[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Забытые (NC-17 - [the GazettE, Dir en Grey, D=OUT])
Забытые
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 19:59 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Забытые

Автор: misima-san

Фэндом: the GazettE, Dir en Grey, D=OUT
Пэйринг: Акира\Таканори ; Юу\Койю; Коуки\Рейка; Тоору\Таканори( не основной)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Романтика, Драма, AU, Учебные заведения
Предупреждения: Изнасилование, Нецензурная лексика
Размер: Макси
Статус: закончен

Описание:
Взамен своей теплой и уютной комнаты в маленьком доме, что отобрали какие-то родственники, Акира получил казенные стены в сыром и прогнившем интернате, а вместо нежной любви и заботы - могилу родителей, погибших в аварии.
Сузуки раздражали снующие в коридоре дети и подростки. Ему не хотелось верить, что он уже часть этой разношерстной и забытой всеми толпы. Такой же брошенный и покинутый, такой же никому не нужный.

Публикация на других ресурсах:
Можно, но по всем правилам

Примечания автора:
Надеюсь, никто не испугается нового фендома.

Если кто не в курсе и захочет посмотреть фотографии D=out, уточняю, что Коуки - это вокалист, а Рейка - басист.

!!! К этой работе есть бонус, в котором более подробно описаны отношения Юу и Койю
Я защищу тебя
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:09 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 1
-Здесь у нас столовая, а вот по той лестнице если идти, то будут спальни. На втором этаже кабинет директора и мой кабинет, - Акира уже устал слушать бесконечную болтовню завуча и уже на автомате кивал и поддакивал.
-А вот здесь медицинский кабинет, но я надеюсь, он тебе не понадобится, Сузуки-кун, - завуч похлопал Акиру по плечу, - ну а теперь я покажу тебе твою комнату. Там уже, правда, два парня живут.
-Давайте.
Акира облегченно вздохнул, когда завуч наконец-то замолчал, и пошел вслед за ним. Сузуки раздражали снующие в коридоре дети и подростки. Ему не хотелось верить, что он уже часть этой разношерстной и забытой всеми толпы. Такой же брошенный и покинутый, такой же никому не нужный. С трудом верилось, что недавно он еще был любимым сыном, но одна дождливая ночь забрала у него и мать и отца. Но помимо того, что он потерял двух самых любимых людей, у парня в одночасье не стало ничего. Все те, кто при жизни родителей знал его, вдруг забыли о нем, не желая помочь или приютить. Взамен своей теплой и уютной комнаты в маленьком доме, что отобрали какие-то родственники, Акира получил казенные стены в сыром и прогнившем интернате, а вместо нежной любви и заботы - могилу родителей, погибших в аварии. Было больно даже думать об этом, поэтому Сузуки поспешил отвлечься. Переступив порог интерната, он строго настрого запретил себе вспоминать прошлое, как бы оно не пыталось вновь затащить его в свои липкие объятия. Теперь у него новая жизнь. Но как бы Акира не хотел верить в то, что здесь он будет счастлив, интуиция подсказывала, что эти серые стены не согреют его и не помогут стать счастливым.
-Вот, будешь жить здесь, - голос завуча противно резанул уши, заставляя поморщиться.
-Спасибо, - Акира открыл дверь в комнату и шагнул внутрь.
Там царил неприятный полумрак. Лампочка, висящая на потолке, была слишком тусклой и лишь раздражала глаза своим каким-то пыльным светом.
-Привет, а ты видимо, Акира? – только сейчас Сузуки заметил сидящего за столом парня.
-Ага, - Акира швырнул свой рюкзак на незастеленную кровать и сел на нее, от чего голые пружины, еще не покрытые матрацем, жалобно скрипнули.
-Меня Койю зовут.
Сузуки лишь кивнул в ответ. Его уже все раздражало: и эта мрачная комнатушка, и тусклый свет, и скрипучая кровать и даже новый сосед, который почему-то с улыбкой смотрел на Акиру.
-Чего тебе? – Сузуки не выдержал этот пристальный и заинтересованный взгляд.
-Ты как здесь? – спросил парень, явно интересуясь причиной, по которой Акира попал в интернат.
Акира хмыкнул и отвернулся. Видимо, мечты о том, что о прошлом ничего не будет напоминать, пошли прахом.
-Не хочешь говорить?
-Нет.
Сузуки встал с кровати и принялся застилать ее.
-Давай помогу, - к нему подошел Койю и взял в руки одеяло и подушку.
-Свали, не мешай, - Акира оттолкнул его ладони.
-Да ладно, ты чего? – парень опешил от такого и удивленно уставился на Сузуки.
-Просто свали, - Акира повернул голову к парню, только сейчас рассмотрев его лицо.
-На девку похож, - мысленно констатировал Сузуки, смотря на темные глаза Койю, обрамленные длинными ресницами, на его тонкие брови, на пушистые волосы с рыжим оттенком. Особенно привлекли внимание Акиры губы Койю, которые показались ему слишком пухлыми для парня.
-Точно девка, - это уже прозвучало как приговор в мыслях Сузуки.
-Ну, как хочешь, обращайся, если что, - пожав плечами, Койю отошел от Сузуки и снова сел за стол.
Застелив постель, Акира достал свои немногочисленные вещи из рюкзака и сложил их на свободную полку.
Несмотря на то, что было еще только восемь вечера, Сузуки жутко хотел спать. Это был трудный день, слишком долгий и мучительный.
-Выключи свет, нахрен, я спать хочу, - Акира завалился на кровать, злобно смотря на Койю. После смерти родителей Сузуки не узнавал сам себя. Когда-то он был милым и отзывчивым мальчиком, но сейчас, испытав столько боли и страданий, семнадцатилетний подросток отгородился от всего мира колючими шипами грубости и злости. Он больше никому не верил, считая, что все вокруг предали его, оставив наедине со своим горем.
Койю молча, без единого слова подошел к стене и нажал на выключатель, а затем вышел за дверь, тихо прикрыв ее за собой.

Открыв глаза, Акира прислушался. До его ушей доносились какие-то тихие стоны и шорохи.
-Что за... – Сузуки прислушался, но потом резко сел, уставившись на кровать Койю и не веря своим глазам.
Акира не мог различить лиц, но четкие силуэты, вырисовывавшиеся на фоне окна, не могли заставить усомниться в том, что на кровати Койю сейчас кто-то занимался сексом. Один стоял на четвереньках, а второй жестко трахал его, закрыв одной рукой его рот, чтобы заглушить рвущиеся стоны.
-Койю, блять! – не выдержал Сузуки и заорал, от чего двое испуганно дернулись и резко отпрянули друг от друга.
-Что орешь, придурок? – этот хриплый низкий голос принадлежал не Койю, а кому-то другому.
Акира вскочил с кровати и подбежал к стене, включая свет.
Тусклая лампа осветила растрепанного и покрасневшего Койю, испуганно смотрящего на Акиру из-под натянутой до самого подбородка простыни. Высокий брюнет, сидящий рядом, даже не подумал прикрыться и лишь задумчиво смотрел на Сузуки. Его взгляд, казалось, прожигал насквозь. Акира невольно поежился. Он не любил, когда не него долго смотрели.
-Ну и чего ты сунулся? – спросил брюнет.
Сузуки нахмурился. Его взгляд упал на внушительный стояк парня, от чего Акира тут же поспешил отвернуться.
-Дайте поспать. Трахаться в другом месте надо, а не здесь, - сложив руки на груди, Сузуки уставился на брюнета.
-Чего ты сейчас сказал, урод? – парень встал, сбросив с себя ладонь, пытавшегося остановить его Койю и, все-таки накинув на себя простынь, подошел вплотную к Акире.
-Чувствуешь это? – схватив Сузуки за руку, брюнет прижал ее к своему паху.
Акира поморщился. Было противно ощущать чужой член под своей ладонью.
-Если сейчас же не заткнешься, то сам отсосешь у меня, понял?
-Юу, хватит уже, ну прекрати! – Койю тихо позвал брюнета, но тот лишь отмахнулся.
-Ты меня понял? – сверля Акиру глазами, Юу ждал ответа, но Сузуки лишь сжимал свои губы, - а своего мальчика, - брюнет кивнул в сторону Койю, - я буду трахать, когда захочу, так что больше не лезь, - скинув простынь и поспешно одевшись, Юу подошел к Койю и поцеловав его, погладил по волосам.
-Прости, но я к себе пойду, - он мягко коснулся ладонью его щеки, - не скучай, малыш.
Койю улыбнулся, но улыбка сошла с его покрасневших губ, стоило двери закрыться.
-Прости, Акира... Я не думал, что...
-Мне все равно с кем ты спишь, но не надо делать это при мне. Противно, -
Сузуки вновь лег на кровать. Он был зол.
-Только не хватало мне соседа-педика, - сказал он, даже не подумав, что может обидеть Койю.
-Ну зачем ты так? – голос парня был тихим. Казалось, что он уже устал отстаивать свое мнение. Видимо, этот разговор начинался не одно количество раз.
-Я сплю. Отвяжись, мне не интересно слушать про тебя и твоего дружка-гея, - зло выплевывая каждое слово, Сузуки отвернулся к стене.
-Акира, я люблю его. Не называй его так. Юу очень хороший, просто его легко можно вывести из себя, - Койю даже улыбнулся, когда озвучил имя своего возлюбленного, - ты ведь совсем ничего не знаешь. Ты меня видел всего несколько часов.
-Ты издеваешься? – Акира обернулся к Койю, - ты сам-то понял, что сказал? Любить мужика – это же бред! – Сузуки непонимающе смотрел на Койю, а тот опустил глаза.
-Но я люблю его, - он пожал плечами и зачем-то стал разглаживать складки на одеяле, кусая свои губы. Казалось, он вот-вот заплачет.
-Это бред, - Акира тяжело вздохнул и отвернулся.
-Спокойной ночи, - тихий голос Койю разрезал тишину комнаты.
Акира промолчал. Сон не шел. Он все прокручивал в голове сцену, невольным свидетелем которой он стал недавно.
-Мерзость... – сказал сам себе Акира, - неужели девчонок мало, что парней уже трахать начинают. Ужас вообще. Любить парня. Койю видимо на всю голову больной.
Сузуки закрыл глаза, чувствуя, что начинает засыпать. Он слышал, как за спиной ворочался Койю и щелкал кнопками своего телефона.
-Любовничку пишешь? – не удержался и съязвил Акира.
-Ты удивительно догадлив, - как-то устало произнес Койю.
-Я ж говорил, что на девку похож, вот так и оказалось, - это было последнее, что подумал Акира, перед тем, как погрузиться в сон.

Глава 2
-Ух, ты! Какая девочка к нам пожаловала! Акира-чан, ты оказывается еще и блондинка, – услышав за своей спиной чей-то насмешливый голос, Акира обернулся, уже готовый засветить в морду подносом тому, кто посмел его так обозвать.
-Жить надоело? – Сузуки подошел к столу, за которым сидело трое парней. В одном из них Акира узнал вчерашнего брюнета, любовника Койю, два других были незнакомы, но от этого не становились менее противны.
Они сидели и, посмеиваясь, смотрели на Акиру.
-Что пялишься, дылда? – спросил Сузуки, перехватив взгляд высокого крашеного блондина с пирсингом под нижней губой. Тот ничего не ответил, лишь развернулся к Юу и покачал головой.
-А ты наглеешь с каждым днем, Аки-чан, - выдал Юу, складывая руки на груди.
-Я тебе не Аки, а уже тем более, не -чан, так что заткнись, - Акира хотел развернуться и уйти, но крепкая ладонь легла на его плечо.
-Сам заткнись, ты мне весь кайф ночью обломал, а теперь еще и возмущаешься? – брюнет не отпускал свою руку и нахально смотрел на Акиру.
-Давай, вмажь ему, Широяма, - подал голос, молчавший до этого парень. Сузуки заметил, что у него злое лицо с острыми чертами и крашеные в почти белый цвет, длинные волосы. На тонких губах играла ехидная улыбочка.
-Шайка геев, - мелькнуло в голове Акиры.
Он попытался стряхнуть с себя все еще лежащую на плече руку Широямы, но ему это не удалось.
-Юу! С добрым утром, - голос Койю раздался у самого уха, и тут же крепкая хватка на плече ослабла.
-Привет, малыш, - брюнет не стесняясь, притянул к себе Койю и поцеловал его в губы, - как спалось? – Акира не мог поверить в такую разительную перемену. Только что перед ним стоял разъяренный брюнет, готовый голову снести, а сейчас он уже улыбался, глядя на своего любовника.
-Идиоты, - пользуясь замешательством всей компании, Акира поспешил ретироваться.
Нет, он не испугался, напротив, эта стычка пробудила в нем дух соревнований. Хотелось постоять за себя, а не шарахаться по углам от этих ненормальных парней, как он их уже окрестил. Но все же, после этой утренней ссоры весь аппетит пропал, и Акира пошел на уроки совершенно голодный.
Его недовольству не было предела, когда он увидел, что учится в одном классе с ненормальной компанией. Терпеть шесть уроков их общество Сузуки совсем не хотел, а после уроков сидеть с Койю в одной комнате было вообще свыше сил.
Акира уронил голову на руки и закрыл глаза. В животе урчало, а до обеда было еще очень далеко. Слыша за спиной хихиканье Юу и Койю, Акира болезненно морщился.
Он почти погрузился в сон, когда голос учительницы, что вела урок, вдруг прервался.
-Коуки! Тебе что, не интересно совсем? – Акира даже не ожидал, что молодая учительница, которая с виду казалась такой милой, может так громко крикнуть.
-Иди к доске! – по кабинету пронесся тихий смешок, и Сузуки ухмыльнулся, когда через весь класс, опустив голову прошел тот самый парень с пирсингом, который цеплял его утром в столовой.
-Так тебе и надо, придурок, - пронеслось в голове Акиры, когда он увидел, как беспомощно Коуки вертит в руках мел и то и дело косится на класс, надеясь услышать подсказку.
-Рейка? Может, ты подскажешь своему другу? – голос учительницы обратился к кому-то из класса.
Сузуки повернул голову и улыбнулся. Воистину это был праздник. Теперь сенсей говорила уже со вторым парнем, что приставал к Акире.
-Ну теперь еще Широяму вызовут и вообще возрадуюсь, - Сузуки улыбнулся, но тут же резко подпрыгнул, когда учительница подошла к нему.
-Сузуки-кун, спать в комнате своей будете.
-Поспишь там, как же, - неожиданно даже для самого себя, выдал Акира, перехватив тут же испуганный взгляд Койю.
-Ладно. Коуки и Рейка после урока останьтесь, мне надоело, что вы ничего не учите, а теперь к доске Сузуки пойдет, тем более, что он у нас впервые на уроке. Покажите себя, Сузуки, - учительница ободряюще улыбнулась.
Встав из-за парты, Акира пошел к доске, нарочно задев плечом, идущего навстречу Коуки. Тот что-то пробубнил себе под нос и с диким грохотом отодвинул свой стул, садясь на место.
-Потише! – и вновь на весь класс гневно прозвучал голос учительницы.
-Простите, Марико-сенсей, я не специально, - Коуки улыбнулся.
-Смотри мне! – учительница погрозила парню указкой и устремила свой взгляд на Акиру, который мялся и ничего не мог написать.
-Ну что же вы так, Сузуки, не понимаете материал?
-Я ничего не понимаю.
Акира сам испугался, когда кинул мел на пол и вылетел из класса, хлопая дверью. Дикое раздражение вдруг накатило на и без того уставшего подростка. Не обращая внимания на гневный оклик охранника, Акира выбежал из здания интерната и бегом бросился на задний двор. В воздухе пахло прелыми листьями, что устилали ярким ковром все вокруг. Поздняя осень. Акира ненавидел ее. Небо было таким серым и низким, что казалось вот-вот упадет. Красные листья разлетались в стороны от быстрых шагов Акиры, который все бежал и бежал. Злые слезы текли по лицу парня. Он всегда считал себя сильным и неуязвимым, но сейчас, он как никогда ощутил свое одиночество и ненужность. Казалось, что вокруг лишь лицемерие и злость.
Опустившись на полуразвалившуюся скамейку, Акира с трудом перевел дыхание. Похлопав себя по карману, Сузуки разочарованно вспомнил, что сигарет у него не было и что последний раз он курил дня два назад. Курение не было его привычкой, но когда парень волновался, то доза никотина была просто необходима ему.
-Держи, - Акира вздрогнул всем телом. Он настолько погрузился в свои мысли, что даже не заметил, как к нему подошел какой-то парень. Он стоял рядом и протягивал уже подкуренную сигарету.
-Спасибо, - дрожащими пальцами Акира взял ее и затянулся.
-Мне оставь. Она последняя, - сказал парень и опустился рядом.
-Ага.
Сузуки повернул голову и всмотрелся в парня, что сидел рядом с ним, задумчиво листая какой-то альбом. Темные волосы спадали на лоб, тонкую шею закрывал какой-то вязаный шарф, светлые джинсы были порваны на коленях, но видимо так и было задумано.
Почувствовав на себе пристальный взгляд, парень развернул свое лицо. В его темных глазах отражались огненные листья деревьев, что росли прямо над скамейкой, тонкие губы и щеки были очень бледными. Парень слегка наклонил свою голову и поправив свой шарф, произнес:
-Мацумото Таканори.
-Акира Сузуки, - Акира протянул уже почти скуренную сигарету парню.
-Приятно познакомиться, - парень затянулся и выдохнул струйку сизого дыма.
-Взаимно, - Акира отвернулся. Ему не хотелось ни с кем знакомиться.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:09 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 3
Новый знакомый не спешил требовать от Акиры повышенного внимания к себе. Он сидел и молча смотрел в небо, докурив свою сигарету практически до фильтра. С грустным вздохом он отправил её в ближайшую урну, а потом вновь уставился в затянутую серыми тучами высь.
Стало как-то прохладно сидеть на скамейке без куртки, от чего Акира невольно поежился. Он осмотрелся. Сад, окружавший здание интерната, уже тонул во власти осенних кленов с их какими-то безумными и слишком яркими листьями. При каждом порыве ветра, с деревьев то и дело срывались новые листы, гонимые холодными потоками прочь от корявых ветвей.
-Мама любила осень, - вдруг произнес Таканори, - почему, интересно?
-Что? – прежде чем Акира понял, о чем говорил его знакомый, Мацумото сказал уже другую фразу:
-Небо такого цвета интересного. Вроде и не серый, но и не синий. Свинцовый какой-то. Если бы я сейчас его рисовал, то минут двадцать, не меньше, смешивал бы краски, чтобы найти подходящий оттенок, - Таканори не отрывая глаз, смотрел на небо, а затем перевел свой взгляд на Акиру, - здорово правда?
Акира кивнул.
-Художник, что ли? – спросил Сузуки.
Наверное, это прозвучало как-то насмешливо, потому что Таканори как-то с вызовом посмотрел на Акиру.
-Художник. Но пока еще только учусь.
-Ясно.
Акира терпеть не мог, когда к нему лезли с расспросами, но почему-то сейчас
очень хотелось спросить Таканори еще о чем-нибудь. Наверное, это было потому, что Мацумото сам ничего не спрашивал, в отличие от Койю, например. Он просто сидел и рассуждал что-то об оттенках неба. Вопрос неожиданно сорвался с губ Акиры в тот момент, когда Таканори начал говорить об оттенках оранжевого, которым можно нарисовать листья, и что от цвета будет зависеть какая погода будет на картине. Ключевым моментом было то, что именно от цвета листьев, а не цвета неба это зависело. Сузуки ничего в этом не понимал, поэтому благополучно пропустил мимо ушей все, о чем так увлеченно говорил Мацумото. Но почему-то, озвучив свой вопрос, Акира немного смутился, потому что Таканори резко замолчал и встал со скамьи, отвернувшись.
-Ты как здесь? – в точности повторил вчерашние слова Койю, Акира.
Немного постояв, а затем сев на место, Таканори слегка улыбнулся. О, эта странная привычка некоторых людей, прежде чем говорить о чем-то неприятном, обязательно грустно улыбнуться. Акира никогда не понимал этого, вот и сейчас он в недоумении смотрел на Мацумото, который задумчиво смотрел куда-то вперед, вертя в руках кленовый лист, сорвавшийся с дерева к нему на колени.
-А зачем тебе это? – вдруг спросил парень.
-Интересно, - Акира немного смутился. Почему-то захотелось извиниться перед Койю за то, что вчера нагрубил ему, когда тот решил спросить его о прошлом. Сузуки был таким человеком, что не мог понять чувства другого, пока сам не испытал бы этого. Он помнил, как в детстве удивлялся тому, что знакомая девочка плакала дня три, после того как умерла её любимая собачка. Акира пожимал плечами, говоря, что это жизнь, но потом сам рыдал навзрыд, когда похоронил в саду своего попугая, что жил у него несколько лет. Только после этого, ему стало понятно, что чувствуют другие люди, теряя кого-то дорогого.
Смерть родителей была апофеозом этого понимания. Акира думал, что никогда этого не переживет.
Его мысли прервал тихий голос Таканори.
-Ну раз интересно, слушай.
Этот парень был каким-то до ужаса рассудительным и спокойным. Сузуки удивлялся этому. За тот единственный день, что он провел в интернате, ему уже казалось, что нормальных парней здесь нет. С девчонками он пока еще не успел познакомиться, да и они как-то сторонились парней и ходили небольшими группами человек по пять-шесть.
-Я родился и вырос в очень богатой семье. Мой отец был очень влиятельным человеком, да и мать тоже занимала не последнее место. У них был свой успешный бизнес и в придачу к этому много завистников.
Таканори остановился, видимо собираясь с мыслями.
Акира молчал, не желая перебивать.
-И вот однажды, - продолжил Таканори, - когда дела у отца шли особенно хорошо, нам домой позвонили и сказали, что он убит. Представляешь, Акира? – голос Мацумото задрожал, но он с силой закусил свою губу и сжал пальцы, от чего стебелек листика, что он держал, переломился, - А потом, - видимо здесь начиналась самая неприятная часть рассказа, потому что Таканори встал и отвернулся.
-А на следующий день, убили маму. Я был в отчаянии. Знаешь, мне казалось, что я с ума сошел. Когда мне об этом сказали, я не верил и кричал, что мне врут. Так громко кричал, что соседи уже думали, что у меня крыша поехала.
Акира поежился. Страшно было слушать такое. Таканори встал со скамьи и отошел, обняв себя руками.
-Я не знал, что мне делать, не знал куда бежать. Родственников как ветром сдуло, никто не желал мне помогать. Я сам звонил в социальную службу и спрашивал, что мне теперь делать. Это было три года назад, а я помню это так отчетливо. Сухой голос телефонного оператора, говоривший мне о том, что все будет хорошо, свежую могилу родителей, свои слезы и желание покончить с собой. Каждый, кто так любил меня при жизни родителей, теперь шарахался от меня, как от прокаженного, их ладони, что трепали меня всегда по голове теперь равнодушно опускались. Это было тяжелое время. Потом пришли какие-то женщины и сказали, что меня заберут в приют. Они знали, что на счетах моих родителей осталось еще очень много денег, я тогда сказал им все коды и все пароли счетов. Они были счастливы от такой легкой наживы, а я все плакал, смотря на то, как постепенно пустеет мой родной дом, как пропадают дорогие мне вещи. Но благодаря этим деньгам, которые взяли работники приюта, у меня здесь самая лучшая комната, и я живу один. Во всяком случае, здесь я знаю, что в безопасности.
-Ужас... – Акира с трудом верил, что на долю этого парня выпали такие страдания, - а те люди, - не побоялся спросить Сузуки, - ну... убийцы, тебя они не искали?
Таканори ухмыльнулся.
-В ту последнюю ночь дома, я не мог заснуть. Я бродил из комнаты в комнату, плача и зовя родителей, у меня была паника, я боялся каждого шороха и звука. Я не мог ни на что отвлечься, просто бесцельно бродил, постоянно оборачиваясь и озираясь. Я был словно в тумане, в кошмаре каком-то. Но вдруг в одной из комнат разбилось окно. Тут же заверещала сигнализация, но смолкла через минуту. Я кстати, был очень удивлен, что полиция так и не приехала тогда.
Сузуки слушал, затаив дыхание. Ему стало жутко от этого рассказа, а Таканори опять немного помолчав, продолжил:
-Я стоял посреди кухни и слышал, как чьи-то тяжелые шаги приближаются ко мне. Я чувствовал, что их было несколько человек. Раздались низкие мужские голоса. Я услышал, как кто-то сказал: «Ну и где этот мальчишка?» - тогда я понял, что пришли и по мою душу. Не осознавая что делаю, я схватил два кухонных ножа, с такими огромными лезвиями. Мама всегда боялась, что я порежу ими руки, а я лишь смеялся. Голоса все приближались, шаги становились все громче. Я тогда был напуган до смерти. Знаешь, Акира, это страшно, стоять и ждать своей смерти.
-Наверное... – Сузуки чувствовал, как похолодели его руки.
-В кухню вошел мужчина и громко крикнул, оборачиваясь: «Каору, он тут». Я бросился на него с ножом, но он был таким сильным, что с легкостью выбил сразу два из моих ладоней. «Ну и кончай его быстрее, Тоору. Иди сюда, здесь есть, чем поживиться», - окликнул его кто-то из комнаты. Я понял, что это были убийцы моих родителей. В том мужчине, что стоял рядом со мной, схватив за руки, я узнал одного из папиных компаньонов. Ниимура Тоору. Я всегда считал его хорошим человеком. Видимо ошибался. Он часто бывал у нас дома. Предатель. Я слышал, как в гостиной что-то гремит. Мне было противно от того, что кто-то рылся сейчас в маминых украшениях, которые она любила носить, рылся в папиных бумагах, надеясь найти деньги. Я стоял, закрыв глаза. Хватка на моих запястьях ослабла. Я был удивлен. Открыв один глаз, я встретился с внимательным взглядом Тоору.
«Ну что ты возишься, прикончи мальчишку», - опять раздалось из комнаты.
Ниимура взглядом указал в угол, заставляя меня отойти, я послушался, хотя был в недоумении.
«Каору, он ребенок совсем, может ну его», - я был удивлен словам Ниимуры.
В душе моей было такое смятение, что я только и мог, что лить слезы.
«Охренел, да? Он слишком много знает», - в кухню вошел тот самый Каору. Он так странно на меня посмотрел, что мне захотелось убежать. Я метнулся в сторону, но его крепкие руки удержали меня.
«Какой милый мальчик», - его пальцы противно заскользили по моим губам, потом он толкнул меня в сторону стола.
«Каору, остановись. Ему четырнадцать. Он ребенок», - но на эти слова Ниимуры, тот лишь хмыкнул и схватив меня, завалил на стол, пытаясь снять одежду. Я не думал, что могу так громко кричать, пытаясь отбиться. Мне было так противно, что меня чуть не тошнило, когда он грубо развернул меня спиной к себе и сдернул мои штаны.
Я думал, что умру. Крепко зажмурившись, я ожидал своей участи, но вдруг Каору сполз с меня на пол. Обернувшись, я увидел Ниимуру, который огрел его чем-то по голове. Наверное, в моих глаза было столько удивления, что Ниимура даже слегка улыбнулся.
«А теперь инсценируем твое убийство», - сказал он. Я даже охнуть не успел, как Тоору полоснул себя по плечу тем самым ножом. Мама была права, лезвие было очень острым. Зажмурившись, Ниимура испачкал в крови свою ладонь и размазал ее по столу и по полу, а затем, попросил меня снять футболку и тоже испачкал ее. Затем мы вышли в сад, и Тоору поджег кучу листьев.
«Здесь я сожгу твой труп», - сказал он, бросая мою футболку на землю, а я испуганно глянул на него.
«Не бойся. Это для Каору. Ты будешь жить, только беги, как можно дальше. Пройдет время, он успокоится, но сейчас ему хочется убить всех, кто так или иначе причастен к твоей семье».
«Куда я пойду?», - я спрашивал, а он молчал. Дым, поднявшийся столбом от подожженных листьев, начал разъедать мне глаза.
«Беги, Каору очухается сейчас, и мы оба будем в этой куче валяться», - Тоору усмехнулся, а я испуганно посмотрел на него, говоря о том, что мне некуда идти и что утром за мной придут из приюта.
Ниимура ничего не ответил, но вдруг услышал возню в доме, видимо Каору очухался.
«Беги, ну быстрее же!», - я сорвался с места и побежал к воротам дома.
«Стой», - Тоору нагнал меня уже почти у выхода, «Позвони мне, скажи что и как», - он накинул мне на плечи свою куртку и сунул свою визитку. Такая же была у отца. Я молча кивнул и убежал. Путь мой лежал в полицию. Я сказал, что в доме грабители, и что я убежал от них. На следующий день, я уже был здесь.
-Ничего себе, - Сузуки выдохнул. Он поверить не мог, что такое вообще могло произойти.
-Ага.
-А что тот Ниимура? – спросил Сузуки.
Мацумото слегка улыбнулся.
-У него все в порядке. Он часто приезжает ко мне. Кстати, Каору действительно успокоился. Он потом даже похвалил Ниимуру за то, что тот не убил меня. Так смешно. Он сказал, что Тоору молодец, что не взял грех на душу. Кошмар, они столько людей убили и еще совести хватает говорить про грех. Глупо так.
Мацумото вернулся на лавку и раскрыл свой альбом.
-Вот он, - Таканори показывал на какой-то рисунок.
Акира присмотрелся и удивленно выдохнул, настолько хорошо было нарисовано. На листе, черно-белым карандашом, был изображен мужчина. Жесткие черты лица, сильные руки, покрытые узором татуировок, сложены на груди, на животе красуется татуировка тигра. Злой взгляд темных глаз, из-под светлой челки, блеск цепочки на шее. Все было так реалистично нарисовано, что Акира невольно засмотрелся.
-Кто это? – спросил Сузуки.
-Это Тоору. Я ж сказал только что.
-Ты рисуешь убийцу своего отца и матери? – Акира только потом сообразил, как бестактно это прозвучало.
-Он спас мне жизнь. А убил родителей не он.
-Но он причастен к этому, - не понимая, почему так завелся, Сузуки пытался успокоиться.
-Мне-то лучше знать, Акира. Я ему благодарен.
От внимательного взгляда Сузуки не ускользнуло то, как закрывая альбом, Таканори провел пальцами по нарисованным губам Ниимуры.
-И этот туда же, - пронеслось в голове Акиры, но он не посмел озвучить эту мысль, слишком сильно потряс его рассказ Таканори.
-Ну а ты тут как? – этот вопрос уже не казался таким острым и болезненным, после того, что говорил Мацумото.
-Родители погибли в аварии.
-Сочувствую, - Таканори посмотрел на Акиру и снова отвел свой взгляд.
-Я жутко, просто жутко хочу рисовать, а не на чем и не чем. Я так и не взял с собой ничего, - вдруг сказал Таканори, - только вот карандаш есть и альбом. Мне директор выдает раз в месяц. Но альбом так быстро кончается. Придется в тетрадках рисовать, а там бумага такая тонкая.
-А тебе никто не может привезти? – спросил Сузуки.
-Разве что Тоору, но он сейчас в Америке и будет только через две недели.
-Ясно, - Акира не хотел больше слушать о Тоору. Он его уже заочно раздражал.
-Ладно, я пойду, - сказал Сузуки, как только заметил, что к скамейке приближаются Койю, Юу и Коуки с Рейкой.
-Давай, - Мацумото кивнул, - я в третьей комнате, если что, - кинул он вдогонку.
Акира промолчал. Ему не понравилось, что он был вынужден уйти, но и терпеть подколы этих идиотов в обществе Таканори, совсем не хотелось.
-Акира, там учительница сказала, что... – начал было Койю, но увидев, что Акира даже не остановился, замолчал.
-Не напрягайся так, милый, ему нафиг это не надо, - поспешил успокоить его Юу.
Коуки и Рейка посмотрели вслед Акире.
-Бесит, - сказали они хором.
-Ну и о чем вы так увлеченно беседовали? – спросил Койю, садясь рядом с Таканори.
-О жизни.
-Ну да, ты у нас известный философ, - Койю положил голову на плечо Юу, и обнял его за талию. Все вокруг удивлялись, как мог такой милый и добрый мальчик влюбиться и влюбить в себя грозу всего интерната. Когда Койю об этом спрашивали, он лишь загадочно улыбался и смущенно опускал глаза.
-Он рассказал тебе, почему здесь? – спросил Юу у Таканори.
-Сказал, но это не значит, что я расскажу это вам, - Мацумото улыбнулся и встал со скамьи.
-Ну ты упырь, Мацумото, - сказал Коуки, - друзьям не расскажешь? – он злобно глянул на парня.
-Друзьям? – Таканори нахмурился, - Коуки, что с тобой? Мы просто знакомые. То, что я даю вам с Рейкой списывать домашние задания и не жалуюсь на ваши стоны ночные, которые мне слышны даже через стенку, не дает повода говорить о дружбе.
-Ой, вот только не надо этого, - начал Рейка, но его остановила жесткая рука Коуки.
-Лучше тебе нас в друзьях иметь, а не во врагах, - Коуки зло смотрел на Мацумото, а тот лишь улыбался.
-Прости, но иметь вас я ни в каком виде не хочу, - Таканори развернулся и пошел прочь.
Юу и Койю засмеялись, глядя на то, как сжимает кулаки Рейка.
-Остынь. Не обращай внимания. У него не все дома, - сказал Коуки.
Как только в их интернат пришел Таканори, он сразу же обратил на себя внимание всех вокруг. Особенно засмотрелся на него Коуки. Мацумото так спокойно отвечал на его подколы, не реагировал на издевательства, давал списывать, что через какое-то время, Коуки отстал от него, с ужасом осознавая, что совсем не хочет шутить над Мацумото. Этот парень привлекал все больше и это внезапное чувство приходилось маскировать за все более жестокими шутками.
-Может хватит пялиться на его задницу? – мысли Коуки прервал недовольный голос Рейки.
-Я и не думал, - парень повернулся и взял Рейку за руку, - тоже мне, ревнивая жена.
Койю и Юу промолчали. Они уже давно заметили нездоровый интерес Коуки к Таканори, но делали вид, что ничего не происходит. Они не хотели, чтобы их друзья ссорились друг с другом, ведь они уже были так давно вместе, что не хотелось, чтобы их отношения прекратились.
-Так красиво, - кивнул на раскидистый клен, Койю.
У него была потрясающая манера переводить неприятную тему на более спокойную. Если где-то возникал конфликт, то Койю обязательно разрешал его, казалось одним своим появлением.
-Ага. Хотя я терпеть не могу осень, - ответил ему Юу, - зато тебя обожаю, - добавил он шепотом и поцеловал Койю в нос.
Рейка отвернулся. Он не любил смотреть на чужие нежности. Слишком давно он не получал их от своего возлюбленного. В последнее время ему казалось, что Коуки просто с ним спит, а хотелось чего-то большего.
Но поговорить начистоту мешала глупая мальчишеская гордость. Он не хотел признаваться в своей слабости и делал вид, что ничего не происходит.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:10 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 4
-Держи мяч и хватит тупить, Койю! Иди на ворота, у меня нога болит, - Коуки всучив футбольный мяч парню, пошел прочь с поля.
-Ладно, - Койю пожал плечами.
-Чего это он? – Юу тут же подлетел к Такашиме, вопросительно смотря в его глаза.
-Ничего особенного, просто вышел из игры, - улыбнулся тот.
-Эй, Такашима и Широяма, хватит болтать! Продолжаем игру! – строгий голос учителя по физкультуре окликнул парней, заставляя их разойтись по своим местам.
Коуки уже сидел на скамейке и лениво наблюдал за игрой, растирая ушибленную ногу.
-Что случилось? – Рейка подскочил так резко, что Коуки даже вздрогнул.
-Ногу ударил, - отмахнулся парень.
-Больно? – Рейка сел на корточки и дотронулся до покрасневшей лодыжки.
Коуки даже не задумываясь, сильно шлепнул его по руке.
-Не трогай, больно.
-Ты чего? – Рейка нахмурился, а в глазах была не злость, а какое-то отчаяние. Он не хотел верить в свои предположения, которые подтверждались с каждым днем все больше и больше. Убрав руку, он продолжал сидеть возле Коуки, не сводя глаз.
-Ты ничего не хочешь мне сказать? – этот вопрос прозвучал неожиданно.
-О чем? – Коуки с вызовом посмотрел на парня. Он догадывался, что за разговор его ждет, но ни за что не хотел говорить об этом.
-Сам знаешь, - сев рядом, Рейка отвернулся. Сейчас он понимал, что ведет себя как нервная девчонка, но ничего не мог с собой поделать. Он знал Коуки с детства, они были всегда и везде вместе, были лучшими друзьями, помогая друг другу. Оказавшись в интернате сразу же после рождения, они росли вместе, вместе радовались и плакали. Рейка помнил, как они впервые ввязались в драку, помнил, как Коуки стирал кровь с его разбитых губ, а потом поцеловал их. Тогда им было пятнадцать. Рейка влюбился в своего друга, полностью подчиняясь его воле и позволяя ему делать все, что тот захочет. Коуки тоже поддался этому чувству, но ненадолго. Потом появился Таканори. И как бы Коуки не хотел, но он все чаще смотрел в сторону темноволосого подростка, рисующего в своих альбомах красивые рисунки. Пытаясь скрыть за маской невежества и грубости свои странные чувства, Коуки издевался над Мацумото, но тот в ответ лишь ухмылялся. Он сразу показал всем, что выше этого. Выше этой суеты и грязи. Ему все равно, что говорят о нем. Он живет лишь в своем мире, куда допущено всего пара человек. Рейка сразу же заметил изменения в своем возлюбленном. Конечно, они происходили не сразу, но все три года, что он был вместе с Коуки, были пронизаны страхом потери и одиночества. Они были вместе всего неделю, когда порог интерната переступил Таканори. Уже тогда, Рейка отметил, что взгляд Коуки слишком долго задержался на невысоком подростке, идущему по коридору.
Рейка переживал и боялся. Коуки менялся, стоило Таканори появиться рядом. С каждым днем это заходило все дальше и дальше.
Сейчас это достигло крайней точки. Коуки все чаще говорил о Таканори, все чаще смотрел на него, все меньше времени уделял Рейке.
Вот и сейчас холодные глаза Коуки равнодушно блуждали по взволнованному лицу парня, сидящего у его ног.
-Рейка, ну хватит уже. Ты перегибаешь.
-Нет, не перегибаю. Просто надоело, как ты смотришь на него, - голос был тихим, хотя было желание орать во все горло.
-На кого? – так безбожно врать надо было уметь. Коуки даже бровью не повел.
-Ты знаешь.
-Нет, - пальцы массировали больную ногу, а глаза уже были устремлены в другой конец поля, где стоял, облокотившись на забор, Таканори.
-Коуки, хватит меня мучить. Давай просто будем друзьями. Я же вижу, что ты равнодушен ко мне, - Рейка чувствовал себя униженным. Доминирующий и жесткий от природы, он с ума сходил от этой пассивной роли брошенной возлюбленной, которую заставил его играть Коуки, но чувства были настолько сильны, что Рейка готов был терпеть и это.
-У тебя недотрах, что ли? – Коуки улыбнулся и встал со скамьи, поморщившись от резкой боли в ноге, - пошли, - он потянул Рейку за руку.
-Отвали, куда ты тянешь меня? – возмутился парень, пытаясь сбросить с себя тяжелую руку.
-Заткнись.
Коуки тащил парня через весь двор, затем через школьные коридоры, не обращая внимания на недоуменные взгляды. Открыв дверь комнаты, в которой они жили, он бросил Рейку на кровать.
Щелкнул дверной замок, одним быстрым движением, Коуки закрыл шторы на окне, которое выходило как раз на футбольное поле.
-Что ты... – Рейка попятился к стене. Он не любил, когда Коуки был жестоким, боясь его цепких пальцев, оставляющих отметины на теле, его грубых движений и слишком болезненных поцелуев. Влюбившись в его красоту, Рейка не разглядел жестокой души этого мальчика, похожего на дорогую статуэтку.
Коуки уже стягивал с себя рубашку, расстегивал свой ремень и молнию на джинсах.
-Не надо, я не хочу, - Рейка вжался в спинку кровати, - это из-за него, да? – слова сами собой сорвались с побелевших губ, - из-за Таканори? Сколько можно, ну почему ты ничего мне не говоришь?
-Нет, все не так, - Коуки уже самому было противно от своей лжи, но зачем он все еще пытался противостоять этому, он и сам не понимал. Видимо понимая, что ни о какой взаимности со стороны Таканори не может быть и речи, он хотел обмануть и Рейку и самого себя. Признать то, что Мацумото завладел его мыслями, он не хотел, но и удобные отношения с Рейкой прерывать не собирался.
-Коуки, не надо, ну пожалуйста, - Рейка впервые в жизни действительно не
хотел близости со своим возлюбленным. Было физически больно от его прикосновений.
Но Коуки уже не собирался останавливаться. Грубо подготавливая тело Рейки к дальнейшим действиям, он тяжело дышал ему в затылок, прижимая собой к кровати, на которой он уже бессчетное количество раз брал его.
Рейка лишь тихо стонал, пытаясь расслабиться и впустить в себя влажные пальцы Коуки, нетерпеливо толкающиеся в зажатое тело.
Интуитивно Рейка чувствовал, что вот он – тот последний раз, который поставит точку в этих мучительных отношениях, так светло начавшихся три года назад. Когда-то они мечтали, что после совершеннолетия уедут отсюда и будут жить вместе и никогда не расстанутся. Это была самая большая иллюзия, которую они сами себе создали. Было нестерпимо больно сдирать эту красочную оболочку воспоминаний и возвращаться в серый и глухой к боли других мир. Рейке казалось, что с него живьем снимают кожу. Все те мечты, которыми он жил, рухнули из-за одного человека. И он ненавидел его. Ненавидел всей душой, не желая понять и принять, не желая смириться с тем, что Таканори совсем не виноват в том, что Коуки в него влюбился. Для Рейки не существовало полутонов. Было лишь черное или белое, либо «люблю», либо «ненавижу», «хочу», «не хочу».
Закусив свой кулак, Рейка тихо застонал, дрожа всем телом, когда Коуки медленно и осторожно толкнулся в него и остановился. Каждый раз, чувствуя жар его тела, его пальцы на своих бедрах, Рейка думал, что сходит с ума от переполнявших чувств, но сейчас он ощущал лишь боль проникновения и желание поскорее закончить с этим.
Коуки двигался быстро и жестко, не останавливаясь и не сбиваясь с темпа.
Он возбудился еще в раздевалке спортзала, случайно увидев в открытую дверь душевой Таканори, который стоял спиной к двери и одевался.
Зрелище полностью обнаженного тела, заставило Коуки нервно сглотнуть и поспешно отвернуться, чтобы не сойти с ума. Он столько раз представлял себе это тело, что увидев его в реальности, не мог смотреть на него. Выйдя из зала на поле, Коуки так задумался, что даже не разогрелся перед игрой и уже через несколько минут, прыгал на одной ноге, ухватившись рукой за вторую, которую сильно ушиб, при неудачном падении.
Поэтому сейчас, вбивая Рейку в простынь, Коуки вновь представлял лишь Таканори.
Кончив слишком быстро, парень выскользнул из расслабленного тела и сел на кровати, даже не дождавшись пока Рейка доведет сам себя до оргазма.
Легкое прикосновение влажной руки заставило вздрогнуть.
-Что? – голос был раздраженным.
-Коуки, давай больше не будем общаться так. Я не могу больше. Это унизительно, - Рейка продолжал лежать на животе и даже не смотрел на любовника.
-Ну, давай, - поняв, что сопротивление бесполезно, Коуки натянул на плечи рубашку, - тем более, что я уезжаю скоро, - добавил он чуть тише.
-Куда? – Рейка подскочил на кровати.
Коуки пожал плечами.
-К другу поеду. Он в Киото живет. Работу предложил.
-А почему ты уезжаешь? – Рейка ни как не мог сообразить, что происходит и о чем говорит его уже бывший парень.
-Ну, мне ж восемнадцать уже исполнится на следующей неделе. Так что...
Рейка опустил голову.
Когда Коуки брал его несколько минут назад, он думал, что вот он – тот момент душевной боли и осознание того, что счастье ушло. Но он ошибся. Вся горечь и тоска ворвалась в его измученное сердце сейчас, когда он вспомнил, что Коуки действительно уже очень скоро покинет его. А когда-то они мечтали уехать вместе. Не хотелось верить в это. Они знали друг друга всю жизнь, мечтали об одном и том же, хотели счастья и любви, дарили друг другу тепло, а теперь между ними стена непонимания и лжи, холод и недоговоренность.
-Прости меня, Рейка, - Коуки оделся и вышел из комнаты, даже не обернувшись на своего любовника, что застывшим взглядом смотрел на дверь.
Чувствуя себя пустым и беспомощным, Коуки пошел на улицу. Мимо него быстрым шагом прошел Таканори, с кем-то оживленно разговаривая по телефону и даже не взглянув в его сторону.
-Ну, а ты чего хотел? – спросил сам у себя парень, - ему все равно на тебя, все равно. Забудь.
Коуки усмехнулся. Его смешила собственная привычка говорить с самим собой. Рейка тоже всегда смеялся. Рейка... Воспоминания об этом парне были неприятны. Все три года, что они были вместе, Коуки не питал к нему никаких чувств, позволяя себя любить и ничего, кроме секса, не давая взамен. Это были удобные отношения.
Коуки знал, что скоро уедет, поэтому решил хотя бы сказать Таканори о своих чувствах. В душе теплилась надежда. А вдруг не отвергнет? Вдруг все-таки даст шанс, хотя парень и понимал, что в глазах Мацумото он всего лишь двоечник и лентяй, местный хулиган, который спит с собственным другом и пристает к молоденьким учительницам. Но Коуки решил не сдаваться и идти до конца. Он так увлекся своими мыслями, что даже не видел, как из окна комнаты на него смотрит Рейка, хотя сидел прямо под окном их комнаты. Глаза Рейки блуждали по фигуре бывшего любовника. В них уже не было любви, лишь боль и отчаяние, но если бы Коуки повнимательнее всмотрелся в его лицо, то понял, что так смотрят не только отвергнутые возлюбленные. Такой холодный, будто стеклянный взгляд бывает у человека, решившегося на месть.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:10 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 5
-Привет, Койю, - Акира уселся за парту и с грохотом положил на нее учебники.
-Привет, - отозвался Такашима с задней парты. Он выглядел не выспавшимся и замученным.
В классе еще никого не было. Сонная тишина еще не была нарушена разговорами учеников и строгим голосом учителя.
Сегодня Акира наконец-то спал спокойно. Койю еще вечером ушел в комнату к Юу, и поэтому Сузуки спал в тишине, не пытаясь отвлечься от стонов и всхлипов соседа по комнате и его любовника.
-А где Юу? – спросил Акира, заметив, что брюнета нет рядом, хотя тот всегда был вместе с Такашимой. Они словно сиамские близнецы, ходили тесно прижавшись друг к другу и казалось, ни на минуту не расставались.
-А он уехал с директором за тетрадками и прочей фигней на склад, - ответил Койю.
-Ясно, - Акира открыл учебник и принялся читать заданный параграф.
В класс вошел Таканори. Он не спеша прошел к своей парте и тихо сел на стул.
-Доброе утро, - Сузуки обернулся и с улыбкой посмотрел на Мацумото.
-Привет, - Таканори уже открыл альбом и что-то чертил в нем.
Акира смотрел на сосредоточенное лицо парня и почему-то не мог отвести взгляда. Он вспомнил, как его мама когда-то говорила, что человек бывает особенно красив, когда занимается любимым делом, делает работу, которая приносит радость. Вспомнив эти слова, Акира задумался, смотря на Таканори, ловкие пальцы которого сжимали карандаш. Определенно, лицо этого парня было привлекательно, правильные черты, бледная кожа, тонкая, словно лепесток яблони. Акира усмехнулся. Ему было как-то неловко от своих мыслей и от того, что он непозволительно долго смотрит на Таканори.
-Акира, а что такого интересного на мне, что ты смотришь не отрываясь? – спросил Мацумото, не поднимая глаз от рисунка.
-Я не смотрю, - Сузуки уткнулся в свой учебник, чувствуя, что краснеет.
-И как он только увидел? Как? – спрашивал сам у себя Акира, боясь даже взглянуть теперь в сторону Таканори.
Сзади послышался ехидный смешок Койю. Сузуки обернулся и грозно посмотрел на него.
-Молчу-молчу, - Такашима поднял руки и поспешил уткнуться в учебник.
Вскоре прозвенел звонок, давая начало первому уроку, что всегда так долго тянулся. В классе было тихо, так как главные бунтари – Коуки, Рейка и Юу, отсутствовали. Сузуки подумал, что без них было даже как-то скучно, не хватало их болтовни и шуток.
Вдруг прямо перед носом Акиры шлепнулся тетрадный листочек, сложенный в несколько раз. Парень непонимающе уставился на него, а потом решил развернуть.
«Что задумался? Давай со второго урока свалим? Мне надоело слушать про свободные радикалы. Я сам хочу свободно погулять. Таканори»
Акира улыбнулся и обернувшись, кивнул Мацумото, давая понять, что согласен. Тот поднял вверх большой палец и подмигнул Сузуки.
Когда прозвенел звонок, они быстро выскочили из класса и накинув куртки, выскочили из здания, сразу же поспешив на задний двор.
-А я не знал, что ты прогульщик, - сказал Акира, усаживаясь на скамейку.
-Да, я такой, - улыбнулся Таканори, - терпеть не могу занудные уроки. Лучше порисовать, чем формулы в тетрадке вырисовывать.
-Ну да, - кивнул Акира.
-Что-то холодно, - поежился Мацумото, сильнее кутаясь в свой неизменный шарф.
Окинув его фигуру быстрым взглядом, Акира еще раз убедился в том, каким же все-таки худым и маленьким был Таканори. С виду, ему можно было дать лет пятнадцать, но вот рассудительности и ума в нем было больше, чем у любого двадцатилетнего. Видно, правду говорят, что трудности закаляют человека, заставляя взрослеть раньше положенного.
-Тоору звонил. Сказал, что приедет на следующей неделе. Я так рад, - произнес Таканори.
-Ну здорово, - ответил Акира, хотя его совсем не порадовала эта новость. Этот неизвестный ему мужчина не внушал доверия, и Акира не понимал, как вообще Таканори может спокойно о нем говорить.
-Мне так одиноко бывает, - голос Таканори смешался с резким порывом ветра, налетевшим внезапно и растрепав каштановые пряди его волос.
-Понимаю, - Сузуки сам часто мучился от этого.
Вокруг было много подростков, много парней и девчонок, много маленьких детей, но все они были одиноки, даже не смотря на то, что их было так много и жили они по трое человек в одной комнате. Казалось, здесь каждая щель, каждая трещина пропитана одиночеством и горечью маленьких сердец, брошенных и покинутых, оставленных и ни кому не нужных. Каждый кирпич в этом здании видел детские слезы и самих детей, что так отчаянно звали своих родителей холодными ночами, каждый уголок этого мрачного здания слышал жалобы и просьбы о помощи. Но ни заботы, ни помощи, ни любви ждать не приходилось.
Акира молчал, смотря куда-то вдаль. Таканори, нахмурив брови, что-то чертил на мокрой земле носком ботинка.
-Почему мне так спокойно с тобой и ты меня не раздражаешь? – вдруг спросил Сузуки. Этот вопрос волновал его еще со вчерашнего дня. Его удивляло то, что он сторонился всех вокруг, но Таканори, с которым говорил не так много, всегда радовал своим присутствием.
Мацумото на миг задумался.
-Потому что я не достаю тебя расспросами, - усмехнулся Таканори.
-Возможно.
Акира задумался. Ответ Мацумото его совершенно не удовлетворил. Но он и сам не спешил давать себе ответ. Просто с Таканори спокойно. Не чувствуешь, что ты одинок. Можно посмеяться, выкурить одну на двоих сигарету, прогулять урок или погрустить о том, что уже никогда не вернется. И все это за какие-то два дня. Акира был удивлен, осознав это.
-Така, а почему ты так любишь рисовать? – вопрос глупый, но Акира все-таки задал его.
Мацумото пожал плечами.
-Я не знаю. Просто люблю и все. Рисунком я создаю любое настроение, любую картину, получаю все что хочу, одним мазком кисти, - тут он почему-то задорно засмеялся, - ну да, я сказал неправду, мазков надо сделать несколько тысяч.
-Понятно, - Акира тоже улыбнулся, уж слишком заразительным был смех Таканори.
Но улыбка тут же сползла с лица парня, как только он заметил, подходящего к скамейке Коуки.
-Свали, Сузуки, мне поговорить с Таканори надо.
-Привет, для начала, - Акира сложил руки на груди, совершенно не собираясь вставать с места. Его бесило это фамильярное отношение к себе и наглость.
-Ну свали, будь человеком! – прикрикнул Коуки, раздраженно прищурившись.
-А что ты хотел? – вмешался в разговор Мацумото.
-Поговорить.
-Так говори, - Таканори выжидающе смотрел на Коуки, но тот молчал.
-Ну? – вновь поторопил его Мацумото.
-Сузуки! – его голос был таки громким, что Акира невольно вздрогнул, но с места не сдвинулся.
-Ладно, потом поговорим, - Коуки сплюнул себе под ноги и быстрыми шагами направился к интернату.
-Что этот мудак хотел от тебя? – спросил Акира.
-Ты у меня спрашиваешь? – Мацумото недоуменно развел руками.
-Он меня бесит, - выдал Акира.
-Он многих бесит, хотя парень неплохой, просто вредный и самовлюбленный.
-Защищаешь? – эти слова кольнули Акиру, он не понимал, почему ему не приятно это слышать.
-Нет, просто я трезво оцениваю людей.
-Логично.
Акира просто поражался тому, как легко рассуждает Таканори. Видимо поэтому его никто и не трогал в интернате, прекратив любые попытки поиздеваться сразу же.
-Господи... ну вот только этого не хватало, - протянул Акира, а Таканори, проследив за его взглядом, прыснул со смеха.
У входа в интернат стоял Юу и прижимал к двери Койю, который вылетел из здания в одной футболке.
-Надо же как спешил, даже куртку не надел, - смотря на голые руки Такашимы, произнес Мацумото, - любовь, блин...
Сузуки ухмыльнулся.
-Пф... Любовь. Скажешь, тоже...Любовь между парнями – это утопия.
Мацумото как-то странно улыбнулся.
-Ну-ну, - сказал он, - знаешь, Акира, глядя на Юу и Койю, я готов опровергнуть твою теорию.
-А что, у них все так серьезно? – Сузуки не сводил глаз с целующейся, без всякого стеснения, парочки.
-Ну да.
-Расскажешь? – глаза Акиры загорелись неподдельным интересом. Он с трудом верил в то, что такое могло быть.
-Я похож на сплетника? – брови Мацумото взметнулись вверх.
-Нет, - Акира улыбнулся.
-Вот и я думаю, что нет. Но... – он замолчал, - я думаю парни не обидятся, если ты узнаешь их историю более подробно. Ведь о них только ленивый не говорит. Даже учителя в курсе, хоть и делают вид, что ничего не знают.
- Ну в общем, когда я приехал, Койю и Юу еще не были вместе, и я был свидетелем становления их отношений, - начал свой рассказ Мацумото, - Койю тогда был до одури стеснительным и зашуганым, сторонился всех, боялся. Его постоянно били старшие парни, издевались над ним, даже приставали иногда.
-Ну да, он же на девчонку похож, - перебил Акира.
-Что есть, то есть, - ответил Мацумото и замолчал, но тут же продолжил говорить, - Койю вечно в соплях и слезах ходил, с синяками, ссадинами, губы вечно разбиты, локти разодраны, колени в кровь. В общем ужас. А потом вдруг к нам в интернат перевели Юу. Сказали, что из-за какой-то стычки с начальством предыдущего приюта. Когда он пришел к нам, мы все по стеночке стали ходить. Он хоть и ровесник наш был, выглядел гораздо старше. Да он и сейчас так выглядит, - Мацумото усмехнулся. Ему было весело вспоминать то время.
-Короче, все его так испугались, что некоторое время даже драк не было и Койю, кстати, никто не обижал. А вот сам Койю, когда увидел Юу, сразу же сказал, что этот парень его добьет. Представляешь, как он ошибся? – Мацумото вновь улыбнулся.
-В общем, Койю больше всех трясся и боялся. И вот однажды он пошел вечером в душ. Он всегда бегал туда самым последним, чтобы мыться одному и исключить приставания. Но в тот вечер ему не суждено было остаться одному.
-Юу трахнул его в душе? – Акира совсем не к месту рассмеялся.
-Нет, - Мацумото казалось, даже не обратил внимания на вопрос Сузуки, - Юу зашел в душ в тот момент, когда Койю уже вовсю плескался. Закрыв дверь, он прошел к свободному душу и включил воду. Койю говорил, что он чуть не умер со страха. Оборачивается, а перед ним Широяма – голый, мокрый, с мочалкой в руке и так тихо спрашивает: «Я не помешаю тебе?». Такашима наш тогда так испугался, что лишь замотал головой.
-Это тебе Койю так подробно рассказал все? – поинтересовался Акира.
-Ну, а кто ж еще.
-Да насвистел, наверное.
-Нет, точно нет, - заулыбался Таканори, - ну в общем, дальше слушай. Мылись они молча, но как только Койю направился к двери, Юу преградил ему дорогу и спросил, кивая на его синяки: «Кто тебя так?». Койю что-то пролепетал и покраснел, а Широяма не отстал от него, допытался что да как, заставил все рассказать. Апофеозом была его фраза, которую Койю уже по сто раз всем пересказал.
-Какая? Я не слышал, – Сузуки очень веселил этот рассказ.
Закатив глаза, Таканори произнес, копируя низкий голос Широямы:
-Теперь тебя никто не будет обижать, утенок.
-Утенок? – заржал Акира.
-Ты на губы его посмотри, - усмехнулся Мацумото, но уже серьезным тоном добавил, - ну а вообще, если уже без шуток и юмора, я никогда не видел, чтобы кто-то так заботился о своем любимом. Юу ни на шаг не отходит от Койю, всегда рядом, всегда поддерживает, успокаивает, защищает. Мне кажется, они действительно любят друг друга.
-Ну не знаю... – скептически протянул Акира.
-Поверь, это так. Они даже не ругаются. Какой бы ни была проблема, они спокойно ее решают. Я даже завидую им.
-Чему тут завидовать? – удивился Сузуки.
-Я бы хотел, чтобы и меня кто-то так полюбил. Принял такого, какой я есть, помогал бы мне и заботился. Мне не хватает этого.
Акира видел, что настроение Таканори вдруг резко испортилось. Он как-то насупился и сжался, глядя куда-то в сторону.
-Я пойду. Замерз что-то.
Парень встал и пошел в сторону интерната. Сузуки не понимал, чем вызвана такая перемена в настроении Таканори и уже прокручивал в памяти, не сказал ли он чего лишнего, что могло обидеть Мацумото. Но ничего такого припомнить не мог.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:11 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 6
Таканори не спеша шел в свою комнату, благополучно решив прогулять остальные уроки. Он уже привык к тому, что учителя даже не сильно ругали его, списывая непосещение уроков на творческую натуру мальчика, которая требовала свободы. Директор, конечно же говорил, что натура Таканори требует розги, но тем не менее тоже никогда не ругал его и не вызывал в свой кабинет. У Мацумото были удивительные способности ко всем предметам. Ему с легкостью давались и формулы, и задачки, и не простые тесты по английскому языку, диктанты и литература. Казалось, для него нет чего-то сложного и невозможного. А Таканори лишь пожимал плечами, когда его спрашивали о том, почему он такой умный. Он не любил, когда его хвалили. Слова вообще для него мало что значили. С самого детства он больше верил поступкам, нежели рассуждениям.
Поэтому-то его и привлек Акира, со своим немногословием и краткостью. Но вот только не получалось пока нормального общения. То помешают поговорить, то придет кто-нибудь, то отвлекут. А сейчас Таканори сам ушел от Акиры, потому что ему не понравился его скептицизм по отношению к Койю и Юу. Таканори понимал, что у каждого человека может быть свое мнение, он не имел привычки навязывать свои мысли другим, но то, с каким непониманием Акира смотрел на эту парочку, заставило Таканори уйти. И даже волновало его не то, что Сузуки не мог принять сам факт любви между людьми одного с собой пола. Угнетало скорее то, что на первое место в его рассуждениях выходила именно нестандартность отношений, а не чувства. Таканори всегда считал, что для любви преград не существует и не важно, в кого ты влюблен: в мальчика, в девочку, в своего учителя, да не все ли равно?
Тяжело вздохнув, Мацумото пошел по коридору, смотря себе под ноги. Заметив, что перед его дверью кто-то сидит, Таканори на миг остановился. Нежданные гости в его планы совсем не входили, так как хотелось побыть одному. Приглядевшись, он узнал в сидящем Коуки.
-Ты все-таки пришел? – спросил Таканори, отпирая дверь и пропуская парня в комнату, - Что ты хотел мне сказать? – Мацумото скинул с себя куртку и рубашку, оставаясь в легкой футболке и сел за стол, устремив свой взгляд на мнущегося у двери Коуки.
Вся смелость последнего пропала, как только он увидел Таканори. Если минуту назад он еще хотел смело заявить о своих чувствах, то сейчас уверенность покинула его. Коуки стоял и молча смотрел на Мацумото.
-Что случилось? Ну что ты молчишь? – Таканори вздохнул и открыл свой альбом.
-Да так, просто сказать хотел, что уеду скоро, - Коуки понял, что сегодня разговора уже точно не будет.
-Ну ты Америку мне не открыл, я итак это знаю, - пожал плечами Мацумото, - а Рейка летом к тебе приедет? Когда и ему восемнадцать стукнет? –Таканори уже что-то чертил в своем альбоме, даже не смотря на своего собеседника.
-Нет, Рейка не приедет. Мы поссорились, - Коуки опустился на кровать и ждал, что же скажет Мацумото.
Тот хмыкнул.
-Ну этого и следовало ожидать.
-Это почему это? – неожиданно для самого себя возмутился Коуки.
Развернувшись к нему лицом, Таканори развел руками:
-Да ты же плевал на него все эти годы. Это видно невооруженным глазом. Похоже, что из вас двоих любит только он.
-Я тоже люблю, - это звучало как попытка защитить самого себя.
-Явно не его, - усмехнулся Таканори.
Он даже не представлял насколько он прав, а главное, даже не догадывался, что сам является объектом симпатии того, кто сейчас смотрел на него не отрываясь.
-Да. Не его, - ограничился коротким ответом Коуки.
Он не рискнул сказать ничего, чувствуя, что это бесполезно. Все равно ничего не выйдет. Но тем не менее разрыв с Рейкой все равно радовал его. Уже давно было пора освободиться от этой мучительной связи.
-Коуки, ты прости, я порисовать хотел. Не мог бы ты уйти, ну или просто посидеть молча? – Таканори всегда прямо озвучивал свои желания, считая, что только так можно достичь какого-то понимания между людьми.
-Я лучше пойду, - встав с кровати, Коуки остановился у двери.
На миг возникло желание все-таки поведать о своих чувствах. Но, увидев, как увлеченно Мацумото начал рисовать в своем альбоме что-то, он не решился. Слишком Таканори творческий, слишком красивый, слишком понимающий и особенный. Не для него, не для Коуки. Таканори нужен кто-то другой. Открыв дверь, парень вышел из комнаты. Тихий щелчок дверного замка, будто бы закрыл на ключ все чувства Коуки. Он понял, что вряд ли когда-нибудь осмелится сказать об этом. Никто не узнает о его чувствах. Никто.

После ухода Коуки, Таканори облегченно вздохнул. Он все видел. Он знал, что происходит с парнем. И этот внезапный разрыв с Рейкой, и периодически возвращающиеся подколы, и постоянные, будто бы случайные, прикосновения, но почему-то такие долгие, что становилось неловко, этот липкий оценивающий взгляд, когда они вдруг оставались вдвоем в душевой.
-Ну а что я могу ему дать? – спросил сам себя парень, - ничего. У меня сердце не бьется сильнее в его присутствии, так что...
Подойдя к окну, Таканори откинул легкий тюль и выглянул на улицу. Моросил дождь, деревья стояли практически голые, а земля под ними была усыпана мертвыми листьями. Таканори удивленно заметил, что Акира все еще сидит на скамейке, причем уселся он на её спинку, а ноги поставил на сиденье. Парень задумчиво смотрел куда-то вдаль.
Идея пришла моментально. Открыв свой альбом, Таканори стал быстрыми движениями набрасывать эскиз будущей картины.
-Только не уходи никуда, - пробормотал он, глядя на Акиру, пытаясь как можно быстрее и точнее срисовать его позу. Улыбка играла на губах Мацумото. Он так любил рисовать, что настроение его всегда повышалось. Нажав на карандаш чуть сильнее, Таканори сломал тонкий стержень. Отбросив его в сторону, парень тут же взял другой из ящика стола, продолжая рисовать.
-Отлично... – говорил он сам себе, - Эй, ну куда! – это уже предназначалось Акире, - куда ты! Я ж еще не дорисовал тебе руки, - Таканори раздраженно цокнул языком и сел за стол, дорисовывая детали рисунка.
На бумаге в черно-белом варианте красовалось раскидистое дерево и скамейка на которой сидел Акира. Лицо Мацумото дорисовал уже практически по памяти, так как рисунок сделал довольно-таки крупным, хотя Сузуки сидел далеко.
Взяв цветные карандаши, Таканори раскрасил оранжевым листья, навел темными цветами ветки деревьев, прорисовал светлым волосы Акиры и зачем-то раскрасил черным его ногти. Почему-то это особенно повеселило Мацумото.
-Ну вот, - парень прислонил рисунок к полке и отошел чуть дальше, чтобы лучше разглядеть свою работу.
-По-моему, неплохо, - Таканори наклонял голову то вправо, то влево, то прищуривался, то подходил ближе, но по его легкой улыбке можно было судить, что он доволен своей работой.
-А он красивый... – вдруг произнес Таканори, - почему я раньше не заметил?
Он вглядывался в лицо Акиры, которое удалось воспроизвести почти с фотографической точностью и не мог отвести взгляда.
-Такие глаза грустные... – Таканори подошел ближе и взял рисунок в руки.
-Акира... – Мацумото провел пальцами по рисунку, осторожно касаясь нарисованного лица. Он вдруг вспомнил, как чуть не влюбился в Тоору, именно после того, как нарисовал не один его портрет, вспомнил, как вдруг полюбил пионы, после того, как изобразил их на холсте – это была его первая работа выполненная масляными красками, потом была необъяснимая любовь к маленьким собакам, которых он рисовал на полях тетрадки по биологии, а теперь вот Акира...
Таканори улыбнулся и убрал рисунок в стол. Ему нестерпимо захотелось встретиться с тем, кого он только что рисовал. Накинув рубашку, Таканори почти бегом выскочил из комнаты, чувствуя непонятное волнение.
Глава 7
Таканори забежал в комнату Акиры так неожиданно, что развалившийся на кровати Койю, уронил книгу, которую читал.
-А стучаться не учили? – раздраженно спросил Такашима, поднимая книгу с пола.
-Прости, - улыбнулся Мацумото, - я так привык жить один, что забываю, что остальные делят комнату с соседями.
Если бы подобную фразу сказал кто-нибудь другой, а не Таканори, то это звучало бы как попытка еще раз подчеркнуть свою индивидуальность и особое положение, но Мацумото говорил это совершенно без задней мысли, не желая никого обидеть или задеть.
-Я чуть не умер со страху, - вновь принимаясь за чтение, сказал Койю.
-Ладно тебе, извини, - улыбнулся Таканори, - а что читаешь? – спросил он заинтересованно и усмехнулся, - случайно не «Ваш ребенок от рождения до года»? – его дикий смех не остановила даже летящая в него книга.
-Така! Хватит издеваться, это вообще-то роман очень интересный, - возмутился Койю, - и вообще, при чем тут дети? – искренне не понимал он.
Мацумото сложил руки на груди.
-Ну я думал вы с Юу уже того... о потомстве думаете, - на этот раз он увернулся от летящего в его сторону пенала.
-Таканори, что это ты такой игривый? – подозрительно прищурился Койю, - а ну давай рассказывай!
-Ничего, просто настроение хорошее, рисунок удачный нарисовал.
-Ну тогда ясно, - Койю уже привык, что каждая новая работа для Таканори была словно праздник, - и что нарисовал? – спросил Койю, откладывая книгу.
-Тебя в подвенечном платье, - с совершенно непрошибаемым лицом ответил Таканори и поспешил отскочить в сторону.
-Мацумото! Ну хватит уже, - Койю кинул в друга подушкой, но Таканори увернулся, весело рассмеявшись. Он очень любил пошутить над Койю. А тот делал вид, что обижается и пытался закидать приятеля всеми предметами, которые только могли попасться под руку.
-Где Акира? – перевел тему Таканори, понимая, что если сейчас же не успокоится, то в него полетит что-нибудь потяжелее книги или пенала.
-В душ пошел, - ответил Койю, - а тебе он зачем? – добавил он, искоса поглядывая на Мацумото.
-Надо, - Таканори присел на стул возле окна, - можно я его здесь подожду? – спросил он, на что Койю лишь пожал плечами и фыркнул, изображая на лице что-то вроде «что спрашиваешь, сиди себе спокойно».
-Койю, ну почему опять вода стала... – Акира застыл на пороге, увидев Таканори, сидящего возле окна. Это было неожиданно.
-Что? – Такашима поднял глаза и усмехнулся. Акира попятился назад, будто бы желая сбежать. В глазах его читалось удивление.
-Вода, говорю, холодная пошла... – Сузуки не знал, от чего вдруг смутился: то ли от того, что пока шел до комнаты как раз думал о Таканори, а тут заходит в комнату, а Мацумото уже там, собственной персоной, то ли от того, что стоял перед ним в одном полотенце, хотя Акира никогда не замечал за собой особой стеснительности.
-О, Акира – тебя как раз Таканори искал, - не поднимая головы от книги, произнес Койю.
Сузуки удивленно поднял брови и посмотрел сначала на Такашиму, потом на Мацумото.
-Да я просто хотел показать тебе рисунок свой. Только что нарисовал, - произнес Таканори с улыбкой.
Акире показалось, что его тон был каким-то извиняющимся.
-Ладно, сейчас оденусь и приду к тебе в комнату, - кивнул парень, подходя к своему шкафу.
Мацумото мельком глянул в сторону Акиры и опустил глаза, замечая, что тот снял с себя полотенце и стоял обнаженный.
-Я жду. Приходи, - Таканори прошмыгнул мимо Сузуки, стараясь не смотреть на него. Почему-то вид его достаточно крепкого для семнадцатилетнего подростка тела неимоверно смутил Таканори. Мацумото поймал себя на мысли, что хочет нарисовать Акиру именно так, без лишней одежды, чтобы подчеркнуть всю его красоту. И эта мысль немного напугала его.
Мацумото шел до свой комнаты, смотря под ноги, чувствуя, что руки дрожат, а мыслей связных вообще нет.
Зайдя к себе, Таканори сел на кровать и вздохнул. Ему показалось странным то, что за несколько часов думать об Акире он стал гораздо чаще.
-Неужели все только из-за рисунка одного? – спрашивал он сам себя. Зная свою тягу увлекаться объектом творчества, Таканори начал заметно нервничать, боясь, что это вновь перерастет в симпатию. А зная то, что Сузуки явно не одобрит таких проявлений чувств, Мацумото окончательно расстроился.
-Ну, давай показывай, что там у тебя, - Акира забежал в комнату и с размаху плюхнулся на кровать.
Таканори вздрогнул от неожиданности.
Акира улыбнулся. Он уже было подумал, что Таканори обиделся или еще чего стряслось, когда он так резко ушел из сада, но сейчас все опасения развеялись.
-Ага, сейчас - Таканори взял альбом из стола и хотел уже подойти к Акире, но остановился.
Вдруг какое-то странное волнение охватило его. Парень нахмурился и закрыл альбом, начиная рыться в столе. Он вдруг понял, что не сможет показать Акире рисунок, на котором он был изображен.
Как это часто бывает, мы все можем спокойно разговаривать с любым человеком, ничего не боясь, но если кто-то вызывает у нас симпатию, мы начинаем бояться, волноваться, кажется, что все вокруг заметят эти чувства, боимся подойти к нему или лишний раз заговорить. Вот и сейчас Таканори боялся показать свой рисунок, хотя он всегда охотно делился своими рисунками с теми, кого он изображал на портретах. Наверное, в интернате не осталось ни одного воспитанника, которого Таканори не пытался изобразить. Почему же сейчас он испытывал странное волнение, парень совершенно не понимал.
Он все рылся в столе, пытаясь найти хоть что-нибудь, чтобы показать Сузуки.
-Ну ты и запрятал, - подал голос Акира.
-Извини, сейчас, - ответил Мацумото, не оборачиваясь.
-Вот, - наконец Таканори встал и протянул Сузуки рисунок. Там была изображена ваза с розовыми пионами.
-Супер, - Акира не отрываясь смотрел на рисунок, - ты шикарно рисуешь!
-Спасибо, - Таканори радостно улыбнулся.
-Действительно здорово! – Сузуки все вертел рисунок в руках, - как настоящие.
-Это ты когда нарисовал? – спросил Акира.
-Так сегодня... – смутился Таканори.
-Ясно... – Акира кивнул, отдавая рисунок. Он сделал вид, что не заметил крохотных цифр внизу листа. Там была поставлена дата годичной давности. Акира не понимал, как мог не заметить этого Таканори, выдавая работу за ту, что была написана сегодня. Но даже не это было главным. Сузуки просто не мог понять, зачем Таканори его позвал, показал рисунок, еще и явно не договаривал что-то.
-Что-то не так? – Мацумото закусил губу, пристально смотря на Акиру и боясь разоблачения.
-Все в порядке, - поспешил заверить Сузуки.
Таканори сел рядом с парнем и уставился в окно. Темнело. За стеной слышались громкие разговоры каких-то воспитанников.
-А меня нарисуешь? – вдруг спросил Сузуки.
-Нарисуешь, - ответил Таканори. Внешне он оставался совершенно спокойным, и даже голос не дрогнул, но вот сердце стало стучать так громко, что казалось на улице слышно.
-Ты так быстро согласился, - удивился Акира.
Ему все не давало покоя то, почему Мацумото поступил так странно.
-Я просто люблю рисовать, - парень улыбнулся и повернул голову в сторону Сузуки. Тот отвернулся, не выдержав долгого зрительного контакта. Почему-то стало неловко.
-Что-то прохладно,- резко перевел тему Акира, чувствуя, что становится холодно. Он глянул в сторону окна.
-Закрой окно, ты что! – воскликнул Сузуки, увидев, что оконная рама приоткрыта наполовину.
Мацумото хмыкнул и хотел подняться, но повинуясь какому-то порыву положил свою руку на плечо Акиры, приобнимая.
-Ты чего? – удивился парень.
-Тебе холодно, я тебе помогаю согреться, - Таканори сам понимал, что несет чушь, но другого он ответить не мог.
-А окно не проще закрыть? – Акира удивлялся странному поведению Мацумото.
-Но мы же друзья, должны друг другу помогать, - не смотря на то, что это было утверждением, почему-то слышался вопрос в интонации Таканори.
-Ну да, - кивнул Сузуки, хотя ему очень хотелось спросить, друзья ли? Ведь Мацумото так странно себя вел.
Вдруг в голову Акиры закралась страшная по его мнению догадка. Парень сбросил с себя руку Таканори.
-Ладно, Така. Я пойду к себе, спокойной ночи, - Сузуки вышел за дверь.
-Он что, влюбился в меня? – спросил он сам себя, как только дверь за его спиной тихо закрылась, - только вот этого не хватало, я ему не Юу и не Койю, так что пусть и не мечтает.
Сузуки был зол и чувствовал себя обманутым. Даже не смотря на то, что это были лишь его догадки, Акира все равно злился.
-А я надеялся с ним подружиться... – Сузуки вздохнул и пошел в сторону своей комнаты.

Таканори еще долго смотрел на дверь, после того как она закрылась за Акирой. Он сидел молча, поджав губы и ругал себя последними словами, не понимая, как мог так сглупить. В том, что Сузуки наверняка заметил старую дату на рисунке, Мацумото уже не сомневался. Сам он о ней вспомнил лишь тогда, когда рисунок был уже в руках у Акиры.
-И что теперь? – спросил сам себя Таканори.
Ему казалось, что только начинающаяся дружба мигом рухнула. Рухнула от его неосторожности и большого желания поделиться своими внезапными чувствами. То, как поспешно ушел Сузуки, лишь добавило уверенности предположениям Таканори.
В дверь тихо постучали.
-Кого там принесло, - пробормотал Таканори и пошел открывать.
-Не разбудил? – у Коуки был такой грустный взгляд, что у Мацумото даже не возникло мысли не впустить парня.
-Ты прости, что поздно, просто хотел попрощаться, - Коуки прошел к окну и уселся на подоконник.
-Попрощаться? – Мацумото удивился этому, - ты же только недавно говорил, что уезжаешь через неделю.
-Планы изменились.
-Планы? – Таканори ухмыльнулся, - ну понятно.
Повисла тишина. Коуки приоткрыл окно.
-Духота, - сказал он, расстегивая ворот рубашки.
Эта фраза вызвала нервный смешок у Мацумото. Он вспомнил, как Акире было холодно пару минут назад, а Коуки вон жарко...
-Таканори, прости за то, что я издевался над тобой.
-Не стоит. Я уже забыл, - голова Мацумото была сейчас занята совершенно другим, и он не желал слушать ночную исповедь Коуки. Это было совершенно некстати.
-Я сожалею, - не унимался парень, - просто...
-А вот этого не надо, - Таканори подошел к окну и с силой захлопнул его, - не надо лишних слов. Это бессмысленно, - Мацумото смотрел на улицу. Его раздражало присутствие постороннего человека.
-Ты жесток, - Коуки спрыгнул с подоконника и пошел к двери.
Таканори лишь пожал плечами.
-Кстати, хотел сказать тебе, Така, если тебе кто-то не нравится, скажи об этом сразу, если нравится, тоже скажи.
-Это ты к чему? Ночная философия? – Таканори всегда язвил, если был раздражен.
-Нет, просто если бы я сразу все сказал тебе и Рейке, все было бы по-другому.
-Что сказал? – Мацумото ухмыльнулся.
-Ты знаешь, - с этими словами Коуки вышел за дверь.
-Придурок, - ругнулся Мацумото.
Он не понимал, откуда в нем поднялась такая злость, но почему-то хотелось все ломать и крушить, чтобы не признаться самому себе в том, что он панически боится быть отвергнутым, если все-таки его совершенно внезапные чувства к Акире разовьются во что-то большее. Таканори считал, что безответная любовь выглядит со стороны жалко, а он не хотел быть таким.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:14 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 8
Всю ночь Таканори спал очень плохо, постоянно ворочался и не мог дождаться, когда же наконец наступит утро. На занятия он пришел совершенно разбитый.
-Что с тобой, Таканори? – Койю был сильно удивлен такой перемене во внешности друга.
Обычно Мацумото был чуть ли не единственным, кто мог улыбаться с утра и работать на первом уроке, радуя учителя своими ответами или просто забавными репликами. Но сегодня парень был бледным, под глазами залегли темные круги. Мацумото уселся за свою парту ни как не отреагировав на вопрос Такашимы и тут же положил голову на сложенные руки. Сон так и норовил забрать в свои объятия.
-Всем привет, - услышав голос Акиры, Таканори вздрогнул и поднял глаза.
-Привет, Акира, - вяло поздоровался он.
Сузуки кивнул в ответ и сел на свое место. От его внимательного взгляда не ускользнуло то, каким измученным выглядел Таканори, но он не заострил на этом особого внимания, сославшись на то, что Мацумото видимо всю ночь рисовал. О том, что произошло вчера, Акира предпочел не думать и не вспоминать.
Урок тянулся бесконечно долго. Таканори то и дело сверлил взглядом спину Акиры. Теперь он смотрел на Сузуки совершенно другими глазами. Не хотелось опускать глаза, хотелось смотреть. Смотреть бесконечно долго. А еще хотелось рисовать. Только его и никого больше. Таканори отвернулся к окну.
-Я влюбился в него, - мысленно произнес Таканори, - теперь уже точно.
Парень вздохнул так громко, что на него оглянулся весь класс.
-Мацумото, тебе не интересно? – прозвучал голос учителя.
-Нет, - Таканори встал со своего места и вышел из класса.
-А ну вернись! – учитель пытался его удержать, но Мацумото был быстрее.
Акира удивленно оглянулся к Койю. Тот лишь пожал плечами, сделав вид, что ничего не понимает. Такашима задумался, вспомнив о том, как Таканори внезапно пришел к нему, надеясь увидеть Акиру, потом резко ушел, засмущавшись, а сейчас ушел вообще... Это все было очень и очень странным.
Мацумото вышел на улицу. Холодный осенний ветер остудил его пылающее лицо.
-Вот я дебил... – сказал Таканори, плюнув себе под ноги. Он надеялся лишь на то, что увлечение Акирой будет похоже на увлечение Тоору когда-то и пройдет через пару недель.
-Никогда не буду рисовать людей, с которыми хочу подружиться, - прошипел он себе под нос. Его раздражало то, что даже сейчас, он все равно продолжал думать об Акире.
-Что с тобой? – почувствовав чью-то руку на плече, Таканори обернулся и встретился глазами с Акирой.
-Ничего. Меня урок бесит, - Мацумото сел на скамейку.
-Меня тоже бесит, - Сузуки сел рядом.
Когда Таканори выскочил из класса, Акира последовал его примеру через пару минут. Почему-то он чувствовал своим долгом пойти за ним. Он все-таки хотел узнать, что происходит с Таканори, отчего он стал вдруг таким раздражительным.
Они молчали, а Мацумото искоса поглядывал на Акиру.
-Мы же друзья? – нарушил тишину Сузуки, боясь услышать ответ.
-Да, - Таканори усмехнулся, - только мне почему-то хочется тебя поцеловать, - Мацумото всегда был слишком честным.
Сузуки вскочил со скамьи, не в силах ничего сказать. Его надежды на дружбу рухнули. С самого первого дня, когда он только увидел Таканори, он так радовался тому, что наконец-то встретил адекватного человека, способного понять его, способного выслушать, но теперь...
Акира мотнул головой, будто бы избавляясь от головокружения.
-Даже не думай, - выдавил он из себя и развернувшись, пошел в сторону интерната.
-Аки... – Таканори поднял руку, будто бы пытаясь удержать, но его пальцы так и застыли в воздухе.
-Что, отшили? – Таканори даже не заметил, что буквально в метре от него стоял Рейка, гадко посмеиваясь. Мацумото не знал, слышал ли он их разговор, да это особо и не волновало его. Просто было больно в очередной раз.
-Уйди, - Таканори кинул злобный взгляд в сторону парня.
-Это ты свали, - Рейка был настолько вспыльчивым, что готов был бить любого не разбираясь, если только подозревал, что его оскорбили.
-Отвали, сказал, - Мацумото нахмурился. Он так не любил, когда становился таким вот колючим и злым, не способным нормально говорить, но это было слишком сложно изменить.
Рейка ткнул Таканори в плечо, за что тут же получил в челюсть.
-Уймись, - Мацумото встал со скамейки и сжал кулаки.
-Я ненавижу тебя, - Рейка схватил парня за ворот куртки.
-Интересно за что? – в глазах Таканори было столько злости, что он готов был разорвать любого. И опять его жутко раздражало то, что он не может подумать о своих проблемах и разобраться в себе, снова его отвлекали.
-За Коуки, - злобно выплюнул Рейка.
-Ах вот оно что... Наша девочка ревнует, - Таканори не подозревал, что может говорить такие гадости, но сейчас его волновало это меньше всего.
-Заткнись, ублюдок! – звонкая пощечина обожгла щеку Мацумото, - если бы не ты, все было бы хорошо, а ты все испортил.
-Рассуждаешь как девочка, - покачал головой Таканори.
-Заткнись. Тебе никогда не понять этого! – заорал парень, - ты только свои краски и альбомчики любишь, сидишь себе малюешь свои бездарные картиночки, а что такое любовь даже не знаешь!
-Возможно, - Мацумото не стал слушать до конца то, что кричал ему Рейка и просто ушел.
Его раздражало, что тот обвинял его в том, что он виновник плохих отношений с Коуки, но больше всего задели слова о том, что он не может любить.
Он может. Но вот его почему-то никто не любит. Родители любили, а теперь...Теперь пустота, темнота, боль и тянет холодом. Говорят, чувство влюбленности дает человеку силы. Для Таканори этот период был похож на тяжелую болезнь. Он не находил взаимности и мучился от того разъедающего чувства, которое заполняло его душу. Ему казалось, что он задыхается, тонет и никто не может прийти ему на помощь.

Прогуляв все остальные занятия, Таканори до вечера просидел в комнате. К нему заходил директор, ругая его за то, что он пропускает уроки, приходил Койю, пытаясь развеселить, но Мацумото не реагировал. Он не выходил в коридор, боясь встретиться с Акирой. Как ему теперь в глаза смотреть он не знал. Было мучительно стыдно за свое нелепое признание.
Дождавшись часа ночи, Таканори решил пойти в душ, чтобы уж наверняка никого не встретить.
Пройдя по коридору, он вошел в душевую и раздевшись, встал под теплые струи воды. Его напугали чьи-то шаги за спиной, и он резко обернулся.
-Не помешаю? – Рейка смотрел прямо в глаза и стоял слишком близко.
-Нет, - Таканори поспешил отвернуться.
-Ты такой красивый, Така-чан, - услышав это, Мацумото поморщился.
-Рейка, ты такой непостоянный. То ублюдком называешь, то красивым. Определись уже.
-Ну то, что ты ублюдок никто не отменял, но красивый при этом. Фигура, как у девочки, - он намеренно выделил последнее слово, а Мацумото выдохнул, чувствуя, что руки начинают дрожать. Он чувствовал спиной липкий взгляд Рейки и понимал, чем все это может закончиться.
Быстро смыв с себя мыльную пену, Таканори поспешил к двери.
-Куда это ты? – Рейка схватил его настолько резко, что Таканори поскользнулся на мокром полу и чуть не упал.
-Пусти, урод, - Мацумото пытался вырваться, но Рейка был гораздо сильнее.
-Ну уж нет, - парень заломил его руки за спину, заставляя Таканори вскрикнуть от боли.
-Не дергайся, хуже будет, - Рейка крепко связал руки Таканори за спиной полотенцем, что принес с собой.
-А это, чтобы ты не орал, - Таканори замотал головой, почувствовав, как на губы опускается лента скотча.
-И кто теперь девочка? – проведя рукой по волосам Мацумото, Рейка толкнул парня на пол.
Мацумото извивался, отчаянно пытаясь вырваться, но это было бесполезно. Кафельный пол был отвратительно скользим и жутко холодным. Мацумото чувствовал, как из его глаз текли злые слезы. Все еще надеясь вырваться, он дергался и пытался скинуть с себя Рейку, когда тот перевернул его на живот, сильно дернув за волосы.
-Я даже не буду рвать тебя, сделаю все аккуратно, - ухмыльнулся Рейка.
Он ненавидел Таканори и желал сделать ему как можно больнее. После того, как Коуки уехал рано утром, он не находил себе места, не желая мириться с тем, что оказался брошеным и обманутым. А самое отвратительное было то, что он знал, кто в этом пусть косвенно, но все же виноват. Причинив боль другому, Рейка желал избавиться от своей боли, которая терзала его все сильнее. В голове так и звучал равнодушный голос Коуки, говоривший о том, что все прошло.
-Я ненавижу тебя, Така, ненавижу, - Рейка потерял контроль над собой, его пульс зашкаливал. Раздвинув ягодицы отчаянно мечущегося под ним Таканори, парень толкнул в его тело намыленные пальцы, понимая, что сделает больно себе, если хоть немного не растянет судорожно сжимающиеся мышцы.
-Ненавижу, - вновь прошипел Рейка.
Он был сильно возбужден. Наконец-то он чувствовал себя в доминирующей позиции. Видя перед собой худое тело, хотелось как можно скорее ворваться в него и изуродовать своими грубыми движениями.
Таканори показалось, что ему дали под дых, не оставив даже малейшей возможности дышать. Перед глазами поплыло. Разрывающая боль пронзила все тело, заставляя кричать, но вместо крика выходило лишь сдавленное мычание.
От каждого жесткого толчка, Таканори скользил лицом по полу, сдирая кожу, но на это было плевать. Да и на все впрочем было плевать.
В памяти пронеслось воспоминание из детства.
«Какой милый мальчик», - и пальцы противно скользящие по губам. «Каору, остановись. Ему четырнадцать. Он еще ребенок».
Только сейчас Тоору не придет на помощь. Никто не придет.
Если бы Мацумото мог закричать, он крикнул бы одно единственное имя. Но поняв, что его вряд ли бы услышал тот, кого бы он позвал, Таканори лишь замычал сильнее, дергаясь всем телом под жестокими прикосновениями Рейки, который двигался все быстрее и тяжело дышал.
Уже сходя с ума от боли, Таканори подумал о том, что хочет умереть. Чувствуя, как по бедрам растекается что-то отвратительно-липкое, он потерял сознание.
-Слабак, - Рейка вышел из его тела и шлепнул по покрасневшим ягодицам, - так тебе и надо.
На его губах играла торжествующая улыбка. Наконец-то он чувствовал себя отмщенным.
Подтянув Таканори к душу, Рейка развязал ему руки и снял скотч с губ. Смыв с его бедер следы крови и спермы, Рейка залез под душ сам, даже не смотря в сторону Таканори, который так и не пришел в себя.
-Ублюдок, - глянув на парня, лежащего в стороне, Рейка оделся и вышел из душа, плотно закрыв дверь.
Ему было плевать на то, что будет дальше. Все равно он не желал оставаться здесь больше. Коуки не было, а значит и смысла оставаться не было. Вещи были собраны, и этой же ночью Рейка сбежал из интерната.
Глава 9
Акира проснулся от дикого вопля Койю. Парень тряс его за плечи и кричал, чтобы тот скорее поднимался.
-Что такое? – Сузуки ничего не понимал и хлопал глазами, сонно смотря на взъерошенного друга.
Такашима выглядел напуганным, у него тряслись руки.
-Акира, быстрее, там Така в душе. Ему плохо, скорее, - Койю бросился к двери.
-Что? – Акира все еще не понимал, что происходит. Он встал с кровати и глянул на часы, стрелки показывали ровно три часа ночи.
-С ума сойти можно, - натянув штаны и накинув на плечи рубашку, Акира вышел из комнаты и пошел в сторону душа.
Там слышалась возня и чьи-то разговоры.
-Ну что ты так долго, Акира! – Койю сидел на полу, рядом был Юу. Они хлопали Таканори по щекам, пытаясь привести его в чувства.
-В обморок шлепнулся? – спросил Сузуки, подходя к парням, но тут же осекся, когда увидел Мацумото.
-О Боже... – только и мог выдохнуть Акира.
Таканори лежал на полу в какой-то неестественной позе, на щеках были сильные ссадины, кожа на коленях содрана в кровь, глаза были закрыты. Акира заметил синяки на запястьях и на боках Таканори.
Сев рядом, Сузуки тронул парня за плечо.
-Эй, Така, ты чего, очнись!
-Не тряси его, я не понимаю, что случилось, - Койю приподнял голову Таканори, но тот не шевелился.
-А я кажется, понимаю, - сказал Юу, - В комнату надо его отнести, а то он совсем загнется на полу холодном, - Юу поднял Мацумото на руки.
-Закрой его хоть чем-нибудь, - обратился он к Койю, который тут же накинул на Таканори полотенце.
-Бедный, ну как же так, - Такашима кусал пальцы от волнения и не хотел даже думать о том, что здесь произошло.
Акира поплелся сзади. Неприятное чувство поселилось в его душе. Он начал подозревать, что это из-за него Таканори стало плохо, а может он специально что-нибудь с собой сделал. Акира даже не догадывался, что случилось на самом деле.
Он зашел следом за Койю и Юу в комнату Таканори. Широяма уложил Мацумото на кровать. Парень слабо дернулся и открыл глаза.
-Больно... – голос его был слабым и очень тихим.
-Така, что случилось, что такое? – Койю сел на корточки возле постели друга, взяв его за руку, - скажи, что произошло?
-Мне плохо стало, видимо от духоты в душе, - каждое слово давалось с трудом, а в голову уже проникли отвратительные воспоминания.
-Ага, плохо, - скептически покачал головой Широяма, - и именно поэтому у тебя синяки на запястьях и кровища на заднице.
-Юу... не надо, - Таканори закрыл лицо руками, словно пытаясь защититься.
Койю в ужасе смотрел то на Юу, то на Таканори.
-Ты хочешь сказать, что... – Койю вопросительно посмотрел на брюнета, а тот кивнул.
-Кто это сделал? – Такашима вцепился в плечи Таканори, который болезненно застонал от этого, - кто посмел?
-Пусти, Койю. Умоляю, не надо, не надо об этом, - Мацумото отвернулся и встретился взглядом с Акирой, который стоял возле двери и с нескрываемым беспокойством наблюдал за происходящим. Он боялся подойти к Таканори, почему-то чувствуя себя виноватым.
-Как это не надо, как это не надо! – возмутился Такашима, - Така, да я этому уроду яйца оторву!
-Присоединяюсь, - произнес Юу, кладя руку на плечо Койю, - Таканори, кто посмел?
-Парни, ну хватит, я не могу говорить. Не сейчас хотя бы, просто не сейчас, - Таканори пытался не зареветь в голос. Воспоминания ночи так ярко стояли перед глазами, что боль в теле становилась еще невыносимее и хотелось кричать.
-Хорошо, - голос Койю стал мягче, - но мы все равно это выясним.
-Тебе что-нибудь нужно? – спросил Юу, - я так понимаю, врача тебе вызывать бесполезно, и ты не захочешь его видеть?
Таканори покачал головой.
-Не надо. Скажите на занятиях, что я приболел, а когда врач придет, я сам поговорю с ним.
-Ладно, но мы никуда не уйдем, даже не мечтай! Будем здесь сидеть, - сказал Койю.
-Спасибо, но не надо. Я спать хочу, идите к себе, - Таканори вновь посмотрел на Акиру, будто бы давая понять, что к нему это не относится.
-Как скажешь, но утром мы придем, и врач тоже, даже не спорь, - согласился Койю, Широяма кивнул, подтверждая его слова.
-Акира, останься на минуту, - позвал Таканори.
Услышав это, Сузуки повернулся к Мацумото и подошел к его кровати.
-Ну, мы пошли, - Такашима потянул Юу за собой, прикрывая дверь, хотя на лице парня было написано явное нежелание уходить.
-Акира, я не задержу надолго, - Таканори приподнялся на кровати и попытался сесть.
-Я тебя слушаю, - Сузуки сел на край постели и внимательно посмотрел на парня.
-Я хотел сказать, что сегодняшний разговор в парке, ну, когда я... – его перебил Акира:
-Така, не утруждайся. Тебе сейчас не следует об этом думать, итак тебе плохо. Я не обижаюсь, если ты об этом, - Сузуки кивнул, будто бы подтверждая свои слова, а Мацумото ухмыльнулся.
-Акира, я знаю, что ты не обиделся, но я не о том, - слова Таканори заставили Сузуки напрячься, а Мацумото, видя это, уже и не знал, стоит ли продолжать этот разговор, который он сам же и начал. Преодолевая страх, Таканори все же решился.
-Акира, то, что я тебе сказал в парке – это правда, но ты ничего не обязан делать. Я просто не стал держать в себе это и решил сказать честно о том, что чувствую, - смотря прямо перед собой и не видя лица Акиры, Таканори все же чувствовал, как недовольно нахмурился тот. Но парень был готов к еще большей откровенности, физическая боль добавила смелости и желания быть честным.
-Така, я все понимаю, и ты извини, что сейчас скажу тебе это. Тебе итак сейчас не сладко, но я тоже буду честен, - Сузуки тяжело вздохнул. Он впервые в жизни вел такие серьезные разговоры и даже не совсем понимал, что и как нужно сказать, чтобы заставить понять себя, но при этом не сделать слишком больно необдуманным словом.
-Я тебя слушаю, - Таканори уже знал, что ему будет сказано, но тем не менее желал подтверждения своих догадок.
-Что ж, видимо сегодня вечер неприятных открытий, - сказал сам себе Мацумото, ожидая когда же наконец Акира заговорит.
-Я не могу понять того, что ты чувствуешь и для меня ты не более, чем друг, хотя боюсь, даже дружбы уже не получится, - Акира опустил голову, - мне жаль, Така, но я не смогу с тобой общаться как раньше, зная, что ты... – он не договорил, а Мацумото усмехнулся.
-Жаль. Я все-таки надеялся не терять тебя как друга.
-Прости, - это было все, что мог сказать Акира.
Он понимал, что не сможет пересилить себя и говорить с Таканори как ни в чем не бывало, потому что в каждом жесте, в каждом слове, в каждом поступке его, он будет видеть попытку навязать свои чувства, а Сузуки боялся этого, не понимая, как вообще такое может быть.
-И все-таки, может будет как раньше? - Таканори с надеждой посмотрел на Акиру, - просто дружить, у меня ведь нет друзей, да и у тебя тоже.
-Я постараюсь, - Сузуки встал с кровати и пошел к двери, - не болей, утром мы все-таки приведем к тебе врача, - парень вышел за дверь, чувствуя, как становится неловко в обществе Мацумото.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:17 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 10
Не смотря на то, что Акира искренне хотел вести себя по-прежнему, ему это не удавалось. Он понимал, что «как раньше» уже не будет. Ему вообще не хотелось больше говорить с Таканори, каким бы хорошим он ни был, и как бы ему не нужна была сейчас поддержка. Сузуки не знал, как себя вести и поэтому стал сторониться своего бывшего друга, даже не представляя, как больно ему делает, а Мацумото в свою очередь все больше замыкался в себе. После той жуткой ночи, он почти не говорил с Акирой, потому что тот уходил сразу же, как только Таканори показывался в поле зрения. Мацумото целыми днями сидел в своей комнате. Кисти и краски стояли нетронутыми, альбомные листы аккуратной стопкой лежали на столе, так как желания рисовать совершенно не было. Тупо пялясь в окно, Таканори пытался забыть тот омерзительный случай в душе, который казалось, перевернул все в его сердце. Юу и Койю заходили к нему очень часто, но их общество не могло скрасить одиночество и заглушить тревожные мысли парня. Таканори хотел, чтобы к нему хоть раз пришел Акира, пришел сам и говорил бы с ним, так как раньше, но тот не появлялся. Видя, как Сузуки гуляет по парку в одиночестве, сердце Мацумото болезненно сжималось. Как хотелось пройти с ним вместе, просто болтая о чем-нибудь, пусть о каких-нибудь пустяках, лишь бы услышать его голос. Просто услышать. Таканори уже и не хотел ничего большего, точнее хотел, но знал, что справится с собой и не будет показывать свои чувства Акире.
Как-то раз, сидя в столовой, Таканори услышал, как Юу, увидев, что Акира сел как можно дальше от стола Мацумото, сказал:
-Ведешь себя, как дурак, Сузуки, - в ответ на что, получил полный негодования взгляд от Акиры. Таканори тогда стало очень обидно, что уже все вокруг заметили это непонятное отчуждение двух некогда хороших друзей.
С каждым днем становилось все тяжелее. Таканори понимал, что начинает погружаться в совершенно депрессивные мысли, чувствуя себя каким-то прокаженным. Акира отдалился от него настолько, что они еле-еле здоровались.
Понимая, что больше просто не выдержит, Таканори решился на отчаянный поступок. Дождавшись пока все улягутся спать, парень взял в руки свой телефон и набрал номер того, кому еще долго не собрался бы звонить.
-Привет, Тоору, я не поздно? – Таканори нервно теребил край шторы и смотрел на падающий снег за окном, мягко спускающийся на землю.
-Привет, Така. Даже если разбудил, я рад этому, - было слышно, что он улыбнулся, - что-то случилось? – у Ниимуры была отличительная черта, сразу же переходить к делу, не размениваясь на лишние разговоры.
-Да, - Мацумото произнес это так твердо и уверенно, что даже самому стало страшно.
-Что именно? – Тоору замолчал, ожидая ответа.
-Я могу к тебе приехать на несколько дней? У меня проблемы, я не могу по телефону сказать, - только сейчас, произнеся это, Мацумото вдруг понял, как не хочет уезжать, и что вообще его затея совершенно бессмысленна.
-Конечно. Я завтра же позвоню директору и улажу все формальности, - Ниимура был озадачен странной просьбой Таканори. Они виделись не так часто, встречи были короткими и носили формальный характер, а тут Мацумото сам изъявил желание приехать, что вообще походило на фантастику. Такого раньше не случалось.
Решив не спрашивать о причинах по телефону, Тоору попрощался с Таканори, обещая приехать за ним через пару дней.
Положив телефон на стол, Таканори вновь подошел к окну. Снег все падал, заставляя все вокруг светиться от его белизны. Раньше Таканори очень любил зиму, но сейчас, она не внушала ему ничего, кроме тоски. Даже приближение каникул и новогодних праздников, которых парень всегда ждал с нетерпением, не доставляло радости.
Но Таканори не жалел о том, что позвонил Ниимуре, уверенный в том, что правило «клин клином вышибают» сработает и находясь в обществе Тоору, он сможет хоть ненадолго забыть об Акире и о своих чувствах, которые окутывали с каждым днем все сильнее.
Оставалось только подождать несколько дней.

Прогуливаясь по парку, Сузуки даже не заметил, как к нему подошел Мацумото.
-Привет, Акира, - Таканори улыбнулся.
-Привет, - парень кивнул в ответ, замечая каким худым и бледным был Мацумото.
-Как дела? – каждое слово давалось Таканори с трудом. Он боялся, что Сузуки опять убежит от него, как это делал в последнее время, и он не успеет сказать ему о своем отъезде.
-Все хорошо, - Акира кивнул, не желая продолжать этот разговор.
Он видел, как Мацумото каждый день смотрел на него, думая, что Сузуки не замечает его взглядов, чувствовал, как тот неотрывно смотрит на него во время уроков или в столовой на обеде. Было неприятно осознавать это. Акира не мог смириться с мыслью, что его друг так вел себя.
-Я хотел сказать, что уезжаю, - произнес Таканори, видя, что беседы совершенно не получается и что пора переходить к делу.
-Когда? – Акира почему-то обрадовался, услышав это.
-Сейчас. За мной приедут скоро.
-Надолго? – Акира смел перчаткой снег со скамьи и уселся на нее.
-Заболеешь ведь, - испуганно ахнул Таканори, но замолчал, увидев недовольный взгляд Акиры.
-Не надо обо мне заботиться, - сказал парень, - так на сколько дней уезжаешь? – повторил свой вопрос Сузуки.
-На недели две, - Мацумото убрал руки в карманы и закрыл шарфом нос, чувствуя, как становится холодно.
-Долго, - Акира достал сигарету и закурил. Раньше, он бы тут же предложил ее Таканори, но сейчас парень затягивался ей один, не разделяя ее тепло и горечь с Мацумото.
Почему-то, увидев как вспыхивает и потухает оранжевый огонек сигареты, как осыпается пепел, пачкая белый снег под ногами Акиры, Таканори стало нестерпимо больно, словно его сердце сейчас так же таяло и плавилось в горячем пламени неразделенной любви.
Чувствуя, что больше не выдержит, Таканори расстегнул свою куртку и достав из внутреннего кармана альбомный лист, скрученный в трубочку, протянул его Акире.
-Вот, это подарок тебе на Новый Год. Я ведь тебя не увижу в праздники, - Мацумото пытался улыбнуться, но вышло как-то слишком наигранно и жалко.
-Спасибо, - Сузуки взял сверток и равнодушно засунул его в карман, - не стоило.
-Пока, Акира. Увидимся. – видя, что тот не собирается смотреть, Мацумото развернулся и пошел к главным воротам. Тоору должен был подъехать с минуты на минуту.
Смотря ему вслед, Акира вздохнул, переводя дыхание. Он чувствовал себя так, словно его избавили от тяжелой ноши. Теперь не надо прятаться по углам, бегать от Таканори, боясь попасться ему на глаза, теперь можно вздохнуть с облегчением. Но Сузуки боялся признаться сам себе в том, что не смотря на свои мысли, отчаянно пытается заглушить в себе чувство вины.
Он не хотел об этом думать.
Акира услышал звук подъезжающей машины, видел как Таканори подошел к ней и сел внутрь. Несколько секунд, и возле ворот уже никого нет, лишь следы от шин, распахавших снег.
-Пока, Таканори, - сказал Акира.
Достав сверток из кармана, парень развернул его. Увиденное заставило замереть на некоторое время. На листе был изображен он, сидящий на скамейке, возле осеннего клена.
-Спасибо, - эта запоздалая благодарность нарушила тишину парка, заставляя Акиру вздрогнуть от звука собственного голоса.
Он вспомнил, как Таканори хотел показать ему рисунок, подсунув картину годичной давности, хотя по всей видимости нарисовал тогда именно это. Акира помнил те осенние дни, когда они с Таканори весело болтали, сидя на скамейке и куря одну сигарету на двоих. Мацумото тогда говорил что-то о красках, которыми он бы раскрасил небо, если бы рисовал его, потом поделился своими воспоминаниями, которые были очень неприятными.
Тогда Акира чувствовал, что у него есть друг, что им хорошо и весело вместе. Неужели ничего этого больше не будет?
Всматриваясь в собственные нарисованные черты, Акира пребывал в смешанных чувствах. Он надеялся, что внезапный отъезд Таканори, о котором он только что узнал, принесет облегчение. Но почему-то вместо долгожданного чувства свободы, на сердце опустилось какое-то странное чувство безысходности и одиночества, смешанное с жутким чувством вины.
Глава 11
-Ну что, давай рассказывай, как ты? – спросил Тоору, как только Таканори сел в его машину, и они отъехали от здания интерната.
-Я хорошо, - Мацумото попытался улыбнуться.
Ему мучительно хотелось обернуться и посмотреть, не смотрит ли Акира ему вслед, но он всеми силами заставил себя не поворачивать голову.
-Хорошо, что хорошо, - Тоору усмехнулся.
Он уже знал, что бесполезно расспрашивать Таканори о чем-либо, все равно пока тот сам не захочет все рассказать, то можно и не надеяться услышать что-то.
-Как дела у Койю? – Ниимура решил все-таки создать хоть какую-нибудь почву для разговора, так как ехать в полной тишине было неловко.
-У него все хорошо.
-А как там Юу? По-прежнему бунтарит?
-Да нет, с ним тоже все хорошо.
Таканори отвечал односложно, потому что мысли его были далеко. Он все думал о том, понравился ли Акире его рисунок, и что вообще он скажет потом, когда Таканори вернется. Будет ли общаться с ним так, как раньше?
Именно для этого Мацумото и решил уехать на некоторое время. Ему нужно было выяснить самому, как он будет себя чувствовать вдали от Сузуки, да и Акире, наверное, нужно было спокойно все обдумать, не боясь наткнуться на Таканори в классе или столовой. Хотя Мацумото сомневался в том, что Акира вообще будет о нем думать.

Таканори поглядывал на Ниимуру, стараясь делать это как можно незаметнее. Они давно не виделись. Парень уже и забыл как выглядит Тоору. Вглядываясь в его задумчивое лицо, Таканори вновь вспоминал те времена, когда он испытывал странное влечение к этому мужчине.
-А если... – в голове парня мелькнула шальная мысль, и он тут же с улыбкой повернулся к Тоору.
-А как твои дела? – спросил он.
-Да вроде хорошо все, - усмехнулся мужчина, удивляясь настолько резкой смене настроения парня.
-Это радует. А кстати, я нарисовал твой портрет недавно.
-Опять? – Ниимура удивленно поднял брови, - ты меня прямо балуешь своим вниманием.
-Ну ты же не последнее место в моей жизни занимаешь, - пожал плечами Таканори.
-Надеюсь, - Тоору немного нахмурился.
Он не любил, когда Таканори показывал свое внимание так откровенно. Было пару моментов, когда Мацумото всем своим видом показывал, что влюблен в Ниимуру, но тот делал вид, что ничего не понимал. Он не мог себе позволить увлечься этим подростком, хотя и не скрывал сам от себя, что порой думал о Таканори непозволительно долго и много, да и мысли эти были явно не возвышенного характера. Каждый раз, когда Мацумото был в гостях у Ниимуры, мужчина боялся сорваться, особенно если учесть тот факт, что Таканори постоянно просился спать в одной с ним комнате, говоря, что ему страшно одному. Правда был один вечер, о котором Тоору старался не вспоминать. Это случилось месяца два назад, когда Таканори приезжал на пять дней. Тогда был сильный дождь, на улице было пасмурно, небо темным покрывалом нависало над городом. Ниимура читал в своей комнате, когда к нему пришел Таканори и сел рядом, клядя свою голову на плечо и говоря о том, что ему скучно. Они долго говорили обо всем, Мацумото улыбался и все придвигался ближе к Тоору. Когда они сидели почти касаясь лицами, Мацумото прикрыл глаза, подаваясь навстречу, словно прося поцеловать себя. И Ниимура не сдержался. Прикоснувшись к теплым губам, он обнял Таканори за плечи, прижимая к себе. Парень не сопротивлялся, поэтому Тоору позволил себе углубить поцелуй и скользнуть руками под кофту Таканори. Ниимура опомнился лишь тогда, когда уже полностью лежал на Мацумото, придавливая того своим телом. Тогда он резко отстранился и поправив на Таканори задранную кофту, вышел из комнаты, сдержанно извинившись и обещая себе, что этого больше не повторится.

-Нам долго еще? – спросил Таканори, вырывая Тоору из воспоминаний.
-Скоро. Ты устал уже? – Ниимура обеспокоенно посмотрел на парня.
-Нет, просто спать хочу, - Таканори вздохнул и закрыл глаза.
Стоило его векам опуститься, как в голове возник образ Акиры, затем почему-то вспомнился тот ад, который устроил Рейка в душе, от этого стало так горько и больно на душе, что Таканори невольно зажмурился сильнее, словно это могло помочь избавиться от жутких воспоминаний.
-Почему ты не спас меня тогда, ну почему, Аки... – мысленно спрашивал у себя Таканори, - почему не пришел, ведь я звал тебя, - Мацумото почувствовал, как слезы начинают жечь глаза, поэтому поспешил отвлечься, хотя это совершенно не получалось.

-Приехали, - Таканори был рад услышать наконец голос Ниимуры.
Парень вылез из машины, потягиваясь и растирая затекшую шею.
-Сейчас отдохнешь, - Тоору похлопал Таканори по плечу и направился в сторону подъезда.
Смотря на Мацумото, Ниимура не мог не заметить, как тот изменился. Он будто бы стал взрослее, хотя они не виделись всего пару месяцев. Черты лица стали острее, Таканори сильно похудел, под глазами залегли синяки, губы были почти белыми.
-Бедный мальчик, - подумал Тоору, глядя на отражение парня, в зеркальных стенах лифта, пока они поднимались на нужный этаж, - замучался совсем в одиночестве.
А Мацумото, видя, что мужчина неотрывно смотрит на него, уже разрабатывал в голове план эксперимента, который должен был показать, сможет ли он забыть об Акире. Таканори боялся, что если будет думать о Сузуки слишком часто, то влюбится в него так сильно, что не сможет забыть никогда и будет всю жизнь мучиться от этого, а Акире естественно будет совершенно наплевать на это.
-Ну уж нет, - Таканори даже не заметил, что сказал это вслух.
-Ты о чем? - Тоору посмотрел на парня, который не ответил, полностью погруженный в свои мысли.

Зайдя в квартиру, Мацумото облегченно выдохнул, предвкушая крепкий сон на большой кровати, которую ему всегда предоставлял Тоору. Только вот заснуть хотелось как можно скорее, чтобы не успеть даже подумать об Акире.
-Располагайся, идти знаешь куда, ну а я поесть нам что-нибудь сделаю, - Тоору ушел в кухню, а Мацумото направился в комнату, в которой всегда останавливался.
Когда парень зашел внутрь, он невольно улыбнулся. Там было все так, как он оставил в прошлый раз. На столе лежали кисти и краски и недорисованный осенний пейзаж. Когда Таканори был здесь в последний раз, за окном как раз была ранняя осень, теплая, солнечная, прозрачная, с голубым бездонным небом. Осень... Теперь это время года мучительно напоминало о знакомстве с Акирой.
-Он что, теперь везде будет меня преследовать? - спросил сам себя Таканори и раздраженно убрал рисунок в стол, решив сегодня же нарисовать зимний пейзаж.
Сев на кровать, Таканори устало потер глаза. Напрасно он полагал, что перемена места, поможет ему справиться с собой. Казалось что сейчас, вдали от Койю и Юу, вдали от холодных, но все-таки родных стен интерната, он совсем один, совсем. И никто не поможет ему, никто не утешит. Было такое чувство, что все его страхи и тревоги сейчас собрались вокруг него и неотрывно следят за каждым движением, не давая и шанса вырваться из их цепких рук.
-Ну что за... – парень обхватил голову руками и зажмурился.
Он мучительно сильно жалел о том, что уехал. Не прошло и нескольких часов, а он уже изнывал, зная, что еще не скоро увидит Сузуки. Взяв телефон в руки, Таканори поспешно застучал по кнопкам.
-Ничего ведь не случится, если я напишу ему? – спрашивал сам себя Таканори, стараясь не передумать.
«Как дела? Тебе понравился рисунок?» - дописав сообщение и отправив его, Таканори облегченно выдохнул. Стало спокойнее, но в то же время, тревога засела в сердце.
-А вдруг не ответит? – спрашивал внутренний голос, - что тогда? Будешь еще больше мучиться, еще больнее будет.
-Как же меня все бесит... – протянул парень и вышел из комнаты, не увидев, как мигнул экран его телефона, возвещая о входящем сообщении.

-Ну так что там за проблемы? – спросил Тоору, когда с ужином было покончено.
-Да ничего. Я просто устал, - Мацумото совершенно не хотел ни о чем говорить, хотя до этого пребывал в полнейшей уверенности, что расскажет Тоору все честно и ничего не скрывая. Он надеялся, что Ниимура даст действенный совет и поможет.
-Ну ладно, - Ниимура кивнул, не желая пытать Таканори.
-Я к себе, ладно? – Мацумото вопросительно посмотрел на мужчину. Тот лишь кивнул в ответ.
Тяжело вздохнув, Тоору стал убирать со стола. Он не мог понять, что не так с парнем. Конечно, Таканори и раньше был не слишком общительным, но не до такой степени. Сейчас парень откровенно делал вид, что ничего не происходит, хотя в его глазах читалась тоска и боль. Его явно что-то тревожило, но он не хотел об этом говорить. Тоору очень надеялся, что Таканори все ему расскажет, но вопрос, когда это произойдет.

Зайдя в свою комнату, Мацумото первым дело схватился за телефон.
«Привет, Така. Рисунок понравился, спасибо тебе. Но я бы хотел, чтобы ты мне больше не писал. Не преследуй меня, пожалуйста. Я все равно не отвечу тебе взаимностью».
Таканори кинул телефон о стену и сжав кулаки, опустился на пол, вцепляясь пальцами в ворс ковра. Да, он знал, что Акира явно не настроен на бурный роман, да и вообще сторонится теперь Таканори, но что он вот так вот скажет, что настолько откровенно попросит. Это было слишком. Пытаясь сдержаться и не заорать от бессилия, Мацумото глотал слезы, чувствуя, как нестерпимо давит горло. В голове проносились воспоминания знакомства с Акирой, разговоры, посиделки в осеннем парке, прогуливание уроков. Все это сводило с ума, хотелось просто вырвать эту боль из груди, уничтожить, раздавить, не оставив ей шанса на существование.
Таканори слышал, как в комнату постучал Тоору, но парень не ответил на этот стук, сделав вид, что спит. Он не хотел, чтобы Тоору видел его таким разбитым и не хотел ничего объяснять.
Он молча сидел на полу, тупо уставившись в стену. По щекам бежали злые слезы, которые так и не получилось сдержать.
-Ненавижу тебя, - шептал парень.
Сейчас ему казалось, что он ненавидит Акиру всем сердцем, хотя пару минут назад мысленно признавался ему в любви.
Погасив свет, Мацумото подошел к окну, за которым падал снег, покрывая все вокруг. В другой день парень бы тут же схватился за кисточки, но сейчас ему не хотелось рисовать. Хотелось сделать что-нибудь гадкое, что-нибудь такое, что заставит отвлечься.
Таканори вздохнул и направился в двери. Он застал Тоору, уже лежащим в постели.
-Ты чего не спишь? Я думал, ты давно лег, - мужчина отложил книгу, которую читал.
Мацумото не ответил и подошел к кровати, усаживаясь на нее.
-Я так скучал. Мне было одиноко, - начал он.
-Понимаю, - Тоору погладил парня по голове, осторожно поглаживая, но не теряя бдительности. Он помнил, как Таканори так же пришел к нему пару месяцев назад, и чем это чуть не закончилось. Ниимура знал, что в этом с виду ангельском мальчике, таится настоящий дьяволенок.
-Я не хочу спать один. Мне страшно, - Таканори стянул с себя одежду и забрался под одеяло к Тоору.
-Можешь спать со мной, - сказал Ниимура, отодвигаясь от парня подальше, хотя на самом деле этого делать совсем не хотелось.
-Мне плохо. Меня никто не любит, - протянул Таканори.
-Начинается... – подумал Тоору, а вслух сказал, - ну-ну, не надо так говорить. Ты прекрати этот максимализм юношеский. Так и до депрессии не далеко, - Тоору потрепал парня по щеке и потянулся к лампе, чтобы погасить свет. Ему хотелось поскорее заснуть, чтобы не чувствовать рядом с собой такое манящее юное тело и не слышать дыхания Таканори за своей спиной.
-Мне так плохо... – снова повторил Таканори и вдруг резко прижался к груди Тоору.
-Така, если хочешь поговорить, давай поговорим, только ты подальше ляг, - Ниимура взял парня за плечи, несильно отталкивая от себя.
-Не надо, хоть ты не отворачивайся от меня, ну пожалуйста, - Мацумото крепче обнял Тоору.
Ему было плевать на последствия. В голове была лишь мысль о том, что он зачем-то хочет отомстить Акире и доказать самому себе, что сможет забыть его и что совершенно не злится из-за его слов.
-Таканори, перестань! – требовательно повторил Ниимура, чувствуя, что начинает терять самообладание, настолько крепко к нему прижимался парень.
-Тоору, ну пожалуйста, - Таканори потянулся к лицу мужчины, чтобы поцеловать его, но тот резко отвернулся.
-Я кажется сказал прекратить, - вновь повторил он.
-Мне это нужно, пожалуйста, - захныкал Таканори, - мне так одиноко, мне так плохо, - парень начал всхлипывать.
-Прекрати этот цирк, - Тоору включил свет, - тебе нужно, чтобы тебя трахнули? – Ниимура зло смотрел на Мацумото, который все еще цеплялся за плечи Тоору, - так это не ко мне вопрос.
-Тоору, я... – Таканори закусил губу и опустил голову.
-Что ты? Ну что? Говори уже!
-Мне правда очень плохо...
-Если ты ляжешь под меня, легче не станет, поверь, - Тоору говорил уже тише.
-Я один. Я совершенно один, - Мацумото встал с кровати, поднимая свою одежду.
-Значит так, ты этот пафос оставь для других. Иди сюда и рассказывай, что стряслось и кто тебя так обидел. Только честно и без истерик. Если опять лезть ко мне будешь, то я тебя выпорю, имей ввиду.
Парень усмехнулся. Он знал, что на самом деле, Тоору и мухи не обидит, но пугать любит, а главное, умеет.
Тяжело вздохнув, Таканори сел на кровать и отвернулся от Ниимуры.
-Только ты свет погаси. Мне так легче будет, - попросил Таканори.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:17 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 12
Таканори говорил, а Тоору боялся сказать даже слово. То, что он слышал, повергало в ужас. Даже представить было сложно, что испытал Мацумото, и каким кошмаром было для него все произошедшее.
-Я могу тебе чем-то помочь? – тихо спросил Ниимура, когда Таканори замолчал, поведав историю с Рейкой до конца.
Парень лишь покачал головой в ответ на это.
-Тут уже ничем не поможешь, - он тяжело вздохнул.
-Убил бы гада, - Ниимура встал с кровати и, достав из пачки сигарету, нервно закурил, выдыхая дым в приоткрытое окно, из которого так и тянуло холодом.
-Это еще не все, - голос Таканори, раздавшийся за спиной, заставил вздрогнуть.
Тоору даже боялся предположить, о чем же хотел еще рассказать Таканори. Но мужчина не торопил с ответом, давая Таканори возможность сосредоточиться и самому досказать то, что собирался.
-В общем, я это... – парень не знал, стоит ли говорить о своих чувствах к Акире и поэтому замялся.
-Ну, не тяни... – пальцы Тоору сломали сигарету, отправив ее за окно. Ниимура начинал заметно нервничать. Он подошел к Таканори и вгляделся в его лицо, которое освещали лишь отблески уличных фонарей, надеясь уже в глазах парня прочитать то, что он сейчас скажет.
-Я влюбился.
Вздох облегчения раздался в комнате.
-Ох, ну мог бы так не пугать, меня уже чуть приступ не хватил, - Тоору опустился на кровать.
-В парня.
Стараясь не выдать удивления, Ниимура пожал плечами:
-Ээ... ну... тоже неплохо.
-А вот он так не считает, - насупился Мацумото.
-Кто он? – Тоору уже понял, что сойдет с ума скоро. Таканори за несколько часов заставил его переживать так, словно живет уже год в его доме.
-Акира, - ответил Таканори.
-Ну а подробнее? – осторожно поинтересовался Ниимура.
-Он меня не любит, - каждую фразу словно клещами приходилось тянуть из Таканори, который тяжело вздыхал после каждого произнесенного слова.
-Он так и сказал? – это уже походило на допрос, но правда, в мягкой форме.
-Ага. Сказал, чтобы я его не преследовал, не писал ему, ну и все в этом духе.
-Понятно. Слушай, Таканори, дело в том, что...
-Не надо, вот не надо мне только лекций читать, сам все знаю, - раздраженно перебил Мацумото, - я итак все знаю, что ты мне скажешь.
-А я думаю, что не знаешь, - крепкая рука удержала парня, заставив сесть на место.
-Ну что? – в глазах Таканори было явное недовольство. Он уже был не рад, что вообще затеял этот разговор, но в глубине души надеялся, что если переступит через свое нежелание слушать об Акире, может, Ниимура посоветует что-нибудь дельное. Что-то, что поможет, пусть не завоевать сердце Сузуки, но хотя бы наладить с ним прежние дружеские отношения.
-Послушай, Така, - вновь начал Тоору, но уже гораздо тише и спокойнее, чтобы не раздражать лишний раз парня громким голосом, - а как долго вы с Акирой общались?
-Пару месяцев. Он перевелся осенью к нам. А потом я понял, что он мне нравится. Сказал ему об этом, ну а Сузуки ясно дал мне понять, что это не для него. Конечно, зачем я ему. Я видимо, не достоин, - парень поджал губы и отвернулся.
-Нет-нет. Это не правильный подход, - поспешил возразить Ниимура, - понимаешь, для тебя нормально влюбиться в человека одного с тобой пола. Ты не делаешь разницы между привязанностью к девушке и к парню. Для тебя это естественно, ты слушаешь лишь свое сердце, но есть люди, для которых это ужасно, они и думать бояться о подобном, а уж тем более, не могут смириться с тем, что кто-то им в любви признается. Для них это просто шок, и они не знают, что делать и как себя вести.
-Я все это понимаю и знаю. Ты ничего нового не говоришь мне.
Эти слова вызвали невольную улыбку на губах Тоору:
-Ну а если понимаешь, то почему так раздражен? Почему пытаешься найти взаимности у Акиры? – спросил он.
-Потому что он мне нравится, - Таканори сказал это таким тоном, будто бы Тоору спросил его что-то ну позорно-элементарное, что-то, на что и не требуется ответ.
-Это я уже понял. И мне кажется, что загвоздка даже не в том, что Акира равнодушен к тебе, а в чем-то другом. Расскажешь, в чем дело?
Слова о равнодушии Акиры противно резанули слух, заставив сердце снова болезненно сжаться. Таканори в очередной раз вздохнул.
-А он теперь со мной вообще не хочет разговаривать. Совершенно. Даже дружбы уже не будет. Он избегает меня и не разговаривает.
-Вот это похоже на правду, - Тоору кивнул своим же словам, - он прячется от тебя, боится, что ты не сдержишься, что будешь опять ему в любви признаваться.
-А что в этом плохого? – воскликнул Таканори так громко, что даже сам вздрогнул от звука своего голоса.
-Така, он видимо не хочет, чтобы о твоих чувствах вообще хоть кто-нибудь знал. Ему кажется, что узнай об этом хоть одна душа, его автоматически запишут в число тех самых ребят, которых он явно сторонится.
-Дурак он, - вдруг изрек Таканори, - дурак.
-Я так не думаю. Пойми, он не может принять такое. И ты должен, даже обязан с этим смириться и прекратить себя терзать. Легче все равно не будет.
-Мне и так не сладко, - Мацумото вновь залез под одеяло, - очень мерзко осознавать, что тебя не любят, да еще и считают каким-то прокаженным. Я ведь не такой! – казалось, что Таканори убеждал сам себя.
-Конечно не такой, - Тоору погладил парня по волосам, - но если ты понял, что способен влюбиться в парня, то знай, что дальше будет еще сложнее. Как правило, исход будет именно такой, как с Акирой. Возможно, я говорю жестокие вещи, но ты должен это понимать.
-Не было еще никакого исхода. Вдруг он передумает, - Таканори перевернулся на бок и прикрыл глаза, - Акира просто еще не понял своего счастья, - ухмыльнулся Таканори, пытаясь за маской иронии скрыть душевную боль. Он явно не хотел сдаваться.
-Возможно, - поняв, что продолжать разговор бессмысленно, Тоору выключил свет и тут же почувствовал, как Таканори порывисто обнял его прижимаясь к груди.
-Така, мой ремень на стуле висит, и я даже не поленюсь за ним встать, - пытаясь отцепить от себя парня, сказал Ниимура.
-Мне просто холодно, - сонным голосом ответил Таканори, - так что повода для порки нет и не будет.
-Я надеюсь, - мужчина закрыл глаза, пытаясь отвлечься от прикосновений теплых рук к своей груди.
-Кто-то сегодня не выспится, и это явно будет не Таканори, - мелькнуло в голове Ниимуры.
Но Мацумото сам в это время думал о том, что ему предстоит ночь без сна. Делая вид, что спит, он все размышлял об Акире.
-Если любовь ему моя на фиг не нужна, то надо хотя бы дружбу сохранить, - проносилось в уставшем сознании Таканори, - но это уже не реально, наверное... – Мацумото вздохнул, чувствуя, как усталость все-таки берет свое, заставляя погружаться в беспокойный сон.
Глава 13
Проснулся Таканори достаточно поздно и с осознанием того, что на удивление, прекрасно выспался. Но радость от полноценного сна, тут же сменилась тяжестью на душе, стоило вспомнить вчерашний разговор об Акире, но в особенности его сообщение с просьбой оставить в покое.
-Ладно, еще не время паниковать, - сказал сам себе парень и встал с кровати.
Заметив, что домашняя одежда Тоору висит на стуле, Мацумото понял, что тот уже ушел на работу. Словно в подтверждение этих мыслей, Таканори обнаружил записку на тумбочке.
«Я на работе. Вернусь вечером. Не скучай.»
-Да уж соскучишься тут, как же, - сказал Таканори, направляясь в ванную.
Все время пока он принимал душ, пока завтракал, пока убирал со стола и мыл посуду, Таканори не переставая думал об Акире.
Так хотелось взять телефон и позвонить, чтобы сказать о том, что Сузуки может не бояться, что Таканори не станет его преследовать, что он обещает больше никогда не заикаться о своей любви, что оставит эту идею, но пусть Акира останется для него прежним другом, пусть не отталкивает. Но Мацумото не решался сделать этот звонок, понимая, что не выдержит и наговорит глупостей, после которых путь не то что к сердцу Сузуки, а вообще к нему самому, будет навсегда закрыт. Парень понимал, что пока еще не готов к спокойному разговору, но он искренне верил и надеялся, что вскоре успокоится и сможет нормально поговорить с Акирой.
Но так как пока он этого сделать не мог, а услышать о том, что же происходит в интернате Мацумото очень хотел, пусть и отсутствовал там всего два дня, парень решил позвонить Койю.
Услышав радостный голос Такашимы, Мацумото и сам невольно улыбнулся.
-Ну как ты там? – спрашивал Койю, - небось, соскучился?
-Конечно, а ты как думаешь, - ответил Таканори, мысленно отмечая, что действительно соскучился лишь по одному человеку.
-Ну а ты как? Как там Юу? – Мацумото сел на кровать. Мучительно хотелось спросить, как там Акира, но Таканори боялся, что это будет подозрительно.
-У нас все хорошо, вчера мы... – Таканори уже в пол уха, слушал, что ему говорит друг. Он знал, что стоит только Койю спросить о Широяме, как тот не останавливаясь, начнет говорить. Можно было убрать трубку от уха и пойти заниматься своими делами, смело отсутствуя минут десять, так как Койю будет все это время рассказывать о том, какой Юу хороший и как они друг друга любят. В поток его речи даже нельзя будет вставить и слова. Раньше Таканори слушал об этом спокойно и искренне радовался за своих друзей, но сейчас он откровенно завидовал, огорчаясь тем, что сам не может похвастаться таким возлюбленным.
-В общем вот такой вот он замечательный... – закончил Койю свой монолог, который благополучно прослушал Таканори.
-Я так рад за тебя, - Мацумото вздохнул, не решаясь спросить о том, кто его интересовал гораздо больше.
-Кстати, - Такашима даже напугал своим возгласом, - я совсем забыл сказать! Я...
-Ты беременный? – Мацумото сам не ожидал, что у него будут силы шутить.
-Иди ты, знаешь куда... – Койю недовольно засопел.
-Ладно, извини, - улыбнулся Мацумото, - ну что стряслось?
-Тут Коуки заходил, - продолжил Такашима, - спрашивал, куда ты делся.
-Ты сказал ему, где я? – Мацумото напрягся.
Ему было не приятно вспоминать этого человека. Особенно сейчас, когда сам Таканори был отвергнут так же, как когда-то Коуки.
-Наказание, что ли? – спрашивал сам себя Таканори. Он прекрасно помнил последний их разговор с Коуки и то, с каким равнодушием он отказал.
-Ну да, сказал, что ты у родственника гостишь, - ответил Койю.
-Тоору мне не родственник.
-А то я не знаю. Ну не скажу же я ему, что ту в гостях у дядьки, который тебя спас в детстве, сам-то подумай, - Койю даже фыркнул.
-Ну да. Точно.
-Тебе Коуки подарок на Новый Год передал, приедешь, я тебе отдам.
-А что там? – Таканори подошел к окну, за которым вновь шел снег. В голове мелькнула мысль о том, что нужно пойти погулять.
-Да какая-то фентифлюшка на елку, я особо не вглядывался, - ответил Койю и вдруг резко перевел тему, - кстати, как там Тоору? Не пристает к тебе? – и Такашима мерзко захихикал.
-Не пристает, - Мацумото и сам не знал, рад он этому или нет.
-Ну вот, а я-то понадеялся... – протянул Койю.
-На что ты там надеешься, извращенец? – Мацумото усмехнулся.
-Ой, вот только не надо говорить, что тебе все равно. Помню я, как ты слюни пускал, говоря о нем. Втюхался по уши, а теперь отрицаешь, - Таканори чувствовал, как Такашима прям раздувается от своего всезнания.
-Это было очень давно, - Мацумото пожал плечами.
-Ну да, конечно, но это все равно ничего не меняет, - Койю вновь хихикал.
-Ну хватит уже. Лучше расскажи как там все наши? – Таканори поспешил перевести разговор, потому что Койю затрагивал тему, которая все же волновала. Особенно сейчас, когда Акира явно дал понять, что ничего не будет, а близость Ниимуры внушала странный трепет и неосознанное желание. Эти два состояния тесно переплелись друг с другом, начиная ощутимо давить на сознание.
-Да все у нас в порядке. Юичи первое место занял на олимпиаде по физике, а Маи и Саюри вчера удочерили.
Все это было не интересно Таканори, он ждал новостей о другом человеке.
-О, а Сузуки вот с девчонкой начал встречаться, - увлеченно рассказывал Койю.
-Что? – Таканори и сам не заметил как спросил это вслух и как отчаянно прозвучал этот вопрос. Мацумото хотел верить в то, что он ослышался.
-Ну, с Соноко. Помнишь, в параллельном классе которая? - услышав, что Таканори молчит, Койю продолжил, думая, что друг просто не помнит о ком речь, а Мацумото изо всех сил сдерживался, чтобы не ругнуться.
-Ну блондинка в таком платье несуразном. Неужели не помнишь ее? Вечно с хвостиками ходила. Ее все учителя в пример ставят.
-Да помню, помню, - вздохнул Таканори.
Соноко. Воплощение скромности и воспитанности. Вечно с опущенными глазами, платье чуть ли не в пол. Самое странное, что за ней когда-то очень давно бегал Рейка. Вспомнив это, Мацумото горько усмехнулся. Он не мог поверить в то, что сейчас окончательно рухнула его мечта хоть как-то приблизиться к Акире.
-Теперь ему явно не до дружбы. Фак... – парень был взбешен, хоть и понимал, что встречаться с девочками в его возрасте – это вполне логично.
-Как Акира мог на нее посмотреть? Она ведь забитая, как не знаю кто, - Таканори не мог не съязвить, чувствуя, как начинает раздражаться.
-Ну почему же? Милая девочка, - ответил Койю.
Таканори хотелось уже разораться и на Такашиму, потому что тот вдруг неожиданно стал защищать Соноко.
-И кстати, совсем она не забитая, в ней явно кроется вторая натура, - подливал масла в огонь Койю, - вчера...
Мацумото уже чувствовал, что сейчас будет фраза, после которой он точно не сможет себя контролировать.
-Короче, зашел я в класс, а там Акира с ней. Он на стуле сидит, она на коленях у него. Короче полный набор. Они даже меня не заметили, потому что целовались как больные.
-Ну и что, - дернул плечом Таканори.
-А чулки, кстати у нее прикольные были. Белые в горошек сиреневый, - хохотнул Койю
-Мне все равно, - Мацумото чуть ли не шипел от злости, но вдруг спросил, - а чулки-то ты как разглядел?
-Ну, так это... – Койю похоже немного смутился, - Акира юбку ей задрал и лапал там, ну ты понял...
-Понял, не дурак, - настроение было безнадежно испорчено.
Таканори не хотел, но воображение против воли подкидывало все новые картины, мысленно нарисованные после слов Койю. Каждое сказанное Такашимой слово, оставляло новый шрам на и без того измученном сердце.
-Слушай, тут Тоору пришел, - соврал Мацумото, понимая, что совсем раскис, - я пойду. Всем привет передавай.
Таканори понимал, что сил и желания продолжать разговор просто нет.
-Пока, Таканори. Удачи. Тоору привет передай, - и Такашима повесил трубку.
-Блять... – выругался Мацумото, - вот же ж хрень. Ну какого... – Таканори прошел из одного угла комнаты в другой, застыл возле окна и снова стал ходить по комнате, словно зверь в клетке.
-Вот заучка тупая, - Мацумото был так зол, что готов был поливать грязью ни в чем неповинную Соноко до самого вечера, а может и дольше.
-Это получается, она Акире уже давно понравилась, а мне он не сказал, скрыл, - говорил сам себе парень, - да как он мог? Мы же друзья с ним.
И тут же внутренний голос поправил.
-Были друзьями, а теперь нет.
-А может, поэтому он мне взаимностью не ответил, потому что в эту девку влюбился? – Таканори кусал пальцы и напряженно размышлял, - а если он с ней расстанется, то может... Нет, бред, не может, - Мацумото сел на кровать, потом снова вскочил. Опять прошелся от окна к двери.
-Ну как вообще так... – силы покинули его, и он опустился на пол, затихая и как-то совсем печально смотря в пол.
-Все. Теперь можно вообще о нем забыть, - думал парень.
Мучительный стон сорвался с губ Таканори, и парень уткнулся лицом в сложенные на коленях руки.
-Да провались оно все пропадом, - воскликнул Мацумото.
Он пытался сдерживаться, хоть это и было очень трудно. Почему-то даже сейчас, он отказывался терять надежду.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:19 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 14
-Ну и кто у нас умер, пока меня не было? – Тоору понял, что с Таканори что-то не так, как только парень открыл ему входную дверь.
-Все живы, - криво усмехнулся Мацумото, но губы непроизвольно задрожали.
-Это хорошо, что все живы, - Ниимура прошел в свою комнату, - Таканори, тебя не затруднит поставить чайник? – крикнул он, закрывая дверь. Тоору как и всегда понимал, что из парня сейчас слова не вытянешь, поэтому решил сделать вид, что ему совершенно нет дела до того, расскажет ему Мацумото о своих мыслях или нет. Хотя на самом деле, видеть Таканори в таком подавленном состоянии был очень тяжело.
-Нет, не затруднит, - отозвался парень и ушел на кухню.
Весь день до позднего вечера он просидел как на иголках. Таканори не выходил из комнаты и даже не садился обедать и ужинать. Ему даже не хотелось, чтобы Тоору возвратился домой пораньше, так как видеть кого-то и разговаривать, желания не было.
Из головы не выходил разговор с Койю. Таканори очень хотел сам все увидеть, чтобы окончательно убедиться в том, что все потеряно. И конечно же, он не терял надежды спокойно все обсудить с Акирой. Хотя это уже не казалось таким заманчивым. Если раньше Мацумото думал, что время сможет расставить все на свои места, и дружеские отношения с Сузуки все-таки смогут перерасти во что-то большее, если Таканори проявит терпение, то сейчас парень понимал, что возможно, это уже и не нужно. Перспектива гулять с Акирой, который теперь всегда будет таскать за собой Соноко, совсем не прельщала.
За этими мыслями, Таканори даже не заметил, как на кухню зашел Тоору и с интересом наблюдал, как Мацумото наливал в кружку чай, даже не замечая, что вода уже пошла через край. Потом, словно опомнившись, парень ахнул и вытерев чашку, сел за стол, краснея от своей неловкости и невнимательности.
-Замечтался, как девчонка, - подумал Таканори.
-Ты ел сегодня? – спросил Ниимура, смотря на нетронутую еду в холодильнике.
-Неа, - Мацумото смотрел на Тоору, а у самого в голове был лишь Акира, обжимающийся с девицей.
-Почему? – каждый вопрос заставлял Таканори мысленно стонать от раздражения.
-Я на диете, - криво усмехнулся Мацумото.
-Очень смешно, - Тоору покачал головой, - ну что там опять? – спросил он, выжидающе смотря на Таканори, - рассказывай. Я же вижу, что ты мрачнее тучи.
Мацумото отмахнулся, нервно размешивая сахар в чашке, быстро отпил, поморщился от того, что обжег язык, а потом вдруг начал говорить, практически не останавливаясь и чуть не плача от досады.
-Койю сказал, что Акира встречается с девкой, ну как он мог? Я же его так люблю, а он лапает какую-то телку в белых чулках. Да она вообще заучка и глупая. И волосы у нее крашеные.
-У тебя тоже, - заметил Тоору.
-Ну и что! – продолжал свою тираду парень, - она меня бесит. И Акира тоже хорош... Мне вообще не сказал о ней ни слова. Все скрыл, как будто мне доверить ничего нельзя.
-Таканори, остынь, - рука Ниимуры легла на плечо парня, - выдохни и успокойся. Тише!
-Да бесят оба уже, - вновь разошелся Мацумото.
-Это не конструктивно. Это истерично и необдуманно. Успокойся, пожалуйста.
Тоору пытался успокоить парня, который разнервничался и неотрывно смотрел на потолок, пытаясь сдержать слезы.
-Прими это как факт. Он парень и он любит девочек. И он будет встречаться со своей подружкой, так что ничего не поделаешь.
-И это вместо поддержки? – Мацумото злобно посмотрел на Тоору, - спасибо, я думал, ты на моей стороне.
-Я не буду тебе врать и просто успокаивать, я говорю как есть, чтобы тебе не было еще больнее потом. Зачем мне врать тебе? Чтобы ты потом плакал еще сильнее? Ну кто тебе еще об этом скажет? Кто, кроме меня? – Тоору вопросительно смотрел на парня, надеясь найти в его глазах намек на то, что он понял хоть немного из того, что он ему говорил.
-Я бы хотел, чтобы ты меня успокоил, а не говорил, что мне не на что надеяться, - Таканори поднялся со стула и хотел было уйти.
-Поверь мне, легче тебе не станет от моей лжи. Смысла тешить себя пустыми надеждами нет.
Ниимура взял парня за руку и уже тише добавил:
-Если у Акиры появилась девушка, это не значит, что ты можешь его потерять как друга. Просто дай ему время, чтобы он поверил в то, что ты не будешь больше приставать к нему. Возможно, он снова будет общаться с тобой. Надо подождать.
-Вряд ли... – Таканори отвернулся.
-Просто ты должен для себя решить, что ты от него хочешь. Либо дружить с ним, но тогда ты обещаешь сам себе, что будешь держать себя в руках, либо любить его, но тогда он будет далеко от тебя, а ты будешь довольствоваться лишь взглядами в его сторону. Третьего решения в вашей ситуации быть не может.
-Я хочу, чтобы все было как раньше, - Таканори вздохнул и вытер глаза, чтобы Ниимура не заметил его слезы, - а знаешь ли ты, Тоору, как трудно держать себя в руках в присутствии того, кто нравится? – почти шепотом спросил Таканори, - знаешь, как больно это?
Тоору лишь горько усмехнулся.
-Знаю, малыш, - и он вышел с кухни, оставляя Таканори наедине с его тяжелыми мыслями.
-Конечно знаю, - мысленно повторил Тоору, заходя в свою комнату.
Он помнил, как прошлой ночью боялся даже пошевелиться, чтобы не разбудить Таканори, который сопел на его плече и хмурился во сне. Помнил, как хотелось поднять руку и провести по его мягким волосам, убирая светлые прядки со лба, как хотелось осторожно коснуться пальцами приоткрытых губ, погладить нежную кожу на подбородке, обнять крепче эти хрупкие плечи.
-Я пойду погуляю, - крикнул Таканори из прихожей.
-Только не долго и не далеко, поздно уже, - ответил Ниимура, подходя к окну. Через некоторое время он увидел, как Таканори вышел из подъезда и направился к детской площадке, уже опустевшей, так как на часах давно было десять вечера. Парень смахнул снег со скамейки и сел на нее, уставившись в темное небо, с которого медленно падал пушистый снег.
-Хороша прогулочка, зад морозить на скамейке, - сказал Ниимура беря телефон в руки.
-Таканори, шапку одень и со скамейки слезь, - сказал Тоору, наблюдая за тем, как Мацумото смахивает снежинки со своих волос и прижимает телефон к покрасневшему от холода уху.
-Я не замерз, - ответил парень.
-Я сказал оденься или домой сейчас пойдешь, - Тоору умел быть строгим, когда хотел, но на Мацумото это никогда практически не действовало.
Но Ниимура все же улыбнулся, когда увидел, что Таканори натягивает шапку, недовольно что-то бормоча под нос.
-Молодец, - сказал Тоору и хотел уже положить трубку, как вдруг Таканори тихо попросил:
-Тоору, спускайся ко мне. На улице так классно, - и парень поднял голову, смотря на окно, в котором виднелся силуэт Тоору.
-Сейчас. Подожди немного.

Выйдя на улицу, Ниимура поежился от морозного воздуха. Таканори сгорбившись сидел на скамейке и уже шмыгал носом, дуя на озябшие руки.
-Ты совсем замерз. Пошли домой, - Тоору присел рядом, но Мацумото отрицательно помотал головой.
-Я хочу его увидеть, - произнес Таканори, ловя пальцами снежинки.
-Кого? Акиру? – Тоору покачал головой, тяжело вздыхая.
-Похоже, что этот мальчик решил не сдаваться и идти до победного конца. Что ж, его право, - Ниимура смотрел на Таканори, который сидел нахмурившись и видимо о чем-то мучительно размышляя.
-Пошли домой, ты замерз, - Тоору потянул парня за рукав куртки.
-Еще немного, пожалуйста.
-Ладно, - согласился мужчина, - только недолго, а то потом с соплями свалишься и я буду тебя лечить, а из меня очень злой доктор всегда получается. Буду тебе делать уколы и пичкать таблетками.
Эти слова заставили Таканори улыбнуться. Он ценил то, что Тоору всеми силами пытался поднять ему настроение, но это с трудом удавалось. Мысли занимал Акира, не желая уходить оттуда ни на мгновенье. Было очень тяжело от этого.
-Тоору, а можно я у тебя останусь на Новый Год? – спросил Мацумото, понимая, что не выдержит присутствия Акиры на общем празднике в интернате, который учителя всегда старались сделать для своих воспитанников с особым размахом.
-Ну конечно, мог бы даже не спрашивать, - Тоору смахнул снег с куртки Мацумото, - ты всегда можешь остаться у меня. И кстати, - Ниимура понял, что как раз настал подходящий момент, чтобы озвучить свои мысли, которые его уже давно посещали, - тебе же в феврале восемнадцать исполнится и ты школу уже закончишь скоро. Из интерната ты уйдешь и можешь спокойно жить у меня.
-Мне выделят жилье, я не останусь на улице, - Таканори был удивлен словам Ниимуры.
-Это я знаю. Просто живя один, ты вынужден будешь работать и не сможешь учиться, а разве ты не хотел стать художником?
-Хотел, но...
-Никаких но. Ты меня ничуть не стеснишь, а я не прощу себе, если ты останешься без образования и не осуществишь свою мечту. Обещаю помочь тебе, чем смогу. Ты можешь на меня рассчитывать, - Тоору улыбнулся.
-Спасибо. Я тебе благодарен, - Мацумото вдруг погрустнел. Мысль о том, что вскоре он совсем не сможет видеть Акиру, расстроила его.
Словно прочитав его мысли, Тоору обнял Таканори, гладя по спине.
-Не переживай, малыш. Все будет хорошо. Это еще не самое страшное в жизни, не самое...
Тоору успокаивал его, но понимал, что именно сейчас, в это самое мгновенье, мир Таканори рушится на глазах, повергая в пыль все, что было создано ранее. Сейчас этому подростку кажется, что настал конец света и больше не будет ничего хорошего – лишь пустота и холод, печаль и пепел неразделенной любви.
-Все будет хорошо, успокойся, - чувствуя, как тело Таканори начинает мелко дрожать, сказал Ниимура. Он очень надеялся на то, что его слова хоть как-то поддержат расстроенного Таканори, хотя сам понимал, что такие проблемы быстро не решаются и не забываются, тем более в таком ранимом и сложном возрасте.
-Пошли домой, - Тоору взял Таканори за руку.
Тот лишь кивнул в ответ. Было видно, что мысли его были далеки от реальности. Он шел за Ниимурой, тупо глядя себе под ноги, стараясь вообще ни о чем не думать.
В лифте Таканори вдруг снова обнял Тоору, утыкаясь лицом в его куртку и закрывая глаза. Почему-то стало немного легче и не так больно, когда он почувствовал крепкие руки Ниимуры, наконец-то обнимающие в ответ.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:22 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 15
-Тоору, отвезешь меня завтра в интернат? – спросил Таканори.
-Да, конечно, но если только перед работой, так что тебе придеться рано встать, и заберу я тебя поздно вечером. Хорошо? – Тоору почти заснул, когда Мацумото задал ему этот вопрос.
-А что тебе так срочно там понадобилось? – спросил Ниимура настороженно, пытаясь отогнать от себя остатки сна.
-Учителям долги по предметам сдать и предупредить, что я буду у тебя на праздники. Кстати, тебе расписку надо будет написать и к директору зайти.
Таканори разглядывал потолок и совершенно не хотел спать, не смотря на то, что последние дни его пребывания вне стен интерната были наполнены переживаниями и тяжелыми мыслями об Акире.
Парень опять спал в комнате Тоору, уже и не спрашивая разрешения. Каждый раз, когда Ниимура приходил из ванной, Таканори уже сопел, лежа под одеялом, но всегда просыпался, стоило только мужчине опуститься на простынь. Тогда Мацумото обнимал еще влажное после душа тело и уже спокойно засыпал, утыкаясь носом в крепкое плечо, не слыша, как Тоору вздыхал и бормотал о том, что он не мягкая игрушка, чтобы его вот так вот запросто тискать.
-Ладно, тогда я завтра тебя разбужу и поедем. А сейчас, спокойной ночи, - Ниимура перевернулся на другой бок, в очередной раз вздыхая, когда почувствовал как тесно прижался к его спине Таканори, утыкаясь носом между лопаток.

Мацумото жутко не хотел вставать в половину седьмого утра, отчаянно пытаясь урвать хотя бы еще одну лишнюю секунду для сна. Он спихивал с себя руки Тоору, который тряс его за плечо, накрывался с головой одеялом и даже пару раз грязно выругался, за что тут же получил сильный шлепок пониже спины. Потирая ягодицы и тут же просыпаясь, Таканори насупился и недовольно забурчал о том, что не хочет вставать, а уж тем более тогда, когда его бьют с утра пораньше.
Ниимура лишь вздохнул в ответ на это, добавив, что Таканори сам хотел ехать в интернат, а теперь почему-то сопротивляется.
-Ну ладно, тогда я поеду на работу, - Ниимура вышел за дверь, но тут же остановился, услышав шлепанье босых ног.
-Эй, а я как же? - Мацумото смотрел на Тоору, прищурив один глаз.
-А ты спи дальше и едь на автобусе в десять утра. А вечером я тебя заберу.
Таканори задумался и поежившись, ушел обратно в комнату.
-Я спать. Поеду на автобусе, - парень завалился на кровать и кажется, тут же погрузился в сон. Ниимура улыбнулся и прикрыл дверь, выключая свет.
-Определенно этот ребенок способен свести с ума любого, - подумал Тоору, - но главное, не забываться...
Ниимура еще раз заглянул в свою комнату и убедившись, что Таканори крепко спит, быстро нацарапал записку, кладя ее на тумбу.
«И не смей уходить без завтрака, я все равно узнаю.»
Поправив сползшее на пол одеяло, Тоору наклонился к Таканори и легонько поцеловал его в щеку.
Улыбнувшись, мужчина вышел из комнаты, не увидев, как улыбнулся в ответ Таканори, которого все-таки разбудил этот легкий поцелуй.

Пока Таканори ехал в интернат, трясясь в автобусе, он все думал о том, как себя вести, если встретит Акиру, а то, что он его встретит – практически стопроцентная гарантия. Сделать вид, что не заметил? Это будет как-то совсем по-детски и в очередной раз докажет, что Таканори еще питает какие-то чувства. Вести себя как раньше? Мацумото усмехнулся, подумав об этом. Все равно как раньше не будет, Сузуки сам не будет вести себя как раньше.
Таканори царапал на замерзшем окне какие-то черточки и кружочки, бездумно водя пальцем по холодной поверхности.
Чем ближе автобус приближался к знакомой остановке, тем сильнее билось сердце Таканори. Он так разволновался, что даже руки начали трястись. С одной стороны Таканори очень хотел увидеть Акиру, но где-то в глубине души, очень надеялся на то, что встреча с Сузуки не состоится.

Выйдя из автобуса, Таканори побрел в сторону интерната. Снег скрипел под ногами, яркое солнце слепило глаза, от чего они начинали слезиться. Руки озябли, но Таканори почему-то не хотел надевать перчатки, спрятав ладони в рукава куртки.
Скрип калитки заставил испуганно взметнуться стаю ворон, сидящих на тот самом дереве, под которым стояла скамейка, служившая пристанищем во время прогулов уроков.
Таканори вздохнул, вспоминая, как ему было хорошо в обществе Сузуки, как было здорово сидеть на этой лавке, ощущать свежесть осеннего ветра на лице, ловить в ладони падающие листья.
Настроение Таканори ухудшалось с каждым сделанным шагом, но преодолевая дрожь в ногах, парень все-таки поднялся по лестнице на крыльцо и открыл тяжелую дверь.

Знакомый гул тут же наполнил уши – перерыв между занятиями, самое шумное время. Таканори мысленно чертыхнулся, чувствуя, что встретит Акиру именно сейчас. Разматывая на ходу свой шарф и расстегивая пуговицы на пальто, Мацумото взлетел вверх по лестнице, стараясь не смотреть по сторонам и, тут же направился в учительскую, надеясь проговорить со своими преподавателями как можно дольше. Но и здесь Таканори ждало разочарование. Учителя забрали его тетрадки и не стали проверять домашнее задание при нем, уверив Таканори в том, что он может не волноваться по поводу оценок. Сдержанно поблагодарив, Мацумото вышел и сел на скамейку возле кабинета директора, не понимая, почему когда нужно потянуть время, все как назло готовы отпустить тебя рано.
-Бесит, - сказал в пустоту Таканори и пошел в стороны комнаты Юу, надеясь найти там Койю. В комнату Такашимы парень идти не спешил, помня, что его соседом является Сузуки.
Постучав в дверь, Таканори дождался пока ему ответят. Как и предполагалось, послышался сонный голос Койю.
-Да открыто, чего стучать?
Мацумото толкнул дверь и зашел в комнату.
-Така! – тут же заверещал Такашима, подскакивая на кровати и отпуская ладонь Юу, которую держал в своих руках до этого.
-Така, как же я рад тебе! – Такашима подбежал к другу и чуть не сбил его с ног, обняв так крепко, что у Мацумото даже дыхание перехватило.
-Привет, Таканори, - поздоровался Юу, махнув рукой.
Мацумото кивнул в ответ. Конечно, он был рад видеть друзей, но почему-то именно сейчас он остро осознал, как же все-таки хочет обратно к Тоору. Почему-то там казалось, что он в безопасности, а сейчас было тревожно. Почему-то вспомнился Рейка и его ужасный поступок, вспомнилась та боль и унижение, вспомнились слова Акиры и его просьбы не приставать и не говорить с ним.
-Эй, Така? Ты чего? – видимо Койю заметил, что Таканори как-то напряжен и, приобняв за плечи, спросил, -С тобой все нормально?
-Да, все нормально, - но эти слова вышли как-то слишком задумчиво, словно Мацумото думал совсем о другом. Но в сущности так оно и было.
-Ну ладно, - решил не приставать Койю и вернулся к Юу, но потом, хлопнув себя по лбу, полез в карман своих брюк, доставая оттуда что-то в шуршащей обертке.
-Вот, - Койю вложил в руку Таканори маленький сверток, размером с конфету, - это тебе Коуки передал.
-Спасибо, - Мацумото развернул подарок и фыркнул. На его ладони лежал крошечный снеговик из тонкого синего стекла, - ну и банальщина, - протянул Таканори. В другое время, парень бы все равно порадовался подарку, но сейчас из-за ставшего отвратительным настроения, Таканори мог лишь фыркать. Перевернув обертку на другую сторону, Мацумото заметил там какую-то запись. Вчитываясь в мелкий почерк Коуки, Таканори фыркнул во второй раз.
«Я надеюсь, тебе понравится. Может, когда снег сойдет, твое сердце тоже оттает?»
-Скорее этот снеговик из стекла растает, чем я, - произнес вслух Мацумото, ловя на себе недоуменный взгляд Койю.
-Ладно, парни, я пошел. Я на праздники у Ниимуры остаюсь, - общаться с друзьями желания не было, поэтому Таканори поспешил покинуть комнату.
-Я к себе пока пойду, - сказал он, выходя за дверь.
-Така, погоди, у тебя в комнате ... – крикнул ему вслед Койю, но Мацумото уже не услышал его, направляясь к себе. Он поскорее хотел остаться один, чтобы дождаться вечера и наконец уехать отсюда. Он не хотел видеть Акиру, почему-то зная наверняка, что эта встреча будет очень болезненной. Сейчас Таканори как никогда остро ощутил, как же ему тяжело. Казалось, что все вокруг напоминает об Акире и о его отказе.

-Дайте мне ключ от десятой, - попросил Таканори охранника, но тот удивленно поднял брови.
-Так десятый и не сдавали, - ответил мужчина.
-Нормально... – Таканори возмущенно цокнул языком и чуть ли не бегом пустился в сторону своей комнаты. Он уже не сомневался, кто там находится и ему жутко хотелось все испортить и хоть как-то отомстить. Чуть ли не с ноги выбивая дверь, Таканори влетел в свою комнату и застыл на пороге, удивленно выдыхая.
На его кровати сидел маленький мальчик и играл с ярко-оранжевым медведем. Мальчик испуганно замер, увидев Таканори.
-А где Акира? – на автомате спросил Мацумото.
-Кто? – спросил мальчик, - я не знаю. Меня господин директор поселил сюда, пока вы, Таканори-семпай, были в отъезде, но я сейчас ему скажу, что вы вернулись, - мальчик неуклюже слез с кровати, волоча медведя за порванное ухо.
-Нет, не надо, я все равно сейчас обратно, - Мацумото отвернулся к своему столу. Стало мучительно стыдно и как-то больно. Обожгло острой жалостью к мальчику, который уже забрался обратно на кровать и что-то тихо напевал, практически заставило задыхаться осознание того, что Таканори подозревал, будто бы Акира и Соноко в его комнате. Слезы выступили на глазах, и Таканори сжал кулаки, чтобы не зареветь. Он проклинал тот момент, когда решил сюда вернуться. Собирая свои вещи и засовывая без разбора в рюкзак, Мацумото твердо знал, что больше сюда не вернется. Он будет умолять Тоору, чтобы тот поговорил с директором по поводу домашнего обучения. Находиться в этих стенах было мучительным.
-Я пошел, - Мацумото обернулся к мальчику и протянул ему стеклянного снеговичка, - Это тебе, скоро Новый Год, вот тебе подарок, - Таканори улыбнулся вымученно и грустно, чувствуя, что если не уйдет сию минуту, то все-таки даст волю слезам.
-Спасибо, Таканори-семпай, - мальчик широко улыбался и во все глаза смотрел на подарок, - теперь у мишки есть друг, - ребенок засмеялся и еще раз поблагодарил Таканори.
-Не за что, - Мацумото вышел за дверь.
-Даже у плюшевого мишки теперь есть друг, а у меня нет, - мелькнуло в голове парня.
-Таканори, какая же ты тряпка, - тут же перебил внутренний голос, - влюбленный идиот, неудоумок.
Мацумото не понимал, за что ругает себя такими словами, но они помогали отвлечься, так как глаза почему-то стали искать в толпе светловолосую макушку Акиры. Мацумото и рад был бы смотреть лишь себе под ноги, но это не удавалось.
-О, черт... – прошипел Таканори, - доозирался....
На лестнице сбоку стоял Акира и говорил с каким-то парнем из старших классов. Они так увлеченно беседовали, что не заметили Таканори, который встал как вкопанный и уставился на них.
-Хватит пялиться, - мысленно ругал себя Таканори, - ну хватит, - но сил уйти не было.
-Сука...ну какого черта я так влюбился.... – Мацумото сжимал кулаки и кусал губы, смотря на Акиру, который над чем-то смеялся.
Все-таки заставив себя отвернуться, Таканори пошел к выходу. Он знал, что если он будет сидеть и ждать Тоору, ему придеться как минимум часов пять провести в интернате, поэтому решив вернуться в город на автобусе, Таканори позвонил Ниимуре и попросил его заехать в интернат к директору, предупредив, что сам он поедет на автобусе.
Убрав телефон в карман, Таканори замер посреди сада. Ноги сами понесли к знакомой скамейке. Мацумото боялся признаться самому себе в том, что он где-то в глубине души очень надеялся, что Акира выйдет покурить, и они увидятся.

Сев на спинку скамейки и поставив ноги на сиденье, Таканори уткнулся носом в шарф и все-таки надел перчатки, пряча озябшие пальцы.
Он не обернулся, когда услышал за спиной хруст снега, не поднял глаза, когда увидел как кто-то подошел к скамейке. Лишь сердце гулко застучало, стоило над головой раздаться такому знакомому голосу.
-Привет, Така.
-Привет, Акира.
Мацумото не нужно было смотреть, чтобы понять, кто перед ним стоит.
-Как дела? – Сузуки опустился рядом.
Таканори вяло ответил, что все хорошо. Его насторожила такая разговорчивость Акиры.
-Така, я же тебе спасибо даже за рисунок не сказал, ты так уехал внезапно.
-Что? – Мацумото встрепенулся.
«Привет, Така. Рисунок понравился, спасибо тебе. Но я бы хотел, чтобы ты мне больше не писал. Не преследуй меня, пожалуйста. Я все равно не отвечу тебе взаимностью».
-Тогда что это было? - спрашивал сам себя Таканори.
-Спасибо, мне он так понравился. Я даже не ожидал.
-Акира... – начал осторожно Мацумото, но решив не продолжать, просто достал свой телефон.
-Смотри, - и открыв входящие сообщения, Таканори протянул телефон Акире.
Сузуки нахмурился и ругнулся.
-Какого... Это ж с моего номера, но это не я писал, - Акира протянул телефон обратно.
-А кто? – Таканори внимательно смотрел на Сузуки, а тот на него.
-Да я почем знаю, - пожал плечами Акира.
-Теперь кто-то еще знает о том, что ты мне нравишься, - Таканори был очень огорчен этим. Ему даже хотелось бы, чтобы это сообщение действительно написал Сузуки, но сейчас...Тысячи вопросов вертелись в голове Таканори.
-Это сделал тот, с кем ты проводишь все свое время. Тот у кого есть доступ к твоему телефону, - Таканори хмыкнул, уже догадываясь чьих это рук дело.
-Я не знаю, кому это надо, честно не знаю, - Акира пожал плечами, доставая сигарету и закуривая.
-Ну ладно, фиг с ним, - Таканори выдернул из пальцев Акиры сигарету и торопливо затянулся. Он давно не курил, так как Тоору запрещал ему даже трогать сигареты, хотя сам грешил этим частенько. В душе вдруг затеплилась надежда, почему-то захотелось верить, что сейчас произойдет что-то хорошее. Прикрыв глаза, Таканори боялся дышать, ожидая, что же скажет Сузуки.
-Но знаешь, Така... – раздался долгожданный голос.
-Что? – голос Таканори дрогнул.
"Скажи, скажи, что ты так не считаешь. Скажи, Акира. Скажи, что мы останемся друзьями в любом случае." - мысленно обращался к Сузуки Мацумото.
-Это не я писал тебе, но честно говоря, я подпишусь под каждым словом. Я не могу быть с парнем, у меня вообще-то уже и девушка есть, если ты не в курсе. И честно говоря, я как раз тебе собирался написать нечто подобное, но как это не странно, меня опередили.
Глаза Таканори противно защипало, а в груди стало холодно и пусто.
-Твоя девка видимо написала это. Ты ж небось растрепал ей о том, что я в тебя влюбился, да? - Мацумото слез со скамейки и выжидающе уставился на Акиру. Вся горечь и боль, что терзала его последние дни стала выходить наружу, готовая выплеснуться громкими криками из измученной груди.
-Она не могла. Она не такая, - заступился Акира, тоже начиная закипать, - ты вообще с ней не знаком близко.
-Знаешь, Сузуки... – выдохнул Таканори, - лучше бы я думал, что это ты написал мне. Я уже смирился, а сейчас...
-Что сейчас? – вдруг вскипел Акира, - сейчас ты понадеялся, да? Ты надеешься на мою взаимность? Да ты чокнулся совсем! Я никогда не буду трахаться с парнем! Да меня блевать от одной мысли об этом тянет!– Сузуки так громко кричал, что казалось его слышат все вокруг. Он толкнул Таканори в грудь, от чего тот упал в снег.
Мацумуто ошарашено смотрел на Сузуки, не в силах произнести и слова, но потом резко вскочил и со всей силы ударил Акиру по лицу.
-Не смей так говорить со мной, не смей! – зашипел Таканори, вцепляясь в плечи парня.
-А то что? – кулак Акиры пришелся прямо в челюсть, разбивая губу и заставляя зубы больно стукнуться друг о друга, - побежишь жаловаться своему защитнику?
-Заткнись, Сузуки! Заткнись! – Таканори ударил Акиру коленом в живот и вновь прошелся кулаком по лицу. Но не смотря на дикую злобу, кипевшую в душе, сердце вдруг болезненно сжалось, когда Акира часто задышал, зажмурился и сплюнул кровь на снег.
-Таканори...какой же ты...
-Ублюдок? – Мацумото чувствовал как пот катился по его спине.
-Хуже, - Сузуки еще никогда не смотрел на Таканори с такой нескрываемой злостью, - ты хуже. Ты словно ядовитая змея, ты отравляешь все вокруг.
-Ты что сейчас городишь? – нахмурился Таканори, - я тебя вроде по голове не бил.
-Да пошел ты! – Сузуки сел на скамейку, вытирая кровь с разбитых губ.
-Уже иду. Ты предатель, Акира, - процедил сквозь зубы Таканори, - я надеялся, что мы хотя бы друзьями останемся.
-Иди на хрен, урод! – и Акира сильно хромая, пошел в сторону интерната.

Хоть Мацумото и был вне себя от злости, он не мог понять, откуда в Акире столько желчи и яда. Он никогда не вел так себя. Скорее наоборот, выступал в роли миротворца. Подобное поведение было свойственно Рейке, Коуки иногда вел так себя, но не Акира.
-Все это очень странно, - сказал сам себе Мацумото.
Он наклонился и взял в ладонь немного снега, прикладывая его к ушибленной щеке.
-Неужели так меня ненавидит? – Таканори сел в снег и мучительно застонал. Злость отпустила, гнев ушел, оставляя в душе жуткую развороченную рану, которая казалось, не затянется никогда. Таканори поверить не мог, что только что подрался с Акирой, но в ушах так и звучали оскорбления, которыми сыпал парень.
-Вот теперь все, теперь точно конец. Все. Забыть его. Просто забыть...
Мацумото отбросил в сторону уже почти растаявший комок снега, который был испачкан в крови, что текла из его губы и встал на ноги, медленно идя к калитке.

Он не видел как на крыльце стоял Акира и пристально смотрел ему в спину.
-Какого хрена ты все испортил, Таканори? Зачем? – шептали разбитые губы.
-Неужели ты не мог молчать о своей любви ко мне? Мы ведь сейчас могли общаться как раньше, но...
Сузуки не договорил, потому что на крыльцо выбежала Соноко, радостно восклицая:
-Аки, вот ты где, а я тебя искала, - она подошла к парню и вдруг отшатнулась.
-Что с лицом? Откуда крови столько? – девушка прижала руку ко рту, испуганно таращась на Акиру.
-Уйди, Соноко. Не до тебя сейчас, - Сузуки спустился с крыльца и пошел по алее, по которой только что шел Таканори.
-Акира! Подожди! – крикнула Соноко, но парень даже не обернулся.
Сузуки не хотел никого слышать, не хотел никого видеть. Тяжело вздыхая, он брел по алее, пиная снег.
-Блять... Единственного друга потерял. А ведь надеялся, что сможем поговорить спокойно, - сказал вслух Акира.
-Эх, Така... ну если бы ты смог, если бы смог себя держать в руках. Человек, который мог стать мне лучшим другом, в меня влюблен. Ну не подло ли это?
Сузуки шел медленно, каждый шаг отдавался тянущей болью.
-Ну я тоже хорош. Наговорил гадостей ему, - вновь рассуждал Акира.
-Извиниться надо, наверное. Или не надо... – Сузуки пнул сугроб и выругался, - да пошло все к чертям. Достало.

Акира вновь пошел к скамейке, на которой только что сидел.
Вдруг в глаза бросился рюкзак Таканори, который тот забыл в порыве злости.
-Оооу... – протянул Акира, - а вот это уже подстава...
Почему-то мыслей о том, что забытую вещь может передать Койю или Юу, не возникло. Акира решил сам отдать рюкзак Таканори, причем не дожидаясь приезда парня в интернат. Осталось только отпроситься у директора.
-Ну что, жди меня в гости, Така, - усмехнулся Акира, - может хоть раз поговорим спокойно.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:23 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 16
Но вопреки ожиданиям Акиры, директор не отпустил его, сказав что пока Сузуки не сдаст контрольные тесты по химии и физике, он не сможет поехать в город.
Акира лишь кивнул в ответ, впервые в жизни ругая себя за халтурное отношение к учебе. Он ужасно не хотел, чтобы Таканори приезжал сам, так как надеялся, что разговор вне стен интерната будет спокойнее. А если Мацумото решит вернуться, что скорее всего, то Акира точно не покажется ему на глаза после того, что между ними произошло.
Акира шел в свою комнату, надеясь, что Койю еще не пришел от Юу. Ведь если Такашима узнает о пропаже, он тут же позвонит Мацумото. Хотя нет гарантии, что Таканори уже ему не сообщил об этом.
-Будет здорово, если Така не приедет завтра, тогда я все сдам и уже послезавтра поеду в город, - думал Акира, идя по коридору. Убедившись, что его комната заперта, Сузуки облегченно вздохнул и достал ключ.
Зайдя в комнату, Акира тут же пихнул рюкзак Таканори под кровать.
Но тут же его радость сменилась недовольством, когда парень вспомнил про тесты. Тяжело вздыхая и ругаясь сквозь зубы, Акира взял учебник и вооружившись тетрадкой и карандашом, принялся решать задачки.
Он чувствовал, что перегнул палку в разговоре с Таканори, поэтому хотел как можно быстрее поговорить с ним. А то, как скоро этот разговор состоится, зависело от отвратительных тестов, которые требовалось решить. Но Сузуки пообещал сам себе, что сделает все за ночь и все-таки выпросит у директора поездку в город. Говорить с Таканори по телефону Акира не хотел. После того как кто-то отправил с его номера ложное сообщение, Сузуки вообще хотел выбросить этот предмет, чтобы больше ни у кого не было соблазна тянуть к нему руки.
-Кстати, надо выяснить, кто ж это был... – протянул Сузуки, вновь погружаясь в формулы.

Пропажу рюкзака Таканори обнаружил лишь тогда, когда уже подходил к дому, так как начал искать ключи от квартиры, но те остались в одном из его многочисленных карманов, а сам рюкзак остался на скамейке. Всю дорогу Мацумото вспоминал свою драку с Акирой, те слова, которые Сузуки говорил, ту злость, которая выплескивалась на Таканори с каждым новым ударом. Не удивительно, что парень ничего не заметил, терзаемый отвратительными мыслями.
-Фак... – Мацумото сложил руки на груди и уставился на окно своей комнаты, как будто это могло его спасти, - и что делать? – он снова похлопал себя по карманам, надеясь обнаружить там ключи, но их естественно не было.
Взглянув на часы, Таканори поморщился. Четыре часа дня. Тоору вернется не раньше десяти, а если поедет в интернат, то к двенадцати.
-Не-не-не, я замерзну на хрен, - Мацумото поспешно вынул телефон из кармана и набрал номер Ниимуры.
«Абонент временно...»
-О, нет... – Таканори убрал телефон и поежился, даже не желая думать о том, что ему предстоит где-то шататься часов шесть по холоду.
-Тоору, ну возьми трубку... – Мацумото набирал номер Ниимуры, но телефон упорно молчал.
-Ну что за гребаный, долбанный день...

Таканори выругался и пошел в сторону небольшого кафе, чтобы пообедать, благо деньги парень всегда носил распиханными по карманам. Заводить кошелек было бессмысленно, так как те гроши, что периодически появлялись у Мацумото, прекрасно помещались в кармане джинсов.
Кинув взгляд на вывеску, что красовалась на двери кафе, Таканори снова вздохнул. Заведение работало до десяти вечера, а следовательно если Тоору не вернется к этому времени, то Мацумото придеться бродить по улице.
-Всё против меня, - терзался Таканори, - даже ключи, и те остались в рюкзаке. Ну какого черта...
Мацумото заказал себе еду, но когда его обед принесли, парень понял, что ему кусок в горло не лезет. Вновь накатывали воспоминания, этот жуткий разговор, злость и боль.
-Когда Акира успел стать таким жестоким? Неужели моя влюбленность его таким сделала? – уже не помня в который раз задавался этими вопросами Таканори.
Вновь вернувшись мыслями к забытому рюкзаку, парень вздрогнул, вспомнив о том, что в нем была вещь, которую точно нельзя никому видеть, а точнее читать. В рюкзаке помимо рисунков, одежды и других вещей был и личный дневник Таканори, в который парень записывал свои мысли. Ему совершенно не хотелось, чтобы хоть кто-то его прочел.
Но вдруг выражение беспокойства на лице Мацумото сменилось какой-то ехидной улыбкой.
-Ну что же, если он попадет в руки к Акире, то Сузуки много нового узнает.
Таканори ухмыльнулся. Он вспомнил, что в своем дневнике, практически ничего не записывал о своих чувствах к Сузуки. То, что хранилось на тонких листах бумаги, как раз сыграло бы на руку Таканори.
-Ну что же... Видимо, не зря я оставил там его. Но не факт, что Акира нашел его, да и потом, вряд ли он станет лазить по моим вещам, - вздохнул Таканори.
Не долго думая, парень вновь достал свой телефон и набрал номер Койю. Тот ответил не сразу и после нескольких вопросов, заверил, что никто не находил рюкзак Таканори.
Мацумото задумался еще больше. Кто же нашел его? А может, он так там и лежит, забытый.
-Так, значит Тоору надо звонить. Пусть заедет и заберет.
Но Ниимура по-прежнему не отвечал.
-Да что ж за день такой поганый, - процедил парень сквозь зубы.

Таканори уже выпил три кружки чая, сделал из бумажных салфеток пять тюльпанчиков и три журавлика, поиграл во все игры на своем телефоне, а время все тянулось и тянулось. Стрелки часов мучительно медленно подползали к семи вечера.
-Ну что за хрень... – Мацумото уже маялся от скуки и безделья. Очень хотелось домой, чтобы лечь и спать до утра, никого не слыша и не видя.
Встав со своего места, Таканори решил пройтись по улице. Но не прошло и сорока минут, как руки замерзли окончательно, не спасали даже перчатки, а нос приходилось прятать в шарф. Снег шел не переставая, засыпая все вокруг, погружая в сонную белоснежную дымку дома и деревья.
Фонари тускло горели, освещая пустеющие улицы, на которые вползала вечерняя мгла.
Таканори пошел в сторону дома. Стало мучительно тоскливо. Холод пробирался под одежду, заставляя сильнее кутаться в шарф и прятать лицо.
Подойдя к детской площадке, парень сел на качель, чувствуя холод, исходящий от покрытого инеем сиденья. Сейчас, в густых сумерках, просвечивающих сквозь пелену снегопада, Таканори остро ощутил свое одиночество. Ему казалось, что он навсегда остался один, что все бросили его, оставили, покинули, оставив один на один со своей болью.
Закрыв глаза, Мацумото не сильно раскачивался на качели, чувствуя как мягко опускаются снежинки на его лицо, но не тая очень быстро, так как кожа на щеках была уже слишком холодной. Разбитые губы жгло и саднило, болели скулы и челюсть, но Таканори не обращал на это внимания. Еще не так давно он хотел, чтобы его лицо горело от поцелуев Акиры, от его прикосновений.
-Хотя, почему хотел? – спросил сам себя Таканори, - я и сейчас хочу. Пусть больно, пусть тяжело. Но я не могу забыть его. Не сейчас. Не сегодня. Акира...Акира...ну почему ты не со мной, – веки Таканори тяжелели, руки, державшие перила качели, медленно сползали вниз, тело становилось словно ватным.
-Спать хочу, - подумал Таканори, - но почему так холодно. Окно что ли в комнате открыто... Телефон звонит? Я сплю, отстаньте, - Мацумото опустил голову, практически сползая с качели в снег, не слыша, как громко звонит его телефон.

-Така! Така! – Тоору тряс парня за плечи, стараясь разбудить, - Таканори, ну что с тобой!
Когда Ниимура вышел из своей машины, он тут же взглянул на окна квартиры, которые напугали своей темнотой, заставив сердце сжаться в нехорошем предчувствии. Таканори давно должен был быть дома, но почему-то не отвечал на звонки, когда Тоору наконец смог включить свой телефон.
И сейчас эта темнота в квартире. Может, конечно парень уже спал. Ниимура терзал себя жуткими мыслями, пока шел до подъезда, но тут его взгляд зацепился за сгорбившуюся на качелях фигурку. Узнав Таканори, Тоору тут же бросился к нему.
-Така, какого черта! Почему ты не дома! – наконец Мацумото открыл глаза и часто заморгал.
-Тоору, а я тебя жду, - сказал парень совершенно севшим голосом.
-Почему ты не дома? – Ниимура взял Таканори за руку, помогая подняться.
-Тоору... я все потом объясню, - Мацумото как-то странно смотрел на Ниимуру, словно не понимал, что происходит, - пошли домой. Я устал, - и Таканори еле передвигая ноги, вцепился в руку Тоору, повисая на ней.

Осознание того, что он просидел несколько часов на холоде, пришло к Таканори позже, когда он зашел в квартиру и понял, что пальцы рук совершенно не гнутся.
Мацумото испуганно смотрел на Тоору, который стягивал с него куртку, шапку, разматывал шарф, помогал снять ботинки.
Совершенно не чувствуя своего тела, Таканори пытался что-то сказать, но из замерзших губ доносился лишь шепот.
Тоору подтолкнул парня к ванной и включил еле теплую воду, боясь, что Таканори обожжет замерзшее тело, если вода будет слишком горячая.
-Иди под душ, только осторожно. Я сейчас.
Ниимура прикрыл дверь и тут же кинулся к телефону.
-Дайске, извини что так поздно звоню. Таканори просидел на улице хрен знает сколько времени и похоже совсем замерз. Нет, он ничего мне не рассказывает. Он вообще молчит, - мужчина ходил по коридору, нервно стуча пальцами по стенам.
-Твоя жена сможет к нам приехать сейчас, чтобы посмотреть Таканори? Вдруг с ним что-то серьезное, а пока я врача из клиники дождусь, я с ума сойду, - Тоору подошел к ванной и заглянул внутрь, чтобы удостовериться, что с Таканори все в порядке, - Спасибо. Тогда я жду.

Положив телефон, Тоору вновь пошел к Таканори, который стоял возле бортика ванной и держал свои руки под водой.
-Тоору... Я все тебе расскажу, но пожалуйста, не сейчас. Только не сейчас, - Таканори чувствовал, как с каждой минутой к нему в тело возвращалось тепло, но в то же время начинало вновь болеть сердце, словно на улице оно было покрыто коркой льда и ничего не чувствовало, а сейчас, оттаивая стремительно быстро, обнажались кровавые раны, заставляя стонать от боли.
Чувствуя, как по лицу вдруг начинают течь слезы, Мацумото зажмурился и отвернулся.
Тоору, видя в каком состоянии парень, лишь гладил его успокаивающе по плечам и спине. Но он не мог спокойно смотреть на жуткие синяки на лице Таканори, желая узнать как можно скорее, кто посмел это сделать.
-Узнаю кто – убью, - пообещал себе Ниимура.
А Таканори дрожал в его руках и не понимал, то ли холод все еще властвует над его хрупким телом, то ли трясет и лихорадит от болезненых воспоминаний.
Когда Тоору опустил свои ладони, прекращая массировать плечи парня, тот развернулся и взяв его руки, вернул их на свои плечи, чувствуя, как ему необходимо это тепло.

После того, как Таканори осмотрела медсестра и уверила, что следов обморожения нет, Тоору вздохнул спокойно. Проводив женщину и поблагодарив за отзывчивость, Ниимура вернулся к Таканори. Тот сидел на кровати, поджав ноги и почему-то испуганно смотрел на мужчину.
-Ты же не будешь меня ругать? – спросил он. Голос парня был хриплым и явно простуженным.
-За что, малыш? – Тоору сел на кровать и провел ладонью по щеке Таканори.
-Я подрался с Акирой, мы поссорились, и я забыл в интернате рюкзак, а ключи остались именно в нем, вот я и просидел на улице.
Мацумото тяжело вздохнул и встал с кровати, выключая свет. Он любил сидеть в темноте и яркий свет лампы, раздражал его.
-Ну и смысл мне ругаться? – Ниимура слегка улыбнулся, - подрался и поссорился, значит повод был, - сказал он.
-Был. Еще какой.
-И какой же? – осторожно поинтересовался Тоору.
-Он наговорил мне гадостей, сказал, что... – Мацумото осекся, понимая, что совершенно не хочет вспоминать об этом.
«Я забуду. Забуду» - твердил сам себе Таканори, понимая, что это лишь самовнушение.
-Это он тебя так? – Ниимура показал пальцем на разбитые губы Таканори.
-Он...
Таканори положил свою руку на плечо Тоору.
"А какие плечи у Акиры?" – тут же мелькнуло в голове.
Сжав ткань рубашки Ниимуры, Мацумото придвинулся ближе, касаясь носом его шеи, тяжело дыша и боясь сделать лишнее движение.
"А у Акиры кожа гладкая. Наверное нежная и теплая, а не такая горячая..." - Таканори робко дотронулся губами до щеки Тоору, осторожно целуя, щекоча своими ресницами разгоряченную кожу.
-Така, остановись, - крепкая рука легла на запястье Мацумото, останавливая.
-Позволь... – немая мольба в глазах Таканори, - позволь же, - осторожно водя пальцами по шее Тоору, - позволь, - тонкие пальцы расстегивают пуговицы на рубашке, - ну пожалуйста...
-Така, зачем? – взяв лицо Таканори в свои ладони, спросил Ниимура. Еще несколько секунд и он сдастся. Сдастся в плен этому ребенку, который уже расправляется с последней пуговицей на рубашке. Сил терпеть не было, хотя нужно было сопротивляться и не позволять лишнего.
-Мне нужно это. Мне холодно, мне очень холодно, - выдохнул Таканори и закрыл глаза, почувствовав, как Тоору мягко толкнул его на спину.
Обвивая руками шею Ниимуры, Мацумото чувствовал каждой клеточкой своего тела, что это позволит ему буквально на некоторое время забыть того, кто так обидел и унизил. Пусть за эти минуты раны не успеют затянуться, но на короткое время сердце не будет так сильно болеть.

Чувствуя, что окончательно теряет голову, Тоору медленно освобождал тело Таканори от одежды, отбрасывая ее в сторону, не в силах поверить в то, что это происходит наяву. Но каждое движение, каждое прикосновение к горячей коже парня, не приносило долгожданного удовлетворения. Зная, что это будет первый и единственный раз, Ниимура все же корил себя за свою слабость, но ничего не мог поделать со своим желанием, видя так близко перед собой это прекрасное юное создание.
-Это невозможно. Как же я хочу его, как мучительно сильно желаю его нежное тело, - мысленно застонал Тоору, - как же хочется не отпускать его и держать в своем плену до самого рассвета, слушая его стоны, слушая его всхлипы и мольбы о том, что пора остановиться, но зная, что на самом деле он ни за что не хочет прерываться, - Ниимура наклонился к Таканори и осторожно поцеловал его губы, боясь сделать больно.
Таканори не сопротивлялся, лишь комкал вспотевшими ладонями одеяло. Он уже лежал полностью обнаженный и смотрел затуманеным взором на Тоору, который покрывал легкими поцелуями его шею и плечи.
"Когда-то я так мечтал об этом", - пронеслось в голове парня, - я так хотел тебя, Тоору. Хотел, чтобы ты был первым, но первый раз лучше вообще не вспоминать.

Ладони мужчины блуждали по телу Таканори, заставляя того вздрагивать и тихо стонать, пальцы гладили кожу на животе, где когда-то грубо касался Рейка, губы целовали каждую ссадину, которую оставил Акира, но эти нежные касания не помогали забыться и отдаться в плен горячим желаниям. Даже волна возбуждения, накрывшая с головой, когда ладони Тоору начали гладить Таканори там, где больше всего хотелось, не смогла помочь.
-Что со мной... – словно в бреду, думал Таканори, - что не так?
Он был сильно возбужден, но было такое чувство, что тело и разум жили отдельной жизнью. Тело уже стонало под натиском умелых пальцев, касания которых были уже слишком откровенными, а разум твердил, что это не правильно, что будет только хуже.
Замотав головой, Таканори попытался отвлечься, но у него не получалось.
«Ты надеешься на мою взаимность? Да ты чокнулся совсем! Я никогда не буду трахаться с парнем! Да меня блевать от одной мысли об этом тянет!»
Вспомнив эти слова, Таканори не смог сдержать слез, которые покатились по щекам.
Тоору расценил это по-своему. Он отстранился от Мацумото и взял его ладонь в свою.
-Така... Нет, я не могу.
Он сел на кровати, пытаясь восстановить сбившееся дыхание.
-Почему? – Таканори открыл глаза, моментально выныривая из своих воспоминаний.
-Потому что это не правильно.
Ниимура посмотрел на Мацумото и попытался улыбнуться, но это плохо получилось.
-Может, когда ты этого действительно захочешь, но не сейчас. Не сейчас, - Тоору встал с кровати.
-Я пойду спать в гостиную.
-Нет, ну почему, - Таканори натянул на себя одеяло, - останься. Прости... Я не хотел, - мысли путались, щеки вдруг залила волна стыда, от осознания того, что он сам спровоцировал эту ситуацию.
-Не уходи, - но в ответ на это Тоору лишь покачал головой.
-Така, ты для меня больше, чем просто ребенок, которого я спас когда-то. Но это не должно волновать тебя. Я буду рад, если это больше не повторится. Я сам виноват. Прости, - Тоору вышел за дверь и направился в ванную, так как тело уже сводило судорогой от жуткого возбуждения, но позволить продолжить начатое, Тоору просто не мог.
-Не сейчас. Просто не сейчас. Может потом, но не сейчас... – сказал он сам себе, закрывая дверь в ванную и включая воду.

Оставшись один, Таканори мучительно застонал. Он чувствовал, что виноват, чувствовал, что не стоило так поступать с Ниимурой, но было уже поздно.
-Прости меня, Тоору, - сказал Мацумото в пустоту, - этого больше не повторится.
Но Таканори не поверил сам себе, чувствуя, что не успокоится, пока не получит то, что хотел когда-то давно.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:23 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 17
-Ну вот Сузуки, ты умеешь работать, когда хочешь. Молодец, - учитель отложил в сторону ответы Акиры к тесту по физике и выставил в табель «отлично».
Поклонившись, Акира вышел за дверь и помчался в кабинет директора. На часах было одиннадцать утра и парень надеялся, что его отпустят в город уже сегодня. Но директор, даже не смотря на то, что был очень доволен результатами тестов Акиры, не разрешил покинуть интернат в этот же день.
-Ну пожалуйста, мне очень нужно, - Сузуки с надеждой смотрел на директора, но тот был непреклонен.
-Акира, завтра поедешь. Скажи спасибо, что я вообще тебя отпускаю.
-Спасибо, - поняв, что уговоры бессмысленны, парень вышел за дверь и направился в свою комнату.
-Ну что, как тесты? – спросил Койю, который валялся на кровати и опять что-то читал, - сдал?
-Ага. Сдал, - Акира потянулся и тоже лег на кровать, понимая, что хочет спать, так как за ночь почти не спал, решая злополучные тесты.
-Представляешь, Таканори звонил, сказал, что свой рюкзак оставил где-то здесь, - не поднимая глаз от книги, произнес Такашима.
-Надо же, - Акира лежал и смотрел в потолок с совершенно непроницаемым лицом, словно он впервые слышал об этом.
-Ты не видел, случайно? – спросил Койю.
-Неа.
Сузуки отвернулся к стене, чтобы исключить дальнейшие расспросы Такашимы, но тот не унимался.
-Представляешь, там рисунки его все остались. Целая пачка. Будет обидно, если не вернут. Хотя кому они здесь нужны будут, - покачал головой парень, - Странно, что еще никто не принес их, - Койю вздохнул и вновь продолжил чтение.
-Ну да, странно, - отозвался Акира.
Он очень надеялся, что ему удастся незаметно для других вынести рюкзак Таканори.
-Ну, если что, переложу его вещи в свой, - подумал Акира, - но когда и как, вот это вопрос.
-Кстати, - снова нарушил тишину Койю, - я сегодня к Юу пойду ночевать.
-Мне как-то по боку, - фыркнул Акира.
-Но это я так, на всякий случай, - ответ Такашимы прозвучал как оправдание. Он помнил, как скептически был настроен Сузуки в отношении Широямы и самого Койю.

Акира задремал, но вскоре проснулся от того, что дверь в комнате сильно хлопнула. Открыв глаза, парень увидел, что Такашима уже ушел.
-Отлично, я как раз этого и ждал, - сев на кровати, Сузуки потер ладонями лицо, пытаясь отогнать сонное состояние и наклонившись, пошарил рукой под кроватью, вытаскивая оттуда рюкзак Таканори.
Взяв из шкафа свою сумку, Акира расстегнул молнию на рюкзаке и остановился. Было неловко лезть в чужие вещи и перекладывать их, но Сузуки делал это не из праздного любопытства, а чтобы перестраховаться. Объяснять тому же Койю, зачем Акира спрятал пропажу Мацумото – совершенно не хотелось, да и объяснений, как таковых не было.
-Ладно. Я быстро, - сказал сам себе Акира, словно оправдывая свои действия и вынув одежду Таканори, аккуратно сложил ее на дно своей сумки.
-Сколько красок, - улыбнувшись, Сузуки переложил пакет с тюбиками краски и баночками от гуаши, затем убрал кисти, действуя очень аккуратно, словно боялся что-то сломать или испортить.
-Ничего себе, - взвешивая на руке увесистую папку, протянул Акира.
-Рисунки? – спросил он сам себя и немного подумав, подошел к двери, закрывая ее на замок. Почему-то захотелось посмотреть на работы Таканори, но так, чтобы вдруг не оказалось случайных свидетелей. Откуда вдруг проснулся такой интерес, Сузуки не понимал, да и не задумывался над этим. Ему просто было интересно.
Устроившись на кровати, Акира раскрыл папку.
-Ух ты, - парень удивленно рассматривал первый рисунок, на котором красовался корабль с рваными парусами. Фон картины был очень темный, волны нарисованного океана были черными, корабль явно проигрывал в морской битве шторму, который Таканори очень похоже изобразил.
-Мрачно, - протянул Акира, перелистывая альбом.
-Хм... – на следующем рисунке была незаконченная ваза с цветами, затем еще какой-то букет, осенний пейзаж, следом – покрытое инеем дерево цветущей вишни. Акиру особенно впечатлил именно этот рисунок. Было даже страшно от того, с какой тщательностью прорисовывался каждый замерзший лепесток, просвечивающий розовым цветом сквозь беспощадность блестящего налета снега. После замерзшей вишни, следовала целая серия разных портретов и просто набросков Ниимуры. Акира сразу его узнал, хотя видел всего однажды в таком же нарисованном виде.
-Что же его так много, - почему-то хмыкнул Акира. Он вдруг понял, что ему было бы приятно найти какой-нибудь рисунок, где будет изображен он.
-Влюблен в меня, а рисует мужика левого, - совершенно по-детски заметил Сузуки, продолжая листать альбом.
Сузуки перевернул лист и усмехнулся.
-Ну, Така, ты даешь...
На листе был нарисован обнаженный молодой парень, привязанный к кровати в весьма откровенной позе. Рядом стоял мужчина и крепко держал его за волосы.
-Что за извращения, - поспешил перевернуть лист Акира и удивился еще больше. Его взору предстало продолжение этой истории. Теперь нарисованного парня с выражением дикого удовольствия имел другой парень, а мужчина по-прежнему стоял и улыбался, глядя на них.
-Да ты извращенец, Така, - Акира закрыл папку и убрал ее в сумку. Его несколько смутила откровенность последних двух рисунков, и он даже не рискнул смотреть их до конца. Но вдруг что-то заставило вновь открыть папку и пролистать ее. В душе появилось какое-то предчувствие.
-Нет-нет, вот я надеюсь, что такого там нет... – думал Акира, лихорадочно листая альбом, где последние работы просто поражали своей откровенностью.
-Вот, черт. Так и знал, - протянул парень, - ну какого хрена.
На листе был нарисован он, а рядом Таканори. Причем Сузуки стоял на коленях связанный, а Таканори водил по его шее стеком, который используют жокеи.
-Совсем уже, - Акира дрожащей рукой перевернул лист, - какого черта, я на коленях? - возмутился парень.
-Ну еще лучше, - Сузуки уже был не рад, что вообще залез в рюкзак Таканори, - тоже мне, ларец Пандоры, - сквозь зубы прошипел он, смотря на следующую страницу альбома. Теперь Акира лежал на кровати, опять-таки со связанными руками, а Таканори сидел на нем сверху.
-Ты опасный человек, Мацумото, - хмыкнул Сузуки, - опасный и извращенный.
Следующий рисунок заставил Акиру заржать истеричным смехом.
На рисунке, стоя на коленях и низко опустив головы, были изображены Рейка и Коуки. Они оба были обнажены, а стоящий над ними Таканори бил их плетью. Каждая полоса, оставленная плетью на теле парней была прорисована с особой тщательностью.
-У тебя с головой проблемы, Така, - протянул Акира, но уже не мог оторваться от созерцания рисунков. Даже несмотря на свой откровенно порнографический характер, техника выполнения их была безупречной, что заставляло смотреть снова и снова.
Вдруг в дверь постучали и Акира встрепенувшись, сунул папку в сумку, а сумку и рюкзак поскорее задвинул под кровать, одеяло на кровати разворошил, смял подушку и ответил сонным голосом.
-Кто? Я сплю.
-Аки, это я.
-Соноко, вот тебя точно здесь не ждут, - прошипел Сузуки и подошел к двери, приоткрывая ее.
Девушка улыбнулась, пытаясь пройти внутрь.
-Ты меня не пустишь? – удивленно спросила она, увидев, что Сузуки даже не шевельнулся, загораживая ей дорогу.
-Почему? – девушка нахмурила брови и сложила руки на груди.
-Я занят, - Сузуки уже не мог дождаться, когда она уйдет.
-И чем это, интересно? Мы с тобой не виделись вчера, потому что ты сбежал в парке, сегодня ты меня не пускаешь к себе, что это значит?
-Это значит, что я сейчас занят, - вновь повторил Акира.
-И чем же? – злобно прищурившись, спросила Соноко.
-Дрочу, - усмехнулся Сузуки, увидев, как вытянулось лицо подружки.
-Что ты делаешь?
-Дрочу, - снова повторил парень, - Ты ж мне не даешь, так что приходится своими силами справляться,- Акира захлопнул дверь и вернулся на свою кровать.
-Акира! Открой! – орала девушка за дверью, но Сузуки лишь пожал плечами.
По сути он высказал только что свое отношение к Соноко. Она действительно сначала ему понравилась, но за этой симпатией скрывалось лишь любопытство. Он пытался ухаживать за Соноко, она даже отвечала на эти знаки внимания, но каждый раз, как только Акира становился более настойчивым, и его руки уже пытались стянуть с нее колготки и белье, девушка сбегала. Сузуки это так надоело, что однажды он ворвался в душ, когда там была Соноко и, прижав испуганную девушку к стене, попытался взять ее прямо там, но Соноко так сильно ударила его, что Акира решил к ней больше не лезть, да и вообще больше не общаться. Все равно то, что ему хотелось от нее, он уже явно не получит.
-Не очень-то и хотелось. Найду еще себе. Что у нас девчонок что ли мало, - Акира сел на кровать и достал только что спрятанную сумку из-под нее.
-Так, ну на художества я больше не буду смотреть, - почему-то с опаской покосился на папку с рисунками Акира и убрал ее подальше на дно сумки.
-А это еще что? – Сузуки вертел в руках маленькую, но довольно толстую тетрадку. Открыв ее и пролистав, Акира тут же захлопнул. На каждой страничке дата и записи, это напоминало личный дневник, а читать чужие мысли, Сузуки совершенно не хотел, точнее ему было бы любопытно узнать, что волновало Таканори, но совесть не позволяла начать читать.
-А вдруг там что-то, что поможет мне, - мелькнуло в голове.
Устроившись поудобнее, Акира открыл страницу.
-Ничего себе, старье какое... – протянул он.
Первая дата была двухгодичной давности. Видимо, эта была первая запись, сделанная Таканори в интернате.

-«У меня кончились краски. Мне что, кровью своей рисовать?» - гласила первая запись, заставившая Акиру почему-то улыбнуться. Таканори художник. В каждой строчке чувствовалось это.
-«Отвратные люди. Мерзкие лица. Я боюсь каждого шороха. Ненавижу»
-«Мама, папа, ну почему так вышло?», - читая это, сердце Акиры сжалось. Он вспомнил, как Таканори рассказал ему свою историю. Закусив губу, Сузуки продолжил читать. Стало больно от того, что он отгородился от Мацумото, хотя по сути, они ведь были единственными друзьями друг для друга.
-«Мне приснился Тоору. К чему бы это. Я его тоже боюсь»
-«Ниимура привез мне краски. Подлизывается?»
Акира хмыкнул, продолжая напряженно вчитываться в каждую строчку.
-«Осень. Листья везде, даже в карманах куртки. Так забавно.»
-«Койю и Юу встречаются. Я им завидую».

-Нашел чему завидовать, - не удержался Акира от едкого замечания.

-«Я влюбился».
-«Сны такие странные стали, и я каждый раз возбужден, когда просыпаюсь.»

-Какие подробности, - сказал Акира перелистнув страницу.

-«Я был у Тоору на выходных. Это мучительно. Его покрытое татуировками тело заставляет меня уходить в ванную по несколько раз в день.»

-Мда... – Сузуки читал и все вглядывался в даты, ему было интересно узнать, что же писал про него Таканори.
Наконец, Акира дошел до записей, сделанных как раз в октябре нынешнего года.

-«Акира хороший друг. Все понимает. Так здорово, когда тебя понимают.»
Сузуки стало досадно от того, что Мацумото когда-то считал его понимающим, а сейчас это слово было совсем неуместным. Вражда, гнев, злость, агрессия, но не понимание. Стало обидно, что больше этого не было.
-"С Акирой мы прогуливаем второй урок каждый день. Я рад, что у меня появился друг. Я даже готов отдать ему свою последнюю сигарету."
-«Каким цветом раскрасить губы Акиры? У меня нет такого.»

Эти слова заставили парня улыбнуться, и он машинально взглянул на себя в зеркало, а именно на свои губы. Пожав плечом, так как не увидел в них ничего особенного, он продолжил читать.

-«Я думаю о нем непозволительно часто.»
-«Больно знать, что мне все равно ничего не светит.»
-«Я найду в себе силы признаться.»
-«Боюсь.»

Акира чувствовал, как начинают дрожать руки. Он почему-то волновался.

-«Рейка. Тварь, урод, ненавижу, что б ты сдох в гнилой подворотне, ублюдок. Акира, почему ты меня не услышал?»

Сузуки закрыл тетрадку и убрал ее в сумку. Сил читать дальше не было. Стало противно и тяжело на душе. Акира даже не мог представить, что прочитанное повергнет его в такое состояние.
-Я идиот... – протянул Сузуки.
Только сейчас, он отдаленно начал понимать, что Таканори ведь остался таким, какой есть и его влюбленность никак не изменила его самого, как человека, ну если только совсем чуть-чуть и явно не в плохую сторону.
А Акира шарахался от него так, словно тот был прокаженным, боясь и переживая, причем скрывая это все за маской жуткой агрессии. Сейчас, прочитав такие короткие строчки в дневнике Мацумото, Акира словно увидел всю ситуацию с другой стороны. Его удивила сдержанность Таканори. Акира ожидал увидеть там киллометровые признания в любви, но в словах Таканори были страх и волнение, напряженность, но не слепая влюбленность.

Встав с кровати, Сузуки подошел к окну. Теперь он точно понимал, что разговор с Таканори просто необходим. Но где-то в глубине души парень чувствовал, что Мацумото теперь так просто его не подпустит к себе, а может и вовсе отвернется.
Адрес Тоору был записан сзади дневника Таканори, поэтому Акира мог спокойно отправляться по нему прямо с утра, минуя лишние расспросы о том, где живет Мацумото. Но вот только было страшно. И теперь к чувству страха прибавилось еще и чувство вины.
Но даже это не могло поменять решения Акиры. Зная, что ему предстоит трудный день, Сузуки лег спать, но вот только сон не шел и становилось все тревожнее.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:24 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 18
Тоору проснулся достаточно поздно, но несмотря на то, что стрелки часов показывали одиннадцать утра и был выходной день, мужчина чувствовал себя разбитым и уставшим. Воспоминания прошлой ночи накрыли с головой, стоило только открыть глаза и осознать, что сон уже покинул измученное тело. Ниимура помнил все. Каждое слово, что он шептал Таканори, каждое прикосновение собственных губ к худеньким плечам парня и к его манящим губам. Хотелось бы забыть этот жар, что окутывал сознание в темноте комнаты, но не получалось.
-Слабак, - выругался сам на себя Ниимура и нехотя поднялся с кровати.
Конечно, он знал, что сделает все возможное, чтобы такого больше не повторялось, но Тоору не был уверен, что справится с этим. Для него, взрослого опытного мужчины, было вполне нормальным заняться сексом с понравившимся мальчиком и потом относиться к нему так же хорошо, как и до этого, даже еще лучше – трепетнее, нежнее и внимательнее, но вот как это было бы для Таканори, Ниимура не мог знать. Боязнь того, что парень будет на что-то надеяться - страшила. У Тоору были к Мацумото скорее отеческие чувства, но правда, приправленные горячим желанием и мучительной страстью, которые скорее всего бы прошли со временем, но сейчас эти чувства откровенно мешали нормальному общению с Таканори, который сам постоянно провоцировал своим поведением.

-Что-то Таканори спит долго, - Ниимура прислушался, проходя мимо комнаты, где спал парень, но там было тихо. Обычно Мацумото просыпался рано и после завтрака занимался своими делами в комнате, слушая музыку, которая играла не громко, но если подойти к самой двери, то мелодия всегда была слышна. Но сейчас во всей квартире была тишина.

Осторожно приоткрыв дверь в спальню, Тоору заглянул внутрь. Таканори лежал на кровати, закрытый одеялом с головой.
-Вот соня, - мужчина подошел к парню и хотел было поправить одеяло, которое было перевернуто поперек кровати, но вдруг нахмурился, когда ладонь легла на плечо парня.
Кожа Таканори была неестественно горячей и влажной.
-Така, проснись, - Ниимура осторожно потряс Мацумото, и тот открыл глаза.
-Я кажется, заболел, - протянул Таканори, - мне даже встать тяжело и ужасно болит вот здесь, - парень осторожно коснулся своего бока, - тянет сильно.
-Как же так, - Ниимура стоял в растерянности, глядя на бледное лицо парня, но словно очнулся, когда услышал, как тот сильно закашлялся, морщась при каждом спазме.
-Сейчас. Я врача вызову.
Тоору звонил в больницу, а Таканори крепко зажмурился и вновь укрылся с головой. Каждый звук, словно буравчик назойливо проникал в голову и казался неестественно громким.
Таканори вновь закашлялся, от чего на глазах выступили слезы. Тело ломило, и жутко болели бока. Голова кружилась, к горлу подкатывала тошнота, а ладони были мокрыми и липкими.
-Сейчас, потерпи немножко. Сейчас врач приедет, - Тоору присел на край кровати и погладил Таканори по волосам, - бедный мой маленький Така, как же ты так, а?
Мацумото пожал плечами, словно действительно желал найти ответ на этот вопрос.
-Я тебе чай принесу, - поднявшись со своего места, сказал Тоору, но его остановила ладонь Таканори.
-Тоору, прости меня за вчерашнее, пожалуйста, - парень с мольбой смотрел на Ниимуру, но тот лишь улыбнулся в ответ.
-Така, не волнуйся. Все хорошо. Тебе не за что извиняться, - он погладил парня по щеке, - не переживай.
Таканори кивнул, но это не означало, что он перестал волноваться. Совесть так и терзала его за такое неразумное поведение, но вот где-то в глубине души, парень все равно хотел продолжения. Хотя в данный момент ему больше хотелось не мучиться от приступов кашля и боли во всем теле.
-А что за врач придет? – спросил Мацумото, когда Ниимура вернулся, неся в руках чашку с чаем.
-Из больницы. Я вызвал только что, - мужчина помог Таканори приподняться и подержать чашку, потому что руки парня были слишком слабыми и отказывались слушаться.
-А Саюри? Ну, та девушка, что вчера приходила и осматривала меня?
-Саюри сегодня работает. Я позвонил Дайске и попросил, чтобы она зашла к нам вечером, если ее не затруднит. Так что, вечером жди ее в гости.
-Хорошо, - кивнул Таканори.
Он всегда не любил врачей и очень их боялся. Вид белого халата повергал его в ужас, заставляя дрожать. И только Саюри – молодая и улыбчивая медсестра, смогла найти подход к Таканори, умело отвлекая его от ненужных мыслей и страхов.
-Хорошо, когда у лучшего друга жена медик, правда? – попытался улыбнуться Таканори, - считай, свой врач в любое время. Можно болеть с чистой совестью.
-Ну, не в любое время, не надо до такой степени наглеть, - Тоору забрал у Мацумото чашку, поставив на тумбочку, - ей бы за своим ребенком успевать следить.
-Ух ты. Не знал, что у них ребенок есть, - сказал Таканори, снова закашливаясь.
-Да, есть. Недавно ему год исполнился.
Таканори тяжело вздохнул. Он сам вдруг захотел стать маленьким, чтобы не знать никаких проблем, чтобы весь смысл жизни заключался лишь в родительских объятиях и их любви к нему, чтобы никаких переживаний, мучений, безответных влюбленностей, криков и ссор, всего того, что так мешает нормально жить. Но даже родителей он потерял слишком рано. Мацумото вдруг показалось, что его жизнь беспросветна и уныла, а сам он странный подросток с нездоровыми наклонностями.
Подавляя новый приступ кашля, Таканори откинулся на подушку, чувствуя себя совершенно измученным. Голова была тяжелая и очень сильно хотелось спать, но стоило опустить веки, как перед глазами начинали мелькать круги, вызывая тошноту и еще большую слабость. Ни о каком сне в таком состоянии не могло быть и речи.
-Жарко, - сказал Таканори, скидывая с себя одеяло.
-Эй, малыш, а ну накройся, - Тоору поднял с пола одеяло и прикрыл им парня.
-Мне жарко, ну! – захныкал Мацумото, вновь скидывая одеяло.
-Я понимаю, но раздетым лежать не нужно. Хуже будет, - Тоору вновь накрыл Мацумото и сел рядом с ним, успокаивающе погладив его по голове, - тише, потерпи немного, потерпи.
Ниимура не мог спокойно смотреть на мучения Таканори. Ему казалось, что лучше бы он сам свалился с температурой и кашлем, чем смотреть как это хрупкое создание пытается справиться в одиночку со своим недугом. Он не мог видеть, как Таканори пытается высунуть из-под одеяла хотя бы ноги, чтобы не умирать от невыносимого жара, как вытирает взмокшие ладони о простынь, как тяжело дышит и без конца кашляет. Его лоб был покрыт испариной, светлые волосы липли к разгоряченной коже, Таканори тяжело дышал и ворочался с боку на бок, пытаясь найти удобное положение.
Вскоре в дверь позвонили.
-А вот и врач приехал, - Тооору пошел открывать.
-Лучше бы он вообще не приходил, - ответил Мацумото, - бесят меня эти врачи.

-Ну вот, а ты переживал, - сказал Тоору, потрепав Таканори по волосам, - как видишь, доктор сделал тебе лучше, а не хуже.
-Ага, а когда он меня щупал, я думал, что помру. Знаешь, как больно было! – возмутился парень.
-Представляю, но ведь ты сам жаловался на боли, вот он и проверил, насколько сильно болят у тебя почки. Ты ж застудился везде, где только можно, не удивительно, что теперь все очень болит. Скажи спасибо, что тебя в больницу не увезли, хотя должны были. Только вот завтра с тобой поедем туда, чтобы ты анализы сдал, ну а потом домой – лечиться дальше, если все нормально будет. Врач сказал, что если завтра тебе хуже станет, то все-таки придеться в больницу лечь, - произнес Ниимура, вставая с кровати.
-Вот еще, - недовольно пробурчал Таканори.
-Ладно тебе, не сердись. Я пока пойду, а ты отдохни, если нужен буду, сразу зови.
Тоору вышел из комнаты, оставляя Мацумото наедине со своими мыслями. Парень пытался уснуть, но это ему не удавалось. Температура поднималась, тело болело и ломило. Но одно не могло не радовать Таканори: в связи со своей внезапной болезнью, он не вспоминал об Акире и о своем пропавшем рюкзаке с кучей компромата внутри. Не то что бы Мацумото совсем не вспоминал Сузуки, просто старался не думать, считая, что так будет легче. Хватит ему одной головной боли.
Усталость и общая слабость брали свое, и Таканори постепенно начал засыпать, наконец найдя удобное положение в кровати. Он слышал, как в дверь вновь позвонили, но решив, что это пришла Саюри, парень не стал прислушиваться и продолжил сопеть в подушку.

Услышав звонок в дверь, Тоору взглянул на часы. Для приезда Саюри слишком рано. Тогда кто?
Открыв дверь, Ниимура удивленно поднял брови. На пороге стоял незнакомый парень, примерно ровесник Таканори. Его светлые крашеные волосы были покрыты серебристой пылью снежинок.
-И этот шапку не носит, - почему-то мелькнуло в голове мужчины.
Парень как-то смущенно опустил глаза и не решался начать разговор.
-Чем обязан? – нарушил молчание Тоору.
-Здравствуйте, вы Ниимура-сан? – подал голос парень.
-Да, это я, - мужчина уже начал догодываться, кто перед ним стоял.
-Меня зовут Акира Сузуки, я одноклассник Таканори.
-Так и знал, - не удержался Ниимура и хмыкнул, уже оценивающе смотря на парня.
-Ну ничего такой. Милый даже, - оглядев Акиру с ног до головы, подумал Тоору, а вслух сказал, - ну проходи, Акира Сузуки.
-Спасибо, - Акира зашел в квартиру, чувствуя себя неловко. Он сразу узнал Тоору. Слишком часто его лицо мелькало на рисунках Мацумуто. Но правда в жизни, Ниимура оказался еще более суровым и жестким, чем в своем нарисованном воплощении.
-Так что ты хотел, Акира? - Тоору сложил руки на груди.
Он не знал, слышит ли сейчас их разговор Мацумото, поэтому на всякий случай говорил тихо. Мало ли что хотел ему сказать Сузуки.
-Я это... – замялся Акира, расстегивая куртку, так как в помещении было слишком жарко. Снег на его волосах расстаял, и теперь светлые прядки покрывали маленькие блестящие капельки.
-Видел бы это Така, тут же побежал бы рисовать, а потом бы начал истерить, что нет краски, чтобы нарисовать капельки, - Ниимура смотрел на Акиру, а думал о Таканори. Эти мысли заставили его слегка улыбнуться, а Сузуки расценил эту легкую и, как ему показалось, снисходительную улыбку по-своему, от чего парню стало еще более неловко.
-Я рюкзак принес Таканори. Он его забыл в интернате.
-Спасибо, - протянув руку, Тоору забрал рюкзак и осторожно, словно это была великая ценность, поставил на полку. Он всегда трепетно относился к вещам Таканори.
-И я еще хотел, – Акира все-таки поднял голову и посмотрел на Тоору, - я хотел поговорить с Таканори, можно?
-Можно, но только он сейчас болеет. Сам понимаешь, не самое лучшее время для беседы, - улыбнулся Ниимура.
В глубине души, он очень не хотел, чтобы Сузуки виделся с Мацумото, которому итак сейчас несладко, но вслух этого решил не говорить. Не стоит Акире знать лишнюю информацию.
-Вот как, - задумчиво произнес Акира, - но может все-таки.
Парень вопросительно посмотрел на Тоору, думая о том, что будет очень обидно уехать ни с чем. Да и потом Акира сомневался в том, что у него хватит смелости, чтобы приехать для разговора еще раз, а ждать все праздники приезда Таканори в интернат было бы неправильно.
-Я спрошу его, - кивнул Ниимура, искренне надеясь, что Таканори откажется. Но Тоору знал, что каким бы ни было решение парня, он все равно его одобрит, даже если ему самому это будет не по нраву.

Оставив Акиру одного, Тоору пошел к Таканори. Осторожно приоткрыв дверь, мужчина увидел, что Мацумото сидит на кровати, теребя края своего одеяла и почему-то выглядит испуганным.
-Там что, Акира? Я голос его слышал, – спросил Мацумото шепотом.
-Да. Видеть тебя хочет. Сказал, что поговорить надо.
-Как он здесь оказался? - Таканори смотрел на Тоору так, будто бы подозревал, что это он дал Сузуки адрес.
-Нет. Точно нет. После всего, что мы сказали друг другу, - Мацумото покачал головой, - не стоит мне его видеть сейчас.
Ниимура облегченно выдохнул, но следующие слова Таканори заставили сердце дрогнуть.
-И потом, я же болею, не хочу, чтобы он заразился, - и парень как-то неуклюже встал с кровати, подходя к окну, - я не могу сейчас нормально мыслить, с высокой температурой-то. Наговорим опять всяких гадостей или опять морды набьем друг другу.
-Эй, а ну вернись в кровать. Тебе лежать надо, - подходя к Таканори, сказал Ниимура. Он не понимал, как можно переживать за того, кто тебя оскорбил. Неужели Акира действительно так сильно нравится, что ему прощается все?
-Скажи ему, чтобы пришел через пару дней, - словно не слыша слов мужчины, сказал Мацумото, - скажи ему, обязательно, слышишь? Я не хочу говорить с ним сейчас, не хочу. Но потом, - Таканори вцепился пальцами в подоконник, - потом я обязательно поговорю. Мне это просто необходимо.
-Он тебе рюкзак принес, кстати, - сказал Тоору и тяжело вздохнув, направился к двери. Мацумото обернулся и с волнением посмотрел ему вслед.
-Неужели там Акира? – спрашивал он сам себя, - неужели пришел, но зачем? Извиняться собрался, что ли?
Чувствуя, что вновь начинает волноваться, Таканори уставился в окно, надеясь хотя бы так увидеть Акиру. Не смотря на прошлые обиды, желание увидеть сейчас Сузуки было очень сильным.
-Только перестал думать о тебе, а ты сам заявился. Ну что ты за человек? Хочешь тебя забыть, а ты тут как тут, сам приходишь. Эх, Аки, дурак ты, а я еще больший...
Мацумото вновь глянул за окно, высматривая Сузуки, но так и не мог разглядеть его среди толпы на улице, да еще и с высоты восьмого этажа.
Вздохнув, Таканори направился к постели. Снова все болело, кружилась голова, опять кашель сдавливал горло, но это все показалось Мацумото мелочами по сравнению с тем, как сильно он стал ждать следующей встречи с Акирой, надеясь, что вскоре он поправится и сможет нормально поговорить.

-Така сказал, чтобы ты пришел через пару дней, когда он поправится.
Ниимура смотрел на Акиру и видел в нем виновника всех неприятностей Мацумото. Ему казалось, что только этот парень виноват в том, что Таканори стал таким нервным и переживал по любому поводу.
-Хорошо, но я вряд ли смогу приехать, - Акира заметно погрустнел.
-Ну, как знаешь, дело твоё, - Тоору уже открывал входную дверь, показывая тем самым, что не намерен больше разговаривать с Акирой.
-До свидания, - поклонился Сузуки и вышел за дверь.

Медленно спускаясь по лестнице, Акира все думал о том, почему Таканори не захотел его видеть. Неужели настолько сильно болеет, что даже говорить не в состоянии? А может, обиделся так сильно, что вообще не желает видеть и говорить, вспоминая последнюю, не самую приятную встречу.
Положив на ступени свою сумку, в которой до этого лежали вещи Таканори, Акира сел на нее и достал сигареты. Повернув голову, парень посмотрел в сторону квартиры Ниимуры, надеясь, что Таканори сейчас выйдет. Но никто не вышел, заставив Акиру в очередной раз вздыхать и напряженно думать.
-И почему меня так расстроила невозможность поговорить с ним? Раньше я не замечал за собой такого. Совесть заела? А где она была раньше, когда обзывал и гадости говорил, когда дрался с ним? - спрашивал сам себя парень, выдыхая прозрачные струи дыма, но внятного ответа в его голове так и не появилось.
 
KsinnДата: Четверг, 05.12.2013, 20:24 | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 19
-Это самые отвратительные каникулы в моей жизни, - подумал Акира, заходя в свою комнату.
Вот уже второй день после своей поездки он упрашивал директора отпустить его еще раз в город, но тот был непреклонен, говоря, что все поездки будут уже после праздников.
Сузуки был огорчен, услышав это, так как совершенно не хотел сидеть в четырех стенах и даже не знать, что происходит с Таканори, а звонить ему Акира по-прежнему не решался.
Не желая слышать веселую болтовню других воспитанников и уж тем более принимать участие в шумной подготовке к праздникам, парень сидел в своей комнате, читая книжки или просто уходил в парк, чтобы бродить по пустым аллеям до тех пор, пока руки и лицо не начнет покалывать от холода.
Сейчас Акира вернулся с очередной такой прогулки и завалился на кровать, не снимая одежды. Койю не было, лишь на его кровати были раскиданы его вещи. Видимо Такашима опять убежал в комнату к Широяме, пользуясь тем, что практически все ученики и учителя находились вечерами в зале, подготавливая его к празднику, а значит, им точно никто не мог помешать.
Акира фыркнул, вспоминая, как Койю каждый раз подолгу собирается к Юу, словно он действительно идет на свидание, а не просто к нему в комнату.
Сузуки вздохнул и закрыл глаза, пытаясь заснуть, но это ему не удавалось. Ему показалось, что будь сейчас рядом Таканори, было бы гораздо веселее. С ним всегда нашлась бы общая тема для разговора, да даже его рассуждения о красках было порой очень интересно слушать. С ним не чувствовалось этого тоскливого одиночества. Только сейчас Акира осознал, как сильно ему не хватает Мацумото. Даже поговорить не с кем было. Широяма и Койю были заняты только друг другом, Соноко вообще можно было не брать в расчет, а с остальными воспитанниками у Акиры как-то не сложилось изначально.
Теперь Сузуки как никогда хотел наладить уже привычные дружеские отношения с Таканори, но парень чувствовал, что сделать это будет очень сложно. Не то чтобы Мацумото был злопамятен или было трудно добиться его прощения, но помня, как они поругались в последнюю свою встречу, Акира уже и не надеялся на благоприятный исход предстоящего разговора.

Слоняясь по комнате без дела, Таканори все думал, почему же Акира не приехал снова. Забыл? Не захотел? Парень терзался этими вопросами, не зная, что думать. Но он помнил, как порой трудно было выбить у директора разрешение на поездки куда-либо, поэтому успокаивал себя тем, что Сузуки просто не разрешили.
-Значит, придется ждать, - Таканори сел за свой стол и достал папку с листами для рисования, - хотя ждать совсем не хочется, - добавил он чуть тише. Парень взял в руки карандаш и провел линию вдоль листа. Вздохнув, он тут же стер ее и нарисовал снова. В последнее время Таканори совсем не тянуло рисовать, что крайне огорчало его самого. Голова была занята мыслями об Акире и в таком состоянии делать что-либо, совсем не хотелось.
Каждый раз Таканори порывался позвонить Сузуки, но в самый последний момент останавливался, понимая, что такие вопросы по телефону не решаются.
Конечно же, Мацумото терзался еще и тем, что не может спокойно думать о своем друге. Если с утра Таканори верил в то, что его симпатия к Акире может чудесным образом пройти, то к вечеру, от этих мыслей не оставалось и следа. Подобно поднимающейся к ночи температуре в период тяжелой болезни, Мацумото мучился вечерами от своих неразделенных чувств, мечтая, что Сузуки все-таки передумает и ответит взаимностью. А с утра все повторялось вновь – Таканори говорил сам себе, что его устроит просто дружба и большего он и не хочет, но к вечеру сам же с трудом верил в свои слова.
-Можно к тебе? – за дверью послышался голос Тоору.
-Да, заходи, - Таканори сел на кровать и уставился на вошедшего в комнату Ниимуру.
-Не помешаю? – спросил мужчина, садясь рядом с Мацумото.
-Нет.
-Ты рисовал? – Ниимура кивнул в сторону разложенных на столе листов бумаги.
-Пытался. Акира больше не приезжал? – этот вопрос прозвучал неожиданно.
-Не приезжал. Неужели ты думаешь, что я бы не сказал тебе об этом? - Тоору усмехнулся, удивляясь тому, каким подозрительным был иногда Таканори.
-Я не то имел ввиду. Извини, - немного смутившись, Мацумото отвернулся. Он не хотел обидеть своими подозрениями Ниимуру, но все равно задал свой вопрос.
-Ты так хочешь его увидеть? – Тоору придвинулся ближе к парню и положил ему на спину свою руку.
-Скорее не увидеть, а поговорить. Мне кажется, он бы не приехал, если бы по-прежнему был зол на меня, - Таканори пожал плечами, чувствуя, что ладонь Тоору как-то слишком настойчиво гладит его лопатки.
-Понятно. Но зол должен быть ты, ведь это он тебя оскорбил.
-Это прозвучит странно, но я не могу на него сердиться. Если только совсем немного, да и то... – парень замолчал, вспоминая свою драку с Акирой. Это было неприятным воспоминанием. Не хотелось верить в то, что это действительно было.
Ниимура в очередной раз усмехнулся. После того, как он увидел Сузуки лично, появилось какое-то необъяснимое желание защитить Таканори от его общества. Это не была ревность, не было чувство собственности по отношению к Мацумото, скорее просто боязнь, что Таканори опять сделают больно, но перед этим вновь попытаются завоевать его доверие.
Тоору не верил, что Акиру мучает совесть, не верил, что тот хочет помириться и общаться как ни в чем не бывало. Трудно было понять, что Сузуки действительно переживает из-за случившегося.
Но Ниимура не говорил всего этого Таканори, боясь что парень неверно истолкует его слова. Но вопреки всем ожиданиям, Таканори вдруг сам завел эту тему.
-Тебе же не понравился Акира, правда? – спросил он, поворачивая свое лицо к Тоору.
-С чего ты взял? Это твое личное дело.
-Просто раньше ты говорил о нем, спрашивал меня, что-то советовал, а сейчас молчишь, словно его и не существует. Почему?
-Не придумывай, Така. Глупости говоришь, - Ниимура встал с кровати и направился к двери.
-Вот, опять уходишь. Как только я завел тему об Акире, ты снова ушел. Почему?
Мацумото нахмурился. Он не хотел верить в то, что Тоору, который во многом был для парня авторитетом, будет плохо думать о Сузуки.
-Спокойной ночи, Така, - Ниимура вышел за дверь.
-Ну куда же ты? Подожди! – Таканори вскочил с кровати и бросился вслед за мужчиной, - Тоору, ну почему ты ушел опять?
-Иди спать, - почему-то голос Ниимуры был недовольным.
-Объясни, почему ты вдруг так разговариваешь со мной? – Таканори вцепился в плечо Тоору, не отпуская.
-Потому что не хочу, чтобы ты питал ложные надежды. Акира не изменится. Уж поверь.
-Не поверю.
-Как знаешь. Мне все равно, - грубо бросил мужчина и ушел в свою комнату, оставив Таканори в полной растерянности.
Мацумото и сам не заметил, как его подбородок задрожал, а глаза предательски защипало. Сейчас он чувствовал себя так, будто бы это он нагрубил Тоору и поругался с ним. Хотя ничего такого не было. Парень очень боялся, что теперь Ниимура будет в нем разочарован и что самое неприятное, в душу закралось подозрение, что Тоору прав относительно Акиры. Впервые за последние дни, Мацумото усомнился в правильности своих размышлений.
Стоя посреди коридора, Таканори вытирал подступившие слезы, не зная, что ему делать. С одной стороны, хотелось вернуться к себе и продолжить думать о том, что он скажет Сузуки при личной встрече, а с другой – хотелось прийти к Тоору и объяснить, что тот не прав, что не стоит плохо говорить о том, кто нравится Таканори.
Постояв еще немного, Мацумото направился в комнату Ниимуры.
Осторожно приоткрыв дверь, Таканори зашел внутрь. В комнате было темно, и Тоору уже лег в кровать.
-Ты спишь? – робко спросил Таканори.
-Уже нет. Ты что-то хотел? – мужчина и сам не понимал, за что вдруг так сердит на парня. Но говорить с ним спокойно совершенно не хотелось. Раздражало то, что этот наивный мальчик отказывается понимать, что его ненаглядный Акира не может измениться за такой короткий срок и что не стоит верить его словам и надеяться на что-то.
-Прости меня, пожалуйста. Я не хотел тебя расстраивать, - тихо сказал Таканори, хотя сам он не понимал, что же он такого сделал и сказал, и почему Ниимура вдруг на него ополчился.
-Я не сержусь. Иди спать, - Тоору понимал, что сейчас ему просто надо успокоиться, и на утро он уже опять будет в нормальном настроении.
-Ну я же вижу. Это что, из-за Акиры? – Таканори направился в сторону кровати, совершенно не осознавая, что сейчас совершает большую ошибку.
Почувствовав, как рядом с ним прилег Мацумото, Ниимура выдохнул и закрыл глаза.
-Только не сейчас, Така. Ну уйди уже, наконец, - мысленно взмолился мужчина, - уйди же!
Но парень будто специально придвинулся еще ближе, положил свою ладонь на грудь Тоору и мягко провел по ней ладонью.
-Не сердись на меня, ну пожалуйста. Я же не виноват, что он мне так нравится. Не виноват же, правда?
-Нет, не виноват, - прошептал Тоору и тут же резко развернулся лицом к Таканори, схватив парня за плечи. Мацумото испуганно охнул и дернулся из стальной хватки. Вдруг стало немного страшно.
-Тоору, ты чего? – Таканори попытался улыбнуться и попятился назад, но руки мужчины слишком крепко держали его. Почувствовав осторожный поцелуй на своей шее, Мацумото вздрогнул и вновь попытался оттолкнуть Тоору.
-Не бойся, - Ниимура скользил губами по тонкой шейке Таканори, понимая, что сегодня он не намерен останавливать себя.
Мацумото прикрыл глаза, ругаясь на самого себя за то, что начал поддаваться на эти откровенные поцелуи. Он слишком долго хотел этого, слишком долго мечтал, а получил уже тогда, когда уже стало не нужно. Но тем не менее, снова ощущать на себе жаркие прикосновения рук и губ было очень приятно. Это было запретное и очень сладкое удовольствие. Таканори позволил себе отдаться этим ощущениям, в очередной раз пожалев о том, что это происходит слишком поздно. Он чувствовал, как Ниимура медленно освобождает его от одежды, а затем покрывает поцелуями его плечи и грудь.
Снова вспомнился Акира, снова захотелось его увидеть, и Таканори не имея сил сопротивляться своим мыслям, стал представлять на месте Ниимуры Сузуки. Парень закрыл глаза, словно боялся, что Тоору увидит в них этот обман. Но мужчина и сам понимал, что парень скорее всего очень далеко сейчас в своих мыслях.
Таканори настолько погрузился в свои запретные мечты, настолько утонул в горячих поцелуях, что резкая боль стала неожиданной. Даже не смотря на то, что Ниимура действовал очень аккуратно и касался парня всего лишь пальцами, Мацумото уже не хотел продолжения. Но отступать было поздно. Хотелось свести ноги вместе, закрыться, отвернуться, а лучше вообще убежать, но мужчина крепко удерживал Таканори, не давая тому дергаться и мучительно долго подготавливал его, хотя самому было очень трудно сдерживаться.
Таканори сжимал зубы, чтобы не кричать, но у него это не получалось. Тело не реагировало на успокаивающие поцелуи Тоору, не расслаблялось, не хотело принимать в себя.
-Тоору, мне больно, - простонал парень, когда мужчина начал осторожно входить в него.
-Прости. Сейчас, - Ниимура зажмурился, удерживая себя от желания толкнуться сильнее в зажатое тело. Он довольно-таки хорошо подготовил Таканори, но тому все равно было больно. Мацумото тяжело дышал и царапал ногтями плечи Ниимуры, пытаясь его столкнуть с себя.
По лицу Мацумото потекли слезы, когда Тоору все-таки стал двигаться. Он не хотел, чтобы Таканори так мучился, но остановиться было уже невозможно.
-Тише, потерпи, немного потерпи, - шептал Ниимура.
Таканори не ожидал, что ему будет настолько неприятно и плохо. Ни намека на удовольствие и возбуждение, лишь жгучая боль, тяжесть во всем теле и желание поскорее закончить со всем этим.
Когда Ниимура был уже на пределе, входя слишком резко, Таканори думал, что просто умрет. Он мысленно пообещал себе больше не заниматься сексом с мужчинами, потому что еще раз такого он просто не перенесет.
Похоже, что ни Тоору ни Мацумото не были удовлетворены. Ниимура получил желаемое лишь на физическом уровне, но даже долгожданный оргазм, был каким-то неярким, из-за того, что Таканори все время всхлипывал и стонал от боли. Ну а сам Мацумото вообще чувствовал себя разбитым.
-Прости, малыш. Я не хотел, чтобы это было так. Прости, - Тоору прижал к себе парня, целуя его и обнимая, пытаясь успокоить.
-Я сам виноват. Я же всегда хотел этого, - Мацумото обнял Тоору в ответ, понимая, что этот мужчина всегда будет для него лишь другом, но никак не любовником. Даже тело противилось этому контакту.
-Этого больше не повторится, - Тоору гладил Таканори по голове, ругая себя за слабохарактерность.
-Я бы хотел, чтобы это было так, не нужно нам с тобой переходить черту. Не нужно.
-Этого больше не будет, - вновь повторил Тоору, - не переживай.
-Спасибо.
Мацумото был очень подавлен. Его расстроило то, что его ожидания не оправдались, что в очередной раз он ошибся, поверив своим мечтам.
-Неужели Тоору прав, и Акира тоже не изменится, и зря я на что-то надеюсь? - вдруг спросил себя парень.
Он лежал, напряженно вглядываясь в темноту, слушая как постепенно выравнивается дыхание Ниимуры.
-Я должен это выяснить как можно скорее, иначе с ума сойду.
Таканори встал с кровати, морщась от сильной боли и, убедившись, что Тоору уже спит, тихо вышел за дверь.
Одевшись в своей комнате, Таканори посмотрел на часы.
-Половина двенадцатого. Ну что же. Придеться тебя разбудить, Аки.
Взяв деньги, Мацумото быстро нацарапал записку Тоору и вышел из квартиры.
Таксист был удивлен, когда увидел совсем юного парня, садящегося к нему в машину, но услышав куда надо ехать, понимающе кивнул.
Всю дорогу до интерната, Таканори клонило в сон, чему он не мог не радоваться. Думать сейчас о том, что он скажет Акире, было просто невозможным, да еще и тело болело, напоминая об очередной совершенной ошибке.
Объяснять охраннику, зачем Таканори приехал в такое позднее время было очень сложно. Но не впустить парня, тот не имел права. Поэтому пробормотав что-то о безответственности молодежи, мужчина все-таки впустил Мацумото.
Переступив порог интерната, Таканори вдруг стал нервничать. Но страх проигрывал желанию убедиться в том, что все его переживания напрасны и что именно в случае с Акирой, Мацумото не ошибется.
Поднимаясь по лестнице, Таканори чувствовал, как его сердце просто заходится от волнения. Сейчас парень уже сомневался, что вообще сможет нормально говорить и не будет тупо молчать, смотря на Акиру влюбленными глазами.
Уткнувшись лбом в дверь комнаты Сузуки, парень тяжело вздохнул и робко постучал.
Открыли на удивление быстро.
-Таканори? – Акира уставился на Мацумото, не веря своим глазам. Ведь буквально последние пару часов он думал только о нем.
-Привет. Можно войти? – и не дожидаясь разрешения, Таканори прошел в комнату.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Забытые (NC-17 - [the GazettE, Dir en Grey, D=OUT])
Страница 1 из 212»
Поиск:

Хостинг от uCoz