[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Стратим (R - Рэйта/Руки [the GazettE])
Стратим
KsinnДата: Понедельник, 24.06.2013, 22:11 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Стратим

Автор: Ученик драммера
Контактная информация: twitter
Бета: Девушка с обложки

Фэндом: the GazettE
Персонажи, пейринг: Рэйта/Руки
Рейтинг: R
Жанр: Слэш, Романтика, Ангст, Повседневность, POV
Размер: мини
Статус: закончен

Описание:
— Я влюбился в истеричку.
— Я истеричка? Я не истеричка!!!
— Я сказал, что люблю тебя, а ты услышала лишь слово «истеричка».(с)

Примечания автора:
ООС просто зашкаливает
 
KsinnДата: Понедельник, 24.06.2013, 22:16 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Стародавние сказания утверждают, что Стратим-птица — прародительница всех птиц — живет на море-океане, подобно Алконосту.

Я всегда замечал за тобой какую-то маниакальную страсть к воде. Едва у нас случается отпуск, перерыв в работе или просто выходные дни, ты весело говоришь:
- А поехали к морю!
И хитро смотришь из-под челки, с таким видом, будто предлагаешь это впервые.
Я никогда не мог тебе отказать, несмотря на то, что ненавижу море. Я не умею плавать, да и вообще воду на дух не переношу, но ты всегда ухитряешься затащить меня в нее хотя бы по пояс. Обычно размеры водоема прямо пропорциональны силе моей нелюбви к ним. У тебя же все наоборот. Не понимаю, что такого замечательного в многочасовом созерцании волн. Ты фыркаешь, что я не романтик и что в следующий раз не возьмешь меня с собой, но раз за разом я все равно оказываюсь здесь.
Такие наши поездки чаще всего заканчиваются ссорами, потому что ты любишь дурачиться в воде и злишься на то, что я не принимаю в этом участия. Я же предпочитаю любоваться тобой, сидя на песке, подальше от воды, но ты упорно не понимаешь этого и обижаешься.
Ты знаешь, что мы неизбежно поссоримся, но все равно тащишь меня туда. Знаешь, мне всегда казалось, что море ты любишь больше, чем меня.


- Когда кричит Стратим-птица, подымается страшная буря. И даже если всего лишь поведет она крылом, море волнуется, колышется.

Ссоры- неизбежность, их не миновать каждой паре, даже самой счастливой.
Мы никогда не были идеальной парой, и никто даже не считает, что мы подходим друг другу. Слишком разные, слишком непохожие. Непохожие не настолько, чтобы о нас могли говорить: "Такие разные, и все-таки они вместе". Наоборот, все вокруг только удивляются, как мы друг друга терпим. И никому наши отношения не нравятся потому, что от них страдают, прежде всего, окружающие.
Я ненавижу, когда ты повышаешь голос. В книгах часто пишут, что "лучше бы он накричал, а не молчал бла бла бла"... Ничего подобного. Когда ты кричишь, мне хочется оглохнуть, только бы не слышать этого. Я помню, насколько ты эмоционален, помню, что ты легко выходишь из себя и так же быстро успокаиваешься, но мне-то от этого не легче, когда я думаю, что довел тебя до такого состояния.
А поорать ты любишь. И тебе не важно, видит ли нас кто-нибудь, слышит ли. Ты можешь начать выяснять отношения прямо на улице или во время репетиции. Тебе не волнует, что на нас смотрят, что я готов провалиться сквозь землю от стыда. В такие моменты мне кажется, я понимаю, почему мы все еще вместе. Тебе нравится кричать на меня до истерики, до хрипоты, и ты знаешь, что я стерплю это. Стерплю потому, что без тебя, тихого и спокойного или устраивающего истерику на пустом месте, моя жизнь будет настолько другой, что я просто потеряюсь в ней. Человек часто боится неизвестности, а что станет со мной без тебя- неизвестно.

- Но уж если взлетает Стратим-птица, тут уж такие валы вздымаются, что потопляет море корабли, разверзает бездны глубочайшие и смывает с берегов города и леса.

Но даже такие ссоры кажутся совсем мелкими и незначительными. Куда страшнее твоя ревность. Ты ревнуешь буквально к каждому прохожему. Женщина ли, мужчина - неважно.
- Почему ты на него так пялился?!
- Я не пялился... Просто задумался.
- Я тебе не верю! Я ухожу от тебя!
Глупо, Така. У меня и в мыслях нет изменять тебе. И меня никто больше не интересует. Если уж кого и стоит ревновать, так это тебя: ты любитель повисеть на ком-нибудь, загадочно улыбаясь и нашептывая что-то в пол голоса. Что-нибудь вполне невинное, но знаешь, как это смотрится со стороны? Нет? Очень жаль, потому что если бы знал, понял бы, что я испытываю в такие моменты. Но...
- Я ухожу от тебя, - говоришь ты, и я уже готов признать свою неправоту и молить на коленях о прощении. Правда почему-то никогда этого не делаю. Может быть, гордость. А еще, я знаю, что ты вернешься. На следующий день или через неделю. Однажды ты вернулся через месяц. Иногда мне снится, как ты говоришь: "Прости", опустив голову и переминаясь с ноги на ногу.
Ты всегда возвращаешься, а я каждый раз впускаю тебя и помогаю снова разобрать вещи, разложить их по полочкам и ящичкам, точно зная, что скоро ты начнешь нервно сгребать их обратно.
Ты не бьешь посуду, как женщины, не швыряешься вещами, как дети. Ты просто кричишь, что тебе все надоело, что я не люблю тебя, а ты не любишь меня, что наши отношения пустые и ничего не значащие.
И уходишь.
Страх того, что на этот раз ты ушел навсегда, не оставляет меня до тех пор, пока я не вижу тебя на пороге, расстроеного и раскаявшегося.
- Прости...
И я снова могу дышать.
В тот раз, когда мы расстались на месяц, я был уверен, что ты уже не вернешься. Никогда раньше ты не уходил так надолго.
Потерять тебя для меня равносильно смерти, но ты об этом не знаешь, поэтому приходишь на репетиции как ни в чем не бывало, такой спокойный и даже счастливый.
Больше всего на свете мне хочется кинуться тебе в ноги и умолять вернуться ко мне. Рассказать, как мне плохо без тебя, что я почти не сплю от беспокойства, что люблю тебя больше жизни.
Меньше всего мне хочется, чтобы ты видел меня таким. Поэтому я дружелюбно улыбаюсь, спрашиваю, как твои дела, и, не дослушав восторженный щебет, начинаю дергать басовые струны.
А однажды в перерыве иду в туалет и слышу твои глухие рыдания из кабинки. Стою у дверей долго - долго, пока ты не перестаешь всхлипывать, а потом молча ухожу. Ты возвращаешься позже всех, довольный и светящийся от фальшивого счастья, радостно предлагая продолжить репетировать, будто не тебя мы ждали лишние десять минут.
Кто-то может назвать тебя переменчивым, и он не ошибется. Мне кажется, Така, в этом ты похож на свое любимое море. Но не в этот раз. Поэтому прежде чем пойти домой в тот день, я честно признаюсь тебе:
- Я соскучился.
Ты приходишь через пару часов. Топчешься на пороге с сумкой в руке и молчишь. Я тоже молча разглядываю тебя, пока ты почти беззвучно не шепчешь свое:
- Прости...
Я молчу о том, что простил уже давно, гадая, сколько ты продержишься на этот раз. И что я значу в твоей жизни, я совершенно не понимаю.


- В некоторых сказаниях она помогает герою выбраться с безлюдного острова и долететь до земли.

Когда мы только познакомились, я на дух не переносил твое блядское личико и бабскую натуру, и мне казалось, что нет характера хуже, чем твой. Наверное, так оно и есть, вот только это почему-то не помешало мне влюбиться в тебя. Сильно, страстно, без оглядки на безоблачное гетеросексуальное прошлое. Не думал, что так можно. Видеть тебя одного, желать тебя одного, до онемения сжимая руки в кулаки, если ты улыбаешься кому-то еще, или когда к тебе кто-то прикасается. И тем более, я никогда бы не подумал, что ты можешь ответить мне взаимностью.
Я никогда не был обременен постоянными связями и не думал о любви как о чем-то неизбежном. Наоборот, я был уверен, что со мной подобного никогда не произойдет. Одно дело - симпатия или даже, чем черт не шутит, влюбленность. Но только не любовь. Поэтому заметив, что даже дышать боюсь в твоем присутствии, я испугался. Одиноким людям всегда страшно оказаться внезапно окруженными вниманием, а ты все время вертелся возле меня. Сначала раздражал, а когда я высказал тебе свое недовольство, и ты пропал, вдруг понял, что скучаю. И приехал к тебе сам. Просто так, у меня и в мыслях не было ничего такого...
А ты начал целовать меня уже на пороге. Я только и успел произнести:
- Прости, Таканори, я... Я был не прав...
И у тебя будто тормоза отказали. Впрочем, потом ты так и сказал, со смехом рассказывая, как еще за пять минут до моего прихода носился по дому, собираясь, чтобы поехать ко мне извиняться.
А тогда, в прихожей, мы будто с ума сошли, выпуская наружу все эмоции, что скапливались в нас все это время, не имея выхода. Глупые терзания, глупая ревность... Все было проще, чем казалось мне, гораздо проще.
- Таканори... Эй, Руки, стой. Стой...
- Закнись, Сузуки. Попробуешь сбежать, догоню и ноги переломаю.
А потом я все никак не мог вспомнить, как мы оказались в твоей комнате и когда успели расстаться с одеждой. Я вообще весьма смутно представлял тогда, что происходит. Но ты был близко, ты был ближе, чем когда-либо, я мог прикасаться к тебе, целовать и вообще делать все то, чего хотел так давно, что уже сбился со счета. Мне было позволено все, ты сам хотел, и осознание этого будоражило сильнее, чем мысли о том, что же будет после, когда мы очнемся от охватившего нас безумия.
Секс с тобой по ощущениям превосходил все, что я испытывал прежде в своей жизни. Я не стремился только получить удовольствие, хотелось, чтобы и тебе было так же хорошо, но все равно ухитрился причинить тебе боль. Когда я вошел, слишком резко и нетерпеливо, ты болезненно охнул и зажмурился. Кажется, я что-то шептал в извинение, пока ты не перебил меня недовольно и язвительно:
- Аки, ты будешь трахать или нет? Прости, если тороплю, но я этого с первой встречи ждал, могу и потерпеть.
События того дня отчего-то очень смутно отложились в памяти. Слишком много новых внезапных ощущений. Слишком много счастья сразу. Оттого и не понял сразу, почему ты позволил остаться сперва на весь день, и потом слова ни сказал, когда я уснул в твоей постели. Проснувшись утром, я снова был удивлен. Нет, меня не ждали ни завтрак, ни ласковые поцелуи... Оторвав растрепанную голову от подушки, ты хрипло захихикал, что новой зубной щетки у тебя нет, поэтому я должен немедленно ехать за своей, ведь ты не будешь целоваться со мной, пока я не почищу зубы...
Еще недавно я страдал, проклиная свое любимое одиночество и ту стену, которой сам отгородился от окружающих, будто пафосный герой мелодрамы. Но в тот день ты снес ее, не задумываясь, врываясь в мой привычный мир ярким фейерверком. Теперь я был не один, и это было непривычно, но отношения с тобой не тяготили меня, несмотря на твои капризы, истерики и вечное недовольство мной.
Мне казалось, что перевернув мою жизнь с ног на голову, ты спас меня, как может спасти только любимое дело или безмерно любимый человек.


- Сохранилось странное и загадочное пророчество: «Когда Стратим вострепещется во втором часу после полуночи, тогда запоют все петухи по всей земле, осветится в те поры и вся земля».

Но все же мы не были бы вместе, если бы не были счастливы друг с другом хотя бы иногда. На самом деле, я был счастлив почти все время, которое проводил с тобой. Если мы не ссорились, я готов был до потолка прыгать от радости, что ты все еще со мной. Внешне, разумеется, я этого не показывал, но, думаю, ты и сам все знал. Мы не говорили о любви, да и романтики в наших отношениях было не так уж много.
- Ты же простой как валенок. И как Така тебя до сих пор не бросил? - удивлялся Уруха, тыча мне в лицо ароматизированной свечкой. - Вот, возьми, устрой ему ночь любви.
- Не думаю, что Таканори одобрит... Да и тоненькая она какая-то...
- Идиот! Ее зажигать надо!
- Еще и зажигать?! Ему точно не понравится...
- Изврат! Я ему о романтике, а он...
- Достижение великих целей оправдывает все пошлые средства, - хихикал Аой, а я только слабо улыбался. Разумеется, я все понимал, но не рассказывать же, что Руки вызовет мне врача, если я попытаюсь натыкать в комнате свечей и рассыплю лепестки роз по постели. Не говоря уже о том, что его бестолковая собака непременно сожрет их, и остаток романтической ночи придется провести в ветеринарной клинике под гневное сопение моей обиженной пассии.
Нет, мы были счастливы и без всяких свечей. Можно было долго размышлять о том, что заставляет нас быть вместе, если наши точки зрения всегда были кардинально противоположными, если он любил собак, а я кошек, если даже когда мы вместе принимали ванну, он заставлял меня сидеть там до посинения и ждать, пока он натрется всеми своими гелями и скрабами...
Но вода выплескивалась из ванны с каждым толчком, от духоты невозможно было сделать вдоха, а руки скользили по мокрой коже, стараясь удержать, прижать к себе теснее, и в этот момент никто из нас не задумывался: "А почему?" Наверное, нам просто было все равно.

- Что за идиотский тест! На какое мифическое существо вы похожи! Да нифига я не похож на этого... Как там его...
Таканори отшвырнул журнал в сторону, обиженно дуя губы. Ребенок великовозрастный...
Улыбнувшись, Рэйта обнял его сзади, но тут же получил ощутимый тычок под ребра.
- Отвали, предатель! Видел я, как ты улыбался тому тощему из стаффа. Ох, уйду-у я от тебя, о-ох, уйду-у...
- Ты по семь раз в день это говоришь, хоть бы раз выполнил свое страшное обещание, - зевнул Аой.
Молча погрозив ему кулаком, Рэйта притянул свое обиженное на весь мир сокровище к себе и прошептал на ухо:
- Хочешь, на выходных поедем к морю?
Обернувшись, Руки смерил его недоверчивым взглядом и фыркнул:
- Кто ты, чудовище, и куда дел моего Аки?
- Просто подумал, вдруг ты захочешь. Но если нет...
- Эй, эй, я еще не отказался!
- А все, поздно...
- Сузуки!
- Чудовище, значит?
- Уйду! Сегодня же!
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Стратим (R - Рэйта/Руки [the GazettE])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz