[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Любовь с привкусом жасмина (NC-17 - j-rock)
Любовь с привкусом жасмина
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 03:54 | Сообщение # 1
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Название: Любовь с привкусом жасмина
Автор: ~Sekai~
E-mail: Sekai.Shinentai@yandex.ru
Фэндом: Matenrou Opera
Персонажи: Камиджо/Соно, Джури/Бьо, Джури/Йо, Камиджо/Жасмин Ю, Соно/Хигаши, Анзи/Масаши, несколько не основных. Группы Still и Banshi принадлежат мне

Рейтинг: NC-17
Жанры: Ангст, AU, Юмор, Hurt/comfort, Мистика, POV, Психология, Романтика, Слэш (яой)
Предупреждения: Нецензурная лексика, ОЖП, ОМП, OOC
Размер: Макси, 93 страницы
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Некоторым все достается очень легко, и они даже не задумываются о том, как это достается другим людям. Они довольно эгоистичны в чувствах и жизни. А если их лишить этой "удачи" и того, что уже получено? Что будет делать такой человек?

Посвящение:
Katzze)))

Публикация на других ресурсах:
Только с моего личного на то разрешения

Примечания автора:
Все песни, кроме Dolce, принадлежат авторству Panther, за что ей огромная благодарность :*
Это первая работа по J-Rock'ку.
После этого фанфа я жутко полюбила Соно
На реально существующих героев прав не имею, выгоды не извлекаю...
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 03:55 | Сообщение # 2
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Мажоры!!!

"Ну наконец-то" — было первой мыслью, пришедшей мне в голову, стоило лишь проснуться. Нет, она не была связана с тем, что я наконец-то проснулся, все дело в том, что именно сегодня случится то, чего я добивался уже несколько лет. Сегодня мы наконец-то получим статус "Мажоры".

С улыбкой прикрыл глаза и потянулся. Погода на улице стояла отличная. Чистое голубое небо, солнце, легкий ветерок — красота. Продолжая улыбаться, пошел в душ, по дороге закинул в микроволновку кусок вчерашней пиццы и включил чайник.

Быстро приняв душ и позавтракав, стал собираться на работу. Хорошее настроение и не собиралось меня покидать. У ребят в студии на лицах сияли такие же улыбки.

— Ну что, ребята, готовы к триумфу? — спросил всех Йо.

— Конечно готовы... к вечеринке, — подмигнул ему Ю.

— Вам бы только развлекаться, — фыркнул Аяме и тут же добавил, — А кто будет? И что — как вообще?

— Ну... небольшая речь, пара наших песен. Вот ведь, у нас праздник, а все равно работать, — возмущению Ю, казалось, не было предела. — Думаю ребята из DELUHI придут, ну и конечно же Versailles.

— Versailles? — Проявил я интерес к беседе.

— Ага, — согласно кивнул Йо, — Наши наставники и своего рода покровители, тем более, Камиджо — наш продюссер, куда ж без них-то?

— Ну да, да. Просто давненько уже Камиджо не появлялся, — почему-то начал оправдываться я.

— Дак у них же новый басист теперь, вот и вводят в курс дела.

— Масаши, симпатичный мальчик, ученик Жасмина, — неожиданно подал голос Анзи.

— Симпатичный? — я удивленно посмотрел на нашего гитариста.

— Ага, — спокойно кивнул он, — симпатичный, очень даже.

— Неее, ты не прав. Самый красивый у них — Хизаки-химе, — возразил ему Аяме.

— Да не, Теру очень милый, прямо как герой из аниме, — как оказалось, у Ю тоже было свое мнение насчет самого красивого участника группы Versailles. — Соно, а ты-то как думаешь?

И даже не успев подумать, я выпалил:

— Камиджо, конечно же. Вообще не понимаю вашего спора, когда такой человек, как он, есть в группе.

Все почему-то озадаченно посмотрели на меня.

— А что я такого сказал?

— Да нет, ничего. Камиджо, так Камиджо, мы что против что ли? — голосом, как будто разговаривает с тяжелобольным, отозвался Йо.

Я же продолжал стоять и непонимающе на всех смотреть до тех пор, пока не раздался дружный смех.

— Ребята, вы чего это? — осторожно поинтересовался я, чем вызвал новую волну, теперь уже дикого ржача.

— Ой, не могу... лидер-сан... видел бы ты свое лицо... — в перерывах между смешками, попытался ответить Аяме.

— Ах так, весело вам значит? Как грозный лидер, приказываю вам прекратить ржать и немедленно взяться за инструменты. Сделаем последний прогон.

— Кааакой ты страшный...

— Разговорчики отставить!

Продолжая подхихикивать, ребята разошлись по своим местам, а я встал к микрофону. С первых же звуков, с головой погрузился в музыку, выкинув из головы все мысли. Этот разговор тоже забылся.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 03:55 | Сообщение # 3
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Вечеринка

После небольшого прогона мы отдали себя на растерзание визажистов, и вот, уже через каких-то пару часов, все были полностью готовы к предстоящему торжеству, на которое незамедлительно отправились.

В клубе, где все должно проходить, уже собралась приличная толпа народа. Как и было запланировано, мы подъехали не к самому началу, чем и привлекли к себе дополнительное внимание. Со всех сторон на нас смотрели улыбающиеся лица, и доносились поздравления.

Организаторы предоставили нам слово, и, как лидер группы, я должен был произнести речь, хоть и не особо это люблю.

— Дамы и господа, рады приветствовать вас на этом балу,посвященном... — говоря, я с наслаждением любовался слегка прифигевшими от такого начала J-Rock'ерами. — Да ладно, шучу. На самом деле, мы очень долго ждали этого дня и очень к нему стремились. Вот мы и мажоры!!! Огромное спасибо всем, кто верил в нас, и тем кто нас все это время поддерживал.

— Мы вас всех-всех любим!!! — влез Ю.

— Эй, кажется, это моя речь, — притворно возмутился я. Ю же сразу сделал ангельское личико, это с его-то мейк-апом! чем вызвал смешки в зале. — Хотя ты прав, мы и вправду вас любим! Спасибо всем! А отдельное спасибо нашему продюсеру, Камиджо, тебя мы любим больше всех, — я улыбнулся, — Еще раз огромное всем спасибо, а мы счастливы!!!

Под аплодисменты мы поклонились и встали к инструментам, чтобы исполнить пару запланированных песен. Музыка, драйф, радость и щепотка фан-сервиса в качестве затравки для зрителей. Возможно мне показалось, но этот мини концерт был одним из лучших, за все годы выступлений. В конце последней песни неугомонный Ю подбросил палочки вверх и громко крикнул:

— А теперь вечеринка!!! — его сразу поддержал одобрительный гул голосов.

Стоило мне спуститься со сцены, как я сразу угодил в объятья моего лучшего друга.

— Соно, солнце, поздравляю тебя!!! Вы такие молодцы!!!

— Джури, ты же узнал об этом раньше всех остальных, чего сейчас-то так радуешься? — выпутываясь из крепких дружеских объятий, произнес я.

— Ну и что? Это же так здорово!

— Что, Джури-кун, опять домогаешься нашего вокалиста? — поддел Джури подошедший Йо, эти двое почему-то друг друга недолюбливали.

— Завидуй молча, Йо-кун, тебе вокалисты вообще не светят, — Джури показал ему язык.

— Блин, парни, давайте хотя бы не сегодня, — мне совершенно не хотелось слушать, как мой друг и мой басист весь вечер огрызаются друг на друга.

— Прости нас Соно-чан, больше так не будем, — вокалист DELUHI состроил кавайную мордочку, — Ой, слушай, я побежал, здесь где-то Бьо ходит.

— Иди уже, Казанова.

— Еще увидимся, — и он растворился в толпе.

— Соно, как думаешь, у них все серьезно?

— Не знаю Йо, а что?

— Ну вы же друзья...

— Друзья, но в личную жизнь друг друга особо не лезем. Но знаешь, вроде они просто дурачатся.

— Ясно. О, Versailles.

И точно, к нам направлялась четверка из Versailles. Четверка? Как четверка? А где Камиджо? Я тут же начал искать его глазами, но увы и ах, конечно же, не нашел. Тем временем рядом со мной нарисовался Анзи.

— Соно-сан, поздравляем вас. Вы наконец-то это сделали, — несколько церемонно, впрочем, как всегда, провозгласил Хизаки.

— Теперь можно хвастаться, что я участвовал в одном туре с самими Matenrou Opera, — подмигнул нам Теру.

— Ах, Теру-сан, не преувеличивайте.

Это кто сказал? Аяме??? А он когда успел подойти?

— Аяме, ну хватит уже этих "санов", я ненамного тебя старше.

— Понял, понял.

— Жаль, что мне не удосужилось играть с вами и познакомиться более близко, — немного смущенно произнес Масаши.

— Ну еще не все потеряно, а с познакомиться поближе вообще проблем нет. Пойдем выпьем, — и схватив басиста за руку, Анзи куда-то его потащил.

Все ясно, не зря значит говорил, что он симпатичный. Решил взять парня в оборот, ну Анзи...

— Соно, если твой гитарист... — начал Юки.

— Не переживай, Юки-сан, сам шкуру спущу.

— Хм... ну хорошо.

— Кстати, а где Камиджо?

— Камиджо? — мне показалось или Хизаки смутился? — Ой, Джука-сан, прошу меня простить.

Химе быстренько прошествовал к своему коллеге по Node of Scherzo.

Не понял? Это он так от ответа ушел значит. Ладно, спрошу остальных. Я повернулся, но не увидел никого из тех, кто мне был необходим. Эти... хм... семпаи скрылись в неизвестном направлении, до кучи забрав и моих музыкантов. Ладно, разберемся. Хотя, не на трезвую голову, как говорится. А что, можно и выпить, праздник же. Взяв бокал шампанского, я решил найти местечко поуединеннее, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 03:56 | Сообщение # 4
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Поцелуй

Взяв бокал шампанского, я решил найти местечко поуединеннее, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию.

— Не хорошо пить в одиночестве, тем более находясь на подобном мероприятии.

От неожиданности я аж подпрыгнул. Шампанское в почти полном бокале подпрыгнуло вместе со мной, и теперь несколько капель остались на подбородке.

— Ах, как неловко, — Камиджо осторожно провел рукой, затянутой в перчатку по моему лицу, стирая злополучные капли. — Неужели я такой страшный, что ты даже испугался?

— Нет, вы очень красивы, просто не ожидал встречи.

— Почему же? Ведь я ваш продюсер.

— Ну, ведь Масаши и новый сингл...

— Ах, Соно, не ревнуй. Разве может быть что-то важнее этого события?

Рука все еще была на моем лице. Я смотрел в его немного холодные глаза, хотя, возможно, это лишь эффект линз. Чарующий голос Камиждо и вся эта ситуация странным образом подействовала на меня. Не задумываясь о том, что делаю, повинуясь лишь желанию, я чуть наклонился вперед и припал к его губам поцелуем. В тот момент я даже не мог подумать, что он может оттолкнуть меня или что это кто-либо увидит. Но ничего подобного и не произошло. Его губы с готовностью ответили на мой порыв, рука плавно переместилась на затылок, другая легла на талию, притягивая ближе, и тем самым углубляя наш поцелуй.

Интересно, сколько это длилось? Мне одновременно казалось, что всего лишь мгновение, и что уже, как минимум, пол часа. Это было просто головокружительно и очень нежно. Камиджо осторожно расцепил объятья и прервал поцелуй, отчего я разочарованно вздохнул и потянулся за прерванным наслаждением. Тихий смешок вернул меня в реальность.

— Ну не все сразу, да и нас могут увидеть.

И тут я понял, ЧТО сейчас произошло. Мои глаза удивленно распахнулись, и краска прилила к лицу. Рука Камиджо нежно коснулась моей щеки.

— Расслабься, — он почти невесомо коснулся губами уголка моего рта и ушел. Я же продолжал ошарашенно стоять, прижимая ладонь к щеке, ровно в том месте, где мгновение назад была рука солиста Versailles. Вот я и сделал то, о чем иногда задумывался. Он же действительно красивый. Вот только стоит ли продолжить или... Так, стоп, кто-то тут пить собирался. Вот и буду пока пить.

— Соно, ты что тут стоишь один? — это Джури нарушил мое уединение. Рассказать или нет? Нет. — Пошли, пошли, там этот твой, Камиджо пришел. Ищет тебя, хочет поздравить.

Он схватил меня за руку и потянул ближе к центру зала. Камиджо стоял там. Длинные золотые волосы, завитые локонами, обрамляли его лицо с идеальным макияжем. Камзол, точно по фигуре, и белые перчатки. Странно, что раньше я даже не обратил внимание на то, как он выглядит. В руках у Юджи был огромный букет темно-красных роз.

— Соно-кун, я от всей души рад и очень вами горжусь. Вы наконец-то достигли одной из своих целей. Позволь же подарить тебе этот скромный букет, — он протянул мне эту громадину, — Поздравляю, — губы скользнули по щеке, все как положено, и ни намека на тот поцелуй.

Ну вот, последнее поздравление получено, теперь можно и повеселиться. И все завертелось бешеной круговертью. Мы пили, много смеялись. То появлялся, то вновь исчезал Джури. Вечный энерджайзер, чтоб его, но это я любя, конечно же. Ребята тоже периодически попадали в поле моего зрения. Анзи постоянно был рядом с новым басистом Versailles. Неужто и вправду нравится? Хм, что-то раньше не замечал за ним тяги к лицам мужского пола. Хотя в наше время нечему удивляться. Да и кто бы говорил, собственно. Кстати, куда опять делся Камиджо? Надо будет его найти, хорошо бы повторить наш поцелуй, а лучше вообще пойти дальше.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 03:56 | Сообщение # 5
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
То, чего я хочу

Домой решили разбредаться глубоко заполночь. Джури, в обнимку с Бьо, свалил самый первый. Анзи ушел вслед за ним, предварительно взяв у Масаши номер телефона и, кажется, договорившись встретиться в ближайшие дни. Йо ушел, прихватив с собой пару бутылок из бара. Странный он какой-то в последнее время. Вслед за ним ушли и остальные члены моей группы. О, вот и Камиджо появился. А что если?

— Камиджо, я что-то немного перебрал, не мог бы ты подвезти меня? Просто все ребята уже ушли, а такси ловить не хочется, вдруг водитель узнает, а я в таком состоянии. — Ну я же и вправду слегка перебрал.

— Хорошо, поехали.

Как быстро он согласился. Что ж, отлично. Ехали молча, каждый думал о своем. У меня в голове мелькали мысли о том, правильно ли то, что я собираюсь сделать. Камиджо, конечно, всегда интересовал меня, но сегодня, после того разговора в студии и поцелуя на вечеринке, я понял, что он мне и правда очень нравится. И все-таки, стоит ли? Жаль, что я не настолько пьян, чтобы не думать. А, была — не была. Машина плавно остановилась возле моего дома.

— Спасибо тебе большое, — улыбаясь, сказал я.

— Да не за что, всегда рад помочь. Спокойной ночи, Соно, — Юджи улыбался мне в ответ.

Я немного шатаясь вылез из машины.

— Оясуми.

Продолжая деланно покачиваться, а еще и спотыкаясь, я побрел к дому.

— Эй, Соно, подожди. Может тебя проводить? Видимо ты и вправду слегка перебрал.

— Да не стоит беспокоиться, — я беззаботно махнул рукой, тут же опасно покачнувшись.

— Нет уж, чудо ты пьяное, идем провожу.

Он вышел из машины и, приобняв меня за талию, повел домой.

— Еще раз спасибо тебе.

— Ничего, мне не сложно.

Он такой милый и заботливый. Мы поднялись на лифте на 14 этаж и дошли таки до моей квартиры. Порядочно повозившись с ключами, я все-таки открыл двери. Камиджо все еще аккуратно поддерживал меня. А у меня талант изображать пьяного, ну... настолько пьяного. Мы вошли в квартиру, и я решился. Обвив шею Камиджо руками, я потянулся за поцелуем, но он отстранился.

— Ты меня хочешь? Хочешь переспать со мной? — мне опять показался холодный блеск в его глазах. Дурацкие линзы! Отбросив все сомнения я сказал:

— Да, очень хочу. — И вновь хотел его поцеловать, но Камиджо снова уклонился. Вместо этого он начал покрывать властными поцелуями мою шею. Его руки забрались ко мне под футболку.

— Давай в спальню, — прошептал я.

Он лишь кивнул и за руку потащил меня в спальню, благо, расположение комнат в моей квартире знал довольно хорошо, так как не раз раньше бывал в гостях.

— Раздевайся, — выдохнул он мне в ухо, хотя прозвучало это как приказ. Сам он стал стягивать с себя камзол.

Странно. Ну да ладно, зато я опять получу то, что хочу, а сейчас я очень хочу его. Непослушными руками я стал снимать с себя одежду. Когда на мне осталось лишь белье, я поднял глаза на Камиджо. В тусклом свете, что просачивался с улицы, его силуэт был просто прекрасен. Шикарные волосы рассыпались по обнаженным плечам. Захотелось оказаться за завесой этих волос, целуясь с их обладателем. От одной этой мысли дыхание перехватило, я протянул руку, пытаясь его коснуться. Но не тут-то было. Юджи перехватил ее и повалил меня на кровать, тут же впиваясь мне в шею немного болезненными поцелуями. Рука сразу стала поглаживать мой пах через ткань трусов.

— Я же сказал раздеться, — недовольно произнес он, отстраняясь.

— Прости, просто оставил это тебе, — и как в таком состоянии опьянения и нехилого возбуждения я вообще могу внятно говорить?

— Хорошо.

Вот я и лишен последней части одежды. Камиджо не теряя время взял с тумбочки какой-то крем и выдавил его себе на руку.

— Повернись.

Ну вот, а я так хотел видеть его лицо, но он уже помогал мне занять нужную позицию. Я ждал проникновения, но он что-то медлил. Тогда я повернул голову и, пройдясь языком по нижней губе, как можно более соблазнительнее произнес:

— Возьми же меня, пожалуйста, — слова я подкрепил действием: сильнее прогнувшись в спине.

Дальше он уже не медлил. Положив руки мне на бедра Камиджо стал медленно входить, давая мне привыкнуть и, видимо, привыкая сам. Войдя до конца, он начал медленно двигаться, постепенно наращивая темп. От заполнявшего удовольствия я срывался на громкие стоны. Он же лишь тяжело дышал.

— Еще... сильнее...

Я уже сам стал подаваться на встречу толчкам, желая получить как можно больше наслаждения. Его движения ускорились и стали более жесткими. Он то почти выходил из меня, то вновь врывался, насаживая до конца. В таком темпе надолго нас не хватило. Через пару минут я не выдержал и с громким стоном, переходящим в какой-то всхлип, кончил практически падая на простыни. Камиджо толкнулся в мое тело еще раз и тоже достиг оргазма, сильнее вцепляясь пальцами мне в бедра. Через какое-то время он вышел из моего тела и прилег рядом. Поддавшись порыву я обнял его. Руки Юджи обвили мою талию, а сам певец накрыл мои губы нежнейшим поцелуем.

— Камиджо, я люблю тебя, — разорвав этот восхитительный поцелуй, признался я.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 03:57 | Сообщение # 6
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
То, что я получил

— Камиджо, я люблю тебя, — разорвав этот восхитительный поцелуй, признался я.

Руки с талии тут же исчезли, и Юджи сел.

— Ты, что? — в голосе не было и намека на ту нежность, что была еще секунду назад.

— Люблю тебя, — повторил я.

— Секс — это не любовь, Соно, это просто секс. Ты этого хотел, ты это и получил.

— Как ты можешь говорить такое человеку, который только что признался тебе в любви? — я подорвался с кровати, садясь рядом и требовательно заглядывая ему в лицо.

И что же я там увидел? Да ничего. Полное равнодушие.

— Просто так оно и есть, то, что ты называешь любовью, всего лишь желание, похоть.

— Да кто ты такой, чтобы так говорить? Что обо мне знаешь? Кто дал тебе право решать за меня, что я чувствую?

— Соно, не веди себя как ребенок, к чему эта истерика?

— Ах ребенок значит? А кто только что трахал этого ребенка, между прочим, на этой самой кровати? Что ты пережил в жизни, чтобы судить обо мне? Что ты знаешь о любви?

— Я больше не вижу смысла продолжать этот разговор, — он встал и совершенно спокойно стал одеваться.

— Но ты же сам меня хотел, почему же теперь уходишь?

— Этого хотел ты, и начал это тоже ты, я просто дал тебе то, чего ты желал.

— А тот поцелуй на вечеринке?

— Его инициатором тоже ты выступил.

— А какого тогда было отвечать на него и сейчас на это все тоже, если ты так этого не хотел. Зачем играть с моими чувствами?

— Говорю тебе, ты путаешь любовь с чем-то другим.

— Да что ты знаешь о любви? Ты вообще хоть раз любил? — я уже кричал.

— Это имеет значение?

— Значит нет, если бы ты хоть раз в своей жизни любил, ты бы понял меня, а не просто воспользовался моим телом на одну ночь.

— Я никогда не использовал людей, и я понимаю тебя даже более, чем ты сам. И если тебе так интересно, то я любил Жасмина... и люблю.

— Так значит я всего лишь замена ему? Так, развлечение на одну ночь.

— Нет. Никто не сможет заменить Жасмина, — твердо произнес он.

— Вот и отлично, вот и катись в ад к своему Жасмину! Проваливай из моего дома! — в порыве я запустил в него подушкой.

Камиджо легко поймал ее и положил на кресло, стоящее возле двери.

— Какой же ты все-таки глупый, — с этими словами он ушел, аккуратно прикрыв дверь спальни.

А я просто обессиленно повалился на кровать, глотая не пролитые слезы и медленно погружаясь в какой-то тяжелый сон.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 03:58 | Сообщение # 7
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Запой

Мда, сегодняшнее утро совершенно отличается от вчерашнего. Голова раскалывается, во рту противно, немного побаливает поясница, а на душе полное дерьмо. Что вчера было? Неее, это просто какой-то страшный сон. Ну и я конечно сболтнул лишнего в запале, да и под алкоголем. А что бы вы сделали на моем месте? Я признался человеку в любви, а он... И как только Камиджо мог так со мной поступить? "Это не любовь", да много он понимает в любви-то. Ах да, он же любит Жасмина, как я мог забыть? Любит человека, который уже мертв, какая ирония. Ну а я-то ведь жив. И у меня есть чувства. НО КАК ОН МОГ ТАК ПОСТУПИТЬ СО МНОЙ???

Только сейчас я начал осознавать, что все вчерашнее и вправду было сделано по моей инициативе. Целовал первым я, предложил переспать тоже я. Но ведь он мог отказаться. "Этого хотел ты". Да, я этого хотел, но ведь и он тоже, иначе бы не поддался, да он бы просто не смог, если бы не хотел. Хотя... Если вспомнить, то все его движения, все его действия, каждое прикосновение — во всем этом не было и капли чувства. Все было какое-то стандартно что ли, все было по минимуму: скупо и "как положено". О черт, от этого только хуже. Я всего лишь замена, жалкая и бесполезная замена на одну ночь.

От осознания этого я вновь повалился на только что заправленную кровать. Слезы все-таки потекли из глаз. Меня просто использовали. Стоило мне лишь пойти на поводу у своего желания, сделать шаг вперед и предложить свое тело, как прекрасный аристократ из моих грез легко этим воспользовался. Легко, необременительно и как-то нехотя. Нехотя... черт. А стоило мне лишь предложить свою душу, как она оказалась не нужна. "Это просто секс". Да, видимо для тебя это и был просто секс, но для меня нет. Сволочь ты, Юджи, вот ей богу, сволочь.

Любил он, ага, как же, видимо только себя. Что-то не помню я, чтобы когда-нибудь слышал о том, что они вместе или что Камиджо как-то по особому страдал после его смерти. Себя он любит, вот кого. Прекрасный аристократ, с прекрасной жизнью придворного любимчика. А мне просто обидно, что он мной так воспользовался. Да не просто воспользовался, а еще и не поверил, посмеялся над моими чувствами.

Сколько я провалялся на кровати, анализируя все и жалея себя, не знаю. Но когда я посмотрел за окно, было уже темно. Взяв из бара бутылку виски и за пол часа выпив более половины, я завалился спать. Примерно так же: в слезах, алкоголе и сне, я провел еще три дня. Зато я уже почти убедил себя, что Камиджо мне вообще не нужен. Ну вот совершенно. Разве может мне быть нужен холодный, эгоистичный ублюдок, думающий только о себе и своих чувствах? Человек, который всегда так безупречно выглядит, создает такие образы и пишет такие тексты, от которых иногда хочется плакать? Человек, который так прекрасно смотрится в темной комнате в тусклом свете с улицы, который может целовать настолько нежно? Этот поцелуй. Вот зачем он меня тогда ТАК поцеловал. От этого поцелуя стало только хуже. Никогда еще никто не целовал меня так, как будто я самый ценный для него человек. Почему Юджи? Зачем?

Ответ на этот вопрос я нашел только на четвертый день. Он целовал не меня. И та поза, в которой мы занимались любовью, нет, просто сексом, и то, что он не сказал практически ни слова, и, в конце концов, этот поцелуй. Все это было со мной, лишь как с заменой Жасмину. Все автоматически и не глядя в глаза, лишь за тем, чтобы там, в своем сознании, заменить меня его образом. А поцелуй лишь потому, что он слишком увлекся своими фантазиям. Все просто. А тут еще я со своей любовью. Какой дурак. Еще один день запоя мне обеспечен. И все же я себя так и не убедил до конца.

Камиджо — сука, это бесспорно. Но зато я смог затащить его в постель, а этим мало кто может похвастаться. Жасмин Ю — сволочь. Ну не люблю я кому-либо проигрывать, поэтому однозначно сволочь. Мне не нужны отношения с Юджи, даже просто любовниками быть не хочу. Да, мне было хорошо, но и страсти можно бы побольше. От меня он все равно никуда не денется, продюсер, как-никак. Парня я себе могу найти легко,тем более мы же теперь мажоры.

Придя к таким выводам я решил, что хватит пить. Да и отдыхать осталось совсем немного. Поэтому оставшееся время я решил посвятить себе любимому. Тем более, что из зеркала на меня смотрело малосимпатичное существо с опухшей рожей и мешками под глазами. Вот они, последствия почти недельного запоя. Ой, еще и прибраться не мешало бы. Впервые за долгое время я улыбнулся и взялся за уборку.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 03:58 | Сообщение # 8
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Пьянка продолжается

В последний день своих импровизированных каникул я решил навестить Джури. Это высоко позитивное существо я нашел в его собственной квартире в состоянии глубокой задумчивости, а потому с гитарой в руках, что со времен ухода из прошлой группы, было крайне редкое явление, и с открытой бутылкой текилы. Ну просто интереснейшая картина.

— Празднуешь или хоронишь? — присев на мягкий диван, обтянутый бежевой кожей, спросил я.

Квартира Джури вообще вся была отделана материалами светлых тонов, в отличие от моей, где доминировал синий. Вот и комната, где мы сидели, была в теплых тонах. Светло-песочные стены, бежевый диван и пара кресел. Стеллаж почти на всю стену, паркетный пол. А еще на одной из стен, прямо по обоям, краской нарисованы две огромные бабочки. Когда-то мы вместе рисовали их, по купленному где-то трафарету. Под бабочками стояла коллекция гитар Джури, рядом, прямо на полу сидел и он сам. Журнальный столик затемненного стекла был придвинут к нему и радовал глаз открытой бутылкой и упаковкой чипсов.

— И праздную и хороню, — соизволил ответить мне хозяин квартиры.

— О как, интересно. А ты в курсе, что чипсы с текилой — это нонсенс?

— А пофиг, мне нравится. Хочешь? — он отложил гитару и протянул мне бутылку.

— Нет, спасибо, с меня хватит, сам только из запоя, — поспешно открестился я.

— А ты с чего пил? — удивленно и слегка мутно посмотрел он на меня.

— А у меня отпуск и хреновая личная жизнь, — усмехнулся я.

— Аааа... Вот и у меня хреновая личная жизнь. Прямо невозможно какая хреновая. Сплю с одними, а люблю другого, и так противно от всего этого, что вот, — он указал на бутылку, — Не придумал ничего умнее, чем напиться.

— Хм, с кем ты спишь я, кажется, знаю. Это Бьо.

— Нууу, не только он.

— Изменяешь значит.

— Изменяю, а что поделать-то? Вот как увижу парня похожего на Него, так все тормоза срывает. А Бьо не знает, хотя может и знает, но виду не подает. А я жду, когда ему это надоест, и он от меня уйдет, — Джури сделал приличный глоток из бутылки и закусил чипсиной.

— Ну, брат, тогда ты сможешь подкатить к своей любви.

— Неа, не смогу.

— Что, натурал? Дак нам это не проблема. Анзи вон тоже натуралом был, пока Масаши ему дорогу не перешел. И твой никуда не денется.

— Не, Соно, поверь, тут все сложнее.

— Ну кто он хотя бы?

— Извини, но сказать не могу даже тебе, — он извиняясь развел руками.

— Я не в обиде. А гитара тебе зачем?

— Дак я это, музыку пишу, для Него, — глупо улыбнулся Джури.

— Оу, Ромео блин, ладно, давай свою отраву, а то трезвый пьяному не товарищ.

Пили мы долго и много. Совсем расстроили бедную гитару, да и не одну, если честно. В итоге я выслушал душещипательную историю несчастной любви вокалиста DELUHI. А так же то, какие у его мечты глазки, губки и так далее. Мы даже настрочили некое подобие серенады, и мне стоило больших усилий удержать неугомонного Джури от похода для исполнения сия сомнительного произведения у кое-кого под окнами. Имя он мне, кстати, так и не сказал. Впрочем как и не спросил, что творится в моей жизни, за что я ему благодарен. Ведь все равно не рассказал бы. Джури имеет просто фантастическую способность спрашивать лишь о том, что я могу и хочу рассказать и тогда, когда это возможно.

Вырубились мы в той же комнате, счастливо обнимая гитары и ворча на бабочек, что так нагло разлетались по всей стене.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 03:59 | Сообщение # 9
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Буря

И вот, которое утро совершенно не радует меня своим наступлением. Привычные симптомы похмелья, привычный ужастик в зеркале и привычный гиперактивный Джури, что обиднее всего. У этой заразы никогда не бывает похмелья. Сколько бы он не выпил – голова никогда не болит, лицо не опухает, ну подумаешь не поест пол дня, вот и все неудобства.

— Соно, быстрее-быстрее, пошевеливайся. Каникулы кончились, у тебя репетиция сегодня, — вот редиска, он еще и подгоняет меня, – Иду, иду, — ворчливо отозвался я, – А ты что со мной намылился?

— Конечно, должен же кто-то помочь господину алкоголику добраться до места работы – это раз, — начал загибать пальцы он. – Я уже непростительно долго не подкалывал Йо – это два. У меня есть дело к Хизаки, Леда не может поехать, — это три. Так что собирайся и поехали.

— Уже, — надевая куртку пропел я.

— Ой, солнце, только не пой пока. Без распевки и опохмела ты сегодня явно не звезда. Пиво по дороге купим. И вот еще, — он протянул мне солнечные очки.

— Спасибо. Пошли уже, раз сам торопил.

Мы вышли из дома и сели в машину. Через некоторое время уже бодренькой походкой шли в студию, по пути выкинув в ближайшую урну банку из-под пива. Я даже почти не опоздал, разве час – это опоздание для людей богемы? Вот и я говорю, конечно нет. Джури сразу улетел по своим делам, а я пошел к себе.

Войдя, я увидел странную картину. Анзи активно душил Аяме, на что тот лишь ржал на всю комнату.

— Эээ, а что здесь происходить? – удивленно спросил я.

— Да ничего особенного, — отмахнулся Ю, – Просто Аяме вчера ходил с Масаши в клуб, а сегодня подкалывал этим Анзи.

— О, так наш гитарист просто ревнует.

— Я не ревную! Просто этот урод надо мной издевается. Если я сказал, что парень симпатичный, это не значит, что он мне нравится. Мы просто дружим. И не смотрите на меня так, – взъярился Анзи.

— Анзи, пусти, дурак, задушишь ведь. Наврал я, слышишь, наврал. Не целовался я с твоим Масаши. И да, конечно же, вы просто друзья, и он тебе не нравится, и ты вообще натурал. Ребята, подтвердите, – прохрипел бедный Аяме, так как не в меру горячий гитарист во время своей речи слишком сильно сжал руки.

— Ну конечно натурал, — серьезно кивнул Ю, — Пошли вечером на стриптиз сходим.

— Не, я не могу. Мы с Масаши сегодня в кино идем, — смущенно улыбнулся Анзи, отпуская многострадального клавишника.

Студию огласил взрыв смеха, и даже наш горячий мачо не смог сдержать улыбки.

— Ладно народ, теперь по делу. Соно, пока тебя не было, заходил наш любимый продюсер. Скоро будет концерт, посвященный памяти Жасмина Ю. Мы участвуем, – отрапортовал Ю.

— Нет.

— Что значит нет, Соно?

— Нет, значит нет. Мы не будем выступать на этом концерте. Я так решил и сейчас же иду к Камиджо, чтобы отказаться от выступления. Все, – сказав это, я вышел из студии, не дав никому и слова вставить.

Концерт памяти Жасмина, ага, обязательно. Прямо горю желанием. И это после всего, что я из-за него пережил за эту неделю. Ну уж нет. Камиджо что издевается? Концерт, видите ли. А на меня ему опять плевать. Ничего, сейчас я ему все выскажу. Жасмин Ю! Опять Жасмин Ю! Рррр...

С такими мыслями, в степени крайнего раздражения и злости, я несся по коридорам, направляясь к кабинету Камиджо. Но как назло, его там не оказалось. В студии Versailles его тоже не было. Там вообще были лишь Хизаки и Джури.

– Где Камиджо? – спросил я с порога.

— А что-то случилось? – безразлично спросил Химе.

— Случилось! Где он?

— Или у себя, или к вам пошел.

— Соно, что произошло? — обеспокоенно спросил Джури.

— Не сейчас Джури, лучше вообще не лезь, – отшил его я.

К нам значит пошел, что ж, прекрасно. Вот там я ему и выскажу все. И точно, Камиджо был в нашей студии, когда я вошел туда, громко хлопнув дверью. Все сразу уставились на меня.

— О, Соно, здравствуй. Нехорошо опаздывать, — покачал головой Юджи, – Я хочу разъяснить кое-что насчет предстоящего концерта. Вы будете выступать сразу после…

— О нет, Камиджо-сама, мы не будем выступать.

— Как так?

— А вот так, группа Matenrou Opera не будет участвовать в концерте, посвященном памяти басиста группы Versailles, – твердо сказал я.

— Соно, это не тебе решать, я все-таки ваш продюсер. Тем более я не вижу никаких причин для отказа.

— Причины есть. Я не буду петь для ТВОЕГО Жасмина.

Лицо Камиджо стало очень серьезным и каким-то разочарованным.

— Ах, вот оно что. Соно, не будь ребенком.

— Тебе напомнить, что было с этим ребенком, как ты снова выражаешься, неделю назад? — ехидно спросил я.

Он лишь прикрыл глаза рукой.

– Соно, давай не будем, работа есть работа.

— Я сказал нет.

— А нас ты спросить не хочешь? – вступил в разговор Ю.

Во время нашей перепалки ребята молча переводили взгляд с одного на другого.

— Вас? А зачем? Лидер же я.

— То, что ты лидер, это правда, но решать все сам ты не можешь. У нас тоже есть право голоса.

— Ю, а давай ты права качать в другой раз будешь?

— Но Ю прав. Тем более, что мы многим обязаны Жасмину. Это он привел нас с Анзи в группу, когда Карен и Мика решили уйти.

— Аяме! Тебя я вообще не спрашивал.

— Не ори на него, — тут же вступился Анзи.

— Кто бы говорил. Ты вообще его чуть не задушил, около часа назад.

— Соно, успокойся пожалуйста, — Йо положил руку мне на плечо, – Жасмин Ю всегда помогал нам, если требовалась какая-либо помощь. Мы не можем теперь так поступить с памятью о нем.

Я стряхнул руку басиста со своего плеча.

— Ну мне он ничем особым не помог. Поэтому мы не выступаем.

— Хорошо, не выступай, — как-то слишком серьезно сказал Ю. – У группы Matenrou Opera есть и просто инструментальные композиции. Мы исполним их.

— Что? Ты понял вообще, что ты сейчас сказал? А ты чего молчишь? Ты же продюсер! – обратился я к Камиджо.

— Я не буду вмешиваться во внутренние дела группы. Сами решайте, не маленькие. Жду любого вашего решения у себя в кабинете. – И он ушел, аккуратно прикрыв дверь. У него что привычка так закрывать двери? От этого я взбесился еще больше.

— Мы не выступаем! Все, точка!

— Ты, конечно, как хочешь, но я буду, — твердо ответил мне Ю.

— Я тоже.

— И я. Мы многим ему обязаны, – это уже Анзи с Аяме.

Я посмотрел на Йо. Всегда, во всех мелких конфликтах, он был на моей стороне.

— Прости, Соно, но твоя позиция просто некрасива. Я уважаю Жасмина Ю. Он был прекрасным басистом, до которого мне еще расти и расти. Тем более Камиджо лично просил, я не могу ему отказать, прости.

— Это значит ты с ними?

— Да.

— Что ж, прекрасно, раз вокалист вам не нужен и на его мнение абсолютно наплевать, я ухожу из группы.

— Но, Соно… — Попытался возразить Ю.

— Поздно. – Я развернулся и гордо прошествовал к двери. – Не больно-то вы мне и нужны. Я соберу более хорошую группу, где мое мнение будут уважать, и вы еще не раз пожалеете о своем поступке. Сайонара, – сказав это, я вышел.

В коридоре я столкнулся с Джури.

— Соно, прикинь, нас пригласили на концерт памяти Жасмина Ю, – улыбаясь во весь рот, «обрадовал» он.

— Замечательно, и ты тоже значит. Сдался вам этот Жасмин.

— Эй, ты чего? Что случилось-то?

— Ничего. Что пристал-то? Со своей жизнью сначала разберись, а потом в мою лезь.

— Ты офонарел? Чего орешь-то?

— Ничего. Если тебе так интересно, то скажу. Я ушел из группы.

— Ой зря, пожалеешь ведь. Тебе бы успокоиться и все нормально обдумать. Уверен, ты поймешь, что тоже в чем-то был неправ. Нельзя же из-за ссоры все бросить. Кто ты будешь без группы?

— Да пошел ты, — я прижал его к стене, – Тоже мне умник нашелся. Это они без меня ничто.

— Не говори ерунды. Успокойся и отпусти меня.

— Это не ерунда! Я – лицо группы, это меня любят сотни фанатов. Без меня они и месяца не протянут.

— О, да у тебя мания величия, — усмехнулся он.

Это стало последней каплей. Размахнувшись, я вдарил ему по лицу.

— Ты еще об этом пожалеешь, – зло бросил я.

Вышел из студии и пошел в клуб, где часто тусуются молодые группы. Всю дорогу я лелеял в себе злобу на весть мир. На Камиджо, который никак не хочет уходить из моих мыслей, постоянно издеваясь. На группу, которая меня предала, возомнив о себе не весть что. На Жасмина, из-за которого все и началось. Как же я тебя ненавижу Жасмин Ю, как же я тебя ненавижу! Но самое горькое – это поведение Джури. Друг называется. Не может поддержать, когда мне это так необходимо. Обвинять еще меня в чем-то вздумал. Ну да ничего, я обещал, что ты еще об этом пожалеешь. Достав телефон, я порылся в телефонной книжке и, найдя нужный номер, нажал на вызов.

— Моши-моши, Бьо-кун? Привет, это Соно, помнишь. наверное. Есть тут у меня для тебя одна информация…
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 04:00 | Сообщение # 10
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Джури. Часть первая

Утро выдалось прекрасное. После ночной пьянки с Соно я чувствовал себя… да впрочем как обычно, после массивного вливания алкоголя. Слава моему организму за отсутствие видимого похмелья. Вот только чувствую, что опять, как минимум до обеда, буду ходить голодным. Ну просто не лезет в меня еда.

Быстро приведя себя в порядок, я стал торопить это чудо. Вот уж у кого эта ночь отпечаталась на лице. Сегодня необходимо поговорить с Хизаки. Они с Камиджо планируют какой-то концерт в память о Жасмине Ю по идее, конечно должен был ехать Леда, но наш лидер-сан почему-то не может. Он не может, а отдуваться, конечно же, приходится мне. Бедный я, бедный.

Доехав до студии, мы с Соно сразу же разбежались по своим делам. Хизаки я нашел в не лучшем настроении.

— Здравствуй, Хизаки-сан.

— Привет, Джури. Леда предупредил, что ты будешь вместо него.

Ну кто бы сомневался.

— Значит так, концерт будет примерно через месяц, даже чуть позднее. Точную дату сообщу позже. Концепция выступлений основана на четко выраженных басовых партиях. Леда сказал, что у вас найдется пара подобных песен. Он прав?

— Думаю да.

— Что ж, отлично. Тогда мы можем на вас рассчитывать.

— О, безусловно. Леда ведь уже все решил, а раз Леда что-то решил, он нам спуску не даст, – улыбнулся я.

И в это момент наш «милый» разговор прервал буквально влетевший в комнату Соно. Ну и видок у него. Интересно, зачем ему Камиджо? Но на мои вопросы он лишь ответил, причем довольно грубо:

— Не сейчас, Джури, лучше не лезь, – и унесся прочь.

Я явно чего-то не понимаю или, что скорее всего, не знаю.

— Джури, что это происходит с твоим другом? Какой-то он нервный, – несколько удивленно спросил Химе.

— Без понятия, утром он был вполне вменяем.

— Да? Что ж, это не мое дело. У тебя есть какие-нибудь вопросы по поводу концерта?

— А, да. Кто еще будет выступать?

— Kaya, Sugar, UnsraW и Screw уже дали согласие. Думаю также будут присутствовать Moi dix Mois и D, Мана-сан и Асаги-сан весьма заинтересованы, тем более что Асаги-сан дружил с Юичи. Ну, и конечно же Matenrou Opera. Более точный список будет в ближайшее время.

— Значит Screw тоже будут?

— Что-то не так?

— Да нет, все нормально, просто Бьо ничего мне не говорил.

— Они дали согласие дня два назад. Всю остальную информацию я пришлю по факсу.

— Конечно, до свидания Хизаки-сан.

Он лишь кивнул мне, погрузившись в какие-то бумаги. С головой, полной различных мыслей, я решил заявиться в студию к Matenrou Opera. Все-таки я и вправду давно Йо не подкалывал, да и вообще не видел. Хотя все же странно, что Бьо мне ничего не сказал о концерте. Мы же встречаемся, как-никак. Медленно бредя по коридорам, я встретил безумно злого Соно.

— Соно, прикинь, нас пригласили на концерт памяти Жасмина Ю, – улыбнулся я.

— Замечательно, и ты тоже значит. Сдался вам всем этот Жасмин, – зло выпалил он. Странная реакция на мои слова. Явно что-то случилось. Надо попытаться это выяснить и помочь, если смогу конечно.

Ох, зря я попытался это сделать. Ни к чему хорошему наш разговор не привел, только поругались. И все же зря он из группы ушел, да еще с такими мыслями. Все таки иногда он бывает очень глупым, и я всерьез переживаю, как бы он не наломал дров. Но вот моя гордость. Если намек на то, что моя жизнь еще большая помойка, чем его, и прижатие к стене, я смог стерпеть, списав на вспышку гнева, то удар по челюсти за, собственно, правдивые слова в его адрес, это уже нет. У моей доброты и заботы тоже есть предел.

Дотронувшись пальцем до разбитой губы, я сел прямо на пол. Вот черт, Леда же меня за такой «макияж» по голове не погладит.

— Что за шум, а драки нет?

Я поднял голову и увидел стоящего рядом Йо. Он посмотрел на мое лицо, и глаза его расширились. Басист опустился рядом со мной на колени и, протянув руку, аккуратно коснулся раненой губы, стирая кровь.

— Ками-сама, а драка все же была значит. Джури, кто так тебя? – Обеспокоенно спросил он.

— А ты угадай. Я сегодня лишь одну истеричку видел, — усмехнулся я, отчего кровь выступила еще сильнее.

Йо протянул мне платок и сел рядом.

— Он из группы ушел, – а голос грустный.

— Знаю.

— И кажется теперь меня ненавидит.

— За что? – я удивленно воззрился на Йо.

— Долго рассказывать.

— А я никуда не тороплюсь, да и пол здесь очень удобный.

Он рассмеялся и встал, протянув мне руку, приглашая подняться, что я собственно и сделал.

— Джури, ты неисправим, можешь ты быть серьезным или нет? Хотя что я говорю, конечно, нет.

— А вот и да, я сама серьезность, – я попытался состроить самую серьезную физиономию, на которую только был способен.

Видимо мне не очень удалось, потому что Йо вновь залился смехом, что в принципе неплохо, у него приятный смех.

— Что ж, хорошо, если тебе нечем заняться и ты ни к кому не спешишь, я могу тебе все рассказать, только не здесь. Найдем другое место, репетиции у нас все равно не будет.

Я согласно кивнул, мысленно отметив это «…ни к кому не спешишь…»

— Пошли тогда прогуляемся.

— Идем.

Мы вышли из здания и уже хотели направиться в ближайший парк, как у меня зазвонил телефон.

— Моши-моши, Бьо… — услышав имя моего парня, Йо как-то помрачнел и отошел в сторону.

— Джури, я хочу сказать тебе кое-что важное, – не здороваясь начал Бьо.

— Ммм, милый, может позднее, я сейчас немного занят.

— Нет, позднее никак. Короче, дело в том, что я от тебя ухожу.

— Что? То есть как так? Почему? – признаться, я опешил от такого заявления.

— Почему? Все просто, Джури, все очень просто. Я всегда знал, что ты любишь другого человека. Даже во сне ты обнимал меня и называл его именем.

— Я…

— Я знаю, ты наверно не подозревал, тем более, что наши имена так похожи. Я мог с этим смириться. Я ведь тоже не люблю тебя. Нам просто было классно вместе.

— Тогда почему?

— Я мог стерпеть твою нелюбовь, но вот твои измены нет. Не потерплю, когда мною так пренебрегают. Я слишком горд для этого, а потому ухожу. Моих вещей у тебя нет, впрочем, как и твоих у меня, – я услышал, как он усмехнулся.

— Бьо, прости.

— Да ладно, забыли.

— Надеюсь мы друзья?

— Друзья? Я бы посоветовал тебе лучше выбирать друзей, Джури. Если так хочешь, мы хорошие знакомые и коллеги, но друзьями я бы нас не назвал, особенно после всего, что между нами было.

— Тогда, хорошие знакомые. И… прости еще раз.

— Сказал же, забыли. Увидимся на концерте. И знаешь что… удачи тебе с ним.

— Спасибо, тебе тоже удачи.

Я стоял и тупо пялился на телефон. Все-таки Бьо очень хороший парень. Зря я так с ним. Но не могу я сдержаться, когда вижу кого-то похожего на НЕГО. Черт, я еще и во сне называл Бьо ЕГО именем. Самое время почувствовать себя полным отморозком. Поделом мне, поделом. Я бы не его месте еще и морду мне набил, вместо пожелания удачи. Хотя ее мне сегодня уже набили. А Соно – сука, друг называется. Только он мог рассказать Бьо про измены, больше ведь никто не знал. Отомстил значит. Ну молодец, поздравляю. Видеть его больше не хочу. Сунув телефон в карман, я подошел к Йо, постаравшись придать лицу как можно более беспечное выражение.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 04:04 | Сообщение # 11
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Джури. Часть вторая

— Эй, Йо, я закончил.

— Вижу и так понимаю, мы никуда не идем, – хмуро ответил он мне.

— Нет, друг, еще как идем, только не в парк, как планировали изначально, а в бар. Хочу нажраться.

Его лицо тут же переменилось, приняв обеспокоенное выражение.

— Джури, что-то случилось? С Бьо что-то серьезное произошло?

— С Бьо? Да нет, с ним вроде все в порядке… надеюсь… Просто мы больше не пара, – как можно спокойнее сказал я.

— Вы расстались? Но как? Почему?

— Идем уже в бар. Там все друг другу и расскажем.

Я схватил его за руку и потащил к своей машине. В паре кварталов от моего дома есть замечательный бар. Спокойный и уютный, я часто бывал там, возвращаясь из постели очередного любовника, так похожего на мою манию. В том баре было удобно сидеть и заливать алкоголем сосущую пустоту в душе, от того, что похож, но опять не он, что я опять сорвался и предал близкого мне человека. Именно в это место я вез совсем несопротивляющегося Йо, который как-то странно смотрел на меня всю дорогу.

В баре царил приятный полумрак, и играла тихая ненавязчивая музыка. Бармен поприветствовал меня кивком головы и вновь принялся за протирание и так уже чистых бокалов. Мы прошли к моему любимому столику в самом углу бара. Тяжелые темно-бордовые портьеры, спускающиеся со стен, образовывали мягкие складки. Лампы из красного стекла добавляли атмосфере таинственности.

— А здесь довольно мило, — оглядываясь, произнес Йо.

— А еще здесь лучшая выпивка в городе, проверено, – улыбнулся я.

— Ну кто бы сомневался, что ты уже облазил все злачные местечки, тусовщик ты наш.

— Хоре подкалывать, не до этого сейчас, — отмахнулся я, – Что пить будем?

К нам подошел официант, чтобы принять заказ. Прошло, наверно, минут двадцать, а никто из нас еще не произнес ни слова, просто молча пили. Но надо было начинать.

— Что ж, Йо, давай рассказывай, что там у вас такого произошло.

Он тяжело вздохнул, сделал большой глоток и начал говорить:

— Ну думаю, про концерт ты уже наслышан. Так вот, узнав о нем, Соно неожиданно вспылил. Он отказался от участия и решил разыскать Камиджо, чтобы сказать ему об этом. Но пока он его искал Юджи пришел к нам в студию, и мы ему рассказали про Соно. Он же попросил нас выступать в любом случае, ради памяти Жасмина, ради всего, что он для нас сделал. А потом вернулся Соно и для начала поругался с Камиджо, а потом заявил, что он лидер и в группе решает все сам. Ю возразил, он сказал, что вся группа имеет право выбирать, выступать нам на концерте или нет, и он будет играть в любом случае. Анзи и Аяме тоже сказали, что будут играть. Сонно спросил меня. А что я? Он же мой друг, но Камиджо очень просил выступить на концерте, да и Жасмин Ю… ведь после его смерти Versailles никого не могли видеть на месте басиста. Но поклонники так их поддерживали, так желали возвращения, что когда было принято решение вернуться, меня попросили временно, нет, не занять место Жасмина, ибо его место всегда будет принадлежать лишь ему, и не я, не даже Масаши, не сможем его заменить. Они тогда просто попросили меня на время стать шестым участником группы. Я не смог отказать. Для меня это очень многое значит. Именно поэтому я не смог отказать просьбе Камиджо и сейчас. Я тоже не согласился с решением Соно. Раньше я всегда, во всех спорах вставал на его сторону, а тут… Я его разочаровал. Думаю он меня теперь ненавидит, – закончив, он налил себе целый бокал, залпом его выпил и устало опустил голову.

Весь его вид был таким подавленным, что я не смог сдержаться и, пересев на его диван, обнял за плечи. Йо весь застыл в моих объятьях, но потом как-то сразу расслабился, немного откинувшись мне на грудь.

— Не переживай ты так. Побесится и успокоится. Ты же знаешь Соно, иногда он ведет себя как капризный ребенок. Тем более, что при таком раскладе с группой, он не будет сильно заморачиваться на тебя, – почувствовав, как он напрягся, я поспешно добавил, – Нет, нет, я вовсе не считаю, что твои слова ерунда, правда. Просто я не хочу, чтобы ты сейчас очень сильно переживал по этому поводу. Вот увидишь, он еще образумится, поймет ситуацию и научится думать о чувствах других людей.

От моих слов он вновь расслабился, отпил от уже наполненного мной бокала и спросил:

— Почему?

— Что почему?

— Почему ты не хочешь, чтобы я расстраивался сейчас?

— Просто потому, что не хочу, да и не так часто мы с тобой по-человечески разговариваем, — озвучил таки я давнюю мысль.

Эти обнимания надо было уже прекращать, и потому я откинулся на спинку дивана. Йо подозвал официанта и заказал нам еще выпить.

— Хорошо, пусть будет так. Теперь твоя очередь Джури. Из-за чего ты расстался с Йо.

А вот и он, этот ужасный вопрос. Но я ведь обещал рассказать, когда вез его сюда. Да и Йо, несмотря на наши не самые блестящие отношения, рассказал о том, что его мучит. Но могу ли я рассказать ему все? Сложно, как же сложно. Но поймет ли? Не сделаю ли я лишь хуже? А к черту все. Я устал, я и правда уже устал.

— Мы с Бьо не то что бы расстались. Просто он от меня ушел.

— Ушел? От тебя? Странно, насколько я знаю всегда ты уходил от всех своих пассий, – басист аж поперхнулся.

Интересная реакция и мнение обо мне. Я лениво улыбнулся.

— Так было не всегда. До определенного момента я жил как все. Когда-то бросал сам, когда-то меня. А потом я влюбился и пошло-поехало. Чтобы отвлечься, я стал искать кучу замен. Это было весело, в какой-то степени, но и противно тоже. Потом я встретил Бьо, началось с ним все как обычно, но нам было классно и легко вместе, поэтому мы решили встречаться. А ушел он от меня, потому что я ему изменял, – я усмехнулся, – В принципе я верный и с другими партнерами ничего подобного не было, да и ему я изменял лишь с определенными людьми. Просто когда я видел парня, похожего на того, кого люблю, у меня крышу сносило. А Бьо не знал, может и догадывался, но наверняка не знал ничего, пока Соно ему не рассказал.

— Соно? – кажется, Йо был сильно удивлен.

— Да, это его месть за ту стычку в коридоре. Но я сам виноват. Как сказал мне Бьо, я еще и по ночам называл его тем именем, именем любимого мной человека. И ведь действительно Бьо – Йо, можно и перепутать. Так что не удивительно, что он от меня ушел. Но, как ни странно, у нас, кажется, сохранились нормальные отношения. Вот и все, больше рассказывать нечего.

Я посмотрел на Йо и то, что я увидел, привело меня в шок. Он сидел с широко раскрытыми глазами и смотрел на меня. Нижняя губа мелко подрагивала, а рука так и застыла в воздухе на полпути ко мне. Я сказал что-то не то? Не понимаю я такой реакции на вполне заурядный рассказ.

— Йо? Ты сказал Йо? Ведь мне не послышалось, Джури? – наконец произнес басист.

И тут я понял, что случайно проговорился. Я открыл свою самую страшную тайно человеку, которому совсем не собирался ее открывать, ну, по крайней мере, не таким образом. Но сделанного не вернешь и отрекаться бессмысленно.

— Значит я все же это сказал. Да, Йо, тебе не послышалось.

— Это… я? – его голос прозвучал как-то странно.

— Да.

А что я еще мог сказать? Ох, не хотел я так признаваться в любви. Я вообще не хотел, а так уж тем более. Да что за день-то сегодня такой?! Мне страшно посмотреть на Йо. Но я услышал его голос:

— Можно задать тебе еще один вопрос?

— Задавай, теперь-то мне уже все равно, раз я так глупо проговорился.

— Ты и на самом деле любишь меня? И давно?

— Давно. Сейчас уже и не вспомню когда именно это началось. Я помню лишь, что ты запомнился мне с первого взгляда. А разве это важно? – я перекатил голову по спинке дивана, чтобы посмотреть на Йо.

Если раньше он был растерян, то теперь взял себя в руки и вполне спокойно смотрел на меня, сидя в такой же позе. К этому моменту мы достаточно напились, и чтобы сфокусировать взгляд на одной точке приходилось зажмуривать один глаз.

— Знаешь, а я ведь тоже тебя люблю, — протянул Йо.

А вот и моя очередь удивляться.

— Ты ведь не шутишь?

— Неа, — он довольно улыбнулся, – Я тоже давно тебя люблю, вот совпадение-то.

— Тогда мы просто обязаны сейчас поцеловаться, — твердо сказал я.

— Ммм, думаешь?

— Уверен!

— Тогда давай.

Мы потянулись друг к другу губами и даже не промахнулись, что не могло не радовать в нашем-то состоянии. Губы соприкоснулись. Вот и наш первый поцелуй. Не думал, что он вообще может случиться, хоть и представлял себе это не раз. Действительность оказалась лучше, чем любая мечта. Нежно, восхитительно приятно.

— Думаю нам уже пора домой, – разорвав поцелуй, сказал я.

Он согласно кивнул, встал и протянул мне руку. Мы заплатили и пошатываясь пошли к выходу. О том, что бы сесть за руль не могло быть и речи, а потому пришлось поймать такси. Йо назвал адрес и машина тронулась с места. Весь путь до дома басиста мы отчаянно целовались, не обращая внимания на хмурого таксиста. А за окном уже опускались сумерки.

Как мы поднялись до квартиры Йо и добрались до спальни, я помню очень смутно. Первое просветление, это когда мы рухнули на кровать и мой любимый сказал:

— А теперь по сценарию у нас должен быть секс.

— По какому сценарию? – уклоняясь от губ, спросил я.

— Ну, как в любовных романах, – улыбнулся он и попытался залезть мне под футболку.

— Прости, милый, но сегодня ничего не будет, мы слишком пьяны, потому раздевайся и давай просто спать. Не хочу, чтобы наш первый раз был сплошным нелепым разочарованием.

— Ты прав, давай тогда просто спать.

Мы кое как разделись и залезли под одеяло, где, обнявшись ,погрузились в царство Морфея.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 04:05 | Сообщение # 12
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Джури. Часть третья, заключительная

Утором я проснулся уже после Йо, потому что когда я открыл глаза, он сидел на краю кровати и в упор смотрел на меня. Весь вчерашний вечер промелькнул перед глазами. Мдаааа…

— Привет, — а голос-то у меня после сна хриплый.

— Здрасте.

— А что так недовольно?

— А с чего мне радоваться, раз ты тут?

— Все понятно, а я почему-то надеялся, что ты это серьезно.

Я встал и начал натягивать на себя, валяющиеся у кровати джинсы. А ведь я вчера поверил, что Йо тоже меня любит. Дурак.

— А сам-то? Неужели ты вчера не шутил?

Я пристально посмотрел на него.

— Нет, если сказал, что люблю, значит это так и есть.

Ясно, он меня не любит и не верит в мои чувства. Ладно, значит не судьба. Переживать буду дома, а сейчас надо уходить отсюда.

— Джури, кофе будешь?

Что? Я не ослышался? Оборачиваюсь и удивленно смотрю на басиста, а он миленько так мне улыбается.

— Кофе? Нет спасибо. А вот от чая не откажусь.

— Тогда я пошел ставить чайник.

Он спрыгнул с кровати и помчался на кухню, мимоходом шлепнув меня по заднице. Ну и как это понимать? Сначала строит недовольную рожу, потом обвиняет, чуть ли не во всех смертных грехах, а теперь пошел наливать чай. Еще и по заднице шлепнул. Вот извращенец! Улыбка сама появилась на губах. Поздравляю вас, Джури-сан, ваша мечта исполнилась и теперь будет явно не до скуки. А жизнь-то прекрасна.

— Джури, хватит уже мечтать. Пошли чай пить, – Йо, уже одетый, появился в дверях спальни.

— Я и не мечтал.

— А что же тогда?

— Да вот думал за что мне такое наказание в виде тебя.

— Наказание? – он подошел и обвил мою шею руками, – Думаю вы достаточно грешили, Джури-сан, чтобы вас так наказали.

— Хм, тогда я буду грешить еще больше, начало наказания мне уже нравится.

— Не в этой жизни, ты теперь со мной, – Он потянулся меня поцеловать, но я резво выкрутился из его объятий и пошел к двери.

— Кто-то звал пить чай, идем же.

— Эй, а поцелуй?!

— Не я один грешил в этом мире. Ты идешь? Я вообще-то не знаю где тут кухня.

***

С того дня мы с Йо стали встречаться. Все наши знакомые сильно офигели от такого поворота событий. Ну еще бы, ведь обычно ни одна наша с ним встреча не обходилась без довольно грубых насмешек и подколов с обеих сторон. А как еще нам было обратить внимание друг друга на себя? Вот и цапались постоянно.

Наши отношения складывались как у обычной… хм… ну скажем шестнадцатилетней пары. Мы ходили на свидания. Да я на свиданиях уже лет сто не был. А с Йо будто романтика вернулись в мою жизнь. Кино, уютные кафешки и даже ночные прогулки по крышам.

Сегодня мы возвращались с очередного свидания ко мне домой. Как-то так получилось, что Йо еще ни разу не был у меня дома.

— Ой, какие у тебя бабочки на стене, — он восторженно рассматривал это художество.

— Нравится? Мы с Соно их пару лет назад нарисовали.

— Красиво. Просто и красиво.

— Рад, что тебе нравится. Слушай уже поздно, придется тебе остаться у меня.

— Хорошо, показывай, где тут спальня.

Мы прошли в спальню.

— Ну, нифига себе, вот это кровать! Да сюда человека четыре можно положить и еще место останется.

— Четыре? Как-то не пробовал, но вот трое точно свободно могут спать.

— А ты значит пробовал, — Йо опасно сузил глаза и резко повалил меня на кровать, нависая сверху.

— Слушай, Отелло, давай полегче. Просто после выхода одного из синглов, мы с ребятами отмечали у меня. Так вышло, что на ночь все остались здесь. Вот я и уложил Агги, Леду и Сойка на эту кровать, а сам, как радушный хозяин спал на диване в гостиной.

— Ладно, на этот раз поверю, но знаешь, теперь эту кровать никто, кроме нас двоих не займет.

Одним движением я поменялся с Йо местами.

— Тогда сделай что-нибудь для этого.

— С удовольствием.

Йо впился в мои губы поцелуем, на который я конечно же ответил. Поцелуй становился все более страстным. Руки басиста забрались мне по футболку. По телу стало разливаться приятное тепло, собираясь в тугой узел внизу живота. Я стал покрывать поцелуями его шею, насколько позволяла футболка, а позволяла она немного.

— Солнце, а ты не хочешь снять с себя эту дурацкую футболку?

— Да мне и так хорошо, — мило улыбаясь и невинно хлопая глазками ответил он.

Я бы наверно даже поверил в эту картину ангельской невинности, если бы рука этого гаденыша не сжимала мой пах. Рыкнув, я рывком встал с кровати, ставя на ноги и его. Со следующим движением злополучная футболка была снята и отброшена куда-то на пол.

— Ну вот, теперь я замерзну.

Опять это невинное личико, а руки-то уже расстегивают ремень на моих джинсах.

— Не бойся, я тебе не позволю.

Теперь мои губам доступно больше его тела, чем раньше. Но видимо его не устраивает наличие одежды на мне самом, и вот теперь уже моя футболка встречается с полом. Мы вновь падаем на кровать, и я продолжаю прерванное занятие. Спускаюсь поцелуями к груди, облизываю, а потом прикусываю зубами сосок, тем самым вызвав негромкий стон. Продолжая ласкать соски, справляюсь с ремнем на его джинсах. Йо приподнимает бедра, и его джинсы и белье прощаются со своим хозяином. Впиваюсь в губы страстным поцелуем, а кончиками пальцев, едва касаясь провожу по его животу и внутренней поверхности бедер. Йо вздрагивает и сильнее обнимает меня за шею.

— Аккуратней, любимый, ты же не хочешь меня задушить.

А самому дыхания почти не хватает от переполняющего возбуждения. Тело Йо так остро реагирует на все мои ласки. Это просто кружит голову.

— Сними… сними уже свои джинсы.

Улыбаюсь и с удовольствием выполняю этот, практически, приказ. Теперь мы оба полностью обнажены. Касание кожи к коже вызывает мелкую дрожь по всему телу. Губы Йо терзают поцелуями мою шею. Наши руки путешествуют по телам друг друга, лаская. он прикусывает мочку моего уха , обнимает ногами за талию и хриплым от возбуждения голосом шепчет:

— Я хочу тебя, Джури. Я так тебя хочу. Возьми меня, возьми мое тело так, как забрал уже однажды душу.

От этого шепота и слов крышу сносит окончательно. Мы вновь утопаем в поцелуе, а я, нащупав смазку, уже подготавливаю наши тела к полному слиянию. Вхожу в него одним плавным толчком. По комнате проносится наш двойной стон. Замираю, привыкая к ощущениям. Тесно, жарко и сердце готово выпрыгнуть из груди. Подаюсь бедрами назад, потом вперед, слыша еще один стон. И снова, и снова, и снова. Мы движемся навстречу друг другу, постепенно ускоряясь. Жаркие стоны наполняют пространство. Руки любимого скользят по моей спине, а ногти впиваются в кожу при каждом особенно сильном толчке, но это лишь сильнее разжигает страсть. Я чувствую, что развязка уже близка. Пара движений и, простонав мое имя, Йо сотрясается в оргазме. Его наслаждение эхом отдается в моем теле. Оргазм накрывает волной, на пару мгновений буквально выбивая из реальности.

Вернувшись с небес на землю, я ложусь на кровать рядом с любимым.

— Джури, это…

— Да…

Зачем слова, если и так все понятно. Мы еще какое-то время лежим, лениво целуясь и приходя в себя после пережитого. На душе наконец-то полное спокойствие. Нет больше той сосущей пустоты, потому что вот ОН, тот самый, настоящий, и теперь навсегда со мной.

— О чем задумался?

— О том, как мне повезло.

— Я настолько хороший любовник?

— Безусловно, — целую его в кончик носа, от чего он забавно морщится, – Но дело не только в этом. Мне очень повезло, что ты наконец со мной. От этого так тепло на душе и так спокойно. Тебе я готов отдать всего себя до конца, без остатка. Ты не просто любовник, ты любимый.

— Ты меня смущаешь, я еще ни от кого не слышал таких слов.

Его щеки чуть порозовели, а глаза светятся счастьем.

— Но все мои слова правда. Я люблю тебя, Йо.

— Я тоже люблю тебя. Сильно-сильно.

Мы еще немного полежали, а потом пошли в душ. Звонок телефона прервал мое пребывание под струями воды.

— Моши-моши.

— Джури, здравствуй, это Соно. Извини за столь поздний звонок, – услышал я робкий голос друга.

— Соно? Ты что-то хотел?

Я уже не злюсь на него, слишком много хорошего у меня в жизни, чтобы вспоминать старые обиды, но пойти на сближение первым гордость не позволяет, а тут он сам звонит.

— Я хотел попросит прощения. За все. За ту ссору в коридоре, за то, что ударил тебя. И еще, это я позвонил Бьо и рассказал про измены. Слышал, вы расстались. Прости меня, пожалуйста, прости. Я не должен был этого всего делать, ты мой лучший друг, а я поступил с тобой как последняя сволочь. Теперь я все понял и правда очень сожалею. Прости меня, если можешь.

— Все нормально, я уже простил. Мы же друзья. А знаешь, ты даже помог мне.

— Как помог?

— Твой звонок Бьо, он подтолкнул меня к человеку, которого я люблю. Теперь мы вместе и я счастлив, – я не мог сдержать улыбки, – Так что все хорошо.

— Я рад за тебя, от всей души рад.

— А как ты сам-то поживаешь?

— Я-то? Ну как тебе сказать? Более или менее.

— Если помощь нужна, обращайся и давай встретимся на днях и…

— Извини, но нет, — перебил он меня, – Не надо пока встречаться, я сейчас очень занят и времени совсем нет. Но ты не переживай, со мной все в порядке и спасибо за предложенную помощь, ничего другого я от тебя не ожидал. А сейчас прости, но мне пора. Пока.

— Пока.

Какой-то странный звонок. Переживаю я за него, но вмешиваться не буду, раз он так просил, да и что-то подсказывает, что не стоит.

— Кто звонил? – теплые руки обняли мня.

— Соно.

— Соно?

— Да, он извинялся.

— Как он? – в голосе Йо было слышно волнение.

— Говорит, что все в порядке. Весь в делах, свободного времени почти нет. Не переживай за него, что бы не было, он со всем справится.

— Угу, пошли спать, – Йо обошел меня и обнял за шею, – Отнесешь?

— Неа, ты тяжелый.

— Ничего подобного! Я не тяжелее тебя. Ну любимый, ну пожалуйста, – басист состроил умоляющую физионимию.

— Эх, горе ты мое, уговорил.

— Горе? А еще недавно был счастье…

— Ну конечно же счастье. Самое большое в жизни счастье.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 04:06 | Сообщение # 13
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Грандиозный план

Закончив разговор с Бьо, я на секунду задумался о том, правильно ли я поступил. Нет, определенно правильно. Нечего было Джури лезть в мою жизнь. Мне поддержка нужна, а не глупые и ошибочные наезды.

Место, где находился тот самый клуб было довольно далеко, такси ловить не хотелось, пешком не в кайф – это я до вечера только идти буду. Выход один – метро.

В подземке, как и обычно, полно народу. Все куда-то спешат, о чем-то разговаривают. Вот идут два парня, на первый взгляд лишь друзья, но если присмотреться, то можно заметить, что идут они слишком близко друг к другу, взгляды, которыми они обмениваются, вовсе на дружеские не похожи. Друзья так не смотрят, нет их взгляде такого количества нежности и обожания. Ну почему и у меня так быть не может? Почему Камиджо не может также на меня смотреть? Почему не может полюбить меня? Почему, ну почему между нами стоит тень проклятого Жасмина Ю? Ведь если бы не он, мы бы стали парой. Я уверен, потому что, если бы Юджи меня хоть немного не хотел, в ту ночь ничего бы не было.

Ну вот, опять мои мысли свернули в его сторону. Надоело, сейчас надо думать о другом. Из группы я ушел, просто не вижу смысла продолжать работу с людьми, которые не умеют слушать никого кроме себя. Я лидер, уж к моему мнению стоит прислушаться в первую очередь. Но ничего, посмотрим сколько они продержаться без меня. Мой голос – главная составляющая успеха. Музыка без голоса звучит совсем иначе, чем с ним. Если компания их не бросит, наверняка найдут какого-нибудь мальчишку из начинающих. Такому легко будет навязать чужое мнение. Но вот примет ли его публика? Это очень спорный вопрос. Публика сейчас стала более разборчивой. Молодых групп с посредственным вокалом сейчас как грязи. 80% из них распадается, не просуществовав и пары лет, также полно групп «одной песни». Но даже в этой куче можно при желании найти несколько стоящих вещей. Надо лишь поискать.

В клубе сегодня опять были выступления каких-то новичков, мечтающих стать великими, и не просто мечтающих, а «знающих», что так и будет. Впрочем, такие выступления здесь бывают каждый день. Глупцы.

Я занял такое место, чтобы хорошо была видна сцена. Похожу сюда пару дней, присмотрюсь к материалу. Свою карьеру певца я прекращать не собираюсь ни в коем случае, а потому найду себе более или менее нормальных музыкантов. Даже если они сразу не смогут приемлемо играть, мой голос все вытянет на необходимый уровень. Я покажу, что был прав, и тогда Камиджо будет проситься поздравить нас со статусом Мажоров, вот только вряд ли сможет это сделать. Он уже не будет нашим продюсером. Сейчас не так сложно найти себе лейбл, если уже что-то из себя представляешь, а я представляю и уже не мало. Взять ту же PS Company, их основной профиль как раз симпатичные бойсбенды с милыми вокалистами по типу Шо, Руки и Такеру. Ну или наш же Artist Society, не думаю, что они мне откажут, вот только ни к Versailles, ни к Matenrou Operа я уже отношения иметь не буду.

За мыслями я и не заметил, что пришло время выступлений. Не знаю всегда тут так, или мне просто «повезло», но посмотреть было на что. Уже давно я так не веселился. Одна группа старательно подражала раннему Penicillin. Вот только их солист, как бы ни старался, ни преподносил себя со всех сторон, до уровня Хакуэ явно не дотягивал. Не было в нем той природной яркости и бьющей сексуальности, как у второй порнографии нашей сцены. Я не имею в виду, что он какой-то страшненький, нет, напротив, очень даже ничего. Подкаченное тело, глаза на пол лица, смазливая мордашка. Просто не его это амплуа, ему бы подошло что-то по типу Мику или все того же Шо, но никак не Хакуэя. Да и музыканты, что с ним играли, были не на самом высоком уровне, так средничек. Зато сколько важности, аж смешно. Даю этой группе еще максимум пару месяце, а потом все, распад.

Следующие группы не выделялись ничем. Такие услышишь и сразу забудешь, если вообще обратишь на них внимание. Нет в них никакой изюминки, никакого яркого элемента. Все слишком обычно и как-то серо.

Зато последняя из выступающих групп вновь «порадовала». Пафос, слишком много пафоса. По сравнению с этими «талантами» Kaya и Tokyo Decadаnсе нервно курят в сторонке. Интересно, в каком музее или театре они костюмы стащили, да еще высыпали на них тонны две блесток и стразов? Не люблю большое обилие этих элементов. Да еще видимо ни один павлин и страус пострадали при пошиве этих нарядов. А сколько денег надо вбухать в такое творение, подумать страшно. Пафос пафосом, я ничего против не имею, столько лет бок о бок с подобным проработал, но у них он просто переходит все границы, плавно сливаясь с полным отсутствием вкуса. Без слез не взглянешь, да еще и не понятно, от смеха слезы или от жалости к потраченной на все это безвкусие работе.

Тут я почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд и поспешил обернуться. В зале сидели компании молодежи, на меня никто не обращал внимания и ,вроде бы, даже не узнавали. У каждого здесь своя цель, свой интерес. Кто-то пришел поддержать выступающих друзей, кто-то выступить сам, а кто-то просто отдохнуть и выпить. Но, говорят, что иногда в подобных заведениях появляются «большие шишки», и избранные счастливчики получают шанс покорить музыкальный олимп visual key’я и гитарных соло. Так что не стоит удивляться, что так много групп распадаются не успев твердо встать и на первую ступень музыкального олимпа. Из чего выбирать-то? Но я не отчаиваюсь, свое я точно найду.

Все же интересно, кто на меня смотрел? Не могло же мне показаться, в самом-то деле. Или все же могло? Наверняка это просто кто-то засмотрелся, думая о чем-то своем, а может даже узнал, но подойти не решился, а может я просто понравился, всякое бывает. Ладно, не буду заморачиваться на каком-то там взгляде, а то еще параноиком стану. Все, пора отсюда уходить. Сегодня удача явно мне не улыбается, ничего, в следующий раз обязательно повезет.

***

На следующий день, впрочем, как и в следующий за ним, я не нашел ничего интересного для себя. Все это время мой телефон молчал. Никто не звонил: ни теперь уже бывшая группа, ни бывший уже продюсер, ни такой же бывший лучший друг. Даже из компании не было звонков. Они что еще не поняли, что я не шутил, когда сказал, что ухожу? Ну что ж, раз так просто отпустили, не одумались и не просят вернуться, значит и мне они не нужны. Вот только бы еще перестали сниться руки и губы Камиджо по ночам, особенно тот последний его поцелуй, и все было бы замечательно. Только злость на такое тройное предательство все не уходила. Она лишь разгорелась с новой силой, когда просматривая новости в интернете, я увидел сообщение о дате проведения концерта «Вечный цветок, на ложе воспоминаний». Там описывали все: дату проведении, место и список участвующих групп и сольных проектов. Два слова – «Matenrou Operа» больно резанули по глазам. Не передумали, будут играть без вокала. Ну и пусть, значит я принял правильное решение.

День на четвертый своего пребывания в клубе, я нашел по настоящему хорошую группу, но у них уже был вокалист. Конечно не такой профессиональный и блестящий, как я, но тоже весьма и весьма. Избавиться от него, на примере доказав, что я лучше, не составило бы особого труда. С другой группой не составило бы, но только не с этой. Как я узнал, все ее участники дружат чуть ли не с раннего детства и скорее прекратят попытки покорить мир музыкального бизнеса, чем променяют кого-то из своего состава на другого человека. Даже обидно, меня-то никто не пытался удержать. Даю этой группе на существование еще год. Слишком уж они независимые и не меняющие своего собственного взгляда на то, как и что должны играть. С такими не согласится работать ни один продюсер, и ни один лейбл не заключит с ними контракта, так как условия там, на первое время, до приобретения какого либо веса в индустрии, весьма стандартные. Такие условия не для таких, как эти ребята. Через год они сдадутся и найдут себе нормальное дело в этой жизни, станут какими-нибудь менеджерами или экономистами, а о музыке будут только мечтать и вспоминать с грустными вздохами. Еще есть вариант, что все же найдется тот, кто сможет растащить их по разным группам. Но смогут ли они также играть, отдавая себя музыке, в другом составе, с другими людьми? Это вряд ли, а значит исход будет как и в первом случае. Но все же стоит мысленно пожелать им удачи и запомнить название. Вдруг за этот отведенный мной им срок, найдется такой человек или компания, которая сможет найти с ними компромисс. Уверен, что в этом случае они смогут взлететь на олимп. Буду потом рассказывать внукам, что сам, собственными глазами видел, как начинала свою карьеру группа Still, в одном из клубов Токио.

Этот, весьма привлекательный вариант, провалился, но я упорно продолжал приходить каждый вечер в этот клуб. Мой распорядок дня был сведен к минимуму. Подъем не раньше обеда, душ, просмотр новой информации о злополучном концерте, руки просто сами тянулись к нужному сайту, завтрак, изредка поход в магазин, чтобы пополнить запасы провизии и сигарет, а потом уже сборы в клуб, чтобы вновь испытывать удачу. Возвращался я всегда ближе к утру, полностью просмотрев все выступления. И постоянно было это ощущение, что на меня кто-то смотрит, но засечь этого кого-то мне никогда не удавалось. Нервировало. Нервировало и в то же время интриговало.

Ничего стоящего мне пока так и не попалось, но я знал, что однажды мне повезет. Я знал это и вот, как-то ко мне подсел один паренек…
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 04:06 | Сообщение # 14
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Banshi

Я как обычно сидел за полюбившимся мне столиком, скучал и изредка посматривал на сцену, когда ко мне неожиданно подсел паренек. У него были рыжие волосы, находящиеся в творческом шухере. Несколько фиолетовых прядок только усиливали общую рыжину. Глаза у него фиолетовые, понятно, конечно, что линзы. Как я успел заметить, он был в коротких шортах, а-ля Уруха, фиолетовом топе и жилетке. В носу блестел камешек пирсинга, уши также проколоты в нескольких местах. На вид он был чуть младше меня.

— Привет, скучаешь? – улыбаясь спросил он.

— Да, есть немного.

— Я тебя тут уже не первый день вижу. Музыка нравится?

— Не особо, я немного другую предпочитаю.

— Слушать или исполнять? – заинтересованно.

— По разному, — уклончиво ответил я, – А ты сам? Судя по виду, ты являешься участником какой-нибудь группы, но на сцене я тебя не видел, иначе запомнил бы.

— А я и играю в группе, Banshi называется, сомневаюсь, что слышал. Просто сейчас мы остались без вокалиста, потому и не выступаем. Здесь не очень ценят инструментальные композиции.

Хм, вот значит как. Интересно. Парень мне симпатичен и, если они играют что-нибудь стоящее, надо узнать их получше. Есть шанс на воплощение моего плана.

— И в каком направлении творите?

— Да так, в разном, словами и не описать, тут слушать надо, но без вокалиста все же не то. Каверами еще балуемся, ну там Dio, Versailles, Matenrou Opera, Kaya…

Все интересней и интересней. Мальчик симпатичный, играет в группе без вокалиста, нравится привычный мне стиль, судя по каверам. Да и подсел сам, видимо с целью склеить меня, но даже не узнал. Я конечно без макияжа и отличаюсь от сценического образа, но при желании узнать можно. Хотя это даже к лучшему. Надо брать…

— Как интересно… — мечтательно протянул я и изобразил самую милую улыбку, на которую только был способен.

— А знаешь что, если тебе действительно интересно, можешь прийти к нам на репетицию и послушать, думаю ребята не будут особо против. Только, если тебе действительно интересно, а то выглядит так, будто я навязываюсь, – он обезоруживающе улыбнулся.

— Ну что ты, я об этом даже не подумал, не парься. Мне действительно интересно.

— Ой, вот оно как вышло. Я ведь совсем не для того к тебе подсел, а получилось, что пригласил на репетицию, – парень заливисто рассмеялся.

— Никогда не знаешь как вечер закончится, – мда, получилось как-то грустно это произнести. Просто вспомнился тот вечер, когда нас официально объявили мажорами. От таких воспоминаний стало как-то муторно на душе, и я лишь сильнее вцепился в идею с этими Banshi. – Когда там у вас репетиция?

— Завтра, в пять вечера, – он достал из кармана карандаш для глаз и что-то написал на салфетке. – Вот, это адрес, тут недалеко, если не передумаешь, то приходи. Я буду ждать

Я взял салфетку и прочитал написанное. Действительно недалеко. Ну что ж, раз уж я решил туда наведаться, здесь мне делать больше нечего, по крайней мере на сегодня. Положив салфетку в карман пиджака, что был на мне в этот вечер, я встал из-за стола.

— Ты куда? – удивленно спросил мой собеседник.

— Домой, здесь мне больше ловить нечего. Сегодня точно, – я развернулся и хотел уже идти.

— Подожди, меня, кстати, Хигаши зовут, а тебя как?

Но я лишь улыбнулся и, махнув на прощание рукой, ушел.

***

Ровно в половину шестого вечера я стоял перед гаражом, который по все видимости и являлся репетиционной группы Banshi. Вздохнув я толкнул дверь.

В помещении помимо Хигаши было еще трое ребят. Один с длинными черными волосами сидел на одном из диванов, что был у стены. Два дивана стояли друг напротив друга, разделенные невысоким столом. Брюнет окинул меня каким-то оценивающим взглядом и нехорошо ухмыльнулся. С другого края, рядом с какими-то полками и холодильником, стояли еще двое. Невысокий парень с волосами, активно косящими под натуральный каштановый, что-то доказывал высокому блондину, меланхолично настраивающему гитару. Хигаши же сидел за барабанной установкой и увлеченно рылся в телефоне. Драммер?! Никогда бы не подумал, он больше на гитариста похож. Стоило мне войти, как парень поднял глаза на меня и тут же захлопнул крышку телефона.

— Ты все-таки пришел, — радостно улыбаясь, возгласил он, вставая и направляясь в мою сторону.

— Я же сказал, что мне это интересно.

— Здорово, давай я тебя с ребятами познакомлю. Это Камидзу, наш басист, — Хигаши показал на хмурого брюнета.

Камидзу значит. Интересно это настоящее имя или псевдоним. Если псевдоним, то парень очень себе льстит. Не каждый назовется подобным богу.

— А это Хикаро и Сёмей, наши любимые гитаристы, – он поочередно представил блондина и шатена. Те приветливо мне улыбнулись. – Меня ты уже знаешь, я драммер. А это, — теперь он уже обращался к своим друзьям, указывая на меня, – Тот самый парень, с которым я вчера встретился в баре.

Они все тут же более внимательно посмотрели на меня. Я почувствовал себя как под микроскопом. Неприятное чувство.

— Понятно, ну раз уж он соизволил появиться, может начнем репетицию? – Камидзу встал с дивана и взяв в руки бас прошел к своему месту.

— Слушай, ты давай тогда пока на диванчике посиди, послушай, а мы пару каверов сыграем для начала. – Хигаши, улыбаясь, повел меня к одному из диванов, а потом прошел за установку.

Остальные уже были там с инструментами в руках. Отсчет и полилось. Звуки Prince заполнили гараж. Черт, но почему именно эта песня? Это жестоко. Стараясь не думать, я старательно вслушивался в технику игры. В принципе неплохо, но для полного погружения в атмосферу песни не хватало глубокого голоса Камиджо. А они все же молодцы, вот только пока ничем не удивляют. Prince подходит к концу, и я опускаю голову, чтобы перевести дух, потому что как бы я не старался, эта песня слишком сильно на меня влияет. Взгляд случайно цепляется за микрофон с длинным шнуром, лежащий на столе. Точно, у них же нет вокалиста, а я уже успел об этом забыть.

Первые же аккорды следующей песни заставили меня вздрогнуть. Dolce. Но как они собираются исполнить ее без клавишных партий? Как оказалось вторая гитара заменила их. Интересный ход и новое звучание старой уже песни навели меня на одну мысль. Беру в руки микрофон, включаю и вступаю сразу после припева небольшим речетативом:

"Я вижу твою истинную развратную природу,
Я собираюсь делать то, что мне нравится больше всего,
Разоблачая твою блядскую сущность,
Я заставлю тебя плакать! Плакать и кричать!
Подхватив ритм и вздрагивая,
Напрягая пальцы ног,
Отдавайся мне..еще..еще.. пока не кончишь..."

Хигаши улыбается, а Камидзу скептически смотрит, гитаристы же не обращают внимания полностью уйдя в мелодию. Странно, что никто еще не узнал мой голос, хотя этот отрывок мы всегда исполняли с Анзи. Перехожу на припев:

"Танцуя до самого конца, следуя уговорам
Изменяй, крепче сжимая мое тело, плотнее прижимаясь
Сходи с ума всем телом и двигайся быстрее."

Я еле успеваю допеть последнюю строчку, как все звуки замолкают, и четыре пары глаз в упор смотрят на меня.

— Ты… — начинает Хикаро.

— Соно, бывший лидер и вокалист группы Matenrou Opera, – заканчиваю я за него.

— Бывший? В каком смысле бывший? – удивленно спрашивает Сёмей.

Улыбаюсь, слегка постукивая микрофоном по губе.

— Я решил создать свой проект. Как вам мое предложение?

— Предложение? Ты предлагаешь нам создать совместный проект? – ошарашенно спрашивает Хикаро.

— Не совсем. Я предлагаю вам стать моими музыкантами. Вы хорошо играете и неплохо смотритесь. Хотелось бы услышать вашу собственную музыку для начала, а потом я уже решу окончательно, подходите вы мне или нет…

Я думал, что Камидзу начнет возражать на такую формулировку, но он лишь пошел к барабанной установке. Туда же направились оба гитариста. Посовещавшись немного, они вновь разошлись по местам. Хигаши задал темп и все его подхватили. Полилась немного агрессивная мелодия. Красивая, если признаться честно. Я дослушал ее до конца и обратился к своей будущей группе.

— А слова к ней есть?

— Слов к сожалению нет, наш прошлый вокалист был не мастак в написании текстов и именно на эту композицию ничего толкового не выходило. Он говорил, что она слишком агрессивная, – пояснил мне Хигаши.

— А почему тогда вы сыграли именно ее?

— Не знаем, просто все почему-то подумали сразу о ней, – пожал плечами Камидзу. Теперь он не смотрел на меня с тем презрительным превосходством, как поначалу.

— Тем более, если ты хочешь начать что-то новое, надо начинать с чего-нибудь яркого, — буднично произнес Хикаро, – Только слов к ней все равно нет.

— Хм, сыграйте ее еще пару раз, а я посмотрю, что можно придумать.

— А у нас она записанная на диск есть, правда в плохом качестве, – робко вставил Сёмей.

— О, дак это вообще замечательно, тащи диск. Я дома напишу текст, и тогда начнем репетировать по настоящему.

— Соно, это значит, что мы теперь одна группа? – слабо улыбнулся Хигаши.

Я счастливо улыбнулся в ответ и кивнул головой.

— Ура!!! – рыжий подбежал ко мне и повис на шее, – Ты мне сразу понравился, честно-честно. Прости, что не узнал.

— Да ладно, всякое бывает.

Проблема с группой была решена. Все сложилось очень даже прекрасно. Мы еще немного пообсуждали наше соединение. Они сыграли еще пару своих песен. Все это время у меня на лице играла довольная улыбка. Может еще и от того, что Хигаши смотрел на меня горящим взглядом? Не знаю. В итоге, я забрал с собой диск, пополнил телефонный справочник новыми номерами и пошел домой. Предстояло еще написать слова к этой песни, в голове уже блуждали соответствующие фразы и вспыхивали образы.
 
Yuki-samaДата: Воскресенье, 18.09.2011, 04:07 | Сообщение # 15
Голдум Бомберус Бубенция *q*
Группа: Админы
Сообщений: 1968
Награды: 120
Статус: Offline
Сон

Всю ночь я не мог уснуть. В голове то и дело вспыхивали строчки из будущей песни. Я исписал уже почти сотню листов, но все никак не мог сложить их в единую картину. Диск в проигрывателе проиграл уже столько раз, что я смог запомнить все инструментальные партии и, наверное, даже с закрытыми глазами воспроизвел бы любую. Голова уже трещала по швам, а на улице стало светать. Нет, небо еще не окрасилось первыми красками восхода, но стало намного светлее. Не люблю такое время суток, складывается ощущение, что все демоны повылезали из своих укрытий, чтобы в последний предрассветный миг сделать что-то по настоящему ужасное для того, чтобы люди и помыслить не могли о радости в солнечный день. Мне даже иногда кажется, что умру я именно в такое время – на границе ночи и утра. Эх, что-то не о том я совсем думаю.

Чтобы хоть как-то развеять мрачные мысли, я стащил с дивана плед и пошел на балкон курить. Было довольно прохладно, и плед оказался кстати.

Я сел в плетеное кресло и уставился на улицу совершенно бездумным взглядом. Из этого состояния меня вывела догоревшая до фильтра и обжегшая пальцы сигарета. Покурил называется. Что ж, видимо сегодня я уже ни на что не годен, пора и спать ложиться. Тяжко вздохнув, и посмотрев на так и не выкуренную сигарету, я поплелся в спальню.

Мне снилось болото. Черное, мрачное и гибельное. Небольшие кочки, покрытые мхом, торчали из зловонной жижи. Я стоял на одном из таких клочков суши и понимал, что мне надо каким-то немыслимым образом выйти из этого болота туда, где, я знаю, меня ждет что-то хорошее, что-то, с чем я почувствую солнце и теплоту. Но каким образом? Тут нет и намека на тропу. Одна топь, туман, холод и воздух, такой затхлый, что становиться плохо от каждого вдоха. Я начинаю паниковать, понимая, что меня неудержимо тянет к тому, что там, за границей этого болота безнадежности.

Неожиданно тот небольшой пяточек, что не дает мне погрузиться в трясину, начинает уходить из-под ног. В страхе я пытаюсь перепрыгнуть на ближайший. Прыгаю и последний момент понимаю, что расстояние слишком велико, а эта кочка, хоть и больше моей, но все равно слишком мала. Лишь кончиком ноги касаюсь спасительной поверхности и начинаю заваливаться на спину, ясно осознавая, что как только мое тело погрузится в топь, из нее уже будет не выбраться никогда. Я закрываю глаза и готовлюсь к неизбежному. Но тут чья-то рука хватает меня за предплечье и тянет вперед. Миг и я уже твердо стою на ногах. «Соно, ты должен идти дальше, вперед,» — Слышу я чей-то смутно знакомый голос. «Но как? Ведь следующий островок еще дальше, чем был этот,» — возражаю я, оглядываясь в поисках говорившего, но никого не нахожу. «Зато он больше, и воздух там чище,» — вновь раздается голос. – «Глупо думать, что самое сложное — сделать первый шаг. Самое сложное – пройти весь путь до конца. Но я верю, что ты сможешь. Иди же, а я помогу в меру своих сил. Иди же.» Теплая ладонь ложится мне на спину и слегка подталкивает.

Все страхи о том, что ничего не получится, ушли на второй план. Я знаю, все выйдет так, как он говорит, а если все же оступлюсь, то мне помогут встать на нужный путь снова, не дадут захлебнуться в черной жиже. Не задумываясь больше, я прыгнул к следующему островку в этом болоте, вперед, где ждет то, о чем я мечтаю и чего хочу больше всего на свете. Я прыгнул и… проснулся.

После пробуждения я ходил как чумной, курил сигарету за сигаретой и литрами пил кофе. А сон все никак не выходил из головы. Я помнил его досконально. Каждую веточку мха, каждый оттенок цвета. Все, но только так и не мог узнать говорившего со мной. Я отчаянно пытался вспомнить голос, даже пересмотрел все имеющиеся у меня видео, где запечатлены мои друзья, так как голос был до удивления близким. Но нет, все не то. Что мог означать этот сон? Этого я тоже не мог понять. Может то, что я на правильном пути? Кто знает…

Устав мучиться подобными мыслями, я решил взяться за песню. Работа не ждет.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Любовь с привкусом жасмина (NC-17 - j-rock)
Страница 1 из 212»
Поиск:

Хостинг от uCoz