даже показалось, что из глаз у него брызнули слёзы.
- Э-эй… Аккуратнее! – Тора не заставил себя ждать, в мгновение ока оказавшись рядом с корчившимся от боли Кохарой. – Дай-ка я посмотрю…
И едва Шо снова смог твёрдо стоять на ногах, Амано осторожно взял его руку в свою, чтобы осмотреть нанесённые повреждения.
- Не надо было бить со всего размаху, так и травму, не начиная тренировки, можно заработать, - наставительно бормотал он, пока ощупывал покрасневшие костяшки.
- Ты не предупреждал меня! – с обидой буркнул Шо, всё ещё кривя губы от медленно проходящей боли, и одновременно с замиранием сердца следя за чуткими пальцами Тигра.
- Хорошо, это моя вина. – Легко согласился тот.
Он отпустил руку Казумасы и направился к тумбочке в углу, откуда вскоре выудил клочок ваты и тёмную склянку, как позже выяснилось, с обыкновенным йодом.
- Припухлость будет меньше, - пояснил Тора, промокнув покрасневшие места смоченной в йоде ватой. – А в следующий раз руки нужно будет бинтовать.
- Ты меня научишь? – Шо поднял на него глаза.
В это же самое мгновение Амано посмотрел на Казумасу, так что их взгляды встретились. Рука, держащая ватку, на несколько секунд замерла, но уже скоро снова продолжила своё дело.
- Конечно, - чуть хрипловатым голосом пообещал Тигр. – Но на сегодня твои упражнения со снарядом закончены.
- Да уж, - Шо нервно усмехнулся, покосившись на большую грушу. – И что ты туда напихал?
- В основном песок, - пожал плечами Тора, наконец, закончив с обработкой повреждений Кохары и отбрасывая ненужную больше вату куда-то в сторону.
Шо переступил с ноги на ногу, снова начиная недоумённо оглядываться. Кроме груши, снарядов для каких-то других тренировок здесь не было, поэтому его замешательство было вполне естественно.
- И чем тогда мы займёмся? – тихо уточнил он.
Амано, уперев руки в бока, оценивающе на него посмотрел.
- Будем отрабатывать захваты. – Не менее решительно, чем до этого, заявил он и двинулся прямо на Шо.
Тот, естественно, тут же начал отступать, выставив вперёд ладони. Вид у Казумасы был довольно напуганный.
- Подожди… может, не надо… - залепетал он, но договорить, не успел, потому что Тора совершил одно единственное движение, после которого Кохара почувствовал резкую боль в спине и в прямом смысле оказался на лопатках.
- А-аай!! – новый возмущённый вопль разнёсся по гаражу. – Ты что?!
- Прости. – Тигр присел рядом с Шо на корточки и вновь оглядел его с ног до головы. – Ты должен быть готовым ко всему.
- Но я же ещё ничего не умею!! – вскричал Казумаса, приподнимаясь на одном локте и потирая затылок. – А если бы я сильнее ударился головой?! Тебе пришлось бы отскребать мои мозги от пола!
- Не пришлось бы. – Уверенно возразил ему Тигр, но тут же смягчился, видя в глазах Кохары новое возмущение и обиду: - Хотя ты прав, пока придётся действовать с тобой поаккуратнее.
- «Пока»?! – пискнул Казумаса, снова откидываясь прямо на пол.
Он уже крепко начинал задумываться над тем, стоила ли такая игра свеч.
Внезапно повернув голову, Шо брезгливо поморщился и тут же вскочил с пола, будто находиться на нём было смертельно опасно.
- Ты здесь вообще убираешься? – поинтересовался он, начиная отряхивать с себя песок и пыль, густо покрывшие одежду, что касалась пола.
- Ну-у… - неопределённо протянул Амано, поднимаясь следом за ним. – Иногда.
- Иногда?! – Кохара уставился на него, как на ненормального.
- Это же не место для приёма гостей, это… - стал оправдываться Тора, начиная опасаться того негодования, которое Шо собой в данный момент выражал.
- И что с того? – фыркнул Казумаса, а потом твёрдо продолжил: - Значит так. Если тренировка будет проходить без этого, - он решительно ткнул пальцем в сторону висящей груши, - то мы будем тренироваться у меня дома.
На открывшего было рот Тигра Кохара, распалившись, не побоялся даже цыкнуть.
- И никаких возражений, потому что тренироваться в условиях полной антисанитарии опасно для здоровья! – закончил он свою поучительную речь.
Тора даже не смог ничего толкового ответить. Они договорились о дне следующей встречи, и Шинджи, по обыкновению, отправился провожать Казумасу до метро. Поэтому нельзя было сказать, что их первая тренировка прошла безрезультатно.

***

Когда ожил дверной звонок, Шо как раз решал, куда можно было бы пристроить одежду, обычно развешанную и разбросанную по всем доступным поверхностям. Но поскольку приход гостя застал его врасплох, Кохаре пришлось самым глупым образом закинуть все уже собранные вещи в шкаф. Он совершенно точно знал, что на пороге стоит и ждёт, когда ему откроют, ни кто иной, как Тора. Сегодня у них должна была состояться вторая по счёту и первая непосредственно у Казумасы дома тренировка, поэтому Шо страшно нервничал и никак не мог взять себя в руки. Кохара не знал, как Тигр отреагирует на всё, что увидит, потому что сам он живёт в совершенно иных условиях, и в задачи Казумасы на этот раз входило не только провести вполне удачную тренировку, но и не дать Торе почувствовать себя неуютно.
В это время мелодия звонка прозвучала ещё раз, и Шо, опомнившись, помчался открывать дверь.
- Проходи. – Улыбнулся он, следя за тем, как Тора переступает порог его дома.
- Ты один? – зачем-то поинтересовался Амано, стаскивая кроссовки и настороженно оглядываясь по сторонам.
- Да, родителей не будет до самого вечера, как обычно, – беззаботно отмахнулся Шо, - так что вся квартира в нашем распоряжении.
- Вот как. – Хмыкнул Тора, следуя за Казумасой.
Шо привёл его в свою комнату, где теперь царил относительный порядок: кровать была заправлена, весь хлам с полок убран и рассован по ящикам, книги расставлены по полкам и парочка игрушек, оставленных ещё с детства, надёжно спрятана в шкафу. Тигр не без интереса принялся осматриваться по сторонам, задержал взгляд на последней модели включённого ноутбука, затем на плазменном экране телевизора, занимавшего треть стены. За всем этим напряжённо следил Шо, гадая, о чём же сейчас Тора может думать, и всей душой надеясь, что побывав в его комнате, Шинджи не изменит своего первоначального мнения о Шо на ярлык «избалованный богатенький мальчишка». Ох, как ему этого не хотелось!
- Что скажешь? – робко поинтересовался Кохара, когда ему показалось, что молчание Торы начало затягиваться.
- Хм. – Тот развернулся к нему лицом и ещё раз оглядел с ног до головы.
Этот взгляд всякий раз пробирал до костей, и Шо казалось, что он никогда не сумеет к нему привыкнуть. А главное, Казумаса просто не знал, как его следовало истолковывать. Но от вновь возникших тревожных мыслей его отвлёк заговоривший после заминки Тигр:
- Я скажу, что надо начинать тренировку. Потому что если ты хочешь чему-нибудь научиться, то мы не должны терять ни минуты.
Тора был предельно собран и конкретен, произнося эти слова, поэтому его ответ едва ли не заставил Шо поморщиться. Кажется, Амано сделал те самые выводы, которых Казумаса так боялся. Но Шо больше ничего не оставалось, кроме как неуверенно кивнуть и ответить:
- Да, начнём.
Комната Шо была словно специально создана для шумных многолюдных вечеринок, потому Кохара часто именно из-за её размеров чувствовал себя неуютно и одиноко, даже очутившись у себя дома. Но теперь большое пространство оказалось как нельзя кстати.
Казумаса только в самый последний момент успел опомниться и неловко отскочить в сторону от осуществившего нападение Торы.
- Эй! Мы что, уже начали? – запаниковал он.
Но Тигр лишь покачал головой и снова совершил пугающе быстрый рывок в его сторону.
- Э-эй!! Что ты… - однако Шо так и не смог договорить, потому что банально обратился в бегство, верно расценив расстановку сил.
Кохара, не оглядываясь, кинулся в коридор, успокаивая себя тем, что так проявляется его инстинкт самосохранения, и это вовсе не плохо. Но Тора тоже не растерялся и последовал за Казумасой, которого всякий раз, когда Амано почти удавалось до него дотянуться, спасало лишь то, что собственную квартиру он знал лучше Тигра. Наконец, когда они вновь оказались в комнате Шо и уже несколько раз оббежали вокруг большого крутящегося кресла, Тора не выдержал:
- Казумаса, ты собираешься учиться драться или позвал меня к себе, чтобы поиграть в салки? – тон Амано целиком и полностью выдавал его разочарование и негодование.
Поэтому Шо тут же остановился и, переведя дыхание, принялся объяснять:
- Но ты же нападаешь на меня, а самая логичная реакция на это – желание сбежать!
- Да, но в жизни убежать не всегда получается. – Возразил ему Тора, действительно в этот момент похожий на строгого сэнсэя.
- Для этого-то я и попросил тебя о тренировках. – Взмахнул руками Кохара. Он всегда начинал больше жестикулировать, когда волновался. – Я думал, что ты будешь показывать и объяснять мне разные приёмы, а не нападать без подготовки и предупреждения!
По-видимому, Тора не ожидал такой горячей тирады в ответ на собственное замечание, потому что ответил не сразу, явно чувствуя себя не в своей тарелке:
- Видишь ли, раньше никто не просил меня ни о чём подобном. Так что я просто не знаю, как тебя всему научить. Мне казалось, что воспроизведение реальной ситуации – лучший вариант, но как оказалось, я ошибся.
- Нет, вообще-то ты прав. – Тут же смягчился Кохара, уже без опаски выходя из-за кресла. – Просто перед тем как воспроизводить реальную ситуацию, ты должен мне хоть что-то показать. Откуда я буду знать, как действовать, если не имею представления ни об одном приёме.
Тора пару раз кивнул.
- Разве тебя никто не учил драться? – спросил Шо, хмурясь от собственной догадки, пришедшей на ум только что.
- Нет. – Сразу и без оговорок ответил ему Тигр. – У меня просто не было другого выбора. Я пришёл в клуб и пару вечеров наблюдал за тем, как действовали разные бойцы. А потом я рискнул всем и… - Тора уставился в пол, но продолжил: - Первое время я постоянно проигрывал, ходил с поломанными рёбрами, весь в синяках, с разбитым лицом. Если бы не Сага, который приютил меня у себя, мне пришлось бы ночевать на улице, чтобы мать ничего не узнала. После того, как меня в очередной раз побили, Така, едва приведя меня в чувство, сказал, что, выходя на арену, я должен ненавидеть того, кто стоит передо мной, должен винить его во всех своих бедах, должен драться с ним, как будто это последнее, что мне придётся сделать в своей жизни. После этого я начал побеждать. Раз от раза всё более сильных и жестоких противников. Так что я всему научился сам, мне лишь объяснили, как следует вести себя и воспринимать тех, кто меня окружает.
- Сага объяснил? – потрясённо переспросил Шо, припоминая, что Такаши говорил ему о беспощадности Тигра и о том, что нелегко будет заставить его изменить собственным принципам.
- Это длинная история. – Уклончиво отозвался на его вопрос Тора. – Сага просто стал тем человеком, чьи слова стали последними.
- Но если Сага помогал тебе тогда, почему не научил драться? – всё ещё недоумевал Кохара.
- Мы с ним знакомы очень давно. – Пожал плечами Тора. – И он никогда не хотел втягивать меня в то, что может быть опасным. Отказавшись помогать мне таким образом, он надеялся, что я скоро не выдержу и всё брошу. Найду более безопасный способ зарабатывать деньги. Но я всегда упорно добивался своей цели, я дрался уже не только ради денег, я должен был доказать прежде всего самому себе, что хоть чего-то стою. А Така забыл об этом. К счастью для всех, - Тора, усмехнувшись, поднял глаза на ошеломлённого Казумасу, - моё упорство было вполне оправданным.
- Ты сумасшедший. – Тихо пробормотал Шо, качая головой. – И Сага – тоже. Вы оба стоите друг друга.
- Вполне возможно, - Тора улыбнулся шире. – А теперь, после моей незапланированной исповеди, может, мы продолжим нашу тренировку? Я постараюсь учесть все твои пожелания по поводу проведения занятий.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:26 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

- Так что? – комфортно расположившись на диване в комнате Шо, Хирото поглядывал на друга из-под длинной чёлки. – Вы уже этим занимались?
- Если ты о тренировках, то состоялось целых две, - не отрываясь от компьютерной игры, ответил Кохара.
- Тренировках? – криво усмехнулся Пон. – Вот как это теперь называется?
- М?! – Шо усиленно начал лупить по кнопкам. – Что ты говоришь?
- Я говорю, надо будет сказать Саге, что наша тренировка сегодня ночью прошла просто обалденно! – продолжая улыбаться, Хирото совсем разлёгся на диване и даже прикрыл глаза.
Звуки напряжённой битвы стихли настолько внезапно, что Хиропон приподнял голову, удивлённо глядя на Казумасу. Тот, взъерошенный и разгорячённый игрой, развернулся на кресле к другу, тоже уставившись на него большими и не совсем вменяемыми глазами.
- Пон, я вообще-то говорил про настоящие тренировки. – Сведя брови, негромко объяснил Шо, изо всех сил стараясь сохранять самообладание.
- Да я понял. – Легко рассмеялся Хирото, вновь расслабляясь. – Сомневаюсь, что даже Торе удалось бы затащить тебя в постель через пару свиданий.
- Это не свидания. – Ещё более тихо произнёс Шо. – И ни о какой постели нет даже речи.
- Ну, конечно! – тут же фыркнул его друг. – А то ты думаешь, Амано совсем не нравится тебя тискать.
- Да он не тискает меня! – терпению Казумасы пришёл конец, он вскочил с места, начиная нарезать круги по комнате. - Почему ты меня не слушаешь?! Я просто попросил у него научить меня драться! Он согласился, так что…
- Вы теперь видитесь чаще обычного. – Закончил за него Хирото. – При этом он хватает тебя за разные места, тискает, валит на пол и прочие горизонтальные поверхности… - с довольной миной перечислял мелкий поганец, - а знаешь что самое интересное?
- Что?! – Шо, наконец, остановился, впившись в Хиропона взглядом.
- Он то и дело оказывается СВЕРХУ! – победно закончил тот, вскидывая руку с указательным пальцем. – Удивительно, правда?
Кохара шумно выдохнул и закатил глаза.
- Не все такие пошлые, как ты. – Сказал он спокойно. – Ничего не было. Ни сверху, ни снизу. Так что успокойся и прекрати нести чушь.
Договорив, Шо хотел отправиться на кухню, чтобы притащить чего-нибудь перекусить, так что голос Хирото застал его уже в дверях:
- Но тебе бы хотелось. И сверху, и снизу, и на полу, и…
- Пон, - Шо развернулся обратно к другу, - давай мы не будем сейчас это обсуждать. Я доволен уже тем, что мы просто стали чаще встречаться. Хорошо?
На этот раз глаза закатил Хирото, качая головой и снова откидываясь на диван.
- Твоё дело, - пробормотал он.
Шо, кивнув, скрылся в коридоре, но очень скоро со стороны кухни раздался приглушённый вскрик, и Казумаса с горящими от волнения глазами вновь появился на пороге своей комнаты.
- Пон! – в отчаянии выкрикнул он. – Почему ты не сказал мне, что уже четыре часа?!
- А я должен был? – Хирото, не меняя позы, приподнял одну бровь.
- Так, срочно! – Шо заметался по комнате, пока его взгляд не остановился на друге. – Давай-давай! Поднимай свою задницу с моего дивана и собирайся! – размахивая руками, Шо, попытался согнать его с облюбованного места.
- Да что такое, ты мне объяснишь?! – отмахиваясь от назойливого мельтешения Кохары, Пон нехотя начал передвигаться.
Но можно было уже ничего не объяснять, когда дверной звонок ожил, и Шо, сначала подскочив от неожиданности, замер, только его глаза продолжали лихорадочно бегать из стороны в сторону.
Хирото сперва нахмурился, но вскоре уже расцвёл в понимающей улыбке.
- А-аа, теперь мне всё ясно, - самодовольно протянул он, - мог бы так сразу и сказать, что ждёшь Тигра к себе в гости.
В ответ Шо лишь испепелил его взглядом и, бросив тихое «Собирайся», направился в прихожую. Казумаса надеялся, что взбалмошный друг не наговорит в присутствии Торы ничего лишнего, и одновременно ругал себя всеми последними словами, потому что за игрой и бредовой болтовнёй друга перестал следить за временем. Пытаясь казаться как можно более спокойным, он открыл дверь и, поздоровавшись, пропустил Тору внутрь.
- Тора! Какими судьбами? – раздалось за его спиной, так что Шо изо всех сил сжал зубы.
Развернувшись, он успел показать Хирото сжатый кулак, пока Амано, нагнувшись, развязывал шнурки на кроссовках.
- Разве Шо не говорил тебе о наших тренировках? – тем временем совершенно спокойно отозвался Тора, выпрямляясь и глядя на Хиропона сверху вниз.
- Он только о них и говорит. – Растянув губы в коварной улыбке маленького и очень опасного хищника, заверил его Пон.
- Хи-ро-то… - выразительно глядя на друга и едва удерживая себя от того, чтобы не наброситься на него, предупреждающе процедил сквозь зубы Казумаса.
- Всё-всё! Оставляю вас наедине! – выставив руки перед собой и продолжая наслаждаться произведённым эффектом, словно его собственная жизнь не была ему дорога, Хирото наконец-то начал продвигаться к выходу.
- Эй, Хирото! – в последний момент остановил его Тора, вновь заставляя Шо напрячься. – Сага просил передать, если мы встретимся, чтобы ты ему перезвонил.
Пон кивнул Тигру и, отсалютовав Шо, закрыл за собой дверь, действительно оставляя их наедине. Казумаса, быстро взглянув на Тору, нервно и ненатурально рассмеялся, пробормотав что-то вроде:
- Это же Хирото, сам иногда не понимает, что за чушь несёт…
Но Тора, вопреки опасениям Шо, не стал задавать никаких лишних вопросов, только покивал, вроде бы соглашаясь с предложенными ему объяснениями, и, развернувшись, уверенно направился в комнату Казумасы, владельцу которой только и оставалось, что последовать за своим гостем.
Через сорок минут Шо мысленно молил всех богов, чтобы Тора догадался сделать перерыв. Это было их первое действительно похожее на тренировку занятие, причём Тигр был достаточно строгим и требовательным учителем. Казумасе казалось, что он начинает чувствовать каждую мышцу в теле, а болезненным ушибам давно не было счёта. Шо ещё не умел сгруппировываться при падении и поэтому каждый раз ударялся всем, чем только было можно. Тора всякий раз лишь молча протягивал ему руку, помогал встать и тут же вновь что-то объяснял, показывал, заставлял повторять.
- Последний раз и прервёмся, - наконец Шо услышал заветные слова. – Не забывай о том, что должен повернуться, как только схватишь меня за руку. – Напутствовал Тора, отходя от Кохары на пару метров.
Амано учил его защищаться от нападения со спины. Шо внутренне приготовился. Однако Тора не торопился нападать, и юноша уже хотел было оглянуться, но именно в этот момент, почувствовал, как сильные руки обхватывают его, блокируя всякое сопротивление. Все мысли о том, как он должен действовать, мигом вылетели у Шо из головы, и он запаниковал. Но Тора не ослаблял хватку, от чего Кохара задёргался ещё сильнее, вскрикнул, отталкиваясь ногами от пола, пытаясь развернуться к Торе лицом... Внезапно Шо понял, что летит вниз, на пол, вместе с Тигром. А уже в следующее мгновение он с удивлением и страхом смотрел во все глаза на Тору, который смягчил его падение. Амано тоже смотрел на него, не отводя глаз и всё ещё не отпуская рук. Шо чувствовал, как в собственной груди гулко ухает сердце, кровь приливает к щекам и кружится голова. Казумасе вспомнился их последний разговор с Хирото, и слова друга «Но тебе бы хотелось. И сверху, и снизу…» заставили его неловко отпрянуть от Шинджи, краснея ещё больше и отчаянно моргая от волнения.
- П-прости… я не хотел… - забормотал Шо.
- Всё в порядке. – Своим обычным тоном отозвался Тора, поднимаясь следом за Кохарой.
- Ты не сильно ударился? – продолжал Казумаса, стараясь наговорить как можно больше всего, чтобы сгладить произошедшее.
- Я же сказал, - отозвался Тигр, хмурясь. – Но тебе надо бы запомнить, что нападать на тебя будут неожиданно. Учись держать эмоции под контролем.
- Да, я… - Шо опустил глаза. – Я запаниковал, прости.
- Хватит извиняться. – Тора не был груб, но говорил твёрдо. – Я вижу, ты устал. Так что на сегодня мы, наверное, закончим. А в следующий раз встретимся в гараже, нам понадобится снаряд.
Казумаса кивал ему в ответ, по-прежнему не глядя в глаза.
- Эй, Шо. – Позвал Амано. – С тобой всё нормально?
Юноше пришлось всё-таки посмотреть на Тору, чтобы улыбнуться.
- Ну, тогда я пойду. – Заключил Тора.
Но Шо так не хотелось его сейчас отпускать. Казумаса не понимал, что на него нашло, однако знал наверняка, что если останется сейчас один, непрошеные мысли не дадут ему покоя, и надо поменять тему, закончить на чём-нибудь другом, но только не этим ощущением горячего сильного тела под собой, не этим взглядом глаза в глаза, когда забывается всё, что тебя окружает, и по коже разбегаются мурашки.
- Тора, - Шо выпалил его имя так неожиданно, что Амано едва не вздрогнул, - подожди. Я хотел спросить тебя…
Брови Тигра вопросительно изогнулись, он вернулся на пару шагов назад и пристально посмотрел на Шо.
- Спрашивай.
- Твоя мать думает, что ты учишься, но ты… - это было первым, что пришло Казумасе в голову.
- Это не тема для разговора. – Отрезал Амано, заметно мрачнея.
- Но я мог бы помочь! – ещё неожиданнее выдал Шо, испугавшись, что сильно задел Тору своими словами.
Тигр нахмурился. Подошёл ещё ближе к Кохаре и сложил руки на груди.
- Не могу понять, - неопределённо начал он, - ты действительно такой, как есть, или тебе что-то от меня нужно?
Шо даже не представлял, что может услышать что-то подобное. И на его счастье неподдельное удивление, мгновенно отразившееся на лице, убедило Тигра в искренности его намерений.
- Хорошо. – Минутой позже кивнул Амано, смягчаясь. – Я объясню тебе. То, чем я сейчас занимаюсь, не даёт мне возможности нормально учиться. Школу я так и не закончил, так что поступить куда-то всё равно не смогу. И чем ты можешь мне помочь?
- Мы можем не только тренироваться, но и готовить тебя к поступлению в колледж. – С энтузиазмом заявил Казумаса. – Это будет справедливо: ты учишь меня одному, я тебя – другому.
Тора лишь покачал головой, скользя взглядом по комнате.
- Тебе больше не придётся врать матери. – Негромко, но уверенно озвучил свой последний и самый, на его взгляд, убедительный довод Шо, с удовлетворением в ту же секунду ловя на себе цепкий взгляд Амано, который, похоже, попался на этот крючок.
Однозначного ответа Тора всё же не дал, но обещал подумать, хотя Шо был уверен, что парень согласится. Слишком очевидно было то, что Амано не доставляет никакого удовольствия обманывать близкого человека. Они попрощались, так и не договорившись о следующей встрече. Оба знали, что ещё увидятся в клубе – вечером должен был состояться бой, после которого станет известен первый четверть финалист. Игра начинала набирать обороты – все бойцы, успешно прошедшие отборочные туры, по умолчанию участвовали в важном турнире, где главным призом были назначены большие деньги.

***

Мобильный Казумасы издал дикий вопль, и сразу же под окнами прозвучало несколько следующих друг за другом автомобильных сигналов, заставивших Шо подскочить на месте. После ухода Торы ему так и не удалось избежать размышлений о словах Хирото и о том, что, если Амано согласится заниматься дополнительно, время, проведённое с ним наедине, возрастёт довольно ощутимо. Но друг детства не очень-то любил ждать, поэтому сигналы за окнами не прекращались, и кто-то из соседей уже кричал на возмутителя спокойствия из форточки. Хотя Пону было абсолютно всё равно, Шо чувствовал себя неудобно, поэтому, поспешно натягивая толстовку, уже слушал в телефонной трубке голос очередного поп-айдола, поставленный Хиропоном вместо гудков.
- Хэ-эй!! Мои номера грозятся сдать в полицию! Где ты там застрял?! – жизнерадостный тон Хирото порой мог совершенно сбить с толку.
Шо, ожидавший, как минимум, громкого возмущения, даже остановился на пару секунд, но тут же заметался в поисках новых кроссовок.
- Да я… сейчас, уже спускаюсь… - пробормотал он в трубку, прежде чем отключиться.
Часы на руке показывали семь вечера. Довольно раннее время. Шо предполагал, что Пон заедет за ним как минимум около девяти. Наконец, выскочив на улицу, Кохара поспешил забраться в машину друга, с ходу задавая мучающий его вопрос:
- Пон, что за фигня у тебя вместо гудков?
- Это последний хит Ямапи! – отозвался друг, выруливая со двора.
- Одно другому не мешает. – Буркнул Казумаса.
На заднем сидении послышалась возня, тут же заставившая Шо обернуться.
- Сага?! – удивлённо воскликнул он. – А ты что тут делаешь?
Такаши лишь пожал плечами и криво улыбнулся.
- Как и ты, еду в клуб.
- А… А где… - нахмурился Казумаса.
- Тора? – улыбка Сакамото расползлась ещё больше. – Он там уже около часа. Готовится.
- К чему? – Шо сильнее развернулся к Саге.
Позже, когда друзья добрались до бойцовского клуба и, выбравшись из машины, направлялись к воротам, Шо никак не мог успокоиться.
- Почему он не сказал мне? Совершенно необязательно было проводить тренировку именно сегодня! – негодовал он, узнав, что у Тигра именно в этот день был назначен очередной бой.
- Он бы сэкономил силы! – сокрушался Казумаса, пробираясь вслед за Сагой сквозь толпу, когда они уже были внутри.
- Ну и народу сегодня! – прокричал Такаши, ни к кому особенно не обращаясь, и продолжил в сторону Хиропона: - Где остановимся?!
Шо в это время мрачно оглядывал собравшуюся толпу, наконец вспоминая, что именно сегодняшний бой был первым четвертьфиналом в неофициальном турнире, о котором ему между делом рассказывал Хирото. Но Амано выглядел абсолютно спокойно во время их встречи. Почему он не отменил тренировку? Почему так рисковал своей победой? Всё из-за его гордости? Но ради чего? Видимо от Шо он сразу же поехал в клуб, и вот теперь совсем скоро должен будет драться по-настоящему. Казумасе хотелось врезать этому гордецу, который совершенно не жалеет себя, или хотя бы прочитать поучительную лекцию, но размышления Шо были как всегда прерваны неугомонным другом, который тряс его за руку:
- Эй! Земля вызывает Шо!! – орал ему на ухо Пон.
Кохара лишь отмахнулся от него. В помещении и так было шумно, и вопли Хирото вызывали у Казумасы ещё большее раздражение.
- Мы пойдём в бар! – тем не менее, Пон не собирался отступать, жестикулируя в предполагаемую сторону. – Его переоборудовали! Оттуда теперь всё видно!
- Что?! – выкрикнул в ответ Шо, крутя головой.
Сага закатил глаза и просто схватил обоих друзей, увлекая к обновлённому бару, который располагался на приподнятой площадке и мог вместить куда больше желающих.
Время приближалось к восьми, а народ всё прибывал, и это сильно нервировало Казумасу. С некоторых пор он чувствовал себя неуютно в клубе или около него, когда рядом не было Тигра. Тем временем, Сага с Хирото уже успели выпить ни по одному коктейлю, и теперь Хиропон настойчиво совал Шо под нос высокий стакан с янтарного цвета жидкостью. Кохаре не хотелось пить, но иначе от друга было не отвязаться.
- Тебе надо расслабиться! – широко улыбнулся ему Хирото, когда Шо всё-таки забрал стакан у него из рук.
Казумаса сделал один глоток и тут же закашлялся. Ему показалось, что глотку обожгло огнём.
- Гадость!! – жмурясь, выкрикнул он, пока Хиропон хлопал его по спинет. – Что это?!
- Виски!– радостно объяснил Пон. – Настоящий! А не то разбавленное пойло, которое продают в магазинах!
- Пон… - прохрипел Казумаса, слыша, как крики толпы сливаются в один истошный вопль, пульсирующий в голове. – Я же ничего крепче пива не пью…
Но вскоре Шо удалось прийти в себя. Он заметно повеселел и даже сделал ещё пару глотков из своего стакана. Музыка начала ему нравиться, так что Казумаса стал пританцовывать. Рядом Пон с Сагой всё ближе прижимались друг к другу. И, скорее под действием алкоголя, Шо без всякого стеснения наблюдал за ними. В голове юноши появились мысли, существование которых он так долго и упорно старался отрицать, а вместе с ними и глупости, вроде той, что надо запоминать каждый нюанс, пока есть возможность. Ведь, кто знает, Тора скорее всего согласится на дополнительные занятия, а это может означать только то, что Шо в скором времени всё это может понадобиться.
Сага наклонился к Хирото, крепко держа его за талию, и что-то начал нашёптывать на ухо, от чего Пон громко засмеялся, погрозил ему пальцем, а затем сунул руку в задний карман своих штанов и вытащил оттуда сразу несколько купюр довольно высокого достоинства, чтобы помахать ими перед самым носом Такаши. Шо, довольный жизнью, по-прежнему следил за ними, когда Сага ловко выхватил у Хирото деньги и столь же проворно запихал их уже в свой карман, тут же наклоняясь к Пону, чтобы поцеловать.
- Ещё виски! – махнул бармену Хиропон несколькими секундами позже.
Улыбка медленно сползла с лица Шо. В это самое мгновение над ареной включился дополнительный свет, и по всему залу под одобрительный и нетерпеливый гул разнёсся голос, приветствующий всех собравшихся. Шо буквально почувствовал, как начинает трезветь. В толпе, неподалёку от арены, стоял Начо и, ухмыляясь, смотрел прямо на Казумасу.
- …ТОРА!! – голос ведущего мгновенно потонул в громком крике толпы.
Шо, опомнившись, перевёл взгляд на появившегося Тигра и с облегчением вздохнул, замечая, что тот не выглядит усталым. К тому же его противник казался не таким уж опасным. Парень был примерно одной с Амано комплекции и явно нервничал.
- Йу-уху-уу!! Тора!! – во всё горло закричал рядом стоящий Хиропон, так что Шо даже отпрянул от него в сторону.
Но громкому и яркому другу уже удалось привлечь взгляд Торы к барной стойке. Он лишь слегка нахмурился, заметив рядом с Сагой и Поном неловко улыбающегося Шо.
Клуб ревел, требуя объявить начало боя, пока противники делали круг по арене, искоса глядя друг на друга. Внезапно Кохара ощутимо напрягся, ведь не мог соперник Торы так просто попасть в четвертьфинал, к тому же секундой раньше Шо показалось, что он заметил, как что-то блеснуло в руке у этого парня.
- Сага? – он встревожено повернулся к Такаши.
- Это бои без правил, Шо. – Тому как всегда не нужно было ничего объяснять. – Это не приветствуется, но некоторые используют не только свои силу и ловкость.
Кохара впился взглядом в противника Торы. Прозвучал гонг, и тот как раз начинал приближаться к Амано, разжав кулак, из которого струйкой выпала довольно длинная металлическая цепь.
- Это же… - пробормотал Шо, не помня себя, бросаясь из относительно безопасного бара в бурлящую толпу.
По каким-то ему самому неведомым причинам Казумаса не мог в этот момент находиться на расстоянии, будто если он станет поддерживать Тигра прямо из-за ограждения, тому будет легче победить. В этот момент Шо совершенно не думал о Начо, возможно караулящего его около арены. Значение имело только то, что Тора мог пострадать.
Пока, распихивая посетителей клуба, Шо пробирался ближе к арене, бойцы уже успели обменяться несколькими ударами. Так что Кохара, наконец, добравшись до ограждения, смог заметить кровавую полосу на щеке Амано. Его соперник самодовольно ухмылялся. Казумасе нестерпимо хотелось сделать хоть что-нибудь – это был чистейшей воды порыв, словно он не сознавал себя. Но что он мог?
- Тора!! То-ора!! – закричал Шо изо всех сил, сжимая от страха кулаки.
Амано даже не взглянул на него, но через пару мгновений вновь атаковал, удачно попав ногой по той самой руке, в которой противник сжимал цепь. А ещё через несколько секунд тот, развернувшись каким-то немыслимым образом, явно лишь сильнее разозлившись, схватил Тору и прижал к себе спиной, пережимая цепью его горло.
Шо вскрикнул от ужаса. Толпа вокруг ревела, сильнее напирая вперёд, так что Казумаса чувствовал – ещё немного и можно будет попрощаться с рёбрами. Но как бы он смог наблюдать за всем этим из бара? У него не хватило бы сил.
- Тора, пожалуйста… у тебя получится… - одними губами, едва не плача, и сам того не понимая, шептал Кохара, глядя на то, как Тигр тщетно пытается освободиться из захвата. – Тора…
Сквозь пелену, уже застилающую глаза, от цепи, безжалостно врезающейся в горло, Амано видел, как мальчишка с рыжими волосами смотрит на него испуганно, во все глаза, сжимая изо всех сил деревянный бортик, и шепчет… его имя, верит в него, в его победу, хочет его победы. С этого момента тело стало действовать само, оставшись без контроля мыслей, сконцентрированных в этот момент на Шо. Возможно, он поступил опрометчиво, согласившись на тренировку в этот день, но, пожалуй, худой и лёгкий Казумаса – такой неловкий, милый и удивлённый, - оказавшийся вместе с ним на полу, прямо на нём, теперь придал Торе сил для дальнейшей ещё более жёсткой борьбы.
Решительный удар ногой, - он мог не попасть, но попал, - и противник вскрикнул от боли, значительно ослабляя железную цепь у шеи. Но этого вполне достаточно, чтобы Тора смог освободиться и вырвать единственное действительно существенное преимущество из рук соперника, чтобы отбросить в сторону. Тигру это было ни к чему, ему не нужна слава какой-то цепочки. И если он победит, то сделает это исключительно благодаря собственным силам и умениям. Удар под дых, - противник не успел увернуться, похоже, всё ещё приходя в себя от такой перемены. Сбить с ног этого парня получилось уже без труда. Но всё же он упрямо пытался встать. И вообще-то это не в правилах Тигра - добивать тех, кто ползает у тебя под ногами на четвереньках, но у него не осталось другого выбора, потому что, обернувшись, чтобы ещё раз взглянуть на Шо, он видит прямо за Казумасой кривую и не предвещающую ничего хорошего ухмылку своего старого знакомого.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:28 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Легко перемахнув через деревянное ограждение, Тора оказался прямо перед Шо. Толпа, напиравшая со всех сторон, мгновенно отступила - никому не хотелось иметь дело с разъярённым бойцом. Казумаса в это время решительно не понимал, что происходит и почему Тора выглядит так, будто хочет ударить его. Перепачканные в пыли лицо и грудь Амано блестели от пота, на щеке и руках виднелись тонкие порезы с уже запёкшейся кровью, волосы липли ко лбу и шее, а глаза горели бешеным огнём - весь вид Тигра внушал довольно ощутимый страх. Мышцы Шо словно онемели, а на висках и спине мгновенно выступила испарина. Он шагнул назад, чувствуя, как замирает в грудной клетке сердце. Потребовалось несколько секунд, чтобы Казумаса, наконец, понял, что ему ничего не грозит. Взгляд Торы, стеклянный от злости, постепенно становился всё мягче. Это придало Кохаре решимости, и он осторожно дотронулся до плеча Шинджи:
- Тора, что с тобой?
Но Тигр неожиданно скинул с себя руку Казумасы, тут же хватая его за плечи, приближая к себе и внимательно заглядывая в глаза.
- С тобой всё в порядке? – требовательно задал он вопрос.
Шо от неожиданности замер, не в силах ничего ответить, что, естественно, Амано не устроило.
- Шо, с тобой всё нормально? Он тебя не тронул? – повторил Тигр.
- К-кто? – едва смог выдавить из себя Казумаса.
Тора отпустил его и облегчённо выдохнул. Кохара всё ещё стоял, глядя на него и медленно приходя в себя, когда к ним подоспели Хирото с Сагой. Люди вокруг снова шумели, кто-то даже не побоялся подойти к Тигру, чтобы поздравить его с победой. Но Сага, оставив Хиропона рядом с Шо, распихал всех поклонников Торы и, возбуждённо уставившись на друга, начал выяснять, что вообще происходит. В это время Пон осторожно попытался привлечь внимание Казумасы, потому что тот мутным взглядом всё ещё наблюдал за Амано. Шо впервые задумался о том, насколько силён и опасен этот парень, впервые осознал, что нужно быть осторожным с ним и, наконец, Кохара понял, что по-настоящему боится Тору, пускай тот ни разу не причинил ему вреда.
- Шо? – позвал его друг. – Эй… ты тут?
Казумаса посмотрел на Хирото, возвращаясь из своих тревожных мыслей. Обеспокоенный взгляд друга окончательно вернул его в реальность.
- Что произошло? Что Тора тебе сказал? – не теряя времени, спросил Пон, заметив, что Кохара его слушает.
- Н-ничего. – Пробормотал он, качая головой и снова поднимая глаза на Тору.
Шо вздрогнул, встретившись с ним взглядом. Шинджи стоял рядом с Сагой, который пытался чего-то от него добиться.
- Но он так резко… - хмурясь, вновь заговорил Хирото, - так резко перепрыгнул через ограждение, прямо перед тобой… он выглядел так, будто хотел ударить… кого-то. – Нерешительно добавил в конце Пон.
- Тора не причинит мне вреда. – Скорее убеждая самого себя, произнёс Казумаса.
- Надеюсь, ты знаешь, о чём говоришь. – С немалым сомнением в голосе отозвался друг.
В это время к ним подошёл Сага. Выглядел он встревоженным и сразу же обратился к Шо:
- Тора просил тебя дождаться его. Он хочет поговорить.
Хиропон презрительно фыркнул, но Такаши не обратил на него внимания.
- Пока он не придёт, мы останемся с тобой. – Договорил он.
- Ничего не понимаю. – Зажмурился Казумаса. – Что на вас всех нашло?
- А я-то тут при чём? - тут же возмутился Хирото.
Сага снисходительно на него покосился, но вновь заговорил, глядя на Шо:
- Здесь небезопасно. Тора видел своего старого знакомого. Он сказал мне, что однажды уже вытащил тебя прямо из его лап…
- Начо… - вспомнил Шо, сокрушённо вздыхая. Он совсем позабыл о нём, когда бросился в толпу, поближе к арене.
Так вот почему Тора, жестоко добив соперника, ринулся за ограду. Вот почему выглядел настолько дико и страшно, вёл себя резко и несдержанно. Разобравшись с этим, Кохара почувствовал облегчение, однако успокоился не до конца, может, потому, что впервые настолько остро ощутил опасность рядом с Торой, а ведь раньше он думал, что рядом с этим человеком ему совершенно ничего не грозит.

Ночной город всегда завораживал Шо. Тишина его улиц и громкая музыка дискотек, темнота переулков и потрясающая своей красотой подсветка небоскрёбов манили, приглашая попасть в другую реальность, где действуют иные правила, где людьми движет не сознание, а инстинкты.
Казумаса вздрогнул и шарахнулся в сторону, когда мусорный бак, мимо которого он проходил, закачался и опрокинулся. Из него показалась худая облезлая кошка, которая тут же юркнула в темноту. Тора лишь покосился исподлобья на Шо, но ничего не сказал. Так они прошли всю дорогу до метро, лишь изредка бросая друг на друга косые взгляды, прикрываясь кто чёлкой, а кто другим благовидным предлогом. Оба молчали. Наконец, впереди показалась хорошо освещённая улица, до метро оставалось совсем немного. Здесь они обычно прощались и расходились каждый в свою сторону.
- Спасибо, что проводил. – Робко начал Кохара, останавливаясь и глядя себе под ноги.
- Шо… - Тора нахмурился.
Непонятно откуда возникшее напряжение между ними неожиданно выводило из равновесия.
- Я должен успеть на поезд. – Казумаса кинул взгляд в сторону подземки, всё ещё избегая встречаться с Шинджи глазами.
- Шо, подожди, - Тигр едва успел удержать его, когда Казумаса шагнул в сторону.
На этот раз не смотреть на Тору у Шо не получилось. Он замер, переведя взгляд с руки Амано, крепко сжимающей запястье, на его лицо. В этот момент Тигр был похож на настоящего хищника, - черты его лица неуловимо заострились, а глаза смотрели цепко и пронзительно.
- Прости, я напугал тебя сегодня. – Неожиданно произнёс он, заглядывая Шо в глаза.
- Нет… - слабо попытался возразить Казумаса.
Вышло крайне неубедительно, поэтому Тора даже не стал его слушать, продолжив:
- Я увидел Начо. Он стоял прямо за тобой с таким выражением лица… - видно было, что парень изо всех сил пытается сдержать вновь подступающую злобу. – Но когда я был уже за оградой, он исчез.
- Тора, всё в порядке, - чувствуя себя неловко, попытался улыбнуться Шо.
- Нет, не в порядке. – Амано резко мотнул головой. – Ты не знаешь, на что способна эта тварь.
- Но ведь, - Казумаса улыбнулся шире, ему показалось, что он, наконец, смог найти верные слова, - рядом с тобой я в безопасности.
Тора собирался сказать что-то ещё, но так и не сделал этого, оставшись стоять беспомощным перед искренностью Шо. На губах Амано появилась едва заметная улыбка. Сила, с которой он всё ещё сжимал запястье юноши, заметно ослабла, и Шо удивлённо моргнул, почувствовав на тонкой коже лёгкие поглаживания.
Раздался громкий автомобильный сигнал, затем визг тормозов и крик Хирото, смешавшийся с играющей на всю мощность музыкой в салоне:
- Эй, голубки! А нас подождать вы забыли?!
Момент был безнадёжно испорчен, и Шо, может быть, впервые в жизни по-настоящему захотел придушить лучшего друга. Но Хирото явно не было до этого никакого дела:
- Шо, садись уже! – крикнул он, высунувшись из окна.
Пришлось прощаться с Торой, который опять стал собранным и непроницаемым, а ведь Кохаре показалось, что лёд, наконец, дал трещину. В конце концов, был в этом и один положительный момент – Шо не пришлось возвращаться домой на метро.

***

Шо замер на пороге собственной комнаты, осторожно удерживая в руках большой поднос, на котором красовалась тарелка с бутербродами, печенье и маленький чайник с двумя кружками. Тора в это время склонился над тетрадкой и что-то старательно в ней выписывал. Это зрелище по каким-то необъяснимым причинам выглядело настолько завораживающе, что Кохара едва не лишился равновесия, засмотревшись. И только когда Амано оторвался от задания, встречаясь с ним взглядом, Шо вновь начал осторожно продвигаться к столу.
- Я подумал, что мы оба проголодались. – Смущённо улыбнулся Казумаса, так и не решившись признаться, что уж о себе-то он точно думал в последнюю очередь.
- О… - протянул Тора, мигом отодвигая тетрадь, чтобы освободить для подноса место. – Не стоило.
- Всё нормально. – Улыбнулся Кохара. – Ешь, а я пока проверю, что ты там нарешал.
Они занимались вместе уже две недели, и если поначалу Шо просто думал, что с Торой придётся повозиться, то к концу первых семи дней он готов был выть от отчаяния. Шинджи не был ни глупым, ни ленивым, но тот факт, что он так и не закончил среднюю школу, в полной мере давал о себе знать. По некоторым предметам, которые необходимо было сдавать для поступления в колледж, программу предстояло пройти едва ли не с самого начала. И это притом, что Шо сам не блистал отличными знаниями. Теперь Казумаса переживал, что попросту не успеет подготовить Амано к вступительным экзаменам. Но Торе совершенно необязательно было об этом знать, поэтому Шо продолжал как можно деликатнее указывать ему на ошибки и разъяснять материал раз за разом. Удивительно, но это дало свои результаты уже к концу второй недели, когда, прежде всего, у самого Кохары проснулся нешуточный энтузиазм вплоть до подготовки плана занятия накануне вечером. Он разыскивал необходимые тексты в интернете, распечатывал целые методички. Тора не подводил его доверия, старательно изучая подготовленные пособия, решая небольшие домашние задания и не жалуясь на свою судьбу ученика, хоть Шо и подозревал, что Шинджи всё это даётся непросто. Тора по-прежнему продолжал учить друга самообороне. Иногда они проводили вместе почти целый день, чаще всего встречаясь у Казумасы дома, так что даже Сага с Хирото в один голос жаловались на то, что их обделяют вниманием.
Кохара внимательно просматривал решение за решением, обводя красной ручкой все ошибки, потом вдруг оторвался от своего занятия и поднял глаза на Тору, жующего в этот момент бутерброд.
- Что, опять много ошибок? – нахмурился тот.
- Да нет, - спохватился Шо, отчаянно подыскивая себе какое-нибудь оправдание, - просто… меньше, чем в прошлый раз.
Он вновь уткнулся в тетрадку и попытался сосредоточиться на задаче, но молчание вскоре нарушил Амано:
- Мать спрашивала о тебе.
- Что? – Шо оторвался от записей. – Правда?
Неторопливо отпив чая, Тора продолжил:
- С тех пор, как ты у нас побывал, она только о тебе и говорит. «Шинджи, где твой симпатичный друг? Он придёт к нам ещё? Пригласи его!» - изобразил он.
- Я могу… - заговорил Шо, но Тора его перебил.
- Она почти не выходит из дома. А я и раньше мало кого к себе приводил. Кроме Саги, пожалуй. Но ты так ей понравился, что она может говорить о тебе часами.
- Я же обещал, что буду навещать её, только скажи когда. Не поэтому ли ты учишь меня драться? – с готовностью отозвался Казумаса.
Глядя на Шо, Тора медленно кивнул.
- Ты прав, но я всё никак не мог выбрать подходящий момент.
- Подходящий момент? – переспросил Кохара. – О чём ты? И почему твоя мать почти не выходит из дома? Она не выглядит очень старой или…
Шо осёкся, увидев, как изменилось выражение лица Амано. Тот резко помрачнел и даже попытался отвернуться, но они сидели довольно близко друг к другу, и это всё равно не помогло бы.
- Прости, - поспешно забормотал Шо, - это не моё дело.
Коротко глянув на Казумасу, Тора отодвинул от себя тарелку с бутербродами.
- У нас сегодня ещё тренировка, надеюсь, ты не забыл? – напомнил он.
Ещё через час Шо стоял посреди комнаты, недоумённо взирая на повязку, которую держал в руках его сэнсэй. С основным комплексом упражнений было покончено, благодаря чему Казумаса ощущал лёгкую усталость во всём теле. Тора в качестве учителя выглядел крайне убедительно, чего Кохара не мог сказать о себе, поэтому он гораздо комфортнее ощущал себя, когда заканчивались их общеобразовательные занятия и начинались тренировки. Но теперь Шо чувствовал дрожь во всём теле, при мысли о том, что Амано хочет завязать ему глаза. И чего в этом страхе было больше: недоверия к Тигру или неуверенности в собственных силах, - Казумаса сказать не мог.
- Ты должен научиться не видеть, а чувствовать своего противника. – Пояснил Тора, очевидно заметив нерешительность Шо.
- А завязывать глаза обязательно? – стараясь, чтобы голос не дрожал, поинтересовался Кохара.
- Боюсь, иначе ты будешь подглядывать, – усмехнулся Шинджи.
Его улыбка помогла Шо решиться. Он покорно позволил Амано завязать на своих глазах повязку. Ткань оказалась мягкой, но плотной, так что у юноши действительно не было никакой возможности подглядывать за действиями Торы.
- Не туго? – заботливо поинтересовался брюнет, теребя узел у Шо на затылке.
- Нет, нормально. – Пробурчал тот.
Кохара с интересом прислушивался к собственным ощущениям. Он не раз слышал о том, что лишившись одного из органов чувств, люди отмечали более яркие ощущения в оставшихся. Вот и сейчас, буквально с первых секунд Шо показалось, что звуки вокруг стали резче и чётче, волоски на руках моментально встали дыбом от малейшего движения воздуха, когда Тора обошёл Казумасу кругом.
- Ничего не видишь? – раздался совсем близко голос Амано.
Шо вздрогнул от неожиданности. Ему показалось, что Тигр подошёл совсем близко, проверяя, насколько он беспомощен с завязанными глазами.
- А если я на что-нибудь налечу? – Шо повертел головой, словно пытаясь сориентироваться. Он впервые почувствовал запах Амано, - горьковатый, с древесными нотками, едва различимый мужской парфюм.
Почему-то именно это больше всего заставило юношу смутиться. Словно он вторгся на запретную, слишком интимную территорию. Но ведь он этого не делал! Шо вновь почувствовал себя беззащитным перед этим парнем, до мурашек на коже, до участившегося сердцебиения. Он был так взволнован новыми ощущениями и неожиданной мимолётной близостью Шинджи, что его щёки моментально порозовели.
- Шо? – голос Торы прозвучал уже не так близко. – Всё нормально?
- Д-да, просто необычно… - смущённо улыбнулся Кохара. – Где ты?
Вопрос вырвался у Шо совершенно естественно. Он доверчиво протянул руку вперёд и с удовольствием ощутил, как сердце в очередной раз совершило бешеный кульбит, стоило Амано лишь коснуться его ладони своими тёплыми пальцами.
- Ну что, ты готов? – спросил Тора, отпуская руку Казумасы.
- Да, только… - промямлил тот, безуспешно стараясь, чтобы голос звучал увереннее. – Следи, чтобы я не сбил стойку с дисками. Их так долго сортировать…
Лёгкий смешок Амано раздался уже где-то у него за спиной.
- Не беспокойся, я не дам тебе свернуть шею.
- Это обнадёживает. – Буркнул Шо, оборачиваясь на голос. Он выставил руки вперёд, будто пытался нащупать Тору, но под пальцами оставался лишь воздух.
- Ты хотя бы будешь говорить? – немного нервно уточнил Кохара, когда по его личным подсчётам прошло около минуты, но Амано, похоже, даже не собирался совершать какие-то действия.
- Тора?! – юноша повысил голос, начиная вертеться на месте. Шо чувствовал себя полным идиотом, а самое страшное было в том, что Тигр наверняка стоит где-то неподалёку и просто смеётся над ним!
- Не думай. – Послышались негромкие слова справа от Казумасы, и тут же чуть сзади: - Чувствуй.
Кохара, подавшийся сначала на голос, замер и постарался успокоиться. Ещё около минуты ничего не происходило. Даже если Тора перемещался по комнате, он делал это совершенно бесшумно, как кошка. Но вот, Шо показалось, что он ощутил лёгкое движение воздуха совсем недалеко от себя, затем там же едва скрипнула половица. Казумаса, не медля, шагнул в ту сторону, где должен был находиться Амано. А ещё через секунду тот схватил Шо, заламывая его руку за спину. Юноша вскрикнул и резко дёрнулся, но боль в руке стала ещё невыносимее. Кохара не знал, каким образом в подобной ситуации ему должно было помочь отсутствие зрения, хотя, если подумать, то и с ним Шо, скорее всего, запаниковал бы. Юноше показалось, что прошло несколько минут, на деле же всего пара секунд, когда он, закрыв глаза, попытался абстрагироваться от боли и мешающейся повязки. А когда это у него получилось, прежде всего, он почувствовал Тору прямо у себя за спиной. Он с силой сжимал запястье Казумасы, но боль причиняли не его пальцы, а вывернутый сустав. Шо стало жарко, как только он понял, насколько они в этот момент близки, что он может чувствовать горячее тело Шинджи даже через одежду, его частое дыхание у себя на шее, и запах Тигра, совершенно невозможный, выворачивающий все мысли и мечты Кохары наизнанку, превращающий его робкие фантазии в жгучее сиюминутное желание.
Это необходимо было прекратить. Пока Шо окончательно не выдал себя. Отчаянный удар пяткой пришёлся прямо в цель. Тора сразу отпустил Казумасу, хватаясь за пострадавшее колено. В порыве, Кохара сорвал с себя ненавистный кусок ткани и обернулся. Амано тут же выпрямился и одобрительно кивнул.
- Вот видишь, я же говорил.
- Больно? – пролепетал Шо, который сначала хотел наброситься на Шинджи и высказать ему всё, что он думает о подобных экспериментах и возможном их повторении, но улыбка Торы, так редко появляющаяся на его лице, мгновенно обезоружила Кохару.
- Ерунда, - отмахнулся парень, снова начиная разминать колено, - зато теперь буду знать, что сзади к тебе даже с завязанными глазами лучше не подходить.
Казумаса сам невольно улыбнулся, но очень скоро вновь стал серьёзным.
- Нам следует быть осторожнее, через неделю первый полуфинал.
- Я участвую во втором. – Равнодушно пожал плечами Амано. – Так что ещё две недели можешь не бояться лишний раз врезать мне.
Парень снова улыбнулся, и Шо невольно отметил про себя, что он пребывает в хорошем настроении.
- Хирото сказал, - тем не менее, нерешительно начал Кохара, - что в последнем четвертьфинале будет участвовать Сага…
- Да, - кивнул Тора, он уже давно оставил свою ногу в покое и теперь снова взялся за оставшиеся бутерброды, - надеюсь, Така надерёт всем там задницы.
- Но, - замялся Шо, - ты так говоришь, будто сам не участвуешь в турнире.
Шинджи сделал совершенно безразличное выражение лица, демонстративно дожёвывая последний кусок.
- Ты переживаешь за меня? – неожиданно спросил он.
- А? – Казумаса настолько не ожидал подобного вопроса, что едва не начал заикаться. – Я? Да я… в общем-то…
- Не стоит. – Махнул рукой Амано, подходя ближе к юноше. – В любом случае, победит сильнейший. Спасибо за бутерброды, домашку я взял… Вроде всё на сегодня?
Шо не успел даже кивнуть, удивлённо наблюдая за тем, как Тигр, сначала хлопнув его по плечу, выходит из комнаты.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:28 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Тора спешил домой. На рынке, расположенном неподалёку от дома, ему удалось купить свежие овощи за полцены. Настроение у молодого человека было приподнятое, утреннее солнце светило ярко, и на небе не было ни облачка. По последним подсчётам, заработанных денег должно было хватить ещё как минимум на пару недель. Кто знает, возможно, Шо прав, и через несколько месяцев Тора будет учиться в колледже, а значит, придётся бросать бои и устраиваться на самую обычную работу. Мысли Амано всё чаще возвращались к новому другу, с которым он проводил много времени вместе. Парень всегда считал, что тяжело сходиться с людьми, главным образом, из-за своей недоверчивости, настороженности, он всегда ждал какого-нибудь подвоха и по-настоящему мог доверять только Саге. До того, как встретил Шо. Они были ровесниками, но насколько различалась их жизнь! Торе нелегко было отделаться от стереотипов, засевших в голове, словно сорняки на грядке, и всё же Шо с каждой встречей удавалось убеждать его в том, что не все дети успешных родителей привыкли задирать нос перед теми, кто вырос в неблагополучных районах.
Впереди показался стоящий на честном слове домик с просевшей крышей. Одного взгляда на него Шинджи хватило, чтобы вмиг стать серьёзным. Там его ждала больная мать, женщина, благодаря которой он появился на свет, которая заботилась о нём, сколько он себя помнил. Единственная, за тепло чьих рук он готов был убить, готов был драться до последней капли крови, с потерей кого Тора никогда бы не смог смириться. Шинджи не боялся ничего в этой жизни, кроме тяжёлого, надрывного кашля, доносившегося с постели матери. Ночью он просыпался и сердце его леденело от ужаса, а спина покрывалась липкой испариной. Тора замирал с открытыми глазами и боялся вздохнуть, ощущая, как собственные лёгкие сжимаются в судорожном спазме беспомощности. На лечение требовалось слишком большая сумма денег. Тора откладывал сбережения, сколько мог, чтобы оставалось на жизнь, но всё равно требовалось ещё катастрофически много. Последние месяцы он просыпался, жил и засыпал с этим невыносимым страхом, - что не успеет оплатить лечение матери. Состояние женщины ухудшалось, хотя она старалась не показывать этого. Отчаяние подкатывало всё сильнее, и было время, когда Тора не мог больше ни о чём думать. Поэтому, когда Амано вдруг обнаружил, что тревожные мысли совершенно вылетели у него из головы, он был в замешательстве, не зная, как дальше вести себя с человеком, заставившим его забыть о матери. Но и тут привычная тактика дала сбой, когда Шо предложил Торе тренировать его. Долг не давал Шинджи возможности отказаться, и время, проводимое с юношей, неуклонно росло. Чем больше Амано пытался найти подвох в том, что происходило, тем больше убеждался в том, что интерес Казумасы к нему был абсолютно искренний. Вскоре Тора перестал замечать, что рядом с Шо забывает обо всех своих проблемах, что стоит этому рыжему неловкому мальчишке улыбнуться, и от собственного серьёзного настроя не остаётся ни следа. Амано выходил из дома и шёл к Шо, словно в другую жизнь. Возможно поэтому даже Саге, лучшему другу, второму по значимости человеку после матери, стало перепадать гораздо меньше внимания.
Насторожиться Тору заставило уже то, что хлипкая входная дверь, вместо двух замков была закрыта на один. Это значило, что мать, которая ещё спала, когда Амано уходил, открывала кому-то или сама выходила на улицу. Более того, едва потянув ручку на себя, Тора услышал голоса. Один из них принадлежал его матери, приветливый и мягкий, а второй…
- А вот и Шинджи, - улыбнулась женщина, встречая его на пороге. – Посмотри, кто зашёл к нам. Приятная неожиданность, правда?
Тора уставился на Шо, совершенно буднично стоявшего у небольшой закопченной плиты, на которой что-то варилось. Щёки Казумасы заалели, то ли от смущения, то ли от пара, шедшего из кастрюли. Робко глядя из-под чёлки, юноша кивнул ему:
- Доброе утро, Тора.
Сказать, что Амано был удивлён, значит не сказать ничего. Они не договаривались с Шо о его визите, и до сих пор Тора искренне считал, что дом, это его крепость, в которую ни один чужой человек не сможет проникнуть просто так. Но Кохара выглядел настолько беспомощно, что злиться на него не получалось, более того, Тора внезапно подумал, что, возможно, Шо вовсе не чужой, раз его неожиданный визит не вызывает ни капли раздражения.
- Поздоровайся же! Что ты стоишь? – напомнила ему мать, не без улыбки качая головой.
- Кхм, да… Шо, рад, что ты зашёл, - произнёс Тора, наконец, проходя к столу, чтобы выложить овощи из пакета.
Казумаса дёрнулся, неверяще уставившись на молодого человека. Неужели Тора не злился на него? Ещё накануне вечером, обдумывая своё решение, Шо больше всего переживал, что может испортить отношения с Торой, если без предварительного договора явиться к нему утром на завтрак. Сердце Кохары едва не выпрыгивало из груди, когда он стучал в дверь и ждал, пока ему откроют. Что он скажет Шинджи, как объяснит свой поступок? Все заученные фразы мигом вылетели из головы, когда с той стороны зазвенели ключи. Шо даже самому себе не мог толком объяснить, для чего и почему делает это, что за необходимость приходить вот так вот утром в чужой дом, но какое-то необъяснимое чувство переполняло лёгкие, словно ему можно было не дышать… Была ли эта уверенность в благополучном исходе затеянного мероприятия? Шо всё же решился. Купив в магазине большой набор для приготовления мисо-супа, он решил, что завтрак, сделанный общими усилиями, сблизит его с матерью Шинджи, - да и что говорить, - с самим Торой.
Шо испытал облегчение, когда выяснилось, что Торы не было дома. Правда, скоро за ним последовало лёгкое разочарование, потому что, как бы там ни было, Кохара хотел увидеть именно его. Однако женщина, лицо которой мгновенно осветила улыбка, как только она узнала Казумасу, не дала ему возможности заскучать, рассказывая и задавая вопросы, помогая Шо разобраться с рисом и супом. И вот, в тот самый момент, когда юноша совершенно расслабился, обсуждая с Амано-сан всё, что приходило в голову, в замочной скважине начал поворачиваться ключ.
Вскоре, после возвращения Торы, суп был приготовлен, рис проварен и разложен по тарелкам вместе с нарезанными овощами, которые принёс Амано. За столом на какое-то время воцарилась тишина, все были увлечены завтраком. Лишь мать Шинджи иногда поднимала голову и с улыбкой следила за юношами.
- Я так рада, что у Шинджи появился ещё один друг, - наконец, не выдержав, обратилась она к Шо. – Он слишком застенчив, чтобы первым идти на контакт.
Услышав эти слова, Тора закашлялся, поперхнувшись супом. Но Кохара смотрел на женщину во все глаза, внимательно слушая каждое её слово.
- Мне кажется, ты хорошо влияешь на него, Казумаса, - продолжала она, - мой сын стал более открытым…
- Мама! – терпевший до этого Тора, укоризненно уставился на мать.
- Молчу. – Подняла она руку, всё же добавив в конце: - Но это правда.
- Спасибо за доверие, Амано-сан, - поклонился Шо. – Мне приятно проводить время с Шинджи-куном, он всегда учит меня чему-нибудь новому.
На этот раз Тора не поперхнулся только потому что ещё не донёс палочки с рисом до рта. Он пристально посмотрел на Шо, но Казумаса сделал вид, что не заметил этого, не сводя глаз с женщины. Взгляд Торы вызывал трепет и желание тут же опустить глаза, поэтому Кохара гордился собой, когда смог выдержать это испытание.
- Приятно слышать, - кивнула мать Шинджи, расцветая ещё больше.
Внезапно выражение её лица резко поменялось, улыбка слетела с него, будто порыв ветра, проникший в комнату из приоткрытой форточки, в одно мгновение сдул её прочь, она зажала себе рот рукой и вся сжавшись, закашлялась.
- Мама! – Тора вскочил с табурета.
- Нет, Шин… - женщина уже отняла ладонь ото рта и поспешила достать из кармана на запачканном фартуке платок. – Всё в порядке... Садись, ешь.
Амано медленно опустился обратно, с тревогой вглядываясь в лицо матери.
- Ты принимала лекарство? – спросил он.
Шо наблюдал за происходящим с не менее обеспокоенным видом. Кажется, ему становилось ясно, почему Тора закрывался всякий раз, когда речь заходила о его матери, почему иногда он вёл себя так странно и упоминал, что она мало выходит из дому.
- Да, всё нормально. – Вытерев губы и ладонь, кивнула женщина, переведя взгляд с сына на Шо и слабо улыбнувшись ему. – Прошу прощенья, я немного больна, но это не заразно.
В ответ Кохара замотал, головой, стараясь показать, что нисколько не испугался. Тора вновь принялся за рис, то и дело поглядывая на мать.
- Твой друг хорошо готовит, - отметила женщина, наблюдая за сыном. Очевидно, она пыталась поскорее отойти от темы своего здоровья.
Шо в очередной раз смутился, поблагодарив за высокую оценку, и тут у него завибрировал мобильный. Извинившись, он ответил на звонок. Это был Хиропон, он приглашал Шо вечером отдохнуть в клубе.
- Мы с Сагой собираемся расслабиться. Ты не хочешь пойти с нами? – голос друга звучал с большим энтузиазмом.
- Ну, вообще-то мы сегодня хотели позаниматься, - негромко возразил Кохара.
- Да брось! – перебил его Хирото. – Если бы вы хотели заняться сексом, я бы тебя понял…
- ПОН!! – вскрикнул Шо, заметив, как Тора покосился на него.
- Упс, прости. – Соврал в трубку Хиропон, явно не испытывая никаких угрызений совести. – Короче, твоя отговорка не принимается, и мы будем ждать тебя в клубе. Можешь взять с собой Тору, хоть Сага и утверждает, что он ни за что не согласиться, в твоих силах доказать ему обратное.
- Но, Пон… - пролепетал Шо, всё ещё ощущая, как в груди бешено бьётся сердце и горят щёки при мысли о том, что Тора мог слышать слова Хирото.
- Никаких возражений! – отрезал на том конце бескомпромиссный друг. – Хватит строить из себя книжного червя, я знаю, что ты не такой! Этот парень плохо на тебя влияет…
- Хорошо-хорошо, я понял, - сдался Казумаса, лишь бы прекратить этот разговор.
- Тогда до встречи, - напоследок бросил Хирото и положил трубку.
Шо с облегчением запихал телефон в карман и виновато посмотрел на женщину, сидящую напротив.
- Ещё раз простите меня. – Произнёс он.
- Ничего, - отмахнулась она. – Какие-то проблемы?
- Вовсе нет, - Шо отрицательно покачал головой, - звонил друг, звал сегодня в клуб…
- Вот и прекрасно! – неожиданно перебила его мать Торы, так что Кохара едва не подскочил на своём месте. Все словно сговорились против него.
- Ты ведь возьмёшь с собой Шинджи? – последовал вопрос, от которого у Торы заметно вытянулось лицо. Похоже, для него это утро состояло из одних сюрпризов.
- Я-я… - замялся Шо, переводя взгляд с женщины на Тору и обратно. – Я не думаю… - начал он, вспоминая слова Саги, переданные Поном.
- Не думаю, что это удачная идея, мама, - не дрогнувшим голосом договорил за него Амано. – Мы с Шо собирались позаниматься… - он посмотрел на Казумасу так, что тому резко стало не хватать воздуха, а сердце ухнуло в пятки.
По всем признакам Тора слышал то, что сказал Хиропон. И это пугало Шо до потери сознания.
- Сколько можно заниматься, мальчики? – возразила ему мать, протянув руку, она сжала пальцы Торы, заглядывая ему в глаза. – Ты можешь сделать это для меня? Я хочу знать, что мой сын хотя бы иногда веселиться, так же, как и все молодые люди.
Казумаса тактично молчал, стараясь не обращать на себя внимания. Он итак не знал, как выйти из этой неловкой ситуации, и что за этим может последовать.
После минуты молчания, в течение которой Тора явно обдумывал что сказать, он наконец кивнул и произнёс, в ответ, сжав ладонь матери в своей руке:
- Только ради тебя.
Женщина благосклонно кивнула и подмигнула Шо, на щёках которого снова вспыхнул румянец.
- Я не буду задерживаться, - тут же добавил Амано, заметив жест матери в сторону Казумасы.
- О, пожалуйста, задержись сегодня подольше, - улыбнулась та, потянувшись и взъерошив чёрные волосы Тигра, словно у маленького мальчика.
- Ма-ам.... не надо, - протянул он, пытаясь вернуть причёске былой вид.
- Шо-тян не даст тебе скучать, - заметила женщина, поднимаясь со своего места, чтобы убрать опустевшие тарелки.
- Я помогу! – тут же подскочил, Кохара, который предпочёл не видеть, каким взглядом смерил его Амано, пробормотавший «Я не сомневаюсь», прежде чем отдать свою тарелку в руки Казумасы.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:29 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Мобильный Шо коротко пискнул, но юноша даже не стал смотреть полученное сообщение, потому что в адресной строке стояло имя «Хирото». Кохара не горел желанием читать очередную гневную тираду в свой адрес. Он и так знал, что безбожно опаздывает не только в клуб, но и на встречу с Торой, который наверняка уже давно ждёт его в оговоренном месте.
Родителей снова не было дома, и Шо, включив погромче любимую музыку, заранее начал готовиться, подбирая что-нибудь модное из последних вещей, купленных вместе с Хиропоном и до сих пор валяющихся в шкафу прямо в пакетах. Казумасе хотелось хорошо выглядеть, но вовсе не потому, что клуб, в который они собирались пойти, был очень популярным. До сих пор Шо не находил себе места от мысли, что Тора мог слышать неосторожно произнесённые Хирото слова. Несмотря на то, что здравый смысл твердил успокоиться и не делать из мухи слона, Кохара так разнервничался, что несколько раз перерисовывал стрелки на глазах и никак не мог решить, в чём же ему лучше пойти. Вскоре стали приходить сообщения от Хирото с прямыми советами поскорее шевелить своей задницей, из-за которых Шо начинал злиться и паниковать.
Наконец, сбрызнув напоследок волосы лаком, Кохара вылетел из квартиры. Циферблат на запястье был заодно с другом, который ждал его в клубе. А вот Тора мог Казумасу не дождаться. На какое-то мгновение Шо подумал, что было бы лучше, если Амано, прождав его столько времени, решил уйти. Ведь Кохара не знал, как объяснить ему своё опоздание.
Однако на углу, неподалёку от клуба, у входа в который толпилось неимоверное количество народа, запыхавшийся Казумаса разглядел одинокую фигуру. Едва заметный огонёк сигареты у самых губ Амано моментально приковал к себе взгляд Шо.
- Привет, не знал, что ты куришь. – Выпалил Кохара, подойдя ближе.
- Только когда приходиться кого-то долго ждать. – Спокойно объяснил Тора, затушив сигарету о кирпичную кладку.
- Прости, так получилось. – Виновато пробормотал Шо, пряча взгляд за густо накрашенными ресницами.
- Ну да, - хмыкнул его спутник.
В этот момент Кохара был уверен, что Тора разглядывает его обычно лишённое косметики лицо. «В клубе ты должен быть ярким», - учил его лучший друг, к советам которого Шо привык прислушиваться.
- Пойдём? – слабо улыбнулся Казумаса, встречаясь глазами с пристальным взглядом Амано.
Тора коротко кивнул. Только теперь Шо обратил внимание, что на нём была самая обыкновенная чёрная футболка, потрёпанная кожаная куртка и потёртые джинсы, изношенные кроссовки и несколько браслетов на руках. В таком виде Шинджи не мог вписаться в компанию отдыхающей этой ночью золотой молодёжи. Но менять что-то было уже поздно - они подходили к очереди у дверей клуба.
Шо почувствовал, как в кармане яростно вибрирует мобильный, разрываясь мелодией Хирото. Кохара ответил и сразу же услышал всё, что Пон думает о его «пунктуальности».
- Сегодня на контроле Даф, так что не жди никого! Делай губки бантиком и вперёд!! – в самом конце прокричал Хиропон; из-за громкой музыки его было плохо слышно.
- Пон! Я не один!! – запаниковал Казумаса, но было уже поздно - Хирото отключился.
«Малыш Даффи» был здоровенным европейцем, уже давно стоявшим на фейсконтроле. Он был суров и непреклонен, а ещё знал постоянных клиентов в лицо и любил отпускать на их счёт сальные шуточки. Всякий раз, когда они с Поном приходили отдохнуть, Даффи долго не пропускал Казумасу, то выпрашивая у него номер телефона, то в шутку вымаливая свидание. Он любил повторять, что Шо «самая шикарная малышка Токио», поэтому Кохара использовал любую возможность, чтобы отказаться от очередной ночной вылазки.
Впрочем, на этот раз делать было нечего, и Шо, даже не посмотрев, схватил Тору за руку, увлекая за собой в начало очереди. Оборачиваться Кохара боялся, несмотря на то, что Амано, не сопротивляясь, покорно следовал за ним. Вслед им неслись возмущённые выкрики молодых людей, уже давно ждавших перед клубом. Шо старался никого не толкать, протискиваясь к фейсконтролю, однако какой-то парень, неосторожно задетый им, в запале схватил Казумасу за плечо, выражая своё недовольство в нецензурной форме. Шо растерянно притормозил, глядя на него, но тут перед Кохарой возник Тора.
- Эй! Повежливее! – произнёс он с явной угрозой.
Обидчик моментально стих, с опаской и явным презрением оглядывая Амано. По-видимому, что-то в том, как он выглядел, подсказало парню удержаться от дальнейших комментариев.
- Тора, пойдём… - пробормотал Шо, только теперь обративший внимание на то, что с силой вцепился в куртку Амано.
Они ещё не успели зайти в клуб, а уже что-то пошло не так. Всё-таки добравшись до Даффи, стоявшего с самодовольным видом, Кохара постарался мило улыбнуться.
- Да-аф, - протянул он на манер Хирото, - пропусти нас.
Губы охранника расползлись в нехорошей усмешке, он внимательно осмотрел Шо с ног до головы и, видимо, найдя его наряд достаточно привлекательным, протянул руку к металлическому крюку, от которого тянулась цепочка, закрывающая проход. Казумаса не мог поверить такой удаче. Ни одного пошлого комментария - какая муха укусила малыша Даффи? Шо повернулся к Торе, кивком головы приглашая его внутрь, и тут же раздался карикатурный бас:
- Конфетка, с кем это ты сегодня?
Поначалу Кохара подумал, что Даф обращается ни к нему, но стоило снова взглянуть на охранника, чтобы стало очевидно обратное. Продолжая мило улыбаться, Шо решил «сыграть дурачка», надеясь как можно быстрее попасть внутрь.
- О чём это ты? – спросил он самым невинным тоном.
- Вот об этом. – Даффи без церемоний ткнул указательным пальцем в Тору, стоящего рядом с Казумасой.
И не успел Шо хоть что-нибудь сказать, как охранник продолжил:
- Ты подцепил нового бойфренда, Шо? Не знал, что ты подбираешь бродяг…
- Даффи, - Казумаса сам удивился тому, что его голос не дрожал.
- Твой друг пришёл с каким-то блондином, но ты… Ай-яй-яй, малышка Шо, я думал, тебе нравятся совсем другие мальчики… - тон европейца становился всё более издевательским.
Тем временем Кохара боялся шевельнуться. Его переполняли злоба и беспомощность. Шо даже думать не смел, что чувствует в этот момент Амано.
- Ты закончил? Теперь мы можем пройти? – стальной голос Торы прозвучал совсем близко.
Казумаса не верил своим ушам. Он думал, что Шинджи не потерпит таких оскорблений, взбесится, врежет охраннику или, в конце концов, просто уйдёт. После того, что он здесь услышал, он имел на это полное право. Но, похоже, такой реакцией был удивлён не только Кохара. Даф пристально смотрел Торе прямо в глаза всего несколько секунд - Шо же был уверен, что сам не выдержал бы такого взгляда.
- Проходите. – Бросил охранник. – Но тебя я пускаю первый и последний раз. – Предупредил он, вновь наставив на Тору указательный палец, когда тот последовал за Шо.
Громкая музыка оглушала, тёмно-красные тона клуба создавали атмосферу чувственного напряжения, поток эмоций мгновенно захватывал, чужие нескромные взгляды возбуждали, заставляя тело дрожать. Кохара растерянно огляделся, Тора остановился рядом с ним, - лицо непроницаемо, руки в карманах. Необходимо было найти Хирото и Сагу. Но прежде всего Шо хотелось объясниться с Тигром. Сегодня он слышал достаточно, чтобы навсегда изменить своё мнение о Казумасе отнюдь не в лучшую сторону.
- Тора, - юноша обратился к другу, стараясь заглянуть ему в глаза, - всё, что ты слышал…
- Что?! – выкрикнул Амано, наклоняясь ближе к нему.
Слишком близко. Шо едва успел отстраниться, недоумённо глядя на Тору.
- Я хотел… - начал он, но слова Казумасы потонули в новой мелодии.
Амано окинул его изучающим взглядом, а затем, не успел Шо опомниться, привлёк ближе к себе. Дыхание Тигра обожгло щёку, окрашивая кожу в нежно-розовый цвет. Кохара замер, но уже в следующую секунду услышал:
- Нам надо найти Хирото и Сагу! – выкрикнул ему на ухо Шинджи и сразу же отпустил.
Не в силах сказать ни слова, Шо только кивнул, всё ещё глядя брюнету в глаза. Тора вскинул голову, оглядывая второй этаж, прерывая их зрительный контакт.
Яркие вспышки света пульсировали вместе с музыкой. Кохара успел схватить бокал с дешёвым мартини с подноса проходящего мимо разукрашенного официанта. Резко опрокинув в себя алкоголь, Шо на миг зажмурился. Определённо, атмосфера клуба и присутствие Торы делало с ним то, чего раньше никогда не было. Казумасе показалось, что он слышит в музыке шёпот, подсказку, как следует действовать, что не нужно бояться.
- Пойдём! – крикнул Кохара, хватая Амано за руку и увлекая за собой.
У Шо не было конкретного плана, он просто позволял звучащему ритму управлять его телом. В мыслях, тем временем, повторялись многочисленные насмешки Хирото, тут же сменяясь приятной дрожью, вызванной когда-то прикосновениями Тигра. Энергия бурлила в крови вместе с растворившимся в пустом желудке алкоголем. Шо пил редко и немного, поэтому бокала ему могло вполне хватить.
- Шо!! Эй! ШО!!
Юноша не сразу понял, что произошло, когда Шинджи остановился в толпе танцующих и дёрнул его на себя. Кохара не собирался даже притормаживать. Вокруг них двигались, извивались и целовались люди - медленно, рвано, отчаянно. Шо, разгорячённый общим настроением, изо всех сил ухватился за плечи Амано, чтобы не упасть. Красный цвет повсюду гипнотизировал, сбивал с толку, открывал путь самым дерзким желаниям.
- Тора? – отчаянно хватаясь за Шинджи, словно в этот момент мог упасть прямо в бездну, выдохнул Шо. – Я…
Он вновь встретился глазами с хищником. Холодный, сосредоточенный блеск глаз напротив завораживал Кохару, и если раньше у него были сомненья, то теперь не осталось больше ни одной преграды. Шо дёрнулся навстречу Торе, прикрыв глаза, готовый ко всему.
- Смотри! – голос Шинджи острой иглой ворвался в сознание Казумасы, опутывая мысли и заставляя очнуться.
Вздрогнув, Шо открыл глаза, находясь на расстоянии пары сантиметров от лица Амано. Он послушно перевёл взгляд в направлении, указанном Торой. На диванах у стены Хирото увлечённо целовался с Сагой. Теперь в ушах Кохары зашумело, лицо начало гореть, земля качнулась под ногами, когда он понял, что только что могло произойти. И что Тора мог подумать о нём?
- Мне нужно выйти. – Не повышая голос, пробормотал Казумаса, не особенно заботясь о том, что его могли не услышать.
Натыкаясь на людей, Кохара медленно пробирался к выходу. Когда кто-то попытался его остановить, Шо обернулся, ожидая увидеть Тору, последовавшего за ним. Но это был не Тора.
- Наша встреча уготована судьбой. Ты не находишь? – Начо грубо сжал запястье Казумасы, не давая ему вырваться, опомниться, схватил за талию, прижимая к себе, и впился в губы, прокусывая нежную кожу.
Кровь пульсировала в висках, её металлический вкус заполнил рот вместе с чужим языком, бесцеремонным, причиняющим боль. Кохара замычал, изо всех сил вырываясь. Какого чёрта он учился самообороне, если сейчас не мог ничего предпринять?! Удар по рёбрам, слабый, но всё же отвлёкший внимание Начо, придал Шо сил. Он дёрнулся в сторону. В следующее мгновение на мужчину налетел кто-то другой, нанося точные удары, не останавливаясь, не давая возможности ответить. Толпа обступила дерущихся мужчин, и Казумаса стоял среди этих людей, словно во сне наблюдая за бешенством Тигра, за его беспощадностью и страстью.
- ТОРА!! – откуда ни возьмись появился Сага.
Вместе с подоспевшими охранниками он стал оттаскивать Амано от скрючившегося на полу человека. Быстро встав на ноги, Начо оскалился окровавленным ртом. Его смех, казалось, был громче всё ещё звучащей музыки.
- Ты смешон, Тора!! – в ярости выкрикнул мужчина. – Так легко теряешь контроль из-за этой сучки!!
- Я убью тебя! УБЬЮ!! – Амано вновь ринулся вперёд, едва сдерживаемый охранниками и Сагой.
Шо по-прежнему стоял, не шевелясь.
- У тебя будет такая возможность! - расхохотался Начо. – Мы ещё встретимся!
Но Тору уже тащили к выходу, несмотря на его яростное сопротивление.
Кто-то дёрнул Кохару за локоть. От неожиданности он вздрогнул, но это был всего лишь Хирото, всё это время стоявший неподалёку. Видя, в каком состоянии Шо находится, Пон помог ему сдвинуться с места. Тяжело опершись на друга, Казумаса шёл с ним вслед за Торой и Сагой. Сердце колотилось, как безумное, переполненное страхом и благодарностью. Все его чувства были сосредоточены на человеке, в очередной раз спасшем его. Все мысли были о Торе и о том, что их может ждать впереди.
***

Друзьям не сразу удалось догнать Сагу с Торой, которые успели уйти довольно далеко. Они шли рядом молча, и не составляло особого труда догадаться, что парни сильно повздорили. Кохара, не вытерпев, предложил всем пойти к нему домой и, не услышав возражений, первый решительно зашагал вперёд.
Остановившись на лестничной площадке, пока Казумаса возился с ключами, Сага поинтересовался:
- У тебя хоть аптечка дома есть?
- Мне не нужна помощь! – мрачно произнёс Амано, не успел Кохара ответить.
- Шо? – Такаши продолжил вопросительно смотреть на юношу, не обратив на друга никакого внимания.
- Конечно, - кивнул Казумаса, открывая дверь и пропуская всех внутрь.
Помощь Торе всё-таки требовалась. По его лицу была размазана запёкшаяся кровь, а под глазом уже виднелась синева. К тому же он прихрамывал на одну ногу, и это особенно беспокоило Кохару.
В полном молчании они расселись в комнате Шо, пока тот отправился за необходимыми медикаментами. В конце концов, ему самому требовалось обработать прокушенную нижнюю губу. Вдруг Начо был переносчиком бешенства?
Когда Шо вернулся с небольшой коробочкой в руках, в комнате ровным счётом ничего не изменилось. Хирото, опершись на стол, исподлобья следил за Сагой, а тот, в свою очередь, наблюдал за Торой, который сидел на софе, опустив голову и спрятав лицо в ладонях.
- Я одного не понимаю. Чего ты пытался добиться, Амано? – голос Саги прозвучал раньше, чем Шо успел попросить у Торы разрешения помочь ему.
- Ничего я не добивался, - ответил Тигр, отняв от лица руки и глядя на друга мутным взглядом, - он лапал Шо.
Кохара во все глаза уставился на Тору, голос которого даже не дрогнул. Сага, тем временем, лишь кивнул, отворачиваясь и упираясь взглядом в стену.
- Ты знаешь, я не мог этого допустить, - спокойно продолжил Амано и, наконец, посмотрел прямо на Шо, который не знал, куда себя деть.
- Ты выдал себя, Тора, - произнёс Сакамото, снова взглянув на друга, - теперь ублюдок знает, куда можно надавить, чтобы тебе стало ещё больнее.
- Можно, я… - неловко начал Шо, делая шаг навстречу Тигру.
- Не стоит, - покачал головой Амано, так и не сводя с Кохары глаз.
- Ты неисправим! – фыркнул Сага, поднимаясь на ноги и оглядываясь на до сих пор молчавшего Хирото. – Пойдём? Нам больше нечего здесь делать.
- Да, пошли, - Пон, выразительно глянув на Казумасу, быстро скрылся в коридоре.
Такаши не спеша последовал за ним, напоследок шепнув Кохаре:
- Позаботься о нём. У тебя это неплохо получается.
Смущённый Шо успел лишь кивнуть.
- Эй! – возмущённо крикнул вслед другу Тора, но с места не двинулся.
Кохара медленно подошёл к нему, словно боялся, что Тигр в любой момент может сорваться с места и, сметая всё на своём пути, так же внезапно исчезнуть. Но Амано вновь опустил голову, скрывая лицо. Внезапно Шо вспомнил, что забыл взять ватные диски. Отложив аптечку в сторону, он вышел из комнаты и, проходя мимо прихожей, застал остановившихся там Хирото с Сагой. Кивнув им на прощанье, Шо хотел пойти в ванную, когда услышал обрывок разговора.
- Сколько ты хочешь на этот раз? – взволнованный голос Хирото.
- Тариф всё тот же, Хиропон. – Не колебался Такаши.
Послышался резкий звук открываемой молнии и шелест.
- Тогда ко мне?
Осторожно выглянув из-за угла, Шо увидел, как друг, сосредоточенно отчитав купюры из своего кошелька, протянул их Саге.
- Конечно, - Такаши расплылся в улыбке, притягивая Хирото ближе к себе.
Кохара прижался спиной к стене, всё ещё не веря тому, что видел. Послышался щелчок замка, всё стихло, и Казумаса, вновь выглянув в прихожую, никого там не застал. Пообещав, что позже подумает и поговорит об этом с Поном, Шо поспешил за дисками. Он и так заставил Тору ждать. Тот вполне мог уйти вслед за друзьями, чего Кохара себе никогда бы не простил.
- А вот и я! – с наигранной улыбкой на губах заявил Шо, остановившись на пороге своей комнаты. Тора поднял на него усталые глаза.
- Мне действительно ничего не нужно. – Со вздохом заметил он, но всё же позволил Казумасе сесть рядом с собой и отыскать в аптечке антисептик.
- Надо обработать раны, чтобы не было заражения. – Возразил ему Кохара, уже смачивая один из ватных дисков раствором. – Ну-ка…
Не успев удивиться собственной смелости, Шо повернул лицо Амано так, чтобы было удобно стирать с него кровавые следы. Тора молча сносил все действия Казумасы, хотя лекарство неприятно щипало. Он с интересом следил за сосредоточенным выражением лица и довольно уверенными движениями юноши. Шо тем временем так увлёкся процессом, что не заметил, как расстояние между их лицами сократилось до нескольких сантиметров.
- Шо… - выдохнул Амано, сглатывая и прикрывая глаза.
- Что? – наивно отозвался Казумаса; отстранившись, он принялся смачивать антисептиком ещё один диск.
- У тебя тоже… кровь, - продолжил Тигр, мягко забирая готовый диск из пальцев Кохары и осторожно проводя им по нижней губе юноши.
Шо замер, ощущая жгучую красноту на щеках и бешеное биение сердца.
- Это Начо… - беспомощно пролепетал он, задевая губами замершие пальцы Торы.
Внезапно Шинджи быстро опустил руку, словно отмирая, и принялся увлечённо закатывать штанину на повреждённой ноге с таким видом, будто Шо для него перестал существовать.
- Держись от него подальше, - голос Амано звучал безразлично и отстранённо.
- Это не я, он сам меня находит… - нахмурившись, отметил Казумаса, который так и не понял, что только что произошло.
Тора, не ответив ему, разместил у себя на коленях аптечку и принялся искать в ней тюбик с заживляющей мазью.
- Этот ублюдок пнул меня туда же, куда и ты на тренировке, - через пару минут сообщил он, по-прежнему не глядя на Шо.
Кохаре очень хотелось ответить Амано что-нибудь вроде: «Так тебе и надо!», но вместо этого с губ юноши сорвалось совсем другое:
- Почему ты снова сделал это? – прозвучал его тихий голос.
- М? Сделал что? – переспросил Тора.
- Защитил меня. – Уточнил Шо.
Руки Амано, тщательно втирающие в больную ногу мазь, замерли. Он поднял на юношу серьёзный взгляд и без колебаний произнёс:
- Я не мог поступить иначе.
- Сага сказал, что теперь Начо будет знать, как сделать тебе ещё больнее. – Медленно произнёс Кохара, не сводя с Амано пристального взгляда. – Что это значит?
Шинджи тяжело вздохнул, глядя на свои руки, блестящие от мази. Парень задавал такие вопросы, ответы на которые он надеялся дать намного позже.
- Тора? Что происходит? – нетерпеливо напомнил о себе Казумаса. – Раз уж я оказался втянут в это, ты должен мне всё рассказать.
Через некоторое время Тора кивнул. Шо был как всегда прав. Теперь, ради его безопасности, между ними больше не должно было оставаться никаких тайн.
- Помнишь, - начал он, - я говорил тебе, что Начо больше не может участвовать в боях, потому что его выгнали из клуба?
Кохара неуверенно кивнул, не сводя обеспокоенного взгляда с Шинджи.
- Его выгнали за убийство. – Собравшись с силами, выдохнул Тора. Шо дёрнулся.
- На ринге он убил моего отца. – Наконец, договорил Амано и замолчал, опуская голову.
- Что? – прошептал Кохара.
- Они были главными соперниками. Дрались жестоко… – голос Торы звучал спокойно. - Для Начо, как и для отца, эти бои были всем…
На долгие минуты в комнате воцарилось тяжёлое молчание. Шинджи сидел, неподвижно глядя в сторону, а Шо, казалось, забыл как дышать. Он никак не мог поверить в услышанное.
- Поэтому Сага не хотел, чтобы ты тоже дрался на ринге. – Наконец, хрипло произнёс Казумаса, для которого всё постепенно складывалось в полную картину. – Он обо всём знал и не хотел, чтобы ты пошёл по стопам отца. Поэтому ты врёшь своей матери, что учишься в колледже.
- Она этого не перенесёт. Теперь ты всё знаешь. – Подвёл итог Амано, посмотрев на Шо.
- Но почему Начо преследует именно меня? – не теряя времени, юноша озвучил ещё один назревший вопрос.
Тора смотрел Казумасе в глаза, не успев отвернуться. Секунды бежали одна за другой…
- Он думает, что ты мне не безразличен, - медленно произнёс Шинджи.
- А… - вырвалось у Шо. Почему-то он не ожидал услышать такой ответ. Под пристальным взглядом Тигра сердце вновь, то замирало, то бешено билось; в висках стучал пульс. Первым отведя глаза, Кохара, чувствуя неловкость и смущение, уткнулся взглядом в свои колени.
- Эй… - кончики пальцев коснулись подбородка Казумасы, приподнимая лицо, заставляя вновь смотреть в глаза хищника. Парализующие - такие не упустят свою жертву из плена.
Оба, замерев, не могли пошевелиться. Горячее дыхание обожгло чувствительную кожу, заставляя волны дрожи и жара расходиться по всему телу. Глаза Шо закрылись сами собой, когда теплые сухие губы коснулись его собственных губ. Время замерло вместе с дыханьем, вместе с биением сердца, вместе с течением мыслей.
Резкий звонок мобильного телефона заставил их отпрянуть друг от друга. Кохара словно во сне следил за тем, как Амано, судорожно достав из кармана трубку, ответил. В следующее мгновение он вскочил с места и бросился вон из комнаты. Всё произошло настолько быстро, что Казумаса просто не успел сориентироваться. Он ждал, что, поговорив, Амано вернётся, но громкий хлопок входной двери заставил его напрячься и выйти в коридор. Торы нигде не было видно - он просто ушёл. Убежал. Шо, отчаянно дёрнув ручку, выглянул на площадку, но и там никого не было видно. Прислонившись к стене, Казумаса медленно сполз вниз, не зная, что делать и что думать, приложив к губам пальцы и уже не веря, что поцелуй был настоящим.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:30 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Хирото, как ни в чём не бывало, открыл Шо дверь. Они обменялись приветствиями, и Пон ушёл к себе в комнату. Кохара же остался стоять, мучительно собираясь с мыслями. Случайно подслушанный разговор в прихожей не выходил у него из головы. Шо должен был выяснить, что происходит. Он очень хотел ошибаться, но зная Пона, с уверенностью мог предположить, что деньги не стали бы преградой на пути к достижению поставленной цели. Но зачем всё это нужно было Саге?
- Хирото, - нетвёрдым голосом начал Шо, как только зашёл в комнату друга, - ты один?
Пон отвернулся от компьютера и широко улыбнулся.
- Сага ушёл пару часов назад, так что он не прячется в ванной, не переживай. - И тут же, не дав Шо ответить, он продолжил: - Какую музыку хочешь послушать?
Кохара замер с открытым ртом, его лучший друг выглядел таким счастливым, что вся решительность парня серьёзно поговорить улетучилась в один момент. Но сколько можно было ждать? В конце концов, Шо очень переживал за Хирото, и хотя бы ради их давней дружбы, должен был попытаться вправить ему мозги.
- Мне всё равно. – Пробормотал Кохара, садясь на кровать.
- Та-ак, - отозвался Пон, отвлекаясь от поиска подходящего музыкального сопровождения и поворачиваясь к другу, - что-то произошло, выкладывай!
- Ничего не произошло! – попытался отмахнуться Казумаса.
Хотя поцелуй и следующее за ним исчезновение Амано не давало Шо покоя куда больше беспокойства за лучшего друга.
- Брось, Шо! – нахмурился Пон. – У тебя ни за что не получится меня обмануть. Что-то произошло, я же вижу. Что-то между тобой и Торой? – начал гадать он.
На самом деле Казумасе так же нестерпимо хотелось рассказать Хирото обо всём. Может быть, тот смог бы дать дельный совет, как-то объяснить поведение Шинджи, успокоить Шо, объяснить, что он сделал не так. Но прежде всего, следовало разобраться с тем, что происходило между самим Хиропоном и Сагой.
- Я видел, как ты давал Такаши деньги. – Зажмурившись, выпалил Кохара.
Когда он решился взглянуть на друга, Пон сидел с озадаченным выражением лица, по которому сразу было понятно, что он ожидал услышать всё что угодно, кроме этого.
- Ты видел, как я платил Саге? – переспросил Хирото.
Шо похолодел, все его надежды рухнули в одно мгновение. Он коротко кивнул, не сводя с друга глаз.
- И что? – Пон выглядел совершенно сбитым с толку.
- Как это что? – еле слышно произнёс Казумаса. – Ты сам только что сказал…
Хиропон выразительно приподнял брови, подбадривая Шо продолжить начатую фразу.
- Ты платишь ему… за секс с тобой? – наконец решился произнести Кохара.
Внутри у него всё дрожало. Шо был уверен, что когда Хирото встретил Сагу, он, наконец, по-настоящему влюбился, и что его чувство было взаимно.
- Прости, что тебе пришлось всё это увидеть. – Пожал плечами Пон, словно речь шла о чём-то само собой разумеющемся. – Каждый строит свои отношения с другими людьми, как умеет.
- Но это же неправильно! – не выдержав, воскликнул Кохара. – Я думал, вы любите друг друга, что вам хорошо вместе и всё это… всё это… - Шо буквально захлёбывался в своём возмущении, – по-настоящему!
- Опять ты за своё, - губы Хирото сжались в тонкую полоску, - любовь-морковь, мир-дружба-бабл-гам.
Казумаса уставился на друга, не веря, что тот может говорить с ним в таком пренебрежительном тоне.
- Пойми, Шо, – голосом учителя средних классов продолжил Пон, – пока ты ждёшь своего принца, бережёшь себя для него и занимаешься прочей фигнёй, я имею здоровые отношения и регулярный секс.
- По твоему, это здоровые отношения? – переспросил Кохара, едва сдерживая кипящую внутри него лаву негодования.
- Чего ты хочешь от меня?! – внезапно не выдержал Хирото, вскакивая со стула. – Как я должен поступать?! На тебя заглядывается каждый встречный! Но не всем везёт с такой мордашкой!
- Что ты несёшь? – Шо не верил своим ушам. – У меня до сих пор никого не было…
- Да! Потому что ты - дурак, и ничего не хочешь слышать, кроме своих сказок про любовь! Но я должен тебя разочаровать, - продолжал кричать Хирото, - любви о которой ты грезишь НЕ СУЩЕСТВУЕТ! Всё продаётся! Я в этом убеждаюсь каждый день! Заплати Торе больше денег и он с превеликим удовольствием здесь же тебя отымет!
- ЗАМОЛЧИ!! – Шо сжал кулаки, едва сдерживаясь, чтобы не ударить друга. – На тебя жалко смотреть! Несёшь такую чушь! Я даже не представлял, что ты всё это время так думал обо мне и других… - уже тише произнёс Шо, с сожалением качая головой.
- Ну вот, теперь ты всё знаешь и с чистой совестью можешь катиться отсюда, дальше мечтать о своей любви и больше не иметь дела с такими, как я. – Холодно подытожил Хирото, в его глазах стояли слёзы. Шо впервые видел, как всегда жизнерадостный друг плачет, но злость и обида в этот момент были настолько сильны, что даже Кохара не мог простить его так быстро.
- Продолжай обманывать себя, - собравшись с силами, вновь заговорил Шо, - ты действительно нравишься Саге и вовсе необязательно платить ему деньги.
- Убирайся, - пробормотал Пон, отворачиваясь от Казумасы. – Уматывай отсюда, пока я не врезал тебе! – выкрикнул он, когда Шо не двинулся с места.
Кохаре ничего не оставалось, кроме как действительно уйти. Разговор, который он планировал, закончился совсем не так, как он хотел. Теперь Шо остался один разбираться со всеми проблемами и вопросами, что накопились у него за последние дни. Тора не появлялся и не отвечал на звонки с того самого вечера, Хирото тоже следовало разобраться в себе, прежде чем они могли бы помириться; оставался только один человек, с кем Шо мог поговорить, обо всём, что произошло, но был ли смысл обращаться к Саге? Медленно Казумаса побрёл обратно, по направлению к дому.

В это время Такаши с сомнением разглядывал явно пьяного Тору и тощего паренька у него за спиной. Мальчишка с опаской поглядывал на Сагу, пока Тигр сверлил своего друга тяжёлым взглядом исподлобья.
- Не ожидал тебя сегодня увидеть. – Спокойно произнёс Такаши, закрывая собой проход.
- Така, отойди, мне нужно… - прохрипел Тора, неловко отталкивая Сагу в сторону. Схватив за руку мальчишку, он увлек его за собой вглубь квартиры.
- Что тебе нужно?! – выкрикнул вслед им Сакамото.
- Ты ведёшь себя как последняя скотина! Эй?! – продолжал кричать Такаши, стучась в закрытую дверь.
Но вскоре он прекратил свои бесплодные попытки. Кто ещё был настолько хорошо осведомлён о том, насколько Амано боялся к кому-то привязаться. После того, как мать Шинджи оказалась в больнице в тяжёлом состоянии, когда он впервые встретил человека, который был ему небезразличен, после смерти отца, оказавшись в безвыходной ситуации, Тора глушил свою боль, страх и отчаяние в алкоголе и сексе. Сага беспокоился о нём как никогда, но ничего не мог поделать. Он боялся вмешивать в это Хирото и, тем более, Шо. Потому что Тора должен был сам разобраться со стремительно происходящими в его жизни переменами.
Громкие стоны, крики и нецензурная брань за стенкой очень скоро прекратились. Сага, сидевший, словно изваяние, в соседней комнате, поднял голову с колен. Ещё через минуту несчастный мальчишка выбежал в коридор, вытирая слёзы, натягивая на ходу цветную толстовку и застёгивая джинсы, он выскочил из квартиры, громко хлопнув дверью. Он был таким же, как и те, что были до него – рыжеватые волосы, большие глаза, симпатичное лицо, довольно высокого роста, худощавый, - один из многих, всего лишь похожих на Шо.
В коридоре раздались тяжёлые шаги, сопровождаемые позвякиванием расстегнутой пряжки на ремне. Тора прошёл на кухню и налил воды в стакан прямо из-под крана, а затем дошёл до комнаты, в которой сидел Такаши.
- Не смотри на меня так. – Произнёс он, хмурясь.
- А как я должен на тебя смотреть? – уточнил Сага, он готов был поругаться навсегда, но не терпеть этот кошмар. – Ты был у матери в больнице?
- Врачи говорят, что пока состояние остаётся стабильным, но надолго ли это, никто не знает. – Глухо отозвался Тора.
- А Шо? Ты был у него? – не менее серьёзно спросил Такаши.
Нельзя было не заметить, как Тора дёрнулся от одного только имени, слетевшего с губ Сакамото.
- Оставь меня в покое. – Выдавил он зло, собираясь уйти обратно в соседнюю комнату.
- Нет! Я не оставлю тебя в покое! – Сага вскочил со своего места и схватил Амано за плечо. – Я больше не намерен наблюдать за тем, как ты рушишь свою жизнь!
- Мне больше нечего рушить! – выкрикнул в ответ Тора, с силой отталкивая от себя друга.
Кружка с недопитой водой полетела на пол, разбиваясь на множество осколков.
- Ошибаешься! – возразил ему Такаши, без страха подступая ближе. – У тебя есть мать, есть я, и ещё есть Шо…
Лицо Торы будто окаменело, пока Сага продолжал говорить.
- Сейчас у тебя есть даже больше, чем было до этого. Но что ты делаешь? Приходишь сюда пьяным и трахаешь этих несчастных мальчишек, вымещаешь на них свою беспомощность, потому что на самом деле хочешь только одного. Ты хочешь Шо! Ты влюблён в него, Тора! Раскрой глаза! Ты на самом деле влюбился! Но разве это слабость? Когда вы вместе, разве ты не становишься сильнее?!
- Заткнись! Заткнись! ЗАТКНИСЬ!! – взревел Амано, каждый раз со всей силы ударяя кулаком по стене. Слёзы потекли по его щекам, всё, что он так давно держал в себе, вырвалось на свободу. Сползая вниз, прямо на пол, закрывая лицо руками, костяшки одной из которых были разбиты в кровь, он безудержно всхлипывал, как маленький мальчик, беспомощной и потерянный.
- Ты не должен отталкивать Шо, он не оставит тебя. – Сага медленно присел рядом с другом.
- Все уходят, Така. – выдохнул Тора, отнимая от лица ладони. – Все рано или поздно уходят.
- Ты боишься новой боли, но без неё не будет и счастья. – Такаши, осторожно положил на плечо Шинджи руку. – Ты должен дать Казумасе шанс доказать тебе это. Он способен сделать тебя счастливым, как раньше. Даже больше, чем раньше. Помнишь, когда мы с тобой были детьми, когда твой отец был ещё жив?
Глубоко втянув воздух, Амано кивнул. Он был благодарен Саге, но ещё больше он был благодарен темноте, в которую была погружена комната; лишь в углу горел маленький ночник.
- Я поцеловал его, Така. – очень тихо произнёс Тора. – В тот вечер, когда матери стало плохо. Вы с Хирото ушли, и мы остались вдвоём. Он так хотел мне помочь, что я… я не сдержался. Я не знаю, что было бы дальше, смог бы я остановиться… Така, я не могу ему противостоять.
- Что ж, похоже, - Сага легко рассмеялся, - Шо знает, как укротить сердце тигра.
Амано усмехнулся, тут же мрачнея:
- Я не показывался ему на глаза все эти дни, не звонил и не отвечал на звонки. Боюсь, что уже поздно…
- Никогда не поздно, Тора! – перебил его Сага. – Ты снова ищешь себе оправдания! Наберись, наконец, смелости и открой ему своё сердце до конца! Ты не пожалеешь, обещаю.
- Спасибо за совет, - искренне поблагодарил друга Амано, - но послезавтра на ринге я всё равно надеру тебе задницу!
В ответ Такаши рассмеялся ещё громче.
- С большим удовольствием помогу тебе в этом! Тем более, я должен проверить искренность Хирото. Его деньги скоро не будут помещаться в мою копилку!
Тора удивлённо посмотрел на друга.
- Всё это время ты брал его деньги?
- Я должен перевоспитать этого мажора, и вскоре такая возможность у меня будет. – Коварно пояснил Сакамото.
- Но мне казалось, ты на дух не переносишь богатеньких детишек. – Уточнил Шинджи.
- Хирото сам не знает себе цену. Поэтому и платит деньги, которых ни одна ночь с ним не стоит, потому что такие ночи бесценны, как и он сам.
- Ты романтик, Сакамото Такаши. – Заметил Амано; они сидели рядом, навалившись на стену и смотрели в темноту комнаты, мягко освещённую слабым светом ночника.
- Да, - без лишней скромности согласился Сага, - и в этом тебе никогда не стать лучше меня!
Тора шутливо толкнул его на пол, и они начали борьбу, совсем как в далёком безоблачном детстве, в которое ни один из них уже не мог вернуться.
What if you're making me all
That I was meant to be?
© Daughtry «What about now?»

 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:30 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Шо ещё никогда не видел, чтобы в клубе собиралось столько народу. Осторожно обходя охотников до горячих зрелищ, Казумаса по привычке оглядывался по сторонам. Он не впервые приходил в клуб в одиночестве, но всё равно чувствовал себя не в своей тарелке. Сегодня его здесь, скорее всего, никто не ждал. Сага и Тора наверняка уже давно готовились к выходу на ринг, и беспокойство за последнего заставляло Шо меньше всего в этот вечер бояться встречи с Начо. Кохара знал, насколько Сага был отличным бойцом, и если кто-то мог победить Амано в бою, то это был его лучший друг.
Задумавшись, Шо остановился, загораживая проход к бару. Прийти в себя его заставил болезненный толчок и следующий за ним знакомый голос:
- Простите, - грубо бросил Хирото, не глядя на того, кого толкнул.
- Пон… - невольно вырвалось у Шо удивлённое, он с болью следил за тем, как блондин, не оборачиваясь, продирался к бару.
Друзья не разговаривали с момента ссоры, и, как бы там ни было, Кохаре это давалось безумно тяжело. Эти дни он не находил себе места, не мог ничего делать.
Конечно, Хирото пришёл поддержать Такаши, разве могло быть иначе? Таким образом, они вновь оказались по разные стороны баррикад. Ещё немного последив за другом, Шо отметил, что тот тоже не может расслабиться, поэтому решил восполнить душевные силы алкоголем. Казумаса никогда не мог этого понять, в решающие моменты он предпочитал оставаться трезвым, не смотря на страх и неуверенность.
Ещё какое-то время Шо пытался выбрать оптимальное место для наблюдения за происходящим на арене. Юноше не хотелось привлекать к себе лишнее внимание, на этот раз он не собирался показываться на глаза ни Хирото, ни, тем более, Торе. Но когда по клубу раздался привычный привлекающий к себе внимание зрителей звук гонга и ведущий поприветствовал собравшихся, Казумаса невольно встретился глазами с Хиропоном, перебравшимся из бара на противоположную сторону огражденной арены. Словно в этом была какая-то магия. Шо увидел в глазах напротив такой же сильный страх и волнение. По телу прокатилась волна дрожи, и Шо понял, что какой бы сильной не была ссора, они остаются связанными дружбой, без которой каждый из них становиться по-своему слабым и уязвимым. Тем временем, на ринге появились Тора и Сага, оба прекрасно выглядели и казались полными сил. Пожав друг другу руки, они разошлись, каждый в свою сторону. Тора оказался напротив Шо, а Сага – напротив Хиропона. Как Казумаса не старался не смотреть, спрятаться за впереди стоящих людей, цепкий взгляд Тигра без труда отыскал его в толпе, и Шо уже во второй раз почувствовал это непередаваемое ощущение особой связи.
С момента объявления ведущим начала поединка, Кохара ощутил волнующее сердцебиение. Точные, уверенные движения Тигра, против пластики и внезапности Саги. Они двигались так, будто танцевали друг с другом. Такого красивого боя Шо ещё ни разу не видел. Противники не пытались казаться лучше, сегодня не было места грязным приёмам и уловкам. Только честная борьба двух совершенно разных людей, единых в одном, - они были лучшими друзьями, и даже непосвящённому в этот нюанс было заметно, как легко они взаимодействуют, словно знают друг с друга всю жизнь и ни за что не причинят лишнюю боль. Неожиданная подсечка Саги едва не сбила Тору с ног, но тот устоял. Широко улыбаясь, Амано отсалютовал Такаши и ринулся в наступление. Шо без труда узнавал приёмы, которым его уже успел научить Тора во время тренировок. Казумаса вздрогнул, неожиданно осознавая, сколько же раз они уже оставались наедине, сколько было упущенных шансов выпустить рвущееся чувство на свободу! Сильный удар в плечо заставил Сагу отшатнутся к деревянному ограждению, туда, где сейчас замер в напряжении Хиропон. А для Шо этот вечер воскрешал в памяти одно за другим воспоминания. На этот раз он вспомнил первый свой визит в клуб, когда впервые увидел Тору. Тогда Тигр повис на деревянном ограждении, обессиленный, уставший, избитый. Кто бы мог подумать, что он всё-таки победит? Кохара понял, что уже тогда, несмотря ни на что, верил в его победу. Он не сомневался в том, что у неизвестного бойца хватит сил, и тот не подвёл его. Такаши развернулся, одновременно наклоняясь, уходя от сильного удара; он выпрямился и, схватив Амано за руку, вывернул её назад, заставляя противника громко вскрикнуть от неожиданности.
- Тора… - вырвалось у Шо, как всегда, помимо воли.
Точно так же Амано вывернул его руку на одной из тренировок, тогда Казумаса банально наугад пнул его по ноге. Спустя несколько секунд Тора проделал то же самое, заставляя Сагу разжать хватку и снова отступить. Дальше всё происходило стремительно, словно в Амано вселился дикий, необузданный зверь. Такое происходило не в первые, и Шо в очередной раз подумал, что его не зря называют Тигром. Всего несколько точных, следующих один за другим, максимально щадящих ударов, - Шинджи не забывал, что перед ним друг. Сага покачнулся и, наконец, когда последний удар достиг его правой скулы, упал на песок.
Шо показалось, что крик Хирото заглушил рёв толпы, приветствующей нового полуфиналиста. Кохара даже не успел понять, как и когда друг оказался прямо на арене. Губы Хиропона шевелились, а по щекам вновь текли слёзы, когда он осторожно укладывал голову Сакамото на свои колени. Как будто тот умирал, - Шо на мгновение даже стало не по себе. Пон аккуратно гладил Сагу по щекам и волосам, стараясь не задевать ссадину, оставшуюся от кулака Амано. Временами он порывался обнять Такаши, словно пытаясь закрыть собой ото всех.
Следя за этой картиной, Шо не заметил, как с арены исчез Тора. Он не бросился к поверженному другу, не только потому, что о том было кому позаботиться. Лишние сантименты на ринге были не нужны, к тому же Амано не мог позволить исчезнуть тому, кто, он не сомневался, так же не оставил бы его, если бы Тигр оказался на месте Саги.
Кохара смог свободно вздохнуть только, когда Такаши открыл глаза и, улыбнувшись, протянул руку, чтобы коснуться лица Хиропона и стереть с него мокрые дорожки, оставленные слезами.
- Шо, - услышал Казумаса за спиной.
Сердце юноши пропустило удар от одной только мысли о том, кто вновь смог застать его врасплох. Медленно Кохара повернулся к Торе лицом и понял, что забывает, как дышать.
- Привет, - тихо ответил Шо, слабо улыбаясь; он чувствовал, как предательски подкашиваются ноги и мир вокруг перестаёт существовать.
Даже не пытаясь сдержать безумный порыв, Казумаса бросился Тигру на шею, зарываясь носом в его влажные волосы, жмурясь от удовольствия и шепча прямо на ухо без остановки:
- Ты выиграл, ты выиграл… какой ты молодец… поздравляю… я так рад за тебя…
- А я рад, что ты пришёл меня поддержать, - ответил ему Амано, отстраняясь и глядя на Шо так, словно он хотел поцеловать его прямо сейчас, на глазах у сотни посетителей клуба.
- Хирото тебя убьёт, - хихикнул Шо стараясь перевести тему на что-то более безопасное, пока воздух между ними не вскипел от нахлынувших эмоций.
- Не думаю, - усмехнулся Амано, - Така будет в порядке, я не сильно его потрепал.
С этими словами Тора указал куда-то за плечо Казумасы. Юноша обернулся и увидел стоящих прямо за ограждением, наблюдающих за ними Пона и Сагу.
- Я думаю, нам надо отпраздновать эту победу, - лукаво подмигнул Кохаре Такаши.
- Я только за! – тут же подтвердил Хиропон.
- Тора? – Шо вопросительно посмотрел на Амано.
- Почему бы и нет? - пожал плечами тот. – Сегодня можно будет отпраздновать не только это.
Модный клуб встретил их музыкой, выпивкой и оживлённым танцполом. Заняв едва ли не лучшие места на мягких кожаных диванах, благодаря тому, что Хиропон часто бывал в этом заведении и оставлял в нём щедрые чаевые, друзья заказали несколько бутылок шампанского. Казумаса чувствовал приятную дрожь от того что Амано вновь и вновь касался его. Совершенно, казалось бы, случайные, а порой и необходимые прикосновения сегодня дарили Шо ощущение уверенности в себе и невероятный эмоциональны подъём. Он много шутил и смеялся, - всё лишь бы не смущаться и не краснеть. Но уже через пятнадцать минут Хирото не выдержал и потащил Сагу танцевать, несмотря на все доводы Кохары о том, что Така слишком сильно вымотался и едва стоит на ногах.
- Это всё ерунда, Шо, - усмехнувшись, заметил Сакамото, поднимаясь со своего места, чтобы следовать за Хиропоном, - Хирото заражает своей энергией, её вполне хватит на двоих.
Оставшись с Торой наедине, Казумаса тут же схватил со столика свой бокал с шампанским, осушая его почти до половины.
- Ты же не собираешься сегодня напиваться? – хрипловатый голос над самым ухом заставил Шо остановиться.
- Нет, - пробормотал он, отставляя бокал и украдкой глядя на Тигра, вальяжно сидящего рядом.
Несмотря на то, что Тора не любил подобные заведения, сейчас он определённо чувствовал себя в своей тарелке. Не потому ли, что рядом была его жертва?
- Когда я увидел тебя в толпе, я понял, что просто обязан победить Таку, - произнёс он, не отрывая от Казумасы взгляда из-под полуопущенных ресниц.
- Ты знаешь, - смущённо отозвался Шо, - я не мог не прийти.
- Кохара, - имя, сорвавшееся с губ Торы, заставило юношу едва заметно вздрогнуть, а может это произошло потому что рука Амано вновь незаметно пробралась к нему на талию, притягивая ближе к хищнику, - я хотел извиниться за то, что так неожиданно исчез тогда. – Продолжил парень.
- Ничего, - сгорая в огне собственных бушующих чувств, замотал головой Шо.
- Моя мать попала в больницу. Это Сага мне звонил. Возвращаясь домой, он проходил мимо моего дома и увидел карету скорой помощи…
- Надеюсь, теперь с ней всё в порядке? – облизнув пересохшие губы, обеспокоенно спросил Казумаса.
- Не совсем. – Взгляд Амано наполнился грустью. – Она в больнице, состояние удалось стабилизировать, но ей требуется срочная операция.
- Дорогая? – Шо заметил, что, несмотря на серьёзность обсуждаемой темы, не может произносить что-то длиннее односложных реплик. Возможно потому, что с каждым произнесённым словом расстояние между ним и Тигром сокращалось.
- Я должен победить на этом турнире. Тогда выигранных денег и тех, что я успел накопить, хватит на лечение, - кивнул Тора.
- Ты сможешь, - выдохнул Кохара, чувствуя, как горячие дыхание Амано обжигает его губы, - ты победишь.
- Спасибо, что веришь в меня, - последнее, что произнёс Шинджи, перед тем, как поцеловать Шо.
Их губы встретились, и Кохара почувствовал знакомый, пьянящий аромат Тигра. Теряя голову, он отвечал на бережные прикосновения губ и рук, во власти которых так давно мечтал оказаться. Оторвавшись друг от друга на несколько мгновений, они взглянули в глаза напротив и поняли, что уже не смогут остановить охватившее их безумие. Поцелуи Торы стали горячее, а руки настойчивей, пробираясь под задравшуюся у пояса футболку Казумасы. Шо выгнулся, ощущая дрожь, разрядом прошедшую вдоль позвоночника. Ему хотелось ещё, больше ласк, больше требовательных поцелуев, почувствовать Тору везде: на своём теле, внутри себя. Шо был готов отдаться прямо сейчас, ни о чём не задумываясь, тем более, ни о чём не жалея. В этих руках можно было не бояться целого мира.
- Осторожнее, Тигр! Не съешь свою добычу раньше времени! – насмешливый голос Такаши заставил их оторваться друг от друга; они с Хиропоном уже вернулись с танцпола.
- Не беспокойся, Така. – Ухмыльнулся Тора, вновь переводя взгляд с друга на Казумасу. - Я собираюсь растягивать удовольствие…
- Шо, помни всё, чему я тебя учил! – погрозил пальцем Хирото.
- Придурок, - буркнул Шо, но обижаться на лучшего друга у него не было ни желания, ни времени, потому что Тора снова притянул его ближе, исследуя губами горячую от возбуждения, нежную шею Казумасы.
Сага, криво улыбаясь, молча кивнул чему-то и налив шампанское в бокалы, протянул один из них Хирото.
- Поедем сегодня ко мне? – вполголоса предложил Пон, положив руку Сакамото на бедро.
- Конечно, - не раздумывая согласился тот. – С одним условием.
- Каким? – прошептал готовый на всё Огата.
- Сегодня я тебе заплачу. – Склонившись к любовнику, произнёс Такаши, доставая из заднего кармана джинс толстую пачку купюр высокого достоинства.

Everyone longs to be loved
What can I say to that?
But the door to the heart is open and shut
Like the warmth of your breath

I’m not afraid of tomorrow
Tomorrow, I’m afraid, won’t change
And if we’re consumed by counting each hour
What’s left of today?

If this was our last dance?..
(с) Camera Can't Lie «Last Dance»

***

Тусклая лампочка под потолком едва заметно покачивалась в такт сильным ударам и рваному дыханию. Шо изо всех сил колотил кулаками по тяжёлому снаряду, подвешенному прямо посреди гаража Торы. Сам же Амано в это время спокойно докуривал сигарету, сидя на скамье неподалёку, и внимательно наблюдал за своим подопечным.
- Шо, сильнее! – прикрикнул он. – Сломай этому уроду нос!
На секунду отвлёкшись, Кохара вновь принялся с удвоенной силой бить по груше, на этот раз используя ещё и ноги. Техника его ударов стала заметно лучше с их первой тренировки в этом гараже. Сложнее всего Шо было преодолеть страх причинить физическую боль. Тренируя различные комбинации ударов с Торой, юноша никогда не использовал всю свою силу, в то время как со снарядом можно было полностью отпустить себя, расслабиться и одновременно достаточно сосредоточиться, чтобы в точности выполнять все инструкции Шинджи.
- Получи!! – выкрикнул Казумаса, в последний раз атакуя с такой силой, что тяжёлая груша, обычно почти неподвижно висящая, угрожающе качнулась в сторону.
- Вот так! Ты молодец! - полностью удовлетворённый, Тора поднялся со скамьи и направился к Шо.
Кохара устало, но счастливо улыбнулся ему, готовый получить своё заслуженное вознаграждение в виде поцелуя или успокаивающих объятий. Однако Амано вовсе не выглядел дружелюбным, когда, быстро подойдя к Казумасе, схватил его за руки, выкручивая запястья, и повалил на грязный пол.
- Тора! С ума сошёл?! – возмутился Шо, с трудом высвобождаясь и вскакивая на ноги.
- Каждую минуту ты должен быть готов ко всему. – Жёстко произнёс Тигр, выглядя в этот момент предельно серьёзным.
- Откуда я мог знать, что ты собираешься нападать?! – не успокаивался Кохара.
- Не важно, кто перед тобой! – выкрикнул ему в ответ Амано, сжимая кулаки и делая шаг вперёд.
- Тора… - осторожно позвал Казумаса, не отступая, - что с тобой?
Только после этого Амано выдохнул и виновато опустил голову. Шагнув ему навстречу, Шо протянул руку и коснулся его груди.
- Я не хочу потерять тебя. – Наконец признался Тигр, поднимая глаза и встречаясь с обеспокоенным взглядом Кохары. – Поэтому я должен сделать всё, чтобы ты был готов защитить себя, когда меня не окажется рядом.
- Что ты говоришь? – нахмурился юноша, приближаясь практически вплотную, так чтобы можно было кожей ощущать дыхание друг друга.
- В этом всё дело, Шо, - обречённо выдохнул Шинджи, легко обнимая Казумасу за талию, чтобы окончательно притянуть к себе, - я знаю, о чём говорю.
- Со мной ничего не случится, - тихо пообещал Кохара, мягко проводя ладонями по спине Амано.
- Почему я не могу тебе возразить? – на губах Торы появилась ответная улыбка; чуть склонившись, он приник к губам Шо.
Казумаса, не задумываясь, ответил на поцелуй, радуясь, что очередную вспышку необоснованного беспокойства Тигра удалось так легко погасить. Но вскоре он убедился, что сильное чувство не может пройти бесследно. Поцелуй с каждым мгновением становился настойчивее, руки Торы опустились на бёдра юноши, прижимая его сильнее к горячему телу. Влажные губы Шинджи скользнули вниз по подбородку Шо на беззащитную шею, вновь заставляя почувствовать обволакивающее тепло и нарастающее возбуждение. Момент, когда Тигр начал терять голову, нетрудно было уловить, - вернувшись к покрасневшим манящим губам Шо, крепко сжимая его талию, Тора начал теснить юношу к узкой скамье, одновременно пытаясь задрать и стащить с него промокшую от пота футболку.
- Казумаса… - на секунду отстраняясь, выдохнул Амано.
Собственное имя пронеслось по телу обжигающей волной, вырвавшейся наружу ответным стоном. Шо и не подозревал, что умеет так чувствовать каждое прикосновение к своему телу. Каждый поцелуй вызывал непреодолимое желание близости. Сердце бешено колотилось в груди, - наедине с Тигром Кохара заново узнавал себя.
- Подожди, - Шо едва верил, что смог произнести что-то подобное. – Тора, подожди…
Пришло упереться ладонями в грудь Шинджи, чтобы хоть немного отстранить его от себя.
- Что такое? Казумаса? – Амано даже не пытался скрыть прозвучавшую в голосе смесь разочарования и нетерпения.
Шо очень хорошо понимал его в этот момент, но голос разума, взявший в этом раунде верх, был неумолим.
- Не здесь, - смущённо пробормотал Кохара, пряча всё ещё горящий взгляд.
- Эй… - Тора попытался заглянуть юноше в глаза. – Прости, я не хотел торопиться.
- Я не имел в виду… - решительно подняв глаза, Кохара очень быстро пожалел об этом, снова почувствовав себя беспомощной жертвой.
Тора, по-прежнему не отпуская его из своих рук, молча ждал, когда Казумаса соберётся с мыслями.
- То есть… не нужно сдерживаться. – Набравшись смелости, заговорил Шо после заминки. – Я тоже этого хочу, но…
- Я понял. – Прервал его мученья Амано, успокаивающе проведя рукой по горящей лёгким румянцем щеке. – Честное слово, Шо, ты словно из другого мира, - добавил он в конце.
- Почему? – в глазах юноши зажглось любопытство.
- Ты отличаешься от всех, с кем я знаком, - пожал плечами Тора, а потом, коснувшись губ Казумасы, наконец отпустил его, чтобы отойти и взять из угла оставленную там сумку.
Шо в растерянности следил за ним, не зная, как воспринимать подобные слова.
- Я думаю, на сегодня мы закончили, - объяснил Шинджи, подходя к парню, чтобы протянуть ему толстовку. – Одевайся, я провожу тебя.
Пока Тора возился с большим тяжёлым замком, запирающим створки гаража, Шо оглядывался по сторонам, лихорадочно соображая, что делать дальше. Неужели они могут вот так просто расстаться сегодня? Как обычно, у метро пожелают друг другу спокойной ночи и разойдутся? Или Амано намеривается проводить его до самого дома? Но тогда, тем более его нужно будет пригласить остаться на ночь. И на этот раз они не смогут просто лечь в одну постель. Начиная паниковать, Шо стал лихорадочно вспоминать, когда же его родители должны вернуться из командировки. Будет не очень красиво, если они застанут своего единственного сына в постели с другим парнем.
«О чём я только думаю!» - ужаснулся Кохара, тряхнув головой, чтобы избавиться от всех глупых мыслей.
К этому времени Тора уже расправился с замком и повернулся к Шо, изучая его задумчивое выражение лица.
- Всё в порядке, Казумаса? – поинтересовался он, задевая рукой локоть юноши.
На улице было темно и, поскольку фонари в этом районе никогда не горели, Кохара обычно старался держаться поближе к Тигру.
- Да, всё нормально, - заверил он. – Знаешь, моих родителей нет дома…
Шо не был уверен, показалось ему или нет, что брови Амано на секунду дёрнулись вверх, как будто он ожидал услышать что угодно, кроме этого.
- Хочешь пригласить меня к себе? – договорил за Казумасу Тора; голос его звучал вполне обыденно.
- Ну, я… да! – вовремя нашёлся юноша. – Что скажешь?
- У меня есть свой дом, - всё тем же спокойным тоном сообщил Амано, в конце неожиданно добавляя: - но если ты настаиваешь…
Кохара вздрогнул, замечая уже хорошо знакомый блеск в глазах Тигра, его кривую усмешку, каким-то непостижимым образом больше похожую на оскал животного, готового в любой момент совершить смертоносный прыжок. Опасность и азарт манили, пробуждая в Шо что-то такое, о чём он раньше даже не подозревал.
- Настаиваю. – Улыбнулся он соблазнительно, заранее зная, что Тора не сможет ему отказать.
- В таком случае… - Шинджи резко прижал Казумасу к себе, страстно целуя в приоткрытые губы, безмолвно обещая, что о своём предложении он не пожалеет.
- Вы только посмотрите! – чей-то глумливый голос заставил юношей оторваться друг от друга. – Не думал, что у вас всё зашло так далеко!
Кохара сильнее сжал плечи Амано, ему не составило труда догадаться, кто говорил с ними из темноты.
- Тебе больше нечем заняться, Начо?! – громко осведомился Тигр, успокаивающе глядя на Шо. – Может быть, хватит выслеживать нас?
- Уверяю тебя, - мужчина, наконец, подошёл достаточно близко, чтобы можно было разглядеть его силуэт, - этот раз будет последним!
- Ты зашёл попрощаться? – пренебрежительно уточнил Тора.
- Да, попрощаться… - недобро усмехнулся Начо, - с тобой, Амано-кун. Раз и навсегда.
Только после его слов из темноты медленно выступили ещё полтора десятка мужчин. Кто-то из них держал в руках длинные палки, кто-то массивные цепи, а кто-то шел, сжимая кулаки.
- Это ещё что..? – вырвалось у Торы растерянное.
- Попрощайся со своей малышкой, непобедимый Тигр! – расхохотался мужчина.
Потерявший сначала дар речи, Кохара внезапно дёрнулся в сторону, изо всех сил пытаясь увлечь Амано за собой.
- Нам надо уходить, скорее, Тора… - умолял он, прекрасно понимая, что и десятку головорезов в одиночку Шинджи не соперник, каким бы отличным бойцом он не был.
Возможно, Амано послушал бы его. Ради безопасности Шо он согласился бы позорно сбежать от разъярённой банды, но с другой стороны им тоже преградили дорогу несколько человек.
- Это низко, Начо! – выкрикнул Тора, пытаясь закрыть собой Казумасу. – Дерись один на один!
- ЗАТКНИСЬ!! – рявкнул мужчина; лицо его превратилось в отвратительную гримасу. – Ты такой же, как твой отец! Правильный до мозга костей, ублюдок!
- Я вам ничего не сделал! – на этот раз Тигр обращался к остальным; ни при каких обстоятельствах он не мог допустить, чтобы Шо пострадал.
- Это верно, - хмыкнул один из головорезов и сплюнул на асфальт, - я тебя даже не знаю. Вот только нам хорошо заплатили, и деньги нужно отрабатывать.
- Ну всё, хватит болтать! – не выдержал Начо; в два прыжка он преодолел разделяющее их расстояние и ударил Амано по лицу - тот успел только оттолкнуть от себя Кохару ближе к гаражам.
- НЕТ!! ТОРА!! – не своим голосом закричал Шо, бросаясь на первого попавшегося здоровенного детину.
По счастливой случайности Казумасе удалось его оглушить, а тем временем Тигра окружили сразу несколько человек. Тот едва успевал отбиваться.
- Тора!! – вскрикнул Кохара, когда Амано пропустил сразу несколько ударов.
- Шо, беги! – раздался хриплый голос Шинджи.
В этот момент кто-то попытался отшвырнуть Казумасу в сторону, но он успел ловко схватить мужчину за руку. Шо почти удалось свалить нападавшего с ног, когда он понял, что летит лицом вниз прямо на асфальт. Перед глазами мелькнул Тора, всё ещё пытающийся сопротивляться, сжатый в тисках чьих-то рук, он, словно тряпичная кукла, принимал на себя удары со всех сторон, - лицо залито кровью, одежда разорвана, вся в ярко-красных пятнах, - его бесстрашный, загнанный в угол Тигр.
- Мальчишку не трогать! – последнее, что Кохара услышал, прежде чем отключился; он так и не разобрался, чей это был голос.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:31 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Малейшее движение отзывалось болью. Казумаса не смог сдержать стона, когда, открыв глаза, попытался перевернуться на бок. Фонари по-прежнему не горели, но он мог с уверенностью сказать, что Начо с головорезами в переулке больше не было.
- Тора… - вырвалось у Шо, как только ему удалось сесть. – Тора?
У противоположной стены неподвижно лежал человек. Сердце Кохары пропустило удар, когда он узнал в нём Амано. Казалось, Тигр не дышал.
- Тора… Тора!! – откуда-то взялись силы, и Шо бросился к нему.
- Боже мой… - прошептал он, вглядываясь в залитое кровью, изуродованное синяками, ссадинами и порезами лицо. – Пожалуйста…
Не совсем понимая, что делает, Казумаса, уложив Шинджи к себе на колени, принялся ощупывать его тело, везде, докуда только мог дотянуться.
- Я прошу тебя… Тора, пожалуйста… держись… - не останавливаясь, почти задыхаясь от страха, бормотал Шо.
К великому облегчению юноши Тигр дышал, его сердце билось, а значит, не всё ещё было потеряно.
- Я сейчас… - Кохара потянулся к телефону, лежащему в кармане штанов.
Но именно в этот момент, подавившись собственной кровью, Тора закашлял и приоткрыл глаза.
- Тора!.. – Шо вновь склонился над ним. – Сейчас… - рукавом своей толстовки он попытался вытереть кровь с лица Амано, но вскоре бросив эту затею, просто убрал прилипшие тёмные волосы со лба Шинджи. – Тора?
- Ш… - попытался произнести Амано, но даже это вышло у него не с первого раза. – Шо…
- Тора, - Казумаса не мог сдержать слёз, оставлявших горячие влажные дорожки на его щеках, несколько капель упали на лицо Тигра. - Тебе очень больно?
Амано мотнул головой в сторону, но тут же со стоном зажмурился.
- Я вызову скорую, потерпи немного, - зашептал Казумаса, сжимая в руке мобильный.
В ответ Тора только сильнее дёрнулся, впиваясь в Шо пронзительным молящим взглядом.
- Н-нет, - выдавил он из последних сил, - н-не надо…
- Но… - попытался возразить Кохара, стирая со щёк Амано свои слёзы вместе с кровью.
- Така… - выговорил Тора, вновь закрывая глаза.
- Нет-нет-нет! – запаниковал Шо. – Тора!
Не попадая пальцами по сенсорному экрану, Казумаса лишь с третьего раза смог найти в записной книжке номер Саги. Секунды, которые ему пришлось ждать, пока тот возьмёт трубку, показались Шо вечностью.
- Алло? – на другом конце прозвучал голос Хирото.
- Пон!! – вскрикнул в истерике Кохара. – Приезжайте к гаражам! Скорее!
- Шо? Подожди… К каким гаражам? – не понял Хиропон, голос его звучал растеряно.
- Тора… он… - всхлипывая, продолжал Казумаса, уже ничего не слыша и не видя вокруг, кроме вновь потерявшего сознание Тигра.
- Шо?! Где вы?! – в трубке раздался взволнованный голос Саги.
- Гаражи… Мы у гаражей, - только и смог более или менее связно произнести Кохара.
- Хорошо, мы выезжаем! – сразу после этих слов послышались гудки.
Шо выпустил из руки телефон, и тот со стуком ударился об асфальт. Ничто в этот момент не имело значения, кроме жизни Амано. Казумасе оставалось молить всех богов, чтобы Сага с Хирото нигде не задержались. Тигр выглядел таким беззащитным, безвольно лёжа на коленях Кохары. Он как никогда был похож на обычного молодого человека, отчаянно защищавшего своё право на счастье.

Вызванный на дом врач долго возмущался и требовал, чтобы Тору госпитализировали. Но Сага тихим вкрадчивым голосом что-то ему объяснил, пока Казумаса обрабатывал все ссадины и кровоподтёки на теле Амано, и доктор лишь наложил на грудную клетку Тигра повязку из мягкого широкого марлевого бинта и выписал обезболивающее средство, которое следовало купить в аптеке. За медикаментами отправили Хирото. Такаши присел рядом с кроватью, на которой лежал Шинджи, и просто следил за тем, что делал Кохара. По обоюдному решению Тору привезли домой к Шо. Юноша собирался заниматься его лечением, не представляя, что может быть как-то иначе.
- Как это произошло? – спросил Сага, искоса взглянув на Казумасу.
- На нас напал Начо с наёмниками, - не отрываясь от своего занятия, тихо отозвался Кохара надтреснутым голосом, словно он изо всех сил сдерживал подступающие слёзы, - мы только закончили тренировку.
- Врач сказал, что признаков внутреннего кровотечения нет, но сломано два нижних ребра. Нужно делать рентген, чтобы знать наверняка. – Сакамото выглядел убийственно спокойным, в то время как Шо весь замер, слушая его.
- Тора просто везунчик. – Продолжал Сага. – Руки и ноги у него целы, голова не разбита, лёгкие не задеты. Зная, как на нём всё заживает, он встанет и побежит недели через полторы.
- Но финал уже на следующей неделе. – Выдохнул Казумаса, поднимая на парня большие испуганные глаза. – Он просто не может его пропустить.
- Что делать, - вздохнул Така, - ему придётся…
- Нет-нет, его мать… ей нужна срочная операция… он никогда себе этого не простит! – в голосе Шо звучало отчаяние.
- Осталось девять дней. – Констатировал Сага. – Кости за это время не срастутся, несмотря ни на что. Его хорошо потрепали. Не думаю, что у Торы найдутся силы…
- Я позабочусь о нём, - твёрдо произнёс Кохара.
- Шо… - Такаши попытался дотронуться до его плеча, но юноша дёрнулся в сторону, его глаза были наполнены решимостью.
- Он снова защищал меня, Сага! Я должен помочь ему выйти на этот чёртов ринг и победить в финале! – Шо сам не заметил, как повысил голос. – Начо знал, что ему нужна победа, что поражение его окончательно сломит! Поэтому они избили, но не убили его! Они лишили его возможности выиграть! Думали, что…
В этот самый момент Тигр пошевелился и громко выдохнул. Казумаса тут же смолк, вглядываясь в его лицо, и Сага последовал его примеру. Но Амано не проснулся; врач сделал ему обезболивающий укол и дал успокоительного.

Ночью Шо никак не мог заснуть. Он просто лежал на кровати рядом с Торой, вглядываясь в его умытое от крови лицо, и ждал, когда тот наконец откроет затёкшие синяками веки. Казумаса старался не дышать и не шевелиться, любуясь замершим во сне Тигром, он сам не заметил, как задремал, утомлённый своими переживаниями. Но Кохара спал чутко, поэтому стоило Торе пошевелиться, и юноша уже приоткрыл глаза. Амано лежал, глядя в потолок, его грудная клетка едва поднималась и опускалась под тонким лёгким покрывалом.
- Тора! – громким шёпотом произнёс юноша, придвигаясь ближе. – Как ты?
- М-м… - то ли простонал, то ли, собираясь с мыслями, протянул Амано, - будто по мне проехали катком. – Наконец выговорил он.
Кохара, услышав его голос и забывшись от радости, прижался к Торе.
- Ох, Шо… - болезненно выдохнул Амано, прикрывая глаза.
- Прости-прости!! – Казумаса быстро отпрянул от него, но по-прежнему продолжал склоняться очень низко. – Я чуть с ума не сошёл… Я…
- Где я? – тихо поинтересовался Тигр, хмурясь.
- У меня. Мы решили, что так будет лучше всего. – Объяснил Кохара.
- Но, Шо… - снова вздохнул Тора. – Я не хочу тебе мешать.
- Что?! Мешать?! – парень едва не задохнулся от возмущения. – Ты в своём уме?
- Ты должен был оставить меня у Саги. – Продолжал негромко говорить Амано.
- Ни за что! – воскликнул Шо, уставившись на Шинджи горящими глазами. – Когда ты наконец поймёшь, что я за тебя в ответе точно так же, как ты – за меня!
Тора усмехнулся и попытался принять сидячее положение, но тут же поморщился от боли и без сил откинулся обратно на подушку.
- Тише, - Кохара успокаивающе задел его плечо, - тебя сильно избили. И с постели тебе вставать нельзя.
- Да кто ж мне запретит? – фыркнул Тигр, сверкнув глазами.
- Что значит, кто тебе запретит? – Казумаса строго навис над беспомощным парнем. – А меня ты в расчёт не берёшь? У тебя сломаны рёбра, тебе вообще шевелиться нельзя!
- Э-э, не-ет. – Запротестовал Амано. – Мне нужно готовиться к финалу.
- Ты идиот?! – Шо уже начинал по-настоящему злиться. – Сейчас ты будешь делать только то, что Я тебе скажу и никаких возражений!
- Ладно-ладно! – Тора даже приподнял руки, сдаваясь.
- Пойду, принесу тебе травяной чай, - буркнул Кохара, выбираясь из постели. – Не делай никаких глупостей!
Амано думал, что Казумаса уже ушел, когда с приглушённым стоном закрыл глаза. Даже испытывая мучительную боль во всём теле, он изо всех сил старался не показывать этого Шо, чтобы не волновать юношу. Он боялся сделать лишнее движение; словно чужое, всё тело до краёв было наполнено болью и слабостью, впервые настолько сильно, так неожиданно остро, - Тора не был уверен, что сможет справиться с этим. Но Кохара всё ещё стоял в дверном проёме и видел, насколько Тигру плохо, он видел во всей его фигуре, в каждом робком вздохе страх и отчаяние, ужас и лихорадочные попытки понять, что делать дальше. В этом Казумасу было не обмануть. Вздохнув, он бесшумно отправился на кухню, чтобы приготовить Шинджи обещанный настой из трав.

Шо просиживал у постели Амано всё время, развлекая и ухаживая за больным. Первые два дня были довольно тяжёлыми. Кохаре даже пришлось один раз накормить Тору с ложки, потому что тот старался как можно меньше двигаться из-за сломанных рёбер. Тогда Казумаса подумал, что если бы не таблетки, Тигр просто не смог выносить сильную боль в груди. Тем не менее, на второй день за ними заехал Хирото, чтобы отвезти Тору на рентген. Скольких сил Шо стоило уговорить на это упрямого Тигра, юноша предпочитал не вспоминать. К большому облегчению, снимки не показали ничего нового, и друзьям удалось убедить лечащего врача в том, что можно обойтись без госпитализации. Ежедневно Шинджи должна была навещать медсестра и следить за его состоянием. Но на третий день, вопреки всем опасениям перепуганного Казумасы, Тора почувствовал себя гораздо лучше. Столкнувшись с Амано в коридоре, Шо долго кричал и ругался, не выбирая выражений, пока не загнал Тигра обратно в постель. На что Тора лишь загадочно улыбался, жалуясь, что у него урчит в животе, и он как раз направлялся на кухню.
- Я приносил тебе суп час назад! – напомнил Кохара. – И ты всё съел! Не пытайся обмануть меня!
Ворча себе под нос, Шо сам отправился на кухню, откуда вернулся через пять минут, неся на подносе чашку чая и блюдце с печеньем.
- Перекуси. – Милостиво разрешил он.
Амано готов был рассмеяться в голос, наблюдая за Казумасой, но рёбра напомнили о себе, и он предпочёл замолчать, уделив внимание печенью, пока и его не унесли.
Сага был прав. Как только критический период прошёл, Тора начал идти на поправку с ужасающей скоростью. На пятый день Шо не удалось удержать Амано в постели, как он не старался. Парень жаловался, что ему скучно, и он больше не может неподвижно лежать.
- Скоро финал, я должен тренироваться. – Заявил Тигр трясущемуся от негодования Казумасе.
- А ну быстро лёг в кровать, - процедил ему в ответ Шо. Глаза его недобро вспыхнули, - или я расскажу медсестре о том, что ты не соблюдаешь постельный режим.
- Ты не сделаешь этого. – Возразил ему Амано, мгновенно становясь серьёзным.
- Ещё как сделаю, - пообещал Кохара, - сейчас самое главное, чтобы ты поправился.
- Сейчас самое главное, чтобы я победил в финале! – выкрикнул в ответ Тигр, заставив юношу вздрогнуть от неожиданности.
Шо преградил Торе путь из комнаты, оба сверлили друг друга решительными взглядами. Но, в конце концов, Амано вынужден был сдаться. Он прекрасно понимал, что Казумаса был прав во всём, но растущее с каждым днём беспокойство за мать давно сменилось тихой паникой, которая уже начинала прорываться наружу. Шинджи не представлял, как ему быть. Раны на теле затягивались, и боль в груди можно было вытерпеть, наглотавшись таблеток. Но слабость, завладевшая его телом, не желающая возвращать ему прежние силы, отчётливо давала понять, что финале ему не выиграть. А значит, не спасти мать.

***

Поздно вечером Шо заглянул в свою комнату. Двадцать минут назад ему с трудом удалось отправить Тору спать. До финала оставалось всего два дня. Несмотря на своё состояние, Шинджи тренировался по несколько часов в день и сильно уставал. Кроме того, он переживал за мать, лежащую в больнице. Сага, который пару раз навещал её, рассказывал, что женщина хорошо держится, хотя и слабеет день ото дня. Казумаса просто не представлял, каково было Тигру. Сначала он пытался поддерживать Амано, но, когда тот в очередной раз сорвался на юношу, решил его больше не тревожить. Тора всё больше отдалялся от Шо, был холоден и молчалив. Кохаре оставалось лишь принимать эти перемены, по возможности оставаясь рядом.
Амано лежал на кровати с закрытыми глазами. Постояв немного на пороге, прислушиваясь к его спокойному дыханию, Шо всё же сделал вывод, что парень заснул, а значит, можно было тихонько подойти поближе и сесть рядом. Казумаса не впервые проделывал это, - в такие моменты, когда он сидел рядом со спящим Торой, можно было ненадолго забыть обо всех проблемах и о том, что им пришлось пережить.
- Я скучаю, - одними губами произнёс Шо, протянув руку, чтобы провести по воздуху в нескольких миллиметрах от щеки Тигра.
Он никогда не решался по-настоящему дотронуться. Может, потому что боялся разбудить или ждал, что его руку могут оттолкнуть. Утром Амано хотел вернуться домой и не «висеть у Шо на шее», как он сам это назвал. Но юноша его не отпустил. Они сильно повздорили и почти весь день не говорили друг с другом. Казумаса чувствовал, как внутри него всё дрожит от страха, что между ними уже никогда не будет прежней хрупкой близости. Поэтому, когда тёплые пальцы Тигра перехватили и мягко сжали его ладонь, Кохара едва не подскочил на месте.
- Прости, я разбудил тебя, - поспешно зашептал Шо, неосознанно всё ещё пытаясь освободить свою руку.
Но Тора не отпустил его. Вместо этого он поднёс прохладные пальцы Казумасы к своим губам и осторожно поцеловал, глядя ему прямо в глаза. Юноша замер, затаив дыхание, не в силах отвести взгляд.
- Что ты делаешь? - выдохнул Кохара.
- Я хочу извиниться, - приподнявшись, Тора взял Шо за подбородок, проводя по нему большим пальцем, - за то, что произошло утром. Я вёл себя безобразно.
- Всё в порядке, - смутился Казумаса.
- Я хочу сказать, - серьёзно продолжал Амано, - никто и никогда не ухаживал за мной так, как ты в эти дни. Я должен благодарить тебя, а не…
- Перестань, - прервал его Шо, - по-другому просто не могло быть.
- За это я и люблю тебя. – Произнёс Шинджи.
Оба замерли, вглядываясь друг в друга. Казалось, в тишине слышно было, как стучат их сердца. Кохара ощутил облегчение и волнение одновременно. Слова Тигра словно повисли в воздухе, требуя ответа, с каждой секундой его промедления повышая градус напряжения между ними. Шо знал, как непросто далось Амано это признание, пускай оно прозвучало словно между прочим. Но больше всего Казумасу напугало собственная заминка. В глубине души он так ждал этих слов, он никогда бы не признался себе в этом, но иногда юноша даже представлял, как улыбнётся немного грустно и благодарно, а потом с нежностью произнесёт: «Я тебя тоже люблю». Тора вызывал у него бурю эмоций и сумасшедший коктейль чувств. Рядом с этим молодым человеком Шо ощущал себя на своём месте. Но почему теперь он не мог выдавить хоть какой-нибудь ответ?
- Я не жду, что ты ответишь мне взаимностью, - Тора опустил глаза.
- Нет, я… - Казумаса придвинулся ближе.
Амано вновь взглянул на Шо.
- Пожалуйста, не отталкивай меня. – Неожиданно прошептал он, сжимая руку Кохары.
Юноша не успел опомниться, когда губы Шинджи коснулись его губ. Сладкая, волнующая дрожь прокатилась по всему телу, как только Амано прижал его к себе. Краем ускользающего сознания Шо подумал о сломанных рёбрах и безрассудности того, что они делали, но Тора, похоже, не мог думать больше ни о чём. Сжимая Казумасу в тесных объятиях, он покрывал быстрыми поцелуями его губы, полуприкрытые глаза, - трепещущие ресницы щекотали его кожу, - целовал нежную, неприкрытую ничем шею, ямочку между ключицами. Кохара с каждым мгновением всё сильнее вжимался в него, причиняя боль, на которую Тора не обращал внимания. Всё тело горело, руки бесстрашно исследовали каждый изгиб стройного тела Казумасы. Шо робко отвечал, полностью доверившись Амано, он прислушивался к себе, но ничто уже не могло заставить его остановиться. Безумие настигло обоих, так неожиданно и так вовремя.
Когда Тигр резко перевернулся, оказываясь сверху, в своей стихии, Шо выдохнул сбиваясь:
- Тора, твои рёбра…
- Забудь. – Быстро прошептал Шинджи.
Нежность уступала место страсти. Коленом Амано раздвинул бёдра Казумасы, пальцы стиснули край домашней футболки. Одним единственным движением Тора избавил Кохару от неё. Казумаса тоже потянулся к его одежде, но руки не слушались, и Торе пришлось ему помочь. Тела впервые коснулись друг друга, - не в борьбе, не случайно, - вызывая судорожный вздох. Кожа юноши казалась Тигру невыносимо горячей, слишком чувствительной. Шо вздрагивал от каждого его прикосновения. Он был особенным и Амано смертельно боялся сделать хоть что-нибудь не так. Пальцы Казумасы взъерошили его черные волосы, юноша легко рассмеялся, когда нетерпеливые губы скользнули вниз по груди до пупка.
- Щёкотно, - Кохара старался сдержаться, но всё равно беззвучно смеялся.
Тора улыбнулся неожиданной догадке, но эта улыбка очень быстро исчезла с его лица, когда он заметил выступающие тазовые косточки, - хлопковые домашние штаны Шо сползли чуть ниже дозволенного, подсказывая Амано, что надо делать дальше.
- Я люблю тебя, - на одном дыхании повторил Тигр, стягивая ткань вниз, обнажая тело Казумасы полностью.
- Тора… - Шо спохватился слишком поздно, и теперь уже ничего не мог сделать.
Руки Шинджи устремились вверх по бёдрам, едва касаясь большими пальцами их внутренней стороны; влажные губы, не переставая, ласкали низ живота, горячий язык неожиданно юркнул в ямочку пупка, заставляя Кохару вскрикнуть.
- Ты невероятно красив, - прошептал Амано.
Его пальцы гладили и сжимали упругие бёдра, жадный рот уже добрался до привлекательных тазовых косточек, зубы нежно прикусили одну из них. Казумаса терялся в ощущениях, не замечая ничего вокруг, слишком медленно привыкая к своей наготе и одновременно с удовольствием отдаваясь щедрым ласкам, от которых по всему телу волнами расходились дрожь и наслаждение. Тора снова поднялся к искусанным губам Шо. Когда между ног у юноши все стало влажно и горячо, он вжался членом в его промежность. Кохара повторял его имя одними губами, еле слышно.
- Я тебя тоже, - успел исступлённо выдохнуть Казумаса, прежде чем Тигр толкнулся сильнее, с трудом проникая в него, пока неглубоко и осторожно.
Шо захлебнулся собственным стоном, впервые широко раскрывая глаза, он встретился с затуманенным взглядом Амано.
- Я знаю. – Прозвучало ему в ответ.
Время с каждым новым, болезненным, сводящим с ума толчком понеслось быстрее, распаляя воздух вокруг них, смешивая стоны, слюну и пот. Руки зажили собственной жизнью, низ живота превратился в бешено пульсирующий тугой комок, - центр их вселенной. Кохара подумал, что теряет рассудок, и только влажная кожа, скользящая под пальцами, не давала ему полностью забыться. В какой-то момент, резко войдя до конца, Тора почувствовал, что Шо весь сжался, выгибаясь, его кадык дрожал в сорвавшемся протяжном стоне. Этого зрелища хватило, чтобы Амано, уткнувшись Казумасе в обжигающе горячее плечо, кончил следом. Всё произошло слишком быстро, но у них, несомненно, будет ещё много времени, чтобы восполнить недостаток прикосновений. Кохара часто дышал, под весом Тигра, полностью расслабленный, он едва мог чувствовать собственное тело. Чуть позже Тора, всё ещё сжимающий его в объятьях, разжал пальцы и приподнялся, заглядывая в полуприкрытые тёмные глаза. Слов не понадобилось. Уголки губ Казумасы дёрнулись вверх, и нежный поцелуй не заставил себя ждать.
- Это безумие, - прохрипел Шинджи, проведя дрожащей рукой по бедру Кохары, прежде чем отодвинуться и лечь рядом.
- Точно, - гораздо шире прежнего улыбнулся Шо.
Он осторожно дотронулся ладонью эластических бинтов на груди Амано - те насквозь пропитались потом. Только после этого Тигр почувствовал ноющую боль в том месте, которого касалась рука Казумасы. Но эта боль утихла сразу, стоило Торе посмотреть в глаза Шо. Горящие, переполненные счастьем, невероятные, они не отпускали, и молодому человеку ничего не оставалось, кроме как вновь притянуть Кохару к себе, вовлекая в новый поцелуй.
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:31 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Комната была наполнена ярким светом, из приоткрытой форточки доносились звуки улицы. Громкий автомобильный гудок разбудил Казумасу окончательно, до этого юноша ещё находился в сладкой дрёме. Когда-то Шо думал, что после проведённой с кем-то первой ночи, всё измениться, но сейчас он не чувствовал никаких перемен. Кохаре нравилось это ощущение, - ночью он принадлежал Торе, он был полностью открыт для него, готов на всё и чувствовал, что Амано предлагает что-то равноценное.
Казумаса приподнялся на локтях и оглядел постель. Невольная улыбка, украшавшая его губы, медленно сменилась озабоченностью. Торы рядом не было, но из глубины квартиры доносились ритмичные короткие удары. Шо очень хорошо знал, чем в этот момент занят Амано. Решив действовать, Шо резко поднялся с кровати и тут же замер, поморщившись от неприятных ощущений. Бормоча проклятия, Казумаса решил не обременять себя поисками вчерашней одежды и сразу же направился к шкафу. Ему предстояло выяснить, завтракал ли Тора и как он себя чувствует. Возможно то, что они ещё больше сблизились, поможет Амано победить? Шо очень хотелось в это верить.
Когда Кохара дошёл до гостиной и остановился в дверном проёме, Тигр как раз отрабатывал удары ногами. Его спина блестела от пота, напряжённые мускулы перекатывались под кожей, движения снова были быстры и точны. Казумаса заворожено наблюдал за ним, не в силах пошевелиться или сказать хоть что-нибудь. Наваждение прошло, когда Амано развернулся, намереваясь нанести удар по воображаемому противнику из-за спины. Он увидел Шо и сам замер на несколько секунд, но затем пришёл в себя и направился к юноше.
- С добрым утром, - произнёс Тора, протягивая к Шо руки.
- Как ты себя чувствуешь? – спросил Казумаса, оказавшись в объятиях Шинджи.
- Я полон сил, - ответил тот, сжимая талию Шо, - но вообще-то я хотел задать тебе тот же вопрос.
- Это… - Кохара помедлил секунду и продолжил смущённо, - необычно.
- Пожалуй, теперь тебе нужно будет привыкать к этим ощущениям, - усмехнулся Амано.
- Перестань! – фыркнул Казумаса, несильно пихнув его в плечо. – Это не смешно!
- А никто и не смеётся над тобой, - пожал плечами Тора, - наоборот… Мне тоже надо привыкать к тому, что я больше не один.
Шо поднял на него удивлённые глаза, чем Тигр не преминул воспользоваться, приникая к нежным губам чувственным поцелуем. Ничего другого Кохара не желал так сильно, ему необходимо было убедиться в том, что происходит с ним, - ещё недавно одинокий, он наконец-то встретил того, кому смог довериться до самого конца.
Волшебные мгновения поцелуя прервал звонок интеркома. Шо вздрогнул и обернулся, глядя на дверь, часть которой была видна из-за угла, как на своего самого главного врага. Тора наклонился к нему и прошептал на ухо, обжигая кожу горячим дыханием:
- Кто бы это мог быть?
- Хирото. – Помедлив немного, твёрдо ответил Кохара.
- Тогда иди, открой ему, - Шинджи подтолкнул Шо вперёд, и тот нехотя отправился к входной двери.
Огата появился на пороге квартиры через несколько минут. Бледный, сутулый, он сам на себя не был похож, так что Казумаса серьёзно испугался и подскочил к своему другу, хватая его за плечи.
- Что случилось? Пон?
Амано тоже подошёл ближе на случай, если Хирото упадёт в обморок и его придётся оттаскивать на более приемлемую, чем пол в прихожей, горизонтальную поверхность.
Заметив Тору, тот попытался улыбнуться, но выражение его лица лишь ещё больше стало напоминать болезненную гримасу.
- Вижу, что помешал вам, - безэмоционально проговорил Хиропон.
- Вовсе нет! – горячо возразил ему Шо, одновременно встряхивая друга за плечи. – Что произошло?
- Хирото? – подал голос Тигр, скрещивая руки на груди.
- Мы с Сагой… - Пон запнулся и смог договорить далеко не сразу, - мы расстались.
- А? – не поверил своим ушам Казумаса. – Почему?
- Я… понимаешь… - начал Хирото слабым голосом.
- Думаю, мне лучше уйти, - спокойно заметил Амано, он уже успел оценить обстановку и справедливо решил, что юноше будет гораздо легче рассказать обо всём, если рядом будет только самый близкий друг.
- Тора? – несмело позвал Шо.
- Всё в порядке, Казумаса, - кивнул ему Тигр, - я прогуляюсь неподалёку, давно не был на свежем воздухе.
С этими словами Амано мягко поцеловал Шо в губы и вышел из квартиры, оставляя друзей наедине.
- Выпьешь? – сразу предложил Кохара; пускай это было не очень честно, но парень знал, что алкоголь поможет развязать Хирото язык, и друг сможет почувствовать себя свободнее.
- Да. – Выдавил Огата, следуя за Казумасой в гостиную, к бару, где хранился немалый запас разнообразных бутылок.
- Так что произошло? – между делом снова спросил Шо, наливая в стакан Хиропона виски.
Друг болезненно усмехнулся, прикрывая глаза. Ничего не говоря, он протянул руку за стаканом, и только когда сделал пару глотков, заговорил.
- Сага вернул мне все деньги, которые я ему давал. Он сказал, что хотел бы купить одну ночь со мной, но боится, что этого не хватит.
- Мне казалось, вы уже разобрались с этим. – Заметил Кохара, отпивая вино из своего бокала.
- Да, я тоже так думал. – Кивнул головой Пон, и это движение вышло у него заметно резче, чем обычно. – Я думал, что это была забавная шутка, что мы продолжим встречаться по-прежнему. Но Тору избили и дел у Саги прибавилось. Мы стали видеться реже, а недавно я сказал ему, что если в этом всё дело, я готов опять заплатить. – Голос Хирото предательски дрогнул. – Лишь бы он был рядом со мной.
Казумаса пристально наблюдал за другом и качал головой, пока тот продолжал:
- Сага послал меня снять себе шлюху, сказал, что видеть меня больше не желает и что он здорово ошибся. После этого у меня случилась истерика, я что-то кричал ему и едва не кинулся держать, чтобы он не смог уйти. Но он всё равно ушёл…
- Ты что, так ничего и не понял? – сокрушённо выговорил Кохара. – Ему не нужны твои деньги, ему нужен ты сам!
Хирото с сомнением поглядел на Шо и, морщась, сделал ещё один большой глоток.
- Ты впервые влюбился по-настоящему, и похоже никак не можешь поверить, что твои чувства взаимны. Пон! – Кохара помахал перед застывшим взглядом Хирото рукой. – Ты сделал Саге очень больно, снова заговорив о деньгах. И только ты сам можешь всё исправить. Если захочешь, конечно.
- Я хочу, - очень тихо, одними губами выговорил Хиропон и решительно глянул на Казумасу. – Я очень хочу! Но, Шо… ты думаешь, я действительно ему нравлюсь?
Если бы Кохара не знал своего друга так давно, он обязательно подумал, что тот отстаёт в развитии, однако это было не так, и Шо лишь закатил глаза, всем своим видом показывая, что на глупые вопросы отвечать не намерен.
- Доверься своему сердцу и поступай так, как оно тебе подскажет, - совершенно серьёзно посоветовал Кохара.
Хирото долго молчал, болтая в стакане оставшимся виски и внимательно наблюдая за движением янтарной жидкости, а потом он поднял глаза на Шо и ответил не менее серьёзно:
- Знаешь, мне впервые не смешно, и я готов поступить так, как ты говоришь.
Казумаса, просияв, дотянулся рукой и потрепал друга за плечо.
- Давно пора. – Одобрительно кивнул он. – Если бы я не доверял своему сердцу, кто знает, может быть, Торы сейчас не было в моей жизни. Ты думаешь, я не боялся шагать в неизвестность? Но оно, - Кохара положил ладонь себе на грудь, - подсказало мне иди вперёд, и я ни разу не пожалел о том, что снова послушался его совета.
- Тебе надо писать романы, Шо, - усмехнулся Хиропон, отставляя свой стакан с недопитым виски.
Казумаса лишь отмахнулся, его щёки давно розовели от выпитого алкоголя, а губы выделялись на лице красным пятном. Ещё немного помолчав, Хирото вдруг прищурился и неожиданно спросил:
- У вас с Торой уже что-то было?
Шо удивлённо уставился на друга, моментально краснея ещё больше и полностью выдавая себя. Пон, который знал Кохару едва ли не лучше себя самого, уже всё понял и не нуждался в его ответе.
- Как ты узнал? – пролепетал смущённый юноша.
- Проще простого! – рассмеялся Хирото и указал на хорошо заметный красный след на шее Казумасы.
Тот сразу же попытался скрыть его воротником распахнутой рубашки.
- Это ни о чём не говорит, - пробормотал Шо.
- Я тебя умоляю! – продолжал заметно развеселившийся Хирото. – Стоило задать тебе этот вопрос и сразу же всё стало ясно. И потом, чисто логически, сколько Тора уже торчит у тебя? Ни за что не поверю, что за это время он не смог тебя уломать!
- Никто меня не уламывал, - продолжал оправдываться Казумаса, - я сам…
- Ого! – воскликнул впечатлённый Хиропон.
- То есть, не совсем сам, - тут же поправился Шо, - но я не был против… Честно говоря, - спустя пару мгновений добавил Кохара, - мне самому сильно хотелось этого.
- Ты знаешь, мне кажется, между нами произошёл грандиозный обмен опытом! – подытожил воодушевлённый Хирото.
- Вроде того, - согласился Казумаса, обрадованный тем, что столь личная тема была закрыта.
- А как у Амано с подготовкой к финалу? – продолжил допрос Хиропон.
- Он тренируется, - кивнул Шо, - даже слишком много. Я беспокоюсь за него, всё-таки рёбра ещё срослись и он очень слаб.
- Тора намного сильнее, чем может показаться, иначе он не дошёл бы до финала. – Возразил Огата. – Тем более теперь, когда ему есть за что бороться и во что верить. Любовь – сила куда более созидательная, чем ненависть или обида.
- Так кому из нас надо писать романы? – усмехнувшись, поддел друга Кохара.
- Я быстро учусь! – похвастался Пон, никогда не страдавший особой скромностью.
- И когда ты собираешься извиняться перед Сагой? – поинтересовался Шо.
- Боюсь, тут одного «прости» будет недостаточно. – Быстро мрачнея, отозвался Хирото. – Но я постараюсь что-нибудь придумать.
- Всё будет хорошо, я уверен. – Попытался подбодрить его Казумаса.
- Мне бы твою уверенность… - вздохнул парень.
Они стояли так, у раскрытого бара, пока домой не вернулся Тора. Амано притащил два пакета продуктов, из-за чего Хирото пришлось ещё долго успокаивать негодующего Шо. Потом друг ушёл и, оставшись с Тигром наедине, уже вечером, Кохара оказался в его крепких объятиях. До финала боёв без правил оставалось чуть больше суток.

***

Бинты ложились слой за слоем, скрывая разбитые костяшки и старые шрамы. Шо даже завязал пару аккуратных бантиков, - по одному на каждой руке Торы - когда закончил со своей работой.
- Спасибо, - коротко поблагодарил Амано, отступая от юноши на шаг и, развернувшись, совершил несколько агрессивных выпадов, чуть не попав Саге по лицу. Такаши зашёл в маленькую тёмную комнатку, где Тигр готовился к финалу, чтобы пожелать другу удачи.
- Э-эй! Я вижу, ты уже готов порвать соперника в клочья! – выставив перед собой руки, усмехнулся блондин.
- Надеюсь, - на лице Торы застыла сосредоточенность.
- Что за ответ? – возмутился Сага. – Ты сегодня победишь!
Но Амано лишь опустил голову и ушёл в самый дальний угол, где сел на старое засаленное кресло, когда-то лишившееся всех четырёх ножек. Его друг только теперь заметил Шо, который, проводив Тору взглядом, принялся копаться в большой спортивной сумке, стоявшей на полу неподалёку.
- Я подумал, - негромко начал Казумаса, когда нашёл то, что искал, - тебе стоит надеть вот это.
С этими словами юноша протянул Тигру чёрную майку.
- Это ещё зачем? – нахмурился Амано.
- Чтобы противник не знал, где твоё самое слабое место, - ответил за Кохару Сакамото, мгновенно сообразивший, в чём дело. – И я боюсь, что тебе нужно послушать Шо.
Нехотя Шинджи поднялся и протянул одну руку, чтобы забрать у Казумасы одежду. Но когда тот протянул ему майку, вместо неё Амано резко схватил его запястье и дёрнул на себя.
- Тора?! – удивлённо успел вскрикнуть Шо, прежде чем тот сжал его в крепких объятиях и заткнул рот грубым поцелуем.
- Что на тебя нашло? – обескуражено прошептал Кохара, как только хватка Амано немного ослабла, и он прекратил терзать его мягкие губы.
- Ещё рано прощаться, Тигр, - качая головой, заметил Такаши.
- Прощаться? – выдохнул Шо. – Что это значит?
Казумаса чувствовал, как сердце начинает биться быстрее, перед глазами расползается мутная пелена и все звуки отходят на второй план. Амано стоял перед ним, не отпуская рук, и просто смотрел прямо в глаза, ничего не говоря. Кажется, он даже не дышал.
- Тора? – нетерпеливо позвал Кохара, сглатывая противный ком, застрявший в горле.
- Скажи ему, - из-за спины послышался спокойный голос Саги, - он должен услышать это от тебя.
- Понимаешь, Шо, - хрипло начал Тигр, - мой отец погиб в финале, и Начо не выгнали… он вынужден был скрыться на время, чтобы не попасть в тюрьму.
- Но… - попытался возразить Казумаса, не веря тому, что слышит.
- Всё потому, - Тора сглотнул, - что в конце должен остаться только один боец. А победитель автоматически становится преступником. Убийцей, если быть точным.
Кохара стоял, не шевелясь, он всё ещё надеялся, что сейчас Тигр мягко улыбнётся и скажет что-нибудь вроде: «Поверил?» Но тогда это была бы слишком жестокая шутка. Амано по-прежнему не отпускал его от себя, словно пытался запомнить, как это – держать Шо в своих руках и чувствовать его тепло.
- Это шутка? – едва собравшись с силами, выговорил Казумаса.
- Нет. – Глухо отозвался Сага, и Тора в подтверждение его словам покачал головой, на пару мгновений прикрывая глаза, будто ему было слишком тяжело смотреть в этот момент на юношу.
- Я не… - заговорил Кохара, и не смог продолжить, потому что голова опустела от мыслей, а всем его существом завладели страх и непонимание.
- Шо, - произнёс Амано, но тот, уже придя в себя, вцепился в его плечи мёртвой хваткой и прижал к себе с такой силой, будто хотел стать с Тигром одним целым.
- Я не пущу тебя! – лихорадочно шептал Казумаса, хватаясь за плечи Торы, за шею, волосы, голую спину. Шо едва не царапал его.
Амано даже зашипел, почувствовав боль в груди, но даже он сам не мог сказать наверняка, исходит ли эта боль от незаживших рёбер или это сердце рвёт на части от несправедливости, с которой им пришлось столкнуться.
- Шо, пожалуйста, - Тора попытался ослабить хватку юноши, но не тут-то было - отчаяние придало Кохаре сил.
- Сага, помоги! – Шинджи позвал друга, когда понял, что один не справится.
Казумаса уже беззвучно всхлипывал, мелко вздрагивая от рвущихся наружу рыданий.
- Нет, нет, нет… - шептал он беспомощно. – Нет!! – вскрикнул уже в полный голос, когда Такаши, обхватив за талию, потянул его к себе.
- Шо, не надо, - Саге пришлось приложить больше усилий.
- Почему?! – выкрикнул в отчаянии Шо, когда ему всё же пришлось отпустить Тору, и Такаши оттащил его подальше. – Почему ты ничего мне не сказал?! Ты врал мне! Почему?!
Глаза Кохары застилала мокрая пелена, колени подгибались, а в руках не осталось больше силы. Он не понимал, что происходит и почему всё это случилось именно с ним. Словно весь мир ополчился на него, но Шо даже не мог понять, что именно сделал не так.
Сага не знал, что ему делать, поэтому просто придерживал Казумасу, который, казалось, мог в любой момент упасть на пол, не справившись со своими эмоциями. Глядя на истерику, в которой бьётся Кохара, Тора больше всего хотел схватить его и увезти куда угодно, лишь бы подальше от этой грязной коморки, подальше от растущего рёва беспощадной толпы снаружи. У этой истории не должно быть такого конца, но слишком поздно было что-то исправлять. И последнее, что мог сделать Тигр, это сказать Шо правду хотя бы теперь.
- Я не рассказал тебе потому, что хотел быть с тобой, - негромко начал он, но его слова заглушил голос ведущего, объявивший начало грандиозного, жестокого финала.
- Что? – прошептал Кохара, замерев, во все глаза глядя на Шинджи.
- Я ХОТЕЛ БЫТЬ С ТОБОЙ! – изо всех сил выкрикнул Тигр, и во внезапно наступившей тишине его голос разнёсся по всему помещению клуба.
- Хотя бы раз быть рядом с тобой, быть кому-то нужным, почувствовать себя любимым, - продолжал перечислять Амано, с каждым шагом приближаясь к Шо, и, наконец, остановившись прямо напротив юноши. – Что бы ты сказал, узнай, чем я рискую и что собираюсь сделать с жизнью другого человека? Ты бы меня возненавидел, Шо. А мне нужен был хотя бы один шанс, чтобы быть с тобой. Пускай недолго…
- Замолчи. – Оборвал его Казумаса, приложив к губам Тигра указательный палец. – Ты должен победить сейчас. Любой ценой. Молчи! – Шо не дал Амано шанса возразить, внезапно целуя и тут же отстраняясь, чтобы договорить. – Ради меня. Слышишь? Ты должен победить.
- Тора, тебя все ждут! – в комнатку ворвался взъерошенный Хирото. Он знал, что Шо пошёл помогать Амано, но никак не ожидал увидеть ещё и Сагу.
- Обещай! – потребовал Кохара, глядя Тигру прямо в глаза. – Ты должен победить!
- Сага… - удивлённо выдохнул Пон, глядя на Такаши так, будто увидел призрака; слишком рано, он ещё не был готов к серьёзному разговору.
- Шо, ему пора, - с трудом оторвав взгляд от Хиропона, Сакамото шагнул вперёд и дотронулся до плеча юноши.
- Тора!! – Казумаса приложил свои ладони к щекам Амано. Он находился непозволительно близко, настолько, что тот был готов бросить всё на свете, лишь бы оказаться подальше от этого кошмара вместе с Шо.
- Я обещаю, - прошептал Тигр и решительно забрал из ослабевших рук Кохары чёрную майку, которую тот держал всё это время.
Шо казалось, что земля уходит из-под ног, когда, обернувшись, он следил за тем, как, надевая майку на искалеченное тело, Тигр выходит на ринг. Неожиданно юноша обнаружил рядом с собой Сагу и Хирото, оба держали его под руки, не давая упасть, а собственное сердце оглушительно стучало в висках, и горячий воздух обжигал лёгкие с каждым новым вдохом, - толпа, там, за дверью, встречала непобедимого Тигра неудержимым рёвом, но только Шо по-настоящему знал, насколько этот человек был сейчас слаб, может быть, как никогда, не только телом, но и духом. Что могло помочь ему победить?
- Всё будет хорошо, - повторял, как заведённый, Хиропон, сжимая локоть Казумасы сильнее прежнего, глядя Саге прямо в глаза, - всё будет хорошо…
 
KsinnДата: Пятница, 12.07.2013, 20:32 | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Шо с трудом мог вспомнить, как его довели до деревянного ограждения. Сага с Хирото всё ещё поддерживали его, не смотря на то, что Кохара мёртвой хваткой вцепился в крепкие доски. Он не отрываясь следил за тем, как противники оценивающе разглядывают друг друга. Тора стоял неподвижно, лишь грудная клетка мерно приподымалась, скрытые чёрной майкой, бинты были совершенно незаметны, но это вовсе не значило, что травмы перестали существовать. С противоположной стороны, самодовольно скрестив руки на груди, расхаживал смуглый длинноволосый парень. Он был выше Тигра и шире в плечах. Казалось, противник был абсолютно спокоен, он даже улыбнулся толпе, когда кто-то громко выкрикнул его имя: «Мико!!!»
По коже Казумасы пронёсся неприятный холодок, уж слишком всё это напоминало историю с Начо. Больше всего выводило из равновесия то, что Шо ничем не мог помочь Амано. Беспомощно стоять под другую сторону барьера было невыносимо.
В этот момент Тора повернул голову и взглянул на Кохару, но тот лишь смотрел ему в глаза, впервые он не смог ничего выкрикнуть, как-то поддержать Тигра перед началом боя. Секунды замедлили свой бег, крик толпы слился в обезличенный протяжный вой, среди которого, словно пушечный выстрел, раздался условный сигнал, после которого время вновь ускорилось, и Тора уже не смотрел на Казумасу. Он двинулся по кругу, следя за движением противника, стараясь предугадать его первый выпад. Он должен был вновь поймать одному ему известный ритм.
«Твоё сердце должно биться в ритме схватки», - так учил его отец, тайком от матери, когда был ещё жив. Тигр навсегда запомнил эти слова, они стали его девизом, его правилом. Он бился с каждым, кого встречал на своём пути, пока не познакомился с Кохарой. Но теперь ему следовало вновь обо всём забыть, чтобы вырвать эту победу.
Амано протянул руку и поманил своего противника. Тот не заставил себя ждать, с диким криком бросаясь вперёд. Но Тора успел увернуться. Через секунду мужчины закрутились в бешеном танце схватки. Первые минуты Тигр ничем не уступал, словно в его теле не было слабости и не было травмы, но стоило Мико один раз вскользь попасть по его рёбрам, и Тора согнулся, едва держась на ногах. Сильная боль сковала его грудную клетку, не давая пошевелиться и вздохнуть. Глупо было надеяться, что этого не произойдёт.
- Давай же, Тора! – крикнул Хирото, рядом с Шо.
Его слова заставили, находящегося до того в оцепенении Казумасу, вздрогнуть. Он посмотрел сначала на друга, а потом перевёл глаза на Сагу.
Такаши стоял, не шелохнувшись, губы сжаты в бескровную полоску, глаза остекленели, а на лбу выступили капельки пота. Шо смотрел на него и ждал, хотя бы проблеска эмоций, чего-то, что могло заставить Кохару вздохнуть чуть свободней.
- Така… - позвал Казумаса, сжимая его руку, обращая на себя внимание.
Сакамото требовалось лишь подтвердить, что Тора справиться, что у него достаточно сил, чтобы победить. Но Сага не взглянул на Шо. Толпа вокруг взорвалась. Холодея, Кохара увидел, как противник Шинджи безжалостно сбил его с ног. Противостояние длилось меньше десяти минут. Впервые Тора закричал. Вспышка боли и беспомощность ослепили его, не давая подняться и продолжить бой. Казумаса почувствовал, как закружилась голова и к горлу подкатила тошнота. Происходящее казалось ворвавшимся в реальность ночным кошмаром. И вдруг он услышал рядом с собой голос Саги:
- Ему не победить.
Эти слова разом перечеркнули все сомнения, придали сил и переполнили Шо яростью. Он сам когда-то с трудом убедил Амано, что они в ответе друг за друга. И теперь ничто на свете не могло его остановить. Деревянный барьер остался позади, Казумаса едва успел оттолкнуть нависшего над Торой парня в сторону, - первое, что пришло Шо в голову. В ушах звенело от безумных криков, руки Кохары сами собой сжались в кулаки, все мышцы напряглись, в голове не осталось ни единой мысли, когда он бросился на Мико. Позади Тора что-то крикнул ему, приходя в себя. Он почти уже встал на ноги, когда взбешённый непонятно откуда взявшимся мальчишкой, Мико отбросил Казумасу прямо на Тигра, вновь сбивая его с ног.
Время замедлило свой ход. Тяжело дыша, Амано поднял голову, его глаза застилала пелена, боль расходилась откуда-то с затылка, дышать было невозможно, он взглянул прямо на Шо.
Тот ещё не понимал, что натворил, лёжа сверху на Тигре, он мог видеть лишь немой вопрос в его глазах и бесконечное сожаление.
- Тора, - выдохнул юноша. - Прости…
Он не был уверен, что Тигр его расслышал, потому что в следующее мгновение Мико рывком поставил его на ноги и отпихнул в сторону. Нужно было завершать бой, и вряд ли кто-то мог его остановить. Шо видел, как на Тигра обрушиваются удар за ударом. Это были бои без правил, и убить противника можно было одним единственным способом – забив до смерти, если только тому не повезёт настолько, что он разобьёт голову раньше о каменный пол или ограждение. Упрямо поднимаясь на ноги, Казумаса раз за разом пытался помешать Мико, но лишь ненадолго отвлекал и вновь оказывался где-то в стороне. Потеряв ориентацию в пространстве, Шо видел перед собой одну единственную цель, и всё же взгляд его выхватил на пару мгновений то, как Хирото из последних сил удерживает Сагу, чтобы тот не бросился вслед за Кохарой на ринг. Происходящее казалось безумством, нелепостью, концом всего, что Шо знал и к чему успел привыкнуть.
- Нет… нет… НЕТ!!! – из глотки юноши вырвался сначала хрип, а затем и крик.
Снова собрав последние силы, он кинулся между Торой и Мико, закрывая Амано от сокрушительных ударов собой, раз уж в одиночку не мог противостоять бойцу. Шо почувствовал острую боль в районе живота, затем в правом боку, - не останавливаясь, Мико наносил удары, уже не разбирая, по кому именно.
- Я убью вас обоих! – расхохотался он, занося кулаки.
В этот момент Кохаре казалось, что он действительно готов умереть, вместе с Амано или, если понадобиться, за него. От боли в глазах потемнело. Зажмурившись, всё, на что Шо надеялся, это потерять сознание. Спасительное забытьё стало для него первым и единственным желанием.
Поэтому, когда, ожидая следующего удара, Казумаса больше ничего не почувствовал, он подумал, что это конец. Но в воцарившейся на доли секунды тишине, кто-то неожиданно закричал. Взревел, словно дикий зверь, метко раненный охотником. Вслед за этим ожила толпа, гудя и скандируя. Ничего не понимая, Шо решился открыть глаза. И то, что он увидел, не поддавалось никакого объяснению. В каком-то метре от них Мико выгнулся неестественной дугой, на лице его смешались удивление, страх, боль, ярость и беспомощность одновременно, - глаза широко раскрыты, губы кривятся, он судорожно пытается сделать вдох, как-то пошевелиться и не может. Вдруг тело его вздрогнуло ещё раз и безвольной грудой упало на песок. Только теперь Кохара увидел скрытого до того Начо. Его глаза лихорадочно блестели, обе руки были в крови, в одной из них он сжимал короткий охотничий нож. Казумаса оцепенел, глядя на убийцу. Неужели он пришёл за Торой? Но зачем тогда убил Мико? Или он сошёл с ума и уже не разбирает, кого убивать, лишь бы добраться до Амано…
- Нет, - пробормотал Шо, вновь пытаясь заслонить Тигра собой. – Тебе придётся убить сначала меня.
Но мужчина даже не шелохнулся, он смотрел мимо Кохары на Тору, сжимающего плечи юноши. Даже оставшись без сил, превозмогая боль, Шинджи всё ещё пытался сделать всё, чтобы Шо не попал под удар.
На ринге внезапно появились несколько мужчин, кто-то из них держал верёвки, кто-то палки. Они быстро обступили Начо и единственным, что он успел сказать, перед тем, как они набросились на него, было:
- Я это заслужил.
Ещё какое-то время, глядя на то, как мужчину насильно уводят, Шо тяжело выдохнул. У юноши совсем не осталось сил. Он взглянул, наконец, на Тору, и встретившись с ним взглядом едва слышно прошептал:
- Что теперь с нами будет?
Но Шинджи не знал ответа. Его противник был убит тем же человеком, что когда-то лишил его отца. После всего того, что уже сделал, Начо спас их с Шо. Только благодаря ему Казумаса до сих пор был рядом, страшно напуганный, измученный, но живой. Им дали второй шанс, цена за который была неожиданно высокой.
Мысли в голове Тигра путались и замедляли свой ход. Силы, что ещё сохраняли его сознание, стремительно таяли. Последнее, что Тора сумел запомнить, это паника, отразившаяся на лице Казумасы, и его голос, с надрывом зовущий его по имени.

3 месяца спустя

Полуденное солнце освещало учебные корпуса. Погода была отличная, и Шо решил немного прогуляться. Но прежде он остановился на ступенях перед главным входом и ещё раз огляделся по сторонам. Тут и там были видны весёлые компании, влюблённые парочки и просто одиночки, коротавшие своё время за книгой или ноутбуком. Все они казались такими беззаботными, а у Шо, тем временем, накопилась куча долгов в институте, которые срочно надо было сдавать. Парень тяжело вздохнул. Проводя время в бойцовском клубе, он совсем перестал учиться. Его родители вернулись из командировки, и жизнь вошла в привычное русло.
Стоило Кохаре спуститься по лестницам вниз и приблизиться к выходу с территории института, как неподалёку резко затормозил большой чёрный джип. Из люка на крыше машины высунулась голова его лучшего друга Хирото. Прятаться было бесполезно, Шо знал это наверняка.
- Эй! Казумаса! – крик Хиропона привлёк внимание других студентов. – Тащи сюда свою задницу!
Сжав губы, юноша, которому ничего другого не оставалось, направился к машине. В это время место Хирото занял Сага. Он неторопливо закурил и принялся наблюдать за тем, что происходило вокруг.
- Привет, Така, - кивнул ему Шо и залез на переднее сидение.
В салоне громко играла музыка. Не смотря на это, Хирото дремал, откинувшись на спинку водительского кресла и обняв себя руками.
- Пока ты дошёл, я успел хорошенько выспаться, - буркнул он, не открывая глаз.
- Что за балаган ты устроил? – потребовал объяснений Кохара. – Ты же знаешь, здесь с дисциплиной строго. У меня итак куча проблем.
- Мы проезжали мимо, - как ни в чём не бывало, принялся объяснять Пон, - а ты вроде говорил, что заканчиваешь сегодня пораньше, вот мы и решили заехать, чтобы подбросить тебя домой.
- Не стоило, - уже обычным тоном произнёс Шо; на искренность друга невозможно было злиться.
- Но мы уже сделали это, - пожал плечами Хирото, - так что, куда поедем?
- Есть вариант заехать в цветочный магазин, - предложил Сага, возвращаясь на заднее сиденье.
- Это ещё зачем? – не понял Шо.
- Точно! – откликнулся Хиропон. – Сага обещал подарить мне букетик…
- Подарить букетик? – с сомнением переспросил Кохара. – Что вы скрываете от меня?
Друг только пожал плечами, и машина тронулась с места.
Пару минут они ехали, не говоря друг другу ни слова. В такие моменты Шо казалось, что ничего не изменилось.
- Сага, - неожиданно заговорил Казумаса, - нет новостей от Торы?
- Ты же знаешь, - вздохнул Такаши, - ещё не время.
Кохара предпочёл бы не вспоминать об этом. Финал, на котором Амано едва не лишился жизни. Начо, всадивший нож в спину его противника. Собственное избитое тело, напоминавшее о себе не одну неделю. Шо хорошо помнил, как его оттащили в сторону от Тигра. Не смотря на то, что он сопротивлялся, кричал, умолял и не выпускал руку Торы до последнего. Он был уверен в том, что Шинджи дышал, он чувствовал биение его сердца, видел приоткрытые глаза… Но с тех пор, Тора словно умер для него.
Когда Шо пришёл в себя, первым, к кому он отправился за ответами, был Сага. Но тот сказал совсем не то, что юноша ожидал услышать. Амано-сан по-прежнему требовалась операция, денег на которую у Торы больше не было.
- Он просит тебя помочь, - голос Сакамото эхом отозвался у Шо в голове.
Немыслимо! Чтобы Тигр просил о помощи! Но другого выхода не было. Конечно, Шо был рад помочь. У него скопилась приличная сумма на счету, которую он, не задумываясь, обналичил и вместе со сбережениями Шинджи отдал за операцию. Тогда он ещё не знал, что эти деньги станут «платой» за разлуку.
- Тора сказал, что не сможет посмотреть тебе в глаза, пока не вернёт долг, - всё тот же Сага был единственной связью с любимым.
Сначала Шо разозлился, послал всех к чёртям и велел передать Торе, что пока его гордость настолько велика, у них не получится быть вместе. А позже, Кохара умолял Такаши устроить хотя бы одно единственное свидание. Шо сходил с ума от того, что неизвестно где Тигр поправлялся без него. Невыносимо было просто сидеть в своей комнате, где они совсем недавно вместе проводили столько времени.
- Его выписали из больницы, - однажды сообщил Сага.
Так у Шо снова появилась надежда, что Тора одумается и просто вернётся к нему. Но упорства Амано было не занимать. Кохара был вынужден смириться. Он тратил время на учёбу и лучшего друга, позволяя втягивать себя в самые немыслимые авантюры. Когда-то именно благодаря Хирото он познакомился с человеком, ставшим для него самым важным, потому Шо в тайне надеялся, что Пон поможет им встретиться вновь.
Но дни складывались в недели, - так прошло три месяца. Казумаса не прекратил надеяться, но стал задумываться, на самом ли деле он нужен Торе, если за всё это время не получил от него ни одной весточки. На все, логично возникающие, у Шо вопросы, Сага лишь качал головой и повторял, что не может ничего рассказать. Лишь однажды, сжалившись над измученным юношей, он объяснил, что Амано крутиться сразу на пяти работах, вкалывая целые сутки напролёт, не имея свободного времени. Зачем это нужно было, Шо не пришлось объяснять.
- Эй, Кохара! – бодрый голос Хиропона, заставил юношу очнуться от нахлынувших воспоминаний.
Казумаса непонимающе посмотрел на друга и только теперь заметил, что они стояли на месте. Сага вышел из машины и направился к небольшому цветочному магазину. Проводив его глазами, Кохара вдруг понял, что находится в своём районе и до дома меньше десяти минут ходьбы.
- Слушай, я пойду, - начал он, всё ещё глядя на закрывшуюся за Такаши дверь.
- Куда это? – насторожился Хирото.
- Домой, - пожал плечами Шо, - пройдусь заодно.
- Перестань! – одёрнул его друг. – Неужели я не довезу тебя ещё один квартал?
- Вот именно, - кивнул парень, - отсюда до дома всего один квартал. Не глупи, Хирото. Я уже большой мальчик.
Пон чему-то улыбнулся, покачав головой.
- Подожди, - настоял он.
- Чего? – Шо начинал терять терпение.
Он не понимал, почему должен ждать Сагу, который наверняка преподнесёт Хирото шикарный букет. А что должен будет делать он? Смотреть на них и чувствовать, как горький ком сдавливает горло, потому что Амано нет сейчас рядом? Иногда Хирото казался Шо настоящим чудовищем.
- Что-то он задерживается… - заметил Пон, когда прошло уже минут десять, с тех пор, как Сага отправился выбирать цветы.
- Ты не сходишь за ним? – погодя ещё пару минут, попросил он. – Поможешь с выбором, если что.
Кохара скептически покосился на друга.
- Пожалуйста! – не выдержал Хиропон. – Если пойду я, не получится сюрприза!
- Хорошо-хорошо, - обречённо согласился Казумаса, открывая дверцу машины. – Но потом я пойду домой.
- Валяй, - махнул рукой Пон.
Колокольчики над дверью отозвались приветливым звоном, когда Кохара вошёл в магазин. Сначала ему показалось, что в помещении никого нет. Во всяком случае, Саги у полок с цветами точно не было. Зато в дальнем углу, спиной к нему, стоял молодой человек. Судя по фартуку, это был продавец.
- Извините, - сразу обратился к нему Шо, - десять минут назад к вам заходил…
- Казумаса? – продавец обернулся, и у юноши сперло дыхание.
Он шагнул назад, едва не уронив вазу, в которой стояли свежие розы.
- Шинджи… - прошептал Кохара, чувствуя, что всё тело начинает трясти, словно в лихорадке.
В это время из небольшого подсобного помещения вышел Сага с букетом из орхидей в руках. Заметив Шо, он остановился, но его замешательство продлилось недолго. Взглянув на Тору и увидев, что тот не сводит с Кохары глаз, он лишь кивнул чему-то и направился к выходу.
Шо, проследив за ним, совершил какое-то беспомощное движение, то ли намереваясь ринуться следом, то ли просто стараясь устоять на ногах. Но Такаши уже скрылся, оставляя молодых людей наедине.
- Ты… работаешь тут? – выговорил наконец Казумаса, глядя на Тигра в упор.
Амано похудел, под глазами у него залегли хорошо заметные тени, и в целом он ещё выглядел больным, но готовым к борьбе. Это в нём осталось неизменным.
- Да, я… - Шинджи неожиданно усмехнулся, опуская взгляд, а затем вновь посмотрел на Шо так, что у парня сердце ушло в пятки, но не от страха, а от болезненного волнения, которое заставляет тело двигаться, не подчиняясь воле.
- Я здесь работаю, Шо. – Договорил Тора, и Кохара не заметил, как уже был рядом с ним, стискивая плечи, прижимаясь всем телом.
Невозможно было разобраться, кто шагнул первым, но оба едва устояли на ногах, сдерживая натиск чувств из последних сил.
- Я ненавижу тебя, ненавижу… - шептал Казумаса куда-то в изгиб шеи Амано. – Как ты мог сделать это со мной?
Шинджи ничего ему не ответил, только заглянул в глаза и мгновение спустя уже приник к губам юноши долгожданным поцелуем. Словами не выразить было, как он соскучился!
Когда воздуха стало не хватать, они, наконец, отстранились, не выпуская друг друга из объятий. Шо несмело улыбнулся, подавляя в себе желание снова прижаться к Тигру.
- Теперь, - тихо произнёс он, - время пришло?
- Да. – Без колебаний ответил ему Амано. – Думаю, я могу вернуть тебе долг.
- Это совсем необязательно! – с укором заметил Казумаса.
- Обязательно, - покачал головой Тора, - я задолжал тебе целую жизнь.
Шо вопросительно приподнял брови.
- Если бы тебя не было на ринге, - начал Шинджи.
- Но это Начо убил того парня… - прошептал Кохара.
Амано кивнул.
- Да, Сага мне рассказал.
- Почему он сделал это? – в замешательстве спросил Шо.
- Может быть, он наконец раскаялся, а может окончательно сошёл с ума, - пожал плечами Тора. – Сейчас я стараюсь не думать об этом.
- Прости.
Шо вновь уткнулся ему в плечо, глубоко вдыхая знакомый до дрожи запах. Он чувствовал, как длинные пальцы перебирают его взлохмаченные волосы, даря такое долгожданное ощущение покоя. И всё же юноша решился задать давно мучавший его вопрос:
- Что теперь с нами будет? – тот самый, на который не получил ответа три месяца назад.
- Что ж, - вздохнул Амано, - я собираюсь возвращать долги.
- Тора…
- Я хочу быть с тобой, - Шинджи невозмутимо перебил его. – Всё это время мне было невероятно тяжело держаться от тебя подальше. Как видишь, - он обвёл глазами магазин, - я даже устроился на работу неподалёку от твоего дома. Конечно, был определённый риск встретиться, но я был очень осторожен.
- Сейчас всё это не важно. – Казумаса прикрыл глаза. – С нами столько всего произошло за это время, неужели этому пришёл конец?
Амано с беспокойством вгляделся в лицо юноши, которого держал в своих объятьях. Но губы Шо дрогнули в лёгкой улыбке, и Тора облегчённо выдохнул.
- Думаю, да. – Произнёс он. – Я больше никогда не вернусь в бойцовский клуб, теперь мне нечего там искать. Далеко не каждая история должна заканчиваться грандиозной победой или поражением. Кое-что просто заканчивается, чтобы могло начаться что-то другое.
- Хочешь сказать, пора зажить обычной жизнью? - горько усмехнулся Кохара.
- Порой это просто необходимо. – Не сводя с него глаз, улыбнулся в ответ Тора.
И в этот момент Шо был с ним полностью согласен. Они достаточно испытали на пути друг к другу и даже, когда всё уже было решено, судьба продолжала проверять их на прочность. Казумаса не был уверен, что выдержал бы дольше, если бы всё продолжалось в том же сумасшедшем ритме. Он больше не хотел видеть на любимом человеке синяки, кровь и повязки. Не хотел вздрагивать от каждого прикосновения, каждого телефонного звонка. Тора был абсолютно прав, наконец-то эта история подошла к концу, но это вовсе не значит, что они не смогут вместе начать новую, совсем другую историю.

- THE END -
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Сердце Тигра (-Tiger Heart-) (NC-17 - Тора/Шо, Сага/Хирото [Alice Nine])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz