[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Заповедник неудачников (NC-17 - [the GazettE, Sadie, Vistlip])
Заповедник неудачников
KsinnДата: Воскресенье, 12.01.2014, 17:38 | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 15. POV Мизуки.
Сегодняшний день показался мне странным с самого утра. С момента, когда меня разбудили не привычные ласковые поцелуи возлюбленного, а его искренний мат и запах гари, долетающий с кухни. Закашливаясь в горьковатой дымке, стелящейся по квартире, я прощаюсь с остатками окончательно покидающего меня сна. Стоит мне поспешно влететь в комнату, как до моего мозга доходит, что ничего страшного не произошло. Межмировая война и не думала начинаться, да и соседи не перешли к обещанному наступлению, не выдержав очередной, наполненной страстными стонами ночи. Просто моя «хозяюшка» решила приготовить нечто… не могу сразу сказать, чем должна была оказаться в итоге эта аппетитная угольно-чёрная штука на сковороде, но судя по яичной скорлупе на столе и другим оставшимся от готовки продуктам, правильней именовать творение Руи, яичницей с ветчиной. По правде сказать, мой любимый прекрасно готовит, он грандиозно делает чай, кофе… великолепно разогревает полуфабрикаты в микроволновой печи, но когда он старается сделать нечто особенное, мы меняем обои в нашей кухне, чуть реже потолок и пол. Зато всё всегда как новенькое! А в этот раз потери вообще ничтожные, подумаешь, половина шторки сгорело, да стол украшает ярко-желтая роспись яйцом.

-Абстракция. – Комментирую я засыхающие на столе разводы, делая пару шагов вглубь комнаты и рассматривая получившийся в порыве стараний рисунок поближе. Заодно обнаруживаю на столе пригодный к пище кусочек ветчины и спешу уничтожить его – организм требует пищи, и я, разглядывая разбросанную по столу композицию, продолжаю играть в «Съедобное-несъедобное» сам с собой.
Тихий всхлип со стороны Руи заставляет позабыть про всю игру и поспешить к нему, преодолевая просторную кухню за пару шагов. Мой любимый не смотрит на меня, теребит остатки занавески и всхлипывает, тихонечко, сдержано так, что я готов на всё лишь бы моё солнышко снова улыбалось. Обнимаю его, осторожно успокаивающе поглаживаю плечи и целую макушку, нос щекочут взъерошенные волосы неудачливого повара, и хочется смеяться, понимая насколько мелочны все эти бытовые тревоги. Насколько хорошо просто находиться рядом и ощущать, где-то на подсознании понимая, что больше не нужно бояться внезапного исчезновения Руи. Не могу объяснить, но чувствую, что нас оставили в покое, давая жить и принадлежать только друг другу.
-Блять, я бездарь! – Гнев брюнета целиком и полностью переходит на ни в чём неповинную занавеску, он сдергивает её остатки, кидая на пол, топчет поочерёдно обеими ногами, и запинывает куда-то под холодильник. Ещё один всхлип и Руи поворачивается ко мне, вжимаясь в грудь, словно пытаясь спрятаться в ней. Его вечное неумение управляется с кухней, и упорные попытки научится это делать, так умиляют. – Прости. – Ну вот как объяснить этому чуду, что я не сержусь вовсе, что я готов каждое утро есть сочные, приготовленные им для меня угольки, а потом спешить за покупками, в поисках новых занавесок? Как было бы хорошо просто вручить ему свою душу, как книгу или же фильм – читай, смотри, я ничего не скрываю… я просто не знаю, как объяснить, как выразить всю ту нежность, что пропитывает меня каждый раз когда я касаюсь взглядом этих красных волос-перьев, этого озорного взгляда. Как объяснить, что все недостатки любимого не недостатки вовсе, а те милые маленькие кусочки картины моего возлюбленного, которого я люблю даже таким, несовершенным и своеобразным. Я целую дорожки слезинок с аккуратно приподнятого лица и не прекращаю улыбаться, заражая и его своей радостью.

-Люблю тебя. – Слова банальны, но я вкладываю в них столько тепла, сколько может уместить столь короткая фраза, проще подарить часть себя, чем объяснить этому растерянно улыбающемуся солнышку как сильно мне необходимо всё его несовершенство.
-Мизуки? - Хмурится, и лишь спустя пару мгновений я понимаю в чём причина – прижатый ко мне, он отчётливо ощущает то, что я замечаю только сейчас – резко поднятый с постели, я забываю одеть хоть что-нибудь, и теперь прижимаюсь к нему весьма недвусмысленно, и утреннее возбуждение, как нельзя кстати помогает развеять печаль возлюбленного, сменяя её на удивление с некоторой долей смущения во взгляде, уже начинающем затягиваться пеленой желания. – Что, прямо тут? – Улыбка, более уверенная и родная, язык быстро обводит контур губ, призывно оставляя их приоткрытыми и притягательно поблескивающими от слюны.
Ну уж нет. Утренний холод, разливающийся из приоткрытого окна по ногам, да и не желание портить художественный беспорядок на столе, голосуют против кухни. И я, взвалив сопротивляющегося для вида Руи на плечё, спешу в не успевшую остыть постель. Это лучшее утро в нашей жизни, оно тянется уже больше года, и не кончиться никогда. Наше утро.

***

Поход за занавесками, конечно, не мог остаться простым походом в магазин. Руи просто не умел достигать желаемой цели, не выполняя по пути побочные, возникающие, казалось бы, из ниоткуда. В прошлый раз, например, когда у нас кончились салфетки, поход в магазин увенчался полной сменой цвета гостиной и появлением у нас чудного просторного балкона. Последнему я был особенно рад, ведь как выяснилось, у моего возлюбленного что-то вроде слабости к занятию любовью на открытых пространствах. Не знаю… Может быть ему нравился сам тот факт, что он может оповещать весь город своими громкими возгласами на пике, когда становилось особенно хорошо, может вид с балкона радовал его и заводил ещё больше, заставляя отдаваться мне с удвоенной силой. Не знаю… Мне казалось, спрашивать об этой его маленькой слабости слишком интимно, даже для меня. Поэтому я довольствовался тем, что с появлением балкона моё солнышко стало ещё больше светить, зажигая меня своим светом, снова и снова заманивая в излюбленное место.
А началось всё простыми салфетками. В этом весь Руи – никогда не знаешь, куда приведёт следующий его шаг.
И вот сейчас, в поисках подходящего магазина, мы оказались… в парке. Просто Руи захотелось устроить пикник, да и что скрывать, погода и место располагали к этому как нельзя лучше. Я с радостью расположился на густом аккуратно подстриженном газоне, проводя по нему руками, словно пытаясь впитать тепло изумрудного ковра, полученное им от припекающего солнца. Сижу, наблюдаю с наверняка дурацкой улыбкой за приготовлениями Руи. Покрывало, салфеточки, какие-то салатики и фрукты, то и дело толкает мне в рот то одно то другое блюдо, старательно расхваливая его вкусовые качества, и вновь тянется в плетёную корзинку в поисках новой загадочной вкусности.
Сейчас совсем не страшно, вообще отсутствие огня это минус семьдесят процентов к опасности моего любимого, стремящегося что-то приготовить, ещё бы ножи ему для надёжности не давать… Очередная порция неведомого мне блюда ложится мне на язык и я различая в предложенном кусочки морепродуктов довольно мурчу, прося добавки и поудобней устраивая голову на коленках брюнета. Даже немного поражаюсь своему мужеству и выдержке – мне даже удаётся прикрыть глаза от яркого света, и совсем не следить за тем, что мне предлагается съесть. Хотя, по правде сказать, учитывая, что на завтрак из еды был только секс, я совершенно не против любого блюда, и ту угольную яичницу принял бы брызгая слюной от радости.

Очередная поднесенная к губам порция, делает осторожное «тук-тук-тук» и я принимаюсь живать новое творение моего великолепного шеф-повара. Острое. Очень острое… Просто нереально до невозможности острое! Соскакиваю с пригретого места и оглядываюсь в поисках воды, которую мне спешит подать сам Руи. Сделав пару больших глотков я немного закашливаюсь и смотрю поочерёдно то на корзинку, кажущуюся теперь зловещей, то на моего Руи. Глаза его огромные от удивления, почему-то кажется, что он косплеит сейчас меня, своим ошарашенным взглядом. Он настолько правдоподобен в своём удивлении, что я уже начинаю верить, что последняя порция была мне предложена не им, а… кем угодно! Только не им!
На всякий случай оглядываю парк беглым взглядом, хотя знаю, не так давно мы были в нём совершенно одни. Но тут моё внимание привлекает кампания, бредущая вдалеке, меж деревьев. Пять пока ещё размытых, плохо различимых фигур, любопытства ради слежу за ними и даже забываю про жжение в глотке, позже всё же надо будет узнать что за «вкусняшка» мне досталась, но пока смотрю за группой незнакомцев, наверно, даже пристальней необходимого, потому как минимум двое из них смотрят в нашу сторону. Руи настороженно замирает, тоже замечая идущих, а я не верю своим глазам.
-Слушай… а последнее что ты мне давал съесть, случайно наркотических примесей не имело?
-Нет. – Брюнет так отвлёкся, что все последующие порции кушаний поглощал сам, как только мой вопрос дошёл до него в полной мере, последняя порция застряла в его горле заставив подавиться. – Что?! Да, я! Да, никогда!
-Тише! Тише! – Поглаживаю Руи по коленке, успокаивая, приободряя. – Тогда скажи мне, ты тоже видишь ушки и хвосты вон у тех двух, особо резвых. – Всё-таки, может быть дело не в еде, и галлюцинации начались у меня по другой причине, например, из-за перегрева, но то что я действительно вижу перед собой минимум двух ушастых, несколько колеблет мою психику.
-Может они играют? – Руи, тоже видит хвосты и уши приближающихся, а значит галлюцинации массовые, или не галлюцинации вовсе. – Косплей или что-то подобное?

Как-то запоздало, когда кампания уже подходит к нам, я вспоминаю услышанное недавно в баре, про какую-то особенную, отличающуюся от других расу и многое встаёт на свои места. Грация и быстрота кошачьих завораживает, не движутся – скользят между деревьев, выгибая спины, потягиваясь так, будто их долго держали в закрытом помещении а теперь дали в волю погулять. Крадучись близ нас появляется существо с белой шерсткой. Так странно видеть милое, очень схожее с человеческим лицо, вместе белыми ушками на взлохмаченной голове и когтистыми лапками, и хвостом, невероятно сочетающимся с обыденными светлыми джинсами и футболкой. Второй «кот» одет столь же просто, вот только шерсть его тёмная как ночь, и ростом он повыше первого на голову, а то и на все две головы.
-Мао! – Белый взмахивает лапкой, призывно привлекая к себе внимание. Не с первого раза, но я, как и Руи понимаю, что это имя, а не кошачья попытка подать голос. Руи нервно похихикивает и пытается повторить жест блондина, складывая руку на подобии лапки.
-Руи. -Ввполне серьёзно выдает он в свою очередь, чем приводит белого в восторг и тот, в один миг достигает моего возлюбленного. Сказать что мне не нравиться что он трётся о Руи, значит ничего не сказать. Меня жутко бесит это существо! Да, конечно повадки у него кошачьи и шерсть местами имеется, но милое личико и тело-то вполне себе человеческие. Поспешно прижимаю Руи к себе, отстраняя его от нового знакомого – мало ли что кроится за этим безобидным пушистиком. Оборачиваюсь на чёрного и даже вздрагиваю немного, сидит рассматривает меня внимательно, хитроватый прищур и загадочная улыбка явно не несут за собой ничего хорошего.
-А ты ничего так. – Одними губами произносит чёрная бестия напротив, и склоняет голову на бок, так, что чёрные волосы всколыхнувшись закрывают собой плечо. Густые.. Почему то хочется их потрогать, убедиться в их мягкости, вот только фраза сказанная им пугает. Да и тон, с которым кот обращается ко мне не самый добрый, заговорческий и тихий настолько, что сказанное слышал, видимо, только я. Может вообще показалось? Да, буду думать, что показалось, мне достаточно и этого плотоядного взгляда, если он ещё и говорит… - Я бы с тобой поиграл. – Мурлыкает.

Мне показалось! Мне показалось!

-Мао! Аой! Не приставайте к людям! – Голос подаёт невысокий паренёк в яркой оранжевой футболке, он отделяется от группы своих друзей и с несколько виноватой улыбкой обращается к нам. – Надеюсь наши пушистики вам не помешали?
-Нет, что вы! Они очень милые! – Руи сразу оживился, ему явно нравится светловолосый паренёк и его «котятки», один из которых, между прочим, только что весьма двусмысленно намекнул мне на свои сексуальные предпочтения. – Я – Руи, а это мой парень – Мизуки. Мизу ты тут? – Последнее обращение идёт явно ко мне. Всё ещё гипнотизируемый желтыми глазищами напротив, оживлённо киваю, как бы участвуя в разговоре.
-Очень приятно! – Милый голосок паренька несколько отрезвляет и я уже почти не пялюсь на ухмылку чёрного. – Это Аой! Мао вам уже представился, вижу. Он у нас вообще любит заводить новые знакомства. Меня зовут Хару, а эти двое Тоя и Томо – мои друзья.
-Взаимно! Может, присоединитесь к нашему пикнику? А то я, как обычно, накупил вкусностей, одни не управимся. Правда ведь, Ми? Ты не против? – Руи с ума сошёл? Да я же больше пяти минут под этим хищным взглядом не выдержу, он не то что раздевает меня, он уже явно жрёт меня! Незаметно тыкаю любимого, всё ещё зажатого в объятиях, в бок, но он расценивает всё не правильно. Совсем неправильно. – Вот, Мизу не против. Стесняется просто! Присоединяйтесь!
-Ну если вы не против… - Светловолосый, поглядывает на всё ещё нерешительно мнущихся в сторонке друзей, и не торопиться с ответом, явно размышляя будет ли это удобно. Всё верно малыш, это ни черта неудобно! Гуляйте дальше! Быстрей! Быстрей!
-Конечно не против! – Руи.. Такой Руи, сейчас. Смотрит на меня счастливым умоляющим взглядом, таким, которому я никогда не в силах противостоять. Фраза «светиться от счастья» это про него, ну как я могу отказать ему в радости? Выдавливаю из себя ответную улыбку.
-М-милости просим. – Это я сейчас сказал вообще?! Мизу возьми себя в руки! Ты же мужик! А это всего лишь кот! Почти кот… Брр!

Спасите меня!

Хару призывно машет друзьям, и они уже спешат к нам, улыбаются. Точнее улыбается только паренёк в такой же оранжевой футболке как у Хару, он то и отвлекает от меня внимание Аоя, за что я ему весьма признателен. Расслабившись, без пристального взгляда кота, обращаю внимания, на разные не замеченные ранее вещи. Например, на то, что менее жуткий, блондинистый кот уже долгое время играет с алыми прядками моего возлюбленного. А ещё замечаю, что парни в одинаковых футболках близнецы, ну или у меня в глазах двоиться от пережитого морального изнасилования… Шатен, идущий последним, кажется мне сейчас столь же подавленным, как и я сейчас, видится мне в его взгляде что-то очень похожее на понимание… и сочувствие?! Я просто обязан поговорить с ним, по поводу его зверушек, тем более что в этой весёлой кампании он кажется самым взрослым и адекватным.
-Мизу, ты меня задушишь. – Счастливый хохот и мой брюнет вырывается из объятий, накрывая на стол перед новыми знакомыми. Близнецы поддерживают с ним диалог, о всякой чепухе, говорят так, будто знакомы уже долгое время. Легко и непринуждённо, смеются, явно наслаждаясь сегодняшним деньком. Хару распаковывает свою корзинку, добавляя к и без того переполненному столу, новые и новые блюда. Оба кота куда-то сбежали, но никого это особо не беспокоит. Правильно – чем дальше, тем лучше.

И почему я так реагирую на них? Может быть, у меня аллергия на шерсть?! Странная аллергия… В поисках ответа потихоньку подсаживаюсь к пришибленному шатену, лениво ковыряющему съестное содержимое на своей тарелке. Он медленно поворачивает голову ко мне, и я на мгновение вижу осмысленность в его взгляде, может, не выспался просто? Но нет, зомбированость парня не похожа на простой недосып.
-Мизуки. – Нерешительно начинаю я, протягивая руку в знак приветствия.
-Томо. Хозяин этого выводка. – Рукопожатие довольно крепкое. Прекрасно – в ближайшее время паренёк не вырубится. Кивает в сторону воркующих близнецов и смеётся, не очень весело.
-Ваши… эм… ваши коты… они… - Не знаю, как начать разговор на беспокоящую меня тему, да и вообще вдруг понимаю, как это глупо будет звучать: «Привет, Томо! А ваш кот случайно людей не насилует?» Бред! Но неожиданно моя запинающаяся речь достигает цели – Томо утвердительно кивает и, прожевывая очередную порцию салата, собирается мне что-то сказать. Хвала богам!
-Они озабоченные монстры! – А нет, не хвала. Лучше бы мои опасение не подтверждались вовсе, а оставались чем-то личным, бредовым. – Нет, они в принципе хорошие, милые и помогают даже иногда, но… Они странные. – Последняя фраза сказана шатеном предельно тиха, он оглядывается, высматривая кошаков, и я, невольно, осматриваюсь вместе с ним. Ни Мао, ни Аоя поблизости нет, но желание свалить из парка, прихватив с собой Руи, всё равно растёт.
-Вот это попали… - Неожиданно для себя, высказываю последние мысли вслух, и Томо опять ожесточённо кивает, подтверждая мою печальную правоту.
-Он с тобой говорил, да? – Шепчет мне на ухо так, что мурашки по коже. Без лишних слов понятно, что речь о чёрном дьяволе во плоти милого кота. Киваю и, поглядываю на любимого с его новыми знакомыми, судя по жестам, мой малыш рассказывает им рецепт яичницы с ветчиной. Смеётся… Прекрасно! Значит, уже не расстроен новой кулинарной неудачей. Я счастлив этому – стараюсь видеть плюсы во всём, несмотря на пугающе тихий голос рядом. – Что он тебе сказал?
А действительно, что он мне такого сказал? Перевожу взгляд на друга по несчастью, он усиленно поглощает какую-то очередную порцию еды, смотрит на меня, как... Не знаю, как это описать. Но мой Руи с таким же видом смотрит мыльные оперы, заинтересованный до предела очередным любовным параллелепипедом героев.

Прекрасно! Я развлекаю шатена своими маразмами!

Но сейчас действительно странно, что я не помню, что мне говорил кот, а ведь это было не так давно. От силы полчаса, или даже меньше.
-Что-то про то что поиграть хочет, что я ему… приглянулся, что ли… - О, боги! Услышь, сейчас Руи как я размяк, явно решил бы поспорить за звание актива в нашей паре.
-Это пиздец! – Томо завопил так неожиданно громко, что я поперхнулся не вовремя выпитым соком и чуть не умер со страха на месте. Ребята, увлеченные своими разговорами, покосились на нас, и снова продолжили пиршество. Продолжал шатен уже более сдержано, шепотом. – Это пиздец! Хотя… если он переключится на тебя… может даже и жить к тебе пойдёт.
–Томо! Чёртов предатель! Вот значит как? Я ему тут душу изливаю, а он…
-Мяу!
-А, блять! – Отползаю в сторону Руи, когда наш разговор прерывает такой же тихий голос Аоя.
-Мизуки? – Мой Руи… Поглаживает меня по голове, обеспокоено заглядывает в глаза. – Ты на солнце перегрелся, может? Я говорил тебе одеть что-нибудь на голову.
-Аой, где Мао? Идите, перекусите чего-нибудь вместе с нами. – Говорит Хару, или Тоя – хрен разберёшь их, одинаковые до неприличия – призывно размахивает куриной ножкой и Аой грациозно садиться возле него, поджимая ноги под себя. Он всё-таки милый, очень милый, когда не обращает внимания на меня и Руи.
-Мяу! – Белая лапка ложится мне на плечо, и я, кажется, взвизгиваю, теряя последние нервные клетки, отодвигаюсь обратно к Томо.

-Не смей отдавать мне своих кошаков. – Мой шепот становиться угрожающим, но шатен, воодушевленный идеей избавления от соседей не воспринимает меня серьёзно, смеётся злорадненько так, руки потирает. Наверно, именно поэтому я решил слегка придушить его. Ну как, слегка? Когда его личико начинает зеленеть, я разжимаю «объятия», и заботливо придерживаю откашливающегося паренька, не давая ему упасть на землю. – Передумал? – На всякий случай уточняю, я. Кивок согласия мне в ответ – то-то же.
-Какого чёрта я их сюда тащил только… Жили бы в своём мире спокойно. - Шатен отодвигается от меня.
-Так! Стоп! Что?! – Снова ловлю паренька, и ощущаю на себе пять удивлённых взглядов, оторвавшихся от пиршества. – Давай-ка с этого места поподробнее! Это ты что ли всех в этот мир затащил?! – Перехожу на крик, мне плевать, я просто обязан узнать правду. Неужели демон был прав? Но ведь Кай, не так давно, сказал нечто иное. Совершенно иное.
-Нет, я только… помогал… - Томо обречённо опускает руки и голову, не думает оправдываться. Гад! – Он сам ловил вас всех, нас всех, я помогал чисто символически. Перетаскивал спящих с места на место, вместе с Тоей. – Видимо не зная на кого из близнецов приплести себе в сообщники, он указывает на обоих, вызывая их негодующие взгляды. Только реакция у близнецов на мою агрессию к их другу совершенно разная. Один хмуриться и кидает в шатена палочками.
-Нечего приплетать меня к своим грязным делишкам! – Он немного переигрывает, и, почему-то мне кажется, что Тоя именно он. Второй же, спешит к шатену, вырывая его из моих объятий и… целуя. Всё ясно, весь этот мир – скопление теней, нормальных существ с не совсем нормальной ориентацией, а ещё с парой кошаков, которые кажется опять, приметили меня, заинтересованно поведя ушками, прислушиваясь.
-Но разве вы не счастливы в этом мире?! – Хару, напуган моей реакцией, и голос его немного дрожит. Ловлю негодующий взгляд Руи и понимаю… что паренёк прав. Вряд ли я был бы более счастлив там, дома, в окружении глупых норм и человеческих устоев, а здесь, я могу любить того кого хочу, не думая при этом о презрительных взглядах со стороны.
-Прости. – Потупив взгляд, ощущаю, на себе руки любимого. И обстановка понемногу разряжается. – Только котов нам всё равно не надо отдавать, хорошо?
Мао первый заходится громким хохотом, заражая им Аоя, а потом и всех остальных. Руи утирает проступившие от смеха слёзы моим же шарфом и тянется за поцелуем. На сердце становиться легко и спокойно – рядом с этим солнышком и котофобия понемногу отступает прочь, и аппетит возвращается ко мне. Всё таки, я люблю этот мир, каким бы безумным он не был.
 
KsinnДата: Воскресенье, 12.01.2014, 17:39 | Сообщение # 17
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 16. POV Рейта.

Прошёл всего день с момента заключения эмпатической связи с демоном. Всего день. Я повторяю это себе уже в сотый или тысячный раз, сходя с ума от чужих эмоций в моей голове. По правде сказать, ни разу до этого я не контактировал с демонами… Нет, общаться доводилось, конечно, но чтобы сразу связь, да с малознакомым… А вдруг он псих? Одержимый маньячный тип? Иначе, как он попал в ловушку Уми – наверняка живёт отшельником где-то в пустынных краях.

Я влип? Ещё до конца неизвестно, но подозрения растут очень быстро, прямо с процесса заключения этой самой связи. Воспоминания нежных касаний оживляют картину до каждой, казалось бы незначительной мелочи. Нежность? От демона? Какого чёрта! Это портит всё моё представление о рогато-крылатой расе существ, чьими инстинктами являлись разрушение, похоть и обжорство. По моему мнению, опять же. То ли демоны мне попадались раньше… неправильные, то ли этот, странный. Надо поскорее завязывать возиться с моим новым трофеем, да и сбегать из этого мира, кишащего чешуйчатыми тварями. Интересно, они заметят пропажу одного из своих чёрных собратьев? Думаю, что нет – гордые создания вообще не думают ни о ком, кроме самих себя, даже не догадываясь, наверно, какой разрушительной мощью они бы являлись вместе, побори они хоть одну десятую долю своей глупой гордости. Но нет же – им так скучно. Именно поэтому в моей коллекции уже красуются пёстрые головы синих драконов, кровавые оскалы красных, пушистые, застывшие в вечном удивлении головы зелёных и ещё много чего интересного.
Ну а почему бы и нет? Кто-то коллекционирует листья, кто-то марки, кто-то камни, а мне вот, захотелось драконов. Наверно, во всём виновата должность тёмного мага, при дворе короля – скучно, работа редкая и нудная, вот и находишь себе занятие по душе, лишь бы с ума не сойти. Вот мне по душе убивать – профессия опять же обязывает, да и красивые они… бестии. Вспоминаю свой дом увешанный трофеями и нарадоваться не могу. Хотя самая радость будет, когда вот этот чешуйчатый украсит своим чучелом мой зал.
Надо ли говорить, что он прекрасен? Не найдётся слов, чтобы по достоинству описать это огромное и в тоже время изящное существо, чьё тело едва заметно вздымается из-за слегка учащённого дыхания – беспокойного сна. Чёрная громадина отливает на солнце сталью, позволяя различить каждую чешуйку в сложном узоре переливов брони. Поза дракона могла бы показаться кошачьей, на первый взгляд – поджатые лапы обвитые хвостом, аккуратно сложенные крылья, одно из которых закрывает голову почти наполовину, оставляя при этом не спрятанным глаз. Сейчас он прикрыт веком, но его постоянное трепетание, заставляет ощущать тревогу, ждать, что вот-вот распахнётся алая бездна его взгляда и затянет в свои пучины, нежные, лишь потому, что станут они предсмертными, ибо выбраться из этих пучин не суждено никому, даже мне.

Я знаю, что сейчас дракон не проснётся, и всё равно опасаюсь его пробуждения? Чужой характер во мне силён и паранойя его также заразна – даёт о себе знать, будя в воображении то чего быть не может. Опять этот демон… Самым ужасным по правде сказать является то, что день прошёл только для него, для Руки. Я же, выйдя из мира дракона, оказывался совершенно в другом течении времени, и тут прошёл только час.
Только час! А я уже чуть ли не бьюсь головой об раскиданные всюду валуны, в истерике, пытаясь освободиться от давящего на меня чувства чужих эмоций, не спешащих покидать голову. Инородность ярких ощущений, наверно, сейчас для меня сродни вбиванию в мозг гвоздей. Невыносимо. И всё из-за этого чёрного недобога, мирно спящего в паре десятков метров от меня. В такие моменты, ненадолго начинает казаться, что лучше было бы и правда собирать коллекцию листьев, а не рисковать собой ради такого массивного предмета интерьера, да ещё и сопротивляющегося своей будущей должности - не желающего умирать, самостоятельно.

Сейчас бы просто отключить мозг, да переждать, когда ломка поутихнет, но я прекрасно понимаю, что это лишь отдалит расплату за содеянное. Быстрая смена настроения, не свойственна мне, но видимо свойственна Руки – забавно – узнавать друг друга на расстоянии, и в тоже время, находясь ближе, чем многие пары, проживающие бок о бок годы. Сомнения переходят в гнев, хочется убить источник неприятных ощущений, и таковым я считаю именно Уми. Я наверняка попытался бы придушить дракона вручную, моего обхвата рук как раз хватит на его мощную шею, вот только силы… то за бред я несу?! Хорошо ещё, что здравый смысл не отключается, и я помню, что расстояние между нами дракон заполонил ловушками, каждая из которых приведёт меня к долгой и мучительный смерти.

Невыносимо! Всего час, а я уже схожу с ума, потому что хочется увидеть его и… нельзя. Обостренные эмоции нашей стадии, самое не подходящее время для встреч, одна неудачная шутка, неосторожный взгляд и связь между нами усиливает эмоции во множество раз, подобно увеличительному стеклу, поубиваем мы друг друга при этом вручную, или же мозг одного из нас расплавится, не выдержав раздвоения личности в себе, не так важно. Важно то, что я уже принимаю позу для сна и мысленно проникаю в мир Уми, как всегда оставаясь незамеченным.
Сон, как всегда, закидывает в последнее место, откуда произошло пробуждение, по этой причине я сейчас и мокну на злосчастной серой улице, пропитанной дождём насквозь. Можно было, конечно, поиграть по своим правилам, и нарушить придуманные драконом, оказываясь сразу же в квартире демона, но нет. Это может привлечь внимание Уми, да и у меня всё ещё есть лишний шанс одуматься и не ходить к нему вовсе. Но я уже тут… Уже бреду по улице, высматривая такси по дороге. Откуда я знаю место обитания демона? Всё-таки нарушил правила, слегка – подсмотрел, в то время как Уми был увлечён новой игрушкой, и, кстати, сказать, его игрушка, тоже достойна места в моей коллекции – белый дракон, редкость ни меньшая чем чёрный. Можно будет даже построить композицию из их тел. «Последние объятия» или же наоборот: «Смертельная битва». Чёрное и белое хорошо сочетаются между собой, будет над чем поработать… Опять чужая сторона меня! Не убив, эту заразу я уже распоряжаюсь его телом. Глупо!

Может просто вырубить демона на время? Пусть полежит, отдохнёт немного, а там глядишь, и с ним можно будет говорить, и даже работать. Выходя из такси, ловлю на себе удивлённый взгляд таксиста. Неужели он, правда думал что я стану платить ему? У меня и бумажек, принятых за местную валюту нет! Наивный! Прямо таки чувствую, как прожигает меня взглядом водитель, бормоча себе под нос ругательства и угрозы. Прожигает? Громко сказано, не может бездушная кукла сделать что-то вне рамок, установленных вокруг неё, просто я ощущаю всё сильнее положенного, заостряя внимания на незначительных мелочах. Он просто смотрит мне вслед, долго и озлоблено. А что он ещё может сделать? Да ничего! Потому что не заложено больше ничего в его крохотный мозг. Мозг?! Я брежу… мозг у теней… Опять Руки меняет ход моих мыслей, сам того не желая.

Если по правде, то стоит остановиться прямо сейчас, потому как на нужный этаж я поднимаюсь с мыслью убить демона, искореняя его прочь из меня, и наплевав на дракона, отправиться домой, с пустыми руками. Зато с целой нервной системой. Может быть это старость? Слишком уж тяжело даются мне эти «узы», слишком яростно стучит сердце внутри, когда среди множества цифр на экране лифта загорается нужная. Мелодичный звоночек, скрежетом отдаётся внутри – опять же, повышенная чувствительность, даёт о себе знать, под её воздействием хочется разломать дверь его квартиры, к чертям!
Что я, надо сказать и делаю… Под пристальным взглядом дверь ломается изнутри, железо в ускоренном темпе ржавеет и гнётся как обычный лист пожухшей бумаги. Крошится и опадает к моим ногам бесформенной кучей. Эффектное появление портит тот факт, что теперь через этот завал ещё и перебраться нужно.
-Ну и какого хрена ты творишь? – Руки на удивление спокоен, хотя видок у него не самый лучший, растрепанные волосы, синяки под глазами. – Там на стене, была маленькая такая кнопочка, звонок называется.
Говорит с вполне серьёзным видом – даже бровью не ведёт, а ведь такой бред говорит… Бесит! Ловкий бесшумный прыжок и я уже нахожусь внутри квартиры, более того, я прижимаю нахального демона к стене, сдавливая шею одной рукой, а второй оттягиваю крыло побольнее. Что, милый, не ожидал? По глазам вижу, не ожидал, да и сам чувствую его эмоции в себе – растерянность, легкая паника и… любопытство.
-Мне, между прочим, не очень приятно. – Демон смотрит на меня снизу вверх и это так… непривычно. Он такой маленький, несмотря на своё демоническое происхождение, что мне даже неловко становится.
-А тебе хочется, чтобы было приятно, да? - Слегка ослабляю напор, ближе наклоняясь к его заспанному лицу. Делать этого реально не стоило – отталкиваясь от стены… крыльями?! Руки застаёт меня врасплох, мощным ударом в солнечное сплетение выбивая из легких воздух, сгибаюсь практически пополам и в довесок ко всему получаю второй удар в челюсть.
Идиот.
-Чёрт! – Хватает сил выпрямиться понемногу, я с удовольствием отмечаю, как демон повторяет мою недавнюю позу. Интересная всё же вещь эмпатическая связь – вроде и меня побил и самому досталось.
-Неужели тебя не учили банальным законам эмпатии? – Я открыто издеваюсь, хотя сам, не так давно опасался последствий даже нечаянного спора. Я просто не могу не провоцировать его – миниатюрный демон в гневе, это нечто! Глаза горят, руки застыли в боевой позе, отсутствие когтей правда портит слегка картину, да и домашний вид явно не в плюс идет. Но в целом, весьма угрожающе, особенно распахнутые крылья в своём истинном размере они прекрасны, до драконьих им не дотянуть, конечно, но и не нужно им это – их красота иная, более дикая, чем изысканная чешуйчатая стать.
-Учили. – Шипит. Остывает. Включает мозг. Браво! – Но всё как-то не правильно. Ты что-то напортачил со связью.
-Не поверишь, но я к тебе с тем же вопросом пожаловал. Так что давай успокоимся, и попробуем вместе прийти к какому-либо заключению. – Думает, смотрит на меня ещё с опаской, но дикий огонёк в глазах немного угасает, да и поза становится спокойней. Хочется подойти и похлопать его по голове легонько, как послушного ученика, но это будет второй неосознанной попыткой завязать драку, поэтому воздержусь.

-Чаю хочешь? – Киваю и следую за демоном на кухню, с интересом наблюдая, как крылья складываются за спиной, уменьшаются в размерах, до привычных. Вообще-то, я никогда не питаюсь тут, во сне, но сейчас, игра в чаепитие может послужить попыткой расслабиться, завязать разговор и, тем самым ускорить процесс заживления. Да. Я привык называть это именно так. Чувство, когда часть своей души вырываешь для другого, одалживаешь её. В то время как сам берёшь чужое и незнакомое, и оставляя его в себе, пытаешься переждать когда он приживётся, да и приживётся ли?
Слежу за снующей по кухне, в поисках чашек, фигуркой, отмечая про себя всю худощавость телосложения Руки. Он точно демон вообще, того ли я выбрал, для нелёгкого дела? Он пережил Поцелуй смерти, но если бы не эльф…
-А куда ты своего сожителя дел? – В принципе, мне было плевать, что произошло с остроухим, увиденным мной лишь несколько раз с начала охоты, но с другой стороны, когда ещё представится случай забраться в дебри демонической логики? Вокруг тысячи квартир с тенями, которые ничего не сделают, если занять приглянувшийся тебе дом, просто мола уйдут прочь, или не совсем молча… Но факт в том, что смирятся они с потерей дома быстрее настоящих, живых пленников. Или же, он живёт с эльфом, по той причине, что жить с рыжим ему нравится?
-Ревнуешь? – Угадал, победно усмехается и ставит передо мной цветастую чашку с горячей жидкостью. Я уже и забыл немного о нашей связи… Странно, что спокойствие наступило столь быстро, стоило мне прийти к нему.
-Ты ждал меня? Скучал? – Судя по множеству сменившихся выражений на лице демона, я всё понял правильно, и от осознания того, что есть хоть одно место, где меня ждут, неожиданно становится приятно. Обстановка вокруг настолько домашняя и умиротворяющая, что я рад даже чаю, ягодным вкусом остающемуся на губах. – Пока что ничья. Продолжим?
-По мне, так лучше не откладывать. Выноси, давай, мозги своему дракону и разбежимся по домам быстренько. – Опускает голову к своей чашке, прячет взгляд. Такой забавный… Что мне его глаза, когда его душа передо мной нараспашку! Совсем как ребёнок, растерянный и смущенный, размешивает сахар, который даже положить забыл.
-Ты ещё не готов…
-Готов! – Вот опять, совсем по-детски кидается на меня, ненадолго позволяя себе пристальный взгляд в мою сторону и снова, сердито хмуря брови, сосредотачивает своё внимание на несладком напитке.
-А давай проверим, насколько ты готов? – Сопровождаю фразу мысленным посылом, но не напрямую ему в сознание – так было бы скучно – а через себя, представляю до мельчайших подробностей всё то, что могу ему позволить, а могу и не позволять… пусть сам возьмёт. Силой.
-Рейта! – Давясь чаем, мой маленький демон исчезает под столом, заходясь громким кашлем, и пытаясь отдышаться.
-Ну вот, а говоришь готов… - Пытаюсь произнести фразу скучающим тоном, хотя нужно быть полным идиотом, чтобы при наличии такого козыря как наша связь, не заметить, что я блефую.
-Просто это было… Неожиданно. – Вновь возвращаясь в положение сидя, Руки горделиво расправляет спину.
-А ты думаешь, во время уничтожения сознания Уми, боль тебя в письменном виде о своём приходе уведомит? – Усмехаюсь. Когда же меня перестанет удивлять его наивность?
-Я думаю регенерация, на то и дана мне, чтобы уметь терпеть боль. Так что, это немного разное. Повтори. – Поудобнее усаживаясь на стуле, он ждёт от меня каких-то действий, и до меня наконец доходит о чём идёт речь, ну что же…
Мысленно ощущаю на себе мягкие губы, скользящие по коже требовательными влажными касаниями, особо выделяя очередную дорожку поцелуев, прокладывающую свой путь вниз, к паху. Чувствую себя сейчас глуповато – подростком, витающим в своих похотливых фантазиях, пытающимся удовлетворить себя вымышленными ласками. Но иначе не проверить выдержу Руки, который сейчас и сам ощущает на себе всю мою фантазию. Тем более, что он сам просил… Стоит ли продолжать? Кидаю вопрошающий взгляд на демона, он не выглядит особо сопротивляющимся… продолжим.
Закрываю глаза и делаю глубокий вдох. Благо, фантазии моей хватало на безмолвное расписывание ощущений, которые я и правда, кажется, начинал понемногу ощущать, особо чётко прорисовывая в фантазии жар и узость рта, жадно обхватывающего член.
Слышу стон. Открываю глаза – демон сидит всё в том же положении, разве что рука, крепко схватившая стол выдаёт его напряжение. Пытаюсь уловить что-то на уровне ощущений демона – спокоен, на удивление, или же так мастерски скрывает, что я ничего не чувствую.
-И сколько мне тебя… проверять? – Не дожидаясь ответа, закрываю глаза и наращиваю темп скользящих движений губ, воображаемого любовника, вместо ответа следует хруст дерева, открывая глаза нервно сглатываю, когда Руки преспокойно кладёт на стол, кусочек столешницы, заботливо оторванной им, во время проверки. Зато не издал ни звука, и выдержал, на меня не накинулся. – Молодец…
Похвалу я договорить не успеваю, потому как жадный поцелуй и объятия буквально срывают меня с насиженного места. Значительно прикладываясь спиной о стену, и только теперь открываю глаза, уставившись на демоническую ухмылку над своим лицом.
-Не молодец ни черта! Не делай так больше… - Шепчет мне прямо в губы и, кажется остывает, ограничиваясь одним болезненным укусом в шею, сказать бы что я думаю по этому поводу, но содеянное и правда отрезвляет. – Давай уже начнём.
-Прямо сейчас? – С сожалением провожаю Руки взглядом на место и теряюсь его решительности, которая никак не хочет передаваться мне. Он зачем то берёт в руки кусочек столешницы и концентрирует своё внимание на нём, так и эдак приставляя к столу, пытаясь понять правильное положение обломка.
-Да. Думаю уже можно. – От былого ребячества не осталось и следа, а мне же, наоборот, совсем по детски хочется возмутиться, сказать что пошутил и не знаю как разрушить этот мир, но как же глупо показывать странное ощущение гложущее меня изнутри. – Что за дебильное ощущение?! Чёрт! – Деревяшка летит в сторону раковины, сшибая по пути всё что возможно.
-Тоска? – На всякий случай уточняю я, хотя и так понятно, что наши ощущения сейчас схожи.
-Да. Наверно. – Растерян. Расстроен. Озадачен. – А что будет с остальными? Ты узнал?
-Узнал. – Конечно, ничего я не узнавал, просто надеюсь, что все проснуться в своих мирах, как только их вымышленный мир погибнет. А если честно… то мне просто плевать, что с ними всеми будет. Это игра, и главное здесь выжить самому. – Всё будет хорошо.
-Точно?
-Поцелуй меня.
-Что?! – Действительно, что это я? Списать бы на эмпатию, да только демон спокоен, и желание принадлежит только мне. Да какая собственно разница? Сейчас я могу просить у него что угодно, потому что как только этот мир исчезнет, мы больше не увидимся – потеряемся в своих мирах и наша связь прервётся из-за огромного не преодолимого расстояния между нами. Есть конечно порталы между мирами, и прочее… Но разве кто-то из нас бросится на поиски другого? Нет, конечно, мы ведь практически не знакомы даже.
-Хочу поцелуй. На прощание. – Говорю как можно более спокойно и обыденно, только какая может быть обыденность, если внутри меня что-то сломалось, и вновь пыталось прорасти иначе, ломая меня, перестраивая на новый лад.
-Ну если ты так хочешь… - Пожимает плечами и идёт обратно ко мне, слегка закусывая нижнюю губу. Эта покорность… Бесит! Хочется ударить демона, но рука замирает в паре сантиметров от удивлённого лица.
-Прекрати. Быть. Таким.
-Каким? – сжимая мою ладонь своей, крепко, до хруста костей, Руки подходит ближе, рассматривая моё лицо, словно пытаясь запомнить его.
-Тенью. Прекрати вести себя как они. – Сколько же омерзения чувствую я к таким… таким подделкам, которых на этих улицах полно.
-А вдруг, это настоящий я? – Привставая на цыпочки, демон касается моих губ и настойчиво, заставляя, опустится, надавливает на плечё свободной рукой, в то время как вторая продолжает удерживать ладонь, осторожно впиваясь в неё коготками.
-Не верю.
-Ну и не верь. – Поцелуй слишком краткий, чтобы утолить мой голод, но настроение демона вновь меняется и он спешит отстраниться от меня. Да что вообще происходит? – Начинай уже.
Я бы рад понять, что творится сейчас между нами, это не похоже на простую эмпатию, это вообще ни на что не похоже, потому что я не только не ощущаю его эмоций, так я ещё и свои понять не в силах. Мне просто не хочется терять его… вот так… навсегда.
-Ты ведь найдёшь меня? – Его вопрос звучит так же как и мой, только звучит вслух. И я, уверенно кивая, начинаю свою часть плана.

Сейчас, я играю роль вируса в голове Уми концентрируюсь не на выдуманной картинке вокруг а на том, что лежит за ней. А за ней лишь сознание неприкрытое никакими защитными заклятьями в отличии от тела – он и правда не подозревал, что опасность придет не снаружи, а изнутри. Несомненно, его разум будет сопротивляться моему собственному сорту чумы, пожирающему его знания, воспоминания, мысли… Но в итоге, я разрушу всё…
Как же это глупо звучит! Мир вокруг вздрагивает. С потолка сыпется краска, а посуда в шкафах обеспокоено дребезжит – переговаривается. Бросаю взгляд в окно и вижу, как дом напротив карточной постройкой сползает вниз, поднимая пыльное облако, ещё один, правее. Вверх от окна ползёт трещина, но не страшно – этот дом последнее видение, которое сотрёт вирус смерти, пожирающий мозг творца постепенно, словно смакуя его понемногу. Руки смотрит на меня вопрошающе, его помощь пока не требуется, но лишь пока.

Резкая волна боли проходится по всему телу и болезненным гулом отражается в голове – неожиданно мощный откат, хотя каким бы сильным он не был, он всегда неожиданный. Ноги подкашиваются и я падаю на пол, еле успевая выставить руки вперёд. Сморю на белую поверхность перед собой и на то, как её чистоту портит моя кровь, капающая из носа густыми каплями.
Руки заботливо крутится рядом, пытается вытереть алые струйки. Ухмыляюсь, даже в такой ситуации успевая позлорадствовать – сейчас его беспокойство пройдёт, когда его накроет тоже…
Забористый мат и демон валится на пол, корчась от боли – его боль сильнее, ведь как и договаривались, он забирает мое страдание, по возможности полностью. Мне больно смотреть на его попытки встать, и я отвожу взгляд.
Ведь это только начало.
 
KsinnДата: Воскресенье, 12.01.2014, 17:39 | Сообщение # 18
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 17. POV Уруха.

В один момент потерять всё. Видеть, как закрываются глаза любимого, чувствовать, как обмякает его хрупкое тело на твоих руках… Невыносимо, непередаваемо больно от собственной беспомощности и бессмысленности мира без него, хоть этого, хоть сотен других миров. Глаза уже практически ослепли от слёз, а голос охрип от продолжительных рыданий, сейчас я растерял последние остатки былого высокомерия, но мне всё равно. Потому что меня практически нет… Хочется исчезнуть… просто не существовать, не думать, не знать этого эльфа и не умирать сейчас рядом с ним, ощущая себя бесполезной куклой в чужой игре.
Всё ещё поглаживая его белые прядки, целуя мокрые и холодные от моих же слёз щёки, я сижу всё в том же парке, но цвет его померк до неузнаваемости. Или же это правда последствия долгих рыданий и я теряю зрение. Просто и без того серый мир вдруг стал ещё мрачнее, будто скорбя вместе со мной над потерей, и краски из него смылись. Из груди всё ещё вырываются тихие всхлипы, но слёз нет.. я выплакал их все сейчас. Все.

Дрожь земли, сильный толчок будто бы весь мир вокруг покачнулся, внезапно усилившийся ветер хлещет по щекам – конец света? Самое время.
-Ты не можешь вот так вот оставить меня. Мне страшно. – Шепчу, прижимая к себе невыносимо безжизненное тело. – Ты не должен бросать меня здесь. Прошу…

Если бы его смерть случилась в реальном мире, я бы не раздумывая отдал ему свою жизнь… Всю, конечно же не получится, но вот передать половину отведенного мне времени действительно можно – мозг сам рисует воспоминания нужного рисунка паутины заклинания, я помню его наизусть хоть ни разу им не пользовался. Раньше мысль делится с кем-то своим бессмертием казалось безумством, но сейчас. Сейчас я ненавидел этот мир, за то что он не настоящий, за то что я не могу применить это заклинание здесь, но всё равно сижу и пытаюсь это сделать, нашептывая нужные слова. Непослушный голос подрагивает, и я закрываю глаза лишь бы не чувствовать давящей серости вокруг, не видеть мертвенно бледного лица напротив, ведь в моей памяти оно всё ещё наполнено свежим румянцем, и тёмные глаза светятся от счастья и нежности.

Я чётко ощущаю тот момент, когда потерял всё, но совершенно не могу понять, когда этим всем, для меня стал один единственный эльф.

В тот миг, когда на мою сгорбленную спину неуверенно ложится чья-то легкая холодная ладонь, я умираю второй раз, потому что рядом только Он, мой Ю, только он может прикоснуться сейчас ко мне и он… касается! Отстраняюсь от его лица, разглядывая как с силой зажмуриваются его веки, как из приоткрытого рта вырывается болезненный стон, и грудь моего возлюбленного вздымается от мучительной попытки вдохнуть воздух.
Я не верю своим глазам, замираю в ступоре, жадно ловя каждое его движение и не веря. Почему-то всегда сложнее всего поверить в то, чего хочется больше всего. Мне хочется чтобы Ю был рядом со мной, живой, но мозг предательски оправдывает то что я вижу моим помешательством, злой шуткой создателя этого мира, чем угодно. Вместо того, чтобы поверить в простую истину – мой Ю лежит возле меня, вполне осознано, хоть и удивлённо смотрит на меня, тянет руку вверх, пытаясь коснутся моей щеки. Я всхлипываю с новой силой и спешу прильнуть к ней, ощутить дрожь ослабших пальцев, боюсь разорвать зрительный контакт. Если я брежу, то пусть этот бред будет вечным, если я умер, то это уже не важно, если Ю рядом, если он жив… то я счастлив, хотя даже сам с трудом могу передать, разобраться в своих чувствах меняющихся внутри так быстро.
-Что это было, Уру? – Голос любимого дрожит, но это его голос! Живой, настоящий и такой желанный, что я не удерживаюсь и обнимаю эльфа крепче, зацеловывая, с радостью слушая его возмущения по поводу моего безумия. Да! Пусть возмущается, ворчит, ругает меня, что угодно! Пусть и дальше вырывается из объятий! Лишь бы только не молчал. Лишь бы только я чувствовал, что он рядом.
-Не знаю… Но я очень напугался, что… тебя не станет.
-Всё хорошо. – Ободряющие объятия, нужные тёплые и нежные до приятного покалывания по всему телу. От нахлынувшего спокойствия тянет в сон, и в то же время нотки тревоги не спешат меня покидать, то и дело, дёргая струны натянутых нервов, заставляя опасаться повторения ужаса, с тревогой смотреть на Ю, и снова прижиматься к нему с новой силой.

Не знаю, сколько времени мне потребовалось, чтобы прийти в себя, но, к счастью, мне это всё-таки удалось. Собравшись и взяв себя в руки, я первым делом проверил состояние Ю – ничего страшного не обнаруживалось – стремительно проходящая усталость, переходила в нечто вроде переутомления, но угроза жизни миновала, да и без всякого сканирования, я прекрасно ощущал как ровно бьётся сердце эльфа, а его руки всё крепче обнимают мои плечи.
Вот только мир вокруг не приобрёл свои привычные краски – изумрудная ранее трава, так и осталась блеклой, сероватое небо больше не радовало своей голубизной. Я бы мог и права сказать что слепну, но Ю тоже заметил изменения произошедшие вокруг. Ошарашено озираясь по сторонам, он то и дело переводил взгляд на меня, будто надеясь, что я знаю причину творящегося вокруг, но я бы и сам не отказался услышать от кого-нибудь простейших хоть каких-то объяснений.
Недалеко от нас раздался сильный шум, грохот падающих камней и скрежет железа, поспешив встать с насиженного места на мхе, мы пытались определить источник звука, но казалось, он разносится всюду, или со всех сторон одновременно.
-Осторожно! – Вцепляясь в мою руку, Ю буквально бегом устремился прочь, я запоздало заметил надвигающуюся на нас тень, если бы не Ю…

Жуткий грохот, в который вплетается треск ломающихся деревьев – на место, где мы были пару секунд назад, падает обломок дома – целый кусок стены, небоскрёбы вокруг нас рушатся подобно карточным домикам, складываясь, переламываясь пополам и совершенно неестественно разлетаясь повсюду. Нужно выбираться, бежать прочь, но в этом плену высоких зданий, сложно выбрать правильный путь – если целью непонятной разрушительной силы может стать любое строение рядом. Нерешительно мнёмся на границе бывшего парка и лабиринтов серых стен, уходящих ввысь, я сильнее сжимаю руку любимого и чувствую ответное сжатие. Что бы сейчас не происходило это уже не так страшно, как страшно было потерять Ю.

Всё стихает так же неожиданно как началось, смотрю на блондина, вопросительно и получаю утвердительный кивок на даже не заданный вопрос – нам не нужно слов, чтобы понимать друг друга. Мы спешим по выбранному коридору, ведущему к спасительной улице, там, на открытых участках будет больше шансов избежать глупой смерти под градом тяжёлых обломков. Путь не отличается от других возможных ничем, просто хочется верить, что он начнёт рушиться в последнюю очередь. Давненько же не приходилось мне пользоваться природными способностями, присущими каждому эльфу – скорость и ловкость становятся ненужными в цивилизованном лишенном опасностей мире. Благо, тело сохраняет свои задатки даже без тренировок, бежать удаётся легко и быстро, как мне, так и Ю, но всё же мы недостаточно быстры, чтобы преодолеть довольно большое расстояние за короткое время между разрушающими всё и вся волнами. Земля под нами вздрагивает, сбивая с ног. Спеша подняться, помогая друг другу, мы не мешкая больше бежим вперёд, туда, где уже виден просвет улицы. Чувствуется даже лёгкий подъём адреналина и какого-то безумного восторга от происходящего и я понимаю, что кажется, всё же сошёл с ума.

Расползающийся в паре метров от нас асфальт, открывает тёмный зев обеспокоенной земли. Бездонная чёрная пучина стремительно увеличивается в размерах, отрезая нам путь, затягивая в себя всё, что находится рядом. Но наше общее безумие не даёт страху взять верх, и одновременно отталкиваясь от края пропасти, мы приземляется на другой её стороне, спеша прочь, пока бездна не затянула и нас. Теперь, когда у нас есть второй шанс быть вместе, мы просто обязаны жить.
Улица встречает нас настоящим хаосом, скопления галдящих людей, в панике они выбегают из уцелевших домов, вытаскивают с собой какие-то вещи, тряпки и бумаги. Все подобно стаду, спешат сбиться вместе и выяснить, что же происходит. Можно, конечно, подойти, послушать их варианты событий, произошедших и продолжающих происходить, но эта идея быстро отметается здравым смыслом. Они сейчас на взводе, в полном недоумении, а значит, нуждаются в ком-то, на ком можно будет сорваться, и обычно достаётся тем, кто хоть как то отличен от них. Откуда я это знаю? Я слишком долго пробыл здесь, и достаточно долгое время находился в роли наблюдателя, чтобы теперь иметь хоть малейшее представление об окружающем нас мире и его обитателях. Спешу взлохматить голову Ю и скрыть острые уши за густыми волосами, повторяя тоже и с собой – маленькие меры предосторожности - скрыть походку и внешность в целом не получится, но теперь чужой любопытный глаз не сразу обратит на нас внимание. И почему они так реагируют на несколько иную форму ушей? Мне казалось, даже крылья Руки они приняли спокойней.
-Конспирация. – Умно изрекаю я, замечая недоумение эльфа, и поспешно тащу его прочь от толпы. В идеале, конечно, идти бы не так открыто по улице, но в переулках есть шанс быть заживо похороненными под очередными обломками рушащихся зданий. Хотя сейчас разрушение и остановилось, что-то подсказывает мне, что это временно. - Куда мы теперь, Ю?
-С тобой, куда угодно. Для начала, подальше от толпы.
Не смотря на то, что идти действительно некуда, да и что делать теперь – неизвестно, я всё равно счастлив, доверяясь Ю идти вперёд и любоваться окружающим нас миром. Именно любоваться – есть что-то притягательное в этой разрухе, наконец-то мир не выглядит шаблонной копией таких же раскиданных то тут, то там миров. Возможно, я уже просто сошёл с ума, но меня восхищает потускневшая картинка вокруг, единственными яркими пятнами которой, становятся алые языки пламени, возникающие в отдалении от нас, на развалинах бывших зданий. Меня завораживает стоящее вокруг напряжение, гул земли и отчаянные вопли спасшихся. Но всё это так отстранёно и нереально, что воспринимается как сон или фильм, на который можно взглянуть изнутри.

Реальность – это крепкая рука сжимающая мою руку, светлая улыбка идущего рядом, его голос, его тепло, которое он буквально излучает, глядя на меня.

Резкий скрип колёс, и в нашу сторону быстро приближаются две машины, вылетевшие из за угла магазинчика в паре сотен метров от нас. Манера их езды, во время которой они норовят снести по пути всё, заставляет насторожиться и поспешно начать искать укрытие. Спятившие от ужаса тени? Что-то новенькое… Как назло, рядом нет ни одного подходящего места, которое могло бы послужить защитой от неадекватных водителей, которые со сбивания мусорных баков вполне могли переключиться на людей, или эльфов… До нас доносятся радостные вопли - у машин нет верха, чем пассажиры вовсю пользуются – люди встают на сидения, машут руками, явно наплевав на меры предосторожности. Обеспокоенно переглядываюсь с Ю, но он лишь озадаченно пожимает плечами.

Авто, практически одновременно финишировали в полуметре от нас. Торможение сопровождалось противным визгом и оставило после себя запах жженой резины, что, кажется, совершенно не смутило лихачей и их спутников. На фоне всеобщего уныния парни выглядели чрезмерно… счастливыми?! Да. Как бы странно это не звучало, но настоящих пленников от подделок всё чаще становилось легко узнать по искренним улыбкам.

Первым делом внимание, конечно, привлекли водители, во-первых хотелось посмотреть на сколько не дружат с мозгами эти ребята, а во-вторых, не посмотреть на них было невозможно – не каждый день представители кошачьих лихачат на дороге. Брюнета, сидевшего за рулём красной машины, я узнал – Аой, кажется, не так давно он скрашивал моё времяпровождение в тюрьме, любезно предоставленной в моё распоряжение графом. Второй же, водитель чёрного авто, тоже ушастый, был мне ранее незнаком, но это не помешало ему дружелюбно помахать в приветствии и улыбнуться во весь свой клыкастый рот. В своей блондинистости и миниатюрности он казался полной противоположностью Аоя.
Пассажирами незнакомого кошака оказались, на удивление, знакомые люди – Руи и Мизуки довольно улыбаясь, помахали нам, не спеша выбираться с удобного диванчика. Позади Аоя сидели трое – два счастливых пацанчика-близнеца и нечто бледное между ними, что явно не разделяло со всеми восторга от экстремальной езды. Всех троих я не знал, как видимо и Ю, тоже удивлённо смотрящий на странную кампанию.
Весь процесс осмотра незнакомцев и знакомых лиц, занял не более пары секунд, но Аой всё же нетерпеливо просигналил нам, выводя нас из ступора и тоже приветственно кивая.

-Давно не виделись Уруха. Гуляете?
-Стоп! Вы знакомы? – Руи даже привстал с насиженного места, от удивления.
-Было дело… Интересней, откуда вы знаете друг друга, и что это вы устроили тут?
-Здешний мир тесен. – Философски отметил светлый ушастик. – А что мы такого собственно творим? Меня, кстати, Мао зовут.
-Уруха, а это Ю. – Банальные фразы знакомства я говорил скорее на автомате, чем вдумываясь в то, что говорю, слишком уж странной была реакция незнакомой троицы на слова Мао. Такое ощущение, что они не знали, что он умеет…
-Ты умеешь говорить?! Томо, ты слышал? – Ошарашенные близнецы, даже челюсти одинаково уронить умудрились, слова их подтверждали мою догадку и видимо догадку сидящего между ними бледного тела, которое видимо, звалось Томо. Парень закатил глаза, расслаблено откидываясь на спинку сиденья.
-Я же говорил вам, а вы… - Обречённо вздохнув он махнул на близнецов рукой и изобразил то ли спящего, то ли мёртвого, поездки на свежем воздухе не шли ему на пользу однозначно.
-Ну а что тут уже таиться-то? – Как ни в чём не бывало, Мао пожал плечами, продолжая изучать всевозможные кнопочки близ водительского сидения, при этом его ушки забавно двигались из стороны в сторону. – Тем более, скоро мы тут уже наиграемся все.
-В смысле наиграемся? – Мой возлюбленный наконец-то отошёл от шока и пода голос, слава богам! А то я уже начал переживать, за его психическое здоровье.
-Ну сами же видите, мир уже рушится… - Аой вмешался в разговор, запрыгивая на капот своей машины и странно поглядывая в сторону пассажиров второго авто. - Без понятия, что с ним случилось, но пора бы уже и по домам расходиться, хотя было весело, да Мизуки?

Мизуки чуть ли не подпрыгнул, стоило ему услышать к себе обращение чёрного, побледнев до того же тона, в котором ещё недавно находился Томо, он несколько раз кивнул, но так, будто вовсе кивать не хотел. И что это мы, интересно, пропустили?

-Не хочу уходить отсюда! – Руи впился в своего парня, чем вывел его из под гипноза Аоя, но кажется даже не заметил происходящего между ними странного напряжения. – Здесь весело!
-Здесь наш дом! – Поддержали хором близнецы, начиная притворно, а может и по настоящему, хныкать в кофту Томо. И как он их терпит? Ума не приложу…

Почему было так жутко от слов парней, наверно, потому что этот мир успел стать и моим домом тоже, тут у меня были и друзья, и беззаботная жизнь, и теперь ещё, возлюбленный. Я даже и забыл, в какой момент идея побега стала прекрасной сказкой. Прекрасной, именно из-за своей недостижимости, и вот теперь её хотели разрушить. Точнее она рушилась сама… Но появление тех, кто указывал на выход, совершенно выбивало из колеи.

-Вы так говорите, как будто знаете, как отсюда выбраться… - Наверное Ю, первым озвучил то, что каждый боялся произнести, все кроме кошачьих вздрогнули, с сожалением смотря на эльфа. Аой и Мао же ошарашено переглянулись, не веря своим ушам.
-Вы что не в курсе? – Аой уставился на парней, нервно подёргивая ухом от удивления. – Я думал, вам тут просто понравилось… вот вы и здесь до сих пор. – Задумчиво оставляя на капоте след когтей чёрный, тряхнул копной волос. - Из этого мира можно легко выбраться, просто умерев!

-Умерев?! – Общий возглас и переглядывания, не уследить за эмоциями остальных, да я и не слежу, концентрируясь на себе и любимом. Вот только если я удивлён таким простым и в тоже время страшным способом побега, то во взгляде Ю явное недоумение. Конечно, он умирал и не оказался дома, а почему? Потому что дома его больше нет… Я не знаю как он остался жив, но уверен что это Кай, убедил Уми помочь нам. Когда-нибудь, когда всё это закончиться я расскажу Ю эту страшную тайну, а пока… Пока меня озаряет ужасное осознание того, что Уми спас Ю, но это ещё не означает, что теперь эльф проснётся в моём мире. Их сотни! Тысячи! Сколько шансов, что наш пленитель соизволил перенести свою игрушку, учитывая её чувства и предпочтения? Один из сотни? Или тысячи?

-Ну да. – Мао утвердительно кивает и восторженно хлопает в ладоши, найдя кнопку включающую дворники. – Мы так с Аоем уже выходили, обратно вход, правда, долго искали… Вам помочь?
-Ты убьёшь нас?! – Голос Руи предательски вздрагивает от новой догадки.
-Только если вы попросите. Сами не справитесь или ещё чего… - Спокойствию кошака можно позавидовать. – Хотя чего тут не справиться? На ваш выбор столько вариантов.
-А что если мы не желаем, умирать? Что если остаться тут до последнего? – О чём-то посовещавшись с близнецами, Томо подал голос, видимо новость несколько отрезвила его.
-Понятия не имею, но я бы на вашем месте не рисковал так глупо. – Мао пожал плечами и вновь завёл мотор автомобиля, Аой поспешил занять своё место за рулём. - Ну что, ещё раз наперегонки? Эльфы с нами?
-Да. – К превеликому удивлению Ю, я потянул его к машине светлого и уверенно подтолкнул к заднему сиденью, сам же уселся на переднее.
-До куда теперь едем? – Аой завёл свою машину и с вызовом посмотрел в нашу сторону. – В этот раз я тебя точно обгоню, Мао!
-Как на счёт кафе в осенней части города? – Я был уверен, что Кай поможет узнать у Уми, что происходит, и где мне потом, искать Ю. Хотя я бы и сам не побоялся задать нужные вопросы пленителю. Вот только где и как его искать не имел понятия, так что выбора не было.
-Того, где Кай работает? – Мао вопросительно приподнял бровь, и на мой уверенный кивок ответил азартной улыбкой, переключая своё внимание на соперника. – На счёт три!

-Раз! Два! – Считали все хором, кроме начинающего вновь бледнеть Томо, «три» заглушил скрип колёс и громкий стук сердца, подступившего к горлу.
 
KsinnДата: Воскресенье, 12.01.2014, 17:39 | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 18. POV Кай.

Чаще всего об ошибках узнают, уже совершив их, вот и я не стал исключением. Покорно вышел в открытый передо мной портал, не желая этого делать в принципе и сразу же, сделав первый шаг, пожалел об этом. Желание остаться рядом с этим внешне колючим, но добрым и одиноким под маской всевластия существом, переполняло каждую клеточку моего мозга. Не знаю, доводилось ли мне ранее желать чего-то так сильно, что даже дыхание становилось непослушным и сбивчивым, а сердце не желало унять свой учащенный стук, поддаваясь эмоциям. Казалось бы, с чего меня должен волновать совершенно посторонний не знакомый мне в реальном мире дракон? Но, пожалуй, это единственное что меня по-настоящему волновало в последнее время. Запоздало пришло осознание того, что за своё геройство в спасении эльфа от неминуемой гибели, Уми ждёт не хилая расплата, кто знает, какая помощь потребуется ему в этот момент? Я просто обязан находиться рядом с ним, и как бы он меня не гнал в этот раз, без боя я не сдамся!

Именно с такими мыслями я оказался в своём кабинете, на вымышленной работе, вымышленного кафе. Вот только теперь игра казалась неинтересной, скучной и совершенно не настоящей по сравнению с тем, что могло быть там, где отливающие сталью крылья тёмного собрата разрезали небо в стремительном бесконечном полёте.
В последний момент, до того, как голубое свечение позади меня исчезло, я что было сил и проворства метнулся назад, в не успевший закрыться портал. Воспользовавшись той же уловкой, что и в день, когда я попытался спасти Руи, я прошмыгнул обратно, в место, где меня наверняка не ждали.
Головокружение, и мои крылья пронзают ослепительную синеву прохода между нашими вымышленными домами, они одинаково нереальны, но в том, есть Уми, а значит, выбор сделан.

-Ты? – Как я и думал, Уми не ждал меня назад, тем более так быстро. Он всё ещё сидит в кресле и смотрит куда-то в никуда. Немного неуютно, но больше я не поведусь на эту лживую маску безразличия, потому что видел – он может быть другим. И теперь я не отстану от него, пока он не перестанет претворяться, хотя бы передо мной.
-Я. – Настойчиво подхожу к нему. Видимо мой напор слишком силён – заставляет сидящего слегка отшатнуться в сторону, но вставать он всё же не спешит. Сейчас, я готов терпеть любые его язвительные замечания и подколы, мне всё равно нужно видеть, что с ним всё в порядке. Но он молчит, смотрит на меня удивлённо и слегка обеспокоено, не боится, скорее не понимает смысла моего возвращения. – Я и сам не понимаю, если честно, что тут забыл. – В какой момент мои мысли перестают подчиняться мне и срываются с губ? Наверно в то же мгновение, когда усталый взгляд разноцветных глаз ложится на меня весомой тяжестью, от которой даже плечи немного горбятся. Мои слова вызывают у сидящего ещё большее удивление, и я смотрю на его приподнятую бровь как заворожённый.
-Странно, что ты вообще смог вернуться. – Сухой голос и усталая, под стать глазам, ухмылка. – Совсем ослаб… Зато твои эльфы счастливы. Смотри-ка!
Его голос вновь обретает ядовитые нотки, что неимоверно успокаивает – прежний Уми, несомненно прежний, раз он не потерял настрой язвить, значит пока ещё его состояние в норме. Но беда в том, что только «пока» избежать отката нельзя, никому и никогда, и неизвестно, в какой момент его накроет волной отдачи от его вмешательства.
Он отвлекает моё внимание от себя, открывая картинку придуманной реальности Урухи и Ю и, невольно, при взгляде на эту пару, сердце слегка начинает покалывать. Я так искренне рад за счастье почти незнакомых мне существ, что в пору бы пустить слезу, но лишний повод поиздеваться Уми найдёт и сам.

-А знаешь, самое смешное, что их, так называемая «любовь» не что иное как выдумка. – Открывая взгляд от обнимающихся в каком-то парке эльфов, удивлённо смотрю на Уми, ну откуда ему то знать, выдумка это или нет? Но он продолжает, не снимая с лица маску с едкой улыбочкой. – Уруха, попал ко мне одним из первых. И я, эксперимента ради, так скажем… выделил его среди остальных. Что-то вроде некого маленького химического воздействия, при котором, окружающие его существа, в том числе и подделки, чувствуя его… начинали испытывать к нему некое влечение. Понимаешь?
Я отрицательно покачал головой, немного не понимая, что и главное как он сотворил со жрецом, и не надо ли мне переживать теперь и за его жизнь тоже.

-Ничего страшного и уж тем более сложного. Что-то вроде… парфюма, незаметного для самого эльфа, но зато заметного для окружающих. То есть не будь у него этой «особенности» на него вряд ли бы повёлся и демон, и этот… спасенный.
-Но зачем? – Я задавал вопросы, ответы на которые знал и сам.
-Мне было скучно, Кай. И вот теперь, смотри, я докажу тебе, как глупо было сохранять жизнь Ю, опираясь только на желание сохранить чувства которых нет. – Уми не сделал ничего грандиозного и вообще никак не шелохнулся, разве что закрыл и открыл глаза, не торопясь, но результатом он остался доволен. – Вот смотри, сейчас Ю попросту очнётся и поймёт, что ничегошеньки не чувствует к этом рыжему. – Закрывает глаза, уверенный в своей правоте, но эльфы всё так же самозабвенно обнимают друг друга и не торопятся разбегаться.

-Уми, они всё ещё вместе… - На всякий случай я подаю голос, когда затянувшаяся пауза и непринужденное поведение пары, за которой мы так неудобно подглядываем, ничего не меняют.
-Привычка. – Выдаёт Уми, и выдаёт себя с головой – он растерян реакцией эльфов, точнее отсутствием реакции. И это бесит, жутко выбешивает то, что Уми просто не может признать своего поражения, простого факта, что Урухе и Ю хорошо вместе и без всяких чар. Я видел их вместе, в баре, и я видел как они себя вели, и ведь если бы реакцию Ю можно было объяснить чужим вмешательством, то как объяснить радостное поблескивание в глазах златовласого?
-Оправдания… - Кривлюсь невольно, случайно перехожу на повышенные тона. – Неужели ты никого, никогда не любил?!
-Ты о чём? – Смотрю на него так недоуменно, что он, смеясь, добавляет. – Будто бы ты умеешь любить.
-Я и сейчас… люблю… - Первоначальный запал сходит на нет, когда я осознаю что говорю, а главное что чувствую. – Кажется.

-Ну да, ну да. А ещё ждёшь и скучаешь, поэтому и вернулся назад так быстро. – Голос брюнета всё тот же, едкий и насмешливый, вот только его взгляд, потерял былую непроницаемость и обеспокоенно метался по пустоте комнаты, не желая встречаться с моими глазами. Мне же, наоборот хотелось коснуться всей глубины этих глаз, изучать до последнего, разглядывать тайну, пока не выдержав, он сам не произнесёт её вслух. Именно поэтому я не выдержал и присев перед Уми на колени, поймал его подбородок руками, не давая отвести взгляд.
-Скучаю по тебе, настоящему. – Будь эта маска наигранности бумажной, или какой-то другой, материальной, я бы сорвал её сотни раз, а так… Она была подобна крепкой внутренней решётке, сжимающей в себе всю искренность и открытость сидящего напротив меня существа. И я ненавидел его за это и… любил, готовый ждать десятки, сотни лет – сколько потребуется, лишь бы донести эту простую мысль до сидящего. Вот только замереть в ожидании статуей я не мог, ноги сами несли к такому близкому и незащищенному сейчас объекту неожиданного обожания, он не был и против, когда я, оседлав его колени, вплотную приблизился к удивлённому лицу. От близости, начинал бить озноб и я не мог противиться желанию коснуться его. Провести тыльной стороной ладони по скуле, дрогнувшей от неожиданной ласки.
-Какого чёрта ты творишь со мной, Кай? – Брюнет всеми силами пытался показаться невозмутимым, но голос его подводил, переходя, то и дело, на жаркий шепот.
-То, что хочешь ты. То, что хочу я. – Моя очередь говорить и я выдыхаю слова прямо ему в губы, отмечая, что таким, растерянным, мой пленитель казался ещё более привлекательным.
-Откуда ты знаешь… - Прерываю его фразу, с читаемой ноткой презрения, поцелуем. На самом деле хочется заставить его замолчать не так – ударить, выбивая напрочь никчемное высокомерие, но знаю, нежность, переполняющая меня при одном только взгляде в эти чёрно-алые пучины взора напротив, не даст причинить ему боль, почти… Не разрывая зрительного контакта прикусываю губу Уми, стараясь хоть как-то отрезвить его, заигравшегося и уже явно… проигрывающего, потому как я слышу учащённый стук его сердца, чувствую, как ловко придуманная маска даёт слабину, и крошится под моим напором тепла.

-Хватит играть в прятки, Уми. Просто скажи, что я тебе тоже нравлюсь. – Говорю легко, но с каждым произнесённым словом сомнение берёт надо мной верх. Что если я ошибся? Попался на уловки брюнета и всё это игра, всё происходящее запланировано им до этого момента? Опасаюсь каждого насмешливого слова в свой адрес, рушащего мою уверенность, подтверждающего скрытый страх… Но слов нет. Лучше любых слов, мне ответом является поцелуй. Страстный и нежный одновременно, он затягивает меня в бездну удовольствия, которую могут дарить только нежные губы любимого существа. Не хочется прерывать игру касаний скользящих рук, влажных от смешавшейся слюны губ, не хочется прекращать близость тел, едва заметно подрагивающих от возбуждения, но сбивающийся стон брюнета переходит на вскрик, и его пальцы судорожно сжимаются на моих плечах. Ошарашено отползаю прочь, с колен и с кресла. Пытаясь понять что происходит, с недоумением и нарастающим ужасом смотрю как выгибается его тело, и гримаса боли искажает красивое лицо. Цепляясь, теперь уже, в подлокотники Уми жадно хватает ртом воздух, но тот кажется, перестаёт для него существовать, вдыхая всё больше и больше, он продолжает бледнеть так, словно задыхается.
Паника… глушу в себе все её проявления, судорожно соображая чем же помочь, и почему откат за содеянное пришел ему так быстро. Обычно подобное занимает день-два, а тут… Лицо Уми всё ещё кривилось от неприятных ощущений и попыток сдержать крики. Лоб покрылся испариной, и некоторые маленькие прядки прилипли к нему, тёмными змейками.

-Это не откат… - Прохрипел Уми, подтверждая мои опасения, в перерывах между волнами боли. – Это что-то… кто-то иной…
-Что я могу сделать?! Скажи! – Сейчас я и правда готов пойти на всё, лишь бы прекратить мучения дракона, но я даже не знаю, что могло вызвать такую странную реакцию, что-то подсказывает мне, что не к добру вся эта игра. Уми нужно просто проснуться, разрушить весь мир вокруг, но спастись. Откуда я знаю, что в пробуждении его ждёт спасение? Я верю в это. Всего лишь. – Уходи отсюда, Уми.

По его взгляду понятно, что до него дошёл ход моих мыслей, но он отрицательно кивает головой. И смотрит на меня… грустно, совсем по-другому, чем ранее, очередная волна боли прошибает его тело, и я обнимаю его, изо всех сил, отчаянно удерживая. Мир вокруг пошатнувшись, вновь замирает, темнота комнаты давит… не правильно давит, словно перестаёт подчиняться своему создателю, выходит из под контроля, желая поглотить всё вокруг. Откашливаясь, Уми всё же находит силы ответить мне.
-Если я проснусь, остальные не вернутся к себе, а чтобы вернуть их в свои миры потребуется время, которого у меня, кажется, осталось слишком мало…

-Да чёрт с ними, со всеми! Уходи! – Перехожу на крик, не сдерживаюсь от волнения, и странно признавать, как глупы и не логичны мои просьбы. Вначале вымаливаю спасение одного малознакомого эльфа, а теперь готов поставить под удар и его жизнь и жизни остальных пленников. В том числе и свою… Плевать! К чёрту всех!
-Только после тебя. – Улыбка и шевеление ослабшего недобога подомной настораживают, но слишком поздно. Не успев ничего предпринять, я чувствую пронзающую боль в левом подреберье слишком неожиданную, чтобы хоть как-то отреагировать на неё. Краткий взгляд на кинжал, нелепо торчащий из груди, перед глазами всё плывёт, и я перестаю ощущать мир вокруг, теряя его в темноте, а перед глазами всё ещё стоят глаза дракона и голос в его голове звучит, отдалённым заклинанием.
-Сможешь найти меня – спаси, а если нет… Не вини себя.

Я просыпаюсь, делая глубокий вдох и вскрикивая от отчаяния. Вокруг меня лес, всё тот же, в котором я забрёл однажды на ловушку Уми, только теперь реальность этого мира пошатнулась в моих глазах, слишком реальными были ощущения там… слишком сильно я чувствовал…
Хочется вернуться назад, чертовски обидно быть выброшенным из игры вот так вот, нагло без моего на то желания. Хотя сложно назвать игрой то, что стало дороже реальности. Он что-то говорил про найти… Ну конечно… драконы. Мы наверняка жили и продолжаем жить в одном мире! Вот только… он велик! Как мне найти его, если времени, я уверен, у нас не осталось.
Отчаяние и воодушевление поочерёдно, сбивают меня с верного пути, и я слишком долго не могу заменить своих ощущений. Я чувствую, как меня буквально магнитом тянет в определённом направлении, и нет более выбора, кроме как лететь на этот негласный зов.
Тяжело вздымаюсь в воздух, расправляя крылья, каждый взмах даётся неуверенно, грозя оборвать мой полёт падением – слишком долго пробыло настоящее тело в состоянии покоя, оно не приемлет такого резкого возвращения к активной деятельности. Но всё же силы неуверенно понемногу возвращаются ко мне и я спешу взлететь ещё выше, ослеплённый солнечным горизонтом, бесконечность которого ранее захватывала у меня дух. Но теперь, всё это было лишь красивой картинкой, живущей своей размеренной глупой жизнью. Ковёр пышных крон внизу не радовал взгляд, наоборот, раздражал своей монотонностью, ведь воображение рисовало перед глазами совершенно иную местность.

Горы, серые вершины, на одной из которых, он ждёт меня, самоотверженно и в тоже время так по-детски, спасая свои игрушки от верной гибели. Большой маленький ребёнок, защитить которого становится моей главной, да и единственной задачей. Я обязан попытаться спасти его от… неизвестно чего… Нет! Не так… Я спасу его, чтобы не грозило ему. Разбужу, вырву из разрушительного сна. И отчитаю, за такое пренебрежение к себе, за пренебрежение ко мне…

Рисунок зелени всё никак не хочет сменяться чем-то хоть отдалённо напоминающим нужное место, и я уже начинаю сомневаться в правильности своих инстинктов, ускоряя полёт до грани возможного, едва не выбиваясь из сил, но нет… Тяга усиливается и сердце взволновано вырывается из груди, когда я, наконец, замечаю впереди темнеющую полоску гор. Я раньше никогда не был в этой местности, так далеко и близко подходить к тёмным… их боялись все, и наверное, со стороны смотрелось бы глупо, увидь кто-нибудь как я стремлюсь спасти одного из их представителей. Но вокруг не было никого. С одной стороны удивляло, что небо, любимое моими собратьями было пусто в этот расцветающий утренними красками день. Но с другой стороны, весь мир казался странным, время вокруг не чувствовалось, будто бы замедлило свой бег, или же мне хотелось верить, что я смогу найти нужное место быстрее чем…
Тревога лишала сил ещё быстрее, поэтому я забывая дышать, старался контролировать свои эмоции и тело, изнывающее от напряжения. Ладно, я был неправ, не сразу после спасения я самого спасенного отчитаю. Вначале я впаду в спячу на несколько дней, восстанавливая силы, потраченные сейчас за такой короткий промежуток времени, а вот уже потом… мало ему не покажется.
Так странно тепло и светло на душе от мыслей о нём, что даже немного легче становиться, и я не замечаю, как подлетаю к скалистой местности, настойчиво рисуемой моим воображением. Кружа над серыми клыками, высоко возвышающимися из под земли, я опять начинаю паниковать, снова и снова не видя Уми. Но вот, блик с чешуйчатой стали попадает мне прямо в глаза, и я стремлюсь ниже, к спящему, на краю отвесной скалы дракону.

Вспоминая, как искривлялся Уми от боли, хочется сразу же приняться будить его, но осторожность заставляет осмотреться вокруг прежде. И каково же моё удивление, когда я вижу близ дракона, спящую человеческую тушку. Парень спит, прислонившись к массивному валуну и по лбу его стекает капелька пота, ощущается, как он сейчас напряжен во сне. Гнев берёт надомной власть, я ничего не чувствую, но я уверен, что причина всех бед кроется именно в этом миниатюрном светловолосом существе, которого…. Да, чёрт! Верно ведь! Я видел его тогда в баре! Это было всего лишь мгновение, всего лишь тень, но драконий нюх не позволит спутать ничего.
Недолго думая, сжимаю челюсти на его плече и тяну легкое тело на себя, без особых усилий отрывая его от земли. На клыках ощущается пьянящий привкус крови, можно было бы конечно съесть негодяя, но кто знает, что за дрянь кроется за этой мягкой оболочкой – не время рисковать. Блондин стонет и изгибается, просыпаясь. Во избежание проблем и каких-либо затяжных заморочек, я делаю размах посильнее и кидаю парня вниз, со скалы – не хочется с ним возиться совершенно. Сам же спешу к Уми, шипящему во вне, сжимающемуся в комочек, от неизвестных мне, но явно неприятных ощущений.

-Проснись! – Рычу, скребу когтями по чёрной спине, тыкаюсь носом под крылья, задевая закрытые веки спящего горячим дыханием. – Проснись! – Причинять боль и без того поглощённому ей, глупо, но я не вижу другого выхода, кусаю не защищенную прочной чешуёй часть крыла, по себе зная насколько чувствительное это место. Никакой реакции.

Кусаю сильнее снова привкус крови разливается во рту, но этот иной. Если кровь человеческая будила животные инстинкты, желание растерзать её обладателя, то сейчас, горечь тёплой влаги вызывает лишь сожаление и ненависть к самому себе. Но это выход. Очередной стон полубреда Уми прерывается глубоким вдохом, и я с облегчением вижу, как глаза его открываются. Чёрно-алый взгляд, в реальности, ещё более глубокий и затягивающий. Боль, сменяется удивлением и я, наконец, выпускаю крыло из пасти, виновато отстраняясь прочь. Крепкая лапа приятной тяжестью ложится мне на шею – объятия, которые дороже любых слов, тёплая влага ударяется о мою лапу. Слёзы? Нет, всего лишь дождь, тёплые крупные капли, учащаясь, кутают нас в нежную пелену. И мир вокруг просыпается, разбуженный ласковым небом, шёпот дождя смешивается с пением птиц, прячущихся где-то в скалистых пещерах, вдали раздаются призывные крики наших собратьев, окрас которых не разобрать – слишком далеко они от нас, так что не разглядеть всей изящности их танца в воздушной глади. Может всё это и до пробуждения Уми продолжало жить, но для меня мир ожил только сейчас, когда в нём появился смысл, когда в нём появился чёрный дракон, за чьей мощью скрывается беззащитный возлюбленный с добрым сердцем.

-Лететь сможешь? – Я бы мог простоять в этих объятиях вечно, но зачем, если можно спуститься в защищённое от дождя место и расположится поудобней. Вот только рана дракона… опасливо кошусь на свою работу, нам бы целителя сейчас, да только где его найти среди скал? Уми расправляет крылья, пробуя их на пригодность, делает несколько уверенных взмахов и слегка морщится. Отвожу взгляд от его глаз с укором смотрящих на меня, и невольно опускаю его вниз. – Чёрт!
-Что-то случилось? – Он прослеживает вниз, за моим взглядом, и не видит на серой поверхности ничего, как и я. Но ведь именно туда я бросил человеческое тельце, чьё вмешательство чуть не погубило моего возлюбленного. Сообщаю об этом Уми, но его глаза лишь улыбаются в ответ и за мгновение до того, как нырнуть в пропасть он касается моей шеи своим шепотом. – Чёрт с ним. Ты ведь защитишь меня?
Не успеваю ответить и, расправляя крылья, прыгаю в объятия ветра следом за ним. Лететь так близко, под проливным дождём и чувствовать всё в тысячи раз сильнее чем во сне… просто волшебно.

Мне всё ещё немного горестно не знать, чем же закончилась история знакомых, которых я обрёл по прихоти скучающего дракона. Но я уверен, он расскажет мне это потом, позже, ведь времени у нас теперь предостаточно. Игра окончена. В ней отпадает необходимость стоит только реальности обрести смысл, наполнится красками и мечтами. Всё кончилось, чтобы только начаться заново, по-другому и уже не в одиночестве.
 
KsinnДата: Воскресенье, 12.01.2014, 17:40 | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 19. POV Руки.
POV Руки.

События последнего часа, в придуманном чужой фантазией мире, запомнились мне особенно сильно. Может быть из-за боли, глодавшей меня подобно голодному псу, вгрызающемуся в кость. Может из-за эпичности разрушения мира вокруг, когда дома, поднимая пыль, складывались карточными домиками, уходили под землю, и сама земля исчезала, тая в бездне, открывающейся за ней. Гул обеспокоенных голосов, вой сирен и рёв машин только усугубляли и без того мрачную обстановку, влетая в уши въедливым жужжанием, смешивающимся в одну жуткую ноту. В перерывах между особенно яркими вспышками боли, я смотрел вперёд, через окно, стёкла которого оказались, выбиты напряжением впервые же минуты начала разрушения. За окном меркло поддельное солнце, и небо расползалось на клочки, будто облитое кислотой. Обугленные края расходились в разные стороны, обнажая чёрную пустоту поднебесья, поглощающую свет жадными глотками. Густые капли мрака, стремились сорваться вниз, разбиваясь о пустоту, заполняя собой последние уголки светлой иллюзии. Ветер, наплевав на все законы логики, больно хлестал со всех сторон, но хоть немного приводил в себя, не давая упасть в обморок от разрывающего голову ощущения, перешедшего из боли в монотонную давящую силу, которой не хватало совсем чуть-чуть, чтобы раздавить меня.

А может быть, вовсе не это стало главным воспоминанием… Глупость, конечно. Но чувство… не желание покидать этот мир и возвращаться в свой, где не будет рядом наглой ухмылки и дурацкой повязки, где низкий голос не будет издеваться надо мной, шепча возмутительные глупости, близко, до дрожи…
Да. Тут дом, тут свои, но связь с блондинистым наглецом оказалось на удивление крепкой и невыносимой. Заключенная так пошло и не сдержано, теперь она травила меня собой, подкармливая воспоминания яркими картинками и ощущениями, низ живота от которых сводит тяжестью.

Где он? Я не знаю… Я помню как в последний момент нашего пребывания в грёзах что-то пошло не так, и я с ужасом увидел, как на светлой рубашке Рейты проступают кровавые пятна. Быстро разрывая пропитывающуюся тёплой жидкостью ткань, я отчётливо различил глубокие кровоточащие раны – следы клыков. Клыков?! Мы были одни в квартире! Или я слеп или…
Он умирал, удивлённо смотря на меня и шепча что-то непослушными пересохшими от напряжения губами, цеплялся за меня, слабеющими руками и… улыбался, заставляя меня холодеть от ужаса. Не так должно было закончится начатое, не так… Но чужой мир был против нас, защищался как мог и, кажется, ему это удавалось. Если бы я не согласился на его предложение, всё было бы иначе, проще, но теперь. Я не могу сбежать от того что произошло так недавно, слишком свежа рана и слишком остры события.

Тряска вокруг не прекращалась и трещина над оком стремительно начала расползаться, ветвясь в разные стороны, переходя на потолок. Шкафы и бытовая техника, подпрыгивая в безумном танце, падали, заваливались на пол, чудом не задевая нас, лязг бьющейся посуды, звук ломающейся деревянной столешницы, переломленной тяжёлым куском потолка…
-До встречи. – Последние слова блондина, эхом разнеслись в моей голове, наверняка он не сказал их вслух – влил в мою голову кипящим железом. Грохот. Треск. Скрежет, разрывающий барабанные перепонки. А потом всё закончилось в один миг. Потолок накрыл нас общей гробовой плитой.

Судорожный вдох. Открываю глаза. И воспоминания спешат расползтись прочь, по тёмным углам комнаты. Я всё ещё в своём доме. Улица живёт своей обычной жизнью. Статные демоны в дорогой одежде и развязные демоницы в вызывающих нарядах, бредут в ярком освещении оживлённой улицы. Кто-то спешит, кто-то неторопливо гуляет… пешком или на ящерах… самые беззаботные летают, наплевав на приличия и законы. Голоса их влетают в открытое окно – гул и смех, чей-то плачь и крики – всё смешивается в хаотичную музыку жизни, которая, по сути, не отличается от той, которую я успел увидеть за несколько дней пребывания в чужом сне.

Вроде бы, всё как раньше и нужно вернуться в привычное русло размеренной жизни – друзья, работа, милая брюнеточка мечтающая о продолжительных встречах со мной ещё до момента моего исчезновения…
Гости приходят ко мне, заглядывают знакомые, расспрашивают где я всё это время был, а я вру, что упал… ударился головой о камень и потерял сознание. Время в мире Уми шло быстрее, и вместо нескольких дней я, относительно родного мира, пробыл там лишь несколько часов. Все верят в мою глупую отмазку, подшучивают, советуют быть осторожнее, а я просто улыбаюсь и киваю на все их слова.
Верят… пусть будет так, чем меня сочтут за безумца, расскажи я всю правду.

Утро. Работа. Обед. Работа. Бессмысленный вечер. Ночь. Бары. Выпивка. Глупые девицы, ищущие приключений и легкой добычи. Я всё чаще выбиваюсь из этой размеренной колеи, которую ранее считал счастливой и вполне успешной жизнью. Я всё чаще улетаю в пустыню, надеясь отыскать вход в мир, которого уже нет. Я схожу с ума…

Одни говорят, я повзрослел. Другие, обвиняют в ранней старости. А что чувствую я сам? Вспоминается прочитанная однажды литература, описывающая нас - демонов. Бредовая конечно, но в ней говорилось, что демоны, не имея собственной души, покупают таковые у других, искушённых их могуществом… Я бы купил сейчас. Парочку.
Я чувствую себя бездушной куклой, потерявшей себя где-то в другом человеке. Человеке! Это рушит все мыслимые и немыслимые правила и стереотипы.

Всё вокруг, такое родное, настоящее – пустыня, скалы, дома, соседи… каждый уголок моей квартиры знаком и выучен наизусть. Мерное течение жизни… нарушено.
Лишь одна мысль, подобно вирусу, паразиту, засела в мой мозг и всё сильнее въедается вглубь, не давая покоя. Что если и мой родной мир, это всего лишь клетка? Что, если за этим багряным небом, сквозь зачарованные прутья стали, за нами наблюдает другой кукловод? Ещё похитрее и серьёзнее Уми?

Я болен. Я не могу ощущать мир вокруг настоящим, в полной мере, ощутив во сне другие эмоции, которые сильнее всего испытанного тут, за мою не короткую жизнь.
Вспоминаю, как мотивировал людей на поиск выхода, и становиться тошно, я заставлял их выйти оттуда, где возможно, каждый из них, был также как и я… настоящим. Вдруг они так же, не хотели покидать придуманную мечту, в которой каждый нашёл что-то своё, дорогое и новое, что в реальности ему оказалось найти не под силу. И только глупое стечение обстоятельств, приведшее их в одну клетку, дало осознание правды. Замкнутое пространство лишенное отвлекающих течений настоящих миров, превращало наш плен в нечто значимое, одну большую семью… Жаль, что понимание приходит так поздно.

Что стало с ними? Что мы с Рейтой натворили? Убили мы их или же разбудили? Проснулись ли они, или остались вечными пленниками, потерянными душами, блуждающими в забытых участках чужого сознания…
Уруха… Мне нравился этот рыжий эльф, чьё высокомерие до сих пор вызывает нечаянную улыбку на моих губах. Что произошло с ним? С его возлюбленным, о котором он так переживал в момент нашей последней встречи? Кажется, я никогда не узнаю их судьбу…

Рейта… Я даже не знаю, жив ли он. Перед глазами вновь вырисовывается его улыбка и закрывающиеся, гаснущие глаза, серебро которых ядом проникло в мою кровь и теперь гложет, требует близости с отравителем, который стал моей зависимостью.
Может это продолжение схождения с ума, но мне кажется, что связь между нами всё ещё сильна – натянутая, прочная нить, за которой стоит нечто большее, чем просто эмпатическая связь. Буду ли я вновь собой, если она оборвётся?
Передо мной, на столе, толстые тома-справочники, в которых насчитывается более полутора тысяч высокоразвитых миров, и ещё столько же с проблесками на разум их населения. А сколько миров не признаны, не занесены в эти списки? Страшно подумать.
Мой поиск займёт столько времени, что мне и трёх жизней не хватит, чтобы окончить его.
И я всё равно хочу его начать? Хочу.

Миров с человеческими расами, меньше восьмисот из известных нам – поиск следует начать именно с них. Хотя кто знает, где взбредёт жить в голову безумцу, коллекционирующему драконов… Знай я название или хоть что-то о его мире, было бы проще, но я не знаю совершенно ничего, и это значительно усложняет и без того сложные поиски.
Но это, хоть какая-то цель, хоть какой-то смысл жить и двигаться вперёд, не превращаясь в тень… Тени… Они мерещатся мне теперь всюду! В каждом сонном прохожем, и даже в друзьях! Наверно, поэтому не делюсь преследующей меня идеей ни с кем – они не поймут, не смогут понять, почему так сильно тянет меня к почти неизвестному мне существу. Да я и сам не в силах себя понять…

Это мой секрет, моё личное помешательство.
Я готов начать поиски длиною в жизнь. Ведь я чувствую, он ищет меня тоже.
 
KsinnДата: Воскресенье, 12.01.2014, 17:40 | Сообщение # 21
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 20. The end.

POV Томо.

-Я дома! – Кричу по привычке, переступая порог своей скромной квартирки. Но вспоминаю, что мы действительно дома, и мне никто не ответит. Наше долгое с близнецами отсутствие выпало на вечер, когда мы выбрались на старое заброшенное кладбище – лучшее место для травли страшилок. Там-то мы и попались в ловушку.
Исчезновение подростков, конечно, вызвало у их родителей единственную из возможных реакцию. А именно шок. Выговор и домашний арест, по их появлению дома последовали немного позже, но легче от этого не становилось. Теперь, на неопределённый срок, я терял возможность видеться с Хару, хотя и кампания его дебильного братца мне бы сейчас была за радость. Я так к ним привык… я часто думал о том мире, где жил с ними под одной крышей и даже не понимал собственного счастья. А теперь я жалел, хотя и сделать то ничего не мог, по сути. Странно, но я отчётливо запомнил что Уми сам нас отправил обратно - прочь из ломающейся ловушки.

Хотя наша ситуация во многом была одной из самых удачных, наверное - и я, и Хару, и его брат были из одного мира, а потому, кроме статьи об уголовной ответственности за отношения с несовершеннолетними нас ничего не разделяло. О других я старался не думать.
Я бы мог даже радоваться, наверняка, если бы не умудрился получить выговор на работе, лишиться грядущей премии и остатков, не вытрепанных близнецами и кошаками нервов, выслушивая нравоучительные вопли начальника о некомпетентности моего поведения.
Усталый и разбитый я, не снимая обуви и верхней одежды, спустился по стеночке обшарпанного коридора на пол и только теперь почувствовал что в доме я нахожусь не один. Пристальный взгляд, откуда-то со стороны, мог бы принадлежать домашнему питомцу, но таковых у меня не имелось, а потому...

-Хару? – Наверно, мои глаза забавно полезли на лоб, потому как паренёк звонко залился смехом, подбегая ко мне и сжимая в объятиях. – Как ты тут оказался? – Задать все вопросы мне не дал поцелуй, нежный и настойчивый, на который нельзя было не ответить. Краем глаза я заметил шевеление, и в коридоре показалась точная копия своего брата, улыбающаяся мне так, что сердце сжалось от сладкой истомы – Хару. Так! Стоп! Тогда я целую…
-Тоя! – Отстранил от себя парня, вновь давая ему повод для смеха и возможность отбежать на безопасное расстояние.
-Когда же ты перестанешь нас путать? – Говорит паренёк возле дверного проёма, не спеша подходить. А я, даже не знаю, что на это ответить. Мне жутко стыдно, но они очень похожи, а ещё эта их ужасная привычка одеваться одинаково…
-Я не знаю…
-Так откуда же ты знаешь, кого из нас любишь? – Он приближается, не спеша, словно в замедленной съёмке, а я не могу оторвать от него заворожённого взгляда, он такой молодой, и при этом глаза его совсем не мальчишеские, как-то взрослее его возраста они, что ли?
-Я чувствую. Просто это… сложно. – Действительно чувствую, даже сердце себя иначе ведёт с каждым из них, тем более когда они так резко сменяют друг друга, не давая опомниться.
-Тогда… Кто сейчас перед тобой, Томо? – Парень касается моих губ легонько и тут же отсаживается обратно, на колени передо мной, и наши глаза оказываются на одном уровне.
-Хару. – Выдаю я уверенно. Но в сознании тут же загорается красная лампочка, но как?! Я же, я…
-Я Тоя. – Улыбается, немного грустно и слегка склоняет голову в бок.
-Но…
-Просто признай, что ты любишь нас обоих. – Чуть ли не хором произносят оба паренька, а меня не покидает ощущение, что картинка в глазах двоится. Чувствую и в этом мире, моя жизнь спокойной не станет. Только не с этими двумя.

POV Мизуки.

Мне снится сон. Не знаю что точно, ясно лишь, что там присутствует Руи, всё остальное – ощущения. И мне тепло, мягко и нежно до невозможности. Я словно бы летаю, в этой непонятной, обволакивающей неге, или же тону… Понятия верха и низа размыты, а потому я не могу определить направление этого движения, да и важно ли это, если мне так хорошо. Может это и не сон вовсе? В последнее время и реальность не менее приятна, тот незнакомый мир сменился нашим. Жаль, конечно, что с Ю, больше не увидимся, да и с его возлюбленным толком не пообщались. Зато и того кота жуткого нет рядом, нечего опасаться. И всё так хорошо, так… так…

Просыпаюсь довольно резко от двух факторов одновременно. Во-первых, Руи в объятиях уже нет, во-вторых, знакомый запах дыма заполняет ноздри, пощипывая слизистую, пробуждая желания расчихаться, но стоит мне привстать с кровати и попытаться открыть глаза, как дым добирается и до них, тут же заставляя их заслезиться, застилая мне обзор.
Спешу на кухню не глядя, на ощупь, но тут задымлённость меньше и Руи нет, странно… Но тут, до меня доходит, что мы не в нашей прошлой квартире. Надеваю первые попавшиеся брюки и выхожу на улицу, наш домик, находиться в малонаселенном пригороде, близ леса, с речкой, и прочими прелестями живой природы, а главное, без опасности что-либо спалить, Руи жарит мясо прямо на костре, возле дома. Вот только ветер сегодня решил подшутить, изменив своё направление, и заставив меня вспомнить прошлое.

-Доброе утро. – Отрываясь от переворачивания сочных кусочков на решётке, Руи выпрямляется и улыбается мне довольно. Ещё бы ему не быть довольным – судя по виду и запаху, всё мясо ещё вполне пригодно к пище, от безумно притягательного аромата, рот наполняется слюной и я спешу подойти, к его источнику.
-Хозяюшка. – Целую в висок. Поглаживаю любимого по спине, как бы невзначай соскальзывая на ягодицы, а тот, бьёт меня легонько лопаткой по руке и отстраняется хмурясь. Делает вид, что возмущён, но не доигрывает, слишком уж хорошо видна его расплывающаяся на лице довольная улыбка. – Корми своего мужа! – Не выдержав, добавляю я, на всякий случай, отступая ещё на шаг, прежде чем залиться смехом. Он тоже смеётся – хороший знак, а спустя какое-то время ко мне в руки попадает тарелка с ароматным, зажаристым стейком и я слышу голос любимого слегка позади.
-Дошутишься, и мужем стану я. – Почти шёпотом, спокойно и с нежностью в голосе доносит он до меня, а мне на какой-то момент становиться не по себе - слишком уж похожа эта интонация, на манеру чёрного кошака. И когда он только успел научиться?!

POV Аой

-Тянись рыбка большая-прибольшая! – Блондин рядом со мной с таким азартом закидывает удочку, будто действительно ловит обычную рыбу, и сидим мы на берегу реки, а не на огромной ветке дерева в сотне метром над морем. Над морем шайни, надо сказать. Их тела, скользя друг по другу, то и дело взмывают вверх, преодолевая больше половины высоты до ветки, но на этом их успехи и заканчиваются. Грузные туши падают обратно, поднимая стаи брызг, а Мао с детской непосредственностью радуется этому, чуть ли не хлопая в ладоши. – Аой, закидывай удочку, ну!
Недовольно приопускает ушки, косясь на меня, а я лишь улыбаюсь в ответ. Он правда думает, что мы сможем поймать кого-то из этих огромных тварей на палку с верёвкой и привязанным к ней куском мяса? Он правда верит, что шайни охотятся на наживку палок, а не на нас? Безумие? Да оно всюду - в его словах, мыслях, действиях... а теперь ещё и в моих. Безумие Мао приятно и заразительно. Да и не за это ли, мне приглянулся этот белый котёнок?

Хотя, в том мирочке он был забавней. Сама невинность просто. Хотя, что таить, я и сам там, вёл себя иначе… Хах! И почему люди так странно реагируют на предложения поиграть? И почему так бледнеют от предложения помочь? Мы явно ещё не знаем их достаточно хорошо. А значит, новый визит не за горами. Думаю, Белый будет не против составить мне кампанию.

Показательно забрасываю свою верёвку вниз, и каково же моё удивление, когда спустя буквально пару мгновений, я чувствую, как ноша тяжелеет. Да так резко, что не будь я привязан к ветке, предусмотрительным Мао, то уже кормил бы шайни собой, даже не успев завопить перед мгновенной смертью…
-Тяни! – Вопль в ухе отдаётся звоном, уже отвязав себя, и отбросив свою удочку, Мао помогает мне вытягивать улов, который всё тяжелеет и тяжелеет. И как ему пришло в голову тянуть их в ручную? Да нашей силы не хватит даже на половину…
Опять же удивительно, но удочка в руках не ломается, верёвка не рвётся, а груз поддаётся, и, каким-то чудом, мы вытягиваем на ветку шайни, крохотную, но почти целую. Полтора метра в длине, почти половина в диаметре, должно было быть минимум столько же, но её же сородичи оказались проворней нас.
-Сегодня будет мясо! – Восторженно констатирует Мао, пританцовывая рядом, и всё же, хлопая в ладоши. А потом, неожиданно приподнимается ко мне и целует в щёчку, и тут же, не удерживаясь, проводит по месту поцелуя шершавым языком так, что по телу бегут приятные мурашки.

Он – скопление безумства и милоты одновременно, такой по-детски наивный и совсем не по детски соблазнительный, что сердце начинает скучать в такт хвосту, отбивающему бешеный ритм по ветке. И я готов терпеть все его капризы и идеи, лишь бы только он снова и снова заражал меня своим сумасшествием, и принимал моё, не менее безумное настроение.

POV Уми.

Открываю глаза и вижу перед собой спящего Кая. Такого милого сейчас, улыбающегося даже во сне. Хочется зацеловывать его очаровательные ямочки на щеках, щекотать его шею, приоткрытую от густых волос, вечно пахнущих ветром – мы летали всю ночь и вернулись только под утро, с первыми солнечными лучами влетая в наш дом. Хотя домом это место я до сих пор называю с трудом.
Я говорил, что в каждом случае есть исключения или тот, кто подтверждает людские басни? Вот, к моему удивлению, Кай оказался как раз таким исключением – он настоял на том, чтобы дом наш был не где-то, а именно в пещере. Забавно, правда?

Благо не в сырой, благо мне удалось настоять на наличии в ней всех маленьких, но от этого не менее приятных благ, которые превращают жильё дикарей, в место обитания образованных и мудрых существ. Проще говоря, я привык к роскоши. И каким-то чудом, выжав из своей фантазии очень и очень многое, смог превратить это место в компромисс между своими желаниями, и желаниями любимого.
Я сказал любимого? Да-да, признаю. После появления этого чуда, моя жизнь подверглась значительной корректировке, во многих вещах. По началу, конечно, я противостоял как мог – мне казалось, что меня хотят лишить свободы, но позже, пришло понимание, что ничего страшного не произойдёт, если мы будем… вместе. Теперь, сложнее было представить, что случится будь мы порознь.

Боясь потревожить сон любимого, накидываю на себя халат и бесшумно покидаю пропитанную сумраком комнату, прикрывая за собой массивную дверь. В глаза сразу ударяет яркий свет – неудивительно, ведь уже полдень. Солнечные лучи стелятся по просторной гостиной, пропитывая пол своим теплом, заставляя поддаться крохотной слабости и пройтись именно по этим тёплым участкам. В этом я всегда понимал логику мелких неразумных ящерок, что может быть приятней чем понежиться на солнце? Глаз приятно радует обстановка комнаты – дорогая мебель, изысканные ковры, каменные резные стены, и лишь только потолок – высоко уходящие вверх своды – прихоть Кая. Но если не поднимать головы, то всё вполне… по моему желанию.
Зато душ, в который я сейчас и спешу, сложно назвать таковым – полностью работа любимого – дверь напротив меня, ничем не примечательна, но стоит её открыть, как я оглушённый шумом воды, сверху вниз, наблюдаю весьма интересную картину. Синее, без единого облачка небо едва видно из-за окружающих укромное место скал, одна из которых разбита напополам, и из её глубин наружу рвётся водяная мощь. Водопад, высота которого составляет около десяти метров, заканчивается небольшим, но довольно глубоким озерцом, поросшим по краям густой растительностью. Учитывая, что данная… комната, находиться чуть ли не в центре дома, смотрится это конечно дико, но мой возлюбленный весьма успешно смог доказать, а главное на деле показать, что такой душ можно использовать по разному, и времяпровождения в нём может быть очень даже приятным. Хотя… С Каем, я бы и на заснеженных вершинах Чёрных гор жить был не против. Да и вообще, возражать ему порой может быть не очень правильно – сейчас, когда я просто не могу воздействовать на него магией, он вполне в силах тягаться со мной в силе, и даже преуспевая в некоторых аспектах, вроде проворности, например.

Спуститься вниз, к воде, можно двумя способами – храбро спрыгнуть в водные глубины прямо отсюда – с обрыва, или же превратиться в прыжке, размять крылья в плавном спуске… Второй вариант мне больше по душе сегодня, и я уже было раскрываю вход пошире, но тут моё внимание привлекает дверь слева. Я обещал не бывать там часто, но…
Оглядываюсь в сторону спальни – тишина, прикрываю душевую и вхожу туда, где мрак спешит поглотить меня в холодный плен своих объятий, пара мгновений и глаза, после резкого перехода, привыкают к обстановке. Здесь нет дверей, нет окон и нет мебели, здесь нет ничего – кроме десятка неровных шаров, так похожих на мыльные пузыри. Видения. В каждом из которых, жизнь идёт своим чередом, независимо от меня… почти независимо.

Вот беспечная пара эльфов, бредёт по лесу с луками наготове. Насколько знаю я, их мир уже давно прошёл стадию деревянного оружия, но от этого желания поохотиться временами таким, старым способом, видимо, не убавилось. Не могу оторвать от них глаз некоторое время – они сейчас смотрятся иначе чем в прошлом плене, их покрой одежды, их материалы, волосы заплетенные в замысловатые косички, да и лес по особенному дышащий даже. Сейчас, когда никаких следов цивилизации рядом с ними нет, видна настоящая красота и изысканность этих существ, лес дик и множество мелких кустарников тянут к ним свои лапы, норовя поймать, зацепить колючей хваткой, но нет, каждое движение, каждый шаг любовников не рождает даже шороха. Они словно тени скользят вперёд, и я уже вижу их цель – существо, подобие земного оленя, но короткий ворс отливает серебром, да и рога на его голове белые, почти прозрачные, более замысловато загнуты. Животное, приподнявшись на передних когтистых лапах, которые, к слову сказать, копытами не являются вовсе, щиплет ветви низко склонённого дерева, и даже не подозревает, что через мгновения будет убито.

Мне даже не нужно продолжать смотреть за этой охотой, я вижу это не впервой, а потому уверен в меткости остроухих. А потому перевожу взгляд на следующее облако-картинку. Демон… Совершенно разбитый и уставший, хотя, вроде бы должен радоваться что попал в мир с себе подобными, к тем, к кому привык. Но нет же, теперь ему нужен этот человечишка, покусившийся на мою жизнь.
Видимо, в этом плане, демоны ничуть не лучше людей – им хочется то, что достать особенно сложно. Завёл бы себе демоницу лучше, или сразу двух… Ах, да! Он же заключил связь с этим пареньком… И кто его только надоумил.
Злорадненько похихикиваю, и в этот момент меня захватывают в объятия, и я слышу легкое сопение себе в шею.
-А говорил, не будешь тут часто торчать. – Сонный Кай, одно из самых прекрасных чудес на свете, спешу повернуться к нему и полюбоваться, его заспанными глазами, забавно взлохмаченной гривой волос. Тут же следует поцелуй в подбородок – он ниже меня, а вставать на цыпочки ему сейчас наверняка лень.
-Я и не часто. Просто зашёл, проверить их. – Отвечаю поцелуем. Уже в губы, немного склоняясь для этого вперёд. Улыбка. Он дарит её так легко и так искренне, что мне кажется даже в комнате становиться светлее от этой безграничной доброты и любви, которую я чувствую каждой клеточкой тела. Отстраняется от меня, тоже заглядывая в шары, и в их отсвете вижу, как брови его хмурятся – недоволен чем-то.
-Когда ты их сведёшь. – Конечно же он о демоне и его блондине. Закатываю глаза, предугадывая этот вопрос, и обречёно вздыхаю. Кай ни капли не изменился в этом плане, и меняться не собирался – вечная добродетель, покровитель всех пар, уже который день изводил меня просьбой ускорить их встречу, мне же, наоборот, было очень интересно, сколько времени потребуется Руки на поиск.
-А кто сказал, что я это сделаю? – Ухмыляюсь, когда ладошка со звонким хлопком ложится мне на спину. – Они и сами справятся.
-Ну, Уми… - Этот невинное выражение лица, этот молящий взгляд. Сложно не поддаться.
-Я подумаю об этом… позже. – Целую любимого в макушку и скольжу прочь, в соседнюю дверь, под прохладные струи водопада, отмечая, что он бежит следом.
Прыжок. Вспышка. И крылья ловят воздух, жадно обнимая его. И брызги воды касаются чешуи, скользя по ней брильянтовой россыпью. Полёт пьянит, и я почти забываю возмущенные возгласы любимого. Я правда подумаю о той паре позже, как и обо всех остальных пленниках моих миров, а пока…

Воздух. Вода. Полёт. И любимый, чьи белые крылья сводят меня с ума, чья грация вызывает бесконечное восхищение, чей взгляд, наполняет меня силами вновь и вновь. Любимый, ради которого я и живу.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Заповедник неудачников (NC-17 - [the GazettE, Sadie, Vistlip])
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Хостинг от uCoz