[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Вне сцены. (NC-17 - Уми/Ю, Уми/Ю/Тоя, Томо/Руи [Vistlip])
Вне сцены.
KsinnДата: Суббота, 21.12.2013, 22:42 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Вне сцены.

Автор: Wurro
Контактная информация: vk

Фэндом: Vistlip
Персонажи: Уми/Ю, Уми/Ю/Тоя, Томо/Руи
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Романтика, Юмор, ER
Предупреждения: BDSM, Групповой секс
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Концерт за границей событие само по себе, конечно, значимое. Но гораздо чаще, происходящее вне видимости фанатов, имеет куда большее значение...

Посвящение:
Автор шалил, шалит и будет шалить!

Публикация на других ресурсах:
С указанием автора и ссылки на автора.

Примечания автора:
Работа является продолжением данной работы Звук цветов, в то время как она является продолжением другой, ну и так далее, долго и счастливо!

Сюжетно-связанные работы автора:

1. "Жить тобой"
2. "Ты мне не нужен"
3. "Лёг и молчи!"
4. "Пандочка... Наказать!"
5. "Звук цветов"
6. "Вне сцены."
7. "The end."
 
KsinnДата: Суббота, 21.12.2013, 22:53 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

-Уми, прошу…
Прерывистый подрагивающий голос и лязг наручников о спинку кровати.
-Плохо просишь.
Голос доносится отовсюду одновременно, то ли потому, что глаза блондина скрыты за плотным шарфом, то ли потому что обладатель шепота действительно находиться всюду? Он весь, умудряется быть везде и нигде одновременно. Его ласки вырываются из ниоткуда и слишком неожиданно сменяются ощутимыми ударами, слишком резко обжигают кожу. Ю не может сдержать вскрика в очередной раз, когда плеть лижет его плечо, а затем, место удара тщательно по-садистски медленно зацеловывают.
-Уми…
-Проси лучше. – Ласка заканчивается болезненным укусом и пропадает, голос звучит уже с противоположной стороны. – Что нужно сказать?
Блондин слепо озирается, пытаясь определить местонахождение своего мучителя, мокрые волосы прилипают к лицу, норовя залезть в рот, металлические браслеты неприятно врезаются в нежную кожу рук, но как ни странно вся эта игра заводит, до безумия, пробуждая самые сокровенные животные желания и инстинкты.
-Я хочу…
-Так, уже лучше! – Шепот обжигает левое ухо своей близостью, влажный язык скользит по моче и отстраняется. – Продолжай.
Ю и рад бы продолжить, но во рту пересыхает так, что кажется, будто язык намертво присох к нёбу, а горло уже долгое время не ощущало и капли влаги. «Я хочу тебя» - казалось бы, наипростейшая фраза, но как же сложно именно сейчас, когда желание наполняет каждую клеточку тела… как же сложно произнести её.

-Ну же! – В голосе Уми проскальзывают нотки нетерпения, кожаные змейки-плётки ложатся замысловатым узором на поясницу. Боль приходит запоздало, неожиданно сильной волной разливаясь по телу, только проступившие капельки слёз, заботливо впитывает ткань, не давая пролиться ни единой солёной капле.
-Я хочу тебя… - Тихо. Одними губами. На выдохе.
-Я не слышу. – Щелчок плётки. Слишком близко, но не касаясь тела, которое в предчувствии боли сжимается, каждая мышца выдрессирована этим звуком.
-Хочу тебя… - Чуть громче.
-Не слышу. – Блондин готов поспорить, что сейчас на лице брюнета играет самая злорадная из улыбок, и это заводит тоже.
-Я хочу тебя, Уми! – Крик и стон в одном звуке, после которого комната наполняется режущей слух тишиной, в которой Ю, слышит лишь бешеный стук собственного сердца, да и тот, сбивается в ожидании участи.
-Хорошо. – На этот раз голос становится мягче и сопровождается ласками, скользящими по животу, к возбуждённой до предела плоти. Блондин боится издать лишний звук, спугнуть уверенные движения рук партнёра, приближающие его к желанной разрядке, и лишь молча прикусывает губу. – Теперь можешь сказать, что мне сделать. – Усмешка. Ласка прерывается слишком мучительно и не вовремя, Ю прогибается в спине, инстинктивно пытаясь толкнуться в сторону рук, но их уже нет.

Ну почему именно сейчас, так стыдно говорить о том, чего хочется больше всего на свете? Ю отчаянно всхлипывает, и опасаясь прокусить губу насквозь, всё же раскрывает рот, жадно хватая сухой, невыносимо горячий воздух.
-Войди в меня, прошу. – Неожиданно окрепший голос. Уверенная фраза. Дрожь в напряжённых ногах, которые не в силах больше держать парня на четвереньках. Он готов вот-вот свалиться на измятые простыни, словно все силы ушли на оглашение пошлой просьбы, но в последний момент его подхватывают крепкие руки, по-собственнически ложась на бёдра.
И больше нет опостылевшей игры. Есть только ощущение этой властной хватки. Ощущение полного принадлежания Ему. Подчинения.
Боль… Слишком недолгая, чтобы акцентироваться на ней, слишком ничтожная под этой невыносимо сладкой возможностью отдаваться Ему без остатка. Снова и снова вскрикивая от настойчивых толчков, приносящих удовольствие, с каждым разом поглощающее разум всё больше. Заставляя тонуть в восторженно-лёгкой неге приближающегося оргазма и…

…просыпаться, вскакивая на кровати, в холодном поту.

Солнце уже пробивается сквозь плотную завесу штор, а часы неумолимо показывают, что утро давно исчерпало статус «раннего». Уми всё ещё спит рядышком, сладко посапывая в подушку, и улыбается чему-то своему… наверное, видит сон. Ю вздрагивает, надеясь, что им снились разные сновидения.
Телефон на тумбочке начинает елозить, норовя подобраться ближе к краю, грохнуться и наверняка сбежать, но блондин вовремя перехватывает беглеца, отвечая на звонок.
-Да? – Воздержаться от брани и посылов того, кто звонит такую рань, мешают лишь часы, упорно твердящие своим тиканьем об отсутствии этой-самой «рани».
-Ю, милый, ты можешь прийти ко мне, сейчас? – Всхлип. – Пожалуйста.
-Хорошо, Руи. Иду. – И в миг, когда гитарист нажимает кнопку отбоя, он понимает, что один кошмар сменился другим. Что может быть хуже садиста-любовника? Только пребывание в незнакомом месте… А точнее в другой стране. А если ещё точнее, то во Франции. Вчера они отыграли несколько песен на фестивале, принять участие в котором, было сродни билету к дальнейшей успешной карьере, и теперь мучиться до возвращения домой оставалось не долго. Путешествия это конечно хорошо… но всё же плохо. Ю морщился, то ли думая о местной кухне, то ли о том, что нужно выбираться из мягкого ложа и топать в соседний номер, где его дожидается единственный клиент и по совместительству инициатор его деятельности психолога. Идти, чтобы выслушать его жалобы на Томо, который вроде как, стал невыносим… Глупости, конечно! Вокару всегда был эгоистом, вот просто Руи, незаметно для себя, стал требовать от него… больше.

-Куда это ты собрался? – Сонный, нежный до мурашек по всему телу, голос. Руки Уми осторожно скользят по талии полусидящего гитариста, обнимая его. Взлохмаченная голова брюнета, при этом, продолжает покоиться на подушке и растерянное спросонья лицо увидеть не удастся, хоть Ю и очень хочется, именно сейчас видеть его улыбку.
Видеть его нежным, не таким как во сне. Уми не может быть таким… Или…? – Ну-ка! Признавайся, сбежать хотел?
Пальцы сильнее впиваются в бока, болезненно, но к удивлению блондина вместо неприятных чувств приходит возбуждение, прокатывающееся по телу волной мурашек.
-Я… меня Руи позвал. – Борясь с желанием закрыть себе рот рукой, скрывая учащающееся дыхание, блондин с трудом помнит, что ещё пару мгновений назад куда-то спешил. – У него опять что-то случилось. Мне нужно…
-Тебе нужно перестать играть в психолога, Ю.
-Но ведь они…
-Они взрослые люди, сами разберутся. – Шевеление позади настораживает лид-гитариста слишком поздно, за что он тут же и поплатился.
-Ай! – Значительный укус в бок заставляет блондина подскочить на месте, едва ли не снося челюсть покусившемуся, в буквальном значении этого слова, лидеру.
-Ну, тише, убьёшь же. – Всё ещё лежащие на талии руки осаживают любовника и приходят в движение, требовательной лаской проходятся по незащищённым одеждой участкам тела.
-Я так никуда не уйду, ведь. Отпусти, Уми. – Вопреки сказанному, Ю уже разворачивается к любовнику, сам тянется за поцелуем, и тот, нетерпеливо отвечает на прикосновение губ, нежно покусывая их, разжигая желание ещё больше.
-Ты всё ещё думаешь, что я тебя сейчас куда-то отпущу? – Выдыхая вопрос прямо во влажные подрагивающие от нетерпения губы, Уми не дожидается ответа. Ответ не нужен, когда сердца начинают стучать в едином темпе, отбивая учащённый ритм страсти. И тела, окончательно освобождаясь от объятий сна, спешат отдаться друг другу становясь чем-то особенным, единым, более важным чем даже воздух, густеющий до вязкого состояния с каждым рваным вздохом.
И комната, как и весь мир вокруг, перестаёт существовать для них двоих в том обыденном понимании, когда вещи имеют свои имена и смысл. Того мира с его важностью больше нет. Важны лишь прикосновения, каждое из которых подобно легкому будоражащему сознание удару тока. Важны лишь звуки, приглушенные стоны и жаркие слова, невольно слетающие с губ. Важны лишь чувства, которые и служат главным единящим их - двух, совершенно, казалось бы, разных людей. Чувства, ослепляющие в тот момент, когда зрение, так же, за ненадобностью становится чем-то вторичным. Они знают друг друга насквозь, до каждого миллиметра кожи, до каждой мысли зарождающейся в головах обоих одновременно, но при этом, они узнают друг друга снова и снова, находя новые, ранее не замеченные грани, и наслаждаясь этой поистине сказочной возможностью – любить.

***

С значительным опозданием, но всё же Ю добрался до двери номера басиста, и к своему удивлению, обнаружил что та открыта. Нерешительно заглянув внутрь, блондин сделал шаг вперёд.
-Руи? – Тишина в ответ. Гитарист проходит дальше, и внутри у него нарастает паника. Что могло произойти с Руи за такой короткий срок? А вдруг, проблема действительно была важной? – Руи, прости, что я опоздал, я просто…
-Знаю я, что ты просто. – Хихикающая тушка, развалившаяся на не расправленной кровати, принадлежит Тое, что странно.
-Тоя? А ты чего тут забыл? – Настораживаясь, Ю на всякий случай оглядывает комнату, но следов пребывания басиста обнаружить не удаётся. – Где Руи?
-У тебя хотел спросить. Заглянул к нему, а дверь открыта. Вот. – Пожав плечами, драммер всё же привстал с чужой кровати, приветственно помахав другу. - Может в буфет вышел, или в номер Томо так поспешил…
Ещё раз хихикнув, Тоя рухнул обратно в ворох подушек. По его расслабленному состоянию было видно, что гитариста опасаться он перестал, что блондина радовало несказанно – наконец-то клеймо маньяка с него было снято, и нормальное общение имело право быть. Зарекаясь больше не пить, и уж тем более не вестись на идеи Уми, Ю, по-своему дорожил дружбой с драммером, терпя все его выходки и подколы. Вот и теперь, он кажется, свыкся с мыслю, что, несмотря на разные номера, Томо и Руи периодически недвусмысленно пропадают друг у друга. Почему то, в голову Ю, настолько банальная идея о пропаже Руи не пришла, и он принял её с радостью, переставая беспокоится на время.
-Всем привет! Что за сбор? – Вошедший в так и незакрытую дверь Томо, заставил Ю с новой силой переживать о пропаже. Оглядываясь, он явно искал хозяина номера, и, как и остальные, не находил. – А куда Руи дели?
-То есть он не у тебя? – На всякий уточнил Тоя.
-Нет, с чего бы мне тут тогда быть? – Вокару удивлённо поднял бровь, практически копируя мимику лидера в этот момент. – Наверно в магазин отлучился. Зайду позже.
Махнув рукой на прощание, Томо скрылся за дверью.
-То есть его не смущает, что мы не в Японии, а Руи обладает удивительной способностью теряться, отойдя на пару метров от гостиницы?
Ю пожал плечами, но явно был согласен с драммером. Вокару и басиста связывали, мягко говоря, странные отношения. Да и отношения ли? Поистине ангельское терпение и забота Руи, не меняли Томо ни на каплю, не истребляя, а скорее взращивая в нём натуру эгоиста.
Но вот если на Томо близость действовала… никак, то для Руи она действительно многое значила. Он изменился. Стал более задумчив и отстранён, взгляд его всё чаще становился растерянным, когда вокару с обыденной не принуждённостью приводил в действие весь задуманный фансервис. Ничего особенного не происходило – лидер был консервативен и скромен в выборе вольностей для концерта – пара касаний, похлопывание по плечу, зрительный контакт…
Вот только басист, то и дело сбивался, путал лады и растеряно улыбался залу и причине своего неловкого поведения. Но сам вокару был единственным, кто этого всего не замечал. И теперь… Когда, казалось бы, первым должен был начать беспокоиться именно Томо, он первым… показал своё безразличие.

Жизнерадостная мелодия оборвала молчание и на удивление схожие мысли парней. Тоя, дёрнулся словно в конвульсии и залез в карман джинс, доставая телефон. Хмурясь, он как-то устало пробежался по тексту сообщения и откинул мобильник в сторону.
-Акеми? –Поинтересовался Ю, прежде чем понял, что кажется лезет не в своё дело.
Тоя не скрывал своей девушки, и уже несколько раз даже появлялся с ней в кампании других музыкантов. Милая застенчивая брюнеточка, казалась на фоне Тои просто дюймовочкой, она много улыбалась и заряжала своим светом всё вокруг, в том числе Тою. Вот только в последнее время драммер как-то сник.
-Да, она. – Неожиданно для блондина Тоя заговорил. – Милая. Постоянно пишет мне как соскучилась и ждёт встречи. Милая… - Перекатившись на живот, парень посмотрел на Ю, прежде чем продолжить неожиданно. – Она говорит, что любит и забавно краснеет в этот момент, а я вспоминаю платье пандочки… какого чёрта, Ю?!
-Что?! – Гитарист не поверил собственным ушам и чуть не сел мимо кресла, удачно оказавшегося позади.
-Ю, это мне интересно «что?!». – Тоя выглядел сейчас безумно, мягко говоря. Взлохмаченные волосы, растерянный взгляд, боящийся встретиться с взглядом блондина.
-Ты хочешь сказать, что в тот раз…
-В тот раз, я охренел от вашего… поведения! – Тоя уткнулся носом в постель, лишь бы только не смотреть на друга, пожирающего его ошарашенным взглядом. Тот же, в свою очередь, не мог не смотреть на драммера, столь откровенного сейчас. Голос его теперь был приглушён ворохом простыней и одеяла, но разобрать слова не составляло труда, сложнее было поверить в них. – Почему мне не кажется, что это было неправильно? Почему я жалею, что сбежал тогда? Чёрт, Ю! Почему я вообще об этом думаю?!
-Жалеешь? – Мозг Ю значительно замедлил свою деятельность, пытаясь переварить услышанное, а потому вычленил лишь одно, самое зацепившее слово.

Ю не верил своим ушам.
«Может, я ещё сплю? Слишком всё… бредово. Исчезновение Руи, признание Тои…» - Ю закрыл глаза, склоняясь в кресле, и потёр виски. Кажется, голова не выдерживала и начинала болеть, давая знать о сбоях в своей работе резкими колющими ударами.
-И я всё думаю… - Продолжил было Тоя, не дождавшись ответа, но затих. Шорох постели и, голос раздаётся ближе. Слишком близко. – Как бы далеко вы зашли, будь я послушней?
-Тоя? – Ю открывает глаза, и вжимается в спинку кресла, когда руки драммера ложатся ему на плечи.
-А вы бы, ведь, не остановились, да? – Ещё мгновение и драммер седлает коленки блондина, нависая над его лицом непозволительно близко, так, что дыхания смешиваются и учащаются, от запретной близости. – Я помню, Ю… Ты ведь хотел?
-Н…нет. – Ю сильнее отстраняется назад, отворачивая голову в сторону. Как назло, воспоминания того самого вечера всплывают перед глазами – раскованный хищный Уми, невинный напуганный Тоя, и сам Ю… откровенно любующийся этим зрелищем.
-Нет? Да ну? – Тоя, решительный на удивление, берёт друга за подбородок и поворачивает к себе. Их взгляды впервые встречаются. Тоя откровенно издевается над гитаристом, съезжая с коленей ниже, плотнее касаясь его. В глазах Ю читается неподдельное смятение. Точнее… разумом он прекрасно понимал, что происходящее не правильно, но тело, невольно отзывается на ласки, пробуждаясь. – Или… Может мне нужно вновь одеться пандочкой? Мммм? Ю?
До того, как Тоя успевает сократить ничтожно маленькое расстояние между их губами, Ю сбрасывает его с колен, удачно роняя его на кровать. Точнее не удачно, ведь он, на самом деле надеялся скинуть нахальный груз на пол. Гитарист спешит прочь, к двери, но уже на выходе останавливается терзаемый противоречивыми чувствами.
-Уми нас четвертует. Нас. Обоих. – Пытаясь восстановить тяжелое дыхание говорит блондин, косясь в сторону привставшего с кровати драммера.
-Хм… А я думал услышать от тебя сейчас клятву в верности нашему лидеру.
-И это тоже. – Ю понимает, что сглупил, точнее поддался инстинктам, а потому оговорился.
-Но я ведь и не говорю, что ты должен ему изменять. – Ю должен был уйти сразу, как только разговор перешел за рамки дружеского. Должен был. Но вместо этого, стоял и слушал, как драммер открыто предлагает себя. – Просто подумай, вместе с Уми подумай.
-Ну это уже слишком. – Не особо заботясь услышал ли его драммер, Ю поспешил назад, в свой номер. А по совместительству и номер лидера. Последнего не особо смущали округлившиеся глаза девушки на ресепшене, когда он заказывал номера для группы – четыре одноместных номера, один из которых обязательно должен иметь двуспальную кровать.
Это было здорово… Но сейчас немного не кстати, пытаясь не привлекать внимание, Ю прикрыл за собой дверь и попытался как можно более бесшумно прокрасться в ванную.
Благо, Уми вновь заснул. Только две вещи могли обеспечить лидеру столь крепкий сон – хороший секс и удачно отыгранный концерт. Сегодня, был тот редкий случай, когда оба эти события находились достаточно близко друг к другу, чтобы Уми мог побыть не лидером, а обычным, любящим спать, человеком.

Ю ненадолго замер, засмотревшись на любовника. Спящий Уми – его личная привилегия, собственный фетиш и таинство – то редкое время, когда демон, сам того не зная, становился ангелом.
Глубокий вздох и все тягости, и все непонятки отступают назад. Хотя бы на время. Но не хочется думать, ни о чём, кроме того, как сладко спит его любимый, как улыбается во сне.

Тёплый душ не может заменить ласки любовника, но зато прекрасно помогает упорядочить мысли, успевшие так хаотично разбежаться за утро.
В итоге, событий получалось не так уж много – потерявшийся Руи, эгоистичный Томо, странный Тоя, сам Ю, неадекватно реагирующий на последнего… Но масштаб каждого события был слишком велик.
-Тебя не было так долго. – Мурлыкающий голос – сонный лев, до полного пробуждения которого, всего один вздох. Уми всегда обладал способностью оказываться рядом со своей единственной жертвой незаметно для неё. Вот и теперь, Ю вздрогнул от ласки, несравнимо более нежной, чем струи воды, которая начинала стремительно нагреваться вместе с воздухом тесной ванной.
Прежде чем поддаться настойчивой ласке, лид-гитарист, был вынужден приписать ко всем событиям ещё и ненасытного Уми и себя… не смеющего противостоять, столь нежному напору. А потом, крепкие руки нетерпеливо развернули его на сто восемьдесят градусов, и он утонул в тёмных затянутых пеленой желания глазах.
-Я, между прочим, скучал. – Уми убрал намокшие прядки с лица Ю, и тот, в свою очередь, зеркально повторил действие с волосами лидера, не смея отвести взгляда от красивого лица. – Разве тебе это не нравится?
Стараясь ответить что-нибудь, более или менее приличное лид-гитарист упускает тот момент, когда одна рука его любовника соскальзывает с плеча и быстро перемещается вперёд, на грудь, то и дело норовя сползти ниже, коснуться уже возбуждённой плоти, но в последний момент останавливается. Спешит подняться вверх, вырывая из груди блондина несдержанный стон, и руша все попытки на нормальный ответ.
-Возьми меня. Ну же! – От переполняющего желания перед глазами начинает темнеть, а сердцебиение переходит в разряд бешеной чечётки, чтобы в один миг попросту замереть, изнывая от нетерпения. Ю прикусывает мочку уха любовника, вставая на цыпочки, за что, в отместку получает увесистый удар по ягодице. Звон браслетов. Уми не снимает их практически никогда. Наверняка след самого массивного отпечатается на коже.
-А тебе говорили, что кусаться не хорошо? – Произносит Уми прямо в губы блондина, слизывая с них капельки воды. И гитарист задыхается, то ли от возбуждения, то ли от наглости человека, первым пустившего сегодня в ход зубы. – Теперь то, я просто обязан тебя помучить.
Последние слова, Уми произносит уже опускаясь на колени перед блондином и частично скрываясь в белых клубах пара.
 
KsinnДата: Суббота, 21.12.2013, 22:54 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Уми курил стоя на балконе, кутаясь в свой новый, и уже обожаемый тёмно-серый кардиган. Любимый со времён его неожиданного появления, без какого либо конкретного назначения в планах образов группы. Но Ю, в тайне, уже подозревал, что в следующем образе, эта вещь будет сопровождать ритмиста непременно. Уми брал его с собой всюду, куда бы не направлялся, вот и сейчас, в казалось бы, летний месяц, но вещица пригодилась – на уровне семнадцатого этажа, особой жары, в особенности после душа, не чувствовалось.
Лидер в очередной раз затягивался горьковатым вкусом дыма и любовался городом, его изысканным стилем, его изяществом пропитывающим каждую, хорошо различимую улочку, поистине чудесной, но такой… чужой красотой.
Этот город, да и вся страна, были для Уми чужими и непривычными, не вызывающими того волшебного восторга, который зарождали даже воспоминания о родном Токио.
Уми скучал. Но это не мешало ему, сейчас, наслаждаться раскинувшимся перед ним, как на ладони, мегаполисом и его вечным желанием жить чуточку быстрее чем это нужно.

Ю, в свою очередь, любовался Уми, сидя на кровати, лениво пытаясь высушить волосы и жадно вдыхая аромат сигарет, едва заметными клочками долетавший до него с волнами игривого ветра. Он, как и обещал, бросил курить. И это было нелегко. Тем более, когда объект его страсти курил перед ним так… соблазнительно, что Ю терялся ответить самому себе, что привлекает его больше - Уми или же источник никотина в его тонких пальцах.
Сигареты… Вторая, после сна, слабость лидера. Он позволял их себе только в моменты крайностей – когда всё было очень хорошо или же чертовски плохо. Ю надеялся, что сейчас, именно хорошая крайность будит в Уми потребность в легкой порции яда. Ему хотелось верить, что курение вызванное положительными эмоциями, будет иметь менее разрушительный эффект для организма. Такая вот, детская и невинная уверенность, его личная сказка, его наивная мечта. Находясь рядом с Уми, Ю всегда мог позволить себе быть чуточку ребёнком, и это было просто прекрасно – знать, что рядом есть кто-то сильнее тебя, способный, при надобности оградить от невзгод и страхов.

-О чём задумался? – Вопрос от брюнета прозвучал неожиданно, так, что Ю вздрогнул и захлопал ресницами в два раза быстрее.
-Думаю, вернулся ли Руи. – Блондин ответил первое, что пришло в голову – Уми не любил его нотации о вреде курения, а рушить, таким образом, идиллию именно сейчас, было особенно тяжелым преступлением, а говорить о том, что рано или поздно все мысли приводят к Уми, было почему-то стыдно.
-Откуда? – Конечно же, лидер был ещё не в курсе утренних событий.
-Когда я пришёл в номер, Руи уже не было. Вышел, наверно. Не дождался меня. – Ю вовремя прикусил язык, не напоминая лидеру, что опоздал к басисту именно по его вине. А то мало ли… Подумает, что Ю не в радость их жаркая близость, объявит неделю воздержания… или ещё чего похуже… месяц, например.
-Может он у кого-нибудь из ребят, в номере. – Тем временем, Уми затушил окурок и продолжил логически рассуждать, уже направляясь к кровати.
-Я проверил. У них Руи нет. – Мысленно с укором пнув себя, Ю понял, что слишком много умалчивает. Но взять, и вот так, сходу, рассказать о домогательствах драммера, речь до которых могла дойти сейчас, он не мог.
-Проверил? – Уми недоверчиво приподнял бровь. – А ты не думаешь, что это было несколько… бестактно?

Ю невольно хихикнул. Он, как и Уми, на собственном опыте знал, как не вовремя могут появляться друзья.
-Я бы обязательно извинился. – Расплывшись в улыбке, Ю потянулся к любовнику, проникая руками под складки обожаемого лидером кардигана. Вздрогнув от прикосновения прохладных пальцев, брюнет лениво подумал, что совместное пребывание в одном номере, без надобности куда-либо спешить, было чем-то вроде клетки, из которой обоим выбираться самостоятельно не хотелось совершенно. Он и сам не заметил, как крохотное расстояние между его губами и губами любовника, стало таять, слишком быстро растекаясь во времени, заставляя его загустеть, а после, и вовсе остановиться. Замереть, когда губы не выдерживают столь мучительной пытки, сокращают последние миллиметры до поцелуя. Нежного. Снова, как в самый первый раз, пробуждающего желание.
Отброшенное полотенце стелется рядом всё с тем же кардиганом, каждый кусочек ткани сейчас равносилен врагу, пытающемуся спрятать то, драгоценное, к чему хочется прикасаться, ласкать, до приятной дрожи.

Мелодия телефона звучит слишком навязчиво, а звонящий и не думает отменять вызов, отчего мелодичное пиликанье из разряда ранее приятного, переходит в статус невыносимого.
Ю растягивается на кровати во весь рост, свешиваясь наполовину вниз, и пытаясь нащупать мобильник, каким-то образом оказавшийся под кроватью. Уми только недовольно что-то бурчит и пальцем вырисовывает картины на спине любовника.
-Да, слушаю. – Ю подносит телефон к уху. А потом, матерясь, отстраняет его, пиликающий, на мгновение, вспоминая, что прежде чем на вызов ответить, нужно его принять. – Алло.
-Мы тут с Томо в ресторане на первом этаже столик заняли. Присоединитесь? – Голос Тои. Оживлённый, как впрочем и всегда, когда дело касается еды.
-А Руи? С вами? – Сказать что Ю беспокоился, значит ничего не сказать. Да он готов был скакать с бубном, лишь бы только услышать от вокару положительный ответ.
-Нет. Он так и не объявился. – Тон, в котором говорил Томо, видимо перехвативший телефон у ударника, был пренебрежительным, и гитарист представил как в этот момент тот отмахивается от него в своей манере, как от назойливого насекомого.
-Что между вами произошло, Томо? – Пальцы нервно сжимаются на мобильном, заставляя его жалобно хрустнуть.
-Ничего, что стоило бы знать тебе, Ю. – Холодные нотки в голосе проскальзывают и вновь улетучиваются, сменяясь обычным спокойным тоном. – Мы вас ждём.

-Что-то случилось? – Стоит только разговору прерваться, как Уми даёт о себе знать.
-Нас зовут вниз, на завтрак. И Руи, до сих пор, нет. – С такой манерой говорить, блондин наверняка бы был популярным ведущим телепередачи о погоде.
-Тебя ведь беспокоит не только это? – Ложась рядом, брюнет внимательно посмотрел на своего возлюбленного, от него сложно было скрыть что-то.
-Да. – Слегка замявшись, Ю решил выговориться. – Меня беспокоит пренебрежение Томо, чувствами Руи. Возможно, это не моё дело, но мне неприятно смотреть, как вокару открыто использует его. Это так… низко.
-Ты думаешь, он совсем не любит Руи? – Наконец найдя очки и надев их, Уми становился похож на учителя, и в то же время на несмышлёного школьника. Как бы он не отнекивался от своей причастности к происходящему с его согруппниками, очевидного любопытства он отрицать не мог.
-Ты думаешь, он вообще кого-то может любить, кроме себя? – Вот так, просто и нечаянно, вопросом на вопрос, гитарист касается того, почти забытого ритмистом чувства, но тот держится, как привык. Растеряно улыбается и вспоминает, как сам сходил с ума, пытаясь добиться эгоистичного музыканта. Он не смог. А Руи досталась участь спорная, потому как неизвестно было, потерял он или получил больше от связывающих их с вокару отношений, сводившихся банально, к постели.
-Пойдём завтракать, Ю. А то я не отпущу тебя отсюда, пока не грохнусь в голодный обморок. – Уми улыбнулся вновь, иначе, по-настоящему и, честно признавшись в своих желаниях, поцеловал блондина в щёчку. Даже от этой невинной ласки, по телу прошла волна дрожи, закончившаяся в паху нарастающей тяжестью. До того момента, пока сила воли не покинула лидера, он успел встать и направиться на поиски одежды.

За недолгими попытками одеть что-то более или менее не помятое в чемоданах за время путешествия и привести себя в порядок, Уми пришла в голову идея позвонить Руи. Но к его удивлению, примешалась нотка беспокойства, когда телефон басиста оказался отключен. Теперь уже два гитариста находились в состоянии лёгкой тревоги, спешили вниз, туда, где их ждали согруппники.
По пути, Ю предложил заглянуть лидеру на ресепшен и тот, на ломаном от волнения английском, попытался расспросить девушек о своей пропаже. Немного посоветовавшись работницы пришли к мнению, что не видели сегодня подходящего под описание парня, чем ввергли обоих постояльцев в состояние паники.

-Доброе утро! – Тоя помахал палочками и принялся дальше уплетать нечто весьма напоминавшее рисовый омлет. Не будь Ю так обеспокоен, он бы наверняка задался вопросом откуда во французской кухне столь знакомое ему, а главное любимое блюдо. Но сейчас его внимание больше привлекал Томо, ковыряющийся в своей тарелке без особого энтузиазма. Про себя блондин злорадно усмехнулся и отчасти порадовался, что его опасения не оправдались. По-своему, но вокару всё же переживал за друга, вот только показывать это явно не хотел. Присаживаясь напротив согруппников, Уми потянул следом за собой на диванчик и Ю. Взмахом руки, привлекая к себе внимание официантки. Та довольно быстро прибежала и прямо таки расплылась в улыбке, глядя на брюнета в очках.
-Чего желают господа? – Девушка обращалась вроде как и ко всем, но от лидера взгляда не отводила ни на миг. Судя по своему виду, официантка была готова выполнить любой, даже самый нереальный заказ, но Уми лишь бросил ей пару сухих фраз и указал на блюдо Тои, добавив к заказу свежий сок. – Может быть, господа желают что-то ещё? У нас прекрасная кухня и широкий выбор блюд! – Не унималась девушка, что заставило Уми нахмуриться. Его весьма напрягало, с каким видом его буквально пожирают глазами, и чуть ли не пускают слюну от восторга. Фанаты… конечно от них никуда не деться, и без них никак не обойтись, но сейчас эта назойливость была очень некстати.
-Нет, спасибо. Только наш заказ, пожалуйста. – Делая акцент на слове «наш» Уми накрыл своей ладонью руку задумавшегося Ю, и улыбнулся официантке. Девушка оказалась из понятливых. Ойкнув, и тут же покраснев до состояния помидора, она поспешила удалиться прочь.

Драммер, молча следя за этой картиной едва заметно ухмыльнулся, чем отбил всякий аппетит у Ю, а стоило Тое подмигнуть блондину, как тот и вовсе растерялся.
-Предлагаю быстренько позавтракать и отправиться на поиски Руи. – С появлением еды на столе, Уми оживился. – Если конечно он сам к тому времени не вернётся, на что я очень надеюсь. Согласны?
-Но где нам его искать? В незнакомом городе… - Хоть и неадекватный, в последнее время, драммер плохо влиял на аппетит Ю, запах только приготовленного омлета творил чудеса.
-Разделимся. Пройдём по ближайшим магазинам, паркам, барам, в конце концов! Да, везде! Можно попросить карту и распределить между собой конкретные районы поиска. Не думаю, что он ушёл бы далеко.
-А если…
-Никаких «если», Томо. Мы его найдём. Сегодня же. – Лидер обладал удивительной способностью успокаивать. Вначале, вокару уставился на него удивлённо, но потом, всё же, кивнул, и решил подкрепиться перед предстоящей прогулкой. – Нас четверо, мы справимся.
-Не совсем четверо. – Тоя оторвался от опустошения своей тарелки, и с интересом посмотрел на блюдо, принадлежавшее Томо, за что получил угрожающее помахивание палочками перед носом. – Кое-кто, до сих пор не выучил даже примитивный английский. Так что, не думаю, что стоит отпускать его одного.
-Хорошо. Кивнул лидер, не глядя на краснеющего музыканта, сидящего по левую руку от него. – Ю, пойдёшь с Тоей.
-Но Уми!... – Возвопил было Ю, но вовремя спохватился, чувствуя на себе пристальные взгляды, незнакомых людей и согруппников, и добавил уже тише. – Может, я лучше пойду с тобой?
-Если ты пойдёшь со мной, то искать мы никого не будем. – Копируя шушуканье возлюбленного, Уми ещё некоторое время оставался серьёзным, но видя, как краснеет блондин, вникая в смысл услышанного, не выдержал и коварно засмеялся. – В общем, поднялись, и за дело.

Энтузиазм лидера разделял разве что драммер. Он усиленно кивал, когда брюнет, глядя на карту водил по ней руками, объясняя, где, кому и как следует пройти. Ю недовольно поморщился, когда Тоя, будто бы не случайно, уточняя какие-то пункты поисковой кампании, в очередной раз коснулся руки его возлюбленного. Его возлюбленного! Недопустимо. Наказать. Руки сжались, громко хрустнув в суставах, и блондин опустил взгляд, пряча его за длинной чёлкой, драммер тут же переключился на него, внимательно высматривая произведённый эффект.
Томо тоже кивал, но как-то зомбировано. Он был тут и совсем не тут, одновременно. Витал где-то в своих мыслях, и Ю, зная вокару не первый год, предчувствовал что ещё немного и тот начнёт оглашать мысли вслух. Но, нет. Лидер громко пожелал всем удачи, и первым отправился к выходу, Ю же еле успевал переступать ногами, тащимый драммером. Он смотрел вслед своему любовнику, предчувствуя, что крайне нежелательно было оставаться с этим ненормальным драммером, и, подумывая, не переметнуться ли в поисковый отряд Томо. Но тот, поникший, шел позади и явно в кампании не нуждался, более того, судя по виду, вокару любую навязывающуюся кампанию бы устранил самым изощренным способом.

Ю ничего не оставалось как следовать за ударником, уверенно спрашивающим что-то у продавщиц и тыкающим в свой телефон пальцем, те смотрели на широкий дисплей, где, конечно же, было открыто фото Руи, смотрели, улыбались и отрицательно мотали головой. Лид-гитарист в который раз пообещал себе, что выучит иностранные языки. Хотя бы английский, потому как, даже банального однообразного вопроса Тои, задаваемого им всем живым существам вокруг, он понять не мог. Оставалось лишь надеяться на его познания и грамотность в чужом языке.
Блондин натянул на глаза кепку, хмуро следуя рядом с драммером. Его напрягало всё это… чужое кругом. Он слишком привык к духу Японии, и теперь невольно жался к драммеру, чувствуя в нём хотя что-то родное, по сравнению со всей давящей суетой совершенно отличного от его привычного мира.
-Ты уже говорил с Уми? – Спросил Тоя, выходя из очередного магазина. Так просто, будто спросил время, а не напомнил о своих, неожиданно извращённых замашках.
-Я тебе уже говорил, что это… неправильно. – Ю, старался быть корректным, и не мутировать в истеричку, вопящую о ненормальности своего согруппника всей улице.
-Неправильно. – Уверенно кивнул Тоя. – Так же как и то, что вы с Уми не найдёте себе девушек, как обычные парни. Но вас ведь это не смущает, верно?
-Тоя, давай закроем тему, хорошо? Смотри, вон бар какой-то, давай там про Руи спросим. - К превеликому облегчению блондина, драммеру тоже понравилась эта идея и он, чуть ли не вприпрыжку направился к неприметной двери с аккуратной вывеской над ней. Надпись гласила… Ю не понял что гласила надпись, но судя по обстановке в баре, и контингенту, заведение это было особенное. Редкие пары за столиками, были однополы – только мужчины. Они сидели друг напротив друга, или же открыто, в обнимку, удачно устроившись на диванчиках.
-Ты куда меня приволок, Тоя, мать твою! – Злобно шипел Ю, боясь отстать и потеряться, а потому поспешно семенил за драммером, уверенно пробивающимся к барной стойке.
-Я? Так-то это ты мне показал это здание. У тебя чутьё на такое что ли, Ю? – Тоя хихикнул, бросив мимолётный взгляд на смущенного друга и продолжил свой путь.

Внимания на музыкантов никто не обращал – очередная пара – ничего примечательного ни постояльцы, не работники, в странных откровенно облегающих тела нарядах, не нашли.
Тоя обратился к бармену, и тот, с любопытством взглянув на блондина, прямо таки засиял от счастья, воркуя драммеру что-то в ответ. И скрываясь под барной стойкой.
-Но ты ведь ему даже не показал фото Руи. – Забеспокоился Ю, наблюдая за Тоей, в свою очередь, наблюдавшим за барменом, начавшим активно колдовать над коктейлем.
-Он ничего не скажет, пока мы не выпьем коктейль, который всегда подаётся парам. За счёт заведения.
-Парам?! – Ю показалось, что правый глаз его начинает дергаться.
-Ну да. – С вежливой улыбкой принимая два только наполненных ядовито-розовой жидкостью бокала, Тоя оставался спокоен и вежлив. – Возьми, пожалуйста.
-Я не буду это пить. – Не разделяя восторга друга, гитарист покосился на странную жидкость, от которой исходил не менее странный аромат. – Мало ли, что они туда подмешали.
-Всё готовилось только что, на твоих глазах, Ю. А если в этот момент твои глаза отсутствовали, но могу тебе сказать сам, не было ничего подозрительного, в руках этого чудного бармена.
-Чудного? – Ю так и замер с бокалом в руке, не понимая, с каких пор Тоя стал таким, спокойным и жизнерадостным. Точнее он и раньше, конечно, был жизнелюбив и получал удовольствие от всего творящегося вокруг. Но теперь, его наполняло какое-то странное умиротворение, будто он… понял что-то важное?
-Выпей. – Настойчивей повторил Тоя. – Тут так принято. Вначале пьёшь, потом расспросы. Ты ведь хочешь узнать, что случилось с Руи, и где он сейчас?
-Хочу…
-Тогда давай… Кампай! – Тоя сделал небольшой глоток. Вязкая жидкость, несмотря на свой ванильно-розовый цвет, оказалась весьма сильной алкогольной субстанцией с кислым ягодным привкусом, обжигала горло, но приятно растекалась внутри, прокатываясь по телу волной приятных мурашек.
-Кампай. – Символически звякнув о чужую стекляшку своей, Ю зажмурился и, под ошалелыми взглядами Тои и бармена, залпом осушил емкость. Горло охватили странные ощущения, кисло-сладкая жидкость растекалась по горлу как… Гитарист отогнал прочь первое, пришедшее в голову сравнение. Это было слишком.
-Глупенький… Этот напиток принято пить совсем понемногу… - Помещение неожиданно быстро начало плыть перед глазами лид-гитариста, а голос друга как-то заторможено раздавался в голове, едва пробиваясь сквозь громкую музыку заведения.
Тоя, немного посмаковал коктейль, и отставив немного в сторону тут же принялся за расспрос, доставая из кармана телефон, всё с той же фотографией басиста.
Ю чуть не сорвался с места, когда бармен бросив взгляд на фото, улыбнулся ещё шире, и яростно закивал, что-то быстро говоря драммеру, внимательно выслушивающему речь.
-Ну, что? – Ю потряс зависшего, как показалось гитаристу, друга, чем вызвал ещё одну улыбку у работника гей-бара.
-Он говорит, что вроде видел этого паренька, просто он отлучался как раз на это время, и видел его мельком. Но вот помощник его, даже заказ принял у нашего Руи, только вот сейчас этот работник, где-то потерялся. Нужно подождать его.
-Да, конечно. – Ю закивал слишком сильно, отчего его кепка упала, светлые волосы растрепались по плечам, вырывая из уст блондина громкий вздох. Всё тело его горело, а собственные мысли давали сбои в работе, направляясь в какое-то неправильное русло. – Что… что это было? – Ю показалось, что вопрос с его ставшего непослушным языка, слетел довольно связно. Но судя по хихиканью драммера, становилось понятно, что это не совсем так.
-Своевременный вопрос, Ю. Пойдём, тебе нужно присесть. – Немного поотбивавшись от назойливого друга, блондин всё же сдался, позволяя ему увести себя к угловому столику.
Растекшись по диванчику и полуприкрыв глаза, чтобы окружающий его мир не плыл так быстро, Ю мельком следил за драммером, сидящим в стороне и за подошедшим к нему официантом.
-У вас всё в порядке? – поинтересовался мужчина, обеспокоено поглядывая на полулежащего блондина, которому резко стало жарко. Он непослушными руками пытался расстегнуть пуговицы рубашки, что, к счастью, ему не удавалось.
-Да, всё хорошо. Просто мой друг, оказывается не умеет пить.
-О, понятно. Вам что-нибудь принести?
-Разве что немного воды.
-Будет исполнено. – Уже уходя, мужчина подмигнул, улыбаясь. – В следующий раз, лучше присматривайте за своим парнем.
-Я не его парень! – крикнул Ю вслед, запоздало, но официант был уже далеко.
-Ну вот, а говорил, что не знаешь английского. – Тоя подсел ближе, положив одну руку на плечо встрепенувшегося блондина.
-Я думал вы общаетесь на японском!
-Ну да, конечно. Мечтай.
-Но я, ведь, всё понял!
-Значит тебе нужно всегда находиться в состоянии опьянения за границей. Хотя… Я никогда раньше не видел подобного действия алкоголя.
Последние фразы драммер говорил подозрительно прерывисто и как-то… слишком близко, обжигая своим дыханием шею друга. Под действием выпитого, тело гитариста процентов на шестьдесят ему не принадлежало. Руки сами обхватили талию пепельноволосого парня и настойчиво потянули к себе.
-Алкоголь определённо идёт тебе на пользу. – Тоя и не думал сопротивляться, наоборот, помог неловкому другу, самостоятельно забравшись к нему на колени.
-Ты идиот, Тоя. – Вопреки сказанному, Ю уткнулся носом в шею парня, прикусывая его нежную кожу.
-Вообще-то, это ты ведёшь себя не очень умно, залпом выпивая то, что даже не пробовал раньше. – Тоя пытался говорить нормально, но новые ощущения захватывали его с головой, превращая все слова в едва различимый лепет. По сравнению с тем, что он неоднократно представлял себе в мечтах, реальность оказалась ещё более сладкой. Ощущения неправильности происходящего не было и в помине. Конечно, частично, виной тому был афродизиак, щедро подмешанный в напиток барменом, но только частично, ведь часть разума не помутненная ничем, тоже хотела близости.
Тоя сразу почувствовал неладное и пригубил совсем немного, а вот Ю… Ю настойчиво поглаживал его грудь и живот, уже пробравшись под футболку. Он слегка надавил ногтями на подрагивающие от ласки бока, чем значительно пошатнул самообладание драммера, заставив его вскрикнуть и, тем самым, привлечь озорные взгляды окружающих.
Единственное что смущало Тою, так это тот факт, что он сейчас практически совращал блондина, сподвигая его на измену Уми, а это в его мечтания никак не входило. С сожалением он отстранился от губ Ю, как раз в тот момент, когда он уже почти дотянулся ими до драммера. Но это бы окончательно сорвало крышу обоим, Тоя понимал это, а потому сожаление тяготило его вдвойне. Быстро отстранившись и встав на безопасном расстоянии, Тоя пытался восстановить сбившееся дыхание.
-Куда? – Слепо потянувшись руками за другом, Ю едва не перекопался об столик, но всё же удержал равновесие, шагая к Тое походкой зомби.
-Пойдём в гостиницу. Быстро. – Тоя нервно сглотнул, замечая что гитаристу неудобно передвигаться не только из-за выпитого.
-Но я хочу сейчас… - Пьяно захныкал Ю, заставляя друга покраснеть и быстрее направиться к выходу. Сейчас драммер являлся отличной приманкой для блондина, послушно следовавшего за ним. Об опасности того, что Ю может переключится на других посетителей или работников… Тоя старался не думать.
-Уми нас четвертует. – напомнил парень, когда гитарист попытался прижать его уже на улице.
-Но что же тогда делать?! – Опечаленный лид-гитарист распахнул глаза, с мольбой глядя на друга.
-В отель. Сейчас же. – Тоя первым направился в нужном направлении, ускоряя темп и совершено не щадя друга, не поспевавшего за ним.
 
KsinnДата: Суббота, 21.12.2013, 22:56 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
-Привет, Уми. Ты недалеко ушёл? – Тоя набрал номер лидера и облегчённо вздохнул, когда тот ответил. – Нет, Руи мы не нашли, но… Можешь вернуться к себе? Тут с Ю небольшая проблема… Нет, всё в порядке! Почти…
В трубке раздались гудки. Для Уми, как бы не обстояли дела, Ю был самым дорогим человеком, и беспокойство за него, превышало любое другое. Тоя был уверен, что в скором времени лидер будет в номере. А Руи…
-У Руи есть Томо. – Закончил драммер вслух, нечаянно и странно усмехнулся, замечая, что до отеля осталось идти лишь пара минут. – Ю, ты там где?
Гитарист словно ждал этого вопроса, следуя по пятам за парнем. Он обнял того за шею, нависая над ухом.
-Тут… - Коснувшись языком украшенной серьгой мочки, Ю пьяновато захихикал.
-Эм… вижу. – Ноги драммера подкосились, но всё же он продолжил путь, подумывая, не поставить ли себе после памятник, за такую стойкость и самоотверженность.

Последние минут пять, до возвращения в номер, грозили растянуться на вечность. То лифт долго спускался на первый этаж, то кнопки в кабинке работать не желали… Но всё же, и этому наступил конец.
-Чёрт, Ю! Куда ты положил ключ? – Обшаривая карманы блондина, Тоя подвергся очередной атаке соблазнителя прямо в коридоре гостиницы. Лишний раз подходить на ресепшен было опасно – слишком уж странно выглядел блондин, а оставаться один он не желал ни при каком условии. Длинные пальцы норовили стащить с драммера футболку, но тот отчаянно сопротивлялся, из последних сил, стараясь не забыть, что он всё ещё ищет ключи в многочисленных карманах друга. К счастью, таковые нашлись, до того, как смысл их поиска ускользнул от Тои.
-Есть! Победно вскинув руки вверх, перед открытой дверью, Тоя немного просчитался, ибо именно в этот момент футболку с него сдернули.
-Хочу… - Самым жутким Тое показалось то, что по логике, действие алкоголя уже должно было ослабнуть. Но желание Ю, казалось, наоборот, возрастало, переходя в разряд неконтролируемого. Это ещё раз подтвердило опасения драммера о наличие в выпитом возбудителей, но… по сути это открытие ничего не дало.
Уми ещё не появился, а потому драммеру не пришло ничего в голову кроме как запихать Ю в ванную и подпереть дверь собой и одеть обратно снятую им футболку.

-Тоя! Выпусти меня сейчас же! – Громко стучал в дверь гитарист уже не меньше пяти минут.
-Ни за что! По крайней мере, пока Уми не придёт... Ты опасен для общества! – Подумывая, как бы подогнать к двери ещё и стол, прокричал Тоя.
Имя лидера магическим образом действовало на блондина. Он затих. А в скором времени, драммер услышал шум воды и немного расслабился, хотя расслабиться в возбужденном состоянии было практически нереально. Он сполз вниз по двери и уселся прямо на пол.
-Что случилось?! – Брюнет влетел в номер, словно ураган. – Тоя? Ты понимаешь, что если это твои дебильные шуточки… Если что-то случится с Руи.
-Да всё с ним нормально, он уже наверняка нашёл нашего вредного вокару. А вот Ю только ты можешь контролировать… Ну не знал я про тот бар и особенность их коктейлей!
Уми застыл столбом, пытаясь понять услышанное, и драммер, в надежде избежать казни, решил объяснить всё по порядку.
-Я застал сегодня Руи, не в самом приподнятом настроении, после его ссоры с Томо. Не знаю, что у них конкретно произошло, но я предложил Руи разыграть вас, а главное Томо. Чтобы тот понервничал и по-человечески признался нашему басисту.
-В чём? – Всё ещё тупил брюнет.
-В любви же, ну! – От негодования, Тоя разок приложился затылком о дверь. Ему было неловко говорить столь интимные вещи, да тем более человеку, о котором грезил в последнее время, чуть ли не постоянно, а тут ещё этот афродизиак… - Да всё у них будет нормально! – Заключил Тоя, вставая и спеша к выходу, против своей воли, но по воле здравого смысла. Но ноги непослушно затормозили возле лидера, отказываясь двигаться, будто примерзая к полу. Под пристальным взглядом брюнета и сам ударник превращался в ледышку, вот только внутри всё горело, клокотало возбуждением.
-Что с тобой? Ты не заболел? – Уми положил руку на лоб драммера, и от этого, казалось бы невинного действа, Тою пробрала дрожь. Не в силах противостоять собственным желаниям, он перехватил кисть лидера и прикоснулся губами к тонким пальцам. В начале осторожно, словно пробуя их на вкус, а после, более уверенно, оставляя на каждом влажный горячий поцелуй и продолжая при этом смотреть в глаза ошарашенного парня.
-Что вы там пили, говоришь? – Нахмурился Уми, пытаясь унять нахлынувшее возбуждение, когда два его пальца, нежно ласкаемые языком, скользнули в рот пепельноволосого. Не в силах противиться столь неожиданному ходу событий, Уми всё же опустил взгляд вниз, невольно наталкиваясь на выпирающую часть брюк драммера.
-Коктейль. Розовый такой. – Язык заплетался, непослушно, не давая связно произнести простейшие слова. И Тоя мог поклясться, что дело было не в выпитом. А в том, что он слишком долго хотел почувствовать эти губы, эти касания, вновь.

-Уми… - Появившийся из-за двери ванной Ю, был одет, если можно так выразиться, лишь в полотенце обёрнутое вокруг бёдер. С непросушенных волос по груди змеились капельки воды и исчезали в белой махровой ткани, плохо скрывающей никуда не ушедшее возбуждение. Блондин, хотел было броситься в объятия любовника, но только теперь заметил разделяющую их преграду, в виде драммера. – Ты ещё тут?
-Уже ухожу. – Виновато потупив взгляд, Тоя отпустил руку лидера и направился к двери.
И в эти мгновения, Тоя так походил на себя прошлого, когда-то растерянного, от действий гитаристов… Того, что в платьице пандочки невинно хлопал ресницами. так соблазнительно выглядел он, что у Ю невольно заныло в паху, заставляя его чуть ли не сложиться пополам. Это не могло ускользнуть от взгляда лидера и он, вдруг, недобро заулыбался.
-Ю, милый, ты ведь имеешь опыт в ловле панд? – Ю от услышанного покраснел и поспешил выпрямиться, но взгляда от драммера отвести не мог. Воображение рисовало его в платье… В чёртовом платье с хвостиком!
-Да… Но это ведь была просто игра? – Спросил блондин, как-то неуверенно, и в голосе его слышалось что-то, очень напоминающее просьбу.
-Если ты хочешь, то поиграем ещё. Сегодня ведь твой день и можно всё. С днём рождения, Ю!
-Что, я… - Ю не знал чему удивляться больше, тому, что Уми не против осуществления его неожиданной фантазии на счёт драммера, или же тому, что в суете забыл про собственный день рождения.
-Эй, я вообще-то ещё тут! – Подал голос Тоя, возмущённый тем, как резко из ударника группы, он стал подарком для Ю. Его терзали противоречивые чувства, и вполне объяснимые опасения, но уйти он не торопился.
-Ах, да. Забыли про тебя чуток. – Улыбка, больше похожая на оскал, и Уми скользит к двери, отрезая парню пути к побегу. Хотя, кого Тоя обманывает? Бежать не хочется, вовсе. Просто его пугает столь резкая инициатива со стороны лидера, и пугают его свои собственные желания, от которых ноги подкашиваются, словно наполнены ватой.

-Уми, ты уверен? – Ю переминается с ноги на ногу – стоять на паркете босыми ногами после душа не очень приятно. Прохладная вода, хоть и не убрала возбуждение, но решимость порядком задела, а присутствие возлюбленного и того сильнее влияло на Ю, точнее его настрой.
-Я никогда ещё ни в чём не был настолько уверен, как сейчас. – Певуче растягивая каждое слово, Уми улыбается.
Шторы в комнате закрыты, а потому, в легком полумраке, каждое движение брюнета кажется ещё более завораживающим. Он кивает, глядя куда-то поверх головы пепельноволосого, и только теперь тот понимает, что потерял из виду Ю.
Тяжелое дыхание блондина щекочет затылок, руки его ложатся на плечи Тои, заставляя его вздрогнуть. С плеч движение стремится вниз, до ладоней и обратно, немного нетерпеливо переходя на грудь драммера. Тонкая ткань футболки нисколько не портит ощущений от ласк, но ноги Тои окончательно отказывают от другого ощущения - Ю стоит слишком близко. На нём одно лишь полотенце. А он прижимается всё сильнее, не в силах больше подавлять свои желания. Тоя вздрагивает от легкого прикосновения губ к уху. Хочется закрыть глаза от удовольствия и… стыда, потому как под пристальным взглядом Уми, сложно не самоустраниться, так заинтересовано он смотрит на пару. Но лидер не спешит приступать к каким-либо действиям. Ему странно и в тоже время волнительно видеть Ю таким, какой он сейчас. Настойчивый, хищно изучающий свою жертву. Бросает возбуждённый взгляд на возлюбленного и получает очередной утвердительный кивок в ответ.
Уми нравится, что несмотря на разрешение, блондин волнуется, как его любовник отреагирует на появление кого-то третьего в их отношениях. Но Уми не против, он облизывает пересохшие губы и слегка прислонившись к стене, смотрит, как Ю разворачивает драммера к себе. Нетерпеливо стягивает с него футболку и гладит напряженные мышцы живота. Тот, в свою очередь, явно боится, но и сказать, что он шокирован настолько, что не имеет сил шевелиться, нельзя. При желании, он всё ещё мог сбежать, вот только вместо этого теснил Ю к кровати. Заставил присесть его на край и сам следом забрался на колени.

-И с каких пор ты стал таким опытным в отношениях с мужчинами? – Усмехнулся Уми, усаживаясь в кресло неподалёку, потому как сам начинал дрожать – наблюдать спокойно за парой, нерешительно ласкающей друг друга среди смятых простыней, было невозможно.
-Это всё из-за тебя… Ах! – Наверняка Тоя хотел выразить этой фразой всё своё негодование, но Ю прочертил языком влажную дорожку от подбородка к ключице, чем заставил драммера оборвать фразу на полуслове и протяжно застонать.

Уми, в очаровательной улыбке-оскале, вновь показал ровный ряд белых зубов и слегка заёрзал на месте. Если невинные ласки обоих он ещё как-то мог терпеть, то сдавленные возгласы Тои, начинали его ни на шутку распалять, да ещё и Ю…
Властно мучающий податливое тело губами и языком, он уже боролся с молнией на брюках друга. Уми позволил любовнику быть с ним таким лишь один раз… Ну как позволил? Не смог запретить. Слишком уж сложно было отказать той возбуждённой мольбе…
Вот и теперь, Уми смотрел, как Ю подминает под себя Тою, как уверенно его руки освобождают драммера от остатков одежды, и он уже сам, был готов позабыть, что зарекался больше никогда не быть снизу, лишь бы только оказаться на месте Тои, под этим напором несдержанных ласк. И дышать становилось всё тяжелее, от этих мыслей, волна жара прокатилась по груди и закончилась ниже, разливаясь в паху невыносимо-тягучим огнём.

Жарко… воздух плавится, первыми каплями пота скользя по разгорячённым телам. Тоя пытается прикрыться, смущённый оценивающим взглядом Ю, но тот лишь улыбается, перехватывая руки драммера и вжимая их в ворох простыней над его головой.
Уми спешит снять с себя футболку и как можно более тихо пытается расстегнуть ширинку, освобождаясь от болезненных ощущений, когда джинсы становятся слишком тесными. Но Ю, будто этого и ждал, он бросает взгляд на возлюбленного, как раз в тот момент, когда его рука лежит на собственном паху, на нескрываемом более жёсткой ткани возбуждении.
-Без тебя я не смогу, Уми. – Тихо, почти одними губами произносит блондин и делает приглашающий к кровати жест, драммер тут же виснет у него на шее, затягивая в развязный поцелуй, вновь, требовательно привлекая к себе внимание.

Уми тихо усмехается, понимая, что прекрасно он сможет и без него, при таком-то страстном новом любовнике, но всё же спешит к кровати, попутно стягивая с себя джинсы вместе с бельём, и практически переставая думать, откуда столько решительности у, вроде бы натурала, Тои.
Драммер сильно сжимает плечи гитариста, жадно целует его, выгибаясь, стараясь сильнее прижаться голым телом, к обнажённой груди блондина. Глядя на этих двоих, Уми заворожено опускается рядом, на край кровати, бездействовать дальше невыносимо. Он ловко, одним движением, освободил Ю от чудом державшегося на нём полотенца и тут же одарил любовника увесистым шлепком по ягодице.
Вскрикнув от боли и невольно оторвавшись от пепельноволосого, Ю приподнялся возмущённо глядя на дарителя не самого ласкового касания. Он хотел было возмутиться, но был тут же за волосы притянут к Уми и вовлечён в страстный поцелуй. Прикусывая губы блондина, жадно вторгаясь в его рот языком, Уми словно доказывает свои права на гитариста, и тот готов был подчиняться. Впрочем, как и всегда. Тоя, раздосадованный прекратившейся лаской, приоткрыл глаза и задохнулся от представшего перед ним действа. Гитаристы целовались страстно, уходя из этого мира в совершенно другое измерение, и лишь изредка прерывались, чтобы вдохнуть воздуха и с новыми силами приняться терзать губы друг друга, лаская тела мимолётными касаниями, вызывающими дрожь гибких тел.
Изнывая от возбуждения Тоя зачарованно смотрел на парней, взволнованно кусая губы, всхлипывая невольно и привлекая к себе внимание.
-Мы, кажется, про кого-то снова забыли. – Проворковал лидер, как бы невзначай ложа руку на бедро драммера, и так же невзначай соскальзывая ей на внутреннюю часть. Непроизвольно, Тоя свёл ноги вместе, зажимая руку лидера меж них, в опасной близости от члена. – Ну, что же ты так? Расслабься…

Уми кратко кивнул Ю, куда-то в сторону и, видя, что его просьбу поняли правильно, вернул всё своё внимание драммеру. Освобождая руку, он провёл ей по возбуждению драммера, за что был награждён сдавленным стоном, вырвавшимся с губ парня. Цепочкой влажных поцелуев, поднимаясь от живота вверх, брюнет продолжил игриво касаться возбуждённой плоти рукой, то сильнее сжимая её, то ослабляя захват до едва заметного, каждым своим движением заставляя Тою стонать ещё сильнее.

-Эм… Уми? – Интонации в голосе Ю, заставили и ритмиста, и драммера оторваться друг от друга, и взглянуть в сторону блондина. В одной руке Ю держал небольшую баночку со смазкой, в то время как во второй весело позвякивали наручники. Глаза блондина сейчас были настолько большими от удивления, что возникали сомнения по поводу его принадлежности к азиатской расе.
-Ну это… Просто случайно в одном магазине попались. Приглянулись… - Лидер явно напрочь забыл о своей покупке, и сейчас ему потребовалось некоторое время, чтобы побороть смущение. – Попробуем?
Вопросы о том, когда, в каком-таком магазине, и почему, чёрт, наручники являются копией тех, что были во сне, Ю решил оставить на потом. а сейчас, обдумывал, как же славно будет пристегнуть Тою этими наручниками, к кровати. Он, конечно не сопротивлялся… Ну это пока. Один взгляд драммера на смазку и его глаза округляются до угрожающих размеров.

«Странный он» - Подумал Ю мимоходом и с ним бы согласился каждый, потому как метания драммера между хочу-не хочу, вызвали бы недоумение у любого. Тем не менее, Ю надоело стоять в стороне и наблюдать как его возлюбленный, вполне довольный своим объяснением, вернулся с поцелуями к драммеру, и в конце концов, лид-гитарист направился вперёд.
Его всегда радовала их с Уми способность понимать друг друга с полуслова и полувзгяда. Она была необходима как в работе, так и сейчас, служила паре на руку. Немного продвинувшись вверх по кровати, Уми лёг на спину, потянув ничего не подозревающего Тою на себя. Тот, весьма охотно забрался на бёдра брюнета и застонал, когда его член потёрся о возбужденную плоть лидера. Уми оказался сдержанней, и, прикусив нижнюю губу, потянул ударника ещё выше, заставляя его упереться руками в спинку кровати, и затягивая его в глубокий поцелуй, отвлёк всё его внимание на себя.

Щелчок. Сталь, обтянутая сиреневым бархатом, окольцовывает кисти драммера, он возмущённо мычит в губы лидера и пытается отстраниться, за что получает значительный шлепок по ягодице.
-Это для твоего же блага. – Голос Ю раздаётся позади, буквально обволакивая своей нежностью. Одна его рука ласково ложится поверх руки брюнета, всё ещё покоящейся на Тое. Вторая же, осторожно ложится меж ягодиц, принося с собой прохладу смазки. Драммер вновь непроизвольно дёрнулся прочь, но тут же был осажен на место, крепкими руками ритмиста.
Уми убрал с лица Тои мокрые от пота пряди - он не мог отказать себе в удовольствии, видеть его лицо в тот момент, когда Ю начал его подготавливать. И вот, глаза драммера распахнулись от первых ощущений проникновения, и он содрогнулся всем телом, начиная тяжело судорожно вдыхать раскалённый воздух спальни.
Помогая избежать ударнику неприятные, болезненные ощущения, Уми положил руку на его член, начиная поглаживать его, изнывающий, по всей длине. Всхлип прямо в губы лидера и Тоя пытается расслабиться, лоб его покрывают бисеринки пота, которые брюнет ласково смахивает прочь.
Но даже ласки Уми не спасают Тою от пронзающей, каждую клеточку тела, боли, когда, после продолжительной пытки, на смену пальцам приходит возбужденный орган. Громкий вскрик Тои разносится по комнате, наверняка выходя за её пределы, но всем глубоко наплевать на это, страсть накрывает их с головой, топя все глупые чувства, вроде стыда и скромности, оставляя вместо себя лишь животное всепоглощающее желание.
 
KsinnДата: Суббота, 21.12.2013, 22:57 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Тоя теряется от ощущений внутри себя, когда выждав некоторое время, Ю начинает двигаться, со стоном, еле сдерживаясь чтобы не ускорить темп, причиняя боль хрупкому телу драммера.. Взгляд которого, сейчас просто невозможно отнести к какой либо простой эмоции, гримаса боли на его лице постепенно разглаживается, уступая место удивлению с примесью первых ноток удовольствия.
-Быстрее… - Тихо выдыхает он, роняя голову вниз, и Уми, усмехнувшись, последний раз целует его в щёчку, выскальзывая из под подрагивающего тела. Он затягивает в страстный поцелуй лид-гитариста, глаза которого горят от восторга и новых ощущений, нащупывает валяющуюся на постели баночку, властно нагибая Ю, ближе к драммеру. Ю хнычет от предвкушения дальнейших действий любовника и нетерпеливо водит бёдрами, сводя с ума и лидера, и драммера, которому эти движения, тоже дают ощутить новую яркую вспышку удовольствия.
-Не медли. – Шепчет блондин любовнику, на мгновение сбиваясь с ритма, когда тонкие пальцы нарочито сильно сжимают его бёдра.
-Как скажешь. – Последние нотки тепла сгорают в возбуждении, и Уми проникает в блондина быстро, властно, на всю длину входя в горячую узость его тела, издавая гортанный рык и с каждым новым толчком всё сильнее насаживая любовника на себя.
Три стона смешиваются в один коктейль ласкающего слух звука, когда тела находят единый темп, задающий движения безумства. Жар. Похоть. Гложут голодными псами изнутри, заставляя жидкое пламя удовольствия сметать на своём пути все рамки приличия, если таковые имелись когда-то.

-Сильнее! – Тоя кричит так, что наверняка сорвёт голос, а вся округа узнает о его нетрадиционных, как оказалось, предпочтениях. – Ещё… Да! Да!
Захлёбываясь своими же стонами, Тоя особенно громко всхлипывает, когда рука Ю, начинает ласкать его в такт собственным движениям. Ноги его подгибаются от такой двойной ласки и дрожат, грозя сползти на ставшую мокрой от пота простынь. Но вторая рука гитариста обхватывает его, не позволяя упасть, в то время, как сам Ю чудом сохраняет равновесие, под напором лидера.
Уми закусывает губу сильно, чуть ли не до крови, лишь бы только молчать и слышать, как голос его возлюбленного вторит стонам похотливого драммера, так удачно подстроившего для себя всё и при этом, играющим роль невинного, совращённого гитаристами натурала.

Ю первым не выдерживает столь сладкой муки и с громким стоном изливается в тело драммера, опускаясь на него всем своим весом и продолжая доводить его до оргазма рукой. Пара уверенных движений по всей длине и Тоя, всхлипывая валиться вниз, скрывая свой, полный восторга возглас в ворохе подушек. Вязкая жидкость заливает руку лид-гитариста и в тоже время его отвлекает болезненный укус в плечо, который оставляет ему лидер на пике удовольствия, сжимая бока любовника до синяков и кончая в него. Рык наслаждения переходит в обессиленное мурлыкание, и Уми заваливается по правую сторону от драммера, всё ещё остающегося прикованным к кровати. Спохватившись, превозмогая усталость, Уми приподнимается, чтобы освободить Тою, и заботливо растирает его запястья, затёкшие в таком подвешенном состоянии. Что-что, а руки драммера золотые, они ни в коей мере не должны пострадать… в отличии от задницы, например.
-Тоя? С тобой всё в порядке? - Найдя в себе силы пошевелиться, Ю скатывается с противоположной от драммера стороны, обеспокоено оглядывая друга, так и не сменившего позы.
-Да. – Выдаёт он едва различимо в подушки, и всё же, шипя от не приятных ощущений, переворачивается на спину. – Как каток проехался.

Минута молчания. Словно в память о потерянной девственности драммера. А потом все трое так легко и непринужденно заходятся смехом, что возникают опасения не вытек ли их мозг вместе со спермой.
-Но, имейте ввиду – я всё ещё натурал! – Изрекает Тоя, успокоившись, чем вызывает у любовников новый истерический припадок. - У меня девушка есть… - Менее уверено добавляет он.
-Ладно, убедил. – С трудом успокаиваясь проговаривает брюнет, утирая проступившие в уголках глаз слёзы и наклоняется над лицом Тои, добавляя более интимно. – Теперь вместе в душ, да?
-Идите на хрен! – Возмущенный Тоя заливается краской, собираясь быстро встать, собрать свои вещи и скрыться в районе душа. Но на деле, каждое движение отдает ноющей болью в мышцах, превращающей резвого драммера в медлительно всхлипывающего… извращенца, с лица которого не желает сходить довольное выражение.
Ю ещё некоторое время любуется своей работой, следя за прихрамывающим другом, скрывающимся за дверью ванной и спешит прильнуть к расслабленному любовнику. Не зная как словами выразить свой восторг, блондин обнимает ритмиста, зацеловывает его лицо, шею, грудь, не в силах остановиться, пока мягкое поглаживание по волосам не приковывает его внимание, к улыбке любовника.
-Если ты не прекратишь, то я возьму тебя снова. – Вот так просто, искренне улыбаясь и слегка пряча взгляд под навесом густых ресниц, Уми заставляет Ю застыть в изумлении.
-Опять?! – Глаза лид-гитариста… такие огромные сейчас… Что Уми теряется между желаниями утонуть в их тёмной гуще, так напоминающей кофейную, или же затрахать любовника до изнеможения – его или Ю, неизвестно, но можно узнать на деле…
-Я так люблю тебя, Ю. – Пальцы чуть сильнее сжимают светлые пряди, и блондин легко подаётся на желание поцелуя, нежного неспешного, вновь погружается в пьянящую похоть.
-Ты… Не злишься? – Наконец, решившись, задаёт волнующий его вопрос Ю, когда влажные от слюны губы слегка отстраняется, дразня своей близостью. – Мне стыдно…
-Стыдно? – Уми непонимающе вскидывает правую бровь вверх, и даже от этого действа по телу блондина бегут мурашки, мимика лидера – его давний неизлечимый фетиш. – Это нашему «натуралу» должно быть стыдно!
-Он опять будет избегать нас долгое время…
-Почему же?
-Ну… Мы ведь его… совратили. К тому же, я был недостаточно сдержан. – Понемногу, как бы уточняя, произносит Ю, чем вызывает у Уми очередной повод для смеха.
-Да он сам кого хочешь совратит! – Сквозь смех произносит брюнет. И сам, только теперь, понимает ту странную реакцию драммера на отучивание его от платьиц, те странные взгляды, бросаемые им на гитаристов в момент их несдержанной невинной близости. Всё становится на свои места, когда Уми понимает, как оказывается давно, на самом деле драммер хотел того, что произошло только сегодня. – А про аккуратность вообще можешь не беспокоиться, у тебя в этом плане всё в порядке, да он ещё просить повторения придёт!
-Хочешь сказать… - Скулы Ю заливаются румянец и приходит его очередь возбудиться, когда он вспоминает тот, единственный раз, когда ему позволили…
-Даже не думай! – Лидер поспешно отмахивается от блондина, глаза которого уже затягивает пеленой желания.
-Но, Уми… - Нависая над возлюбленным, Ю вжимает его руки в ворох подушек и принимается осыпать его грудь влажными поцелуями.
-Ю! Я сказал нет! – Уверенность в голосе ритмиста слабнет, когда цепочка поцелуев начинает стремительно опускаться вниз.
-Ты же сам сказал, у меня сегодня день рождения, а значит можно всё… - Уми уже с трудом различает слова любовника, когда сердце, кажется, подкатывает к горлу и бьётся громко, буквально оглушая своим стуком.

-Тоя, помоги мне! – Хрипло выкрикивает брюнет, слыша скрип открывающейся двери, не столько надеясь на реальную защиту от драммера, сколько ожидая, что Ю смутится и убавит свой напор, осознав, что в комнате они не одни.
-Значит… Помочь? – Недобрые нотки в голосе Тои и Ю, ни капли не смутившийся, продолжающий нагло ласкать его ртом, заставляют лидера судорожно выдохнуть.
Это только начало.

***

-Наши отношения… что это, Томо? – Басист перегнулся через грудь вокару и стряхнул пепел в хрустальное массивное блюдце.
-Руи? – Продолжая смотреть куда-то в потолок, шатен выдыхает клубы дыма, и лишь лениво ведёт бровью, на вопрос любовника.
-Ну… Просто мы столько времени вроде бы вместе и… не вместе. – Вечно собранный Руи становится сам не свой, когда наконец решается заговорить на давно волнующую его тему.
-Мне взять тебя в жёны? – Томо правда не понимает, что от него требуется, его полностью устраивает Руи во всех смыслах, поэтому смысла этого разговора ему никак не удаётся постигнуть.
-Томо! – Несильный хлопок ладонью по груди.
-Нет, ну а что тогда?! – Шатен недовольно морщится - сил у басиста хоть отбавляй, жаль, что в порывах своей эмоциональности, он забывает рассчитывать тяжесть руки.
-Просто скажи мне… - Слишком долгое затишье, спина вокару невольно покрывается мурашками, в ожидании неминуемого продолжения. Почему так страшно услышать этот вопрос? Почему так жутко? - Ты меня любишь?
-Что?! Я… да с чего ты взял! – Вокару, дикция которого никогда в жизни не давала сбоев, сейчас хромает на оби ноги, он запинается, путает банальные слова, и голос его дрожит, выдавая несуразицу. - Я ведь, я не…
Хлопок двери. И тишина, съедающая изнутри. Желание всё вернуть и… остановить.
После того случая, когда ему досталось от Ю. После заботы, которой одарил его Руи… Томо просто не знал, что это – быть без него. Он принимал это, как нечто, чего просто не может не быть. Он не думал, над смыслом этой связи и чувств, рождаемых ей. Никогда
.

Томо перестал замечать ход времени, когда час блужданий, в поисках Руи, по огромному парку не увенчался успехом. Он сидел на одной из лавочек, удачно спрятанных от нещадного солнца под раскидистыми ветвями клёна и, низко опустив голову, как-то отстранённо смотрел на свой мобильный. Солнечный выходной день, заставлял людей выбираться поближе к природе, в желании понежиться на шелковой травке, поиграть, или же просто пройтись по живописной местности, полной растительности. Именно поэтому людей вокруг было предостаточно, но не было среди них того, одного, который успокоил бы отчаявшегося вокару. Некоторые из прохожих хотели было подойти, поинтересоваться всё ли в порядке с парнем, но исходившая от него аура… заставляла их быстро передумать.
Он ненавидел весь мир вокруг. Ненавидел всех и вся – природу, за её летнее ликование, людей, за их жизнерадостность, согруппников, телефоны которых резко оказались отключены. У всех. Но ещё больше он ненавидел себя, за свою трусость и глупость. За нежелание признавать очевидных фактов. И за то, что отпустил Руи сегодня утром, так просто, так глупо… Практически сразу осознавая опасность потерять того, без кого и жизнь теперь казалась немыслима.

Отбрасывая бесполезный сейчас телефон на скамейку, в сторону, Томо что было сил, ухватился пальцами за собственные волосы, то ли желая их вырвать, то ли удерживая тем самым голову, от беспомощного падения.
Где и как искать того, кто не то что в незнакомом месте, в родном Токио, временами умудряется плутать? Может из-за нелюбви к географии, а может из-за хронической забывчивости... Сейчас это не важно. Важно и жутко, что город вокруг – не Токио, и потерять Руи здесь, значит… потерять. Истеричный звонок в полицию, представитель которой пытаясь успокоить иностранного гостя, заявил, что ещё нет поводов для паники… вот через день-два… если басист не появится…
От этих мыслей вокару становится холодно, несмотря на летний зной, и его трясёт от собственного бессилия от страха за жизнь… любимого?!
Ноги гудят, от продолжительной бесцельной ходьбы, глаза застилает пелена нахлынувших слёз, но это резко отходит на второй план, от озарения. Он. Любит. Руи. Любит! Хочется кричать об этом, петь, говорить самому объекту любви… От открытия становится немного теплее, словно внутри тает огромная глыба льда, находившаяся там всё это время. Вот только Руи от этого не появляется. Хотя…
Бездумно опущенный в тротуар взгляд, замечает остановившегося рядом прохожего. Точнее его кроссовки… Эксклюзивные, чёрт возьми, кроссовки!
-Руи! – Кидается в объятия басиста, быстро говоря что-то суетливо, сбивчиво и невнятно, но так важно высказать всё, накопившееся внутри чувство, так важно показать его, что Руи улыбается ещё сильнее, понимая, что Тоя оказался прав. – Где ты был?! Мы искали тебя… - Поднимая глаза вверх, на своего любовника, Томо не стесняется ни прохожих, удивлённо косящихся в их сторону, ни собственных слёз. Ему важно лишь присутствие рядом Руи.
-Я… Разве это важно? – Когда-нибудь, чуть позже, басист получит славных пиздюлей за свою шутку, вместе с Тоей. Но сейчас, он вслушивается в шепот вокару, лишь для того, чтобы различит долгожданное признание, слова которые сердце уже услышало.
-Я люблю тебя, Руи.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Вне сцены. (NC-17 - Уми/Ю, Уми/Ю/Тоя, Томо/Руи [Vistlip])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz