[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Время. Не. Лечит. (R - Каору/Тошия, Дай/Шинья [Dir en Grey, La:Sadie's])
Время. Не. Лечит.
KsinnДата: Среда, 05.02.2014, 20:27 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Время. Не. Лечит.

Автор: Romaha
Контактная информация: vk

Фэндом: Dir en Grey, La:Sadie's
Персонажи: Каору/Тошия, Дай/Шинья фоном.
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, Романтика, Ангст, Психология, POV, Hurt/comfort, Занавесочная история
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
Недаром говорят, что работу и личную жизнь совмещать нельзя.
Но я смогу. Нужно просто вернуться к старому образу жизни… Снова спрятаться ото всех и научиться улыбаться почти искренне. И, я уверен, что сумею.
А чувства… надеюсь, со временем они оставят меня.

Публикация на других ресурсах:
Не думаю, что это кому-нибудь пригодится.

Примечания автора:
Все весьма извращенно и посредственно. А так же, наверное, сопливо.
Ваш покорный автор-мудак просто пытается пережить творческий кризис.
Судить строго, но, пожалуйста, обоснованно. Если, конечно, работа и ваш покорный этого заслуживают.
 
KsinnДата: Среда, 05.02.2014, 20:29 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Флэшбэк.
Честно, понятия не имею, что я забыл в этом Богом забытом месте. Просто гулял себе по городу, гулял, пока эта книжная лавка не нарисовалась буквально прямо передо мной. Да-да, именно нарисовалась, ведь еще несколько минут назад, я уверен, ее тут не было, иначе я бы не пошел сюда. Я просто заметил относительно темный переулок, в котором можно бы было спокойно покурить. Шел, шел… а тут, оказывается, книжная лавка. Нет, я не подумал ничего в духе «это судьба, я должен туда срочно зайти!», но решил покурить в другом переулке, а в магазин все-таки зашел – все равно без толку слоняюсь по городу. А читать… дак я давно не читал. Наверное, мозг уже атрофировался. Все работа да пьянки. Брр, даже вспоминать стыдно. Конечно, с таким распорядком не до чтения, но сегодняшний день я с самого утра и до самой ночи решил провести не так, как обычно. Мне жизненно необходимо было что-то поменять – я задыхался. Вдохновение давно покинуло меня, но я упорно пытался что-то из себя выжимать. Желания веселиться – тоже, да и здоровье перестало позволять отдыхать привычным образом, алкоголь стал противен, а привычный круг общения казался невыносимо скучным и неинтересным. Хотя, наверное, эти слова близки по значению… Фу, точно атрофировался!
Решительно распахнув дверку, я вошел в помещение. Тут же захотелось зажать нос пальцами и демонстративно выйти – сантиметры пыли, высокие стеллажи, хотя снаружи магазин кажется миниатюрным, внутри же оказался самый настоящий лабиринт. Но я не вышел – во-первых, демонстративно выходить было не перед кем, ибо в помещении я был один, а, во-вторых, моя творческая натура зашевелилась под такими же слоями пыли моего нутра. Известно, что все творческие в душе малые дети, вот и я сейчас будто, не скажу, что перенесся во времена беззаботного детства или бурной юности, но помолодел – однозначно. Отчего-то захотелось верить в чудеса, лабиринты, туннели, драконов и принцесс. Я, верно, сбрендил…
Так или иначе, но я нерешительно шагнул вперед. За этим шагом последовал еще один, и еще, и еще… Остановившись в начале первого ряда полок, я обернулся назад. О, небеса! Как давно я не видел такой красоты. Сквозь неплотно задвинутые выцветшие занавески в помещение заглядывали золотые лучи закатного солнца, подсвечивая пыль и бросая на плоскости стен, пола, потолка и стеллажей ярких «зайчиков». Я даже дыхание задержал. Это, действительно, было волшебно.
Вдоволь налюбовавшись, я все же вернулся к рядам книг. Медленно продвигаясь вперед, я доставал одну книгу за другой, листал пожелтевшие страницы, вдыхал аромат старины, бегал взглядом по стройным строчкам. Остановился я только тогда, когда от этого приятного, но непривычного коктейля запахов, впечатлений и картинок начала кружиться голова. Все-таки, все хорошо в меру. К этому моменту, как я обнаружил, в моих руках скопилась небольшая стопочка литературы, особенно заинтересовавшей меня. Я бы хотел купить эти книги, вот только, найти бы продавца…
Уже морально готовясь расстаться с увесистыми томиками, я брел к прилавку, не надеясь застать продавца или хозяина. Но, в который раз за день, мне суждено было замереть на месте от удивления.
У окна стоял столик и два кресла, одно из которых занимал человек необыкновенной красоты. Невозможно было сказать, парень это или девушка, впрочем, это было и неважно. Длинные темные волосы были аккуратно уложены в сложный высокий хвост, легкий макияж выгодно подчеркивал плавные черты лица, черное платье в пол красиво лежало по фигуре. Вдобавок к внешнему виду, томный взгляд и плавные движения. Этот человек точно был не из этого века. В голове даже промелькнула мысль, что я вообще не достоин видеть этой красоты. Но, все было именно так, как я представлял – лабиринты книжных стеллажей, объемные драконы из детских книжек, что я листал, и прекрасная принцесса…

- Ниикура-сан? Вот уж кого я не ожидал увидеть в этом магазине. Что привело вас сюда?
- Я… ну… просто… - Да, я просто не мог связать и двух слов. Кто этот мужчина? Откуда он знает мое имя? Почему он такой красивый? Что не так с этим магазином? Что не так со мной?
- Заблудились? – Его голос был лишен бархатных интонаций, присущих таким таинственным персонам. Он был высокий, немного хрипловатый, но мужчина говорил тихо и медленно, проникая своими интонациями в самые потаенные уголки разума, восприятия и чувственности.
- Нет, я… покурить хотел… а тут…
- Покурить? В книжном магазине? О, не разочаровывайте меня, Ниикура-сан! – Он тихонько хохотнул. – Давайте, я посчитаю вас. – Он указал на стол, но я так и остался стоять на своем месте, округленными глазами смотря то на мужчину, то на стол. Кого и как он посчитать хотел?! – Книги. Вы же их не просто так сюда вынесли?
- А, да, точно… - Я выдохнул и положил стопку книг на стол. Что-то у меня совсем не то с головой творится…
- Присаживайтесь, не стесняйтесь. Перспектива доставлять ваше бездыханное тело по чужим мне адресам меня не прельщает.

Я нервно сглотнул, но все же опустился в кресло напротив. Увидев свое отражение в стекле, я только сейчас заметил, как же не вписываюсь в обстановку этого магазина. Короткие малиновые волосы, джинсовая куртка, странные ботинки, карманы потертых джинсов набиты всякой ерундой… Я, действительно, тут был не в тему. Впрочем, стоило мне только подумать об этом, как взгляд стал цепляться в разных уголках помещения за модные и сверхсовременные предметы, правда, тоже припорошенные слоем пыли. Странное место. Очень, очень странное.

- Не думал я, Ниикура-сан, что вам настолько несладко живется, - через несколько минут работы с книжками и бумажками произнес мужчина.
- С чего вы взяли?
- Подобранная вами литература может рассказать даже о большем, чем хотелось бы.
- И что же вам рассказала подобранная мной литература?
- Вы безумно одинок. Вы разочарованы в жизни, в людях, в себе, даже в творчестве, без которого вы не можете жить. Вы нагружаете себя работой, только чтобы не думать – вредная привычка. Вы не коммуникабельный человек, но работа заставляет переступать через себя. Однако вместе со всем этим вы бесконечно добры, всегда рады поддержать, прийти на помощь. Никогда не требуете ничего взамен. Вы греете людей своей заботой, теплом, уверенностью, не оставляя самому себе ни-че-го. За всем этим вы прячетесь, и вам удается. Люди, смотря на вас, думают, что, раз вы так добры, значит, у вас все хорошо, и вы делитесь излишками. Другие же просто воспринимают вашу щедрость, а, правильнее будет сказать - жертвенность, как должное. Но в вашей жизни нет такого человека, который делал хотя бы половину всего этого для вас и ради вас. И я бы помог, но вы уже давно отвыкли от помощи, соответственно, не примете. Вы сильный и умный человек, достаточно мудрый, но… - На этом мужчина красноречиво развел руками и вздохнул. Я сидел, как громом пораженный.
- Я… вы… этот все вам… книги?
- Вы любите читать, вы любите книги, но очень недооцениваете их. Знакомо, да? – Он усмехнулся. - То же самое люди делают с вами.
- Вы… вы сумасшедший! – Я вскочил с кресла и, честно, хотел сбежать, но не мог.
- Правда глаза колет? Только не вам – ведь вы со всем этим уже давно смирились. Просто вы удивлены, что какой-то странный, совсем чужой человек вот так вот просто прочитал всю вашу душу. Примите, пожалуйста, эти книги в дар от меня, - мужчина встал и подошел ко мне, я инстинктивно сделал шаг назад, чем вызвал короткую улыбку у продавца. Он был выше меня, умел себя преподнести, держал планку, а я сейчас чувствовал себя полным ничтожеством. Разом как-то понял все промахи, осознал неправильность всего, что я делаю… Будто меня перевернули. – Пожалуйста, - он вдруг улыбнулся. – Я, хоть и очень хочу, но не смогу вам помочь. Поэтому хотя бы читайте эти книги – они, конечно, не окружат вас заботой, пониманием и теплом, но помогут преодолеть многие трудности. И, да. Вам стоит отрастить волосы и окрасить их в черный, мне кажется.

Все так же загадочно улыбаясь, мужчина поклонился и исчез за стройными рядами стеллажей. Я еще минут пять простоял, пытаясь осмыслить все, что только что произошло, но, отчаявшись, просто забрал со стола книги и направился домой. На улице моросил дождик, поэтому я раскрыл зонт и, зажав его между плечом и шеей, прижал к груди стопку книг, подкурил. Никотин отрезвлял, возвращал самообладание и расслаблял.

В тот день меня будто подцепили крюком за резинку трусов и резко потянули вверх, вытягивая из пропасти, в которую я падал. После меня поставили на ноги и дали хорошего пня. И я побежал, не смотря на то, что дорога была в горку.
Два месяца спустя.
- Нет, нет, нет! Это никуда не годится, ребят. Что за лажа? Кё, чего тебя вечно уносит наверх? Шинья, Дай, слишком жестко, мы, все-таки, не трэш играем. Кисаки… - Я тяжело выдохнул и покачал головой. - Плохо. Перекур десять минут, и заново. И чтоб без лажи! – Я развернулся, намереваясь идти на улицу, но остановился в дверях. – Дай, советую тебе эти десять минут не тратить впустую. Реально перебор.
- Я понял тебя, но нам надо поговорить.
- Ладно, пойдем, - в очередной раз, вздохнув, я застегнул куртку и вышел из гаража. Лицо тут же обдало снегом, что гонял ветер с соседних крыш. Я поежился, доставая из кармана пачку и зажигалку. Вышел Дай, посмотрел на меня и улыбнулся. – Эх, Дайске, Дайске… - Улыбнувшись в ответ, я достал две сигареты, подкурил и поднес одну из них к губам Дая, он обхватил ими фильтр и затянулся, я отпустил его сигарету, зажал между губ свою и спрятал руки в карманы – все-таки, играть сосульками не очень удобно. – Да уж, это, действительно, самая холодная зима.
- Я как раз об этом и хотел поговорить. Као, может, прервем репетиции хотя бы на недельку? У Шина насморк, Киса кашляет постоянно, да и у меня уже горло болеть начинает.
- У тебя-то?! В тебе же алкоголя больше, чем крови!
- Вот именно! – Посмеялись. – Ты же тоже мерзнешь. А от больного лидера толку, как с козла молока. Один Кё пока держится.
- Он на своих травяных чаях сидит, вот и не болеет.
- Нам бы поучиться у него…
- Нам бы на Бехеровку переходить…
- Да уж, и алкоголь, и травы. Просто идеально! – Я фыркнул, а Дай снова засмеялся. Да уж, мы неисправимы…
- Если честно, я бы с радостью устроил выходные, но потом же вас хрен соберешь. Вы ж совсем расслабитесь за эту неделю.
- Это да. Может, попробуем поискать другое место для репетиций? Все-таки, группе уже пять лет с лишним, а мы все по гаражам туканим.
- Это не так-то просто.
- Да, я знаю…
- Ладно, пойдем внутрь, дома поговорим.
- Как скажешь, - улыбнулся Дай.

Затушив сигареты, мы вернулись в гараж. Тоору, как всегда, ютился в изодранном кресле с термосом в обнимку, Шинья набивал какие-то ритмы, Кисаки мучил басуху. Вздохнув, я скомандовал продолжать. Но моего терпения хватило ровно на сорок минут. Дела были совсем плохи…

- Так, все. Быстро все по домам. Даю сутки на приведение себя в форму, послезавтра встречаемся, как всегда. Всем все ясно?

Парни дружно закивали и принялись за сборы. На удивление, сегодня мы в этом плане побили все рекорды. Никто не шутил, не дрался, не смеялся, не валял дурака – все молча и быстро собрались, попрощались и разошлись. Остались, как всегда, только мы с Даем.

- Ты иди домой, а я прогуляюсь. Ужин, надеюсь, приготовишь?
- Каору, в такой-то мороз!
- Мне надо подумать.
- Ладно, - вздохнул он, надевая чехол с гитарой. – Жду к девяти.
- С ужином? – Я улыбнулся.
- С горячим ужином! Опоздаешь хоть на пять минут – вые…
- Андо!
- Понял, понял, не выражаюсь.

Подмигнув мне, он ушел. Я достал из кармана кошелек, сверился с чеком за аренду, отсчитал нужную сумму и положил в условленное место, закрыл гараж, подкурил сигарету и побрел к метро - ближайшая станция находилась в трех кварталах отсюда.
Мысли мои были мрачными. Денег у меня оставалось совсем чуть-чуть, а нам еще за коммунальные платить на этой неделе. Никто из ребят не знал, что гараж нам достается не бесплатно – не хотелось их напрягать, ибо они жили по одиночке, а мы с Даем – вместе, все-таки у нас бюджет на двоих, оплата за квартиру на двоих, продукты – тоже, а они все это тянут по одиночке. Кисаки, так вообще, еще и девочек снимает периодически. Искать сейчас более комфортную репбазу… слишком дорого, я один точно не потяну, а ребята, наверняка, откажутся. Не хотелось бы, чтобы группа распалась из-за такой херни. Надо работу искать. А лучше – спонсоров. И бухать бросать. И курить – тоже. Хотя, кому я вру. На словах-то это все легко, а вот на деле… привычка – та еще зараза. Надо что-то думать.
Я прошел пару переулков, не замечая ничего вокруг, пока, уже почти у самой станции, в поле зрения не попали яркие вывески. Внезапная идея подарила надежду. Улыбаясь, я припустил к магазину. В одном я купил большой термос, а в соседнем – дешевенький обогреватель. На какое-то время сгодится. Довольный покупками, я направился вниз, на станцию. И, как назло, как раз отъехал мой поезд. Выругавшись себе под нос, я принялся ждать – до следующего поезда двадцать минут.
Дай бы глаза мне выцарапал, если бы услышал, что я матерюсь – я-то на него ругаюсь за мат. Я тихонько рассмеялся этой мысли.

- Простите, пожалуйста, - окликнули меня, я обернулся. Передо мной стоял подозрительно знакомый мужчина. Хотя, скорее, парень. Он подошел ближе. – Простите, пожалуйста, у вас сигаретки не найдется?
- Да-да, конечно, - взяв оба пакета в одну руку, я достал из кармана пачку и протянул ее парню.
- Спасибо большое, - он смущенно улыбнулся. – А подкурить можно?
- Давайте выйдем наружу, все-таки, курить в метро – это не очень прилично, - я тоже улыбнулся и направился к ступенькам, когда парень кивнул. На улице я подкурил сигарету и передал зажигалку парню. – Простите, а мы с вами нигде не встречались ранее?
- Все может быть, - он как-то лукаво улыбнулся и вернул мне зажигалку. – Хара Тошимаса, - парень протянул мне руку.
- Ниикура Каору, - я пожал его руку. – Приятно познакомиться.
- Взаимно, - парень выпустил дым и окинул меня взглядом. – А вы музыкант?
- Да, у меня группа. La:sadie's, может, слышали.
- Да-да, что-то такое слышал.
- И как вам?
- Нуу… - Он улыбнулся. – Я больше по тяжеляку.
- О, да, понятно! – Я засмеялся. – Я тоже предпочитаю более тяжелую музыку, но, в силу некоторых причин, пока у нас есть только то, что мы имеем.

Я докурил сигарету и потянулся уже за другой, но почувствовал вибрации под ногами, а значит, скоро прибудет мой поезд и, если я на нем не уеду, Дай открутит мне голову. Моему новому знакомому тоже подходил этот поезд, поэтому ехали мы вместе. Он все спрашивал про меня, а про себя почти ничего не говорил, в итоге я так и не выяснил даже место его работы.

- Я сейчас выхожу, - сообщил Хара.
- Ох, а мне еще полчаса тут мерзнуть! – Я усмехнулся. – До свиданья, Хара-сан.
- Одевайтесь теплее, Ниикура-сан! – Он засмеялся, одарил меня лучезарной улыбкой и выбежал из вагона, а я еще больше закутался в куртку и прикрыл глаза.

Этот Хара был странным. Милым и забавным, интересным, довольно красивым – даже косоватые глазки придавали ему какого-то специфического обаяния и шарма. Вот только каким-то туманным и мутным. Ничего не сказал о себе, все выспрашивал обо мне… Хотя, зачем – ведь мы просто встретились на станции и очень большая вероятность того, что наше знакомство на этом и окончится. И, да. Он мне определенно напоминал кого-то! Вот только людей с настолько специфической внешностью я до сих пор не знал, а если и знал, то в не очень трезвом состоянии. Кого же он мне напоминает?.. Хотя, какая разница.
Всю дорогу я думал об этом странном человеке. Да так думал, что чуть не забыл свои покупки при выходе из вагона. Благо, какая-то женщина окликнула меня и напомнила о пакетах, иначе драгоценные средства оказались бы выкинутыми на ветер. Дома я был ровно без пяти девять, у Дая уже все было готово. Вот раздолбай раздолбаем, но, если что-то попросить, костьми ляжет, но выполнит. Это я ценил в нем больше всего. Хотя, конечно, положительного в нем было много.

- Ну, здравствуй, дорогой! – Поприветствовал он. – Ты сегодня муж или жена?
- Я сегодня папа, - усмехнулся я. Ой, надо было видеть его лицо! Сдержать смех было трудно.
- Ниикура, тебя не было всего три часа, каким образом?!
- Расслабься ты, в этом плане я за это время успел только познакомиться с, надо сказать, весьма симпатичным представителем сильного пола.
- Изменяешь мне, зараза неблагодарная?
- Направо и налево, в день по три раза… как минимум! – Посмеиваясь, я прошел вперед Дая на кухню, чем он не упустил возможности воспользоваться, шлепнув меня по заднице.
- Ай-яй-яй, Андо-сан! Шинье нажалуюсь.
- Вот же… шантажист доморощенный!
- Я такой, я такой.

Да, у Дая с Шиньей имелись взгляды и планы друг на друга, но пока ни один из них особых поползновений на личную свободу другого не делал, чему я был очень не рад, ибо Дай мне все уши уже прожужжал тем, какой Шин-чан хороший и как он без ума от «своей принцессы». Да, я был типа личным психологом Андо Дайске, работающим за бухло. Удобно устроился, ничего не скажешь.
На самом же деле, мы с Даем лучшие друзья, оттуда и все эти шуточки, приколы, подколки и совместное проживание. Да и с группой он мне сильно помогал.
Что же до моей личной жизни, так я уже давно был женат на музыке.

- Так, выкладывай давай на счет папы.
- А что? Дайске, ты же знаешь. Моему ребенку уже пять с немногим лет, надо заботиться. А, так как хорошие условия проживания я обеспечить пока не в состоянии, решил пойти от противного – раз не могу поменять место для репетиций, надо создать максимальный комфорт на этом месте. Вот я и купил сегодня термос и обогревашку. Буду отпаивать ребят чаем и гонять какое-никакое тепло по гаражу.
- Каору, тебе говорили, что ты – Бог?
- Нет, Дай, и не надо, - я улыбнулся, закусив губу. Настроение отчего-то пошло на убыль.
- Давай мы скинемся и вернем тебе деньги?
- И думать об этом не смей!
- Упрямец.
 
KsinnДата: Среда, 05.02.2014, 20:29 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Время шло.
Мы все так же репетировали в том гараже, только теперь там стало гораздо уютнее и приятнее работать. Ребята оценили мои покупки и, воодушевленные, принесли чашки, пледы и еще один обогреватель. Но, не смотря на все это, работа не шла. Только Кё удалось полностью совладать со своим голосом. Дай с Шиньей более-менее утихомирились и теперь только изредка и то, во время перекуров, могли позволить себе выпустить дурь на свободу. Периодически к ним присоединялся и Кё, что очень сплотило коллектив. Я все это слушал и записывал на бумагу особо понравившиеся моменты. И только Кисаки… не хочу этого говорить, но, блин, все портил!
Если не о группе, то я пристрастился гулять по вечерам от гаража до станции метро, где, на удивление, каждый вечер встречался с Тошией. Мы выкуривали по две сигареты и ехали домой.
За три месяца он перестал быть для меня «мутным объектом», почти полностью раскрылся, показал себя. Тошия был хорошим человеком, я хотел с ним дружить. Кстати, почти перестал вспоминать, где я мог его встретить. Правда, Дай бесился из-за того, что ему приходилось ездить домой в одиночестве, но слушать мои советы не хотел. А советовал я провожать Шинью домой, напрашиваться на чай, узнавать его лучше и решительно завоевывать. На эту идею Дай огрызался и говорил извечную фразу, которая, к слову, меня дико бесила – «ты, вон, своего Тошию даже в бар пригласить не решаешься». А я что? А я на Тошию и видов никаких не имел! Правда, от совместного похода в бар я бы не отказался.
Обо всем этом я думал, по привычке бредя на станцию метро.
Тошия уже ждал меня на месте, где мы всегда курили. Я улыбнулся, махнул рукой ему в ответ и ускорил шаг.

- Привет! Давно ждешь?
- Да нет, минут десять только.
- О, за это время заледенеть можно! Пойдем, там кафешка новая открылась, хоть по кофе возьмем, мм?
- Как это романтично! – Рассмеялся Хара, но пошел следом за мной.
- Иди в баню, Тошимаса.
- С тобой хоть на край света, - он подмигнул мне, а я отчего-то смутился. Когда Дай так шутил, я не смущался. Что за фигня?! Учитывая, что я вообще редко смущался. Ладно, проехали.

Внутри было тепло, но мы все же решили не изменять традициям и, хоть и взяли кофе, но все равно вышли на улицу и закурили.

- На репетиции задержались?
- Да, типа того. Мозги промывал. А то совсем уже, ни стыда, ни совести!
- Понятно все с тобой. Грозный Лидер-сан! – Хара снова рассмеялся. – О, поезд. Поехали?
- А ты спешишь?
- О, Ниикура, не заставляй меня думать, что ты соскучился!
- И не надейся. – Я поджал губы, затушил сигарету, выкинул пустой стаканчик и пошел вниз по лестнице, намереваясь успеть на этот поезд. Уже на входе в вагон меня резко дернули назад, да так, что я чуть не упал. Двери закрылись прямо перед моим носом. Я развернулся с острым желанием навтыкать наглецу, не пустившему меня в вагон, но желание быстро испарилось, при одном только взгляде на смущенно улыбающегося и поглядывающего из-под пушистых ресниц своими раскосыми глазами Тошимасу. Я не смог сдержать улыбки. – И что это было?
- Считай, что я соскучился.

Не успел я толком осмыслить услышанное, как меня уже схватили за руку и потянули на улицу.

- Вот мы все время говорим о твоей группе, говорим, а я вас еще ни разу вживую не слышал. Ниикура, пригласи на репетицию, а?

Я удивился такой наглости, но на репетицию все же пригласил.
А, попрощавшись с Тошией на его станции, радостно заулыбался от мысли, что завтра мы проведем вместе больше обычных двадцати минут и даже больше сегодняшних получаса.
Да, мне не хватало общения с Харой. Темы у нас не иссякали никогда, интерес не угасал, а коэффициент радости в крови повышался при виде одной только его улыбки. Я скучал.
А Дома Дай мне устроил разнос по поводу моего опоздания, впрочем, он быстро остыл, когда до него, наконец, дошло, что у меня слишком хорошее настроение, чтобы заморачиваться над опозданием домой.
После ужина мы с Даем решили просто расслабиться, пропустив по паре баночек пива, тем более, я видел, как ему прямо неймется мне что-то рассказать. Устроившись на диване и сделав телевизор тише, я открыл пиво и приготовился слушать.

- Ну, вещай, друг мой. Что тебе не дает покоя весь вечер?
- А что, так заметно?
- О, да! Тем более, я не первый год тебя знаю. Так что там? Опять Шинью разозлил?
- Нет…
- Он тебя?
- Нет…
- Вы поссорились?
- Нет…
- Тогда что?
- Ну, мы… мы… поцеловались. – На последнем слове он поднял голову и повернулся ко мне и, надо сказать, я уже очень давно не видел его таким счастливым.
- Серьезно, что ли? – Я был удивлен – как это, наша принцесса сдалась почти без боя.
- Зачем мне тебе врать?
- Ну, мало ли… Вдруг ты перепил?
- Да в задницу алкоголь! У него такие вкусные губы…

На этом моменте я серьезно за переживал. Даже руку ко лбу Дай приложил. Но температуры не было, а вот вел мой друг себя крайне подозрительно, напоминая наших немногочисленных, но преданных фанаток. Однажды посчастливилось стать свидетелем их диалога… «Ах, у Кё такая нежная кожа, мне удалось на последнем концерте его потрогать!» Брр! Нет, я не против фанаток, но не до такой же степени…
Ладно, на тему странного Дая я подумаю потом. Сейчас мне интересны подробности!
Дожил, блин. Уже к другу в личную жизнь лезу. Надо точно заводить отношения!

- И как все произошло?
- Ну, после репетиции я решил последовать твоему совету и предложил Шинье провести его – все-таки мы задержались.
- Ну, наконец-то!
- Заткнись, дай мне пережить это заново, - ощетинился Дай. Я бы посмеялся, но совесть на корню задушила этот порыв, заставив молчать. - Так вот, он же живет недалеко от станции метро, я провел его до туда, а потом он настоял на том, что хочет посадить меня на поезд, а дальше уже сам дойдет без происшествий. Ну, мы стояли, ждали поезд. Когда он подъехал, я попрощался, поблагодарил за прогулку и хотел уже заходить, но меня буквально выдернули уже из вагона. Развернули к себе и нагло поцеловали! Ну, не нагло, конечно, а трепетно и нежно – это же Шинья! Но это было просто божественно. Правда, потом оказалось, что это был последний поезд, и мне пришлось идти домой пешком, но на это наплевать! Никто еще меня так не целовал. И, честно, ты сейчас можешь сказать мне все, что хочешь, в том числе и то, что я в свои почти тридцать веду себя, как семнадцатилетний девственник, но мне плевать, я счастлив, и точка! – Тут Дай пафосно поставил пустую банку на стол, облокотился на спинку дивана, подкурил сигарету и, запрокинув голову, выдохнул дым.

Да, конечно, мне очень хотелось сказать, что на свой возраст он себя сейчас не ведет, но, в конце концов, он так давно этого ждал, что, думаю, маленькую слабость на один вечер ему позволить можно. Да и память услужливо подкинула воспоминание о том, как я прятал улыбку от уха до уха в шарфе, когда ехал сегодня домой. Конечно же, у нас с Тошией никакой любви нет и быть не может, но совесть все равно грозилась разводом. Поэтому я решил промолчать, но только лишь по этому поводу!

- Дайске, честно, очень хочется за вас порадоваться, но ты разочаровал меня.
- Когда?
- Оказывается, даже Шинья больший мужик, чем ты!
- Ой, уж кто бы говорил, Ниикура, но, уж точно не ты!
- Обломись! Завтра Тошия придет к нам на репу.
- Да ну нафиг?!
- Андо!
- Прости, прости. Не выражаюсь. Серьезно?
- С чего бы мне тебе врать?
- Ну, наконец-то познакомлюсь с этим твоим…
- Он не мой, Дайске.
- Ну, друг-то он твой или нет?
- Нуу… черт, Андо!

Про то, что Тошимаса сам практически напросился, я решил умолчать.
В общем, как обычно, пара банок пива окончились на второй бутылке коньяка. Мы просто сидели, разговаривали о Шинье, о Тошии и о нас с Даем. В итоге этот балбес таки вбил мне в голову мысль, что Тошимаса мне симпатичен. Как я буду завтра смотреть ему в глаза, я не знал.
Уснули там же, на диване, в весьма компрометирующей позе – я имею в виду тесные дружеские объятия, если что. Интересно, а Тошия ревнивый?
Так, стоп!
Да-да, именно с этой мысли и началось мое утро. Какая мне вообще разница, ревнивый он или нет? А память услужливо подкинула вчерашнюю фразу – «Да, черт возьми, он мне симпатичен!». Теперь же не выкручусь. Главное, чтобы Дай хотя бы не пялился сегодня на Тошимасу и на меня по очереди. Впрочем, зная Дая, я был уверен, что так и будет.
Как и договаривались, мы с Тошимасой встретились в одиннадцать на станции, выпили кофе, покурили и направились к гаражу. Я старался вести себя, как обычно, но эта чертова фраза не хотела идти у меня из головы. На вопрос Тошии я же ответил, что банально волнуюсь: «все-таки, играть перед залом и перед всего лишь одним человеком – это разные вещи». Он, кажется, поверил, а вот мне было стыдно. В этом плане я завидовал Даю с Шиньей, потому что, когда Шин не выдержал и спросил у Дая, что происходит, тот без всяких там ответил, что Шинья ему просто нравится. Я же не мог вот так вот в открытую признать свои чувства. Признать, что за каких-то несколько месяцев этот человек из разряда незнакомцев приблизился к семье настолько близко. Даю, чтобы добиться моей дружбы и, собственно, признания, что он мой лучший друг, потребовалось около трех лет. А тут… конечно, любовь и дружба - это разные вещи, но…

- Каору, ты куда улетел? – Прервал мои размышления Хара.
- Ой, прости. Я задумался, - я неловко улыбнулся, осматриваясь по сторонам – почти пришли.
- Не обо мне ли случайно, радость моя?
- С чего бы мне о тебе мечтать?!

Хара рассмеялся, а я понял, что, кажется, начинаю терять свою крышу. Почему я так реагирую на шутки Тошимасы? Почему я вообще так реагирую на Тошимасу? Что со мной происходит? Почему он так хитро улыбается, будто насквозь видит не только меня, но и то, что я еще сам в себе не вижу?! О, Тошимаса, ты сводишь меня с ума!
Надеюсь, я хоть не вслух сказал это? Кажется, нет… Но Тошия как-то странно смотрит.

- Почему ты остановился? Мы уже пришли? – Снова заговорил Хара. Я оглянулся по сторонам – действительно, пришли.
- Бля! – Не сдержался я.
- Тише ты, тише. Все в порядке. Да? – Хара улыбался, но кончики его пальцев, поглаживающие мое запястье, дрожали, выдавая непонятное мне беспокойство. А до меня дошло, что мы только что впервые соприкоснулись кожей.
- Ай-яй-яй, Лидер-сан! – Воскликнули откуда-то из-за спины. Я вздрогнул и повернулся, а Тошия, как ошпаренный, отскочил от меня. Дай сжал губы, сдерживая смех. Раздолбай-то, раздолбай, но впечатление производить он любил хорошее, а смеяться с гостя все-таки некультурно. – Меня, значит, за маты пинаешь, а сам? Да еще и в присутствии гостя! – Андо ослепительно улыбнулся и подошел к нам ближе. – Я Дай, - он протянул руку Тошимасе.
- Тошия. Каору много рассказывал про тебя, рад, наконец, познакомиться вживую, - улыбаясь, Хара пожал руку, а у меня внутри все буквально забурлило – почему Тошия ему представился так, как я начал обращаться к нему только спустя полтора месяца, как раз когда мы перешли «на ты», а Даю он сразу тыкнул. Дай снова поджал губы, косясь на меня. Хорошо, что Тошимаса стоял впереди меня и не мог видеть выражения моего лица – я был уверен, что Дай собирался поржать именно с него. Что ж, надо расслабиться. Все-таки, Тошия мой друг, а не моя собственность.
- Да, мне Каору тоже много о тебе рассказывал, и я тоже очень рад, - Андо кивнул и снова улыбнулся. – Пойдем внутрь? Сейчас Киса придет, и можем начинать.
- А он еще не пришел? – Наконец, подал голос я.
- Нет. Позвонил, сказал, что задерживается.
- А чего, интересно, он тебе звонит, а не мне – лидеру группы?
- У него спроси.
- Ох, как он меня уже достал, - я вздохнул и пошел включать обогреватели и аппаратуру, пока Тошия знакомился с Кё и Шиньей, который то и дело переглядывался с Даем и прятал смущенную улыбку. Интересно, правильно ли Тошимаса все понял, раз так хитро улыбается?

Кисаки пришел как раз, когда я уже почти растерял остатки своего безграничного терпения.

- Тадаши, чтоб тебя, Матсуда! Ты совсем страх потерял или где? – Нет, я не начал орать, как ненормальный, но говорил грубо и достаточно громко. Все мгновенно замолчали и устремили свои взгляды на меня.- Кхм. Выйдем на улицу, - я буквально вылетел из гаража. Кисаки последовал за мной.

Уж не знаю, что там слышали ребята, но, когда мы, изрядно помятые и запыхавшиеся, вернулись в гараж, все стояли так, как и до нашего ухода, и неотрывно смотрели на дверь. Окинув их взглядом, я прошел к своей гитаре. Единственное, что меня сейчас волновало больше офигевшего басиста – это Тошия. Мне было стыдно и, если честно, немного страшно – вдруг он примет меня за истеричку и не захочет со мной больше общаться? И это бесило еще больше.

- Поехали, - скомандовал я, и все поспешили к своим инструментам. Даже Дай предпочел не отпускать привычных шуточек на свою любимую тему «суровый Лидер-сан».

Ради эксперимента, я решил не тормозить репетицию. Пусть это будет эксклюзивный концерт специально для Хары Тошимасы, уютно устроившегося в кресле Кё с пледом и чашкой горячего чая. Не будь я таким рассерженным и сосредоточенным, я бы непременно умилился этой картине. Но я очень боялся налажать и опозориться, поэтому эмоции решил временно заглушить. Благо, это я умел делать мастерски.
Через полтора часа все, наконец, смогли выдохнуть и уйти на перекур. Даже Шинья вышел с нами! Курили молча, долго и много. Внутрь вернулись только через минут пятнадцать-двадцать. Я сразу налил всем чай и пригласил всех сесть – хорошо, кто-то стульев принес. Кё только был недоволен – его кресло снова занял Тошимаса. Но мне вообще пришлось стоять, поэтому и Кё промолчал.

- Ну, что, разнос полетов? – Я усмехнулся. – Предлагаю сначала Тошии высказать свои впечатления, потом каждый расскажет о том, где, по его мнению, сам налажал, а потом уже выскажусь я. Идет?

Все дружно закивали. Хара прочистил горло и улыбнулся, окинул всех взглядом.

- Ну, если честно, я такую музыку не слушаю – я по тяжеляку, - начал он. Дайске на этой фразе одобрительно улыбнулся, на что я закатил глаза. – Но мне было очень интересно, потому, собственно, я и напросился к вам на репетицию. Простите, - он снова смущенно улыбнулся. Дай с видом победителя зыркнул на меня, а мне ничего не оставалось, кроме как виновато закусить губу и потупить взгляд. – Но, если по технике, то у вас очень сильные гитары и барабаны – не понимаю, зачем вы их глушите, но, наверное, тут дело в стиле, да? – Тошимаса посмотрел на меня, я кивнул, про себя добавляя «и в басисте». – Вокал, если честно, не впечатлил. Мне кажется, ты знаешь другое применение своему голосу. – Хара вопросительно посмотрел на Кё, и тот довольно кивнул. Наверное, он гордился сейчас собой. Хотя, откуда Тошия узнал про извращения Кё, лично для меня было загадкой. – А вот с Кисаки я бы поговорил… как басист с басистом. – Тошимаса снова улыбнулся и зыркнул на меня. На ошарашенного меня, надо сказать. Он никогда не говорил мне, что играет на басу.
- И о чем же? – Поинтересовался Матсуда.
- Ну, знаешь… Нет, не так. Мм… Короче, я занимаюсь басухой практически с пеленок, - он усмехнулся. – Поэтому, наверное, по праву считаю, что опыта в этом деле у меня хватает. Твои же партии меня немного вгоняли в ступор. Я бы сделал не так. Совсем не так! И, даже если в рамках стиля, я бы очень многое поменял и, думаю, от этого звучание только выиграло бы.
- Ну, это ты, а это – я.
- Да, верно. Поэтому я, пожалуй, спишу все на стиль и не буду говорить с тобой, как басист с басистом.
- Будь добр.
- Прости. Без обид, я привык говорить то, что думаю. – Тошимаса развел руками. – Ах, да… Не смотря на то, что я люблю потяжелее, мне безумно понравилась последняя песня. Она потрясающая!
- Lu:Ciel, - прокомментировал Дай. – Это последняя, на данный момент. Ох, как Каору нас за нее еб…
- Андо!
- Прости, прости, - он виновато улыбнулся и благоразумно предпочел заткнуться. Все засмеялись, немного разряжая обстановку.
- Ну, в принципе, я все сказал, - Тошия снова взглянул на меня.
- Спасибо, - я улыбнулся. – Кисаки, начнешь?
- Мне нечего сказать.

Я заметил, как у Тошии на мгновение округлились глаза, после чего он попытался справиться со своими эмоциями. Честно, я полностью разделял его точку зрения. Даже я, не будучи басистом ни разу, понимал, что моментами надо сделать не так, как делал Киса. Логично будет спросить, почему же он еще в нашей группе, но у меня не было ответа на этот вопрос.
Далее все говорили о своих промахах и я аж возгордился – я работал с профессионалами – каждый знал и признавал, в чем налажал. Мне даже добавлять было нечего.

- Что ж, мы все молодцы. И даже Тошия – он отличный зритель! – Все засмеялись. – Я доволен. Только над промахами надо работать, потому что они не новые, а кочующие из репетиции в репетицию. Кисаки… - Я вздохнул. – Плохо. Старайся. На сегодня все свободны. Завтра, как обычно. Спасибо за репетицию.

Все разошлись собирать инструменты, а меня остановил Тошия.

- Ты никуда не спешишь?
- Да нет, а что?
- Может, зайдем куда-нибудь, по пиву выпьем?
- Отличная идея! – Я улыбнулся. – Сейчас, я соберусь, закрою гараж и пойдем.

Скоро все разошлись, остались только мы с Тошией и Дай.

- А где Шинья? – Поинтересовался я у последнего.
- А, он на улице. Я догоню его чуть позже.
- Не палитесь?
- Ну, типа того, - он улыбнулся. – Ладно. Ты дома когда будешь?
- Не знаю, как получится.
- Тогда, если что, на меня не готовь.
- Мм?
- Я в городе покушаю.
- Не забывай, что Шинья не любит…
- Запах сигарет и водку. Као, ты за кого меня держишь?
- Ладно, ладно. Иди уже, бестолочь. Приятного вечера.
- Ага, вам тоже. – Он подмигнул, а Тошимаса смутился. Я же был готов убить этого красноволосого балбеса прямо на этом месте. - Тошия, очень рад был познакомиться. Пока-пока.

Дай ушел, а я, выждав еще пару минут, сверился с чеком, отсчитал нужную сумму и оставил ее в условленном месте.

- Вы платите за аренду?
- Да, типа того.
- Что-то мне подсказывает, что за аренду платишь только ты.
- Это детали. – Я улыбнулся, закинул за спину чехол с гитарой, вышел наружу и придержал дверь перед Тошией, за что получил очередную смущенную улыбку и тихое «спасибо». Замкнув гараж, я подкурил сигарету и с наслаждением затянулся. Хара последовал моему примеру. – Ты не говорил, что играешь на басу.
- Ну и что? А ты не говорил, что живешь с Даем.
- Ну и что?
- Как это «ну и что»?! А вдруг я бы захотел тебя…

В этот момент из-за угла выбежал Дай. Тошия остановился на середине фразы. Я замер. Дай, кажется, тоже расслышал последние слова Тошимасы и замер.
Минута молчания, после которой Тошия начал как-то истерично похихикивать.

- Простите, я… Хорошо, что вы еще не ушли. Шин ключи от дома обронил, пока играл, я, вот, вернулся… Эм. Простите, если помешал. – Запинаясь проговорил он. Тошия, не выдержав, в голос рассмеялся. А я не знал, что мне делать – смеяться, смущаться, офигевать или слушать смех Тошимасы. В итоге решил просто открыть гараж и впустить туда Дая.
- Прости, - отсмеявшись, извинился Хара.
- Да нет, ничего, все в порядке.
- Точно?
- Точно, точно, - для пущей убедительности я улыбнулся.

В гараже Дай ключей не нашел. Еще раз извинился и пошел обратно, уставившись в землю, внимательно выискивая ключи Терачи. Мы же с Тошией направились в ближайший паб.
 
KsinnДата: Среда, 05.02.2014, 20:31 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Несколько часов спустя.
- Повторите еще, пожалуйста, два пива, - проговорил Тошимаса уже немного заплетающимся языком.
- Может, не надо?
- Ну почему?!
- Ладно, ладно, как хочешь, - вынужден был отступить Ниикура, ибо пиво уже принесли.

Как обычно, не было никаких проблем с темами для разговора. Зато было весело и интересно. Тошимаса рассказывал новые подробности своей жизни, а Ниикура внимательно слушал, благодаря небеса за то, что во время пьянок его память обостряется. На двоих они выпили уже примерно пять литров пива, оба были уже нетрезвыми, но еще недостаточно пьяными. А у Тошимасы вообще, как думал Ниикура, был разработан какой-то коварный план по спаиванию его лидерской задницы и воплощению в жизнь оборванной Даем у гаража фразы. Хотя, конечно, ни о чем подобном Хара и не думал. Обычные дружеские посиделки.
С Ниикурой было тепло и комфортно, как со старым другом или с родным братом. И тогда, на станции метро, он не солгал, сказав, что соскучился. Вот только, он чувствовал, что в своей голове Ниикура уже выстраивает какие-то запутанные лабиринты с препятствиями специально для Тошимасы, ведь он был не из тех, кто может легко довериться едва знакомому человеку. Но и Тошия не привык отступать.
Никаких коварных планов Тошия не готовил, но смущать Каору ему безумно нравилось. Этим он сейчас и собирался заняться.

- Кстати! – Воскликнул он. – Я вспомнил, что еще хотел сказать о репетиции.
- Мм? – Ниикура напрягся, собирая все свое внимание.
- Тогда, когда Кисаки опоздал…
- Угу. Я знаю, потерял самообладание. Ты не подумай, я обычно не нервный, но он уже перешел все границы дозволенного. Вот я и взорвался. Некрасиво получилось. Прости, пожалуйста, - весь его вид выражал такое раскаяние и кричал о такой сумасшедшей вине… что Тошимаса не смог не умилиться.

Виноватый кот – это всегда очаровательно. Особенно учитывая тот факт, что это дикий кот – лев, наверное. Именно такие ассоциации вызывал у фантазера, живущего в своем диковинном мире, Ниикура Каору. И, хоть он не был большим и мохнатым, но Тошия не мог воспринимать его иначе. Единственное, что не давало ему покоя – это желание провести эксперимент. Ведь всем известно, что даже дикие коты не в силах устоять перед коробкой. Чего Тошимаса боялся - это того, что его экземпляр окажется исключением, потому и не рисковал.

- Погоди, это ты сейчас оправдывался или душу изливал? Если второе, то всегда пожалуйста, если первое – то не стоит.
- Почему?
- Ну, я, вроде, все сам понимаю. Пока ведь с этим проблем не возникало?
- Да нет, вроде…
- Вот и не оправдывайся! Тем более, я не упрекать тебя хотел.
- А что тогда?
- Ну, знаешь, я не так давно тебя знаю, но уже нарисовал в своей голове определенный образ. И, мне казалось, что ты слишком добрый для проявлений такой жесткости и своего недовольства. Ты мог бы, полагаю, не в первый раз толерантно сделать ему замечание, а не лезть в драку, как ты это сделал сегодня. Или вы все-таки не дрались там? – Тошимаса ехидно улыбнулся и прищурил глазки.
- Дрались мы, дрались, - Поспешил заверить его Каору, попутно смущаясь и отводя взгляд. Это вызывало в Тошимасе какой-то детский восторг, но умом он понимал, что если взрослый мужчина в возрасте под тридцать будет восторженно хлопать в ладоши и пищать, окружающие подумают самое худшее и, наплевав на то, что он выглядит моложе своих лет, непременно вызовут специализирующуюся на психических расстройствах службу. Этого Тошия не хотел даже в состоянии алкогольного опьянения, поэтому ограничился просто улыбкой, от которой Каору, кажется, смутился еще больше.
- Мм, ну ладно. А то я уже представил себе эту картину – грозного Лидер-сана в боевой готовности. На месте Кисаки я бы…
- Ты бы? – Предчувствуя подвох, Ниикура перебил вдохновленного Тошимасу.
- Не захотел тебя бить, - не переставая улыбаться, Тошия все же немного сменил формулировку, но не удержался от того, чтобы подмигнуть Ниикуре, затем сделать глоток из бокала и довольно облизать губы, при этом из-под опущенных ресниц смотря на Ниикуру. Как и ожидалось, Каору снова смутился и поспешил спрятаться за своим бокалом.

Нет, Тошия и не думал соблазнять Каору или еще что-то в этом духе. А, может, и думал, но немного позже… В любом случае, сейчас он максимум, что собирался сделать – это заказать еще пива и покурить. Хара подкурил сигарету и придержал огонь, чтобы и Каору подкурил. Затяжка за затяжкой, до Тошимасы доходило, что пора по домам. Но отравленный алкоголем разум кричал Харе, что он не хочет расставаться с Ниикурой хотя бы прямо сейчас. К голосу разума он, конечно, никогда не прислушивался, но уходить действительно не хотелось.
Влив в себя еще по нескольку литров пива, мужчины расплатились по счету… вернее, расплатился Тошимаса, не позволив Ниикуре добавить и копейки, заплетающимся языком аргументировав это тем, что «я приглашал! Считай это свиданием». В общем, расплатившись, они покинули кафе и нетвердой походкой направились к станции метро. По подсчетам Тошимасы, поезда еще ходили, и он не ошибся. Правда, какого-то черта Ниикура вышел с ним, добавив только «теперь я побуду мужиком». Тошия против не был и позволил себя провести до дома.
Заходить на чай Ниикура отказался категорически, сказав, что Дай ему голову открутит, поэтому сейчас Тошия в пушистых тапочках и расстегнутой куртке стоял на пороге своего дома, приложившись виском к дверной коробке, и смотрел на стоящего напротив Каору.

- Сам доберешься?
- Конечно! И не в таком состоянии дорогу находил, - Ниикура улыбнулся.
- Точно? Может, у меня останешься?
- Нет-нет, Дайске меня убьет!
- Ах, да, точно. А мне понравилось, он тебя «Као» называет. Так по-домашнему.
- Я в первое время очень бесился!
- А потом привык?
- Да, и даже понравилось.
- А так только Даю можно? – Определенно, если бы Тошимаса сейчас видел себя со стороны, в восторг бы не пришел. Такая надежда во взгляде, легкий румянец на щеках и пьяная, но счастливая улыбка. Не будь Каору примерно в таком же состоянии, однозначно бы подколол или, еще лучше, сбежал. Но Каору не рискнул даже отвечать - просто улыбнулся. – Спасибо за вечер.
- Для свидания все прошло достаточно брутально. – Мужчины рассмеялись. – Ну, я пошел.
- Смотри, осторожней.

И Ниикура ушел. Повинуясь какому-то секундному порыву, Тошия бросился к окну в кухне, и был очень в последствие рад! Когда стоял в мохнатых тапочках посреди темной улице, поддерживая Каору одной рукой и набирая номер такси – другой. Этот горе-алкоголик оказался совсем не в состоянии нормально идти. Умом Тошия понимал, что выпили они не так много, но почему-то думал, что, будь он на месте Каору, тоже не смог бы идти ровно, если бы не упал вовсе. Уже в машине до Тошии дошло, что дверь входную он захлопнул, но ключи-то забыл дома, а значит, возвращение домой будет эпичным. Впрочем, все это для Тошимасы перестало иметь всякое значение, когда голова Каору опустилось на его плечо. Уснул. Хорошо, адрес хоть назвал – будить его не хотелось совсем. Хара даже записал себе в телефон – на всякий случай. Расслабившись, басист наблюдал за спящим мужчиной в зеркало заднего вида и начинал понимать, почему в книгах и фильмах все влюбленные непременно наблюдают за сном любимых. Во сне люди совсем не контролируют себя и, если сон здоровый, можно даже в самом эмоциональном холерике рассмотреть покой и умиротворение, баланс, хрупкость. Каору не был холериком, как казалось Тошии, но… что-то в нем было, что заставляло думать, что покой этому человеку только снится. Оказывается, нет. Но все равно, именно сейчас именно с этим человеком… Тошимаса вконец запутался в собственных умозаключениях. Решив подумать на эту тему в трезвом виде, Тошимаса прикрыл глаза, выгоняя все мысли из головы. Впрочем, перед тем, как задремать, он уловил странное ощущение – будто что-то необратимо поменялось. Так бывает в любовных романах и мелодрамах, но ведь Хара Тошимаса был неисправимым романтиком.
Разбудил Тошимасу водитель, и встал вопрос о транспортировке Ниикуры в кровать. Попросив таксиста помочь с дверью подъезда и звонком в квартиру, Тошия выбрался из салона и, аккуратно взяв Ниикуру на руки, вытащил на воздух. Хорошо, что за время дороги Хара успел чуть-чуть протрезветь, да и сил хватило. Водитель придержал дверь и позвонил в звонок нужной квартиры, затем ушел в машину – ждать Тошию. Хорошо, что Каору жил всего лишь на втором этаже. Теперь оставалось надеяться на то, что Дай уже вернулся, иначе придется все-таки потревожить сон Лидер-сана.
И вот, когда Хара уже почти отчаялся, в замочной скважине завозился ключ.

- Привет, - шепотом поприветствовал Дая Тошимаса.
- Тошия? Каору? Какого черта?!
- Тшш, разбудишь! – Шикнул на него Тошимаса, грозно сдвинув брови к переносице.

Андо, хоть и ничего не понимал, все же посторонился, пропуская парня внутрь. Тот вошел в коридор, стянул пушистые тапки и, все так же шепотом, поинтересовался, куда нести. Тут Дай вспомнил, что в спальне уже спит Шинья и понял, что жертвовать своим местом рядом с ударником не собирается даже для лучшего друга, поэтому указал на диван в гостиной. На вопрос «ему там хоть удобно будет?» красноволосый ответил, что это уже проблемы Ниикуры, ибо диван покупал он.
Нахмурившись, Тошия все же вошел в гостиную, аккуратно пристроил Ниикуру на диван, снял с него куртку, окончательно уложил на диван, разул и повернулся к Даю.

- Может, ты хотя бы плед какой-нибудь дашь, а? – Тихо, но строго спросил Тошимаса. Пожав плечами, Андо ушел в спальню, а вернулся уже с подушкой и одеялом. – Спасибо.

Снова приподняв Ниикуру, Тошия пристроил под его головой подушку и накрыл пледом, а потом просто уселся рядом с его головой прямо на пол и стал смотреть. Он долго наблюдал за мирно спящим Ниикурой, поглаживая его по волосам и напрочь забыв о такси. Алкоголь уже почти выветрился из организма, по крайней мере, пьяным Хара себя не чувствовал. Навалилась дикая усталость, но желания уходить не было.
Спящий Ниикура все же не выглядел до конца умиротворенным. Ресницы мелко подрагивали, а между бровей затаилась морщинка. Хотелось ее разгладить. Вообще хотелось взять и укрыть этого человека, как одеялом, от всего-всего безумно несовершенного и гнилого мира. Сохранить хрупкость его личного мира, согреть, подарить уверенность и покой.
Если так порыться в памяти, то это желание возникло еще в самую первую их встречу – полгода назад. Но сейчас оно стало более осуществимо. И, сидя на полу, около спящего Ниикуры, Хара Тошимаса понял, что, во что бы то ни стало, но своего добьется.
Услышав деликатное «кхм» со стороны двери, Тошимаса мигом вспомнил и о том, что он не у себя дома, и о ждущем такси, и о сонном Дае, и о том, что Каору просто друг. Но удержаться от целомудренного поцелуя в лоб он все равно не смог. Никаких изменений не произошло – морщинка не разгладилась, глаза не распахнулись, даже ресницы лишний раз не дрогнули. Зато Тошимасу с головой захлестнула нежность, но остаться, равно, как и поделиться своим чувством, было нельзя.

- Я надеюсь, Каору не вспомнит утром, как добрался домой. А заодно и то, что происходило, пока он спал? – Поравнявшись с Даем, выразительно произнес басист.
- Хм. А что мне с того будет?
- Какой же ты корыстный, тебе следовало бы поучиться у твоего друга.
- Тогда тебе пришлось бы выбирать между двумя самыми лучшими мужчинами на планете, - не смотря на позднее время и сонное состояние, Андо смог улыбнуться в своей привычной манере, на что Тошия только фыркнул. – Действительно, а смысл мне лгать своему лучшему другу?
- Ну, согласись, зачем ему знать?
- А что, есть, что знать?
- Ну, а вдруг он посчитает меня конченым извращенцем и перестанет общаться? А лучше вообще возненавидит. И что мне тогда делать? Я не хочу его терять, Дай. Хотя, если твоя совесть простит тебе один труп на счету…
- О, слышал бы это Као! Уже б сам на шее у тебя вис, - усмехнулся Дайске, а Тошия тактично сделал вид, что удивился. Хотя, он и вправду был удивлен. – Шучу, шучу. На шее б не повис, но взгляды, однозначно, пересмотрел.
- О чем ты?
- У него спроси, - Дай улыбнулся и посмотрел на диван, где все так же мирно и тихо спал предмет их беседы. Тошия, перепугавшись, тоже повернулся в ту сторону.
- Черт, вот зачем так пугать, а?
- Не знаю. Влюбленные люди забавные.
- Я не влюбленный.
- Да ладно? – Андо скептично изогнул брови. – Пойдем, сигаретой угостишь, что ли? А то, с таким успехом, ты точно спалишься.

Тошия ничего не ответил, только обулся и вышел из квартиры. Заглянув в спальню, Андо убедился, что Шин тоже спит, потом накинул куртку и тоже вышел.

- А ты-то чего в тапках? – Уже не шепотом поинтересовался Дай, как только они вышли на крыльцо.
- За Каору бежал.
- Неужели он настолько сильно набухался?
- Ну, шел криво, еще и по проезжей части.
- Понятно, - Андо взял предложенную сигарету и подкурил. – И все-таки, возвращаясь к нашей теме.
- Я не знаю, Дай. – Выдохнул вместе с дымом Тошия. - Наверное, ты прав. Но что мне делать?
- Не знаю. К Ниикуре клинья никогда не бил, поэтому тут я тебе не советчик.
- Но ты же его друг!
- И что с того?
- Ну, знаешь его. У него же по любому были уже когда-нибудь отношения, как он себя вел?
- Отношения? У Ниикуры? – Дай рассмеялся. – Я тебя умоляю, он же всю жизнь женат на музыке, и только! Но ты не отчаивайся.
- Спасибо, блять, утешил.
- Не матерись. Каору из тех людей, которые однажды очень крупно разочаровались. Он, если сам полюбит, будет делать все, чтобы не показать этого. Так что, если вдруг он начнет тебя игнорировать, знай – он влюбился.
- Как можно настолько разочароваться, чтобы отталкивать любимого человека?
- Это Каору. Он, хоть и довольно успешно пытается выглядеть взрослым, внутри, наверное, навсегда останется шестнадцатилетним максималистом.

Тошимаса молчал, сложив руки у лица в молитвенном жесте, переваривая информацию.

- Единственное, что могу посоветовать… Ты должен заменить ему воздух. Сделать так, чтобы он без тебя уже не смог. Это, конечно, довольно жестоко, ведь все мы люди, но больше ничего мне в голову не приходит. Да и, не знаю. На это все равно время надо, много времени. Есть, конечно, еще один вариант…
- Какой? – Перебил Тошимаса, оживляясь.
- Действовать напролом. Но тут не угадаешь, повезет или нет. Но, если что, в пьяном состоянии Каору в десять раз сговорчивее, искреннее и решительнее, - Андо подмигнул и осмотрелся по сторонам. – Ладно, пойду я. А тебе спасибо за доставку столь ценного груза и удачи. Думаю, если выбрать правильное время и метод, все получится.
- Спасибо, Дай.
- Да всегда пожалуйста, - улыбнувшись на прощание, Андо скрылся за дверью подъезда, а Тошимаса поспешил в такси.

Теперь вся надежда на то, что Юко-чан еще не спит. Этой милой девушке посчастливилось хранить запасные ключи от квартиры Тошимасы как раз на такой случай. Ну, или на любой другой, в котором проявлялась рассеянность Хары.
 
KsinnДата: Среда, 05.02.2014, 20:31 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Утро добрым не бывает.
- Каору, подъем! – Внезапно раздалось у меня над ухом. Я аж подскочил. – Каооруу!
- Да тише ты, - пробормотал я, натягивая одеяло до ушей.
- Не дождешься! – Заорали мне прямо в ухо. – Или Лидер-сан собирается сегодня опоздать на репетицию?
- Отвали, - наверное, это было сказано не слишком внятно, но плевать.
- Я сейчас начну материться!
- Делай что хочешь, Дай.
- Уверен? Ну ладно. – Голос у меня над ухом стих, и я, наконец, смог снова расслабиться, проваливаясь в сладкую дрему.

Но долго наслаждаться спокойствием не пришлось – с меня сдернули одеяло и…

- Черт возьми, Андо, ты совсем с ума сошел?! Нахера лед, идиот ты безмозглый?! Так и без лидера остаться можно! – Вскочив с дивана, я принялся вытряхивать лед из-под футболки под не очень мелодичную музыку смеха Андо Дая. – Сволочь, нарвался. – После этой фразы в Дая полетело все, что мне было не жалко – его манга, его напульсники, валяющиеся по всем горизонтальным поверхностям, его наушники, его любимый кактус…
- Ниикура, ты бессердечная дрянь, - возмутился Дай, бережно поднимая с пола кактус. – Растение-то тут при чем? Убийца. – Бережно поглаживая кактус, Андо, обходя меня десятой дорогой, вернул своего любимца на место и принялся собирать напульсники.
- Нечего было…
- Ну прости! Прости, за то, что пытался спасти твою репутацию, ведь ты вчера наорал на Кису за опоздание, а сегодня что, сам опоздаешь? Потом не удивляйся, что он звонит с предупреждение мне, а не тебе! – Внезапно выдал Андо, яростно швыряя в меня моими музыкальными журналами. – Потому что гулять в меру надо, а не… а не так, как ты обычно это делаешь.
- Кстати о гулянке. Во сколько я вернулся?
- Не знаю.
- В смысле? А как я вернулся? Помню только, как провел Тошию домой, мы попрощались, а потом… все. Провал.
- Мне-то откуда это знать? Каору, в отличие от тебя, я лег спать вовремя. И вернулся домой – тоже.
- Ладно… А как погуляли хоть?

В это время в гостиную вышел Шинья с полотенцем на голове, красноречиво заявляя, что погуляли они хорошо.

- Нет, Као, ты не подумай только…
- Да, ничего не было!
- Шин просто потерял ключи.
- А запасные только сегодня смогу забрать.
- Ну-ну. То-то я думаю, чего спать так неудобно было!
- О, ну, прости, диван ты покупал.
- Я помню, Дай, не обязательно мне об этом постоянно напоминать.

Вот так вот и началось мое утро. Весело, ничего не скажешь.
А потом я вспомнил вчерашний вечер. Тихий голос, мягкая улыбка и гипнотический взгляд. Приятная непринужденная беседа обо всем на свете, тихий смех и безобидные шутки. Это был приятный вечер, безумно приятный.
Одно пугало – я действительно начинал верить в ту мысль, что Дай мне вбил тогда в голову. Не хотелось глупыми сантиментами портить только зарождающуюся дружбу. Таких хороших людей, как Тошия, терять нельзя. Просто запрещено.

- Но, Боже, какие же у него глаза!..

Откуда-то справа до моего слуха донесся смешок Андо, значит…

- Только не говори мне…

Взрыв смеха весьма красноречиво подтвердил мою догадку – я сказал это вслух. А взгляд на смущенного Шинью убил ничтожные остатки надежды.

- Блять!
- Не матерись! – Сквозь смех произнес друг.

А мне было плевать, схватив пачку сигарет, я вышел на балкон. Меня буквально охватила паника, а настроение упало ниже уровня плинтуса в подвале. Где-то после второй сигареты паника отступила. Надо было что-то решать…
Как раз в этот переломный момент, как нельзя кстати, на балконе нарисовался Дай.

- Сигаретой угостишь?
- Бери.

Андо взял сигарету, подкурил, сделал первую затяжку и пристально так посмотрел на меня. Ох, не нравится мне это… Я знал этот взгляд.

- Что на этот раз?
- Као, может, хватит?
- Что хватит?
- Хватит бегать.
- Я ни от кого не бегаю.
- Ты бегаешь от любви. И, пожалуйста, не надо корчить из себя дурачка.
- Ладно, не буду.
- Не будешь же ты вечно один, в конце-то концов. Даже у нашего нелюдимого вокалюги девушка есть!
- У Кисы нет.
- Кисаки шлю…
- Дай!
- А что? Это общепринятое слово.
- Ты с ним работаешь.
- Каору, это факт, и не спорь. У нас с Шиньей скоро все нормализуется и я очень хочу с ним вместе жить…
- Мне освободить жилплощадь?
- Нет, Каору, тебе перестать тупить! Я не собираюсь выгонять тебя из квартиры, я просто хочу, чтобы у тебя все было хорошо.
- У меня и так все хорошо.
- Нет, у тебя пока все хорошо! Себя хотя бы не обманывай. Или ты себя знаешь хуже, чем я тебя? Я съедусь с Шиньей, мы станем реже видеться, и ты опять на стену полезешь от одиночества, ревности и чувства, что тебя опять бросил весь мир! Разве я не прав? Каору? Чего ты молчишь? Наверное, потому что я прав. Завязывай со своим мазохизмом. Ты в одиночестве долго не протянешь.
- И что ты предлагаешь?
- Не отталкивай Тошию.
- Дайске, я не хочу, чтобы…
- Прекрати. Ты мужчина или кто? Хватит бояться прошлых ошибок. Все люди разные. И то, что у тебя не получилось с несколькими другими, вовсе не значит, что ты не создан для отношений. Каждый в этом мире заслуживает на счастье.
- И что ты думаешь, что первый попавшийся на станции метро человек способен сделать меня счастливым? Спасибо, друг! – Я яростно затушил в пепельнице сигарету и направился к двери, но был грубо остановлен, возвращен на место и награжден сигаретой.
- Каору, дослушай.
- Ну?
- Ты мой лучший друг, я ценю тебя и не желаю тебе какого-попало человека. Тошия не такой.
- Тебе откуда знать, какой он?
- Считай, что я спрашивал о нем своих многочисленных знакомых.

Я усмехнулся. «Считай это свиданием» - вспомнилось мне. И что это значило?

- Тошии можно верить. Попробуй, пожалуйста. Тем более… видел бы ты, как он на репетиции на тебя смотрел!
- Как? – Я устремил свой взгляд на Дая, а он засмеялся.
- Восхищенно, неотрывно, улыбаясь. Мне показалось, даже нежно.
- Да брось, - отмахнулся я.
- А, когда вы с Кисой вышли, о, слышал бы ты, что он ляпнул!
- Что же?
- А вот не скажу.
- Дай, так не честно!
- Давай я тебе скажу, что он сказал, а ты взамен не будешь отталкивать его.
- Немного неравноценный обмен, не находишь?
- Да, не без этого. Но тебе интересно.
- Сволочь корыстная, что он сказал?
- Нет, по рукам?
- Дайске.

В ответ Андо только протянул руку для заключения уговора. Мне ничего не осталось, кроме как пожать ее.

- Ну, и?
- Он промолчал! – Выдал Дай, заливаясь хохотом.

О, я был готов убить его. С такой злостью я даже на Кисаки вчера не набрасывался.

- Ну хватит, хватит. Ниикура, придурок, больно! Ай, прекрати!
- Уговор расторгнут?
- Нет-нет, я пошутил.
- И?
- Сейчас, погоди. Слезь с меня, я дышать не могу.
- Ну уж нет, говори сначала.
- Ну ладно. Это было как-то так… мм, подожди, - Дай вдохнул и улыбнулся. – «Вау, возбуждает»!
- Дай, если это очередная твоя шуточка…
- Нет, честно! У Шина спроси! Даже Кё подтвердит.

И тут у меня пропал дар речи. Наверное, возможность двигаться – тоже. Я сидел, беззвучно открывая и закрывая рот, хлопая глазами и хмуря лоб. А Дай, собака, ржал, из-за чего я, все еще сидящий у него на животе, весь трясся. В такой обстановке не получалось сосредоточиться и обдумать все.

- Мы, правда, сделали вид, что ничего не услышали, ибо сами были примерно в таком же состоянии, как ты сейчас. – Отсмеявшись, добавил Андо. - Наверное, у него, как и у тебя, привычка самые эпичные мысли озвучивать.
- Эй!
- Да, ты прав. У него действительно красивые глаза.
- Эй!
- Тише, Тише, я не претендую.
- Андо, черт тебя дери! – Поднявшись с этого козла, я достал еще одну сигарету. Эту мысль обязательно надо перекурить. Дайске тоже поднялся.
- Ну, тише ты, тише, - он улыбнулся и, подойдя ко мне вплотную, обнял. А мне действительно нужно было сейчас почувствовать, что он рядом, поддерживает меня, не бросает и не пытается сплавить на кого-то другого. Не смотря на то, что я мужчина и мне уже почти тридцать. – Это нормально, Као. Люди приходят и уходят, сходятся и расходятся, влюбляются и разлюбляют. Только от нас зависит, останемся мы с тем или иным человеком или нет. Только от нас зависит, будет ли сильно больно или не очень, потому что боль есть всегда. Но не стоит ее бояться. Когда не боишься, все легче проходит.
- Ты говоришь, не отталкивать Тошимасу, да? Но с чего ты взял, что он захочет приближаться?
- А с чего ты взял, что нет?
- Ну, он, вроде, никаких знаков и признаков не подавал…
- А ты подавал? Может, он сейчас так же мучается у себя дома, мм?
- Черт…
- Као, дай себе шанс. И ему, заодно. Может, действительно, получится?
- А ему точно можно верить?
- Точно, точно. На этот счет можешь не беспокоиться. – Андо поцеловал меня в макушку и отошел. – Надо собираться, а то точно не успеем.
- Хорошо. Спасибо, Дайске.
- Всегда пожалуйста, Као.
 
KsinnДата: Среда, 05.02.2014, 20:33 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Время калечит.
Я так и не успел позавтракать этим чертовым утром. Зато на репетицию не опоздал, хотя предпочел бы вообще не приходить. Настроение к тому времени немного поднялось. К гаражу мы подошли как раз без пяти час. И, отмыкая дверь, я уже готовил гневную речь для Кисаки. Как оказалось, зря старался. Тадаши Матсуда появился в гараже ровно в час дня. В красивом костюме и без басухи. Коротко поприветствовав всех, он заявил о своем уходе из группы, вложил мне в руку конверт, забрал свою чашку и, поблагодарив нас за сотрудничество, попрощался и вышел. Ни извинений, ни пожеланий удачи. Ни басиста, ни группы.
Я распечатал конверт.

«Дорогой Лидер-сан!
Я надеюсь, ты не держишь на меня зла и сам все понимаешь. Но, на всякий случай, объясню. Я старался, честно. Старался… ради тебя. И я не виноват в том, что тебе и остальным нравится тяжеляк, а я не могу и не умею так. Я понял, что своим присутствием тяну вас всех вниз, мешаю развиваться. Потому и ухожу. Я искренне желаю удачи тебе и твоей группе. Прости, что не оправдал надежд.
P.S. Присмотрись к этому Тошии, может, он осилит?»

Я перечитал это письмо раз семь – точно, по крайней мере, в гараже. Фразы крутились в голове, формируясь в завершенный пазл. «Ради тебя»… «Удачи тебе»… «Прости, что не оправдал надежд»… «Присмотрись к Тошии, может, он осилит»… Что ради меня? Почему мне отдельное пожелание удачи? При чем тут Тошия? Что он осилит?
Мозг кипел.
Молча отдав Даю ключи от гаража, я вышел на улицу, подкурил и побрел, куда глаза глядят. Естественно, в противоположную от станции сторону. Не хотел сейчас никого видеть. Даже Дая, даже Тошию, даже самого себя.
Я бродил до самой темноты, пока не промок до нитки под проливным дождем и не заледенел под порывами ветра. Хорошо, станция была рядом. С этой, конечно, ехать с пересадками, но ничего. В поезде люди странно на меня косились, но мне, если честно, было на это плевать. Одолевало ощущение, что их меня разом высосали все эмоции, чувства и мысли. Словно на меня Дементор напал. Ха-ха, очень смешно.
Дома я не стал особо утруждать себя душами и прочими согревающими бреднями. Мне было плевать, заболею я или умру. И о Тошии, который может сейчас так же мучиться у себя дома, я тоже не думал. Просто стянул с себя мокрые вещи, надел любимую растянутую домашнюю футболку и смешные домашние штаны-шаровары в бледную полоску. Прихватив из заначки Дая бутылку коньяка, я уселся в коридоре прямо перед дверью. Зачем, не знаю. Может, чтобы Даю было легче найти потом мой труп?
Но дверь, распахнувшаяся минут через сорок, наверное, приветливо впустила внутрь далеко не Дая. То, что я не думал о Тошии, оказывается, не означает, что и он не думал обо мне. Мокрый и холодный, он закрыл за собой дверь и снял ботинки с курткой, обозначая серьезность своих намерений.

- Дай подослал? – Без особого интереса поинтересовался я, когда он уселся рядом и, беспардонно отобрав у меня бутылку, приложился к горлышку.
- Неа, - оторвавшись, мотнул головой он. Оглядев обстановку, он заметил пару бычков, затушенных прямо об пол, поэтому, подозреваю, без всяких угрызений совести, подкурил сигарету, сделал пару затяжек и снова приложился к бутылке.
- Тогда каким образом?
- Я беспокоился – ты не пришел на станцию. Думал, может, после вчерашнего плохо себя чувствуешь, вот и пришел.
- А адрес?
- Ну, ты как-то однажды проговорился.
- Ладно, допустим. Но после вчерашнего я себя плохо не чувствую, за исключением того, что в упор не помню, как оказался дома. Но это меня сейчас не волнует вообще. Так что, в принципе, ты можешь со спокойной душой идти по делам.
- Считай, что на этот вечер ты – мои дела. Что произошло?
- А что произошло? – Я отобрал у него бутылку и отпил.
- Почему ты сидишь на полу в коридоре один и без закуски глушишь коньяк прямо из бутылки?
- А, ты про это… я думал, ссадины.
- Не угадал – это следующий вопрос. Ну, если предыдущий не даст на него ответ.
- Нет, - я усмехнулся, после чего нагло отобрал у Тошимасы его сигарету и затянулся. Честно, меня сейчас мало волновало то, что я, наверное, веду себя неприлично. Мне просто было плохо. И просто Тошимаса был рядом… - Кисаки ушел из группы.
- Как?
- Вот так, - пошарив рукой рядом с собой, я протянул Тошии уже изрядно помятое письмо.
- В смысле? – Прочитав, спросил он.
- Без понятия. Но меня больше волнует то, что за пять лет моя группа не добилась никакого гребанного успеха. А сейчас моя группа вообще распалась.
- Ну, не приравнивай уход басиста к распаду.
- Нет, если делать, то что-то новое. Музыка La:sadie's не востребована. Где-то я допустил ошибку.
- Может, в направлении? Все-таки, если музыканты созданы для тяжеляка, то, как ни старайся, но это заметно. И, может, Кисаки прав?
- Пойдешь к нам в группу? – Неожиданно даже для самого я задал этот вопрос. А Тошимаса так же внезапно улыбнулся своей лучезарной улыбкой.
- Пойду.
- Вау… - Я снова отпил из бутылки. – Как, оказывается, все просто решить.
- Ну, конечно, - не переставал улыбаться Хара. И я сам под этим гипнотическим воздействием не сдержал улыбки.
- Ну вот, Тошимаса, даже в запой мне не дал уйти!
- Ну, если сильно хочется, можем уйти вместе, - он подмигнул мне, отбирая бутылку и прикладываясь к горлышку, параллельно туша о доннышко сигарету.
- Ну да, не хватало еще тебе свое здоровье за компанию со мной тратить! – Я вернул себе бутылку и отпил из нее.
- А, тебе, значит, можно, а мне – нет?! – Так и перетягивали бутылку, по очереди отпивая, пока она не опустела.
- Еще?
- Не, думаю, мне хватит, иначе я потом домой не попаду.
- У меня останешься, проблема, что ли?
- Ну, чтобы заманить меня к себе, не обязательно спаивать, - Тошимаса в очередной раз подмигнул мне. Интересно, а не из-за этой ли привычки у него косоглазие? Я скоро считать начну, сколько раз он мне подмигивает в день.
- А я и не собирался тебя спаивать, - не собирался ведь? Ага, спаивать не собирался, а заманивать, значит, очень даже. Ниикура, пора завязывать с алкоголем, пока не натворил делов. – Заманивать, если что, тоже, - решил все же добавить я, вызывая очередную бесконечно милую улыбку. – Хм, Тошимаса, а ты знаешь, что у тебя потрясающие глаза? – Снова против моей воли слетело с моего языка. А Тошимаса, услышав это, удивленно округлил те самые потрясающие глаза и забавно заморгал.
- А ты в трезвом состоянии так же думаешь? – Уточнил он, хмурясь. Я улыбнулся и кивнул. – Тогда спасибо, буду знать. – Он смутился, ненадолго отводя взгляд. Наверное, мы ведем себя как маленькие дети… - Так что там на счет твоих ссадин, Каору?
- А, это мы с Дайске утром разговаривали, - я усмехнулся. - У него куча синяков, а у меня, вот… - Я развел руками.
- Каору, скажи, а я похож на кота? – Лукаво поглядывая на меня, задал он вопрос, которого я, наверное, ожидал меньше всего. Да что уж, я его вообще не ожидал!
- Ну… эм… кажется, немного, да…

В следующую секунду пришлось резко зажмуриться, а потом распахнуть глаза на всю. Наклонившись ко мне, Тошия лизнул мою скулу! Потом еще и еще раз. То же самое он проделал и с подбородком. Никогда еще я не видел его лицо так близко. Его жесткие волосы щекотали мою щеку и шею, горячая ладонь легла на мою другую щеку. Пушистые ресницы, опущенные вниз, мелко трепетали, скрывая глаза. А после подбородка подошла очередь губы.
Потом Тошимаса выдохнул, открыл глаза и отстранился, спрятав лицо за челкой и внезапно обретя нездоровый интерес к собственным ногтям.

- Прости, - тихо пробормотал он. – Это все, наверное, коньяк, да? Какой-то он у тебя странный… - Он снова выдохнул и поднял виноватый взгляд на меня. – Просто, я вдруг подумал, что, если я хоть чуть-чуть похож на кота… Ну, знаешь, коты же зализывают ранки обычно своим хозяевам… В смысле, ну, эмм… Ох! Прости, пожалуйста, такого больше не повторится.

Он смотрел на меня таким виноватым взглядом, что мне невольно показалось, что от моего прощения зависит его жизнь.
А я что могу? Ну, не злиться же мне на взрослого мужчину, который выпил и, вообразив себя котом, полез… ранки зализывать. Тем более, если этот мужчина самый необычный и сумасшедший из всех, что я встречал за свою жизнь. Ну, разумеется, в хорошем смысле этого слова. И, вот еще, что – не злиться же мне на человека, который мне чертовски нравится, из-за такой мелочи?
Да, да, черт возьми, он мне нравится. И, может, не будь я пьян, я бы ни в коем случае не признал этого, но…
Я просто улыбнулся и коснулся его губ своими.
Он удивился, а потом обнял меня за шею, притягивая к себе, и превращая это почти целомудренное прикосновение в нормальный полноценный взрослый поцелуй. Дальше я за его мимикой не следил – просто закрыл глаза и, наверное, впервые в жизни позволил ощущениям полностью завладеть мной.
Хотя, нет, не впервые. Однажды, когда Дай угнал мотоцикл и чуть не разбился на нем… но об этом не сейчас.
ххх.
- Каору, наверное, уже спит, - проговорил Андо, поднимаясь на свой этаж.
- А если нет? – тихо спросил Шинья, следуя за ним.
- Если нет, то заварит нам чай.

Но, открыв дверь, Дай понял, что чай отменяется. Перед его взглядом открылась, наверное, самая живописная картина из тех, которые он видел за всю свою жизнь. Темная прихожая, освещенная только подсветкой вибрирующего в углу телефона, отвечать по которому точно не собирались. Ниикура, буквально распластавшийся на полу, с запрокинутой головой, закрытыми глазами и сбившимся дыханием. Рука его путалась в темных волосах Тошии… очевидно, делающего ему минет.
Вот это поворот!
Дай просил друга не отталкивать Тошию, но, если честно, не ожидал, что тот хотя бы прислушается к нему. Поэтому сейчас он был не просто удивлен или шокирован – он был ошарашен подобной, эмм, реакцией.
Закрыв дверь, Дайске взял Терачи за руку и повел назад, вниз.

- Прости, Шин, чай отменяется… - Бормотал он, находясь в какой-то прострации.
- Почему? Что-то случилось?
- Да… То, есть, нет! Нет, Шин, все в порядке… просто ко мне нельзя. Пока что. Давай поторчим пока в какой-нибудь кафешке, а часа через два пойдем домой, ты не против? Или тебя домой провести?
- Да нет, я не против. Но что случилось?
- Неважно, Шин, меня это тоже не касается, поэтому… Что будешь – кофе или чай?

Тем временем, в квартире, Каору с Тошией поменялись ролями и были вполне этим довольны.
Позже, решив не удивлять Дая слишком внезапно, они перебрались на диван и утихомирились. Каору лежал на спине у края дивана, а Тошимаса – боком у спинки, при этом по-хозяйски закинув ногу и руку на Ниикуру. Они о чем-то тихо переговаривались, периодически прерываясь на ленивые поцелуи, пока Тошимаса не уснул. Каору еще долго слушал тихое дыхание на ухо и нежно поглаживал кисть руки, покоящуюся на его груди, пока дверь тихо не отворилась, пропуская в дом Дая с Шиньей.
Андо помог Терачи снять пальто и отправил в спальню, сказав, что скоро придет, а сам заглянул в гостиную.

- Я вижу, ты все же решился прислушаться к моему совету? – Тихо спросил он.
- Я не знаю, оно само получилось… - Еле слышно прошептал Каору в ответ.
- Не жалеешь?
- Пока нет.
- Что значит «пока»?!
- Дай, ты же знаешь…
- Не можешь поверить ему, но мне-то ты веришь. А я сказал, что Тошия хороший человек. Он не сделает тебе больно, иначе ему достанется вдвойне.
- Не надо, Дайске. Если сделает, значит, так было надо. А мстить… ты знаешь, это не мои методы.
- Зато мои.
- Дай слово, что не будешь его трогать.
- Ладно, я к Шинье пойду…
- Андо.
- Я не могу.
- Пожалуйста. В конце концов, никто не виноват в том, что я неудачник, не созданный для любви.
- Ниикура, еще раз ты…
- Дай слово и вали уже к своему Шинье, Дай. Не хватало еще, чтобы мы своей болтовней Тошию разбудили.
- С каких это пор ты к нему так прикипел? Еще утром ты, кажется, упорно хотел его избегать.

Ниикура не ответил. Просто отвернулся и закрыл глаза. Он не хотел оправдываться или объясняться, тем более, сейчас.
На самом же деле просто послал все к чертям. «Будь, что будет». Ему надоело жить одной работой, бояться сделать кому-нибудь больно и сказать хоть одно лишнее слово. Хотя бы к тридцати годам пора бы начать уже нормальную жизнь, раз раньше не получилось. И Ниикура рискнул. Вот и все. Это все объяснение. Ничего сверхсложного и секретного.

- Каору? Каору? – Тихо позвал Дай. – Я обещаю. – Проговорил он, после чего развернулся и вышел из комнаты.

Через пару минут под боком завозился Тошимаса.

- Не спится? – Охрипшим ото сна голосом спросил он.
- Вроде того.
- Что-то случилось?
- Да нет, все в порядке. Разве что, Дай с Шиньей вернулись, но в этом ничего страшного нет, - улыбнулся Ниикура.
- Хорошо.
- Спи, Тошия.
- Мрр, чего это ты не спишь, а я должен? – Практически встрепенулся Хара. – По-моему, куда интереснее делать что-то вместе. Например, вместе не спать, мм?.. – После этих слов он стал покрывать шею Каору поцелуями, периодически легонько закусывая или облизывая нежную кожу.

Вдоволь наигравшись с шеей, он перешел к плечу, стягивая один рукав и без того растянутой футболки вниз, параллельно пробираясь другой рукой под футболку снизу. Ниикура закусил губу и вздрогнул, когда пальцы коснулись его живота.

- Какие у тебя руки холодные… - Выдохнул он, подставляясь под поцелуи.

Тошимаса только улыбнулся, скользя рукой под футболкой Ниикуры и легонько прикусывая мочку его уха, вызывая из приоткрытых губ тихий полу-стон.
Вскоре, не выдержав этой пытки, Ниикура, обняв Тошимасу руками за шею, притянул к себе и поцеловал у губы. Целуя Хару, мужчина почувствовал его возбуждение и, наконец, перестал игнорировать свое. Пускай, они и суток еще не были вместе. Пускай.
И Ниикура снова позволил себе расслабиться, выпустить на свободу свои желания, удивляя Тошимасу откровенными провокациями и загоняя в тупик искренними признаниями, сводящимися к одной простой фразе - «я тебя хочу».
Теперь-то Хара в полной мере смог понять всю суть некогда сказанной фразой Дая про максимализм. Каору надо было получать все и сразу, по мелочам он не разменивался.
Конечно, хорошего в этом было мало, но отказать Тошимаса оказался не в силах, стягивая до колен штаны Ниикуры и переворачивая его на бок.
Было больно, но Каору всячески сдерживался, кусая ни в чем не виноватый диван и слушая успокаивающие речи Тошии.
Зато потом было хорошо. Дискомфорт исчез, уступив место наслаждению.

- Тотчи… - В один момент сорвалось у него с губ.
- Мм, мне нравится…

Каору стонал и прогибался в спине, подавался на встречу и нес какой-то непонятный, но приятный бред и даже не старался сдерживаться. Он действительно хотел получить все. Ведь, вдруг такой возможности потом не будет?
Позже, после бурного оргазма, пытаясь восстановить дыхание, Ниикура чувствовал себя вполне счастливым человеком. Это было непривычно. Но это окрыляло.
Выждав несколько минут, Тошимаса поправил сбившееся одеяло и, обвив руками Каору, притянул к себе еще ближе, крепко обнимая, вдыхая запах его волос и целуя в макушку.

- Као… Ничего не бойся, - зашептал он на ушко Ниикуре. – Пока я с тобой. И, ты вправе съездить мне за такие сопли по морде пару раз, но я тебя не оставлю никогда, что бы не случилось. – Он улыбнулся, а Каору фыркнул. – Уже можно бить.
- Не буду, - пробубнил Ниикура, переворачиваясь на другой бок, обнимая Тошимасу руками и утыкаясь носом ему в грудь.
 
KsinnДата: Среда, 05.02.2014, 20:33 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Вместо эпилога.
Полгода уже прошло, а мы с Тошимасой все еще вместе. Живем в его квартире, любим друг друга. И я, если честно, не представляю уже своей жизни без него, себя без него.
Наша группа - DIR EN GREY, скоро выпускает свой первый альбом. Кисаки был прав. С Тошией мы, наконец, смогли не ограничивать себя и приблизились к более человеческому, по нашему мнению, звучанию.
И я уже даже перестал ждать подвоха от жизни, просто наслаждался – спасибо Тотчи, научил.
Все было хорошо, только вот, в последние два дня Тошимаса был какой-то взвинченный, собственно, как и Дай, соответственно, я с ними за компанию. В душе поселилось какое-то нехорошее предчувствие, будто скоро произойдет что-то плохое. Хотя, я старался убедить себя в том, что ничего не происходит, иначе мне, наверняка, уже сказали бы.
Когда в один прекрасный день Тотчи, подрагивающими руками взял меня за руку и сказал, что хочет что-то показать мне, я даже не удивился, не испугался и не переспросил – просто пошел следом, просто я этого ждал. Хотя умом еще не понимал, чего именно.
Каково же было мое удивление, когда мы оказались в том самом переулке, где я около года назад купил книги, которые даже ни разу не прочел.
Оставив меня бродить по магазину, Тошия куда-то делся, пообещав скоро вернуться. Минут через десять я услышал оклик и поспешил на голос. Выйдя к двери, я увидел в кресле того же таинственного мужчину, что и год назад. В шикарном платье, с красивой прической, с легким макияжем… Только теперь мужчина не гордо восседал в своем кресле, а, смотря на меня и чуть-чуть подавшись вперед, отчаянно хватался за перильце.
А я все всматривался в родные черты лица, скрывающиеся под макияжем, в горький и раскаивающийся взгляд любимых глаз, в красивые, но чужие волосы…
И я бы все мог понять и принять, если бы не осознавал, что два самых близких и родных мне человека молчали целый чертов год. Конечно, ничего криминального в этой новости нет, но…

- Неужели нельзя было сразу сказать?
- Прости, Каору, умоляю. Я не хотел, чтобы так получилось. Но я совершенно не знал, как ты к этому отнесешься…
- А как я мог к этому отнестись? По-моему, пока что у меня не возникало проблем с пониманием.
- Прости… - Прошептал Тошия, опуская голову.
- Нет, Тошия, я не злюсь и не обвиняю тебя. Это твоя жизнь и ты имеешь полное право заниматься всем, чем только пожелаешь. Только от меня это скрывать было не обязательно, - я вздохнул. – Какие еще будут новости? Давай, я сразу все выслушаю, а.
- Это все, - все так же, не поднимая головы, произнес человек, которого я любил.
- А Дай? Он знал?
- Нет. Узнал только недавно, когда я решил признаться тебе. Я просто не знал, как это сделать, вот и рассказал ему…
- Но ведь он поручился за тебя. Как он мог, не зная, поручиться?
- Я не знаю…
- Отлично. Спасибо вам, ребят.
- Каору, пожалуйста! – Вскинув голову, Тошимаса снова уставился на меня своими огромными мокрыми глазами. Нет, пожалуйста. Только не смотри на меня… - Я понимаю, я виноват, но Дай тут точно не при чем!
- Ты знаешь, как мне тебе теперь верить?
- Нет…
- Вот и я не знаю. – Было больно говорить эти слова. – Давай так: я сейчас заберу некоторые свои вещи и временно поживу отдельно, ну, пока не придумаю, как мне снова поверить тебе. Идет?
- Пожалуйста, не уходи. – Тошимаса поднялся и подошел ко мне. - Что хочешь делай. Унижай меня, оскорбляй, бей, игнорируй… Что угодно. – Такой отрешенности в человеческих глазах я еще не видел. - Только, пожалуйста, останься. – Закусив губу, он все же взял мою руку в свои и легонько сжал. А у меня создалось впечатление, будто это он не руку мою сжимает, а сердце. – Я тебе клянусь, Као, такого больше не повторится никогда.
- А чего я должен тебе верить? – С трудом выговорил я. Кажется, я начинал задыхаться. Надеюсь, Тошия не слышал, как дрожит мой голос?
- Пожалуйста, Каору, дай мне еще один шанс. Последний. Даже скотина заслуживает на второй шанс…

Так и стояли. Он пытался отыскать что-то в моих глазах, а я – принять правильное решение и не сойти с ума. И умом я отлично понимал, что ничего страшного не случилось. Что Тошия просто, может, забыл сказать мне об этом в удобный момент, а потом, действительно, как самый обычный человек, боялся или просто не решался… Но параноик во мне кричал, что не просто так он наряжается в эти платья. Что за этим всем скрывается более серьезный обман, если не предательство. И сейчас надо было задать всего один вопрос, от ответа на который и зависело то, смогу ли я снова поверить этому человеку или мне пора ехать за вещами.

- Скажи, зачем тебе это?
- Магазин? Ну… я люблю книги. И я люблю помогать людям…
- Все, дальше можешь не продолжать. Спасибо за помощь. Всего хорошего.

Выдернув свою руку из рук Тошимасы, я ощутил, как мир пошатнулся. Выдернув свою руку из рук Тошимасы, я поспешил покинуть магазин, не вслушиваясь в голос, упорно мне что-то говорящий, и не оборачиваясь. Выдернув свою руку из рук Тошимасы я почувствовал, как мой мир, созданный и охраняемый этим человеком, рушится, горит, обжигая стенки моей души пламенем, разрезая осколками стекол.

«И я бы помог, но вы уже давно отвыкли от помощи, соответственно, не примете. Вы сильный и умный человек, достаточно мудрый, но…»
«Я, хоть и очень хочу, но не смогу вам помочь. Поэтому хотя бы читайте эти книги – они, конечно, не окружат вас заботой, пониманием и теплом, но помогут преодолеть многие трудности.»
«И, да. Вам стоит отрастить волосы и окрасить их в черный, мне кажется.»

Обрывки диалога всплывали в памяти яркими пятнами, расставляя все на свои места. Просто хобби такое – помогать людям. Я просто был его клиентом. Уже завтра, если не сегодня, он найдет себе нового, и будет оберегать его «хрустальный мир» от «злых кровожадных монстров». Ему будет рассказывать сказки о преданности, безопасности и вечной любви. А я быстро забудусь, будто и не было никогда…
Остановившись посреди тротуара, я закрыл лицо руками. Это просто надо пережить. Съездить на выходные к родителям, отдохнуть, оклематься… А в понедельник снова увидеть его лицо на репетиции. Это выше моих сил… Но, не выгонять же из группы хорошего басиста.
Недаром говорят, что работу и личную жизнь совмещать нельзя.
Но я смогу. Нужно просто вернуться к старому образу жизни… Снова спрятаться ото всех и научиться улыбаться почти искренне. И, я уверен, что сумею.
А чувства… надеюсь, со временем они оставят меня.
Пять лет спустя.
И, вот он я. Снова на пороге того самого магазина. Снова солнце приветливо заглядывает в окна. Снова эта сказочная атмосфера. Только пыли в несколько раз больше. Но я набираю воздуха в легкие и смело иду к полкам.
Выбрав нужные книги, я выхожу к двери, но хозяина еще нет. Положив литературу на стол, я самовольно опустился в кресло и стал ждать.
Минуты тянулись невыносимо долго, заставляя меня сомневаться в правильности своего решения, но я упрямо продолжал сидеть. Спустя десять минут ожидания, он, наконец, вышел. Медленно и с опущенной головой. Будто не с бывшим разговаривать шел, а на эшафот. Хотя, если честно, мне самому было безумно страшно – в последний раз мы разговаривали как человек с человеком, когда я пришел за остальными вещами, чтобы переехать окончательно. Я видел, как опустел наш дом, но утешал себя мыслью, что Тошия-то точно не пропадет. Во-первых, жил же он как-то тут до меня без этих всех вещей, а, во-вторых, я же всего лишь клиент, который не значил абсолютно ни-че-го. Хотя, тот раз и разговором назвать нельзя. «Помни, что я всегда с тобой и… всегда тебя жду дома» - произнес тогда он, «а ведь я действительно полюбил тебя» - как-то слишком отчаянно ответил ему я и, подхватив сумки, поспешно покинул место, которое называл своим домом.
С тех пор прошло чертовых пять лет. DIR EN GREY стали известны во всей Японии, а мы с Тошией виделись каждый проклятый день. Поначалу это было самым настоящим испытанием. У нас, наверное, на перекуры уходило больше времени, чем на репетиции. Новый материал не шел ни в какую. Нервы – как оголенные провода, а волосы так и грозились поседеть. Но через несколько месяцев я помирился с Даем и практически перестал обращать внимания на постоянно направленный в мою спину взгляд. И последующие три года я был твердо уверен, что мне совершенно наплевать на этого человека. Только раз в месяц позволял поинтересоваться у Дая, как обстоят у Тошии дела, а потом брал выходной и написался, позволял себе вспомнить, пересмотреть альбомы. Только один день в месяц. Как дань памяти.
Но так было ровно до того момента, пока два года назад Тошимаса не попал в больницу. Мне никто так и не сказал, что тогда случилось, да и о том, что Хара в больнице, я узнал только через неделю, когда увидел якобы болеющего Тоору, из-за которого мы отменили репетиции, с невестой в кафе. Еле вытянул тогда из него, что к чему. Со всех ног мчался в больницу, влиял на врачей. Полторы недели продежурил у его постели, даже не зная, что с ним. Пока однажды он не очнулся среди ночи и не посмотрел на меня вполне трезвым взглядом. Он тяжело дышал и произнес только одну фразу, тихо-тихо, но я расслышал… «Као, я так скучаю». Несколько минут он просто смотрел на меня, а потом снова уснул. И я сбежал, трусливо поджав хвост. Нет, конечно, я продолжал дежурить в больнице, но уже за пределами палаты. Из головы не выходила эта фраза, а Дай все подкармливал вновь оголившиеся нервы рассказами про то, как Тошия звал меня во сне, или как Тошия, только придя в норму, сразу спросил у Дая, где я и все ли со мной в порядке, а потом рассказал о том, что видел, как я дежурил у его постели, а еще, что ему снилось, что я поцеловал его в лоб. Знал бы он, что это ему не снилось… Сорвался.
А мне было больно. Оказывается, мне не плевать. Не забыл, не остыл. Сердце все так же сходит с ума от соприкосновения кожи и все так же накрывает волной нежности, при виде спящего Тотчи, моего Тотчи… и паника все так же охватывает и сковывает от мысли, что с ним может случиться что-то страшное.
А потом его выписали. Неделя постельного режима. Неделя совсем без Тошимасы – вернуться в тот дом я не мог, да и повода не было, ведь Дай все мне докладывал. Не забывая говорить о том, как Тошия хочет меня увидеть и, как он надеется на то, что я приду. Но я не пришел.
Потом возобновились репетиции, и я снова мог по несколько часов в день чувствовать на своей спине его взгляд.
Пару месяцев спустя, когда началась зима, я опять стал приносить на репетицию термос с чаем, так как репетировали мы все в том же гараже, в котором, к слову, теперь было два кресла – Кё и Тошии. Было приятно видеть его благодарную улыбку, передавая ему в руки чашку с чаем. Потом я даже начал улыбаться в ответ.
Но дальше этого не зашло.
Только сейчас я набрался смелости, решительности и пришел к нему в магазин. В место, где все началось…
Тошимаса молча, ни разу не взглянув на меня, уселся в свое кресло и взялся за книги.

- Здравствуйте, - поприветствовал я. Он кивнул. – Что выбранная мной литература может рассказать обо мне? – Я дико волновался. Очень надеялся на то, что я взял правильные книги с полок и что Хара все поймет. А он так странно глянул на меня и принялся вновь перебирать книги.
- Ну… За последние годы вы очень сильно изменились. После того, как пережили разочарование. Вы снова остались наедине с самим собой. Потом вы привыкли и смогли частично вернуться в свою «прошлую шкуру», но, дважды в одну воду не войдешь, поэтому… да. – Его голос дрожал, а взгляд все время метался от книг ко мне. Он не мог понять, в чем же дело. И очень волновался. Но я не торопил. – Сейчас вы стали более жестким и взрослым человеком, хотя ребенок в вас все еще жив, но вы почти не выпускаете его на свободу. Вы много работаете, чтобы не думать – вредная привычка. Не так давно вы приняли какое-то серьезное решение… или это цель? В общем, теперь вы ориентируетесь на это. Вы научились многому за последние несколько лет и многое поняли. Но вас снова что-то беспокоит. А еще вы… человек-однолюб. – Сдвинув брови к переносице, Тошимаса поднял лицо на меня. – А это тут при чем?
- Не знаю. Я просто выбрал книги… Это вы у них спрашивайте, - улыбнулся я.
- О, простите, это так… мысли вслух. – Он тоже неловко улыбнулся, стараясь смотреть куда угодно, но не на меня.
- Мм. И что, это все вам книги сказали?
- Ну… почти, - Хара смутился и уставился на свои руки, лежащие на коленях.
- Понятно, понятно… Кстати, вы одну книжицу пропустили.
- Как?! – Тошимаса встрепенулся. – Ой, правда… Прошу прощения! – Тошия поспешно стал перелистывать страницы брошюрки, когда из нее выпал бумажный прямоугольник. Я знал, что там написано – я сам писал. «Прости меня, любимый мой Тотчи» - слишком сопливо для тридцатилетних мужчин, но ничего более разумного я придумать не мог. Тем более, помня, какой Тошия романтик…

Я улыбнулся и поднялся, неотрывно следя за замершим над бумагой Тошимасой.

- Знаете, я передумал брать эти книги – все равно ни одну из них не прочту. Простите, пожалуйста, за беспокойство. Спасибо за уделенное время. – Улыбаясь, я вышел из магазина, а через несколько секунд был вынужден остановиться.
- Каору! – Окликнул меня до боли знакомый голос. Именно поэтому я остановился и развернулся. Тошия стоял на пороге, держась одной рукой за дверную ручку, другой – за дверную коробку. Глазища его сейчас казались вдвое больше, чем обычно. Я улыбнулся и раскрыл навстречу ему свои объятия. А через несколько секунд уже прижимал к себе отчаянно хватавшегося за мою шею Тотчи. Я снова вдыхал аромат его волос, чувствовал тепло его тела и слышал его шумное дыхание на ухо. – Не дай Бог это окажется просто сном или каким-нибудь розыгрышем! Я клянусь, Као, я покончу с собой на твоих же глазах! – Горячо шептал он мне на ухо, а я еще крепче прижимал его к себе.
- Ни в коем случае. Все честно и по-настоящему, - с улыбкой, тихо отвечал ему я.
- Вот и слава Богу… Каору, Као, как же я соскучился, - он чуть отстранился, чтобы заглянуть мне в глаза, а потом принялся покрывать мое лицо мелкими быстрыми поцелуями. А я улыбался, жмурился и был абсолютно счастлив.
- Я тоже соскучился, хороший мой.
- А я уже почти потерял надежду… - Произнес он, зачесывая своими пальцами мои длинные черные волосы назад.

В этот день мы очень много всего сказали друг другу. Здесь, в переулке. В его личном кабинете, в магазине… где я, в ходе разговора, спустя пять с лишним лет, наконец-то решил доказать ему, что и в активной роли – тоже могу побыть, если очень хочется. Потом по пути домой, дома, за ужином, за бутылкой коньяка, в постели и после, лежа в обнимку под теплым одеялом. Люди смотрели на нас, как на ненормальных, а мы, собственно, такими и были. Будто пытались наговориться за те предыдущие пять лет молчания.
А еще он постоянно, почти не выпуская, держал меня за руку, переплетя пальцы. Будто боялся, что, если отпустит, то я исчезну.
Глупый мой Тошия. Ты ведь сам сказал, что я однолюб. Куда же я теперь без тебя, а?..
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Время. Не. Лечит. (R - Каору/Тошия, Дай/Шинья [Dir en Grey, La:Sadie's])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz