[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » KUROMORI (NC-21 - MIYA/Hazuki и др. [MUCC,lynch.,D'espairsRay,J и др.])
KUROMORI
NaitouДата: Вторник, 03.11.2015, 16:14 | Сообщение # 1
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 49
Награды: 2
Статус: Offline
Название: KUROMORI
Автор: Naitou
Контактная информация: vk

Фэндом: MUCC, lynch., D'espairsRay, Luna Sea, Merry, 12012
Персонажи, пейринг: MIYA/Hazuki, HIZUMI/Karyu, MIYA/ZERO/TSUKASA, MIYA/HIZUMI, J, Reo, Gara, Wataru
Рейтинг: NC-21
Жанр: слэш, фэнтези, экшн, психология, POV, мифические существа
Предупреждения: BDSM, насилие, изнасилование, групповой секс
Размер: миди
Статус: закончен

Описание: Оказавшись в непростом лесу, Масааки узнает, что мир гораздо больше, чем он полагал. Раскрывает необычные стороны себя и некоторых своих знакомых. Ввязывается в войну против тех, с кем хотел бы стать друзьями, а не наоборот. Но главный его враг – это он сам…

Примечания автора: Ятта! Дописал..
 
NaitouДата: Вторник, 03.11.2015, 16:17 | Сообщение # 2
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 49
Награды: 2
Статус: Offline
I. ACCIPITER

"Это сон! Это не может быть правдой", - думал я, пробираясь сквозь густые лесные заросли. Я уходил все глубже в чащу, стараясь отыскать путь домой. Хруст листвы и мелких палочек ужасно нервировал меня…
Стоило мне только моргнуть, передо мной предстала совершенно иная картина, чем мгновением ранее. Лес жил, он перемещался с невероятной скоростью вот уже прямо на моих глазах. Я прибавил ходу, но почувствовав, как земля уходит из-под ног, и вовсе побежал.
Развивая скорость, я ощущал, как все вокруг двигается, от этого голова шла кругом… У меня совсем не осталось опоры, краски слились... Столкнувшись с чем-то необъятным, как мне показалось, я потерял сознание...
Очнувшись в странном старом деревянном доме, я решил поскорее покинуть его. Я все еще не мог проснуться. И лишь ощутив острую боль в районе виска, понял, что не сплю.
- Лежи, не вставай!
Я повернул голову, чтобы посмотреть, кто же со мной заговорил. Хазуки подошел и сел на кровать. Он смочил бинт и приложил его к моей ране.
- Ты совсем чокнулся бегать по этому лесу ночью? - недовольно спросил он.
Не знаю, что было удивительнее для меня: сам Хазуки или его спокойствие. Дом слегка трясся, так я понял, что все вокруг продолжает вращаться.
- Что происходит? Где мы?
- Выходит, ты даже не в курсе, куда попал? - он достал что-то из аптечки и начал обрабатывать мою рану, - Всех, кто оставался в этом лесу на ночь, следующим утром находили мертвыми.
- А со мной что же? Как я попал сюда?
- Понятия не имею, - он отстраненно пожал плечами, - Я услышал мощный грохот снаружи, и решил проверить. Ты был без сознания на крыльце, я затащил тебя внутрь. Странно, что лес не уничтожил тебя. Как так получилось, что ты оказался здесь?
- Я помню только, как решил прогуляться, подышать свежим воздухом. Не очень хорошо знаю ту рощу, но она представлялась мне совсем небольшой...
- Если ты здесь, на то должна быть причина, - перебив меня, он встал и пошел в направлении стола, - Ты, наверное, голоден? Обсудим все за ужином.
Признаться, я не мог не порадоваться еде. От мысли о ней даже моя боль стихла. Встав на ноги, я неспеша подошел к Хазуки. Он накрывал на стол и не заметил моего присутствия, потому, очевидно, и сдал резко назад, столкнувшись со мной. Я придержал его руками, чтобы он не улетел на пол. Этот парень все же, вероятно, мне жизнь спас. Встретившись с ним взглядом, я заметил, что его глаза имеют необычный желтоватый отблеск. Они были очень яркими, мне хотелось рассмотреть их как следует, и я не заметил, что крепко сжал Хазуки, пока тот не начал вырываться.
- Спасибо, но, может, ты меня уже отпустишь? - недовольно прорычал он.
- Прости, - я тут же ослабил хватку, - Почему твои глаза такого необычного цвета?
- Давай-ка по порядку. Садись и наберись терпения.
Я выполнил указания, наблюдая за тем, как он продолжил свое дело. Суетливо носясь туда-сюда, он покрывал стол японскими блюдами из рыбы. Выглядели они ужасно аппетитно, у меня едва слюнки не потекли.
- У нас праздник? - шутливо поинтересовался я.
- Не каждый день лидер MUCC заходит ко мне в гости.
- Пытаешься предстать передо мной в лучшем свете? - не получив ответа, я продолжил, - Значит, это твой дом?
- Да, в этом лесу мне больше негде спрятаться, - закончив приготовления, Хазуки сел напротив меня и налил нам саке, - Мои глаза такого цвета, потому что я не обычный человек. Йокай из рода ястребов. Я покажу тебе, если обещаешь, не испугаться.
Я кивнул, решив, что он несет какую-то несусветицу. Тогда Хазуки внезапно покрылся легкой дымкой, и через мгновение предстал передо мной совсем иным. Он бессомненно выглядел, как птица в тот момент. Его глаза окончательно пожелтели, оставаясь темными лишь в зрачке и по кромке радужки. Они несколько сузились, приобретя охотничий прищур. Взгляд стал хищным, диким, нечеловеческим. Его нос вытянулся и заострился как птичий клюв. Верхняя часть головы этого существа была покрыта роскошными черно-серыми перьями, а снизу продолжали расти человеческие волосы. Пряди лишь стали заметно длиннее. Они вились по широким плечам, по спине, на которой я заметил мощные крылья. Руки так же слегка покрылись оперением, а ногти стали цепкими птичьими когтями...
Я ведь не поверил ему, потому сидел изумленный напротив и ни слова не мог вымолвить. Хазуки внезапно стал таким странным и неописуемо прекрасным существом. Мои чувства были противоречивы, но таким он явно интересовал меня больше.
- Скажешь что-нибудь? - огорченно спросил он, заметив мое смятение.
- Это невероятно.
- Тем не менее, я прямо перед тобой. А если ты попал в этот мир, значит, тоже не простой человек, - приняв прежний облик, он произнес «Канпай!» и выпил свою порцию саке...
- Я не человек? - переспросив, я так же осушил свою чашку и принялся поглощать манившие меня яства.
- Именно! Остается лишь надеяться, что ты из числа друзей, а не врагов.
- Что ты имеешь в виду?
- Испокон веков этот лес принадлежал нашему роду йокаев. Был домом, куда даже отшельники, вроде нас, всегда могли вернуться. Но буквально пару столетий назад один из темно-эльфийских принцев решил присвоить себе эти земли. С тех пор, началась война. Темные эльфы очень сильны. Благо, наши собратья из других птичьих родов помогают нам в этой схватке...
- Испокон веков? Значит, ты был тут, когда все началось? – вопросы один за другим захламляли мое сознание. Я пытался ничего не упустить, считая важным все, что Хазуки говорил, - Как же ты сам попал сюда?
- Правильней будет спросить, как я попал туда… Для меня до сих пор остается загадкой существование того мира. Говорят, что туда ссылают только самых непримиримых отшельников. Этот лес лишь маленький закуток пространства. Есть множество других мест, куда так же сложно попасть. Но, побывав там однажды, ты открываешь для себя дверь. И в следующий раз возвращаешься протоптанной тропой… - внезапно, он прервался, поняв, что отошел от темы, - Ты прав, я был тут, когда все началось.
- Ты хорошо сохранился, - моя шутка была лишь необходимой паузой, позволявшей подобрать все растерянные мысли.
- Очень давно я стал йокаем, духом, способным принимать облик человека. Время надо мной не властно. Впрочем, над темными тоже, хоть они и не духи.
- Значит, я тоже йокай?
- Думаю, да... Темные не ходят в чащу леса и союзников они призывают только в замок. Но ты здесь. Скорее всего, кто-то из наших новобранцев налажал с вызовом.
- И как же мы узнаем, кто я?
- Не торопись. До утра нам дорога в лес закрыта. Так что давай выпьем за встречу! - он, с присущей ему нелепостью, ухмыльнулся и поднял тост...
Полночи мы провели за столом, выпивали, дурачились. Я слушал его истории об этом месте, о том, каким можно было его увидеть в былые времена. О местных обитателях он так же рассказал мне. Рассказал, о наших общих знакомых, которые помогают ему в этой войне. Всех тайн он, конечно, раскрывать не стал, ведь оставалась еще вероятность того, что я и не друг ему вовсе.
Может быть, это алкоголь сплотил нас, но после той ночи я стал гораздо лучше относиться к этому неоправданно-самодовольному болвану. Теперь его надменность и глупость порядком умиляли меня. И я проникся к нему симпатией...

Наутро у меня ужасно трещала голова. В доме у Хазуки была всего одна кровать, потому, мы оба плюхнулись на нее после третьей бутылки саке без каких-либо моральных терзаний…
Когда я проснулся, рука вокалиста lynch. удобно расположилось на моем оголенном торсе. Если моя футболка просто задралась во время сна, то футболка хозяина дома и вовсе валялась рядом с ним. И я не мог винить его за это, под утро стало действительно невыносимо жарко. Стоило мне лишь подумать: "Такая духота. Наверно, гроза будет", - как с улицы послышались сильные раскаты грома. От них-то Хазуки и проснулся. Он провел ладонью по моему животу со словами: "Какой сладкий сон".
- Доброе утро! - мои слова привели его в чувства, и он тут же оторвал руку.
- А? Это не сон, - почему-то пробубнил он себе под нос и резко закрыл рот ладонью, - То есть, доброе утро.
Тут гром вновь разлился по всей округе.
- Черт! - Хазуки вскочил и выглянул в окно, - Только не это!
- Что не так? Это всего лишь обычная гроза...
- Ты не понимаешь, в этих местах грозы смертельно опасны. Нас смоет еще до того, как мы доберемся до лагеря. Похоже, тебе придется провести еще день заточения в этом доме, - он раздосадовано сел на кровать...
- Ничего, думаю, я как-нибудь это переживу, - я улыбнулся, пытаясь поддержать его. Не знаю, почему, но для меня было невыносимо видеть его печальным. С другой стороны, грусть придавала ему искренности, которой я не различал в нем прежде. Сев ближе, я приобнял его в попытке отвлечь от дождя, обрушившегося с небес в ту секунду. Хазуки вздохнул и откинул голову, положив ее на мое плечо. Это несколько напрягло меня. Пусть этот парень был не особо привлекателен, но его странный шарм вполне мог послужить причиной моему возбуждению...
Дав ему пару минут, я встал с кровати и, потягиваясь, развел руки.
- Ты вчера сделал для меня замечательный ужин, позволь мне сегодня взбодрить тебя завтраком, - осмотревшись по сторонам, я в замешательстве добавил, - А как ты обычно умываешься?
- Умываюсь? - переспросил Хазуки, затем усмехнулся, - Ааа, ну, выйди на улицу, умойся.
- Издеваешься?
- Нет, на крыше стоят накопители для дождевой воды, так что, это то же самое. Не хочу, чтобы ты затопил весь дом, лучше выйди на улицу, - он улыбнулся, чтобы приглушить мое негодование.
- Ладно, только ты пойдешь со мной...
- Не, я боюсь оперение замочить, - он демонстративно взял книгу с полки.
- А если меня там смоет? - я грозно притопнул.
- Ну и ладно!
Хазуки ехидно улыбался, явно пытаясь спровоцировать меня на игру своей наглостью. Тогда я подхватил его на руки, как невесту, и торжественно вынес на улицу, пнув дверь ногой. Уже там он вырвался, встал на землю и отошел от меня. Дождь начался не так давно, потому, не смотря на свою невиданную мощь, не успел затопить весь лес. Нас окружали довольно глубокие, но еще не смертельные лужи.
Хазуки злился и смеялся одновременно. Чтобы отомстить, он подпрыгнул и обрушился прямо в лужу, окатив меня водой сверху донизу. Я грозно посмотрел на него, отчего он пустился наутек, весело заливаясь смехом, как десятилетний мальчишка. Я пустился вдогонку и очень быстро настиг цель, бросившись на него регбийным прыжком. Сбив Хазуки с ног, я завалился на него сверху и начал обмазывать грязью. Он пытался говорить что-то, от чего грязь попала даже ему в рот. Он стал отплевываться, что дико повеселило меня.
- Кончай ржать, а то сейчас тоже грязи наешься...
- Не дорос еще, чтобы угрожать мне.
- Отлично подколол сам себя.
Пораженный такой наглостью, я начал яростно щекотать его, заставляя поплатиться. Я не особо старался разобрать его слова, но, кажется, он умолял меня перестать. Меня ничто не могло остановить, так я считал. Но радикальные методы Хазуки все же справились с этой неразрешимой задачей... Внезапно, я почувствовал, как он крепко схватил меня в паховой области. Понимая, что это всего лишь попытка освободиться, я не смог сдержать своего возбуждения. Я обездвижено завис над вокалистом lynch., смотря прямо в его удивительные глаза. Я хотел, чтобы он почувствовал меня, и вскоре это случилось. Его глаза заметно округлились, а я, пользуясь моментом, беспринципно слил наши губы в поцелуе...
Мое преимущество в силе не позволяло Хазуки даже шевельнуть, не то, чтобы оторвать меня от себя. Но каким-то сказочным образом, он сконцентрировался и мощно оттолкнул меня.
- Я думал, это ребячество! - он налетел на меня, повалив на землю. В растерянности, я не предпринимал никаких действий.
- Прости? - я не чувствовал себя виноватым, вернее, винил во всем этого провокатора...
- Как ты можешь делать такое?
- Ты начал эти игры, не строй теперь из себя недотрогу. Тут никого нет, кроме нас, - всем своим видом я демонстрировал превосходство и уверенность, даже будучи придавленным к земле.
В любой момент я мог сбросить его с себя, и сделать с ним все, что пожелаю. Но ведь я был его должником, и не мог поступиться честью, потому мужественно вынес удар. И ни чуть не пожалел, ведь наши языки вновь сплетались в страстном поцелуе... Хоть кто-нибудь мог понять логику этого мужчины?
Вскоре он встал с меня и с важным видом заявил:
- Здесь становится опасно!
Вода уже наполовину закрывала мою щеку... Я почувствовал, как земля размягчилась, начав погружаться в нее...
Через пять минут, Хазуки уже заваривал нам горячий чай.
- Тебе необходимо высушить одежду. Не хватало еще, чтобы ты заболел, - он разлил заварку по кружкам, поставил чайник и стянул с себя мокрые джинсы, - Раздевайся! Чего смотришь?
У меня появилось параноидальное ощущение того, что он испытывает меня. Между нами явно что-то происходило. Я притянул его за мокрую резинку брифов и спросил голосом обольстителя:
- А не хочешь согреться более приятным способом?
- Ты что, совсем ненормальный? - мощно ударив меня по руке, Хазуки тут же скрылся с моих глаз. В доме была лишь одна комната и что-то вроде кладовой. Там, очевидно, и располагался самодельный водопровод. Туда же сиганул от меня нерадивый соблазнитель.
Не став медлить, я пошел следом, сдирая по пути свою одежду, словно вторую кожу. Я без стука вошел к нему и, сам не ожидая того, застал полностью обнаженным.
- Какого черта? Хватит преследовать меня! - прикрыться ему было нечем. Он попытался защититься, просто толкнув меня. Я, конечно же, даже не шелохнулся.
- Вот моя мокрая одежда, - я протянул ему ком ткани, с которого вода ручьем текла, - Это тоже снять? - развратно спросил я, похлопывая резинкой боксеров, которые все еще были на мне.
- Снимай! - он взял вещи и с лицемерным недовольством вздохнул. Затем, беспристрастно отвернулся, пытаясь скрыть от меня румянец смущения, которым налились его щеки.
Полностью оголившись, я подошел к нему вплотную, припав сзади, взял его ладонь и положил в нее свое нижнее белье. Я был так близко, что он больше не мог оставаться равнодушным. Наши тела были полностью прижаты друг к другу.
- Ты слишком торопишься, - напряженно выдохнул Хазуки.
- Но зачем медлить, когда и так все ясно? - я начал целовать его шею и плечи, от чего вокалист lynch. выронил все, что было у него в руках.
- Тебе, похоже, ничего не ясно, - он пытался удержать мои руки, плавно скользящие по влажным животу и груди.
- Что же тебе так мешает?
- Я не могу говорить такие вещи вслух...
- Вижу, как ты тянешься ко мне, и не могу остановиться, раз нет веских причин, - я уже щупал его соски... Все это время мой член нагло терся о его попку, он достаточно затвердел к тому моменту, как и у моего обаятельного спасителя. Хазуки начал тяжело дышать, он уже не способен был прикидываться, что ему не нравятся мои прикосновения...
- Я ни разу не был снизу, - прорычал он сквозь зубы.
- Что ж ты сразу не сказал? - я повернул его к себе, пересекая наши взгляды, - Я буду очень нежен.
Я улыбнулся, потому что знал, какого ответа ожидает Хазуки, и что мой его не устроит. Но даже очаровательная улыбка не спасла меня, я тут же получил под дых.
- Думаешь, можешь вот так просто появиться из неоткуда и трахнуть меня?
- Нет, - я взял его щеку в свою ладонь, - Ты ведь тоже чувствуешь это притяжение. Не сопротивляйся ему.
Мои слова были не очень убедительны, но для вокалиста lynch. этого оказалось достаточно. Он тепло обнял меня. Дав ему немного времени, я вновь взял его на руки, отнеся в этот раз на кровать.
- Ни о чем не волнуйся, - ласково шепнул я Хазуки, повиснув над ним.
Он не мог усмирить свой пыл, и от того выглядел еще более сексуально, чем во время нашего первого поцелуя. Потому я и завязал еще один. Решил, что для абсолютной неотразимости, краски не достает лишь его губам. Он еще немного брыкался подо мной. Но в один момент я заметил, что мистер невинность начал отвечать мне, поглаживая и царапая мою спину...
Я вынужден был терпеть его грубость и оставаться мягким при этом. Любое мое неверное движение, и он никогда бы не отдался мне по доброй воле.
Как бы хорош я не был, ему этого не хватало. Схлопотав очередную порцию оплеух, я все же проник в него своими пальцами... Долго возился с подготовкой и предварительными ласками, ведь это был его первый раз, а я не был уверен в том, что хочу сделать его последним для себя...
Я овладел им плавно и нежно, но довольно ощутимо. Вскоре, меня стало, наконец, достаточно для него, и мы оба растворились в удовольствиях... Хазуки, не смотря на все свое внутреннее отрицание, оказался пылким любовником... Но, по вине неопытности, довольно быстро кончил... Тем не менее, я видел, что он может выдержать большее и продолжал...
С каждым движением, я чувствовал, что становлюсь откровеннее, будто наслаждения взывали к моему естеству. Я тогда не понимал, что именно в этом настораживало меня, и совсем не желал останавливаться... Увидев, что Хазуки вновь близится к экстазу, я доверился инстинктам и пустился вдогонку... Мое тело переполнилось напряжением и страстью и, вслед за йокаем, я высвободил их. Притом я ощутил, резкий прилив сил, ярости и некого могущества... Что-то во мне изменилось и физически...
Внезапно, вокалист lynch. вытолкнул меня из себя с небывалой ненавистью. В его взгляде ярко были выражены страх, сожаление и отвращение. Я никак не мог понять, чем заслужил их...
- Как такое вообще возможно?! - от его крика мне захотелось громить все вокруг...
- Что не так?!
- Ты темный... - он горько выдохнул и тут же завернулся в одеяло...
- Стой! - мне не хотелось верить тому, что придется враждовать с парнем, в которого, как мне показалось, я так быстро влюбился...- Но ведь мне не обязательно быть на их стороне!
Все, что меня не устраивало, вызывало агрессию, которой прежде я не позволял вырваться. Я терял контроль, понимая, что дело в моей второй сущности...
- Посмотри на себя, - он отвернулся к стене...
В доме, помимо прочего, недалеко от кровати висело огромное зеркало... Я подошел к нему и увидел лишь мрак, которым было наполнено мое естество. Окутанный темной дымкой, я напоминал героя компьютерной игры. Глаза мои стали черными, кожа - серой... Какие-то устрашающие узоры местами покрывали ее, словно татуировки... Я еще не мог понять своей сути, но уже не имел сил сопротивляться сладко манящей меня несокрушимости...
- Как мне стать прежним? - прошептал я, собрав в кулак все имеющееся самообладание.
- Расслабься...
- Я не могу...
- Я знаю, что темные не могут не подчиняться своей природе. Но ничем не могу тебе помочь. Прости...
- Ты можешь... - я подошел и направил свой пронзительный взор прямо на него...
- Ты красивый, - он провел ладонью по рисункам на животе...
Я ничего не говорил, и не двигался, сохраняя нейтралитет, чтобы не спровоцировать себя. А Хазуки продолжал восхищенно гладить мое тело, будто он прежде никогда не видел темного эльфа так близко...
- Только, если пообещаешь, что уйдешь сразу после этого...
- Обещаю...
- Хоть душ прими...
Не став спорить, я мысленно согласился, и тут же, сам не понимаю как, оказался в кладовой... Это было что-то вроде телепортации. Разбираться я не стал и сделал то, зачем пришел...
Вскоре, я вернулся к Хазуки тем же способом, что и уходил. Его это почему-то совсем не удивило.
- Не делай так, если не хочешь напороться на какое-нибудь столетнее дерево в этом лесу, - сказал он, усаживая меня на кровать...
- Тебя привлекают темные? - дерзко спросил я.
- Вы неуправляемы. Я никогда не свяжу свою жизнь с кем-то, вроде тебя.
Он сел на корточки перед кроватью, начав гладить и целовать мое обесцвеченное тело... Его пальцы очень умело обращались с моим членом... Вскоре, я вновь был возбужден... Тогда он накрыл мою разгоряченную плоть своими мягкими, как шелк, губами...
Это действительно снимало напряжение... Его ласки, полные тепла и нежности, вернули мне прежний облик... И вот, уже будучи собой, я мог замечать мелочи, делавшие весь этот процесс еще более умопомрачительным... Например: румянец на щеках Хазуки, его сосредоточенность, аккуратные движения его губ и языка... Засмотревшись, я не заметил, как подошел к финишной прямой... Он успел оторваться от меня в нужный момент, но не успел до конца увернуться, и его лицо покрылось маленькими прозрачно-белыми капельками...
Я мягко коснулся его губ своими, после чего встал и пошел за вещами... Дождь, наконец, утих, но и солнце уже двигалось в сторону горизонта...
- Я дам тебе сухую одежду... - Хазуки достал вещи, которые почти подошли мне по размеру, - Только прошу тебя, двигайся быстро и осторожно. Твое нутро подскажет, где эльфийский замок.
Закончив одеваться, я со всей своей японской сдержанностью поблагодарил его и отправился в путь...
Мой новый навык позволил мне перемещаться с невероятной скоростью... Я телепортировался настолько далеко, насколько мог видеть... Пытаясь сосредоточиться, словно влюбленная девочка перед экзаменом, я все же не мог отвлечь себя от мыслей о Хазуки. Его слова о том, что он никогда не свяжет жизнь с кем-то вроде меня, ранили. Но в то же время, я пытался убедить себя, что умудрился получить желаемое, ничем не обременившись. Я не знал, какой части себя мне следует доверять и был полон сомнений...
Лес, как и я, начинал двигаться все быстрее... Хоть выбранный мною путь и был верным, мне все же пришлось поблуждать... Тем не менее, я успел настичь замок до того, как последний лучик солнца скрылся за горизонтом...
 
NaitouДата: Вторник, 03.11.2015, 16:18 | Сообщение # 3
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 49
Награды: 2
Статус: Offline
II. PROFUNDUM

Величественные ворота, грозно оберегавшие эльфийский замок, встретили меня на закате. Когда они открылись, я был взят под стражу мрачными существами, облаченными в черные доспехи невероятной красоты. Их лица частично были скрыты изящными шлемами вытянутой формы. Сами стражники казались весьма утонченным, несмотря на свою очевидную стойкость...
Ни о чем не спросив, меня доставили прямиком в зал заседаний. Когда я шел по бесконечным коридорам, в моей голове всплывали видения, связанные с этим местом. Я начал четко осознавать, что бывал тут прежде...
Он стоял спиной ко мне: высокий мужчина, облаченный в роскошный длинный плащ. В его робкой неподвижности я мог прочесть некое необъяснимое волнение. Глубоко вздохнув, он медленно повернулся ко мне. Оносэ Джун... Он и был тем самым темно-эльфийским принцем, о котором говорил Хазуки. Круг моих знакомых в этих местах расширялся...
Меня уже мало что могло удивить, потому я и решил дождаться его слов, прежде чем перейти к приветствию. Но внезапно он склонил свою голову, ставя меня в тупик.
- С возвращением домой, Ваше величество.
- Оносэ-сан, что ты имеешь в виду?
- Именно так, Масааки-кун, ты истинный наследник этого замка. Так написано в свитках. Я всего лишь принц дружественного клана, оберегавший твои владения от вражеских набегов.
Образовалась пауза, я пытался переварить информацию. Как бы я не старался быть спокойным, все равно злился, думая о Хазуки, понимая, что при таких условиях, мне точно не стоит ждать взаимности от него...
- Прости за ошибку с твоим призывом. Я рад, что ты добрался до нас невредимым, - Джун прервал мои раздумья.
- Я многое узнал по пути. Почему мы воюем с теми, с кем весьма дружны в ином мире? - я выглядел растерянным ребенком, так и нарываясь на наставления и нравоучения.
- Все, что происходит здесь гораздо важнее, ты должен это понимать, - его глаза окрасились черным, но он не был сто ль же глубоким, как в моих.
- Почему? И почему ты так просто относишься к тому, что происходит там, без тебя?
- Там время протекает по другому руслу. То, что здесь месяц, там - меньше суток, - он подошел ближе и положил руку на мое плечо, - Чем ты так взволнован?
- Не понимаю, зачем эта бессмысленная война. Зачем мы пытаемся отнять у них дом?
- У нас нет четкой цели. Мы делаем это, потому что можем. Пусть в том и нет необходимости, - он склонил ко мне свою голову, пронизывающе посмотрев, - Это ведь твой лес. Он был таковым еще до того, как его заселили эти жалкие духи...
- Тогда почему меня не было, когда они пришли?
- Ты странствовал, - Джун нахмурился и отошел, - Удивительно, что ты ничего не помнишь.
- Да уж, - я горько вздохнул, - А что, если мне больше не нужен этот лес?
- Это давно уже превратилось в обычное развлечение. Мы бы могли уничтожить их всех еще век назад. Но разве так было бы интересно? - он надменно усмехнулся, - Тебе необходимо отдохнуть. Твои покои готовы. Завтра все станет яснее...
Не став возражать, я попросил Джуна проводить меня. По пути среди прочих слов я услышал от него:
- Думаю, память твоя будет возвращаться постепенно. Возможно, ты, сам не поняв того, вспомнишь нечто важное. Прошу тебя сообщать мне обо всех своих воспоминаниях.
- Оясуми насай, Оносэ-сан, - войдя в комнату, я повернулся к нему, - Я буду рассказывать тебе обо всем.
Тем не менее, я не упомянул о том, что все в замке казалось мне знакомым. Я не мог освободить свои мысли от Хазуки и не был способен разгадывать загадки древней архитектуры в такой момент.
В комнате было то, что привлекло мое внимание - огромная двуспальная кровать со стальным каркасом, упирающимся в потолок. Красное шелковое белье бросалось в глаза, я решил осмотреться. Мрачное, жестокое, экстравагантное место для извращенных пыток - вот, что я увидел...
Самое худшее, что мне было комфортно в этих стенах...
Той ночью я не стал снимать одежду Хазуки, переживая, что кто-нибудь из придворных вздумает постирать ее и заберет, пока я сплю.
Завернувшись в одеяло, я сомкнул глаза, надеясь, что проснусь у себя дома в Токио...

На следующий день я нашел в своих покоях новую одежду. Это было нечто, напоминавшее китайское платье. Оно казалось очень дорогим на вид, к тому же было довольно тяжелым, словно драконы на нем были вышиты стальными нитями.
- Это платина, - заметил Джун, будто знавший, о чем я думал, - Это твое любимое облачение, насколько я знаю.
Его внезапное появление несколько смутило меня, и я ничего не смог вымолвить, кроме сухого "Охайо".
- Я зашел спросить, когда ты будешь готов к завтраку.
- Дай мне 15 минут, - словно не замечая его, я повесил платье и проследовал в умывальню.
Вскоре я уже сидел за обедненным столом в одежде, заготовленной для меня утром. Не забывая про манеры, я торопливо приступил к кушанью.
- Куда так торопишься? - усмехнувшись, с теплом в голосе спросил Джун.
- Ты не возражаешь, если осмотрю замок сейчас? Во мне преобладает чувство ностальгии. Будто я истосковался по этим стенам.
- Конечно. Когда устанешь бродить по залам, присоединяйся к тренировке. Покажу тебе, на что ты способен.
Я кивнул и, прихватив с собой пару вкуснецких плюшек, отправился в свое маленькое путешествие. Я не знал, что хочу найти, но меня неумолимо влекло в восточное крыло. На самом деле, я не найти пытался, а спрятать. Спрятать вещи Хазуки...
Там было множество комнат, некоторые из них заселяли наши собратья. И вот, после нескольких несанкционированных вторжений на чужую территорию, я принял решение искать особенный зал. Но, дойдя до конца коридора, потерял надежду его найти.
Я решил спуститься во двор по лестнице, потому что порядком притомился от бесплодных поисков, но лестница завела меня в тупик. Внезапно, у меня появился необъяснимый интерес к старой каменной стене, что встала на моем пути. Я подошел, чтобы постучать по ней, но едва лишь коснулся, увидел, что она скрывает за собой. Воспоминание или видение? Я не понимал. Я просто переместился внутрь.
Это оказалась библиотека. Множество древних писаний захламляли ее пыльные полки. Высота потолка была метров 10. В некотором смысле это место напоминало храм. Здесь явно давно не было движений. Все казалось таким умиротворенным. Замученный диким интересом, я стал раскрывать книги одну за другой, пока не наткнулся на исторический раздел.
- Я могу узнать, что произошло! - воодушевленно воскликнул я.
К моему великому удивлению, первая же книга заключила в себе мой портрет, а вернее, портрет моей эльфийской сущности. Я решил, что летописец продолжал свою работу до тех пор, пока я не ушел. Моим загадкам должен был придти конец. Оставалась одна проблема: я не мог прочесть тексты, составленные на древне-эльфийском языке.
Я прихватил книгу и телепортировался в свои покои. Там заменил лежавшую под моей кроватью одежду на только что найденный раритет. После я вернулся в библиотеку и начал искать тайное место для своего сокровища.
Спустя время, я заметил книгу, на торце которой был логотип MUCC. Удивленный, я потянулся, чтобы достать ее с верхней полки. Но только лишь выдвинул чуть-чуть, как услышал грохот где-то позади. Обернувшись, увидел, что открыл скрытую дверь. Я попытался вытащить книгу, но мне не удалось, это был всего лишь ключ, оставленный мною на самом видном месте...
Не став медлить, я осторожно прошел в тайную комнату. Она тут же наполнилась светом, а моя голова картинками из прошлого. Это было мое логово. Я не понимал, зачем мне необходимо было его скрывать, ведь ничего особенного из себя оно не представляло. Небольшая кушетка, письменный стол, стул и шкаф, - это все, что было там из мебели. Оно кардинально отличалось от спальни наверху. И больше походило на дом Хазуки в лесу. Почти весь пол был заставлен свитками и фолиантами. И лишь к шкафу вела узенькая тропка. Пройдя по ней, я распахнул дверцу. Но, к моему большому разочарованию, ничего, кроме оружия и каких-то скляночек, я там не нашел. Тем не менее, там я и захоронил вещи Хазу...
Закрыв свою сокровищницу, я направился прямиком на тренировку к Джуну...
На улице ярко светило солнце. Этот день отличался от предыдущих, проведенных в лесу. Он был светлым и солнечным, потому тренировавшимся в черных облачениях парням было очень жарко. Я подоспел как раз к тому моменту, когда они начали снимать свои доспехи, чтобы не свариться. Это был отличный шанс, наконец, увидеть их лица. Все были красивы, словно черные лебеди. И я, конечно же, не мог не узнать Зеро.
- Добрый день! - неслышно приблизившись, шепнул ему на ушко.
- Ааа, Масааки-сан, - он крепко обнял меня, - Или лучше, Ваше Величество, - он начал кривляться, изображая придворного слугу.
- Да прекрати ты! - отмахнулся я.
Неожиданно, к нам подбежали трое и тоже начали обнимать меня. Я пытался разглядеть их, но в суматохе ничего не выходило.
- Не узнаешь меня? - выкрикнул Хизуми.
- А меня? - набросился на меня Карю.
- Тсукаса ооджи-сан тоже с вами? - решил пошутить я.
- Да, Масааки ооджи-сан, я тут, - ответил самый сдержанный парень.
- В полном составе, - я вздернул брови, - А мои тоже здесь?
- Нет, - Зеро взял слово на себя, - Я знаю много темных по другому миру, они из разных кланов. Но твои парни светлые.
- То есть обычные, - перебил его Карю, - Просто эльфы.
- Лишь двое. Третий что-то вроде приспешника смерти, - подметил Тсукаса.
- В любом случае, мы не знаем обо всех их сущностях, - возразил Хизуми.
- Что значит, обо всех?
- Ну, например, Юске-сан, я слышал, кроме эльфийского имеет так же небесное начало, - уточнил вокалист.
- Да, он довольно силен, - подтвердил Зеро.
- Хотел бы и я быть кем-то, кроме темного, - отрешенно произнес я.
- Кто знает, может, так и есть, - подмигнул басист.
Мы проболтали несколько минут, пока не пришел Джун. Он попросил нас занять свои места и приступить к тренировке. Уделив значительное внимание, Оносэ многому меня научил...
Мы лишь пару раз прерывались на еду, посвятив остальное время самосовершенствованию. В замке таилась странная энергия, делавшая меня неутомимым. Но побочным эффектом тому была возбужденность, пробуждавшая ту самую несокрушимую ярость...

За завтраком следующего утра я спросил у Джуна, знает ли он древне-эльфийскийский.
- Конечно. Ты тоже знаешь его, - убежденно кивнул он, - Хотел почитать что-то?
- Ничего особенного. Пол замка исписано им.
- Ах, это! Заклинания. Для защиты в основном.
- Темная магия? - я удивился, замерев от своих мыслей.
- Обычные заклинания. В библиотеке тоже нет ничего, кроме них и предсказаний. Идем, я покажу тебе.
Проследовав за Джуном, я оказался в западном крыле, где не бывал прежде. Оно отличалось от восточного тем, что в нем чувствовалась оживленность. Оносэ объяснил, что ему не понять моей привязанности к другой части замка, ибо она уязвима. Даже рассказал древнюю легенду о духе, обитавшем там...
Все это время, я молчал, не зная, когда же следует поделиться с ним своей находкой. Вскоре мы оказались в библиотеке. Честно говоря, она больше походила на рабочий кабинет. Небольшая светлая комната с большими окнами и письменным столом. Там было очень мало книг, в основном свитки. Джун взял один из них и прочел вслух.
- Теперь ты тоже можешь их читать, - он улыбнулся, - Жаль, заклинание полного восстановления памяти было утеряно.
- Вчера вовремя прогулки я наткнулся на другую библиотеку, - в благодарность поведал я, - Ты ведь знаешь о ней?
- Нет, - усмехнулся он, - Я не так хорошо знаю твой замок. Ты покажешь мне? Возможно, я смогу найти там нужный свиток.
- Конечно.
Взяв Оносэ за руку, я пронес сквозь пространство нас обоих. Я не знал, получится ли у меня, прежде, чем сделал так. Потому радуясь, что мы оба остались живы, не сразу заметил, что Джун буквально вырвал свою руку обратно.
- Что-то не так? – напряженно спросил я.
- Нет, прости, я подумал, - он притих, - Нет, все в порядке.
Его сконфуженная улыбка не давала мне покоя, я пристально смотрел, пока Джун не продолжил говорить.
- Прости, - он опустил голову, - Я не понял, что ты хочешь телепортировать меня. Решил, что ты... – Оносэ опять замолчал.
- Что? Я, в отличие от тебя, мысли читать не умею!
- Ну, я многое выяснил о тебе, пока был тут. В том числе и о твоих пристрастиях. Просто знай, что я не…
- Не продолжай, - нахмурившись, я вдруг подумал, что не видел ни одной женщины в этом лесу, - Осмотрись. Я об этом тебе говорил.
- Хорошо, займусь поиском свитка. А ты отправляйся на тренировку. Сегодня пусть Хизуми научит тебя, как обращаться с мечом, а завтра я покажу тебе, как изменять реальность в глазах твоего врага.
Воодушевленный предстоящим уроком, я вышел во двор. Туман окутал весь лес. Привычная погода для этого места. Ребята вновь облачились в доспехи. Я сообщил Хизуми, что сегодня он управляет парадом, и мы приступили. Тренировки дарили мне странного характера наслаждение. Я схватывал все на лету и чувствовал, как становлюсь сильней с каждой минутой.
Когда пришло время обеда, я направился за стол вместе с парнями. Решил, что Оносэ не станет возражать, тем более что я попросил известить его о своем желании. Мы шутили и дурачились. Они называли Джуна "Надутым индюком" и пародировали его напыщенность и важность. Больше всех шума, конечно же, создавал Зеро. Когда он замечал, что недостаточно громкий, то сопровождал свои реплики дробью палочек по тарелке. Мне было весело, я почти не скучал по дому в тот момент.
Между делом, я поймал на себе кроткий взгляд Тсукасы. Не хотелось делать преждевременных выводов, но он всем своим видом «кричал» о романтическом интересе ко мне...
Этот замок держал меня в тонусе, в постоянном напряжении. С каждым часом мои слова и поступки становились все увереннее и грубее. Я терял самообладание, даже не меняя свой внешний облик. Казалось, обе мои натуры не могли сопротивляться, накопившейся агрессии. Желание действовать в любом эпизоде распалило меня изнутри, и я возбудился от одной лишь мысли о ночи с Тсукасой.
- Ты красивый, - заявил я прямо ему в лицо, - Не хочешь прогуляться сегодня под луной?
Все замолчали. Предложение было странным по всем параметрам. Конечно, территория замка оставалась неподвижной по ночам, но риск все же был немалый. К тому же, я совсем не подумал о том, что заговорил с ним так откровенно прямо при его согруппниках. Словно возвещал своим поведением: "Я плюю в лицо опасности! Я теперь твой самец! Буду владеть тобой, когда пожелаю".
- Нет, - без сомнений ответил Тсукаса.
- Я хочу погулять под луной, - ошалело-радостно прервал наш тет-а-тет Хизуми.
- И я! - не растерялся Зеро.
- А всех осилишь? - игриво дополнил Карю, и тут же получил толчек в бок.
- Что? - усмехнулся я, - Психи.
- Только вот ты, я вижу, парень борзый, так что должен кое-что уяснить, - с серьезным видом говорил Зеро, - Мы все шпилим Карю, а он радуется.
- Ты что такой злой? - возразил Хизуми, - Сладкого переел?
Он вырвал у басиста плюшку и начал дразнить. Все засмеялись, и я вновь пересекся взглядом с Тсукасой. Смущение практически обнажало его передо мной. Тем не менее, он держался гордо и независимо...
После небольшого перерыва, мы продолжили тренировку. Пришло время спаррингов. Я подошел к вокалисту D'espairsRay и попросил его о схватке.
- Почему со мной? - поинтересовался он.
- Я видел тебя на арене, ты лучший.
- Потому и считаю, что нам рано сражаться друг с другом. Я почту за честь принять твой вызов, когда ты вернешь форму.
Но моя самоуверенность была губительно-неоспорима, я настоял на своем, и ему ничего не оставалось, кроме как, подчиниться.
Когда пришло время, я не успел и замахнуться, как был лишен оружия и повален на землю. Острое лезвие у моей шеи совершенно не волновало меня. Мне не давало покоя осознание того, что я в чем-то хуже этого парня...
Ужин я провел с Джуном. Мы почти не разговаривали. Он лишь заметил, что Хизуми обращается с мечом лучше всех, кого он знает. Но меня это ничуточки не успокаивало, лишь злило еще сильнее.
Затуманенный новыми мыслями, будучи один в своих покоях, я даже не вспомнил про бонус под кроватью. После инцидента с Джуном, я стал запирать двери. Потому пришлось встать и отпереть их, когда кто-то начал ломиться.
- Ну, как сегодня луна? - Зеро беспардонно прошел внутрь.
- Что ты здесь дела..? - не успел спросить я, как увидел и остальных троих.
- На луну пришли смотреть, - ухмыльнулся вокалист, запирая дверь.
- Ты ведь хотел этого? - приобняв меня, дерзко облизнул мое ухо Тсукаса.
- Многого себе не позволяй, - схватив меня за воротник, предостерег Зеро, - Это мой парень!
Чего мне не хотелось, так это задавать вопросы. Предвкушая нечто совершенно извращенное, я разгорался, как спичка. Тем временем, как ударник расстегивал тугие пуговицы моего облачения, басист достал веревку и дико посмотрел на Карю.
- Я тут сам справлюсь, - кивнул он Хизуми, - Иди, помоги Масааки.
И тот незамедлительно присоединился к нам, оплетя Тсукасу своими руками и начав разрывать ремешки на его кожаной жилетке. Получив отрицательный ответ на вопрос, не декорации ли это, я понял, что присутствие Хизуми порядком настораживает меня. Нет, не потому что у нас была одна игрушка на двоих, а потому что он все еще оставался непревзойденным. Я не мог завалить его на арене, и во мне пробудилось желание, завалить его в постели.
- Даже не мечтай! - прошипел он, крепко схватив мой подбородок, после чего, смочил мои губы своим языком.
Азарт и похоть темного эльфа были настолько велики, что я не смог удержать свою сущность и перевоплотился еще до начала веселья. Длинными когтями я разодрал одежду провокатора, оголив его торс. Он лишь ухмыльнулся и тут же обратился. Вслед за нами, так поступили и остальные.
- Так-то лучше, - утвердительно произнес Зеро, практиковавший шибари на изнемогавшем от нетерпения Карю.
Мы с Хизуми становились все ближе, перекрывая ударнику воздух. Тот же распылялся от нашей увлеченности друг другом. Вскоре, они сверкали наготой. Я, в свою очередь, позволил снять себя только верх, ведь впервые участвовал в подобной вакханалии.
Обольщенный их обворожительными телами, я не заметил легкого толчка, отправившего меня на кровать. Тсукаса встал на нее и взялся руками за верхнюю часть каркаса. Его ступни были по обе стороны от меня. Я устроился поудобнее и стал наблюдать. К моему великому разочарованию, Зеро довольно быстро закончил со связыванием Карю и попросил Хизуми поменяться обратно. Проводив взглядом свою недостижимую цель, я поманил к себе басиста, усадил рядом и быстренько раздел его. Затем, позволил и ему сделать то же со мной...
Каждый раз, рассматривая ребят, я утопал в их глазах, очарованный невероятной глубиной, почти такой же, что была у моего отражения. Такой, которой не было у Джуна, как бы я не старался ее разглядеть. Именно эта глубина и внушала мне крупицу доверия, которой я никогда бы не удостоил Оносэ.
Упругие губки Зеро манили меня своей сладостью. Я сорвал с них поцелуй и сильно удивился, что не был избит за это. Я понял, что могу позволять себе некоторые вольности с этим мужчиной, зная, что за пересечение двойной сплошной, скорее всего, придется поплатиться жизнью.
Хизуми первым овладел своим трофеем, расположив его рядом с нами на кровати. Надрывистые стоны Карю явно воодушевляли гладившего Тсукасу басиста. Он стоял позади, беспощадно совращая ударника. Не сильным ударом под колено, Зеро заставил своего мальчика опустится, наши тела соприкоснулись. Тсукаса покраснел, пряча от меня взгляд. Его притягательность становилась ядовитой для меня. Я приподнял его и, убедившись, что ему не нужна подготовка, тягуче и вязко проник внутрь. Предугадывая его желания, я замечал на его лице искры блаженного наслаждения.
Практически насадив Тсукасу на меня, Зеро плюхнулся следом. Обнимая свою драгоценность, лаская его член кончиками пальцев от основания до головки и наоборот, басист казался довольно заботливым, не смотря на обуявшую нас темную страсть.
- Ты так трешься о мою спину, подожди немного, я скоро освобожусь, - нежно прошептал ударник, откинув голову назад.
Я видел ревность на лице Зеро. Но отчасти понимал логику его поступков. В этом месте, казалось, никого не волновали моральные ценности. Лишь первобытные инстинкты имели власть в этих стенах.
Пронзительный крик Карю вырвал меня из мысленного потока и заставил сконцентрироваться на происходящем. Тсукаса, преодолевая дрожь во всем теле, прогнулся до предела, оросив мою грудь своей спермой. После нескольких мощных толчков, совокупность электрических импульсов заставила меня заполнить его изнутри.
Маленькая капелька пота, сконцентрировавшаяся на свисавшей челке ударника, упала на мой живот. Зеро нетерпеливо толкнут своего мальчика вперед, высвобождая мой член из райского плена. Таким образом, мы с Тсукасой оказались еще ближе. С сильным нажимом я провел по его спине, взял за ягодицы и, сжав, развел их, открывая путь басисту. Тот вздернул бровки и облизнулся, после чего незамедлительно воспользовался ситуацией. Обрывистое дыхание и всхлипы Тсукасы прямо рядом с моим ухом дурманили до такой степени, что я, еще не успев отойти, уже вновь затвердел, как скала.
Наши половые органы, оказавшись в ловушке приятного трения, вынуждены были послужить друг другу неожиданными, но весьма удачными, любовниками. Крепко прижимая к себе Тсукасу одной рукой, другой я провел по бедру Зеро. Его не очень-то волновало, что я делал, пока я не схватил его за зад. Хлесткий и болезненный удар по моей ладони рефлекторно заставил оторвать ее на мгновение.
- Не делай так! - приказал Тсукаса, - Если не хочешь, чтобы он мне дырку в животе протер.
Мы оба поняли, о чем он говорил, зарычав по очереди, Зеро - от злости, я - от предвкушения.
- Аппетитный, - дразнил я басиста, вернув его ягодицу в свою ладонь.
Ударник, четко ощущавший нас обоих, подстроил все так, чтобы испытывать максимум наслаждения. Все трое были довольны...
Это продолжалось почти всю ночь. Утром я открыл глаза и увидел на плече Хизуми. Ума не приложу, как он там оказался, но его тепло было особенным для меня. Даже сквозь инстинкты я понимал это. Остальные мальчики спали рядом на кровати.
- Идиллия, - зевнув, прошептал я.
Приключения, возможность совершенствоваться, страсть, - я получил все это всего за 50 часов, проведенных в замке. Это место словно было создано для меня...
 
NaitouДата: Вторник, 03.11.2015, 16:19 | Сообщение # 4
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 49
Награды: 2
Статус: Offline
III. CONTRADICTIO

Зеро скатился с кровати и медленно поковылял к окну в чем мать родила. Его пронзительный крик возвестил о том, что мы опоздали на тренировку...
Взявший всю вину на себя я был приговорен к целому дню оттачивания техники владения холодным оружием. Джун знал, как моя беспомощность в этом вопросе меня злит. Глумливо улыбаясь каждый раз, когда я оказывался на земле, он изображал из себя мудрого наставника. Хизуми же по-настоящему учил меня, не обращая внимания на мою бездарность...
На следующий день Оносэ вновь возглавил мои тренировки. Настало время самого интересного. Основная сила темных эльфов - изменение картины окружающей среды. Это не просто внушение иной реальности, а некая перекройка пространства на уровне восприятия всех органов чувств. Результат видит, слышит, чует, вкушает, ощущает как темный, так и его жертвы, которых может быть несколько.
Я освоил все с лету. Навыки темных, в отличие от меча, не вызывали затруднений в обучении. Я ведь лишь вспоминал то, чем уже владел в совершенстве когда-то. Следовал за инстинктами, и они меня не подводили. Уже через неделю мое мастерство было выше, чем у любого в замке.
Каждый вечер я листал книги в библиотеке западного крыла. Многие заклинания я уже знал, остальные старался запомнить. Я целенаправленно стремился стать тем темным принцем, которого все видели во мне. Но даже такая увлеченность делом не позволяла мне забыть о Хазуки. К тому же, я скучал по дому, от чего не мог спокойно наслаждаться жизнью.
Одним тоскливым утром я отпросился погулять в лесу, заверив Джуна, что не пропаду один. Я даже взял с собой меч, убеждая наставника, что уроки Хизуми пошли мне на пользу. Таким образом, я получил кусочек бесполезной свободы, который позволил мне вздохнуть полной грудью. Я обошел внушительную часть своих владений, но мое настроение ничуть не изменилось. Вспомнив, что обещал вернуться до завтрака, я повернул к замку. Все, чего я хотел, - это увидеть нелепую улыбку уже практически ненавистного мне Хазуки...
Внезапно я услышал голоса. Тогда, распространив свои умения в достаточно большом радиусе, создал реальность, в которой меня нет, и стал незаметен для всех. В непосредственной близости от замка расположился сгусток деревьев, в которых удобно было прятаться. Там я и обнаружил вражеский отряд. Я быстро понял, что Рео их командующий, а Гара и Ватару помогают ему. Я с горестью закусил губу, увидев столь уважаемых мною парней на вражеской стороне...
Рео прошел в палатку, я проследовал за ним.
- Все готово, мой принц, - его орлиная стать завораживала.
- Атакуем через минуту, - напряженно ответил Хазуки.
Узнав его голос, я быстро сообразил, что именно он стоит за всем этим. Оставшись с ним наедине, я обнаружил себя...
- Давно не виделись, - гордо и надменно произнес я.
- Ты… - вместо приветствия мне достался лишь испуг в его глазах.
- Можешь ничего не говорить, - приблизившись, я приложил указательный палец к его губам, - Послушай.
- Темного? - он отмахнулся, - Никогда!
- Поуважительней! Вообще-то, ты на моей территории. Я истинный наследник этих земель.
- Я не ослышался? Ты пропавший темный принц? - его растерянность вырвалась за пределы нашего уединения. Я понял, что он уже известил своих йокаев о моем присутствии.
- Не стоит так. Отзови свои отряды. Тебе нельзя идти в нападение, - я достал меч и направил его на вбежавшего в палатку Рео, - Лучше послушайте меня и отступайте.
- Взять его, - опустив глаза, хмыкнул Хазуки.
- Дурак, - покачал головой я и растворился в воздухе.
Едва не попавшись в ловушку заклинания, произнесенного лидером lynch., я все-таки ускользнул в замок, и тут же предупредил Джуна.
Меня разрывали на части сомнения. Я не хотел, чтобы ребята с обеих сторон пострадали. Но никто из них не стал бы слушать меня. Я метался по залу, ломая голову над решением, которое никак не приходило. Тем временем, стая йокаев устремилась высоко в небеса. Битва началась, и я никак не мог ее остановить.
Я рванул на главную башню. С поднебесья сыпались заклинания разрушительной силы. Наши самые молодые воины рядами падали, словно оловянные солдатики.
- Они все пытаются, - стиснув зубы, выбежавший на башню Джун натянул тетиву.
- Пытаются что?
- Найти способ нас уничтожить, - от его выстрелов йокаи градом повалились с неба.
- А это возможно? - в растерянности я даже не знал, что делать.
- Не знаю, - он мотнул головой, - Лучше укройся в замке, ты еще не готов.
Чтобы не мешать, я сделал шаг назад, удаляясь в тень. Внезапно один из подстреленных воинов рухнул прямо у моих ног. Я присел, проверяя его состояние.
- Ты убиваешь их?
- Нет. Невозможно убить кого-то, кто и не жив вовсе. Я беру их в плен, - он ухмыльнулся, - Чтобы выяснить, как уничтожить...
Его слова были столь сильно пропитаны гневом и нетерпимостью, что я даже не стал продолжать этот бессмысленный диалог, отойдя назад и притаившись за колонной. Не смотря на то, что я желал целости и сохранности всех участников схватки, мои друзья волновали меня больше остальных.
Хизуми и Карю встречали врага на стене замка, используя меч в качестве оружия. Как и стрелы Джуна их мечи были натерты ядом очень специфического растения. Темные приютили его в этих местах специально на случай войны. Я так и не смог запомнить названия. Помню лишь, что яд из цветка этого кустовидного способен парализовать любое существо на длительное время.
Тсукаса и Зеро умело орудовали луком с двух боковых башен. Я наложил на всех четверых сильнейшее заклинание защиты, делая практически несокрушимыми для такого слабого врага.
Помимо темной магии, йокаи использовали силу своих крыльев, создавая микро вихри по всей территории замка. Они ухудшали видимость, дезориентировали, разделяли наших стражников. Те даже не успевали занять свои позиции.
Пусть мы и были застигнуты врасплох, мы превосходили их по всем пунктам. Джун и D’espairsRay впятером могли обездвижить весь их отряд. К тому все и шло...
В боевом состоянии осталась лишь небольшая кучка йокаев, когда я заметил Хазуки, устремившегося к главной башне. Оносэ тоже увидел врага. Он начал стрелять, но стрелы не достигали своей цели. Этот молниеносный ястреб был невероятно ловок и изворотлив. Я вновь заворожился им, вспомнив, за что полюбил.
Хазуки был совсем близко. Я увидел страх на лице темного принца и услышал знакомые слова из его уст. Если бы Джун закончил произносить их, ничто не спасло бы дерзкого ястреба. У меня была доля секунды, чтобы принять решение…
Рискуя всем, я создал видимость густого тумана. Словно слепой котенок, по ощущениям я переместился к Хазуки. Затем, закинул нас обоих в мое логово в библиотеке. Мы повалились на пол из-за того, что были в воздухе в момент телепортации. Я упал на книги, смягчив собой падение йокая.
- Ты в порядке?
- Масааки? - он поднял голову, после чего, крепко прижался ко мне, - Я уж думал, мне конец.
- Ты тоже понял, что за заклинание он собирался использовать? - не шевелясь, я наслаждался его теплом.
- Я знаю его, но не могу применять сам, - в его голосе преобладало разочарование, - Оно могло уничтожить меня.
- Разве йокая можно убить?
- Убить йокая? Нет. А вот отправить в небытие можно что угодно, включая тебя.
- Для того вы и приходите? Ищите способ? - недовольно поинтересовался я.
- Нет. Дело не в тебе, - выдержав паузу, он сменил тему, - Почему ты так рисковал ради меня?
- С чего ты взял, что я рисковал?
- Возможно, не все поддались твоим чарам. Кто-то мог увидеть, что ты спас врага, - он начал подниматься.
- Мои навыки безупречны, - я дернул его, повалив обратно на себя, - А со стороны, уверен, это выглядело, как нападение на тебя. Я всегда могу сказать, что спасал Джуна.
- Не будь столь самоуверенным, - он пытался выпутаться из моих объятий, - Найти способ изолироваться от темно-эльфийских приемчиков не так уж и сложно...
Пусть и не показывал того, но я испытал прилив адреналина, когда спас Хазуки. Я ведь никогда прежде не был столь решителен. Чтобы избежать последствий, мне пришлось отпустить своего йокая. Я хотел обнимать его, просто наслаждаться тем, что он рядом. Но моя темная сущность уже взывала к моей незамысловатой природе.
- Где мы? - поднявшись, спросил вокалист lynch.
- Это тайна. После всего лучше забудь, что бывал здесь, - встав с пола, я отряхнулся.
- Мы в замке? - он словно пытался от чего-то отвлечься, завязать разговор.
- Ты боишься меня? - я посмотрел в его глаза.
- Нет, милый, - он коснулся моей щеки своей ладонью, - Я боюсь себя. После того, что ты сделал, я боюсь по-настоящему потерять голову.
Мне нечего было больше спросить. В один миг я из дикого хищника превратился в ласкового домашнего котенка, начав тереться о гладившую меня руку. Небывалый наплыв нежности не помешал мне заключить Хазуки в страстные объятья. Он томно выдохнул: "Даже не представляешь, как сильно я скучал", - после чего накрыл мои губы поцелуем. В то время как наши языки сплетались между собой, мое сердцебиение учащалось. Я больше не терялся в калейдоскопе своих желаний. Только его… В тот момент я хотел только его. И даже непревзойденность Хизуми не смогла бы отвлечь меня от этого.
Хазуки сделал шаг назад, расстегивая свой китель. Его пожелтевшие глаза дали мне понять, что он еще более беззащитен перед своими инстинктами, чем я. Он не оставил на себе ничего, а я все еще мучился с вычурными пуговицами своего облачения. Тогда он вновь подошел ко мне и легко расправился с шелковыми петлями.
- Ты только всовывать хорошо умеешь, а вынимать это не твое? - издевательски дразнил меня йокай.
Его аромат пропитал маленькую комнатушку. Запах ели, костра, взмокшего оперения и, почему-то, яблока. Во всем этом заключалась некая чужеродность, которая, помимо прочего, становилась странным возбудителем для меня.
Я мягко опустил Хазуки коленями на пол, позволив ему опереться локтями на кушетку. Около минуты я лишь гладил и наблюдал, после чего проник пальцами...
- Я так долго ждал... Не томи уже! Возьми меня! - он двинулся в мою сторону, но я не стал торопить события, закончил приготовления. И, лишь когда он стал достаточно глубок для меня, я ввел свой член, - Горячо! Черт, как же горячо!
Дальше я уже ни о чем не задумывался. Мое тело само находило верный путь. Вмешательство разума лишь испортило бы все. Мы совокуплялись, словно парочка обезумевших орангутанов.
Не знаю, слышал ли кто-нибудь стоны Хазуки, но меня они едва ли не оглушали, в то же время, становясь отрадой для моих ушей.
Вокалист lynch. вновь кончил намного раньше меня. Тогда я развернул его, усадил на кушетку. Сильно раздвинул его ноги, отчего он повалился назад, вновь опираясь на локти. Продолжив свои проникновения, я обхватил его член ладонью и накрыл головку большим пальцем. Ему некуда было деваться, он старался стать терпеливее, но то и дело "Быстрее!" или "Глубже" вырвалось из его уст.
Подчиняться похоти с любимым мужчиной было невыразимо приятно. Сердце колотилось, словно пьяный сосед, ошибившийся дверью. Голова кружилась, словно карусель, сорванная с петель. Весь я пытал, словно ведьмак на суде экзорцистов. Чем сильнее мне не хотелось заканчивать это, тем меньше сил оставалось у Хазуки. Несмотря на наши желания, последовательность движений неминуемо привела обоих к эякуляции.
- Я найду способ закончить эту войну,- прижав к себе йокая, прошептал я.
- Нет, - сил сказать большее у него просто не было. Я уложил его и бережно укрыл одеялом.
- Не замерзни, - я сел рядом, давая ему время, отойти...

- Меня потеряют, - вымолвил Хазуки спустя десять минут.
- Я разведаю обстановку. Не пытайся сбежать, я сам верну тебя в стаю.

С главной башни я увидел, что отряд йокаев отступил. Битва была окончена. Зеро и Хизуми величаво направлялись в замок, поздравляя всех с отличным "уловом". Карю и Тсукаса присели на травке, чтобы отдохнуть.
Когда я вернулся к любимому, он был уже одет. Я перенес его в лес, как можно ближе к стае. Дальнейшие подсказки ему были не нужны.
- Увидимся, - лишив меня прощального поцелуя, он устремился в небо…
Задумчиво опустив голову, я побрел в сторону своего пристанища. Как же я мог прекратить эту войну?.. Я терял уверенность с каждым шагом, с каждым хрустом прутика или шишки под ногами. Оставшись один, я представил себе, что никого, кроме меня, нет в этом лесу. Может быть, никто мне и не нужен был. В тот момент я ненавидел весь мир из-за собственного бессилия…
Верхушки елей горели в пламени заката, предвещавшего гибель всем, кто не успеет укрыться от грядущей ночи. Но я не боялся, я хотел раствориться и просто исчезнуть, чтобы появилось оправдание для несдержанных обещаний…
Я злился, дико злился на себя. И, решив, что мне нечего терять, стал взывать к своему эгоизму. «Если уж и уходить, то не так! Если я исчезну, то прежде покажу свой характер. Превзойду всех! Подчиню своей воле, - думал я, - У меня все получится. Я закончу эту войну». Войдя в замок с последним лучиком солнца, я накрепко запер ворота и отправился на ужин с Джуном…
- Где тебя носит?! – разъяренно спросил он, когда я сел за стол, - Я уж подумал, тебя взяли в плен!
- Меня? – гордо усмехнулся я, - Нет. Мне нужно было проветрить голову.
- Может быть, тебе нелегко было наблюдать битву, но нельзя же вот так убегать, словно обиженный тинэйджер.
- С этого дня я хочу тренироваться один… За пределами замка, - уверенно, глядя ему в глаза, произнес я.
- Вот как? – взгляд Оносэ, направленный в никуда, давал понять, что принц не в восторге от этой идеи. Он выдержал значительную паузу, - Это твое дело. Но прошу, будь осторожен! Сегодня йокаи устроили особое представление. Им кто-то помогает. Кто-то могущественный…
Речь, конечно же, шла обо мне, но я и глазом не моргнул. Мне было тяжко поступать так с Джуном. Я чувствовал себя предателем, оправдываясь высшей целью.
- Ты прости мне мой эгоизм. Ты многому меня научил, многим помог овладеть вновь…
- Я вижу, что ты уже перерос всех наших воинов, тебе не за чем оправдываться…
- Ну, может быть, не всех… - намекнув на Хизуми, я улыбнулся.
- Прости, я не смог найти свиток, - увидев, как я понимающе покачал головой, Джун повел разговор в несколько ином направлении, - Знаешь, я ведь еще кое-что искал. Посох…
- Что за вещица? И почему ты считаешь, что она здесь? – дожевывая свой ужин, поинтересовался я.
- Это древний артефакт. Не скажу, что он обладает большой силой, но он важен для меня. Он был утерян в одной нещадной битве. Это было близ твоих земель, потому кочевники, вероятнее всего, доставили его в твой замок.
- Что ж, если найду что-то похожее, сообщу тебе, - я встал из-за стола и, поблагодарив Оносэ за все, отправился в свои покои.
День был насыщенным, я едва успел доползти до кровати, прежде чем сомкнул глаза…
 
NaitouДата: Вторник, 03.11.2015, 16:20 | Сообщение # 5
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 49
Награды: 2
Статус: Offline
***
Я проснулся, как только моя комната залилась дневным светом. В этом месте лишняя минутка сна была непозволительной роскошью. Потому, ломая себя, я преодолел дремоту и сходил умыться. После чего сразу же собрался, взял книгу из-под кровати и меч… Спустившись в обеденный зал, я прихватил яблочко и, почувствовав приближение Джуна, «упорхнул» в лес.
Присмотрев себе удобное тенистое местечко, я устроился на земле рядом с огромным хвойным деревом. Пусть большой желтый круг в небесах и светил пуще прежнего, воздух прогреться еще не успел. Я попытался согреться едой, но свежий фрукт лишь добавил прохлады. В холоде насекомые меня совсем не беспокоили, не то что мои замороженные пальцы. Мне тяжело было листать страницы, и я стал лениво думать о том, как хорошо было бы, переворачивайся они сами. И стоило мне только это представить, как книга буквально «ожила» под силой моей мысли.
Открыв в себе новое умение, я спрятал ладони в рукава, просматривая фолиант. Я хотел вновь найти ту страницу, где был мой портрет. Но на мгновение отвлекся, подумав, для кого же я все-таки хочу остановить войну: для себя или же для друзей и Хазуки? И стоило мне лишь представить его образ, как книга замерла на странице, посвященной принцу йокаев рода ястребов…
Используя пальцы, как закладку, я внимательно осмотрел фолиант. На моих коленях лежало нечто, заключавшее в себе описания самых могущественных отшельников, коими были, как я, так и Хазуки. Я собирался узнать себя, чтобы раскрыть свои сильнейшие стороны. Но не смог удержаться и начал читать о нем…
В основном тексте ничего нового для меня написано не было. Но в примечании я прочел: «Является одним из последних потомков сирен. Способен подчинять мужчин своей воле». Само собой, ответ на вопрос «Кто такие сирены?» мне следовало искать в другой книге. Но я не мог смириться с мыслью, что он, вероятно, заставил меня полюбить себя, чтобы использовать для победы в войне.
В итоге, я не стал мучить себя понапрасну и решил спросить йокая напрямую. В целях безопасности вернув книгу под кровать, я оказался в своей комнате. Отразившись в зеркале, я подумал, не стоит ли мне переодеться в доспехи. Но вскоре осознал, что в своем облачении «лесного охотника» я буду более ловок в случае атаки.
Забыв об опасности, я переместился туда, где в последний раз видел стаю. Вероятно, меня преследовало жуткое везение, так как ни в одно дерево я не вписался. Тем не менее, я оказался совсем не в том месте, которое представлял. За время, проведенное в лесу, я научился понимать его, в некотором роде даже чувствовать. Мы были похожи, постоянно меняющиеся на поверхности и всегда неизменные в стержне. Следуя за шепотом ветра, я быстро добрался до нужного места. Дождя этой ночью не было, наши с Хазуки следы остались нетронутыми, но там же они и обрывались. "Вот бы сейчас полететь!" - подумал я, ожидая чего-то, но ничего не произошло. Тогда я решил воспользоваться заклинанием духов ветра. Я не знал, сработает ли магия йокаев, но попытаться был обязан...
Как ни странно, коллекция Джуна оказалась весьма полезной. Заклинание, найденное мной в залежах его свитков, показало мне путь. Воздух, тронутый пером ястреба, на мгновение окрасился красным. Интенсивность развилок зависела от времени передвижения, размера и количества птиц. Я, понадеявшись, что никто не понял, почему кислород на секунду изменил цвет, отправился в направлении самой насыщенной ветки. По памяти, конечно же...
Быстро, стремительно, тихо и незаметно, словно тень, я крался в заданном направлении... Ветер продолжал шептать, подсказывая мне, что вражеский лагерь уже совсем близко…
У огромного векового дерева Гара преградил мне путь:
- Стой. Дальше ты не пройдешь, - он говорил спокойно с присущими ему тоской и угрюмостью.
- Я пришел, чтобы обсудить кое-что с Хазуки. Прошу тебя, не стой у меня на пути, - я знал, что слушать меня он не станет, но не мог первым обнажить свой меч.
- Не позволю тебе пройти, - в его руках засверкали катаны. Прежде мне не доводилось сражаться против техники владения двумя мечами своим классическим древним «экскалибуром», но сдаваться я не собирался. Поведение Гары показывало, что на базе йокаев никого нет, он защищал только принца. Лучшего шанса мне никогда не представилось бы.
Когда вокалист MERRY налетел на меня в атаке, я был совсем не готов, рука сама схватилась за рукоять и стала отражать удар за ударом. Я оказался в мясорубке. Только и видел, что отблески вращавшихся, словно лопасти вертолета, катан. Взяв себя в руки, я сконцентрировался, выждал момент и мощным толчком отбросил его назад. Гара проскользил по земле и проникновенно взглянул на меня. В этот момент он понял, что схватка будет не простой…
Вскоре вновь зазвенела сталь. Мой противник был прыток и быстр, я же мог ответить ему только грубой силой. Он создавал суматоху вокруг меня, пытаясь рассеять внимание. Я понимал, что должен делать, но никак не мог найти лазейку. Таким образом, Гара несколько раз поцарапал меня, но ни разу не смог сбить с ног…
Технике защиты в моих тренировках с Хизуми уделялось наибольшее внимание. Я научился твердо стоять на ногах и не получать фатальных для людей ранений ни при каких условиях…
Старания йокая были напрасными и вскоре его боевой дух чуть пошатнулся. Я увидел, что огонек уверенности в его взоре мутнеет. Настало время контратаки. Без всей этой напускной недостижимости Гара стал лишь хрупкой птичкой для меня. Он стал двигаться заметно медленнее, что и позволило мне нанести свой сокрушительный удар. Он отлетел метра на три и упал на землю. Я побежал к нему, что бы проверить, не поранил ли, но на моем пути, внезапно спрыгнув с дерева, возник Ватару.
- Я хотел лишь посмотреть, как он!
Мияваки с важным видом повернул голову на 120 градусов: «Шевелится, значит все в порядке». Тут я услышал раскаты грома, взволнованно подняв взгляд к небу.
- Дождь? – спросил мой новый оппонент, - Да, он уже давно собирается.
- Теперь он - твоя проблема, - поднимаясь с земли, прошептал Гара. По всему было видно, что даже пара капель, упавших с неба в тот момент, уже доставляли ему огромный дискомфорт. Он поспешил скрыться в убежище.
- А ты дождя не боишься? - обратился я к Ватару.
- Я? Боюсь? – насмешливо поинтересовался он, - Я ничего не боюсь!
- Что ж ты за птица такая!? – я раздосадовано вонзил меч в землю.
- Водоплавающая, - сделав несколько шагов назад, он преобразился, высвобождая своего духа. Его оперение кардинально отличалось от ястребиного. Оно было белым и дико взъерошенным, словно во время линьки. Его безумные серые глаза, не моргая, смотрели прямо на меня...
- Лебедем себя возомнил? - я выпустил свою темную сущность.
- Да хоть бы и так! Дело не твое! - сопроводив свои слова джокерской улыбкой, он расправил крылья и подал шквал леденящего воздуха в мою сторону. Ватару превратил дождь в оружие, осыпав меня горизонтальным градом. От высокой скорости порыва, льдинки оставили множество царапин, но я все же устоял на ногах.
- Не обижайся, но ты больше на сумасшедшего голубя похож.
За свою дерзость я тут же подвергся новому нападению. Йокай пробежал по стволу дерева, чертя стену вокруг меня. Огромный вихрь стал моей тюрьмой. Я должен был найти способ вырваться из плена его необычных чар, иначе к закату мне в замок было бы не вернуться.
Вспомнив о своем новом умении, я тут же попытался раздвинуть воздух. Но он был неощутим, в отличие от воды, смешавшейся с ним. Она разлетелась в разные стороны, чем отвлекла йокая от контроля над вихрем. Я использовал свой шанс и рванул напролом. Пройдя сквозь стихию, я прокатился кубарем по земле. Моя одежда была изодрана, словно после стычки с медведем…
Я стал подниматься и увидел руку Хазуки, протянутую ко мне. Помощь я не принял и встал на ноги сам.
- Я согласен выслушать тебя. Идем, - он жестом приказал Ватару отступить и накинул большой черный капюшон...
Я покорно проследовал за ним. Лагерь находился под землей. Вход был заколдован в стволе векового дерева. Все внутри было пропитано духом кочевничества. Настоящая военная база с круглыми дверями, которые делали ее похожей на нору.
- Впервые встречаю птиц, живущих под землей.
- Иди молча. Не доставляй мне новых неприятностей, - он пошел по лестнице вниз.
- Сколько же здесь уровней?
- После всего, забудь, что бывал здесь, - он говорил моими словами.
Заведя меня в очень плохо освещенную комнату, Хазуки запер дверь на ключ.
- Говори, зачем ты пришел. Неужели, так быстро соскучился? - он начал флиртовать со мной.
- К сожалению, причина в другом, - я присел на кресло, - Мягко. Ты же не возражаешь?
- Нет. Давай уже к делу, - с независимым видом, будто так и надо, он сел верхом лицом ко мне.
- Прочел я сегодня в одной книге, что ты потомок сирен, - я старался сохранять ровность дыхания, от чрезмерного контроля моя речь стала грубой, - Так ты меня соблазнил?
- Что? Считаешь, я зачаровал тебя? - глаза его округлились, как у Дораэмона, - Совсем ума лишился, старый?
- Я лишь спросил. Я ничего не утверждал.
- Я ведь даже не знал, кто ты, - с горестью подметил он, - Знаешь что? Если так нравится изображать из себя жертву, то я ее из тебя сделаю.
Его зрачки сверкнули лазурным огоньком, и я онемел, запертый в самом себе.
- Не шевелись. Хотя, погоди-ка, ты не можешь, - усмехнулся Хазуки.
Он разозлился, очень сильно разозлился из-за моих подозрений, но я не ожидал, что он пойдет на что-то подобное. Когда решился на этот визит, я лишь хотел услышать отрицательный ответ, чтобы быть уверенным в своем возлюбленном, чтобы обнять его крепко и попросить прощения. Это был лишь повод для встречи, повод побыть рядом с ним…
Хазуки начал раздирать остатки моей рубашки. Медленно и сексуально. Он пытался показать себя во всей красе, но я не обращал внимания. Все мои мысли были о том, как выкарабкаться из этой западни. Я попытался использовать телепортацию, но ничего не вышло, ведь все частицы меня подчинялись только йокаю. Он завладевал моим разумом. Вскоре, мое тело стало выполнять его приказы.
- Обнажи меня, - его шепот раздавался эхом в моей голове до тех пор, пока мои руки не коснулись черного капюшона…
Я не чувствовал себя участником происходящего. Я был лишь свидетелем любви Хазуки к самому себе, но я все еще был там. Он не мог полностью подавить меня, ему не хватало силы. Возможно, моим главным оружием против его чар была стойкость.
Когда на йокае не осталось и ниточки, в моей голове начало раздаваться новое эхо: «А теперь приласкай себя». Пальцы коснулись моего торса, я почувствовал это. Но я не чувствовал, что это была моя рука…
- Смотри на меня и ублажай потребности своего тела, - Хазуки тоже принялся гладить себя, откинув голову назад. Он был похож на распутную девку из дешевого салуна. Я понимал, чего он добивается, но не мог отыскать в себе нужный рычаг давления, чтобы вернуть контроль. Он привлекал союзников, склоняя мои страсть и возбуждение на свою сторону. Что ж, ему это удалось, и моя ладонь стиснула мой же член…
Что-то в этой ситуации меня разозлило. Злость помогла мне вырваться на долю секунды и схватить его за шею. Он не сказал ничего, приподнялся и ввел меня в себя. Моя рука стекла по его груди подобно шелковому платку…
 
NaitouДата: Вторник, 03.11.2015, 16:21 | Сообщение # 6
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 49
Награды: 2
Статус: Offline
IV. OBLECTAMENTUM

Яркий слепящий свет не давал мне раскрыть глаза. На исходе дня верхушки деревьев полыхали под натиском отвоевавшего свою территорию солнца. Ноги вели меня в неизведанном направлении, я чувствовал себя муравьем под лупой. И как погода могла так быстро смениться?
Все, о чем я мечтал, - это затяжные ливни. Хотел ощутить их здравомыслящую прохладу. Ох, нет! Я не о чем не жалел. Игры Хазуки в злую госпожу порядком позабавили меня. Я узнал, что в силах сопротивляться его чарам. Он не был для меня опасен. Он наполнял мою жизнь разнообразием. В этот раз секс с ним был просто сногсшибательным.
Секс? Да, речь больше не шла ни о какой любви. Что бы там ни было, он предал все мои чувства, если таковые имелись ранее. Я осознал, что изначально нас с йокаем связывала только лишь страсть. Мы отлично развлекались. Он воплотил в жизнь мои самые грязные фантазии. Тогда почему же я так злился на него? Я понимал, что потерял нечто очень важное...
Лес привел меня домой, и я сразу же отправился спать...

Проснулся я очень бодрым и эгоистичным. За завтраком Джун не вымолвил ни слова, да и я не рвался поболтать. Вряд ли это было бы актуально с моей опустошенной головой. Еда придала мне сил. Это было весьма кстати, ведь за весь предыдущий день ничего, кроме яблока, я не съел.
Услышав звон стали, я оторвался от поглощения пищи и подошел к окну. Шла тренировка по владению холодным оружием.
- Почему сегодня так рано? - поинтересовался я, но ответа так и не дождался, - Прошу меня простить. Я, пожалуй, присоединюсь.
Получив безэмоциональную отмашку сенпая, я переместился во двор.
- Бу! - шепнул я в ушко Хизуми, тот вздрогнул, - Почему сегодня так рано?
- Доброе утро. Мы задумали небольшой турнир. Хочешь присоединиться?
- Странно, что ты раньше не спросил, - нахмурился я.
- Тебя не так уж и просто найти, - ворвался в наш диалог Зеро.
- Не понимаю, о чем ты, - с этими словами я удалился в свою комнату за мечом...
Когда вернулся, все приготовления закончились, и начался турнир. В нем мог принять участие каждый, кто пожелает, потому первой волной довольно быстро смыло половину участников. Мне, как и другим прошедшим во второй тур, достался какой-то молокосос. Я за секунду обезоружил его, приставив клинок к горлу. После, следуя кодексу рыцаря, помог ему подняться и пожал руку.
Следующим моим противником стал внушительный громила. Мне пришлось оставить на нем несколько царапин, чтобы остудить его пыл. Всего в замке обитало чуть больше сотни темных эльфов, но у меня был слишком насыщенный график для того, чтобы запоминать их имена.
Почему-то меня совсем не удивило, что следующим моим оппонентом стал Карю. Оно и было к лучшему. Бой с ним позволил мне медленно адаптироваться к более высокому уровню следующих противников. Было не просто. Техника гитариста D'espairsRay напоминала приливные волны. Он вынуждал меня идти в контратаку, заставляя совершать ошибки. Тем не менее, ярость, прикорнувшая в моем сознании, очнулась и вгрызлась в соперника, с легкостью сокрушив его.
В том раунде Тсукаса сразился с Хузуми. У него не было шансов...
Пришло время полуфиналов. Зеро был уверен в своих силах, выступив против меня. Его напор заставлял меня отступать. Но он же и был причиной незначительной, едва уловимой уязвимости басиста. Мой меч так легко пропорхнул к его телу, что тот даже не сразу заметил, как его бок затек кровью. Царапина оказалась несколько глубже, чем я рассчитывал. Потому, когда просил прощения, я был искренен с Зеро.
Итак, финал предвещал мне встречу с Хизуми. Он был собран, но в то же время, весьма расслаблен. Я вспомнил нашу последнюю схватку и глубоко вздохнул...
Я по-прежнему считал его непревзойденным. Это сильно давило на меня. Желание победить было непреодолимо. Напряжение сжимало мою грудную клетку так сильно, что мне казалось, я могу заплакать, в случаи поражения. Словно это был финал Чемпионата Мира по футболу. Хизуми первым нанес удар. Я с легкостью отбил его. Он изумленно выгнул бровь и добродушно улыбнулся. Это заставило меня задуматься, какую игру ведет со мной вокалист D'espairsRay. Следующий его удар был значительно тяжелее по весу и гораздо изощренней по технике. Его я отразил с трудом, едва не поскользнувшись на рыхлой, слизкой от дождя грязи...
Ливень начался еще перед полуфиналами. Но из-за своей зацикленности на турнире, я даже не заметил этого. Чувствуя холод стихии, поддаваясь ее спокойствию, я начал считать капли и измерять ими каждый удар Хизуми. Я не торопился идти в контратаку, мне хватало сил, оставаться в защите. Но чрезмерное спокойствие стало губительно, подобно необузданной ярости. Вокалист нашел слабое место в моей стене. От его удара рукоятью меча сверху, мои ноги подкосились. Окажись я на земле, проиграл бы этот бой, так и не начав его...
Все помутнело. Из раны на голове засочилась кровь. После удара, Хизуми сделал шаг назад. Я, не пытаясь закрепиться, шатаясь, будто пьяный, рванул в контратаку. Глаза моего оппонента наполнились ужасом. Он был уверен, что бой окончен, пока наши мечи не скрестились. Он пытался выпутаться, зная, что в ближнем бою, я гораздо сильнее...
Я не давил сильно, почему-то, давая ему поблажки. Словно уже осознавал свое превосходство. Кровь достигла моих губ, ее кисловатый привкус вновь раскрыл путь для ярости. Я мощно толкнул Хизуми, попутно выбив клинок из его рук...

Он сидел безоружный на земле, откинувшись на локти. Мой меч был направлен прямо на него.
- Все кончено, - с горестью прошептал я. Затем, вложил оружие в ножны и тихо скрылся в замке...
- А как же чествование победителя? - озорливо кричали парни вслед. Мне это было не нужно. Я сломал свои собственные мечты о Хизуми. Он больше не был интересен мне.
Заперевшись в покоях, я начал бесцельно листать страницы фолианта, ставшего в некотором смысле роковым для меня.
С безразличием просмотрев информацию о Тсукасе и Карю, я наткнулся на него. Хизуми. "Как же ты так легко проиграл мне?" - спросил я у иллюстрации.
- Темный эльф. Принц клана отравителей, - читал для себя вслух.
- Что за "Отравители"? - спросил у себя же.
- Особенности клана: Яды различного магического значения. Могут привести к смерти или к помутнению сознания, вызвать обострение любой эмоции, усилить агрессию, страх, желание, печаль и т.д. - я захлопнул книгу.
- Еще один мозгоправ, - тяжело вздохнув, я раскинул руки и плюхнулся на кровать, - Что же мне теперь делать?
Кто-то постучал в дверь. Я без тени сомнения воспользовался мыслью, чтобы открыть ее. Узнав тяжелые шаги, я равнодушно произнес:
- Созрел для разговора, Джун?
- Ты расстроен. Победа не радует тебя. Считаешь, что превзошел всех. Ты потерял стимул, чтобы быть здесь. Но дело ведь не только в этом?..
- Не понимаю, ты спрашиваешь или утверждаешь, - я приподнялся на локти.
- Я знаю, что ты виделся с тем йокаем, который спас тебя в первую ночь.
- Что? - мои глаза округлились от недоумения.
- Не притворяйся. Я ни в чем тебя не виню, - он сел рядом и положил руку на мое плечо, - Он разочаровал тебя? Тебя всегда тянуло к этим жалким духам. Ты слишком добр с ними. Все еще считаешь, что они того заслуживают?
- Мне все равно. Прости, что сам во всем не сознался. Я хотел найти способ, закончить эту войну без жертв. Я не хотел предавать свой род...
- Ты никого не предавал. Никто из эльфов не пострадал. Я знаю, что ты защищал ребят во время битвы, - он сделал паузу, - Но я должен быть уверен в том, что мы преследуем одни и те же цели.
- Я понимаю. Сделаю все возможное, чтобы вернуть твое доверие.
- Я рассчитываю на твое благоразумие.
После разговора Джун вновь оставил меня одного в комнате. Почему я вдруг стал столь откровенен с ним? Не потому ли, что лишь в нем видел достоинство, заслуживающее уважения? Черт его знает!

Осознав, что мое ребяческое поведение после боя было не уместным, я прошел в столовую, где парни праздновали мою победу и окончание турнира.
- А вот и он! - Зеро улыбнулся, подняв свою пинту пива.
- Прошу прощения, - пытаясь скрыть надменность в своем голосе, я сел рядом с Хизуми. Тот, хмурясь, пристально посмотрел на меня, а затем стиснул в крепчайших объятиях.
- Поздравляю! Не думал, что такое возможно, - изумленно произнес он, - Ты обязан позволить мне взять реванш.
- Конечно! - его неожиданная теплота заставила меня улыбнуться. Моя ярость вновь нашла себе уютный уголок, чтобы вздремнуть. Я перестал злиться на Хизуми и тоже обнял его, взял свою пинту и произнес шутливый тост, - За великолепного меня!
- И скромного, прошу заметить, - добавил Зеро, поднялся веселый смех, - За того, кто, наконец-то, утер нос нашему генералу!
Все начали стукаться стеклянной посудой. Откуда-то доносился звон, бьющихся тарелок. Все гудело. А я пил пиво и понимал, что до сих пор даже не уточнил воинских званий парней. Какое же значение они имели для меня? Все так запуталось...
Пьянка продолжалась до обеда. К тому времени, я слегка опьянел. Большинство же напилось вхлам. Напади в тот момент враг, сразить его мы смогли бы разве что перегаром.
Зеро и Тсукаса к тому времени уже уединись где-то в замке. Карю унесли пара крепких стражников и оставили отдыхать в его покоях. Мы с Хизуми оказались самыми стойкими.
- Пора бы и мне пойти отдохнуть, - вставая из-за стола, вымолвил он.
- Я провожу тебя. Все равно больше не с кем выпить, - указав на храпящий стол, усмехнулся я.
- Не стану возражать.
Подхватив Хизуми, когда тот оступился, я крепко обвил его рукой и повел в замок. Приятная близость его тела позволяла мне чувствовать неровное сердцебиение эльфа. Почему-то, я принял его согласие за намек. Такие парни всегда были в моем вкусе: сильные, уверенные в себе, непревзойденные. Моя неотразимость плавила их броню, вынуждая открыться влечению. Как бы они не старались, вырваться из моих сетей было невозможно. В итоге, их желание всегда брало верх над принципами. Именно таким я видел Хизуми - парнем застрявшим на перепутье. Включив обольстителя, я начал хозяйничать своей ладонью на его бедре.
- Ты что это? - усмехнулся он, - Лапаешь меня?
- Какой же ты прямолинейный, - покачал головой я, продолжая свои наглые домогания.
- Ты перепил что ли? - он хлопнул меня по руке, - Я ведь тебе уже говорил, что б ты даже не мечтал.
От быстроты моих шагов бетонный пол буквально пролетал под ногами. Мы уже достигли второго этажа, когда вдруг начались эти бессмысленные пререкания.
- Разве это было не от моего бессилия перед твоим мастерством? Теперь же все иначе, - я прижал его к стене.
- Ничего подобного. У нас с тобой слишком схожая природа, чтобы вступать в подобного рода связь, - он попытался меня оттолкнуть, но силы ему не хватало, - Пусти! Ты должен забыть о своих глупых фантазиях.
Тот факт, что Хизуми оказался мне не по зубам, вновь выводил меня из себя. Да что, черт возьми, происходило?! Почему каждая насущная мелочь так раздражала меня? В иной раз я бы попросил прощения и отпустил вокалиста. Я ведь знал, что на такого парня нужно затратить гораздо больше времени и усилий. Все мои эмоции были какими-то животными, первобытными, необрамленными. Они напоминали неочищенную пресную воду, взятую из грязнейшего источника на Земле.
- Я отказываюсь, - шепнул я в его горячее ушко.
- Попробуй только применить ко мне силу - я убью тебя.
Его угрозы совершенно обезглавили меня. Я крепче сжал его плечи и попытался поцеловать. Он упирался руками мне в грудь. Когда я был уже предельно близко к губам Хизуми, он выдохнул что-то прямо мне в рот. Мои слизистые словно разъедались чем-то ужасным. На мгновение мне показалось, что я вот-вот превращусь в горстку пепла...
Буквально через секунду от симптомов уже не осталось и следа, Хизуми бежал по коридору. Он бросил мне вызов. Каждая его попытка избавиться от меня лишь усугубляла его положение...
Я настиг его, когда он вбежал в комнату. Я не дал вокалисту закрыть дверь перед собой. Запер ее лишь тогда, когда сам пересек порог его покоев.
- Хочешь поиграть со мной?
- Ты меня пугаешь. Прекрати!
- Прости. Не бойся! Я же шучу, - добродушно подняв брови, я тут же нахмурил их и изощренно дико улыбнулся, - А хотя нет, не шучу.
- Постой, - он натянул обреченную улыбку, вставая коленями на кровать, - Обещай, что об этом никто не узнает.
- Так вот в чем дело? - я подошел и забрался на кровать с другой стороны, - Обещаю, что не скажу никому.
Хизуми подобрался ближе и попытался поцеловать меня, я же попятился назад, следуя инстинкту самосохранения:
- Я помню, что произошло минуту назад, больше на эту уловку я не попадусь.
Далее последовал очень мягкий толчок, который уложил строптивого на спину. Тот, по-прежнему, выражал неохоту всем своим видом. Кроме лишь одного органа, который уже довольно заметно выпирал из штанов.
- Что это? Я же, вроде, тебя насиловать собрался, еще ни разу не коснулся, а у тебя уже стояк, - я довольно скривил губы и медленно потянул бегунок замка его ширинки вниз, - Я его силой мысли поднял?
- Скорее уж я, - тихо шепнул Хизуми.
- Что?
- Не дури, говорю! - он расположил руки над головой, - Ты уж постарайся понежнее. Я хоть и пьян, но довольно чувствителен, даже сейчас.
- Ммм... Какие интересные факты, - я стянул с него брюки, проведя ладонями вверх по обнаженным ногам, он закрыл глаза.
Хизуми был загадкой, настоящей загадкой для меня. Словно бы им, как и мной, руководили какие-то темные инстинкты. Он возбудился от одной мысли о том, что я сделаю с ним, потому и признал свою уязвимость перед моим очарованием. Я смотрел на него, а внутри все трепетало. Я не мог причинить ему вреда. Продолжал действовать лишь потому, что он позволял. Он был недоволен, но, вероятнее всего, не мной, а собой.
Хизуми действительно оказался сверхчувствительным. От каждого моего прикосновения он вздрагивал, жмурился и выгибался в обратном от него направлении. Мои манипуляции с самыми привлекательными участками его тела обнажали тайные желания вокалиста D'espairsRay. Впрочем, и сам он вскоре оказался полностью обнажен.
Острее всего он реагировал тогда, когда я нежно пощипывал его сосочки. Моя правая рука уже давно окутывала ласками возбужденный член Хизуми. Я решил, что он уже достаточно подогрет, доказательством тому были его бесскромные стоны. Пора было переходить к чему-то погорячее.
Как только я попытался раздвинуть его ноги, Хизуми тут же все понял и судорожно попятился назад. Тогда мне пришлось подтащить его к себе и развернуть, ставя на четвереньки. Он так сопротивлялся, что я вынужден был обеими руками удерживать его. Я не мог продолжать.
- Прекрати брыкаться! Иначе я не смогу тебя подготовить и засажу прямо так.
От этих слов он стал поспокойней. Я, наконец, смог отпустить его и насладиться картинкой:
- Очень красивый...
Эта поза стала нежданным подарком судьбы для меня. Я сжал его сочные ягодички, на что Хизуми тут же возразил:
- Ты давай там без энтузиазма.
Я лишь довольно хмыкнул в ответ и сжал еще сильнее. Вскоре я проник внутрь. Сперва одним пальцем. Вокалист задрожал. Стараясь расслабиться, он опустил голову на подушку и, тем самым, раскрылся еще больше.
- Хороший мальчик.
Пустив в дело еще один палец, я начал растягивать Хизуми. Он сжимал в руках простынь, уже ничем мне не противореча. Все свои слова и обиды он просто проглатывал, ведь они ничего не могли изменить.
Вытащив пальцы, я вошел. Внутри Хизуми оказалось очень тесно. Еще бы, ведь до меня никто не бывал там. Вибрации тела подо мной усиливались, мне необходимо было что-либо предпринять. Тогда я вновь обхватил половой орган вокалиста D'espairsRay и принялся ублажать мальчика со всех сторон.
Ему было тяжело избавиться от предрассудков и полностью раствориться в своих тайных желаниях. Он старался скрыться от меня и не издавать ни звука. Само собой, он мне не доверял.
Довольно светлая комната, залитая солнечными лучами, дарила ощущение чистоты. Несмотря на все свои грязные мысли, я чувствовал, будто происходит нечто искреннее и невинное.
- Хироши, - переполненный необъяснимо-приторным счастьем, я шептал его имя, - Ты в порядке?
Он ничего мне не отвечал. Я мог понять все по его уже не столь конфуженным стонам. Ему было легче и приятней с каждым моим толчком. Должно быть, удовольствие постепенно сменяло собой боль.
Еще через пару минут Хизуми начал двигаться мне на встречу. Его желания росли по мере того, насколько глубоко я входил. Они уже не были тайными для меня. Нетерпение моей жертвы увеличивалось, а я лишь только входил в раж...
Хизуми кончил трижды, пока я был в нем. Его чувствительность не оставила ему ни шанса. Он был измотан. Я обнял его и позволил уснуть на моем плече. В упоении уснул и сам.

Проснувшись, я никого в комнате не обнаружил. Уткнувшись в подушку, я уловил аромат Хироши, вдохнул поглубже и как-то по-животному простонал.
Я не знал, должен ли искать Хизуми сейчас и решил дать ему немного времени. Одевшись, я подумал, что не плохо бы занести книги в свою сокровищницу. Вскоре я уже спустился в библиотеку и начал расставлять фолианты по полкам скрытой комнаты. Я выстроил ровными рядами и те, что были на полу.
Я стал столь искусно владеть холодным оружием, что его наличие в шкафу не могло не привлечь моего внимания. Помимо эльфийских луков и мечей в моей коллекции было полно и загадочных вещей, которые я не мог идентифицировать. Я знал, что в них кроется особая сила, но считал себя непревзойденным и без нее. Потому решил присмотреть что-нибудь в подарок Хизуми. Он-то в оружии души не чаял.
На глаза мне попался клинок, лезвие которого имело темные пятна на подобии окраса леопарда. Он был очень легким и острым. Я посчитал, что это не плохой вариант.
Уже собравшись уходить, я наткнулся на посох. Белые и черные металлы неизвестного мне происхождения переплетались в нем. "А не та ли это вещица, которой так дорожит Джун? - подумал я, - Что ж. Прихвачу и это, пожалуй".
От посоха исходило довольно сильное излучение. Чем дольше я нес его, тем тяжелее он становился. Поняв, что не ошибся в предположении, я обернул его тканью и пошел на ужин с Оносэ. Меч для Хизуми остался в моей комнате.
В этот раз я пришел раньше сенпая и спрятал находку под столом. Я оказался очень голоден с похмелья. Потому приступил к трапезе, так и не дождавшись лидера LUNA SEA.
- Прости, я опоздал, - сказал он, усаживаясь за стол.
- Прости, я начал без тебя, - мы оба улыбнулись, и я достал сверток, - Прежде, чем приступишь к ужину, оцени мой сюрприз.
- Не уверен, что мне нравятся твои сюрпризы, - с издевкой произнес он.
- Этот понравится, - я протянул ему посох.
Аккуратно развернув ткань, Джун огромными не то от счастья, не то от удивления глазами посмотрел на меня.
- Я знал, что ты найдешь его. Я не смогу выразить свою признательность словами. Но я обязательно найду способ отблагодарить тебя...
 
NaitouДата: Вторник, 03.11.2015, 16:22 | Сообщение # 7
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 49
Награды: 2
Статус: Offline
V. VORTEX

Я проснулся от оглушительно-громкого щебетания птиц. Их голоса, временами ласковые, временами жестокие, пробуждали отклики воспоминаний в моей голове. Я тосковал по Хазуки и пытался понять, какого рода отношений хочу с Хизуми. Последний, конечно, волновал меня больше. Я так и не видел его с того момента, как мы слились в порыве страсти. Угрызений совести я не испытывал. Это было в порядке вещей, пусть даже я и перегнул палку… Но все же он мог считать иначе. Решив, что не стоит влюбляться, пока не поговорю с ним, я начал размышлять на отстраненные темы...
Внезапно, я подметил, что прежде не слышал голоса обычных птиц в этих краях. У меня появились новые вопросы, которые я жаждал задать Джуну.
Я надел один из этих впечатляющих эльфийских кителей. Удобный и элегантный. Я собирался быть на высоте, какие бы слова не услышал от Хизуми.

Узнав от Джуна, что птицы - это признак завершения сезона дождей, я решил наведаться в лес. Я был не в настроении, ведь Оносэ так же сказал, что они предвещают последние дни тепла. Вскоре должны были наступить холода. По его словам, в такое время небо затягивала «серая пленка», сдерживавшая влагу и солнечный свет, становилось ужасно душно и холодно.
Я бродил по окрестностям, наслаждаясь нежностью игривых лучиков-озорников. Меня манили мысли о доме. И пусть там меня дожидались всего трое «подданных», это было место, где я практически ни в чем не сомневался. Я привык к тому, что какими бы ни были мои решения, они всегда считались верными.
Прежде, как бы долго я не виделся с парнями из группы, никогда не скучал так. Но в этот раз, все было иначе. Я мог не вернуться к ним. Ведь времени до холодов оставалось мало. И оба отряда вот-вот намеревались развязать последнюю стратегическую схватку в этом сезоне.
Чем дальше я отходил от замка, тем сильнее начинал переживать о содеянном. Мое отношение к Хизуми всегда было теплым. Мне было не важно, что он на два года старше меня, я хотел заботиться о нем, как о младшем братишке. Как же я мог принуждать его с таким холодом в сердце? Зачем мне понадобился этот кровоточащий трофей?
Мне оставалось лишь надеяться, что я не сломал его своим поступком...
Загнанный в клетку чувства вины я перестал прислушиваться к лесу. К тому же, крики птиц заглушали все остальные звуки. Он подкрался бесшумно, подобно рыси, и мягко, не вызывая паники, закрыл мои глаза руками. Даже не коснувшись их, я догадался, кто же играет со мной. Я почувствовал их умеренную температуру и небольшие шероховатости, которые принадлежали моему обожаемому мастеру меча.
- Хироши, - я развернулся, заключая его в объятья.
- Что это за нежности вдруг? - Хизуми усмехнулся.
- Я вчера весь вечер искал тебя...
- Честно скажу, я продумывал варианты твоего убийства, - он говорил несерьезно, мы даже посмеялись вместе.
- На самом деле, я очень сожалею о своем поступке...
- Странно это, - перебил он меня, - Ты не замечал, что в замке все ведут себя уж как-то слишком агрессивно и похотливо. Когда я был там, хотел разорвать тебя на мелкие кусочки. А сейчас напротив, хочу целовать и ласкать тебя.
- Давай это я буду ласкать и целовать тебя! - утвердительно заявил я, чем вызвал его ухмылку, - Я думаю, ты прав. Будучи там я не раз замечал за собой что-то необъяснимое. Я думал, это моя темная сущность...
- Когда ты только вернулся, она могла повлиять на тебя. Но ты очень силен, я думаю, ты уже должен был обуздать ее. Тут что-то еще. В конце концов, раньше мы не были парнями, которым нужно лишь драться, трахаться и нажираться.
- Я разберусь, в чем дело. Могу я еще кое о чем спросить тебя?
- Валяй, если считаешь, что это нужно.
- Ты находишь меня привлекательным?
Хизуми громко рассмеялся:
- Спросил бы прямо: "Я тут тебя изнасиловал, чувак. Ты часом на меня не запал?". Я бы тогда ответил: "Нет, стокгольмского синдрома за мной не наблюдается"... А так, да. Конечно, ты привлекательный...
- Да? - немного ошарашенный его реакцией, я удивился такому ответу.
- Но и не мечтай, что теперь я постоянно буду спать с тобой, - хмыкнул он.
- Я хотел предложить тебе романтические отношения.
- Серьезно? Ты слышишь себя, Масааки? У тебя же сперма вместо мозгов. Какая, нафиг, романтика?
Я понял, что он очень зол на меня. Я чувствовал его стремление быть со мной, которое он маскировал грубостью и нелепыми шутками. Он хотел оставаться независимым мужчиной. Хотел оставаться непревзойденным. Он пытался причинить мне боль, заставить страдать, не просто ради мести, а ради взаимопонимания.
- Ладно, прости, ты прав, - спокойно произнес я, - Очень уважаю силу твоего характера и безумно ценю, как друга. Позволь сделать тебе небольшой презент в знак моей искренности.
- Надеюсь, он мне понравится.
- Он в моей комнате, - я аккуратно потянулся к его руке, - Позволь...
- За дурака меня держишь? - он обратился.
- Нет, - я все же переместил нас в комнату.
Хизуми отшатнулся назад, его лицо покрылось шипами. Прежде я не видел крайней формы сущности ни одного темного эльфа. Я понял, что он очень взволнован и поспешил достать меч. Развернув сверток, я заметил, как он улыбнулся, и глаза его засветились счастьем.
Шипы ушли, а кожа стала телесного цвета. Хизуми бережно взял меч и посмотрел на меня:
- Ты хоть знаешь, что это за оружие? - по моей мимике он понял, что ответ отрицательный, - Это легенда клана отравителей. Я не думал, что он существует. Этим мечом прежний принц прогнал йокаев-пантер с наших земель тысячу лет назад. Спустя три века после этого пантеры вернулись с новыми силами. У нас не было ни шанса. Принц канул в бездну вместе с мечом...
- Это было так давно...
- За 300 лет до моего появления. Наш клан кочевал в поисках нового принца, пока не достиг леса отчаянья. Там-то они меня и нашли в одном из черных цветов...
- Прости, что спрашиваю, но как ты стал отшельником?
- Видишь ли, я порождение зла. Место, которое приютило меня, губительно даже для темных. Не все смогли сохранить рассудок после путешествия в объятья безысходности. Годами это давило на них. Как только я окреп, они вынудили меня повести их на бой с пантерами. Первую схватку мы проиграли. Увидев силу противника, я создал густой туман, ядовитый для врага, и увел своих эльфов в безопасное место. Я просил их отступить на пустующие земли, чтобы дать мне время, подготовить их к битве. Я не хотел смотреть на гибель моего клана. Но почти никто из них не стал слушать меня, безумство достигало своего апогея. Я сказал, что не поведу их в бой сию минуту, и они изгнали меня. Лишь единицы ушли вместе со мной.
- Ты бросил их на смерть?
- Конечно, нет. Мы проследили за ними до нейтральных земель, выяснив, что они узнали местоположения нового принца и отправились за ним. Кто-то должен был повести их в бой...
- Мне очень жаль...
- Я родился отшельником. Вряд ли что-то могло сложиться иначе, - он без страха подошел ко мне и обнял, - Мне очень понравился твой сюрприз. Но воспоминания в очередной раз доказали мне, что мое влечение к тебе губительно для нас обоих. Твое безумство так схоже с безумством моего клана. А если ты так легко поддаешься страсти, то сколь же легко ты поддашься моим ядам. Ты должен понимать, мы никогда не будем вместе.
После этих слов он ушел, оставив меня наедине со всепоглощающей печалью. Я прежде считал, что все изгои предатели, что ничего особенного от них ждать не стоит. Но выслушав историю Хизуми, я понял его чувства...
По мере того, как росло мое уважение к нему, росла и моя ненависть к самому себе. Она растекалась черным ядом по телу, абсорбируя тоску, питаясь ею. Безудержной бурей она проносилась по просторам моего сознания. Снося все на своем пути, она оставляла только необоснованную, мощную, пламенную ярость.
Я обратился, издав дикий, громкий, бесконтрольно-грубый рык. После чего подошел к окну, чтобы скрыть себя от столь раздражавшего солнечного света. За окном я увидел обездвиженные тела йокаев. Схватка, очевидно, уже подходила к концу. Я выбежал в коридор, по которому ко мне гордо и неторопливо направлялся Джун. В правой руке он держал посох, а левой сжимал веревку, которой были связаны руки Хазуки.
Зеро, следовавший позади, увидев меня, тут же прибавил ход, обгоняя их.
- Где вы пропадали с Хизуми? Йокаи в этот раз подобрались очень близко к замку, мы были застигнуты врасплох, - он остановился рядом со мной.
- Мы гуляли в лесу, - напряженно отвечал я.
- Странно, что вы их не заметили, - подчеркнул Джун, передавая мне веревку, - Я ведь обещал, что в долгу не останусь.
- Этот йокай пытался заставить меня и других пойти против Оносэ-сана, - возмущенно добавил Зеро, - Хорошо, что вице-лидер нейтрализовал все его попытки. А видел бы ты, как он остановил первую волну нападения...
- И что мне с ним делать? - разъяренно прервал я его увлеченный рассказ, дернув на себя веревку.
- То же, что и всегда, - ухмыльнулся Оносэ, - Приласкай.
- Так не честно! - возразил Зеро, - Почему мне таких заданий не дают?
- Ладно. Я за справедливость, - сенпай вздохнул, - Что скажешь, йокай? Кого выбираешь?
- Мне без разницы, - огрызнулся Хазуки, - Все вы грязные свиньи!
- Может, обоих? - облизнулся басист D'espairsRay, - Мы хорошо работаем в паре. Правда же, Масааки-сан?
Схватив вторженца за ткань рубашки на груди, я зашвырнул его в комнату, громко хлопнув дверью.
- Но как же так? - доносилось из коридора.
- Он главный. Идем, у нас еще дела...
Злость нарастала, словно снежный ком. Все события вели меня к пропасти, и я даже не пытался сопротивляться.
- Тебе любой, значит, сойдет? - я надменно начал расстегивать пуговицы своего кителя.
- Ты разболтал ему о нас? - голос вокалиста lynch. был переполнен досадой.
- Он сам как-то узнал обо всем. Не уходи от ответа, - я повесил китель и начал вынимать края рубашки из брюк.
- Ты не в себе. Я должен выполнить миссию. Тогда и поговорим.
- Ты прав, - ухмыльнулся я, - Мы здесь не ради разговоров.
- Не делай этого. Отпусти меня сейчас, чтобы я смог закончить эту войну.
- Я тебе не верю, - схватив Хазуки за щеки двумя пальцами, я затолкал кусок своей рубашки ему в рот. После чего с силой развернул вокалиста и завязал рукава на его затылке.
Внутри меня буйствовала разрушительная стихия гнева. Она охватывала каждую клеточку моего тела, вплетаясь даже в страсть и желание. Я затащил свою жертву на кровать, привязывая веревку к одной из верхних балок каркаса. Он отчаянно сопротивлялся, стараясь вырваться. Его глаза, наполненные страхом, то и дело сверкали лазурными красками. Я чувствовал, что он пытается заставить меня остановиться и развязать веревку. Но моя ярость закрывала мое сознание от него.
Я разодрал когтями верхнюю часть его одежды вдоль рукавов, оставив несколько незначительных царапин. С брюками, конечно, все оказалось проще. Обнаженный Хазуки не оставлял попыток вырваться сказать мне что-то, но я блокировал его чары. Его строптивость наделяла его еще большим очарованием. Моя тяжелая горячая рука опустилась на его плечо, и я понял, что чересчур возбужден, чтобы одарить йокая какой-либо нежностью.
- Знаешь что, красавчик? - говорил я, ложась на кровать и расстегивая ширинку, - Ласки ты не заслужил.
Приспустив свои штаны, я прижал щиколотки Хазуки к его бедрам, и поднял вокалиста lynch., словно он ничего не весил. Переместив его на себя, я сжал его ягодицы и сразу же проник внутрь. Обычное недовольное мычание сменилось громким скомканным стоном. Он стиснул зубы и закрыл глаза.
Я знал, что своей нетерпеливостью причиняю ему боль, но лишь физическую. В прошлую нашу встречу я покидал его с абсолютным равнодушием. Меня долго мучили мысли о том, что он лишил меня чувств. Но тот момент уже прошел. Было кое-что, о чем он не мог догадываться, ведь мы едва знали друг друга: Хазуки ни на грамм не превысил лимит моего доверия в тот день...
Тем не менее, я мучил его. Каждый мой толчок был сильным и глубоким. Его тело горело от перенагрузки, а из закрытых глаз сочились неудержимые капельки слез. У него уже не было сил сопротивляться, он опустил голову. Тогда я приподнялся, прижал его щеку к своей и прошептал: «Смотри на меня, йокай. Или ты уже смирился со своей беспомощностью?». Он открыл глаза, отдернулся и ударил меня головой в нос. Моя провокация возымела успех. Я вновь повалился на спину и тут же вошел в него до предела. Его хрипловатый возглас заставил меня встрепенуться, мое желание возросло.
Хоть я и не злился на него, я был уверен, что он хотел досадить мне. Он ведь всегда считал нас злейшими врагами. И стремление иметь любого рода власть над лидером вражеских отрядов было для него естественным, как я считал. Мы занимались сексом, но, на мое удивление, я хотел большего от него. Я понимал, что не могу заставить его полюбить меня. Это-то и подпитывало мой жадный гнев.
Несмотря на всю мою грубость, Хазуки изнывал в удовольствии, которое, со временем заставило его забыть о боли и моем цинизме. Его стоны стали теплее, мягче, слаще. Я уже не брал его, как крепость, он сам сдавался мне…
- Похоже, в «оковах» не было никакой необходимости, - разочарованно подметил я, достав рубашку из его рта. Когтями я сорвал веревку и полностью предоставил Хазуки самому себе, не прерывая движений нижней части своего тела.
- Я бы сам пришел к тебе, - всхлипывая, говорил он.
- За наслаждением?
- Я не знал, для чего. Но теперь я понимаю, что за прощением.
- Помолчи…
Прижав его к себе, я перекатился на 180 градусов, оказавшись над ним. Получив молчаливое согласие Хазуки, я варварски расположился на всех его территориях. Я занял не только его тело, но и его мысли. А одна часть меня отчаянно надеялась и на местечко в его сердце.
Проплыв по его животу, моя ладонь сомкнула кольцо вокруг его члена. Он не выдержал и тут же оросил нас обоих своим семенем. Сдавленный выдох дал мне понять, что он готов продолжить…
Я красовался перед ним, демонстрируя лучшее, на что способен. Вероятно, подсознательно, я пытался войти в него настолько, чтобы коснуться сердца. От чрезмерных стараний я перестал улавливать связь с реальностью. Его татуировки сконцентрировали на себе мой взгляд. Их узоры расплывались, подобно воде, позволяя мне окунуться туда с головой. Затем они становились четче, объемней, уводя меня в свой мир, утягивая в бездну познания Хазуки с помощью его тела...
Я потерял ощущение времени и пространства, но я отчетливо почувствовал поток несказанного наслаждения, прошедший по моей плоти. Я прикрыл глаза...

- Просыпайся, - нежно шептал йокай, пытавшийся столкнуть меня на бок.
- Как долго я спал?
- Минут пять, - напряженно отвечал он, - Прости, что разбудил.
- Я хоть позволил тебе кончить второй раз?
- Да, я кончил вместе с тобой, - он покраснел, от чего мой половой орган пошевелился, - Пожалуйста, не надо больше. Ты уже все доказал.
- Я не стремился ничего доказать, - я осторожно покинул его тело, чем вызвал последний стон.
Хазуки, казалось, уже не слушал меня, он замер в ожидании чего-то ужасного. Едва уловимо он качнул головой в знак отрицания. Я обернулся, чтобы выяснить, что заставило его застыть. В этот момент окно разбилось от удара об него шальной птицы. Рео прокатился кубарем по полу и затих.
Я со скоростью света натянул штаны и спрыгнул с кровати. Гитарист поднялся с пола, пытаясь прийти в себя.
- Что ты с ним сделал, бездушный мерзавец? - глаза йокая покраснели от ярости.
- Оу. Вначале вошел без стука, а теперь комплиментами осыпаешь? - я язвил, обращаясь обратно, ведь отпустил темную сущность, когда уснул.
- Я убью тебя! - пронзительным криком Рео едва не разорвал мои ушные перепонки, - А если не получится, убью вновь. И вновь, тварь! И вновь...
- Смотри, не переутомись, красавчик.
- Остановитесь! - Хазуки попытался предотвратить наш бой, но я укутал его одеялом и обмотал веревкой с помощью мыслей.
Крылья Рео поднимали вихрь, в моей комнате становилось тесновато. Разрушительная стихия сносила все на своем пути, она вышвырнула меня в коридор, а затем подхватила обратно. Сила гитариста lynch. в разы превосходила силу Ватару. Мне необходимо было действовать быстро, пока я не потерял сознание. Уцепившись за дверной проем, я попытался встать ногами на пол, но ветер шквалом сорвал доски, они поцарапали мое лицо.
Я попытался создать реальность, в которой у Рео не было крыльев. Но он зажмурился и противостоял моим чарам. Не чувствуя ничего, он продолжал управлять стихией. Тем не менее, мне удалось ухватить доску и сильно ударить его, ведь он ничего не видел.
Воспользовавшись брешью, я вынырнул из вихря и прокатился по всему коридору. Поднявшись, я понял, что передо мной неприступная крепость. В этот момент ко мне подбежали Зеро и Хизуми.
- Вместе мы справимся, - сказал басист.
- Нет! Он мой! - я оттолкнул их подальше.
Рео устал ждать и запустил в меня сотню отравленных перьев. Их скорость была настолько велика, что даже стена вращающихся обломков не смогла их остановить. Даже будь я Нео, я бы не смог увернуться. А для того, чтобы использовать телекинез, их было слишком много. Я обернулся, убедаясь, что за мной никого нет, и растворился в воздухе.
Рео не ожидал, что мне хватит духу появиться прямо позади него. Крепко уцепившись за гитариста, я не позволил его урагану сразу подхватить меня. Ему уже не нужны были крылья, чтобы порождать смерч, лишь, чтобы управлять им. Но мои действия лишили его этой возможности. Он попытался оторвать меня от себя, но лишь потерял равновесие и угодил вместе со мной в свою же западню. Нас разбросало по сторонам, стихия утихла.
Одним мощным движением крыльев Рео поднялся на метр от пола. С диким рыком он набросился на меня, ввязывая в кулачный бой. Я применял нырки и уклоны, стараясь не наносить ответных ударов. Я был слишком самоуверен, считая, что лидер lynch. гораздо слабее меня. Наконец, я пропустил удар в голову, который поставил мои мозги на место. Я отлетел в стену. Мое окровавленное лицо оставило алый след на камне.
- Дерись со мной! - прокричал Рео.
Встряхнув голову, я принял боевую стойку. Мой противник попытался провести очередную серию ударов, но я был слишком серьезно настроен. Увернувшись от прямого удара правой, я ответил боковым ударом левой, который свалил его с ног.
- Так слишком скучно! - возмутился я.
- Остановитесь же! - Хазуки выбежал из комнаты, - У нас есть дела поважнее. Джей овладел посохом, способным блокировать сущность любого из нас.
- Я выяснил, как ему удалось запудрить им мозги, - грозно прошептал Рео, принимая вертикальное положение, - Заклинания на стенах замка. Они взывают к животному началу, пробуждая инстинкты. Усиливают эльфов за счет неукротимой ярости и, как ни странно, похоти...
- Что за бред? Это древние письмена, - возразил я, - А посох я сам Джуну отдал. Он не может обладать подобной мощью.
- Это правда, Масааки, - Хизуми подошел ко мне, - Мы только что из подземелья, где он держит пленных йокаев. Свое оружие он применяет не только к ним, но и ко всем, кому приходит в голову ему возражать. Он, очевидно, просто использовал нас, чтобы завоевать эти земли. Он не ждал твоего возвращения...
- Прости, приятель, но придется разрушить стены твоего замка, - лидер lynch. довольно улыбнулся, - Иного выхода нет.
- Ничего,- Зеро навалился на меня, - Мы сделаем ремонт.
- Идемте! - сказал принц йокаев новоприбывшим Гаре и Ватару, - Мы должны остановить его.
- А наш бесстрашный лидер пойдет босиком, - подметил приближавшийся с другого конца коридора Карю. Следом за ним появился и Тсукаса.
- А он вообще мою рубашку без спроса нацепил! - показал я на Хазуки.
- Мою ты разорвал! - недовольно пробубнил тот.
- Надень обувь, лидер-сан, - настаивал Зеро.
- И рубашку, - расслышал я из образовавшегося в толпе гула.
- Да что тут произошло? Ты будто в мясорубке побывал, Масааки-чан…
Рео ухмыльнулся.
 
NaitouДата: Вторник, 03.11.2015, 16:22 | Сообщение # 8
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 49
Награды: 2
Статус: Offline
VI. BARATHRUM

Зловещие стены замка сдавливали нас пропитавшими их заклинаниями. Забрав инструменты из кузницы, все, кроме меня и Хизуми, принялись за их снос. Зеро создал реальность, в которой все было тихо, чтобы никто ничего не заподозрил. Мы же тем временем отправились в тайную библиотеку, чтобы найти способ совладать с новой игрушкой Джуна.
- И как ты мог собственноручно отдать ему это оружие? - с укором поинтересовался Хироши.
- Доверял? – я направил на него свой стеклянный взгляд.
- Понимаю, - он сделал значительную паузу, - Значит, у тебя с этим йокаем...
- Прости, - не дав ему закончить вопрос, перебил я.
- Мы уже все решили. Тебе больше не за что просить прощения, - он тепло улыбнулся, - Но это действительно странно. Вы совершенно друг другу не подходите.
- Да уж, - мы посмеялись.
- Что же нам делать с Джеем? – мой собеседник закусил губу.
- Ты знаешь какое-нибудь мощное заклинание на восстановление памяти? - я нахмурился.
- Все они очень опасны. Странно, что ты до сих пор вспомнил так мало, - он начал разбирать свитки.
- Именно! Без магии тут не обошлось, - я начал судорожно копаться в книгах.
- Ты же не собираешься использовать нечто подобное?
- Послушай! Я хотел бы убить Джуна, - с ненавистью произнес я, - Согласись, что лишение памяти более гуманно.
- И как ты еще можешь сохранять здравый рассудок в такой ситуации? - Хироши откинул голову назад, - Мною до сих пор управляют агрессия и похоть.
- Это значит, у них ничего не выходит! - я ударил по книгам на полке, и они разлетелись в разные стороны.
- Не горячись, - Хизуми начал собирать фолианты. Обнаружив потрепанный лист с древними письменами, он протянул его мне, - Посмотри. Мы можем использовать это. Тут что-то о нейтрализации простейшей магии. Я плохо понимаю.
- Хироши! Сделай это! Верни мою память сейчас. Я выдержу, - я коснулся его ладони, не придав большого значения его словам.
- Похоже, это единственный шанс, раз ты готов так рисковать...

Слова, подобно отравленным иглам проникали вглубь моего сознания, пытаясь вывернуть его наизнанку. Я словно слушал хруст своих костей и чувствовал миллиарды крохотных переломов, разваливаясь на части. В один момент мне показалось, что моей телесной оболочки почти уже не осталось. Но почувствовав острейшую боль голове, я понял, что это не так. Пол приближался, я же совсем не чувствовал себя человеком. Моя темная сущность поглотила все, вырываясь из глубин моего эго. Силы закончились, ноги подкосились, я рухнул вниз. Мне показалось, что я пролетел сотню километров, на самом же деле это были лишь 167 сантиметров моего роста...
- Ты в порядке? - взволнованно поинтересовался мой друг, закончив читать заклинание, - Резко не вставай. Нужно немного времени.
Теплая рука Хизуми коснулась моего лица. Он сел на пол рядом со мной. Я отрубился...
Тысячи лиц и событий со скоростью света проносились передо мной. Я застрял в недрах своей памяти. Попытавшись вырваться и вернуться к Хироши, я понял, что ничего не выйдет, пока я не просмотрю все воспоминания...
Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем хрипловатый голос вокалиста D'espairsRay вернул меня к реальности. Он облегченно улыбнулся и крепко прижал меня к себе.
- Я уж думал, ты канул в небытие, придурок, - слабым ударом по щеке он привел меня в чувства, - Не делай так больше!
- Я знаю, что написано на том свитке, и знаю, как нам покончить с Джуном. Надо идти...

- Ни на что не способны без меня? - сказал я, приближаясь к парням, которые не смогли стереть и миллиметра магии Оносэ, - Силой от них не избавиться.
- Что-то в тебе изменилось, - подметил Зеро, - Стал совершенно невыносим?
- Он вернулся, - Хизуми довольно улыбался, все затихли, понимая, что произошло.
- Охереть! Еще и живой впридачу!
- Займемся делом, - я обратился до крайней степени своей сущности.
Мое обесцвеченное тело окуталось дымкой черной бездны. Она вилась узорами вокруг меня, стекая на пол, распространяясь все дальше. Я стал произносить древне-эльфийские слова. Чем больше слов произносил я, тем меньше их оставалось в письменах на стене... Вскоре, я замолчал. Нами больше ничего не управляло.
- Джун почувствовал, что мы разрушили его заклинания. Будьте готовы, он уже идет.
В этот момент весь замок затянуло таинственным смогом, лишившим ястребов их уникального зрения. Откровенно говоря, сам я тоже перестал чувствовать пространство. Магия Оносэ пугала, она погружала нас в некую прострацию. Все наши органы чувств притуплялись.
- Все в лес! - кричал я, понимая, что никто меня не слышит.
Наконец я сконцентрировался и переместился туда, очищая от смога свое сознание. Вместе с собой я утягивал и остальных. Прежде я должен был бы ощущать их физически, но сейчас я мог лишь зацепить их силой своей мысли.
- Все на месте? Проверьте! - приказал я, устремив взгляд вдаль, серый туман стремительно надвигался на нас, - Это невозможно!
- Все на месте, Масааки, - отчитался Зеро.
- Беритесь за руки, парни, - отчаянно прошептал я, затем осмысленно обратился к йокаем, - Рео, Ватару, вы должны воздвигнуть стену воздуха настолько крепкую, насколько сможете!
Я закрыл глаза, стараясь прислушаться к лесу. Он уже не раз выручал меня. И сейчас я знал, помнил, как дороги мне эти места. Когда же деревья начали перешептываться с ветром, я посмотрел вниз. Их корни, израненные магией и мечами, выступали из земли. Я узнавал каждый из них.
Мощнейший смерч не позволял смогу проникнуть вглубь себя. Парни беспрекословно исполняли мои приказы. Зеро попытался взять мою руку, что и привело меня в чувства.
- Я должен сразиться с ним. А вам придется всеми силами защищать друг друга, чтобы не случилось, - спокойно произнес я.
- Мы должны остановить стихию, - взволнованно сказал Рео.
- Нет. Я перемещусь туда, а вы следите, чтобы Оносе не появился тут.
- Ты не знаешь, каковы ее границы! - выкрикнул мне вслед лидер lynch., но сразу же после его слов я исчез.
Постаравшись в достаточной мере отдалиться от центра вихря, я все же едва не угодил в него. Ветер подхватил меня, я успел уцепиться за ветку старого дуба и тут же растворился в воздухе...
Там, где я оказался на этот раз, все было охвачено густым туманом. Даже дышать там оказалось очень тяжело, вернее, почти невозможно.
- Ну, здравствуй, - низкий голос Джуна развеял тишину, эхом пролетев по всему лесу - Ты все же предпочел сторону слабаков.
- С кем угодно, лишь бы против тебя! - с ярко-выраженной агрессией ответил я, пытаясь понять, с какой стороны он доносится.
- Откуда вдруг столько ненависти? - удивился темный эльф.
- Я все вспомнил, - от разговоров мои легкие наполнились едким дымом, я начал откашливаться, - Я уничтожу тебя!
До этого момента я сдерживал притаившуюся во мне Ночь, но сейчас она рвалась наружу, она жаждала крови. Не смотря на всю мощь этого явления, я без всяких трудностей мог управлять им, ведь прибывал в гармонии с самим собой. Черная дымка распространялась, поглощая магию Джея, погружая во мрак все, что встречалось ей на пути...
- Теперь твоя игрушка бесполезна, Джун, - мои слова были крайне сдержанными, указывая на то, что мое самообладание сейчас в отличнейшей кондиции, - Лучше бы тебе отступить.
- И не мечтай, Масааки! - в его голосе злость смешалась со страхом в пропорции три к одному, - У меня есть цель. Не важно, кто стоит у меня на пути!
Разговаривать с ним было бессмысленно. Я все еще не мог распознать его местоположения, потому вынужден был довериться ощущениям. Он не мог вот так легко прятаться от меня в моем же доме. Облетая вокруг меня, поток воздуха касался веток деревьев. Одна за другой они откликались на мой зов о помощи. Ветер спускался все ниже, и вот он уже обвивал стволы, интонация его шепота изменилась. На миг звук стал глухим, словно на пути его появилось препятствие, а не привычный пейзаж...
Джун был застигнут врасплох моим неожиданным появлением. Увидев его наглую ухмылку, я на мгновение потерял контроль над Ночью, и она набросилась на Оносэ. Она проникала все глубже и глубже, стремясь найти слабое место и уничтожить.
Я же просто смотрел на это, переполненный горечью и злостью. Этот темный многое отнял у меня, я никогда бы не смог простить его. Но был ли я готов к тому, чтобы позволить ему кануть в небытие у меня на глазах? Тьма удерживала его, не позволяя и пальцем шевельнуть.
- Остановись, - прокряхтел он, даже не смыкая губ.
Тогда я понял, что мое безучастие равно содействию в этом убийстве. Я закрыл глаза, пытаясь усыпить свою Ночь, словно бешеного пса. Черная дымка исчезала, я вышел из крайней степени своей сущности.
- Твои друзья загнали себя в ловушку. Посмотрим, как Ватару один справится со стихией, - не успел я опомниться, как Джун исчез. Не теряя ни секунды, я переместился к центру вихря.
- Не посмеешь! - с этими словами я бросился на траекторию магического воздействия его оружия, защищая Рео. Разрушительная энергия поразила меня…
- Ну, и дурак же ты, Масааки! Эта магия необратима! - рассмеялся Оносэ.
- Это замечательно! - прошептал я, стоя на одном колене прямо перед ним.
- Что? Почему же? - растерянно удивился басист.
Воспользовавшись его замешательством, я сорвал с пояса меч, даже не обнажив его, и со всей силы ударил Джея рукоятью прямо по костяшкам пальцев. Его нервные окончания не выдержали, хватка ослабла, я вырвал посох и направил на противника.
- Потому что самые простые ответы, часто бывают самыми верными, - грозно сказал я ему, поднимаясь с колена.
- Я найду способ вернуть тебе силы, Масааки. Пожалуйста, не делай этого, - он знал, что, не смотря на утрату способностей, я смогу управлять его оружием, потому и боялся. Боялся потерять власть...
- С чего бы мне слушать тебя? - отчаянно спросил я.
- Вспомни, как близки мы были, сколько важных вещей связывало нас, - серый туман медленно отступал, Рео и Ватару постепенно усмиряли свою стихию.
- Я считал тебя своим лучшим другом! А потом ты предал меня, поддавшись мирским заботам. И я захотел забыть обо всем, - в груди все сжалось, мне стало трудно говорить, к горлу подкатил ком. В один миг мой голос из разъяренно-громкого превратился в мертвецки безнадежный, - Ты никогда не изменишься...
Луч ярко-голубого света прошел сквозь Оносэ. Все замерло. Или же мне только показалось так. Вихрь утих, за его стенами царила безмятежность. Солнце медленно опускалось за горизонт, но лес пока еще был неподвижен...
- Дурак! - Джун ударил меня по лицу раскрытой ладонью и тут же приготовил свой клинок к бою.
Бросив посох Зеро, я тоже обнажил оружие, но Хизуми меня оттолкнул:
- Прости, но в схватке на мечах я для него наихудший противник, - он сосредоточенно смотрел на Джея, продолжая говорить со мной, - Может, ты и силен, но я проиграл тебе лишь потому, что не смог устоять перед твоим обаянием. У меня от тебя и сейчас коленки подкашиваются. Оносэ-сан - другое дело. Я сражался с ним всего лишь раз...
- И честным образом проиграл, - ухмыляясь, грубо перебил его басист, - Он говорит о том, Масааки, что мне нет равных в этом деле.
- Я верю в тебя, Хироши, - мои слова прозвучали, словно выстрел на беговой дорожке. И Джун тут же нанес массивный удар сверху, Хизуми с трудом отразил его и попытался контратаковать. Его рывок оказался совершенно сырым и непродуманным. Я знал, что с ним происходит. Горечь предыдущего поражения и уверенность в непобедимости Джея сильно мешали ему собраться.
Атаки Оносэ становились все тяжелее. Создавалось впечатление, что меч в его руках весит целую тонну. Я ничем не мог помочь Хироши. Я задавался вопросом, как ему удается противостоять таким мощным ударам... Последний лучик уходящего солнца отразился от его клинка, выстрелив светом прямо в мои глаза.
- Вы все должны вернуться в замок сейчас же! - приказал я Зеро и Рео.
- Но ты не можешь оставаться здесь, - начал противоречить мне лидер lynch.
- Хизуми вернет меня! - успокаивал его я, переступая через двигавшиеся корни деревьев, - Ну же! Скорее!
Басист D'espairsRay не стал дожидаться, когда же я смогу убедить беспокойного йокая в своей правоте, просто взял его и Ватару за шкирку и переместил в безопасное место. Тсукаса и Карю забрали Хазуки и Гару.
- Взгляни на свой меч! Вспомни, кто ты такой, Хироши! - выкрикнул я.
Он услышал меня. Я видел, что он воспрял духом. Но ему по-прежнему было очень непросто обороняться. Он не мог поймать момент для контратаки, но продолжал бороться.
Я видел, как он злится от неудач, атмосфера вокруг него накалялась, словно меняясь в цвете. Я передвигался по корням, стараясь оставаться вблизи от сражения. У парней же сохранять равновесие получалось значительно хуже. Один из внезапно-приблизившихся торчавших из земли корней сбил Хизуми с ног. Уклоняясь от удара, он перекатился через бок, меч задел лопатку, окрасив свое острие алой кровью. Принц отравителей быстро поднялся с земли.
- Лес не враг тебе! - я перемещался вместе с чащей, уже даже не смотря под ноги.
- Не враг, - ветер донес до меня шепот Хироши.
Не успел я опомниться, как тот уже уцепился рукой за одну из веток. Набрав приличную скорость, он залепил Джуну пяткой прямо в лоб. Оносэ, был слишком сосредоточен попытками предугадать направление леса, потому и пропустил такой банальный удар и плюхнулся на листву.
- Смотри-ка! Это что? Звездочки? - язвил вокалист D'espairsRay, спрыгнув на землю. Было очевидно, что он перестал воспринимать эту территорию, как вражескую. Он начинал чувствовать то же, что и я.
- Радуйся-радуйся, глупый, пока можешь! - злобно отвечал Джей, вновь занимая позицию "коровы на льду". Он терял свое преимущество.
Так ли важно было для Хизуми победить в стандартной схватке при обычных условиях? Или же он понимал, что в непредсказуемых условиях действительности победу стоит ценить, как жизнь? Я вновь и вновь задавался разными вопросами, переживая за дорогого мне эльфа, а он, тем временем, брал инициативу в свои руки, прессингуя Джуна с огромным преимуществом. Отрезая ему пути к отступлению. Ему нужна была лишь крупица уверенности для того, чтобы показать необходимые для этого поединка ловкость и собранность.
Обессиленный Джун отражал удар за ударом. Я видел его отчаянье, чуял запах безысходности, исходивший от него. Он сдался.
Обманным маневром Хироши сделал вид, что наносит прямой удар, затем резко вернул руку назад и ударил мечом по пальцам Оносэ, который увяз в своей собственной контратаке. Благо, пальцы не разлетелись в разные стороны, а лишь украсились глубочайшими порезами. Оружие же со звоном коснулось земли.
Я подбежал к ним, подняв клинок, подхватил Джуна на свое плечо и приказал победителю:
- В замок!
Через секунду я уже сидел на бетонном полу, свисая над кровоточащей ладонью басиста.
- Я приготовил заклинание на случай, если кто-то из вас сильно поранится, - успокаивал меня Гара, - Позволь мне...
Я отполз назад, подпуская его к пострадавшему. Хоть Джун и был моим врагом в тот момент, я не мог не переживать за него. Часть меня хотела верить, что где-то в глубине эльфа еще можно отыскать того беспечного парня, который был моим другом.
Когда Гара закончил читать со свитка, кровь остановилась, раны затянулись. Джун был без сознания. Мне хватило моей обычной силы, чтобы взять его на руки и отнести в постель.
Укрыв врага одеялом, я прочел над ним заклинание забвения. Я не мог сделать для него большего, чем подарить ему беззаботную человеческую жизнь, о которой он так мечтал.
Выйдя в коридор, я объявил его предателем перед всеми жителями замка, рассказав и о вынесенном мной приговоре. Пусть сейчас я играл на его стороне, мои подданные об этом не догадывались. Они сочли бессердечным принятое мной решение.
Также я сообщил о том, что отныне йокаи будут жить в замке на равных правах с эльфами. Это не должно было никого стеснить, ведь в строении насчитывалось более двух сотен спален. Тем не менее, многие негодовали, выказывая свое пренебрежение духам. Всех несогласных с моими методами правления я попросил покинуть лес в кротчайшие сроки.
Ночь я провел, приводя все дела в порядок. Наши новые соседи были совсем не против помочь с уборкой. Занимаясь общим делом, темные и духи заметно сблизились. Я предложил всем хорошенько выспаться перед празднованием нашей общей победы.
Память вернулась ко мне, и мне не составило никакого труда открыть дверь в мир людей, чтобы вернуть Джуна домой. Он не проснулся даже тогда, когда я, держа его на руках, запнулся о бас в его квартире.
- Спи сладко... Будь счастлив... Прощай... - поцеловав соню в лоб, я растворился в воздухе, вернувшись "домой"...

Я дал распоряжение, подыскать всем йокаем комнаты, потому довольно сильно удивился, обнаружив Хазуки спящим на животе в моей постели. Я тихонько скинул ботинки, стараясь не разбудить его, разделся до нижнего белья и лег рядом. А что мне оставалось? Будить всех и искать себе другое пристанище на эту ночь? Это было бы по меньшей мере эгоистично.
- Ты уже вернулся?- спросил Хазуки в полудреме, - Прости, я не хотел засыпать. Я должен был дождаться тебя, чтобы поговорить.
Он приподнялся, зевая и переваливаясь на бок. Я взял одеяло за край и укрыл йокая им и своей рукой:
- Не страшно. Разговор подождет. Засыпай.
- Не смогу теперь, когда ты рядом, - он заглянул в мои глаза глубоко-глубоко, словно в их бездонных зрачках он мог поймать на мгновение настоящего меня.
- Я так много вреда причинил тебе, - я опустил голову, - Даже если ты простишь меня, сам я сделать этого не смогу.
- Это ты меня прости. Мои игры... Не думал, что они так разозлят тебя. Я ведь делал лишь то, чего ты хотел, как мне казалось, - он прижался ко мне, - Должно быть, я совсем не понимаю тебя.
- Вот как? - отделавшись сухой вежливостью, я молчал. Я ведь и представить себе не мог, что он успел так хорошо узнать меня. Я был виноват еще сильнее, чем подозревал. Набрав в легкие побольше воздуха, я все же решился продолжить свою реплику, - Я не злился на тебя. Но был уверен, что ты хотел меня разозлить.
- Не хотел. Я играл. Думал, что иначе наши отношения станут чем-то само собой разумеющимся.
- Значит, ты не хотел бы чего-то более простого и романтичного? - ухмыльнулся я.
- Не осмелюсь желать такого, - Хазуки вздохнул, - Кем бы я ни был в твоей жизни, лишь бы оставаться кем-то важным и незаменимым.
Пытаясь скрыть свою довольную улыбку, я прижал его к себе сильнее, поваливая на спину и целуя его растатуированную шею. Денек выдался тот еще, мой мальчик был совершенно измотан. Я без труда снимал с него одежду, поглаживая все обнаженные участки.
- А ты моего согласия на данное действо получать не собираешься? - недовольно поинтересовался вокалист lynch., пытаясь удержать на себе штаны.
- Нет. А зачем? Ты можешь совсем ничего не делать. Я сам постараюсь не дать тебе заснуть, - самодовольно задрав нос, я слегка поморщился от тех откровенных слов, что пришли мне в голову, - И еще кое-что. Отныне ты мой. Никто, кроме меня, не должен прикасаться к тебе.
- Не многого ли хочешь? Сам-то небось собираешься продолжать "прикасаться" ко всем подряд...
- Нет. Лишь к тебе, - своей тяжелой рукой я накрыл сердце Хазуки, чтобы не нуждаться в ответе на свое признание, - Я люблю тебя...
Моя ладонь сразу же почувствовала пульсации, по частоте и силе сравнимые с метеоритным дождем. Или он собирался солгать, или же мои чувства были взаимны. Его непрерывное молчание убедило меня в последнем. Я просто смотрел на него и улыбался. А он утопал в растерянности, пытаясь спрятаться от меня за закрытыми веками.
- Ты хотел бы, чтобы я продолжил?
- Да, - с придыханием ответил он, ослабив хватку.
Полностью обнажив Хазуки, я глубоко вдохнул его аромат. От него неисправимо пахло яблоком, но все остальные запахи куда-то исчезли...
- Ты принял душ, пока меня не было? - хитро улыбаясь, поинтересовался я, получив лишь скромный кивок в ответ, - Что ж! Так еще интересней. Буду смущать тебя до самого рассвета...
Мои слова не были преувеличением, ведь до того, как встанет солнце, оставалось чуть больше часа. Я опустился губами к торсу йокая. Обдав его своим жарким дыханием, прикусил сосок.
Пламя свечей, неуверенно и хаотично расползавшееся по комнате, обрисовывало тенями тело моего возлюбленного. Хотя бы визуально создавая ему рельеф, оно давало мне незаменимые подсказки. Таким образом, возвышенности Хазуки становились ярче, а впадинки - темнее. Исследуя языком самые темные линии, я заставлял вокалиста вздрагивать и извиваться, ведь это были его самые чувствительные зоны.
Вскоре я добрался и до его наиболее высокого бугорка. Если бы йокай занял горизонтальное положение и стал горой, то сейчас мои губы были бы как раз на ее вершине.
Он съежился и попытался прикрыться от меня руками. Он даже не постеснялся прибегнуть к женским приемам, потянув меня за волосы, лишь бы я не делал то, что задумал. Такие мелочи не могли меня остановить. В человеческой оболочке я, по-прежнему, был сильнее его. И, наверно, мне стоило этого опасаться. Мои губы начали медленно сползать вниз. Хазуки не выдержал этого и обратился. Я отпрянул назад:
- Знаешь что? Я теперь человек. И если тебя это не устраивает, я лучше пойду...
Не важно, что это были мои покои, я лишь хотел разъяснить ему, что не смогу доверять тому, кто не может соответствовать своему возлюбленному.
- Прости, но ты не должен делать этого, - он вернул свой обычный облик.
- Отныне, я буду решать, что должен, а чего не должен делать с тобой, - я повис над ним, крепко прижав недотрогу к кровати.
Следующим моим действием я накрыл его член своими устами до самого основания. Он не знал, куда деться. Прокусил до крови свою губу, разрывая когтями простынь. Хазуки выгнулся так сильно, что едва не сломался пополам. Его «вершина» стала твердой, как и подобает скале.
- Смотрю, ты достаточно возбужден, - оторвавшись, с издевкой подметил я, - Раз просишь не продолжать - я и не буду.
Я видел, что он разочарован, но не мог делать подобные вещи с тем, в ком был совсем неуверен. Я не знал, научусь ли когда-нибудь доверять Хазуки, но очень хотел попробовать узнать его лучше...
Я особо не церемонился с подготовкой, потому совсем чуть-чуть поиграл с его попкой своими пальчиками. Затем, сразу же вошел. Его смущенное, измученное моей непредсказуемостью личико пряталось за простыней. Я всячески старался этого не допускать. Но все же, время от времени, ему удавалось изобразить из себя Каспера.
Не важно, сообщал ли он мне о своих чувствах, прятал ли он от меня свои эмоции, я говорил напрямую с его сердцем. Оно же вновь и вновь кричало мне о его любви...


Сообщение отредактировал Naitou - Вторник, 03.11.2015, 16:23
 
NaitouДата: Вторник, 03.11.2015, 16:24 | Сообщение # 9
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 49
Награды: 2
Статус: Offline
extra

Вскоре мы все вернулись в привычный для нас мир. На следующий день, я пошел на репетицию, предвкушая встречу со своими друзьями по группе. Как только я прибыл, то тут же начал делиться впечатлениями со всеми парнями. Я рассказал о битве, о Джуне, о том, что все вспомнил...
- Вы можете больше не скрывать от меня свои сущности, - увлеченно рассказывал я, - И еще кое-что так и вертится у меня языке...
- Что ж! Говори, не томи, - Сато с интересом вздернул бровки.
- Я кое-кого встретил там, - сказав глупость, я попытался исправиться, но лишь разнервничался еще сильнее, - Ну, то есть встретил довольно давно, но лишь там открыл для себя его истинную ценность...
- О! Лидер-сан влюбился, - подначивал меня Татсу, - Кто же он? Герой твоего сердца?
- Хазуки из lynch.
- Ненавижу тебя, - тихо, но яростно прошептав это, вокалист поспешил удалиться.
- Ну, ты даешь! - Сато громко хлопнул себя по лбу.
- Что не так то? - спросил я у Юске, побежавшего вдогонку за Иваками.
- Вчера он сказал нам, что собирается пригласить Хазуки на свидание, - с умным видом разъяснил Такаясу.
- Похоже, - растерянно бубнил я, - Приключения только начинаются...
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » KUROMORI (NC-21 - MIYA/Hazuki и др. [MUCC,lynch.,D'espairsRay,J и др.])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz