[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Тайный поклонник (NC-17 - Tadashi/Ryutaro, Akira [Plastic Tree](в процессе))
Тайный поклонник
KurotoДата: Суббота, 10.03.2012, 19:24 | Сообщение # 1
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 212
Награды: 2
Статус: Offline

Название:Тайный поклонник

Автор:kitoru
Контактная информация: diary ;twitter
Соавтор: Ryo
Бета:lillyautumn

Фэндом: Plastic Tree
Персонажи: Tadashi/Ryutaro, Akira, авторские
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш , Романтика, Ангст, Повседневность, POV, AU, Занавесочная история
Предупреждения: OOC
Размер: Макси
Статус: в процессе написания

Описание:
Фик пишется двумя авторами! Второй автор - Ryo, на фикбуке - hungry_ghost
Рютаро — большой поклонник творчества писателя Тадо, и однажды он решается связаться с любимым автором напрямую.

Примечания автора:
kitoru: Эта работа для меня очень важна потому, что я впервые пишу не один, плюс фик по идее огромен. Идея сама взята из реальности, но весьма преувеличена и развита. Читатели, поддержите нас! Для нас с Рё это как рождение ребёнка xDD
Ryo: Первая глава весьма скучна, но читайте дальше! О, держитесь, товарищи!
 
KurotoДата: Суббота, 10.03.2012, 19:25 | Сообщение # 2
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 212
Награды: 2
Статус: Offline
Глава 1
Глава 1.
Tadashi's POV
Когда я открыл глаза, первым, что я увидел, был яркий солнечный свет, освещающий всю стену напротив меня. Я вскочил на футоне и корпусом повернулся к раскрытому ноутбуку, что стоял рядом ещё с ночи. На экране его был виден открытый Word, в котором на несколько листов, наверное, была изложена новая глава романа, продолжение к которому писалось весьма давно. Но мне была важна не моя писанина, а часы, так как если светит солнце, сейчас должно быть девять или десять утра, ведь в семь, когда я должен встать, ещё темно в зимнее время. Однако ноутбук оповещал меня о том, что сейчас нет и семи часов.
В шоке я поднялся с пола и двинулся к большому окну, поправляя футболку. На улице было так чудесно: ровный белый снег, аккуратные дорожки, изящные деревья и яркий солнечный свет, ласкающий ровные сугробы, отчего те будто светятся и искрятся, - и всё это так ярко, что я невольно жмурю глаза.
Настроение, что давно не наблюдалось, поползло вверх, и мне захотелось идти на учёбу в скучный институт. Солнце этой зимой было невероятно редким явлением, и быть грустным в солнечный день — это издевательство над собой.
Отвернувшись от окна, я потянулся, громко издав какой-то странный звук, и засмеялся сам над собой.
Оглядев полки шкафов, стоявших у стен, я увидел невероятный слой пыли на игрушках. Бедные роботы - их, наверное, и трогать теперь опасно, сломаются. И вот в моём мысленном «списке дел» на сегодня появился пункт, где ленивому мне поставлена задача вытереть пыль. Может, поэтому я плохо себя чувствую, ведь у меня аллергия?
Я подошёл к своей коллекции игрушечных роботов и, пальцами некрепко взявшись за края полки, подул на них. Пыль в одно мгновение поднялась вверх, а после опустилась, ударив в нос. Я вмиг чихнул, голова закружилась. Я вновь сел на футон, а вскоре и вовсе лёг на него. Спать уже не хотелось, было желание лишь лежать и наслаждаться ярким светом, коим озарялась вся моя комната, она же вся моя квартира. Солнце всегда поднимало мне настроение, даже когда оно самое что ни на есть плохое. Из-за этого я люблю лето.
Через несколько минут лежания в горизонтальном положении, думая о том и о сём, я вспомнил важную вещь - нужно сложить ноутбук в сумку и одеться, скоро выходить.
Во второй раз за утро встав с футона, я сохранил продолжение романа и включил музыку, под которую, танцуя и подпевая, одевался. На улице, как показывал градусник, было минус два. Не раздумывая, я надел осеннюю куртку, однако шапку и шарф оставил.
Уже в половину восьмого я весело шагал в сторону автобусной остановки, в голове прокручивая ту песню, которая играла мгновение назад на ноутбуке.
Автобус подошёл через минуту моего прихода на остановку так, что я не успел замёрзнуть. Поправив сумку на плече, я зашёл в транспортное средство. Тут же в поле зрения попалось сидение на двух человек, которое было свободно. Сев возле окна, я положил сумку на соседнее сидение и уставился в окно. Потрясающая погода... Чувствую воодушевление и прилив вдохновения. Наверное, сегодня я напишу давно планируемое продолжение на другой роман.
Спустя несколько остановок мне нужно было выходить. Взяв сумку, я встал с места и двинулся к выходу. Все женщины странно смотрели на меня, так как сумка у меня по сути женская. Ну и что... Она большая и кожаная, с ней удобно, и какие-то стереотипы меня не волнуют.
Выйдя из автобуса, я посмотрел на часы телефона. Семь часов и сорок три минуты. Я успею.
Перед входом в метро я остановился, чтобы ещё раз взглянуть на такое любимое мне солнце. И я вновь широко улыбнулся... Я чувствовал, что свечусь изнутри, что счастлив до предела. Так хочется обнять кого-нибудь, чтобы разделить эту радость...
Но надо ехать, и я спустился в подземку.
В метро меня внезапно посетило вдохновение. Я вытащил из сумки ноутбук и стал писать в «блокноте» какие-то наброски. Маленькие сочинения эссе, каждый из которых представлял собой одну идею или мысль, которую можно было бы потом развить в продолжении того или иного романа.
Закрыв ноутбук, я взглянул на часы. Ещё пять минут, и я буду на месте.
Делать было нечего, а в такие моменты я люблю за чем-нибудь наблюдать.
Начав рассматривать людей, далеко ходить не пришлось - передо мной сидела женщина и, теряя равновесие, она иногда падала на рядом сидящего и так же спящего мужчину. Всё дело в том, что женщина сидит между этим мужчиной и ещё одной девушкой, которая что-то читает по электронной книге. Мужчина опирается плечом о поручень рядом с собой, а женщина напротив меня на него. Но когда она просыпается, то виновато смотрит на него так, будто чем-то обидела и извиняется. Неловким, боязливым и потерянным взглядом она оглядывает всех в вагоне, кто попадает в поле её зрение, включая меня, а после этого действа вновь засыпает, через минуту начиная падать в сторону не чувствующего ничего в своём глубоком сне мужчину.
И вновь также. Просыпается, оглядывает всех, засыпает, падает...
И на соседнем сидении все спят, и лишь один парень что-то читает. Даже по бокам от меня все спят, все устают на работе. Несмотря на то, что я возвращаюсь с института уставшим домой и пишу до трёх или четырёх утра, я не устаю. Хотя нет, вру - я устаю в моральном плане, но физически я всегда в меру бодр.
В таких размышлениях я чуть не пропустил свою станцию! Выбежав из поезда, я почувствовал, как задержись я на полсекунды, мою сумку бы сейчас прищемило дверями. Но я, слава Богу, быстро среагировал.
В душе была паника и растерянность из-за сложившейся ситуации, посему я шёл быстро. Но остановившись, я успокоился. То быстрое мгновение не должно наводить панику в моей душе.
Сделав пару глубоких вдохов и выдохов, я почувствовал, как паника покинула меня, стало легко и хорошо на душе, как было сегодня утром во время созерцания яркой комнаты и искрящегося снега под окном.
Выйдя из метро и умеренным шагом идя по улице к институту, я смотрел чуть выше линии горизонта и слушал звуки проезжающих мимо машин. Почему-то этот звук для меня столь приятен, что я не понимаю людей, которые им раздражаются. Иногда я открываю окно в квартире, чтобы только послушать его, однако зимой это длится не долго - я замерзаю буквально за минуту.
До звонка в институте осталось двадцать минут, а я совсем близко к нему. Можно свернуть в парк, который от сюда в расстоянии "рукой подать", хотя другая перспектива проведения этих двадцати минут меня радует больше - можно придти в аудиторию и писать продолжение на ноутбуке. Да, так и сделаю!
Мимо меня пробежали два мальчика, рюкзаки которых по закону физики должны перевесить вес мальчиков так, что те упали бы ногами кверху. Но эти дети бежали так, будто никакого препятствия нет вовсе, однако огромные рюкзаки придавали детям большей милости, смешно болтаясь за их спинами. Я смеялся, мне было весело, и оставшееся расстояние до института я преодолевал прыжками, что смешило меня больше.
Замученного вида двадцатилетний парень прыгал и смеялся, а на лице его была безумная улыбка.
 
KurotoДата: Суббота, 10.03.2012, 19:26 | Сообщение # 3
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 212
Награды: 2
Статус: Offline
***
Первые две пары я отсидел легко, а на третьей стало чуть скучно... Пока диктовали лекцию, я писал её в одном окне, а когда нам что-то рассказывали, то я не слушал, продолжая писать продолжения на свой роман во втором окне. Периодически сосед спрашивал, что я делаю, но я говорил, что ничего, и сворачивал всё на рабочий стол, пока тот не отвернётся. Мне иногда кажется, что этот парень подозревает меня в том, что я — Тадо, потому как довольно часто застаёт меня за письмом.
Следующая, последняя пара должна начаться через сорок минут, а сейчас обеденный перерыв. Я решил не идти в столовую и, купив себе бисквит, ел его, сидя на лавочке в холле института. А после этого, открыв ноутбук, стал писать продолжение, как внезапно меня отвлекла девушка с моей группы, Нозоми Мацуура.
- Эй, Хасегава-кун, - улыбнулась она. - Что ты всё время пишешь?
Я не знал, что сказать ей, и тогда решил соврать...
- Пишу диссертацию, - улыбнулся я, сворачивая Word.
- Ааа, молодец, - улыбнулась она вновь, склонив голову вбок.
Почему-то Нозоми часто вот так говорит со мной ни о чём. Интересно, почему? Что ей всё время нужно? Я даже не могу спокойно написать то или иное продолжение, если есть вдохновение.
- Мм, - через минуту обратила она на себя моё внимание, - скучно что-то. Сейчас последняя пара будет, опять писать... Ноутбук бастует, - захихикала она. Я последовал её примеру.
Я свой ноутбук использую даже на переменах, потому он очень быстро разряжается. Нозоми будто вернула меня на Землю, потому как только сейчас понял — а мне ведь ещё целую пару сидеть с ноутбуком. И то он какой герой — работал всю эту ночь и до сих пор терпит мои издевательства в виде судорожного вбивания текста лекций или скрупулёзно печатаемого продолжения.
Мы ещё немного побеседовали о предстоящей лекции, а после вместе пошли на пару. Нозоми не отходила от меня ни на шаг, даже села рядом. Это очень меня не порадовало, потому как я не мог писать продолжение! А ведь вдохновение — оно такое, может вмиг улетучится, и до дома я его могу не донести...
После учёбы я специально зашёл в библиотеку, чтобы отвязаться от Нозоми-тян. Меня напрягает её общество... Не покидает ощущение, что ей что-то нужно от меня, а я ведь жуткий параноик.
В то время библиотекарь, мужчина лет пятидесяти, уже стал во всю спрашивать, какие именно книги мне нужны. Отвязаться от него невозможно, потому я всё-таки взял одну книгу. Что-то там про историю было... Я слишком спешил, чтобы обращать внимание на название.
Перед тем, как забрать куртку и покинуть, наконец, учебное заведение, я отправился в столовую, чтобы купить ещё пару бисквитов. Продавщица очень удивилась тому, что в почти полпятого кто-то из учеников ещё находится в институте, хотя все ушли ещё в четыре, и сочла меня за ботана. Я не стал отвечать ей, что меня задержал библиотекарь, иначе в её глазах я точно стану ботаном...
Бисквиты были последними, потому она отдала мне их бесплатно, пожелав приятного аппетита и поторопив меня домой. Да, она права, нужно бы уже уходить.
Поклонившись в знак благодарности и попрощавшись, я оделся и вышел на улицу.
Настроение заметно улучшилось, когда я уплетал бисквит, идя по свободному от людей тротуару до остановки. Светило яркое вечернее солнце, а перед мысленным взором была улыбка продавщицы из столовой. Добрые люди всегда поднимают настроение, а потому забываются мной не сразу.
Дойдя до метро, я несколько минут в упор смотрел на солнце. Оно уже садилось, а потому его свет был оранжево-красным, очень ярким, греющим душу. Спустя несколько минут, спускаясь в подземку, я с улыбкой мысленно ловил «зайчиков», что так смешно прыгали перед глазами.
В метро было так много людей, как не было никогда в такое время. У меня неприязнь к касаниям, а здесь просто невозможно избежать соприкосновений, потому что все толкаются... Настроение упало. Подобные ситуации очень выматывают меня... А ведь я так устал.
Но поезд подошёл быстро, и я, войдя одним из первых, даже занял место. Оно было в конце вагона, по середине сидения, и мне было вполне уютно. Несколько станций подряд поезд двигался по улице, и я наслаждался тем, что солнце светит прямо в лицо. Однако светило оно не очень уверенно, потому как вокруг надвигались тучи... Сердце кольнуло, ведь когда ещё я увижу солнце? Его не было несколько дней подряд. Без него я тухну, будто бенгальский огонь...
Через какое-то время я открыл глаза, опустив взгляд вниз. Мне не было грустно, но в душе ощущалась пустота. Ехать предстояло ещё десять минут, и тогда я стал рассматривать людей... но все спали, облокотившись друг на друга, на перила, на стенки вагона. Но всё же были те, кто не спал, человека четыре на весь вагон. Интересно, почему они не спят? О чём думают все те люди, которые не засыпают, как остальные, сидя и смотря в пространство перед собой, не смея и бровью повести? Неужели, они высыпаются в отличие ото всех? Тогда я им завидую, потому что я всегда не высыпаюсь.
Возвращаясь с учёбы в четыре часа, а иногда и в шесть вечера, я думаю над продолжением к очередному роману, а когда прихожу домой, то начинаю писать это самое продолжение. Ближе к двум часам ночи принимаю душ и ложусь спать, мгновенно выключаясь, как только принимаю горизонтальное положение. В семь часов просыпаюсь от противного звука будильника, собираясь на учёбу машинально, сознанием ещё находясь во сне. И по кругу.
Моя жизнь похожа на круги, как бы странно это не звучало. Когда идёт дождь, каждая капля вызывает множество кругов, настолько похожих между собой, что они даже движутся одинаково. И это забавляет — с одной стороны, - а с другой начинает надоедать. Однообразие всегда приедается, начиная в итоге раздражать. Возможно, именно поэтому я не люблю гулять в дождь, потому что взгляд падает именно на лужи. Людей ведь нет, куда ещё смотреть, кроме как на лужи?
Моё имя — Тадаши. Точно не знаю, что оно значит, и кто его для меня выбрал. Я и детство свое не помню, лишь один эпизод прокручиваю в голове, но что он мог бы значить - я также не знаю. Да и не интересуюсь особо. В свой адрес я часто слышу: «О, Тадаши, ты очень хороший человек, таких еще найти бы! С тобой приятно общаться! Ты такой жизнерадостный!»
«Жизнерадостный» — мне это слово даже произнести трудно, а отнести его к описанию моей личности - нет уж, наверное не в этой жизни. Даже в адрес «Тадо» я часто слышу такие комплименты от знакомых, когда просиживаю время в аудиториях университета, сквозь тишину читального зала библиотек от знающего меня персонала, от продавцов в книжных магазинах... Тадо — человек серьезный, когда пишет свои рассказы; он скрупулезный в написании, старательный, способен горы свернуть. А Тадаши — кто он?
Позвольте представиться, я — Хасегава Тадаши, и да, я «жизнерадостный» студент второго курса.
Выбравшись из пучины мыслей о «себе любимом», я сфокусировал взгляд на мужчине напротив меня, про которого, признаться, забыл на время. Глаза этого мужчины, который не спит в отличие от остальных в этом вагоне, по сути смотрят прямо мне в глаза, но этот мужчина настолько погружён в какие-то свои мысли, как я недавно, что взгляд его направлен сквозь меня, не фокусируясь на чём-то одном. Недавно и я так смотрел на него, но в данный момент я вполне осознанно рассматриваю его, смотря в упор, а он будто и не видит меня.
Я бы ещё час смотрел на этого человека, замученного работой, но мне нужно выходить.
Аккуратно, чтобы не наступить ни на чьи ноги, ретируюсь из вагона, придерживая сумку на плече.
Выйдя из подземки, я остановился, бросив взгляд в сторону автобусной остановки. Собственно, шесть остановок — не так уж много, а значит можно пойти пешком. Плюс ходить пешком полезно для здоровья и вдохновения, если ты творческий человек и тебе нужно творить сегодня до двух часов ночи.
Проходя мимо книжного магазина, я подошёл к окну, заглядывая в торговый зал. На прилавке стояли свежие журналы, в которых опубликован мой недавно завершённый роман, над которым я работал почти год. Я уже так сроднился с персонажами, привык к тому, что каждую ночь писал новые главы, что иногда у меня возникает чувство, будто я что-то забыл сделать. Каждый из выпусков этого журнала содержит по две главы романа, и лишь в одном опубликовано сразу три — решил сделать подарок читателям; а сейчас последняя глава и эпилог, ставивший жирную точку на огромной печальной истории. Жаль, отзывы мне не известны, так как в интернет печатные издания я не публикую, однако где-то в институте я слышал, что у журнала повысились продажи после того, как я стал публиковать именно этот роман. Это показатель, как я считаю.
- Вам тоже нравятся произведения Тадо? - услышал я голос слева от меня.
Повернув голову, я увидел симпатичную девушку чуть выше меня, одетую в разноцветное пальто сдержанных тонов, с короткими волосами, мило выглядывающих из-под шапки.
- Да, нравятся, - улыбнулся я, кивнув, и поскорее двинулся в сторону дома дальше. Неловко получилось, я думаю...
Спиной я чувствовал её взгляд, из-за чего шаги давались нелегко. Прибавив скорости, я свернул в первый же двор, который попался на пути. Это далеко не самая удачная смена маршрута, однако душа моя будет спокойна.

***
Дойдя до своего двора, я сел у подъезда на лавочку и достал сигареты. Ветер никак не давал мне прикурить сигарету, а после и вовсе выбил у меня её изо рта. Вздохнув, я посмотрел на еле видное из-за толстого слоя туч солнце, которые надёжно спрятали его от меня.
Почему оно так далеко зимой? Почему бы ему не светить в эти холодные депрессивные дни, отгоняя всё плохое, освещая потрясающий белоснежный снег, делая зиму прекрасной и праздничной? Из-за этого я не люблю зиму, зато очень люблю лето, потому что солнце светит прямо в глаза, из-за чего я чувствую, будто это я свечусь изнутри...
Очень люблю солнце, особенно когда оно яркое. А особенно в начале лета, когда оно светит особенно сильно, из-за чего в это тёплое время года я очень много времени провожу на улице. Нередко я сплю на балконе, расстилая футон прямо на кафельном прохладном полу; утром там же завтракаю и после учёбы сижу до ночи с ноутбуком, работая над продолжением под звёздами... Свежий воздух и шум машин мало оживленного ночью города так вдохновляют...
Оглядев пустынный двор, я вдохнул холодный свежий воздух, заполняя лёгкие до отказа, прикрыв глаза на момент, а после, поправив сумку, с прыжка вошёл во мрак сырого подъезда, через одну начав преодолевать ступени.
Придя домой, первое, что я сделал, это поставил чайник. Так хотелось согреть тело поскорее любимым горячим напитком, а потом, укутавшись в махровый халат, начать писать продолжение недавно начатого романа, не отвлекаясь ни на что. И именно так я и сделал.
Но сегодня вдохновение почему-то не посетило меня, посему произведение выглядело как из пальца выдавленное; тогда я решил отложить работу и подключиться к Интернету, посмотреть отзывы на те романы, которые я публиковал в своём Живом Журнале.
Ввожу логин и пароль и жду долгой загрузки. Как только появятся деньги, подключу нормальный Интернет...
Спустя минуту страница полностью загрузилась, и я увидел, что мне пришло сообщение. Интересно, от кого это?
С кое-каких времён я боюсь открывать личные сообщения, потому что нередко напрямую мне писали критики. Я не переношу критику, она морально меня уничтожает, однако, конечно же, делает и кое-что положительное, ведь она помогает понять свои ошибки и впредь не допускать их. Но я очень долго прихожу в себя после критики, поэтому выработалась такая фобия...
Но, преодолев свою трусость, я открыл злосчастное сообщение...

Ryutaro's POV
Утро началось не очень удачно. Я проспал пол урока, и как ошалелый, выбежал из дома с бутербродом в зубах. «Кто рано встает – тому Бог подает» - эти слова я всегда прокручиваю мысленно в голове. Их часто говорила моя бабушка, когда будила меня в шесть часов утра, не позволяя проспать весь день. Но сегодня на меня подадут лишь жалобу за опоздание. Бежать по гололеду не очень удачное решение, да еще когда ты сильно опаздываешь. Пришлось повозиться пару минут в подвале, чтобы достать горный велик моего дяди; старый, с ржавой цепной передачей, но способного пережить расстояние до школы. Доедая свой завтрак по пути, я мчался на велосипеде по прямой, расчищенной ото льда и снега, дороге. Надеюсь только на одно - не наехать бы сейчас ни на кого. Пока я смотрел вперед, на ровные белые полосы пешеходного перехода, светофор зажегся зеленым. Зажав пальцами рычаг тормоза, я резко остановился, отчего мое тело потянуло вперед, а заднее колесо приподнялось наверх. Но мне удалось встать прямо, чему я был несказанно рад. Не хотелось бы упасть и пострадать...
Встряхнув головой, отгоняя накатившиеся гнетущие мысли, я приподнял руку, посмотрев на часы. До конца урока оставалось пятнадцать минут, и если я все же приду, то учитель как всегда начнет свою тираду по поводу опозданий. Боковым зрением, я заметил, как мелькнул красный свет, в такт с идеей, которая меня посетила. Надавив на педали, я тронулся с места.
А стоит ли вообще идти в школу? Пусть все думают, что я заболел, вот и не пришел. Староста и не заметит моего отсутствия, почему бы и нет? Воспользуюсь возможностью.
Я завернул в противоположную сторону своей школы, и направился туда, где обычно убиваю всё своё свободное время - в музей!
 
KurotoДата: Суббота, 10.03.2012, 19:27 | Сообщение # 4
Полковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 212
Награды: 2
Статус: Offline
***
Музей располагался возле большого парка, в котором хорошо гулять весной. В это время неописуемо красиво, все расцветает, и, кажется, будто ты сам расцветаешь изнутри. Подъезжая к стоянке, где я собирался оставить свой велосипед, я обнаружил, что места на стоянке не было - его в буквальном смысле не было. Зимой нормальные люди не передвигаются на велосипедах, поэтому стоянку убрали еще в начале декабря. Мысленно выругавшись, мне пришлось тащиться на задний двор. Там находился небольшой склад, который постоянно был открыт. Его не заметишь под листвой летом, а зимой под слоем снега и подавно, так что переживать за кражу транспорта явно не стоило.
Музей я посещаю тогда, когда мой учебный день заканчивается. Несмотря на то, что здесь довольно часто встречаются люди, большинство из которых студенты университетов, все на удивление ведут себя очень тихо. Место настолько спокойное и уютное, что можно поневоле уснуть. Но сейчас я пришел очень рано, как раз в то время, когда охранник открывал дверь центрального входа. Он оглядел меня снизу вверх, увидел торчащую сзади школьную сумку, и с недоброжелательностью помотал головой, закатив глаза. В ответ я лишь поздоровался и зашел внутрь. Посетителей не было. Как обычно, по привычному для меня направлению, я завернул по коридору на права, чтобы посетить давно полюбившееся мной экспонат «надгробия».
«Человек и собака были друзьями с древних времен» - вот что гласила табличка, у надгробья могил. Несмотря на свое название, само оно приставляло из себя, что-то вроде костей в вазе. Могила, с костями похороненной собаки и хозяина. Немного жутковато, но я в этом нашел что-то необычное, может даже, вдохновляющее?
Обойдя могилу, я сел на скамью, что стояла рядом. Эту скамейку я использую обычно как кровать, поэтому сейчас боком лежу на твердой деревянной поверхности, подпирая рукой голову. Глаза невольно закрываются, будто бы на веки привязали по камешку. С неприятным жжением раскрываю их каждый раз, как только автоматически они захлопываются. Сзади чьи-то шаги, шорохи, голоса. Сопротивление бесполезно.
Вскоре, я уснул.
Музей – идеальное место для таких же ленивых, как я.

***
Вдалеке эхом отдавался собачий лай. Лай потерянной собаки. Она сидела возле обрыва, махая хвостиком в разные стороны. Из-за дождя ее шерсть была мокрой, от этого естественный соломенный цвет стал темнее. Некоторое время собака мирно сидела на месте, затем, оглядевшись, резким рывком побежала вниз по склону небольшого холмика. Хозяин вскоре отыскал своего питомца. Эту картину я наблюдал со стороны. Все происходило в замедленной съемке, будто отрывок из фильма…
Глаза чуть слезились, от этого все было видно сквозь пелену. Комната крутилась вокруг меня, или же, это я кручусь? Через несколько секунд сознание вернулось на свое место, и я окончательно проснулся. Перед собой я сразу увидел ту табличку с надписью. Вспомнив свой сон, внутри меня что-то екнуло, и мне стало, отчего-то жаль. Но кого? Собаку и ее хозяина? Или же… себя? В то мгновение мне показалось, что той потерянной собакой был никто иной, как я.…
Помотав головой, избавляясь от посторонних мыслей, я взглянул на часы. Уже было около четырех часов вечера. Поэтому я стал быстро собираться. Стоп! Это же я сколько спал? За всю свою жизнь мне не приходилось отрубаться в общественных местах настолько. Стало не просто неловко, а стыдно.
Подправив рубашку, которая чуть задралась и слегка помялась, я хотел потянуться уже за сумкой, но к моему удивлению ее не обнаружил. Посмотрев по сторонам, за спинкой скамейки, я встал и обошел на всякий случаи весь зал, может, где завалялась. Скорее всего, ее подобрал кто-то из служащих, но тогда почему они не разбудили и не выгнали случайного посетителя, что сопел возле их экспоната? Не логично.
Почувствовав тяжесть на плече, я немного встревожился, но все же обернулся. Теперь мне влетит...
- Рютаро, ты что, школу сегодня прогулял?
Человека, что потревожил меня, я узнал не сразу. Высокий, стройный, в очках, причём в тех, что носили исключительно для красоты, тобишь по моде – ботаники. И вот я узнал его.
Накаяма-сан был экскурсоводом музея. Молодой парень, недавно закончивший университет, занимался любимым делом. Он хорошо знал историю, и мне не раз приходилось слушать его рассказы о разных вещах, что размещались в музее. Именно он ознакомил меня с «надгробием», и его было на самом деле интересно слушать. Его лицо все еще вопросительно смотрело на меня, но в ответ я только почесал затылок и виновато улыбнулся.
После нескольких секунд его рука коснулась моей головы и потрепала волосы. Милая и добрая улыбка, улыбающиеся глаза.
- Что ж, думаю, тебе надо идти. Родные наверное уже беспокоятся.
- Если они вообще вспомнили обо мне.
Взгляд его переместился мне в глаза и сильные руки схватили мои плечи; он нагнулся вперед, ближе к лицу, и уверено произнес:
- Я так не думаю.
Честно сказать, от всего этого мне хотелось засмеяться. Что я и сделал после того, как уголки губ Накаяма-сана невольно потянулись наверх. Легкая улыбка или ухмылка? Хватка ослабла, и он отошел от меня на несколько шагов, разворачиваясь ко мне спиной. Красивые широкие плечи.
- Спасибо, но я уверен, что когда приду домой, мама спросит: «ты чего так рано?»
Прикрывая рот из-за смеха тыльной стороной ладони, хотя скорее по привычке, я подправил волосы, что уже неопрятно лежали на голове. Затем, посмотрев назад, убедился, что сумки нигде нет.
- А вы не находили здесь темно-синюю сумку? Я, похоже, ее потерял…
Накаяма-сан уже разгуливал медленным шагом по залу, задумчиво рассматривая по дороге картины, висевшие на стенах. Казалось, что он и вовсе не слышал меня, или же, так и было.
- Эмм… так вы не видели сумку?
Резко дернувшись, он посмотрел на меня, видимо, этим я вытащил его из глубоких раздумий. Улыбнувшись, он прошел куда-то в конец зала, где находилась темно-зеленая дверь. Красивые широкие плечи скрылись в темноте комнаты.
Я невольно нахмурился, прогнувшись вперёд, будто пытаясь рассмотреть его действия там, в этой комнате. Менее, чем через минуту, улыбаясь, из темноты вышел Накаяма-сан, сжимая в руке лямку моей сумки. Я счастливо улыбнулся, начав подходить ближе.
- Спасибо большое! - Поблагодарил я, поклонившись, и стал тянуть руки за сумкой.
Накаяма смотрел на меня с укоризненной, а после поучительно произнёс:
- Не теряй её больше, а лучше не прогуливай школу, - улыбнувшись шире, мужчина протянул мне сумку. Я мигом схватился за вторую лямку, начав тянуть сумку на себя, однако Накаяма-сан не спешил ослабить хватку. Он смотрел мне прямо в глаза, легко улыбаясь, я чувствовал, как мои щёки горят, и через мгновение сумка была полностью в моих руках.
Растерявшись, я, заметавшись взглядом по его лицу, быстро поклонился и быстрым шагом ушёл прочь.
Мое сердце билось в груди как сумасшедшее, а его лицо так же осуждающе продолжало смотреть на меня перед мысленным взором.

***
На улице уже стемнело. Ветер раздражал своим холодом, оттого затянув шарф покрепче, я направился домой. Снег блестел под светом уличных фонарей, что располагались на территории музея, освещая узкую тропинку. Я сжимал лямку сумки, опустив голову, пытаясь отвлечься от разных мыслей рассматриванием своих ботинок.
Крепко вцепившись пальцами в холодные железные прутья центральных ворот, я толкнул их, отворяя огромные двери. Завернув, я уже быстро зашагал в сторону дома, вскоре сменив шаг на бег. Я слышал лишь свое рваное дыхание и ощущал, как режущий холод пробивался мне в легкие. Бежал я так около пяти минут, но силы за это время уже иссякли. Остановившись, чтобы передохнуть, я присел на корточки, восстанавливая дыхание. Подняв голову, я осмотрелся по сторонам. Мне чего-то явно не хватало, чувство, что я что-то забыл, поспешно разрасталось во мне. Отвлек меня звук проезжающей машины и яркий свет фар. Провожая взглядом автомобиль и резко переведя свой взгляд на колеса, я тут же вспомнил, что забыл велосипед на заднем дворе музея. Чертыхнувшись, я встал и повернул в обратную сторону, уже шагая спокойным шагом. Не совсем хотелось возвращаться сейчас туда, но забрать велик стоило.

***
Дома я был уже в шесть часов вечера. Родители к моему удивлению, поинтересовались, где я был так долго. Особенно мать не оставляла в покое своими вопросами.
- Как это не важно? Мой сын шляется Бог знает где! Небось, с какой-нибудь компашкой связался, знаю я вас, молодежь!
- Дочка, да успокойся ты, мальчик просто задержался в школе, что ты так взвилась?
Защита со стороны бабушки была весьма кстати. Она увела мою маму на кухню, таким образом отгораживая меня от конфликтов с ней. Похоже, я не единственный заметил ее сегодняшнее странное поведение. Обычно она так не реагирует на мое долгое отсутствие…
Решив не разузнавать ничего, я скрылся в своей комнате, улавливая еле слышные разговоры мамы и бабушки. Видимо и на этот раз не только у меня вышел не совсем удачный день. Закинув куда-то подальше в угол сумку, я потянулся, тут же упав на кровать. Не смотря на то, что школу я сегодня прогулял, утомился жутко. Усталость давала о себе знать в слабой головной боли. Я закрыл глаза, вздохнул и попытался расслабиться, время от времени засыпая. Лежал я так еще пару минут, после чего открыл глаза. Тишину разрушало лишь тиканье часов; тусклый вечерний свет проникал сквозь щель не задвинутой шторы, отчего комната принимала холодный серый оттенок, даже немного мертвый. Что-либо делать было лень, но одно желание опережало другое. Поэтому я встал с постели и начал переодеваться в домашнюю одежду, сразу после чего включил компьютер.

***
Помимо растрачивания времени в музее, у меня есть еще кое какой интерес – это чтение. Не просто сидя в библиотеке, вчитываясь в какую-нибудь философскую тематику, а именно романы! Как бы странно не звучало, но я большой фанат одного автора, рассказы которого просто дух захватывают! На первый взгляд ничего особенного, но вскоре понимаешь, что остановиться не можешь, интерес возрастает, и желание дочитать все до конца увеличивается. Со временем я проникся ими, полюбив работы автора Тадо, и в дальнейшем самого человека, что пишет такие прекрасные рассказы. Я не знаю, кто именно этот человек, парень или девушка, в личной информации автора ничего несказанно, лишь его ник мне известен. Мысли хоть как-то сблизится с автором меня не покидают, хотя я их пытаюсь отодвигать в сторону. Ведь это невозможно!.. Но вчера, я взял всю свою смелость в кулак и написал сообщение Тадо. Я пытался сложить все слова воедино, сразу писать признание в восхищении я не мог, даже простое «привет» мне не удавалось напечатать. Час прошел не заметно, пока я смотрел в монитор, ожидая чего-то. Спустя еще какое-то время, мне удалось взять себя в руки и выдавить два жалких слова. Подведя курсор мышки на кнопку «Отправить сообщение», я сглотнул и, закрыв глаза, нажал на левую кнопку мыши. Легкая дрожь прошлась по телу. Я выключил компьютер, не оставшись дожидаться ответа. С жутким волнением я лег спать, не понимая, почему я так не спокоен, ведь ничего особенного…
«Добрый вечер» - эти слова я до сих пор прокручиваю мысленно в голове.

Конец первой главы.
 
KsinnДата: Воскресенье, 23.06.2013, 22:05 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 2
Глава 2.
Without POV
Несколько минут Хасегава перечитывал вот уже который десяток раз два слова, которые написал ему пользователь с ником «Plastic tree». Он не знал, что ответить – просто поздороваться в ответ, написать привет и спросить, кто этот человек, или же вовсе ничего не ответить. Мало ли, кто сидит по ту сторону монитора?
Совсем недавно к Тадаши, грубо говоря, пристал один критик. Причём поначалу Тадаши относился к нему с уважением, потому как он критиковал Тадо действительно по делу, объясняя свою точку зрения, а после стал просто выражать личное недовольство, выставляя своё мнение, как истинно правильное.
Когда Тадаши закрыл комментарии к романам, не давая тем самым этому критику возможности на дальнейшие дискуссии, этот паренёк стал унижать его уже напрямую, присылая сообщения на почту или в личные сообщения на профиль Тадо в Живом Журнале.
Отвязаться от него приватностью, закрыв доступ к профилю и запретив присылать личные сообщения, было нельзя, потому как Тадо весьма часто писали читатели, и для него это было настолько важно, что он мог даже потерпеть пару-тройку сообщений от этого хама ради общения с поклонниками.
Каждому читателю он всегда отвечал с огромной радостью, общался с ними с невероятным интересом, потому как знал, что это те люди, которые ценят его по-настоящему, за его талант и индивидуальность. Конечно, Тадаши зарабатывает на этом, он ведь продаёт своё творчество, но ведь некоторые романы он бесплатно выкладывает во всемирную сеть, за что люди уважают. В любом случае Тадаши всегда рад всем, кто знаком с его творчеством.
Но в том и зерно сомнения - читатель ли написал ему, - потому как все читатели писали сообщения, состоящие хотя бы их двух предложений, но никак не из двух слов. Да и тот критик всегда писал именно "добрый вечер", выставляя себя культурным человеком, коим не являлся, и из-за всего пафоса это было так смешно...
Смешно, но только с одной стороны, а с другой Тадаши всё же разрушал себя изнутри. Ему было больно слышать любые колкие слова в свой адрес, тем более от человека, который не знает его, а говорит подобное...
«Энергетический вампир,» - подумал Тадаши, вздохнув, и зарывался пальцами в волосы, не зная, что же ответить этому человеку...
Но параллельно с этим Тадаши понимал, что он может ошибаться, а потому, достав со дна своей души разлагающуюся храбрость и уверенность в себе, написал ответ.
Он так же не отличался содержательностью, но прежде Тадаши хотелось узнать, кто это, потому как подумал, что может зря наговаривать на человека, зря разрушать себя, зря думать об угнетающем.
«Добрый вечер. Кто Вы?»
Отправив это сообщение, Тадаши заметил, что рядом с ником пользователя есть надпись «online». Холод прошёлся по коже, и Хасегава, щёлкая пальцами в надежде успокоить нервы, ждал, когда же ему ответят.
Всё время Тадаши обновлял страницу, а когда заходил в какие-то другие разделы сайта, то всё время смотрел в ту сторону, где должно появиться уведомление о входящем сообщении… И вот она, заветная надпись – «Входящие сообщения (1)»
Тадаши быстро нажал на оповещение, после открыл письмо, где было написано: «Я Рютаро – Ваш читатель. Спасибо, что ответили.»
С улыбкой Хасегава тут же стал набирать ответ:
- Не за что благодарить, Рютаро! Что именно побудило Вас мне написать?
По ту сторону монитора сидел Рютаро, потирая одной рукой плечо другой руки, ощущая дикое волнение внутри. Прочитав новое входящее сообщение, Рютаро схватился за голову: «Я не знаю, я не знаю! - крутились мысли в его голове. – Стоп! Я знаю!»
- Дело в том, что я Ваш, как бы это не звучало – фанат. Уже как два года читаю ваши романы. Спасибо вам за ваши работы!
«Вот я идиот,» - выдохнул рыжеволосый, сжимая в пальцах край кофты.
Губы Тадаши растянулись в счастливой улыбке. Такие слова всегда вызывали бурю эмоций в душе, хотелось обнять того человека, кто говорил это, хотелось творить только больше, ведь любовь читателей так вдохновляет...
- Спасибо огромное и Вам тоже! Очень приятно слышать.
Рютаро приложил ладонь к лицу, чувствуя, как обе щеки покрываются румянцем.
«Всегда пожалуйста, разве можно за это благодарить?» - хотел было уже написать Рютаро, но что-то не выходило. Ему начало казаться, что было бы лучше просто… промолчать?
«Нет, так нельзя! У меня появилась такая хорошая возможность сблизиться с Тадо! Но… что мне ответить?»
Тадаши, не отрывая взгляда от монитора, обновлял страницу, ожидая очередного сообщения от Рютаро, но его всё не было. Хасегава вдруг подумал, что, может быть, его читатель растерялся, как это часто бывает, и не пишет именно по этой причине, а потому решил написать сам:
- Интересно, что за все два года Вы решились написать лишь сейчас, - и поставил смайлик.
В реальности, пребывая в весьма хорошем настроении от недавних слов, он не хотел казаться злым или грустным в виртуальной жизни.
«Он издевается!» - прыснул Рютаро.
- У меня не было возможности написать.
- Всякое бывает, - ответил Тадаши, вновь поставив смайл в конце.
Вдруг брюнет понял, что у него не получается завести разговор с этим человеком. Он не строится совершенно.
«Ты же писатель! Где фантазия? Где вдохновение?»
Немного поразмыслив, Тадаши решил поговорить о собственном творчестве, плюс ему было действительно интересно это знать:
- Вы уже прочитали первую главу нового романа? Мне очень интересно, зацепило ли, потому как в будущем этого произведения я не уверен.
Было немного неловко, потому как, по мнению Тадаши, выглядело даже эгоистично.
- Простите, что так спрашиваю... Ведь на печатные издания нет отзывов, - смеющийся смайлик.
Действительно, отсутствие отзывов всегда не радовало, ведь как ты узнаешь, хотят читатели продолжения или же уже разочаровались в тебе, как в писателе?
Рютаро лихорадочно стал перебирать в своей памяти: читал ли он этот роман?
Но говорить правду было бы неловко, перечёркивая не совсем окрепшее… да что там, за пару минут общения, о каких отношения может идти речь?
Поэтому, не раздумывая, соврал.- Мне понравилось начало, и жду с нетерпением продолжения.
«Как все блекло,» - проговорил вслух Рютаро, перечитывая предложение.
«Надо бы восклицательный знак, что ли, поставить… Блин, а вдруг там все очень плохо? Ничего, прочитаю потом, у него все равно хорошие произведения, так что нет сомнений, что этот будет неплохим.»
Сглотнув, Рютаро отправил сообщение, после чего начал искать тот самый роман, найдя его, стал быстро пробегать глазами по строкам.
«Как я мог забыть прочитать?!»
Тадаши улыбнулся подобному ответу, однако ему казалось, что Рютаро пребывал сейчас не в самом лучшем настроении, чему тотчас поинтересовался.
- Спасибо большое! Кстати, у Вас что-то случилось? Настроение, кажется, не самое лучшее.
Да, Тадаши совершенно не знал этого человека, но он всегда был слишком неравнодушен к проблемам других людей, как и все люди обычно. Ему самому много раз в моральном плане помогали совершенно незнакомые люди, испаряясь после из его жизни, просто уходя без следа, потому он и сам, ценя это человечное качество, всегда так делал.
Так начался их разговор. Завязалась лёгкая беседа, которая потом она перетекла в разговор о повседневных вещах, а после и во что-то, касательно всей жизни.
Они интересовались друг у друга обо всём: от внешнего вида любимой кружки до места учёбы. Рютаро был удивлён, что Тадаши учится в институте, потому как считал его достаточно взрослым работающим человеком. Отсюда последовал вопрос о доходах, и Тадаши с лёгкостью отвечал, что издательства платят ему кое-какой процент от продаж, на что Тадаши живёт.
Хасегава ответно интересовался жизнью Рютаро, и был также удивлён тому, что тот учился в школе.
«Дело в том, что из-за болезни мне пришлось взять академический отпуск, - объяснял Аримура, - потому я учусь второй год в одном классе.»
Через какое-то время парни заговорили о музыке, в чём у них обнаружился общий интерес - любовь к группе the cure.
«Да, их музыка старая, - писал Тадаши. - Но она настолько важна для меня, настолько подходит по душе, что мне кажется, будто эта музыка без срока годности.»
«Абсолютно согласен!!!» - часто закивал Рютаро, стуча по клавишам.
После разговора о the cure Рютаро предположил, что у Хасегавы может быть неформальный стиль, и поинтересовался цветом волос. История Тадаши была интересна: он ещё в средней школе пробовал красить волосы, из-за чего его даже вызывали к директору. Но в старшей школе с этим стало легче, и он долгое время ходил с белыми волосами. Но его волосы всегда росли быстро, оттого каждые три недели ему приходилось вновь и вновь вредить волосам сжигающей белой краской.
«Тогда я решил, что природный чёрный мне вполне к лицу, и по сей день я с гордостью ношу чёрные волосы,» - с улыбкой откровенничал Тадаши своему читателю.
Тогда Рютаро, улыбаясь, стал рассказывать свою историю.
Он являлся таким же экспериментатором над собственной внешностью, и в средней школе у него была та же проблема, как у Тадаши. Поскольку Рютаро был обладателем стойкого характера, он не сдавался и продолжал ходить со светло-рыжими волосами, плюс ко всему делая креативные стрижки. Но вечные ссоры с мамой из-за очередных вызовов её к директору вымотали Рютаро, и оттого он решил до старшей школы ходить с каштановыми волосами, потому как всё равно в нём был дух «не такого, как все.»
В старшей школе юноша вновь стал красить волосы в рыжий: сначала это был ярко-оранжевый цвет, но постепенно краска смывалась, из-за чего итоговый цвет стал прежним светло-рыжим, уже привычным и окружающим, и самому Рютаро. Этот цвет очень шёл Аримуре, потому он до сих пор не красился.
Так они разговаривали ещё долго, но вдруг Тадаши, увидев время, поперхнулся недавно заваренным чаем и в панике набрал сообщение Рютаро:
«Боже мой!!! Четыре утра!!! Я даже не написал главу!» - отправив это, Тадаши поднялся с футона, какое-то время походил по комнате и почувствовал, как у него онемели ноги, а ещё что в глазах словно песок.
«Даже сумку не собрал,» - подумал брюнет, вздохнув.
Расстелив постель, Хасегава сел за ноутбук и открыл входящее сообщение.
«Ой, и правда!» - писал ему Рютаро. – «А ведь у меня давно все спят,» - и смеющийся смайлик.
Тогда парни попрощались, пообещав друг другу встретиться завтра здесь, и покинули интернет.
Выключив ноутбук и улёгшись под одеяло, Тадаши вдруг подумал, как много он ещё не сказал Рютаро, как много он ещё не спросил, как о многом бы ещё хотелось узнать… Но следующая мысль порадовала предыдущую – завтра они встретятся и интернете и продолжат общение, узнавая друг друга больше и больше, укрепляя их пока непрочный союз.

* * *
Прошёл почти месяц, как они общаются по интернету. К сожалению, делают это они не каждый день, как хотелось бы, потому что иногда то один, то другой заняты учёбой или чем-то другим в реальной жизни, особенно это касается Рютаро. То у его матери плохое настроение и она не разрешает сидеть за компьютером, то с семьёй едут куда-либо или, напротив, к ним домой кто-то приезжает… Причин может быть много, но они были – вот факт.
Но, несмотря на подобные трудности, они всё равно всегда рады видеть друг друга в сети, всегда рады общаться и, как бы удивительно это не звучало, им всегда было о чём поговорить. Темы находились сами, разговор лился быстрой рекой, было потрясающе проводить время вместе.
Однако не исключались ссоры, поскольку характер Рютаро был вспыльчив и местами агрессивен, а Тадаши не любил критику в адрес своей личности по причине того, что очень болезненно её воспринимал. Ему становилось морально плохо даже при незначительном конфликте с незнакомым человеком, так что тут говорить про близких людей?
Но иногда ему удавалось усмирить пыл Рютаро, отчего после они разговаривали или продолжали разбираться в чём-то уже более спокойно, не причиняя друг другу моральной боли.
В любых случаях их разговоры затягивались допоздна даже тогда, когда они оба обещали друг другу лечь спать пораньше. Но что значит пораньше? Они ведь не успеют наговориться! А оттого Рютаро вечно отчитывали за опоздания, а Тадаши приходилось ехать на платном автобусе вместо того, на который у него проездной – опаздывал.
И в эту ночь они бы вновь очень долго разговаривали. Но у Тадаши заболела голова, а Рютаро в ужасе услышал шаги мамы и, испугавшись, что она зайдёт и начнёт ругаться, мигом завалился спать. Потому они легли в постели на удивление друг друга непривычно рано - в половину первого ночи.
Хасегава открыл глаза от трезвона будильника. В шоке он осознал, что уже утро, пытаясь вспомнить конец той ночи… Но было тщетно что-либо вспоминать – он так устал, что не помнит теперь, на какой именно мысли сон забрал его в свой плен.
Собираясь на учёбу, Тадаши вдруг мысленно попросил Бога о том, чтобы этот день не тянулся долго. Учёба планировалась до шести вечера, но хотя бы по ощущениям Тадаши мечтал полностью не вымотаться.
Со скоростью пули парень вылетел из дома, поправляя сумку на плече. Хасегава ненавидел опаздывать, но так получалось. Его сон был необычайно сладок и приятен, чего не было давно, и просыпаться не хотелось. Если честно, Тадаши, пусть он уже и бежит во всю до автобуса, который вот-вот уедет от остановки, всё равно спал по пути, по его телу до сих пор бегали мурашки от холода, так и хотелось вновь спрятаться ото всех под одеялом… Но учёба есть учёба, её нельзя прогуливать.
Пусть он уже и взрослый студент, администрация всё равно будет звонить родителям, если Тадаши захочет хотя бы день просидеть дома без уважительной причины, а связываться с мамой Тадаши хотел в последнюю очередь.
Пусть день и пролетел быстро, и в шесть часов Тадаши уже бежал вниз по лестнице в гардероб, но тут его остановил Такаги-сенсей.
- Хасегава! – крикнул он мимо пробегающему ученику.
- Да? – отозвался тот, остановившись у подножья лестницы, смотря на учителя снизу вверх.
- Помоги донести вот эти книги… Такая же стопка стоит в библиотеке.
- А, конечно, - улыбнулся Тадаши и побежал вниз.
Зайдя в библиотеку, Хасегава захватил стопку книг, но уже на выходе его окликнул фанатичный библиотекарь, как в шутку сам для себя называл его Тадаши.
- Ну, ты прочёл книгу?!
- Я же взял её только вчера! – удивился Тадаши.
- Ну и что, я за один день однажды прочёл две книги подряд, с совершенно разными сюжетами. Вот это тренировка для мозгов, да? И время не зря потратил!
- Поздравляю, но мне…
- Потому давай, сегодня же начни читать, завтра скажешь впечатления! – Положив руки на плечи парня, говорил он.
Далеко не малая стопка книг была весьма тяжела для хрупкого телосложения Тадаши, плюс библиотекарь так давил на плечи, что парень уже стал молиться, лишь бы не уронить книги на ноги ни ему, ни себе.
- Мне бы…
- А, конечно! – спохватился библиотекарь. – Иди, конечно! – и на прощанье хлопнул Тадаши по плечу.
Хасегава еле сдержал писк, до того сильным был удар, и быстренько, насколько это было возможно, удалился из библиотеки, ногой закрыв дверь. Путь лежал на третий этаж, чему Тадаши был не рад… Плечо так ныло, руки так болели от тяжести книг, что брюнету хотелось тотчас всё бросить и закричать о том, как же он устал за сегодня. Но покой ему только снился.
Когда он дошёл до второго этажа, в поле зрения попалась Нозоми-тян.
- Хасегава-кун! – Закричала она писклявым девичьим голосом, ринувшись к Тадаши. – Ой, книги! Помочь?
- Да, пожалуйста. Буду очень признателен, - улыбнулся Тадаши.
В момент, когда храбрая Нозоми взяла аж одну книжку из стопки, Хасегаве захотелось приложить руку к лицу и простонать от бессилия. Но и на этом спасибо…
Вместе они дошли до Такаги-сенсея, отдали ему книги и отправились на первый этаж. По пути Нозоми что-то рассказывала Тадаши, но он не слушал, потому что все его мысли сейчас были заняты представлениями предстоящей дороги домой. Ехать долго, но хотелось бы оказаться сейчас там сию секунду, зайти в интернет и посвятить весь вечер и всю ночь общению с Рютаро…
- Тадаши, а давай с тобой куда-нибудь сходим?
- Прости, Мацуура-тян, но я сейчас спешу домой, - cухо ответил Тадаши, надевая пальто.
- Спешишь? Неужели дела? – лукаво улыбалась одногруппница, явно не веря словам парня.
- Да, мне нужно поработать над курсовой, которую я писал вчера, - соврал Тадаши, кивнув для подтверждения своих слов.
- Может быть, вместе поедем? Мне просто в ту же сторону.
Хасегава понял, что от неё не так просто отвязаться, и согласился.
«Рано или поздно нас разлучит метро,» - с улыбкой подумал он.
Но это «рано или поздно» всё не наступало. Нозоми ходила за Тадаши по пятам, рассказывая об учёбе, подружках, каких-то своих романтических мечтах и просто девичьих мыслях. Тадаши иногда даже слышал это, иногда даже понимал, и иногда даже от понимания всех глупостей не раздражался к собственному же удивлению. Ему казались проблемы Нозоми такими неинтересными, надуманными, будто она специально их создаёт для разнообразия в жизни, просто как средство от скуки. Например то, что её когда-то заметил парень, который ей нравился, где-то они пересеклись, а потом она увидела его с другой девушкой.
«Почему она так страдала?» - задавал себе вопрос Тадаши. - «Бред какой-то. Он же не её парень, она же не в измене его застала?»
И вдруг, спустя какое-то время, как бы в продолжение мыслей Тадаши, Нозоми продолжила:
- И знаешь, вот сижу я, слушаю музыку, и понимаю, что я такая несчастная в любви… - после этого послышался грустный вздох.
Когда они подошли к метро, Мацуура смотрела на Тадаши такими грустными, но всё же полными радости и счастья от проведённого рядом с ним времени глазами, что Хасегава даже расчувствовался и приобнял девушку на прощанье.
- Давай не грусти, всё хорошо будет, - легонько встряхнул он её за плечо. - Любовь искать не надо, сама тебя найдёт. Ты поймёшь, когда любовь серьёзная, а когда тебе просто нравится человек. А над теми, кто просто нравится, не нужно сильно убиваться, - закончил он с улыбкой и спустился в подземку.
Ещё какое-то время Нозоми, прижимая к груди сомкнутые в замок руки, смотрела вслед Тадаши, думая о чём-то романтическом.
 
KsinnДата: Воскресенье, 23.06.2013, 22:06 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
* * *
Щелчок, раздался чуть слышный скрип, и дверь открылась. Тадаши нашарил на стене выключатель, после чего комната обрела желтый оттенок. Свет чуть резал глаза, но вскоре был уже привычен. Сейчас больше всего хотелось принять ванну, расслабиться, в конце концов, освободить свою голову от посторонних мыслей и вдоволь отдохнуть. Тадаши с легкой улыбкой воспринимал эти мысли, но тут же осекся, как только вспомнил, что в его квартиры нет такой нужной сейчас ванны.
«Получу в следующем месяце зарплату, тогда и куплю» - отметил в голове Тадаши. – «А еще надо бы телевизор купить».
Квартира Тадаши не представляла собой что-то необыкновенное. Местами не хватало мебели, все еще не распакованные коробки с вещами лежали в углах, а бытовой техники почти и не было. Тадаши казалось, что ему в жизни хватало лишь одного футона и ноутбука. Перекусывал он обычно где-нибудь в кафе или в кафетериях института, хотя Тадаши не был обладателем хорошего аппетита, но все же имел на кухне маленький холодильник и микроволновку. Половину своих сбережений он отсылал родителям, а остальную часть отдавал на учебу, изредка позволяя что-то себе. Но Тадаши не жаловался, он занимался любимым делом, оттого и радовался жизни, поглядывая на очень светлое будущее, которое так старательно пытался себе приставить.
После душа и чашки чая, Хасегава сел за ноутбук, подключив тут же Интернет, ведь целый день он ждал того момента, когда сможет ответить на сообщения читателей, и может, пообщаться с Рютаро. Но долгожданного собеседника Тадаши не обнаружил. Рютаро не было в сети, оттого Хасегава чуть расстроился, но решил, что стоит продолжить главу.
«Ночь будет долгой» - подумал Тадаши, и уже начал работать над первым предложением.
Как только пальцы коснулись клавиатуры, перед мысленным взором Тадаши будто мелькнуло что-то. Он подумал, что, возможно, это было напоминание о Рютаро, ведь он думал о нём целый день. Быть может, сознание уже без ведома самого Тадаши пытается представить ему рыжеволосого молодого человека, а ещё это чувство скуки, которое копилось где-то внутри… Хасегава отчётливо чувствовал, что скучает, и что хочет связаться с Рютаро в скорейшем же времени, а потому ещё раз проверил, горит ли рядом с ником Рютаро надпись «online».
Надписи не было. И тогда Тадаши вздохнул, протёр лицо ладонями и решил продолжить работу, которую, в общем-то, даже не начал ещё.
Но работа не шла.
Как только слова заполняли страницу, начиная следующую, Тадаши чувствовал, что всё это – полнейший бред, который показывать своим читателям было бы просто стыдно. Неизвестно, откуда берётся это чувство, но оно точно было.
«Что-то много необъяснимых чувств сегодня появилось,» - обречённо подумал парень, проводя рукой по волосам, отводя густую чёрную чёлку назад. Как только рука Тадаши прошла через волосы, чёлка стала принимать прежнее положение, падая на лицо парня, закрывая глаза, но в некоторых местах её после этого смешно топорщились пряди.
Ещё час, может и больше, Тадаши, один за одним печатая новые и новые листы, стирал их, начиная набирать злополучный текст заново. Но всё не получалось. Он был уверен в своём провале, и хотел уже бросить писать на сегодня.
Часы показывали, что сейчас всего одиннадцать вечера, а это – ничто для «совы» Тадаши. Он всегда ложился спать в четыре, а потому сейчас даже не чувствовал усталости.
Тадаши быстро перестроил своё положение из сидячего в лежачее, упав на футон и раскинув руки в стороны, начав сверлить взглядом потолок, а вернее одну его точку.
- Почему меня одолевает скука? – Проговорил парень. – Мне безумно скучно… Когда такое было в последний раз?
И парень стал размышлять на эту тему, вспоминая, как грустил и скучал обычно в деревне у бабушки, а ещё когда дома не было матери и отца. Конечно, когда они были дома, Тадаши не было ни капли веселее, но всё же чьё-то присутствие создавало в душе ощущение того, что ты не один.
Развивая эту тему в голове, вспоминая что-то, Тадаши не заметил, как его глаза закрылись и он впал в дрёму… Но не надолго. Ему привиделась мать, и он подумал, что это знак того, что надо позвонить ей.
Почему-то для этого юноша даже вышел на кухню и, встав у окна, стал звонить ей.
- Алло?
- Алло, мама? Привет, - рассеянно проговорил Тадаши, водя пальцами по подоконнику.
- Здравствуй. Почему звонишь, что-то случилось?
- Нет, на самом деле ничего… - с паузами, и без того медленно, произнёс он и замолчал.
Тишина. Не только с его стороны, но и с её. Они молчали, и лишь иногда было слышно шумное дыхание друг друга в трубке.
- Я скучаю, - внезапно прервала тишину мать и, не услышав ответа, продолжила. – Как ты поживаешь?
- Я… я хорошо! А ты как? – На глазах выступили слёзы.
- Отлично, спасибо за недавно высланные деньги! Дошли. На них мы провели в дом электричество, вернее, довели его туда, где не доставало. Прошлых денег не хватило, - было слышно, что она улыбается, и кажется, в горле был ком, который мешал ей говорить ровно.
- Ясно… Ну, пока?
- Да, всего хорошего тебе.
Когда послышались быстрые, короткие гудки, Тадаши сел на пол, повернувшись спиной к стене, выше по которой было окно. Гудки в трубке казались громкими из-за тишины, царившей в помещении, оттого этот звук монотонно отдавался в голове, заставляя чувствовать мигрень.
Тадаши закрыл глаза, и слёзы сорвались с нижних век, скатываясь с ресниц на острые скулы, а после, огибая впадины на щеках, спустились к подбородку, собираясь там в одну большую каплю, которая после упала на серую футболку, мгновенно впитываясь в ткань. И по кругу.
Тадаши опустил голову и увидел небольшой круглый след, который всё ещё был ярок – не успел высохнуть.
- Моя жизнь похожа на круги… - произнёс он. – И вот он – очередной круг.
Ещё какое-то время тёмноволосый сидел на полу, смотря в одну точку в потолке, а в голове его были гнетущие мысли. Он не мог уловить даже смысл этих мыслей, но факт оставался таковым – они его угнетали. Тогда Тадаши решил не расстраиваться, а потом, резко поднявшись с пола, он бодро протараторил:
- Чего это я хандрю?! Всё отлично! – И с улыбкой двинулся в зал, намереваясь сначала проверить Интернет на наличие в нём Рютаро, а потом начать, наконец, творить.
Несколько щелчков мышки, и вот на экране ноутбука уже красуется профиль Рютаро, где рядом с ником «Plastic tree» Тадаши, к своей собственной радости, увидел значок «online».
Как только браузер автоматически обновил страницу, то рядом с надписью «Входящие сообщения» появилась цифра один. Дрожащей от счастья рукой, Тадаши навёл курсор на цифру и нажал на неё. Через какое-то время парень уже читал: «Привет, Тадо! Я зашёл ненадолго, меня уже гонят спать. Хотя я тебя ждал! Где ты был?»
Мигом молодой человек принялся набирать ответ: «Привет, Рютаро! Прости, было много дел, всё будто назло задерживало меня!»
Рютаро перечитывал это сообщение несколько раз, думая про себя нехорошие вещи. Ему показалось, что, возможно, Тадо не хочет общаться с ним, а потому не писал целый день и даже специально не заходил в Интернет.
Но, загнав глубоко в себя свою природную агрессивность, Рютаро встряхнул головой и написал: «Да ладно, уже не страшно! Главное, что пришёл же. Кстати, ты вчера так и не представился. Как тебя зовут?»
Прочитав это сообщение, Тадаши сжал кулаки. Как он мог так быстро сказать своё имя незнакомому человеку?
Даже как писатель, он всегда скрывался. Есть знаменитый в этом городе писатель Тадо, да, но Тадаши Хасегава не имеет никакое к нему отношение. Совершенно. Так должны считать все.
Тадаши никогда не был любителем огромной публики, хотя да, он не отрицал, что когда его хвалили, ему было приятно. Но это другое. Он хотел и боялся славы одновременно, а потому все его читатели называли его по имени Тадо и не знали, кто это вообще, как он выглядит, как его зовут по-настоящему и даже возраст.
«Называй меня Тадо!» - писал Тадаши.
Склонив голову, Рютаро думал, что ответить. Мысли, которые бесцеремонно ворвались в его голову и бушевали, совсем его не радовали. Он не понимал, что это за скрытность, что за замкнутость, и что-то ему подсказывало, что Тадо не доверяет именно ему.
«Но это ведь не настоящее имя, Тадо?» - ответил Рютаро.
Тадаши в свою очередь решил не изобретать велосипед и ответил: «Да, ненастоящее.»
Рютаро хотелось сказать так много, но он не мог выдавить даже слог. Его злила и бесила эта ситуация.
«Неужели так трудно сказать своё имя?!» - мысленно ругался он. – «Что он ломается, как девчонка!»
Но тут внезапно в комнату зашла мама и стала ругаться на Аримуру за то, что он ещё не готовится ко сну. Рютаро пришлось попрощаться, и сделал он это коротким словом «пока», наверняка оставив Тадаши в размышлениях и угнетающих мыслях.

Конец второй главы.
 
KsinnДата: Воскресенье, 23.06.2013, 22:07 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 3
Глава 3
* * *
Тадаши смотрел на слово «пока» ещё долго, думая, что не так он сказал Рютаро. Возможно, он разозлил его, и теперь он не будет с ним общаться, а возможно, всё хорошо, и Рютаро просто вынужден был покинуть сеть. Но гнёт на сердце всё равно был.
Тогда Тадаши решил развеяться, пройдясь по собственной квартире. Он обошёл полупустые комнату и кухню, а после вновь вернулся в комнату, где подошёл к шкафу с роботами, начав их разглядывать.
- Как давно я не пополнял свою коллекцию… - проговорил Тадаши, взяв в руку одного робота. – Хотя зачем они мне? – и поставил его обратно.
Делать было нечего, а поддаваться накатывающей грусти из-за разлуки и мутного прощания с Рютаро ему не хотелось. Тогда Тадаши решил лечь спать…
Но, конечно же, сон к нему не шёл. Нельзя просто так взять и уснуть в полпервого ночи, когда ты ложишься минимум в четыре.

* * *
Утро встретило Рютаро маминым криком.
- Ты опять спишь так, что не слышишь будильник! Я что, завтрак для тебя два раза должна разогревать?! И почему сумка не собрана, вон, все тетради валяются!
Поднявшись на локте, Рютаро сонным взглядом окинул комнату и увидел валяющийся на полу рюкзак с не застёгнутым главным отделом. Мысленно споря с мамой, Рютаро пытался всё же не придавать особое значение её словам, начав медленно, но верно сползать с кровати.
Одевшись, наконец, растрёпанный и спящий на ходу Аримура вышел из комнаты, где на него тут же снова «напала» мать.
- Так, я про завтрак тебе десять минут назад сказала! Опять разогревать по новой?
- Что ты за фанат орать утром? – меланхолично спросил Рютаро, что ещё больше разозлило маму. – Насчёт завтрака скажу вот что, - присев на кушетку, он начал обувать кеды, - я не просил тебя мне его готовить. Я вообще редко ем утром, а если уж и ем, то готовлю себе сам. Спасибо за заботу, но сейчас это выглядит так, будто ты просто нашла ещё один повод на меня покричать…
Зашнуровав второй кед, Рютаро встал, одел куртку и, закинув рюкзак на плечо, сказал в завершение своей умной речи:
- Не злись, пожалуйста. Я вроде как ничего плохого тебе не делаю, - и вышел из дома.
Идя по дороге, он думал о том, что думает сейчас мать, и как его жизнь изменится после этого разговора. Но чего он точно не делал, так это не жалел о том, что сказал это. Он давно хотел сказать всё, что накопилось, показать маме, какой он её видит, поставить её на своё место. Ведь по сути он вообще не общается с ней, а оттого и ничего не делает. Только ходит в школу, - ну ладно, иногда не ходит, - да сидит в комнате. Он не требует, как его сверстники, новых телефонов и прочей практически ненужной техники и дорогих вещей. Единственными расходами на Рютаро можно считать лишь питание, но, как думал сам он, родители просто обязаны его кормить и не требовать за это денег.
Остановившись на светофоре, Рютаро повернул голову в сторону музея и решил не идти в школу сегодня. Плюс ко всему излюбленный музей не посещался им давно и, вспомнив экскурсовода Акиру, Рютаро вмиг захотелось увидеться.
Да, так получилось, что за этот месяц они довольно-таки много общались, даже нашли какие-то общие темы. Например Акире тоже нравилось то надгробье с табличкой, что гласила о том, что «человек и собака были друзьями с древних времен». Накаяма-сан также, как и сам Рютаро, питал особый интерес и даже любовь к музеям, когда был подростком, потому, собственно, он и работает здесь.
- Так вот почему Вы экскурсовод! – сказал Аримура после того, как Акира рассказал эту историю пару недель назад.
- Да, как раз потому и устроился, чтобы всё время пребывать здесь, рассказывать людям какие-то интересные истории… Причём знаешь, есть люди, которые не питают к этому такую страсть. Они просто экскурсоводы, знают до каждой точки и запятой текст, который рассказывают каждый день зевакам, но вдохновения никакого… Смотришь на них, слушаешь, и это не интересно. Не воспринимай это как похвалу самого себя, но знаешь, я заметил, что у меня, в отличие от других экскурсоводов, работающих здесь, самые большие группы туристов, а ещё больше заказов. Например иногда мы ездим в горы… Если захочешь, может как-нибудь поехать со мной в экскурсию. Причём будешь не в массе с теми людьми, а со мной, как бы помощник.
Так завязалось их общение. Они довольно часто проводили время вместе, в музее, общаясь на разные темы. Теперь Рютаро знал всё о каждом монументе здесь, о каждом древнем артефакте и прочем. Это было до невозможности интересно и даже стало хобби для Аримуры – он завёл тетрадь, куда писал свои впечатления, и эта тетрадь уже стала для него самым сокровенным, будто он вёл её с самого рождения, причём не в качестве записей о чём-то интересном из музея, а как личный дневник. Но дневника у Рютаро никогда не было, он считал это глупостью. «Таким только девочки занимаются!» - услышал он когда-то от одноклассниц, которые увидели, как один мальчик что-то пишет в тетрадь, на обложке которой по-английски было написано «Дневник».
Подойдя к дверям музея, Рютаро обнаружил, что он ещё закрыт. Смирившись с этим фактом, он сел на скамейку и стал ждать.
Довольно часто посматривая на часы, Рютаро думал о том, через сколько времени начнётся первый урок и когда откроется музей, однако от этих раздумий его отвлёк голос уборщика:
- Парень, ты чего тут сидишь? Музей не работает сегодня.
- О, правда? – подскочил Рютаро, чуть не выронив телефон из рук. – Что же, спасибо, - поклонившись, Аримура развернулся и пошёл прочь быстрым шагом.
Дойдя до светофора, Рютаро остановился, бросив взгляд в сторону школы. Стоит ли идти туда?
Буквально сразу же сознание подкинуло рыжеволосому картину его возвращению домой, где его ждёт злая как чёрт мама, которая тут же набросится на него с нравоучениями. Возможно, бабушка тоже будет подначивать, а потому Рютаро всё же решил пойти в школу, пусть он и опоздает минимум минут на десять.

* * *
День прошёл абсолютно обычно. Уроки, перемены, вновь уроки… С последнего урока физкультуры Рютаро удалось сбежать, потому как урок проходил на улице. Сегодня было тепло, несмотря на середину января. Светило солнце, отчего снег растапливался в лужицы, и небо было чистое, без единого облачка, как Рютаро очень любил. Идя домой, парень практически не опускал голову, шагая по лужам, не отрывая взгляд от яркого зимнего неба, хмурясь от его яркости.
Придя домой, Рютаро не обнаружил в доме мать, и даже обрадовался этому. «Хорошо, хоть посижу за компьютером спокойно.»
Зайдя в комнату, он кинул рюкзак на расправленную с утра кровать, лениво стянул с себя свитер и плюхнулся на стул. В Интернете уже был Тадо, но писать ему Рютаро совсем не хотел. Он помнил, как Тадо уходил от темы о его настоящем имени, что жутко бесило Рютаро. Рыжеволосый думал, что это глупости, что Тадо пытается выставить себя сверхчувствительным, трогательным и прочее, что безумно раздражало.
Но тут рядом с «Входящие сообщения» появилась цифра один. Рютаро, скривившись, нажал на неё, и вмиг перед ним возникло довольно длинное сообщение:
«Здравствуй, Рютаро! Мне сегодня удалось уйти раньше, чтобы поговорить с тобой. Пойми, что я просто скрываюсь, не хочу, чтобы люди знали, что такой знаменитый писатель – обычный студент, а уж тем более не хочу, чтобы поклонники начали слежку за мной. Разное бывает, ты знаешь, поэтому я пытаюсь скрываться, причём в жизни я далеко не самый приметный человек.
Тебе я могу сказать своё имя, но только по телефону или в жизни. И да, это намёк. Я хочу встретиться с тобой в жизни, мы общаемся уже месяц, а город в твоём профиле указан тот, где и я живу.»
- Мы живём в одном городе?! – Высказался Рютаро вслух, мигом набирая сообщение.
«Привет, Тадо! Да ладно, ничего страшного, теперь я всё понял. Извини, что так погорячился. Возможно даже, сделал больно, не хотел задеть.
И да, я просто в шоке, что мы живём в одном городе! Это что, правда?!»
Весь день и весь вечер парни провели в Интернете. Лишь один раз они расстались на десять минут – Тадаши ходил готовить поесть.
Рютаро рассказал, каким был его день, особенно пожаловался на то, что музей был закрыт. Оказалось, что Тадаши тоже любит музеи, вот только не настолько сильно, как Рютаро.
«Ничего-ничего! Пообщаешься со мной, полюбишь, как самого себя» - писал Рютаро.
«Как самого себя?» - мысленно усмехнулся Тадаши, прочитав это сообщение. Дело в том, что Хасегава не был обладателем высокой самооценки, хотя адекватно оценивал свои возможности и самого себя в целом. Например, он гордо мог заявить, что он – успешный писатель в своём городе и Интернете, но это никак не указывало на его самооценку. Более того, когда его называли самодовольным, его это обижало.
«Так что, встретимся завтра и пойдём в музей?» - писал Тадаши, отпивая кофе из кружки.
«Да, именно! Тебе точно понравится, музей хороший, плюс там работает мой друг. Его зовут Акира, и мы с ним подружились.»
«Вау, люблю подобные случаи! Будет интересно с ним познакомиться!» - с лёгкой улыбкой писал Тадаши.
Ушли в оффлайн парни не очень поздно, поскольку мама Рютаро вернулась домой и зашла к нему в комнату, начав командовать. Тадаши тоже не стал засиживаться и отправился спать, а вот Аримура знал, что сейчас начнутся разговоры…
- С каких пор ты сидишь в Интернете целыми днями? Ты уроки вообще сделал?
- Сделал, - ответил Рютаро, выключая компьютер.
- Да кому ты врёшь! Вон, рюкзак висит на ручке шкафа не тронутый!
- Тронутый, как раз-таки. Я сделал уроки за разговором со своим другом из сети, а потом сложил всё и повесил его на ручку.
Мать не знала, что ответить. Она никогда не признавала своей вины и не извинялась в сказанном, даже если это было лишнее или без причины. В таких случаях она просто молчала какое-то время, а потом начинала говорить уже на другую тему. Рютаро привык, однако обида всё же была… Неужели так трудно сказать «прости», если ты вправду виноват?
- А что за друг такой? Ты знаешь о том, что это может быть мошенник?
- Мааам, перестань! – протянул Рютаро и посмотрел в глаза матери. – Десять часов уже, мне бы спать, а ты опять ругаешься?
- А ты не слишком ли охамел, матери рот затыкать?!
- Чем я заслужил такое отношение?! – начал было Рютаро, но мать одёрнула его.
- Закрой рот! Сейчас же! Я отключаю Интернет, всё, никаких тебе друзей-мошенников! Быстро спать, завтра чтобы пятёрки были! – и она ушла, хлопнув за собой дверью.
- Что за бред! – воскликнул Рютаро, падая на кровать, а из глаз брызнули слёзы. Он вытер их рукавами большой домашней кофты, мысленно продолжая ругаться с мамой.
Он совершенно не видел любви, заботы и уважения к нему от неё, а ведь этого так не хватало. Простого общения, без упрёков, без строгости… Как Рютаро мечтал о доброй матери, которой она была когда-то, пока отец не покинул их родной дом.
Но Рютаро решил лечь спать, чтобы больше не загружать и без того свинцовую голову плохими мыслями.

* * *
На следующий день после школы Рютаро нёсся на площадь, где они с Тадаши договорились встретиться. Он знал лишь, что Тадо – невысокий худой парень с чёрными волосами, одетый в студенческую школьную форму, и больше ничего. Ни фото, ни имени он не знал, он знал лишь время и место встречи, а поэтому безумно спешил, чтобы не опоздать.
Взглянув на часы, Рютаро в шоке увидел, что уже пять вечера – он опоздал!
- Нет! – простонал парень, ища в списке контактов записанный вчера номер Тадаши. Было так волнительно, ведь сейчас он впервые услышит его голос… голос его любимого писателя, с которым ему так посчастливилось сдружиться.
- Алло? – услышал он после трёх гудков и остановился. Что ответить? Что сказать? Сказать. Голосом…
- А-алло! – быстро выпалил Рютаро, возобновив ход. – Я скоро буду, буквально через пару минут, не уходи!
Тадаши улыбался. Такой сбивчивый от усталости был голос у Рютаро, что чёрноволосый не мог сдержать улыбки. Да и что таить, он был просто рад, наконец, услышать его, потому как он не совсем таким себе его представлял. Но таким он понравился ему даже больше.
- Я не уйду, конечно, подожду, - ответил он спокойно, и Рютаро положил трубку, сорвавшись на бег.
Тадаши стоял в центре какой-то странной тусовки, но всё же старался быть подальше от них. Было очень странно, что в будний день на площади устроили какие-то гуляния, причём в таких масштабах.
Рютаро, подбежав к площади, впал в ступор, увидев перед собой огромное количество людей.
«Где же я найду Тадо?» - промелькнуло в его голове, но он всё равно быстро ринулся вперёд. Он решил не вклиниваться в толпу, а обежать её, высматривая подходящего под описание парня.
Но тут толпа начала какие-то танцы под очень громкую музыку. Рютаро стал выискивать источник музыки, и увидел двух парней, на плечах которых были две огромные колонки, подключённые, кажется, к обычному плееру.
- Ого, технологии, - произнёс Рютаро, удивившись. Но тут он увидел, как из толпы выходит парень, закрывающий руками уши.
Волосы чёрные, телосложение худощавое, одет в студенческую форму…
- Тадо! – воскликнул Рютаро и кинулся к парню.
Подбежав сзади, он схватил его за плечи, но после одёрнул руки к себе, скрестив их на груди. Парень обернулся. Его лицо было обеспокоенным, удивлённым, взгляд ошалелый, но вмиг губы его растянулись в улыбке и парень, уже взял самого Рютаро за плечи, спросил на повышенных тонах, перекрикивая музыку:
- Рютаро?!
- Тадо! – обрадовался Рютаро вновь и кинулся в объятия к парню.
Сколько счастья и тепла в этом объятии… Сердца молодых людей так сильно бились: они, наконец, встретились! Рютаро, наконец, встретил любимого писателя, тайным поклонником которого являлся вполне долгое время, в рассказах которого он находил самого себя…
- Как я рад тебя видеть! – не унимался Рютаро, когда они уже шли по улице в сторону музея.
- Ну, перестань! Я обычный человек, просто писатель и всё.
- Это не просто, дурень! – возмутился Таро. – Ты ведь душу вкладываешь в каждое предложение своих рассказов…
- Ну, ладно, соглашусь, - улыбнулся Тадо, взглянув на возмущённого рыжеволосого.
- А как тебя зовут, скажешь?
Тадо остановился и, опустив на момент голову, произнёс, взглянув в глаза Рютаро:
- Тадаши Хасегава.
- Тадаши, - улыбнулся Рютаро и обнял друга. – Хорошее имя, я так рад, что ты мне его сказал!
- Да, я тоже рад.
- А ты… прости меня ещё раз за то, что я устроил позавчера из-за того, что ты не говорил…
- Это в прошлом, Рю. Не нужно его ворошить.
Рютаро ещё всю дорогу до музея анализировал, какой Тадаши в жизни и нравится ли он ему. Тадо был очень спокойным, рассудительным, эмоции на его лице возникали очень редко, зато в его глазах просто пылал огонь. Это очень нравилось Рютаро, он любил людей, у которых глаза «живые». Когда он смотрел в такие глаза, то вспоминал фразу «глаза – зеркала души» и сразу же делал вывод, что у человека есть душа.
Придя в музей, Рютаро первое, что сделал, это нашёл взглядом Акиру.
- Вон он, Акира Накаяма, экскурсовод в этом музее. Я тебе о нём говорил. – Тадаши кивнул. – Пойдём к нему, - и Рютаро двинулся вперёд, а Тадаши за ним.
- Акира, привет.
- Ооо, Рютаро! – обрадовался мужчина, увидев Аримуру. – Рад тебя видеть. А, кто это?
- Это Тадаши, мой друг.
- Приятно очень, - протянув руку Тадаши, Акира оценивающе окинул взглядом парня перед собой. Было видно по глазам, что он ему приглянулся.
Тадаши это, конечно же, заметил, оттого почувствовал неловкость.
И эта неловкость чувствовалась на протяжении всего общения Рютаро с этим экскурсоводом. Тадаши было нечего говорить, он стоял в сторонке и слушал, рассматривая экспонаты, о которых говорили двое.
Что радовало самого его, так это то, что он не чувствовал себя лишним. Ему было вполне уютно, вот только когда Акира смотрел на него с улыбкой, то тогда, конечно, возникало желание провалиться сквозь землю и посидеть какое-то время хоть в самом аду, лишь бы избежать этого взгляда.
Когда часы перешли рубеж в шесть вечера, парни решили покинуть музей. Акира проводил двоих до самых дверей.
- Что же, Накаяма-сан, спасибо в очередной раз за замечательный разговор! – Рютаро смотрел в глаза Акире и говорил это, с раздражением замечая, как тот, улыбаясь, иногда перескакивал взглядом на его друга.
«Да что ему Тадаши, что ли, понравился?!»
- Всегда пожалуйста, Рютаро. И тебе, Тадаши, спасибо за компанию.
- Пожалуйста, - поклонился Тадаши и развернулся, начав медленно шагать к массивным воротам.
Через какое-то время его нагнал Рютаро, еле сдерживаясь, чтобы не заговорить обо всех этих взглядах и улыбках Накаямы, от которых мороз по коже шёл. А Тадаши тем временем мысленно молил о том, чтобы Рютаро об этом всём не заговорил.
Но они довольно быстро нашли тему для разговора и замечательно провели время за беседой, пока не дошли до метро.
- Ну, спасибо тебе за день. Хорошо так пообщались.
- И тебе спасибо, Тадаши.
Неловкое молчание повисло меж ними. И Рютаро решил его прервать, подавшись вперёд и заключив в объятия стоявшего столбом Тадаши.
Чёрноволосый чувствовал необыкновенную тяжесть в груди, равно как и Рютаро, который, кажется, ревновал. Ему казалось, что он зеленеет от ревности, но поделать с этими мыслями он ничего не мог.
- Ну всё, пока, - взяв Рютаро за плечи, Тадаши аккуратно его отстранил от себя.
- Пока, - развернувшись, Аримура зашагал в сторону дома по улице.
Тадаши, также развернувшись, спустился в подземку.
По пути домой Рютаро думал о чувстве, которое будто вибрирует где-то в грудной клетке. Такое впечатление, что там всё трясётся, иногда сжимаясь, но больше похоже на вибрацию.
Неужели ему понравился Тадаши? Неужели взгляды и улыбка Акиры заставили Рютаро ревновать?
«Да с чего мне вообще об этом обо всём думать?!» - психанул Рютаро и бросился бежать к дому.
Что называется, сорвался. Устал. Не находил себе места и бежал, пытаясь сбежать от собственных же мыслей, пытаясь переключиться после на боль в ногах с боли душевной.
И у него получилось. Он устал так, что, придя домой, сразу же уснул, даже не раздевшись, но явно заплакав всю подушку.

Конец третей главы.
 
KsinnДата: Воскресенье, 23.06.2013, 22:09 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 4
Глава 4.
* * *
Еще один серый будний день не отличался ничем от остальных. Уже какую неделю так продолжается? Сколько дней Рютаро не чувствовал каких-либо изменений? Он не общался толком с Тадаши, по его словам у того сессия, потому реже заходит и отвечает на сообщения. Он также давно не посещал музей и даже не виделся с Акирой, с которым, в принципе, не особо хотелось разговаривать…
Скучающе разглядывая в окне уже тающие сосульки на крыше соседнего здания, Рютаро прослушивая объяснение новой темы по алгебре, задумывался об уже складывающихся отношениях с Тадаши, которые его в последнее время не радовали. Может Тадаши был сильно удивлен такой реакцией Рютаро, тогда, возле метро, потому не смог как-то иначе, кроме как сжатого «Ну, все, пока» ничего больше сказать, как-то иначе ответить. Или же просто не был подготовлен к подобным отношениям к себе, ведь до этого они даже не пожимали друг другу руки… Рютаро начало немного беспокоить это, какой бы мелочью это ни было. Стоял вопрос их дальнейшей дружбы, потому как в последнее время Тадаши был немного холоден к нему. На сообщении отвечал явно с неохотой, рано выходил из сети, когда как раньше мог просиживать до глубокой ночи, а то и до утра.
Морозный ветер на улице, даже за стеклом был будто ощутим. Сорвавшаяся от порыва ветра сосулька с треском и грохотом приземлилась на асфальт, в некоторых местах засыпанным несильным снегом. Рютаро проводил ее взглядом до падения, будто заранее знал ход последующих действий. После чего вздохнул, как-то устало, горестно, поворачиваясь лицом к классу, пытаясь уловить голос преподавателя, чтобы хоть каким-то образом отвлечься от гнетущих мыслей.
«Вот так, как и сосулька, сорвались наши отношения…» - подумал Рютаро, перед тем как встать и пройти к доске, чтобы ответить на вопрос учителя, который он, конечно же, прослушал.

* * *
После школы Рютаро недолго прогуливался по парку. Мрачная погода в городе не угнетала, наоборот, было как-то легко на душе, будто прохладный ветерок проникал ему глубоко в душу, сдувая оттуда печаль с тоской на пару. Такие прогулки помогали собрать все мысли воедино и поднять настроение, несмотря даже на самый низкий бал, схлопотавший за сегодня по алгебре, и о тех неприятностях, которые могут произойти дома за это.
Рютаро спокойно шагал по узкой дорожке в парке, надеясь, что так время хоть как-то будет протекать более активно, а не лениво как оно это обычно делает. Домой совершено не хотелось, а до вечера оставалось еще немного времени, потому остановившись у одной из скамеек, Рютаро присел на нее, запрокинув голову на спинку. В тусклом небе проплывали тучи, серые и гнетущие, Рютаро наблюдал за ними. Они напоминали ему о наступивших днях в его жизни, которые были такими же скучными, нудными. Вздохнув, Рютаро прикрыл глаза.
Где-то послышалось сопение и еле заметное скуление. Прислушавшись, не померещилось ли, Рютаро открыл глаза, и посмотрел в сторону, откуда исходил звук. На тропинке сидела маленькая собака, на вид дворняжка, с каштановым цветом шерсти. Бедняжка, видимо, была бездомной и голодной, потому, пошарив в школьной сумке, Рютаро вытащил из нее контейнер с едой.
Поделившись кусочком своего обеда с бездомной собачкой, Рютаро, жуя рисовые лепешки, думал о том, как хорошо здесь весной. Наверняка расцветающие цветы в этом парке очень красивы, красивее, чем в цветочных магазинах, так как не тронуты людьми. А еще ему в голову забрела мысль о том, что обычно все это время до вечера он просиживал в музее, частенько засыпая на скамейке у экспонатов. Но эту мысль он тут же прогнал, потому что перед глазами сразу же всплывал образ Акиры с хитрой ухмылкой.
Подняв руку, Рютаро взглянул на часы – было уже без десяти шесть. После чего посмотрел на собачку, которая все еще сидела рядом, ожидая, когда Рютаро даст ей еще еды. Нагнувшись, он положил на землю кусочек оставшейся рисовой лепешки, которую она тут же жадно начала есть. Погладив по лохматой шерстке на макушке, Рютаро встал со скамейки и еще раз посмотрел на бродяжку, что подняла на него жалостный взгляд, так и напрашиваясь на еще одну порцию. Но, увы, у него больше ничего с собой не было.
- Прости, но на этом все… - в доказательстве своим словам Рютаро вывернул карманы наружу и пожал плечами. В ответ на что последовало скуление и не менее печальный взгляд, после чего собака развернулась и побрела по тропинке.
Домой Рютаро пришел к половине седьмого. Как и предполагалось, дома его встретили злобные тирады матери и еще одна головная боль.
- Твой учебный день заканчивается в три часа дня! На дополнительные занятия, насколько я знаю, ты не ходишь. И где же ты, на милость, пропадаешь до вечера? Еще телефон дома забыл!
Голос матери отзывался режущей болью в ушах. Хотелось закрыть ладонями уши или заткнуть ей рот, а лучше запереться в комнате, чтобы в ближайшее время не беспокоили. Пройдя по коридору в свою комнату, Рютаро поспешно закрыл за собой дверь, не сказав ни слова, старательно делая вид, что не замечает сердитый взгляд матери и ее причитания насчет его поведения. Внезапная тишина отозвалась легкостью в сознании Рютаро, успокаивая и расслабляя. Но не тут-то было, спустя почти минуту, дверь открылась и в комнату зашла озлобленная мать.
- Как ты смеешь закрывать перед моим носом дверь, а?! Ты почему так поздно приходишь? Ты где так долго пропадаешь?! – Его мать чуть бы не кричала во все горло, продолжая расспрашивать, казалось, что еще немного, и она покраснеет, а потом и вовсе взорвется на мелкие кусочки. Рютаро продолжал усилено делать вид, что не замечает весь этот балаган. Обычно в детстве, когда его родители ругались, он прижимал ладонями уши, сидя в углу комнаты и сильно зажмурив глаза, дабы не видеть и не слышать их, а потом тихо плакал, когда они успокаивались. После ухода отца из семьи, она только и делала, что срывалась на бедном Рютаро по разным пустякам, какими бы они нелепыми не были, а вскоре стала совсем не уравновешенной. Вся была на нервах и стрессах, иногда Рютаро было ее даже жалко. Он понимал, что это все, потому что ей сложно одной воспитывать мальчика, который не возвращается домой пораньше, не слушается ее, запирается у себя в комнате и даже не общается толком со своей матерью. Хотя, как можно общаться с ней, когда она не дает и слова вставить? Но все же, он понимал ее, и каждый раз после ссоры прощал и терпел. Терпел еще с того момента, когда она стала такой. Терпел и продолжал любить, ведь это его мама…
- Отвечай, когда тебя спрашивают!
Лямка школьной сумки со скрипом сжималась в правой руке Рютаро, пока тот ее с силой стискивал. Раздражение подкатывало к горлу, хоть он и пытался сдерживать на лице маску безразличия, пока она выжидающе смотрела на него, стоя перед ним. В ее позе читалось столько раздражения, будто она не родного сына отчитывает, а врага народа, хотя вероятно, Рютаро так только казалось.
- Невоспитанный хам, уверена с наркоманами разгуливаешь всякими! – На этих словах она махнула на него рукой и развернулась к двери. Сорвала все зло, накопившееся после долгого рабочего дня на сына, и успокоилась, успокоив свои нервы. Но вот только сам Рютаро уже явно не выдержал. Он разжал руку, в которой держал сумку, и поднял голову, взглянув впервые за это время на свою мать. Состояние зашкаливало, Рютаро понимал, что на этот раз до конца спокойствие сохранить не получится. Давно надо было что-то начать делать, не ценя силы высказать все то, что накопилась, поставить все точки над «i» в отношениях с матерью…
- Да хватит уже! Неужели ты мне совсем не доверяешь?! Если я пришел поздно, то все: я наркоман, бездельник и мои друзья и того хуже? Хватит! Я устал! Устал! – Собственный голос, казался незнакомым. Рютаро выкрикивал каждое слово, так, чтобы его услышали, расслышали и наконец, поняли.
Остановившись в дверном проеме, его мать повернулась и с удивление посмотрела на Рютаро. Таким его она еще не видела, по крайней мере, точно не могла припомнить. Рютаро стоял посреди комнаты и смотрел ей прямо в глаза. Сейчас, как никогда прежде, она чувствовала свою вину, и даже переменилась в лице. Присев на кровать, она опустила взгляд на пол, и как-то горько вздохнула.
- Прости… я просто переживаю. Сейчас такое время… ты хоть ел сегодня? Как вообще твои дела в школе? Ты мне почти ничего не рассказываешь…
Теперь настало очередь Рютаро удивляться. Он чуть расслабился, но такое переимчивое поведение матери его насторожило. Конечно, ее настроение и до этого быстро менялось, но каждый раз, когда такое происходило, она просто выходила из комнаты, а потом, как ни в чем не бывало, предлагала ужин. Обычно это злило Рютаро, но на этот раз он не чувствовал почти ничего, ни гнева, ни огорчения. Но не сказать, что такой ответ на его порыв как-то облегчил, лишь насторожил и все.
Она подняла голову и посмотрела в глаза Рютаро. В них уже не читалось ни ненависти, ни раздражения, скорее наоборот, она смотрела с такой нежностью и трепетом, что невольно начинаешь понимать, что эта женщина по-настоящему беспокоится. Значит ли это, что все эти крики, ненужные ссоры, лишь признаки заботы? Тогда как под всем этим слоем озлобленности можно прочесть тонкий слой добродушия? В таком случае, Рютаро окончательно запутался в логики своей матери и просто не мог поверить в то, что сейчас видит и чувствует.
Заметив взгляд, так и ждущий его ответа, Рютаро спохватился, но тут же растерялся, отведя взгляд в сторону. От всего того, что на него сейчас навалилось, он не мог подобрать нормальных слов. Стоило бы промолчать, пусть думает, что обиделся, ведь повод как-никак есть. Но Рютаро не был обижен, а обманываться в своих чувствах никогда не имел привычку, и обманывать других тоже, потому просто вздохнул устало, от бессилия и попытался снова посмотреть на мать.
- Все хорошо. Не беспокойся, - голос звучал хрипло, будто першило изнутри. Больше каких-либо слов Рютаро не мог подобрать, да и не нужно было.
- Ну, замечательно… - Его маму такой ответ, видимо, тоже устроил, потому утвердительно кивнув самой себе, она встала с кровати и вышла из комнаты. Рютаро вздохнул с неким облегчением и, пнув школьную сумку куда-то в угол, потрепал себя по волосам, а после улегся на кровать.
- Странная женщина. Странный день.
Закрыв глаза, Рютаро попытался успокоиться и представить себе, что завтрашний день не будет как все предыдущие, серыми и блеклыми, а встретит его солнечными лучами, теплым чаем и карри, а Тадаши будет в сети.
К сожалению, но утро не встретило Рютаро бодрящими лучами солнца и пением птиц, а лишь мрачными, хмурыми тучами, предвещающими дождь.
Настенные часы показывали без десяти семь. Вчера Рютаро лег довольно рано, потому спать уже не хотелось, хотя вставать тоже. Не потому, что было желание немного полежать в тепле одеяла или поспать еще какое-то время до школы. Скорее Рютаро просто не хотел снова видеть свою мать, снова слушать, как она ругает его за то, что тот несобранный с утра и мало ест. Но лежать так и смотреть в потолок тоже было не в радость, потому, собравшись с силами, Рютаро встал и потянулся. Где-то хрустнули суставы, а мышцы как-то сладко потянулись так, будто в удовольствие. Подойдя к двери, Рютаро хотел уже дернуть ручку, но обернулся. Его удивил тот факт, что вчера вечером он отчетливо помнил, что не укрывался никаким одеялом. Неужели кто-то начал проявлять заботу?
Не дойдя до кухни, Рютаро успел уже столкнуться со своей мамой. Это, конечно, было ожидаемо, и сам Рютаро приготовился к новой порции ругательства, но вместо этого она в спешке пробежала мимо него. Немного постояв, Рютаро в непонимании оглянулся, но потом продолжил путь к кухне. В коридоре стоял приятный запах недавно приготовленной еды, такой теплый, от такого запаха во рту уже ощущался вкус, и, кажется, Рютаро даже узнавал его. Зайдя на кухню, он увидел на столе разложенные столовые приборы, на которых виднелась еда, а вкусный аромат заполнял легкие. Но самое приятное было то, что еда была как раз та, что хотел Рютаро. Невольно обрадовшись такому, он прошел к столу и сел за него, тут же пододвигая к себе тарелку с карри. Но кушать почему-то не спешил. Вдруг не ему приготовили? Конечно, он понимал, что в доме больше некому есть карри и кому еще оставлять вот так на тарелке. Но какое-то шестое чувство подсказывало, что стоило бы убедиться.
- Рютаро! - Голос матери, отдалявшийся из прихожей, немного встревожил, но не напугал.
- Если что, завтрак на столе, и поторопись, пожалуйста, тебе скоро в школу, - сказанные слова были настолько спокойными, что Рютаро немного удивился такому, сегодня что-то явно не так…
- Ну, все, я пошла!
Рютаро не знал, стоило ли ответить, поблагодарить, ведь как-никак его мама постаралась на славу, но что-то терзало внутри. Дверь еле слышно захлопнулась. Рютаро прикрыл глаза и вздохнул, после чего недолго думая подскочил с места, подбегая к входной двери. Дернув с силой за ручку, он открыл дверь, наклоняясь механически вперед, чуть бы не падая. Дверь ударилась о стену подъезда, издавая громкий хлоп, отскочившего эхом о стены. Мама стояла на лестничной клетке и с удивлением смотрела на Рютаро. Таким же взглядом Рютаро смотрел на нее, но недолго, не выдержав, он опустил взгляд.
- С-спасибо… - слова прозвучали невнятно, губы Рютаро еле шевелились, а голос дрожал.
Улыбнувшись, его мама кивнула, после чего продолжала спускаться по лестнице. Если бы Рютаро увидел ее улыбку, то наверняка бы очень сильно обрадовался, хотя, это итак не мешало улыбнуться ей в ответ и порадоваться.
Закрыв за собой дверь, он обратно зашел на кухню и сел за стол. Еда чуть остыла и рядом стоявшая кружка с чаем тоже, но Рютаро не стал подогревать в микроволновке, а принялся так уплетать завтрак, замечая, что настроении поднимается вверх, а погода будто меняется. Сегодняшний день предвещает не только дождь, но и много приятных сюрпризов.

* * *
К первой половине дня дождь лил уже как из ведра. Тадаши, сидя в почти полупустой аудитории, тщательно работал над курсовой в ноутбуке. Еще пару студентов так же остались после пар в институте, чтобы, не отвлекаясь ни на что, поработать. В аудитории было очень тихо, никто не переговаривал между собой, лишь быстрое стучание по клавиатуре разбавляло тишину. Тадаши сидел так уже полчаса, но он никак не мог собраться с мыслями и нормально поработать. Он посчитал, что это было из-за того, что он привык заниматься у себя в квартире, потому, собрав вещи, пошел домой, попрощавшись со всеми. Но выйдя из здания, Тадаши чертыхнулся, ибо забыл зонтик дома, но возвращаться в аудитории и дожидаться там, пока закончится дождь, не хотелось. На самом деле его угнетала та атмосфера и тишина, что создавали остальные студенты. Ему нравилась его домашняя обстановка, и работать в ней было куда приятней, чем среди не разговорчивых «зубрилок», кем Тадаши себя не хотел считать, хотя в учебе всегда преуспевал, поэтому Тадаши решил, что деваться некуда и бежать до метро придется под дождем. В принципе терять было нечего, ведь дома никто не будет его упрекать за то, что он забыл зонтик и весь промок. Так что, накинув плащ на голову, он выбежал из под козырька и направился к метро.
В вагоне было тесно и сыро. Такие же промокшие люди толпились с закрытыми в руках зонтиками, по которым вода капала на ноги и разливалась по полу. Тадаши мысленно молился о том, чтобы поскорее вернуться домой, снять с себя мокрую одежду и принять душ, после чего взяться за работу. А еще Тадаши невольно подумал о Рютаро и мысль о том, что они давно не переписывались, заставила его загрустить. После той встречи прошел целый месяц, за который они так нормально и не общались. Хотя Тадаши знал Рютаро очень мало, он все равно сильно к нему привязался. Он не понимал, как такое вышло и почему. Он также не понимал, почему сам не писал Рютаро, а лишь ждал, когда тот решится сам написать. Может, Тадаши стало просто безразлично? Если раньше он торопился домой, чтобы пообщаться с Рютаро, то теперь он потух и живет так, как жил прежде. Конечно, он может и сейчас написать Рютаро, как только тот будет в сети, но почему-то каждый раз, заходя в сеть, он переубеждал себя делать это и просто тратил свое время в Интернете, смотря фильмы или перечитывая свои рассказы. Мысли о своем творчестве заставили передернуться, а где-то глубоко болезненно защемило.
Помимо паузы в общении с Рютаро у Тадаши стоял пробел в его рассказах. За этот месяц к нему не приходило вдохновение. Все, что он писал, выдавливая из пальца, выходило, разумеется, очень плохо, по крайней мере, так считал он. Потому Хасегава за все эти дни ничего нового не написал и не публиковался в журнале. Он надеялся на то, что в ближайшее время к нему придет муза, а читатели не отвернуться. Но больше всего он надеялся, что общение с Рютаро снова возобновится, так что Тадаши пообещал себе, что когда придет домой, обязательно напишет ему.
Попивая горячий чай, Тадаши сидел на футоне, чувствуя, как тепло расплывается по телу, а настроение заметно улучшается, несмотря на то, что ждал около двух часов того, когда же Рютаро появится в сети.
«Может, случилось что…», - подумал Тадаши, но сразу же отогнал эти мысли. Рютаро и до этого редко заходил, но обычно в это время он всегда появлялся. Тадаши часто заходил на страничку Рютаро, просматривал записи, прослушивал аудиозаписи и перечитывал информацию, вдруг тот обновил что-нибудь. И как раз-таки, пересматривая очередной раз информацию, Тадаши заметил, что у Рютаро совсем скоро день рождение, буквально через неделю. Допив быстро чай, Тадаши начал судорожно раздумывать, что же подарить Рютаро и о том, что ему нужно как можно скорее возобновить общение. Потому, открыв окно с их диалогами, он написал сообщение:
«Привет, Рютаро! Как ты поживаешь? Ответь мне, как будешь в сети». Поглядев еще пару минут на строчки в окне, он, недолго думая, поспешно все стер.
- Лучше дождусь его, - грустно произнёс он вслух.
Прошло три часа, но Рютаро так и не появился. За это время Тадаши успел дописать то, что не смог в аудитории, заварить новый чай и выпить четыре чашки. Хасегава успокаивал себя тем, что может мама Рютаро отключила ему Интернет или у него не было времени сегодня на общение. Он взял сотовый телефон и начал листать контакты. Остановившись на Рютаро, Тадаши долго глядел в экран, слабо придерживая пальцем кнопку вызова, и размышлял, как было бы хорошо, если бы он позвонил. Время было уже за полночь и, чувствуя усталость, Тадаши лег спать. Но уснуть не получалось, он думал о Рютаро и подарке, что же могло бы понравится его другу. Он сильно хотел сделать ему приятное, но не знал, что подарить. Вообще, насколько он себя помнит, у него всегда с подобным были затруднения. С другой стороны, Тадаши не был обязан дарить ему что-то, можно было бы обойтись одним поздравлением. Но он так не хотел поступать, даже если с Рютаро они не так давно знакомы. Долгое время он лежал в темноте и смотрел в потолок. Он перебирал возможные варианты, вычеркивал совсем уж плохие и в конечном счете остановился на том, что завтра после учебы заскочит в музей к Акире. Это был единственный знакомый, который хорошо знал Рютаро, а поэтому именно он мог бы подсказать, какой подарок подойдёт больше всего. Наконец, приняв решение, Тадаши как-то уладил все в своей голове и кажется, это очень помогло ему, потому как он смог уснуть.
На следующий день Тадаши чувствовал себя не очень хорошо, похоже он все-таки умудрился простудиться, но это не мешало ему воплотить свои планы и пойти в музей. Благо последние пары отменили по неизвестной ему причине, но это волновало его меньше всего. Подходя к центральному входу музея, Тадаши почему-то начал сомневаться, что сегодня сможет поговорить с Акирой. Какое-то странное чувство появилось, вдруг сегодня его не будет, может он сегодня не работает. Но Тадаши не стал разворачиваться и уходить. Нужно было убедиться как-никак, к тому же можно будет подойти и в другой день, если сегодня не будет Акиры. Но, к счастью Тадаши, Акира был, как раз-таки стоял в холе и разговаривал с кем-то, но увидев приближающегося Тадаши, помахал ему рукой и, что-то сказав на последок человеку, пошел на встречу.
- Здравствуйте, - поздоровавшись первым, Тадаши поклонился.
- Здравствуй, - улыбнулся Акира, - Рютаро сегодня в школе, если ты…
- Я не ищу его, - перебил Тадаши, понимая, что хотел сказать Накаяма. Акира взглянул с удивлением на Тадаши, тем самым спрашивая, для чего именно он пришел. – Я хотел у вас кое-что спросить… у Рютаро скоро день рождение и… не могли бы вы мне помочь с выбором подарка?
Просьба была весьма простой и ничем не обязывающей, но почему-то Тадаши почувствовал себя как-то неловко, вспоминая ту встречу, и как Акира поглядывал на него и даже сейчас, этот взгляд, улыбка…
- Хм-м-м, - задумчиво протянул Акира, почесывая подбородок. - День рождения, говоришь… даже не знаю. Рютаро очень даже интересуется историей, может книги какие? Или… лично меня всегда радовали сиди-диски любимой группы, - ободряюще улыбнулся Акира и взглянул на Тадаши, у которого по выражению лица было видно, что к нему пришла идея.

* * *
 
KsinnДата: Воскресенье, 23.06.2013, 22:10 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Брызги от луж разлетались в разные стороны. Обувь и штанины промокли насквозь, отчего создавали сильный дискомфорт. Рютаро бежал так быстро, как только мог. Утром он решил не брать зонтик, надеясь, что дождь не пойдет или хотя бы не такой сильный. К сожалению, надежды его не оправдались, из-за чего ему теперь приходится молиться, что его матери не будет дома, ведь только сегодня утром у них более-менее наладились отношения. До дома оставался еще одна улица и, дабы сократить дорогу, Рютаро решил срезать через дворик. Он еще так ни разу не делал, так как всегда пытался любым способом удлинить свою дорогу домой. Так что места для него были довольно таки новые: двор был окружен домишками, как загородом, а между двумя самыми высокими расположился книжный магазин. Из любопытства Рютаро решил зайти, да и согреться заодно. Звякнул колокольчик, оповещающий о прибытии посетителя.
- Добро пожаловать, - послышался со стороны женский голос – у прилавка стояла девушка не высокого роста. Рютаро поклонился и прошел дальше к стеллажам с книгами и журналами. Проходя мимо и поглядывая по сторонам, Рютаро искал что-нибудь интересное, вроде комиксов, но остановился у стеллажа с журналами, где увидел знакомый журнал. В нем публиковались каждый месяц рассказы Тадаши, точнее Тадо. И вот, наконец, вышел новый выпуск. Быстро схватив его с полки, Рютаро открыл содержание, пробежался по строчкам и не мог поверить своим глазам: никаких рассказов Тадо не было. Он прошелся по содержанию несколько раз, чтобы убедится, не пропустил ли он чего.
- Вам помочь? – Девушка подошла слишком не заметно и напугала Рютаро, от чего он уронил журнал.
- Нет, спасибо, - подняв журнал, но вручил его в руки продавщице и, поклонившись, направился к выходу. Колокольчики снова звякнули, но на этот раз они оповещали о другом.
Дома никого не было. Рютаро переоделся в сухую одежду и включил компьютер. Он был зол и находился в смятении одновременно. Его переполняли разные эмоции, но это было лишь внутри, снаружи он казался спокойным, лишь одежду нервно снял. Он хотел написать Тадаши, спросить в чем дело, почему нет его рассказов, и почему не пишет, но потом передумал. Рютаро вспомнил, что Тадаши всегда был занят сессией, потому чуть успокоился. Его раздраженность ушла, и поза стала в целом расслабленнее. Откинувшись на спинку стула, Рютаро запрокинул голову назад и уставился в потолок, горько вздохнув. Он был бессилен. В тишине монотонно гудел процессор. Рютаро приподнялся и взглянул на часы в панели задач - было без десяти пять. Он не хотела писать Тадаши и вообще сидеть в Интернете, потому выключил компьютер. Ему хотелось как-то отвлечься, и Рютаро решил, что стоит сходить в музей, пусть даже он столкнется с Акирой или заговорит с ним. Хоть Рютаро и чувствовал к нему какой-то осадок внутри, Акира не был ни в чем виноват, в конце концов, сам Рютаро мог наплести у себя в голове, что Акире понравился Тадаши. Накаяма всегда был дружелюбен и улыбчив каждому.
Сев на велосипед, Рютаро помчался в музей. Его одолевали странные чувства, сомнения, однако он пытался не обращать на это внимание. Стоянку снова поставили у входа в музей, потому он быстро закрепил противоугонку и зашел в музей. Он смотрел себе в ноги и думал, что нужно придумать какое-то оправдание тому, почему он так долго не приходил.
«Скажу, что лежал в больнице», - быстро выдумал Рютаро и поднял взгляд, услышав знакомый смех. Перед ним стоили Акира и Тадаши, весело что-то обсуждая. Тадаши был очень счастлив, видимо шутки Акиры его забавляли. Рютаро хотелось развернуться и уйти, но что-то не позволяло ему, он будто прилип к полу и не мог пошевелиться. В этот же момент Акира, рассказывая очередную шутку, приобнял Тадаши. Большой ком ревности с обидой подкатили к горлу, оцепенение ушло и Рютаро, развернувшись, пошел обратно к выходу.
- Спасибо за совет Акира! Что же, я, наверное, уже пойду.
- Да не за что, давай поторопись с заказом, а то неделя всего осталась! - сказав это, Акира похлопал по плечу Тадаши и направился в сторону арки, напоследок махнув рукой.
Тадаши улыбнулся, он, наконец, успокоился и точно знал, что теперь подарит Рютаро, и тогда они снова смогут хорошо общаться как раньше и ничего мешать им не будет. Выйдя из музея, Тадаши пошел вдоль тропинки к центральному выходу, как вдруг увидел снаружи знакомую фигуру. Он понял, что это Рютаро, нагнувшись, возился с велосипедом. Понимая, что это его шанс поговорить с ним, Тадаши набрал в легкие воздух и позвал его.
- Рютаро-о-о! – выкрикивая имя, он уже быстрым шагом направился к выходу, но заметив, как фигура отъезжает от стоянки, сменил шаг на бег. Его охватывал страх и то, что может быть это последний раз, когда они смогут еще встретится.
- Рютаро, стой! Не уезжай!
Но Аримура продолжал ехать вперед, даже ни разу не оглянувшись. Голос Тадаши ранил, ему не хотелось даже смотреть на него.
Тадаши уже начал думать, что это совсем не Рютаро, но откинул в сторону эту мысль, поскольку это был ни кто иной, как он. Стоя посреди дороги, Тадаши, тяжело дыша, не знал, что делать.
«Может он увидел нас с Акирой… но ведь ничего не было, почему он обиделся?» - недоумевал Тадаши. Он собирался уже догнать его, но понял, что это невозможно. Фигура отдалялась все дальше и дальше, а вскоре и вовсе исчезла из поля зрения. Тадаши решил, что вечером напишет сообщение и пусть Рютаро не зайдет сегодня, ни завтра, ни послезавтра, Тадаши все равно сделает ему подарок и попытается встретиться.
Дождь давно закончился, но только тучи все еще нависали над городом, как и в их отношениях, не давая что-то разглядеть. Но Тадаши хотел надеяться, что вдалеке еще будет просвет и солнце обязательно выглянет.

Конец четвертой главы.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Тайный поклонник (NC-17 - Tadashi/Ryutaro, Akira [Plastic Tree](в процессе))
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz