[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Aoimoku no akuma (NC-17 - Hyde/Yasu [L'Arc-en-Ciel, Acid Black Cherry])
Aoimoku no akuma
KsinnДата: Понедельник, 08.07.2013, 15:17 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Aoimoku no akuma

Автор: Элата
Контактная информация: ICQ: 194338331

Фэндом: L'Arc-en-Ciel, Acid Black Cherry
Персонажи: Hyde/Yasu

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, PWP, POV, ER
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Я люблю твои стоны.

Примечания автора:
Автор сам затрудняется сказать как докатился до жизни такой и что это было вообще.
Просто еще одна зарисовка на тему.

З.Ы 青い目の悪魔 - голубоглазый демон.
 
KsinnДата: Понедельник, 08.07.2013, 15:18 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Я люблю твои стоны. Высокие, чувственные, почти женские. Фантастическим контрастом с подтянутым, сильным телом, неуступчивым к моим, кажется, слишком грубым ласкам. Я люблю то, как ты кричишь. Пронзительно, так, что хочется заткнуть тебе рот, так, что, кажется, в следующую секунду барабанные перепонки не выдержат. Я любуюсь тобой в эти моменты. Когда пухлая нижняя губа страдальчески закушена, а ресницы, мокрые от невольно выступающих слёз, кажутся особенно темными. Я им виной. Твоё тело так чувствительно, что я каждый раз причиняю тебе боль, когда хочу немного поиграть. Но как я могу устоять перед соблазном? Перед заманчивой возможностью ещё раз увидеть, как ты запрокинешь голову, пытаясь сдержать подступающие слёзы, как тяжело и часто будет вздыматься твоя грудь. Как можно отказаться от того, чтобы дразнить самыми кончиками пальцев твоё тело, чувствуя, как ты дрожишь от возбуждения? От того, чтобы зарыться пальцами в тяжёлые тёмные пряди волос, до боли стискивая и оттягивая, вынуждая прогнуться в пояснице, раскрыться, словно предлагая себя. И, всё так же дразня, скользнуть в ложбинку ягодиц, лишь распаляя ещё больше лёгкими прикосновениями и поглаживаниями. Не делая ничего, что принесло бы тебе хоть каплю облегчения. Не сразу. Потому что твои стоны, крики и едва слышные бессвязные проклятия звучат музыкой для моих ушей. Думаешь, я истязаю только тебя? Ничуть. Разве ты не чувствуешь, как я тебя хочу? Разве ты не знаешь, что ты моё наваждение, мой наркотик, моя самая большая страсть после музыки? Не веришь?
Мне так хотелось бы увидеть тебя в своей постели. Каким бы ты был на прохладных шёлковых простынях в реальности, а не в своем клипе? Голубоглазый змей-искуситель, такой красивый и невероятно далёкий. Но я вижу только обшарпанную стену того невероятного закоулка, в который мы спрятались на сей раз и твою напряжённую спину. И, наверное, истязаю тебя потому, что не могу простить несбыточности этой мечты. В моей постели только Мегуми и больше никого. А ты где угодно, только не там, где я по-настоящему хочу тебя.
Восхитительный. Какого бога мне нужно благодарить за твоё соблазнительное тело? Какого бога мне нужно проклинать за твой сводящий с ума голос? Я теряю себя с тобой. Я готов на любые безумства, я уже безумен. Околдован твоими глазами – без столь любимых тобой линз они кажутся чёрными и гипнотизируют, подчиняют себе. Разве возможно противостоять такому наваждению?
В этот вечер ты великолепен на сцене. Как и всегда. Твои дикие, страстные танцы заводят зал, ты шутишь, смеёшься, твои глаза искрятся весельем. А я слежу за тобой, зная, что ещё немного – и ты будешь совсем другим. Будешь принадлежать мне безраздельно, отдаваясь с такой страстью, что у меня рухнут последние жалкие остатки самообладания. И ты снова будешь кричать.
И действительно – после финального поклона ты почти падаешь за кулисы в мои объятья. Тяжело дышащий, блестящий от пота, но совершенно счастливый. Тянешься за поцелуем, словно мы не виделись годы, а не каких-то полчаса и покорно позволяешь увести тебя подальше от беснующихся товарищей. Ты знаешь, чего хочу я. Я знаю, что ты хочешь всего этого не меньше, пусть ты и не признаешься в этом, даже если тебя пытать. Ты нуждаешься во мне. Это льстит. Кому было бы нелестно поклонение, подобное твоему? Только полному идиоту.
Толкнуть тебя в первую попавшуюся комнату кажется таким правильным. Чувствовать, как ты прижимаешься ко мне, так необходимо. Одежда – раздражающая помеха, а слова кажутся бессмысленным набором звуков. Твоё тело скажет мне всё, что нужно, а ты спой для меня. Не так, как на сцене. Твоя песня сложится из рваных выдохов, когда я ласкаю тебя. Я знаю каждое чувствительное местечко на твоём теле. Ты заводишься от едва ощутимых прикосновений так, что наверняка тебе даже больно в плену узких джинсов, почти неприлично облегающих стройные бедра. И я только усилием воли сдерживаю себя, чтобы не сорвать с тебя эту бесполезную тряпку и не взять тебя грубо, сильно и немедленно. Ты соблазнял меня весь вечер, и я почти на грани. Нет. Не так быстро, сладкий. Твоя песня ещё не спета для меня. И, снимая с тебя остатки одежды, я нарочно стараюсь задеть самые чувствительные места, чтобы сорвать с твоих губ первый за этот вечер стон. После они сольются в причудливую музыку, в которую вплетаются едва слышные всхлипы, когда я слишком сильно стискиваю твои волосы, царапаю соски и первые, ещё совсем тихие вскрики, когда ногтями задеваю нежную чувствительную головку. Я знаю, что от поцелуев за ушком у тебя подкашиваются ноги и пользуюсь этим. Я ласкаю тебя так, что ты хочешь всё больше. Пусть тебя потеряет стафф, пусть Джун-джи потом смотрит с таким издевательским пониманием, что даже мне начинает казаться, будто мы сделали что-то постыдное. Но отказаться от тебя выше моих сил. Куда же делось всё твое озорство, твои улыбки и развязность сейчас, когда я рядом с тобой? Ты стараешься податься навстречу ласкающей руке, а когда я нарочито сильно дёргаю тебя за волосы и прекращаю даже эти, знаю, мучительные в своей извращённой невинности для тебя ласки, ты хнычешь как ребёнок, и мне приходится перехватывать твои руки и сильно прикусывать ухо. Не смей ласкать себя, негодный мальчишка. Сегодня ты в моей власти, и я не позволю тебе получать удовольствие без моего участия. И ты, словно мстя мне за эту грубость, прогибаешься в спине ещё сильнее, выставляя напоказ свою восхитительную задницу. Предлагаешь себя, как развратная девка. Но ладони, словно против воли, скользят по коже, оглаживая бедра, ягодицы. Я вжимаюсь в тебя до боли и тут же отстраняюсь, улыбаясь твоему разочарованному стону. Не сейчас. К чему спешить, когда я могу сделать ещё так много? Кончиками пальцев почти невесомо ласкать твой возбуждённый, сочащийся смазкой член, ускользая каждый раз, когда ты поводишь бёдрами, стараясь почувствовать больше… Шептать тебе на ухо о том, как я хочу тебя, о том, какой ты чертовски соблазнительный сейчас, когда возбуждён и готов сделать всё, что я пожелаю. Почти насильно заставить тебя опуститься на колени и сойти с ума от твоих губ и сияющих каким-то поистине дьявольским светом глаз, неотрывно следящих за моей реакцией. Я ненавижу и боготворю твои чёртовы линзы. Это не ты, спрятанный за ними, но я тону в этой пронзительной сияющей синеве. И едва успеваю каждый раз остановиться прежде, чем удовольствие достигает пика, совершенно теряясь в ощущениях. Ты с кошачьей грацией поднимаешься, льнёшь всем телом, безмолвно умоляя о продолжении. И так сильно, судорожно цепляешься за мои плечи, когда я скользкими от смазки пальцами дразню тугое колечко мышц, проникая в тебя лишь самыми кончиками. А я чувствую себя пьяным от твоих жарких стонов и криков, которые тонут в моих поцелуях, отдаваясь во всём теле дрожью. И ты уже сам, не давая мне возможности лишить тебя ощущений, насаживаешься на мои пальцы, запрокидывая голову, кусая губы и едва не плача от удовольствия. Я не знаю, был ли ты таким ещё с кем-то, но так приятно думать, что всё это только для меня. Спой для меня… Песню боли и удовольствия. Станцуй для меня… Танец, древнее которого нет на свете. Танец страсти, нежности, желания. Бесконтрольный, чувственный, безумный. Я поведу. Задавая ритм, лаская твоё тело ладонями, заставляя прогибаться, прижиматься, то отталкивая тебя, то притягивая невозможно близко. Целуя тебя, пока не закружится голова. А ты, подчиняясь мне, движешься навстречу, отвечая с таким жаром, что, кажется, ещё немного и наши тела вспыхнут по-настоящему. Мы вне времени и пространства. Нет ничего больше в этом мире, кроме нас двоих. Нет сцены, фанатов, знакомых, родных. Между нами только воздух, горячий от нашего дыхания. И освещённая тусклым светом захламлённая комнатушка кажется лучшим местом в мире. Она и есть наш с тобой мир. Мир, в котором не нужно думать ни о чём, кроме нас. Я, не контролируя себя, грубо вбиваюсь в твоё тело, причиняя тебе боль, а ты с упорством мазохиста подаёшься навстречу. Неужели никто, кроме меня, не слышит твоих криков? Неужели никто не слышит, как ты стонешь моё имя? Мне кажется, что их слышно на всё огромное здание. И я, больше по привычке, шепчу тебе какую-то чушь о том, что тебе стоит быть потише. Я сам не понимаю, что говорю. Не могу сосредоточиться ни на чём, кроме тебя, кроме неутолимой жажды обладания тобой. Видела бы меня сейчас Мегуми… Она считает меня таким нежным и заботливым, таким осторожным, что её это даже забавляет. Что бы ты сказала сейчас, моя дорогая, увидев, как твой сдержанный в постели муж, потеряв последний разум, жёстко, сильно, грубо трахает мужчину? Узнала бы меня? А может, испугалась бы, увидев, как я терзаю губами и зубами его напряжённую шею, как сильно впиваюсь в узкие бёдра пальцами? Нет, сейчас эти мысли совсем лишние. Сейчас есть только ты. И я чувствую, что я на грани. Ты уже почти сорвал голос криками, а губа сочится кровью, притягивая взгляд. Я вижу, что тебе нужно. Я знаю, что хватит пары движений моей ладони. И я, наконец, дарю тебе освобождение, следуя за тобой, ослеплённый и оглушённый волной фантастического оргазма.
Чувства возвращаются постепенно. Я ощущаю себя таким лёгким, что, кажется, сейчас крылья на спине станут настоящими, и я смогу взлететь. Ты тяжело и рвано дышишь, уткнувшись лбом в стену. Такой беззащитный, открытый, родной. Вряд ли ты что-то соображаешь сейчас и покорно позволяешь уложить себя на диван. А я сижу рядом, перебирая твои волосы, и улыбаюсь. Ты прекрасен, мой голубоглазый демон. Только мой, пусть лишь на время коротких встреч, подобных этой. Но я никому тебя не отдам. Слышишь, Ясу?
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Aoimoku no akuma (NC-17 - Hyde/Yasu [L'Arc-en-Ciel, Acid Black Cherry])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz